Литература Общая Жизнь растений. В 6 т. Том Грибы. Том Водоросли. Лишайники. М.: Просвещение, 1976, 1977. Курс низших растений / Великанов Л. Л., Гарибова Л. В., Горбунова Н. П. и др icon

Литература Общая Жизнь растений. В 6 т. Том Грибы. Том Водоросли. Лишайники. М.: Просвещение, 1976, 1977. Курс низших растений / Великанов Л. Л., Гарибова Л. В., Горбунова Н. П. и др


Смотрите также:
Kirgizistan-tüRKİye manas üNİversitesi ders biLGİ formu...
Лекция 11 Тема: Высшие растения. Происхождение высших наземных растений. Отдел Моховидные...
Программа вступительных испытаний по биологии I. Растения. Бактерии. Грибы и Лишайники...
Задачи: Сформировать представление о многообразии царства растений; ввести понятие о ботанике...
Лекция №8 Введение в систематику. Низшие растения. Водоросли...
Уроки и мероприятия...
Тема «Мир растений»...
Synechocystis Sauv в планктоне озера Байкал // Новости ситематики низших растений. Л: Наука...
С. Д. Терешкина Московский государственный университет...
Программа по физиологии растений (10 класс) Преподаватель: Садовниченко Юрий Александрович...
Урок по теме: «Вегетативное размножение растений»...
I. Водоросли и их отличие от других растений...



Загрузка...
скачать
Лекции: Лихенология

Литература



Общая
  1. Жизнь растений. В 6 т. Том 2. Грибы. Том 3. Водоросли. Лишайники. – М.: Просвещение, 1976, 1977.


  2. Курс низших растений / Великанов Л.Л., Гарибова Л.В., Горбунова Н.П. и др.; Под ред. М.В. Горленко. –М.: Высшая школа, 1981.

  3. Солдатенкова Ю. П. Малый практикум по ботанике. Лишайники / Ю. П. Солдатенкова. – М., 1977. – 124 с.


Лекция 1. Введение


Лихенология – наука о лишайниках. Лишайники представляют собой ассоциацию между грибом, обычно аскомицетом, но в некоторых случаях базидиомицетом, и одним (или более) фотосинтезирующим партнером – зеленой водорослью, или цианобактерией. Общее число лишайников в мире оценивается от 13 500 до 26 000 видов. Они не образуют отдельной систематической группы и в эволюционном смысле полифилетичны.

Лихенофлора КБР изучена.

Разнообразие природных условий КБР, обилие экотопов с уникальными климатическими характеристиками объясняет участие в сложении лихенофлоры региона редких и реликтовых видов лишайников, сохранившихся с доледниковой эпохи. Лишайниковые организмы оказались перспективными для оценки степени загрязнения атмосферной среды – они не выносят наличия в атмосфере серосодержащих газов. В последние десятилетия развилась отдельная отрасль биоиндикации – лихеноиндикация, разработаны методики проведения индикационных исследований. В предлагаемом учебно-методическом пособии собраны воедино современные сведения о биологии, географии и систематике лишайников, приведены также самые общие данные о методах лихеноиндикации, представлен краткий обзор лихенофлоры региона. Основными источниками информации послужили академические труды крупнейших отечественных и зарубежных лихенологов: А. Н. Окснера (1974); Н. С. Голубковой (1983); А. В. Домбровской (1996); Л. Г. Бязрова (2002); Т. В. Макрый (1990); Н. В. Седельниковой (2001); Г. П. Урбанавичюса (2000); O. E. Eriksson, D. L . Hawksworth (1998) и др.

Долгое время лишайники были загадкой для ученых. Вплоть до 70-х гг. XIX в. их относили к самостоятельному отделу зеленых споровых растений. Полагая, что зеленые клетки образуются из бесцветных гиф гриба, представляя собой ассимиляционный ап-парат, как и хлорофиллоносные клетки любого зеленого растения. Лишь в 1867 г. немецкий ученый Симон Швенденер открыл двойственную природу лишайников, и это открытие было «наиболее поразительным и неожиданным открытием биологической

науки».

Природа лишайникового организма и в наше время широко обсуждается в научной и популярной литературе, однако еще многое остается неясным, поэтому общепринятой трактовки термина «лишайник» до сих пор нет. Наиболее полно отражает современное понимание лишайниковых организмов определение: «Лишайник – это ассоциация между грибом – микобионтом и одним (или более) фотосинтезирующим партнером – зеленой водорослью или цианобактерией – фотобионтом». Тело лишайника принято называть слоевищем или талломом. Лишайники можно видеть на почве, стволах и ветвях деревьев, на камнях; иногда они сплошь покрывают эти субстраты. Обычно слоевище развивается на поверхности субстрата; реже оно частично или полностью погружено в субстрат, на поверхности которого в таком случае заметны только плодовые тела. Каждый таллом лишайника предстает перед нами как отдельный организм, хотя фактически такой таллом представляет собой морфологическое выражение взаимодействия двух, а то и трех организмов из разных царств органического мира (грибов, зеленых водорослей, цианобактерий). Каждому виду лишайников, за редким исключением, соответствует определенный вид водоросли, что является одним из признаков при определении лишай-

ников. С позиций генетики и эволюции лишайники, конечно, нельзя рассматривать как индивиды. Вероятно, следует согласиться с мнением, что фактически отдельное слоевище лишайника представляет собой миниатюрную экосистему. Водоросли и цианобактерии при высвобождении из слоевища лишайника могут далее развиваться как самостоятельные организмы, тогда как грибной компонент вне лишайниковой ассоциации живет очень непродолжительное время.


^ Лекция 2. Морфология и анитомя лишайников.

В отличие от растений, тело лишайника, которое называется слоевищем, либо талломом, на корень, стебель и листья не расчленено. По внешнему строению лишайники разделяются на три группы. Если слоевища плотно прилегают к субстрату в виде зернистого либо пылистого налета или в виде чешуек и корочек разной формы, то такие лишайники называются накипными. Если слоевища лишайников имеют вид более или менее расчлененных пластинок (лопастей), они называются листоватыми. Наконец, лишайники, которые имеют кустистое слоевище, состоящее из прямостоячих в разной степени разветвленных столбиков (подециев), называются кустистыми. Не имея корней, лишайники довольно крепко прикрепляются к субстрату особыми выростами, расположенными на нижней стороне таллома.

Изучение срезов лишайников под микроскопом показывает, что внутреннее строение этих организмов неодинаково. Наиболее примитивно устроены некоторые накипные лишайники, у которых клетки водорослей равномерно распределены среди нитей гриба (гифами) по всему слоевищу, как показано на рисунке. Эти лишайники называются гомеомерными.

   

Талломы более высокоорганизованных лишайников имеют несколько различных слоев клеток, каждый из которых осуществляет определенную функцию. Такие лишайники называют гетеромерными. Снаружи находится защитный коровой слой, состоящий из плотного сплетения грибных гиф и часто окрашенный в серый, коричневый, бурый, желтый, оранжевый и другие цвета. Под верхним коровым слоем размещается слой водорослей. Здесь размещены водорослевые клетки, окруженные тонкими грибными гифами. Чаще всего зона водорослей очень тонка, и поэтому все водоросли равномерно освещаются солнцем через коровой слой. Ниже слоя водорослей лежит сердцевина. Это наиболее толстый слой, определяющий толщину всего лишайникового таллома. Бесцветные грибные тифы сердцевины лежат рыхло, так что между ними остается воздушное пространство. Это обеспечивает свободный доступ внутрь слоевища углекислого газа и кислорода, которые нужны лишайнику для фотосинтеза и дыхания. Снизу таллом, обычно, защищен нижним коровым слоем.

Некоторые ученые проводили аналогию между слоевищем листоватых лишайников и листовой пластинкой высших растений. Тесно прилегающие друг к другу грибные гифы корового слоя лишайника напоминают кожицу листа, также выполняющую защитную функцию. Зону водорослей можно сравнить с той тканью листа, где располагаются хлорофиллоносные зеленые клетки и где совершается фотосинтез. Наконец, рыхлая сердцевина слоевища листоватых лишайников сходна с губчатой тканью листа, имеющей воздушные полости. Однако это сходство лишь внешнее, и его причины связаны с аналогичностью функций, которые выполняют части слоевища и лист.

У некоторых лишайников на слоевище либо внутри него располагаются особые образования - цефалодии, представляющие собой ассоциацию гриба и синезеленой водоросли. Само слоевище таких лишайников как правило содержит зеленую водоросль. Таким образом, эти лишайники - уже не двух-, а трехкомпонентные организмы: в их состав входят зеленая и синезеленая водоросли, а также гриб. Водорослевый компонент лишайника называется фотобионтом, грибной - микобионтом. Следует предупредить, что термин "фотобионт" появился в литературе о лишайниках сравнительно недавно. Раньше водоросли лишайникового слоевища называли фикобионтом, что в переводе с латинского означает "водорослевый житель", но после того как ученые стали относить синезеленые водоросли к цианобактериям, лихенологи сочли, что более точным будет название "фотобионт", т.е. фотосинтезирующий участник симбиоза.

Лишайники, растущие вблизи источников атмосферного загрязнения, если не исчезают совсем, то чаще всего утрачивают свой нарядный, привлекательный вид. На краях лопастей появляется беловатый налет, уменьшается размер слоевищ. На грибных грифах в изобилии появляются бактерии, клетки водорослей уменьшаются в размере, а иногда совсем погибают; бывает, что разрушается весь водорослевый слой таллома. Одним словом, лишайники выглядят больными.

Лишайники могут оказать ученым неоценимую услугу как индикаторы загрязнения среды. Еще в 1866 году известный лихенолог В. Нюландер заметил, что в Люксембургском саду Парижа вследствие появления дыма и газов исчезают некоторые виды лишайников. Этим наблюдениям не придавали большого значения, пока развитие промышленности не стало катастрофически сказываться на состоянии лишайников в индустриальных районах. В 1926 году шведский ученый Р. Сернандер опубликовал данные своих лихенологических исследований в Стокгольме. По наличию лишайников он разделил город на три зоны. Центр города с железнодорожными станциями, фабриками и заводами получил название "лишайниковая пустыня" из-за абсолютного отсутствия этих организмов. Вокруг бесплодной зоны лишайниковая флора была бедной, на стволах деревьев и камнях встречались лишь единичные экземпляры. Эта часть города получила название "зона борьбы". Еще дальше, на окраинах, располагалась "нормальная зона" с обычным "набором" лишайников. Лихенологи Н.С. Голубкова и Н.В. Малышева проследили изменение лишайниковой флоры города Казани почти за 100 лет - с 1883 по 1976 год. Сравнив данные за 1976 год с данными за 1913 год, они обнаружили, что по мере развития городского транспорта, промышленности и других видов антропогенного воздействия исчезло 49 видов лишайников. Многочисленные наблюдения в районах промышленных объектов в разных странах показали прямую зависимость между загрязнением атмосферы и уменьшением количества определенных видов лишайников. Были составлены специальные шкалы, отражающие эту зависимость. Пользуясь одной из таких шкал, 15000 английских школьников всего за один 1971 год исследовали распространение лишайников на всей территории Великобритании и сделали карту загрязненности атмосферы.


^ Лекция 3. Симбиоз гриба и водоросли

Попытки разделить лишайник на гриб и водоросль делались давно, но чаще всего заканчивались неудачей: даже если соблюдались условия стерильности, не всегда была уверенность, что полученная культура - именно лишайниковый симбионт, а не внутренний паразит лишайника. Кроме того, опыты, обычно, не удавалось повторить, а ведь воспроизводимость - одно из главных требований, предъявляемых к эксперименту. Но вот в середине XX века была разработана стандартная методика и изолировано несколько десятков лишайниковых грибов (микобионтов) и лишайниковых водорослей (фотобионтов). Большая заслуга в этой работе принадлежит американскому ученому В. Ахмаджяну. Микобионт лишайника чаще всего получали так. Со слоевища срезают плодовые тела - апотеции, внутри которых располагаются споры, и прикрепляют их с помощью вазелина к верхней крышке чашки Петри. Когда апотеции подсыхают, споры из них выпадают на дно чашки, где разлит тонкий слой желатиноподобного вещества агара (обычно это происходит не позднее чем через сутки). Далее, во избежание загрязнения, крышку с апотециями заменяют чистой. Споры на агаре начинают прорастать не сразу: у одних лишайников через сутки, у других - только через пять недель. Для прорастания спор некоторых видов лишайников в таких условиях требуется добавка витамина B1 и других веществ. Проросшие споры помещают в пробирки с питательной средой. За несколько недель (а иногда и месяцев) микобионты становятся видны невооруженным глазом. Они имеют форму компактных плотных комочков и разнообразны по цвету и размеру. Под микроскопом видно, что они состоят из мицелия (сплетения грибных гиф) и не имеют клеточной дифференциации, которая свойственна лишайниковому слоевищу. В. Ахмаджян предположил, что большая плотность этих колоний связана с самопаразитизмом микобионта: он обнаружил проникновение одних гиф внутрь других и объяснил это явление "привычкой" гриба в симбиотическом состоянии иногда проникать внутрь клетки водоросли. Выделение изолированного фотобионта - также трудоемкий и продолжительный процесс, требующий большой аккуратности и сноровки. Из растертого в кашицу лишайникового таллома микропипеткой извлекают одну водорослевую клетку с прилипшим к ней кусочком гифы, чтобы была уверенность, что это именно лишайниковая, а не посторонняя водоросль. Клетку несколько раз промывают, перенося из одной капли стерильной воды в другую, а потом помещают в органическую питательную среду. Через две-шесть недель колония водорослей становится видимой. В лабораториях, в стерильных пробирках и колбах с питательной средой поселились изолированные симбионты лишайников. Имея в распоряжении чистые культуры лишайниковых партнеров, ученые решились на самый дерзкий шаг - синтез лишайника в лабораторных условиях. Первая удача на этом поприще принадлежит Е. Томасу, который в 1939 году в Швейцарии получил из мико- и фотобионтов лишайник кладония крыночковидная с хорошо различимыми плодовыми телами. В отличие от предыдущих исследователей, Томас выполнял синтез в стерильных условиях, что внушает доверие к полученному им результату. К сожалению, его попытки повторить синтез в 800 других опытах не удались. Любимый объект исследования В. Ахмаджяна, принесший ему всемирную славу в области лишайникового синтеза, - кладония гребешковая. Этот лишайник широко распространен в Северной Америке и получил простонародное название "британские солдаты": его ярко-красные плодовые тела напоминают алые мундиры английских солдат времен войны североамериканских колоний за независимость. Небольшие комочки изолированного микобионта кладонии гребешковой смешивали с фотобионтом, извлеченным из того же лишайника. Смесь помещали на узкие слюдяные пластинки, пропитанные минеральным питательным раствором и закрепленные в закрытых колбах. Внутри колб поддерживали строго контролируемые условия влажности, температуры и освещенности. Важным условием эксперимента было минимальное количество питательных веществ в среде. Как же вели себя лишайниковые партнеры в непосредственной близости друг к другу? Клетки водоросли выделяли особое вещество, которое "приклеивало" к ним гифы гриба, и гифы сразу начинали активно оплетать зеленые клетки. Группы водорослевых клеток скреплялись ветвящимися гифами в первичные чешуйки. Следующим этапом было дальнейшее развитие утолщенных гиф поверх чешуек и выделение ими внеклеточного материала, а в результате - образование верхнего корового слоя. Еще позже дифференцировались водорослевый слой и сердцевина, совсем как в слоевище природного лишайника. Эти опыты были многократно воспроизведены в лаборатории Ахмаджяна и всякий раз приводили к появлению первичного лишайникового слоевища. Казалось бы, разгадана одна из главных загадок лишайника: как лишайник образуется из своих составных частей. Но из дальнейших опытов выяснилось, что все не так-то просто. Гриб, выделенный из кладонии гребешковой, помещали рядом с водорослями других лишайников. Среди них были зеленые и синезеленые фотобионты, изолированные из лишайников, а также свободноживущие водоросли, не встречающиеся в лишайниковом симбиозе. Выяснилось, что грибные гифы делают "первые шаги знакомства" одинаково, т.е. оплетают все водоросли и даже простые стеклянные шарики диаметром 10-15 мкм! Но следующие этапы "лихенизации" водорослей происходили уже по-разному, в зависимости от водорослевого партнера. Семнадцать водорослей, среди которых были и симбиотические и свободноживущие, оказались несовместимыми с микобионтом кладонии гребешковой. Гриб паразитировал на них, т.е. питался их телом, и клетки быстро разрушались. Синтез не получался. С водорослью же требуксия итальянская, изолированной из лишайника ксантория настенная, и со свободноживущей водорослью фридманния израильская микобионт образовал первичные чешуйки, т.е. остановился на первом этапе формирования слоевища. И, наконец, с четырьмя фотобионтами, выделенными из разных лишайников и принадлежащими к роду требуксия, гриб кладонии гребешковой образовал точно такое же слоевище, как со своим "родным" фотобионтом требуксия замечательная, с которым всегда сожительствует в природном лишайнике. Позже в той же лаборатории провели синтез другого лишайника, уснеи щетинистой, и отмечали такие же тенденции. Гифы микобионта с одинаковым успехом начинали оплетать не только клетки своей (симбиотической) водоросли, но и требуксии замечательной, характерной для других видов лишайников. Но если своя, родная водоросль выглядела между грибными нитями здоровой и зеленой и само слоевище уже через пять месяцев напоминало уснею, то чужеродные водоросли в окружении микобионта были бледными, желто-зелеными, да и слоевище не имело характерного для этого лишайника нитчатого строения. По-видимому, лишайниковый гриб на первых этапах лихенизации не очень разборчив в отношении водорослевого партнера. Судьба будущего симбиоза целиком зависит от водоросли: если она сможет противостоять агрессии гиф - возникнет лишайниковое слоевище, если же гриб будет паразитировать, то клетки водоросли разрушатся и симбиоз не состоится. Ясно, что решающее значение имеют генетические особенности партнеров. Недаром самый удачный синтез получился между микобионтом кладонии гребешковой и водорослями рода требуксия, именно того рода, к которому принадлежит фотобионт данного лишайника.

Опыты по искусственному синтезу лишайников дали В. Ахмаджяну основание назвать взаимоотношения симбионтов контролируемым паразитизмом. Действительно, гриб получал органические вещества от фотосинтезирующей зеленой водоросли, так как в условиях стерильного опыта другого их источника у него не было. Однако такое "нахлебничество" должно быть ограниченным: стоит грибу "усилить свой аппетит", начать питаться телом самой водоросли - и водоросль разрушится, а вместе с ней погибнет и весь симбиотический организм. В 40-е годы XX века немецкий ученый Ф. Тоблер обнаружил, что для прорастания спор ксантории настенной требуются добавки стимулирующих веществ: экстрактов из древесной коры, водорослей, плодов сливы, некоторых витаминов или других соединений. Было сделано предположение, что в природе прорастание некоторых грибов стимулируется веществами, поступающими из водоросли. Примечательно, что для возникновения симбиотических отношений оба партнера должны получать умеренное и даже скудное питание, ограниченные влажность и освещение. Оптимальные условия существования гриба и водоросли отнюдь не стимулируют их воссоединение. Более того, известны случаи, когда обильное питание (например, при искусственном удобрении) вило к быстрому росту водорослей в слоевище, нарушению связи между симбионтами и гибели лишайника. Если рассматривать срезы лишайникового слоевища под микроскопом, видно, что чаще всего водоросль просто соседствует с грибными гифами. Иногда гифы тесно прижимаются к водорослевым клеткам. Наконец, грибные гифы либо их ответвления могут более или менее глубоко проникать внутрь водоросли. Эти выросты называются гаусториями. Совместное существование накладывает отпечаток и на строение обоих лишайниковых симбионтов. Так, если свободноживущие синезеленые водоросли родов носток, сцитонема и других образуют длинные, иногда ветвящиеся нити, то у тех же водорослей в симбиозе нити либо скручены в плотные клубочки, либо укорочены до единичных клеток. Кроме того, у свободноживущих и лихенизированных синезеленых водорослей отмечают различия в размерах и расположении клеточных структур. Зеленые водоросли также изменяются в симбиотическом состоянии. Это, в первую очередь, касается их размножения. Многие из зеленых водорослей, живя "на свободе", размножаются подвижными тонкостенными клеточками - зооспорами. В слоевище зооспоры, обычно, не образуются. Вместо них появляются апланоспоры - относительно маленькие клетки с толстыми стенками, хорошо приспособленные к засушливым условиям. Из клеточных структур зеленых фотобионтов наибольшим изменениям подвергается оболочка. Она тоньше, чем у тех же водорослей "на воле", и имеет ряд биохимических различий. Очень часто внутри симбиотических клеток наблюдают жироподобные зернышки, которые после изъятия водоросли из слоевища исчезают. Говоря о причинах этих различий, можно предположить, что они связаны с каким-то химическим воздействием грибного соседа водоросли. Сам микобионт также испытывает воздействие водорослевого партнера. Плотные комочки изолированных микобионтов, состоящие из тесно переплетенных гиф, внешне совсем не похожи на лихенизированные грибы. Внутреннее строение гиф тоже различно. Клеточные стенки гиф в симбиотическом состоянии значительно тоньше. Итак, жизнь в симбиозе побуждает водоросль и гриб менять свой внешний облик и внутреннее строение. Что же получают сожители друг от друга, какую пользу извлекают из совместного существования? Водоросль снабжает гриб, своего соседа по лишайниковому симбиозу, углеводами, полученными в процессе фотосинтеза. Водоросль, синтезировав тот или иной углевод, быстро и почти целиком отдает его своему грибному "сожителю". Гриб получает от водоросли не только углеводы. Если синезеленый фотобионт фиксирует атмосферный азот, существует быстрый и устойчивый отток образовавшегося аммония к грибному соседу водоросли. Водоросль же, очевидно, просто получает возможность широко расселяться по Земле. По словам Д. Смита, "наиболее частая у лишайников водоросль, требуксия, очень редко живет вне лишайника. Внутри же лишайника она распространена, пожалуй, шире, чем любой род свободноживущих водорослей. Цена за занятие этой ниши - снабжение гриба-хозяина углеводами".


^ Лекция 4. Распространение лишайников

На вопрос, как и когда возникли на Земле лишайники, ответить очень трудно. Предполагают, что эти симбиотические организмы существуют на Земле не менее 200 миллионов лет. Одно можно сказать определенно: они появились на Земле позже, чем свободноживущие грибы и водоросли. Что могло послужить толчком к возникновению симбиотических отношений между водорослью и грибом? Нельзя не признать, что организмы, способные синтезировать органическое вещество из углекислого газа и воды (автотрофы), имеют и всегда имели огромное преимущество перед теми организмами, которые лишены такой способности (гетеротрофами). Бесхлорофильные организмы, в частности грибы, могут питаться только тем, что "приготовили" им автотрофы в процессе фотосинтеза, да еще минеральными солями. Грибы либо паразитируют на живых зеленых растениях, питаясь их соками, либо используют продукты их жизнедеятельности и отмершие остатки (такой способ питания называется сапрофитным). Можно представить себе, что лишайники возникли из случайных ассоциаций грибных гиф и водорослей, которые затем все больше и больше приспосабливались друг к другу. Возможно, на первых порах гриб паразитировал на водоросли и убивал ее, но это в конечном итоге вело к гибели самого гриба. Выживали же другие ассоциации, где "коварный" гриб сумел так изменить физиологию водоросли, что она стала отдавать своему партнеру большую часть синтезированного органического вещества. Наконец, симбиоз из случайного превратился в обязательный, когда гриб и водоросль могут жить только вместе и возврат к свободному существованию приведет их к гибели. Но не у всех лишайников симбиотические отношения достигли одинаково высокого уровня. Размножение лишайников осуществляется различными путями. Самым простым способом является перенос обломков слоевища ветром, водой или животными на другие места, где они затем приживаются и дают новые колонии. Особыми, характерными для лишайников приспособлениями для размножения являются соредии и изидии. Соредии представляют собой одну или несколько клеток водоросли, тесно оплетенных грибными гифами; располагаются они в местах разрывов корки или вследствие ее недоразвития покрывают всю поверхность слоевища; они часто образуют компактные скопления, называемые соралями. Изидии - это простые или разветвленные выросты, покрытые снаружи коркой из грибных гиф, а внутри содержащие водоросли. Изидии легко обламываются и так же, как соредии, переносятся на новые места, где и дают начало новым организмам. Кроме этого, лишайники размножаются еще с помощью спор. Споры образуются в плодовых телах. Как сами плодовые тела, так и споры являются чисто грибными образованиями, и с помощью спор размножается только грибной компонент. В этом случае лишайник развивается только в том случае, если спора встречает на месте своего прорастания соответствующую водоросль. Некоторое исключение из общего правила представляют так называемые гимениальные гонидии, являющиеся обычными, более мелкими лишайниковыми водорослями, свойственными данному лишайнику, проникшими в плодовые тела на ранних стадиях его развития и размножившиеся там; они рассеиваются вместе со спорами. В процессе роста накипные и листоватые лишайники равномерно увеличиваются по краям, образуя округлые слоевища. Кустистые виды лишайников постоянно растут верхушками в длину, в то время как нижние части подециев постепенно отмирают. Существуют различные методы, позволяющие определить скорость роста лишайника. Можно ежегодно измерять радиус слоевища, можно приложить к лишайнику кусок кальки или прозрачную пластинку и нанести на нее его контуры, а через год снова наложить ту же пластинку и посмотреть, насколько увеличилось растение. Наиболее точный метод - проведение фотосъемки участка, покрытого лишайниками, через определенные интервалы времени. Иногда бывает полезно воспользоваться и косвенным методом. Дело в том, что лишайники часто селятся на оградах, крышах и стенах многих старинных зданий, на опорах мостов, могильных камнях и памятниках. Зная дату постройки этих объектов и определив размеры слоевищ, можно ориентировочно узнать скорость роста каждого вида растений. Возраст лишайников-эпифитов часто определяют по годичным кольцам ветвей дерева-хозяина.



Используют и обратный расчет: зная скорость роста и размеры лишайников, определяют возраст объекта, на котором они растут. Этот метод получил название лихенометрии. Например, лишайники помогли разгадать одну из тайн моаи - гигантских статуй на острове Пасхи, высеченных из вулканической породы древними ваятелями. Возраст этих истуканов долго не удавалось определить. Сравнивая фотографии моаи, сделанные с промежутком в 47 лет, заметили, что лишайники, покрывающие их, за это время выросли. Рассчитали их годовой прирост, а затем и возраст. Оказалось, что лишайникам от 380 до 850 лет, а значит, и статуям не меньше. Результаты экстраполяции возраста лишайников на возраст некоторых горных пород могут быть использованы и в геологии. Так, с помощью лишайника ризокарпон географический вычислен возраст ледниковых морен в Канаде и Гренландии, составляющий более 1000 лет. Лихенолог Ю.Л. Мартин провел датировку горных пород на Полярном Урале и на острове Западный Шпицберген. Основателем лихенометрии по праву считается канадский ученый Р. Бешель. Лихенометрические расчеты проводятся с поправкой на различия в скорости роста лишайников в процесс их жизни: в большинстве случаев у молодых лишайников слоевище увеличивается быстро, с ускорением, затем следует продолжительный период постоянного небольшого прироста слоевища, который происходит с одинаковой скоростью. В неблагоприятных условиях среды период быстрого роста может совсем отсутствовать. Скорость роста измерена для целого ряда лишайников. Как и следовало ожидать, она очень отличается у разных видов. Например, умбиликария цилиндрическая за год увеличивается на 0,01-0,04 мм, а пельтигера рыжеватая - на 25-27 мм. Более крупные лишайники растут быстрее. Есть данные о годовом приросте пельтигеры окаймленной, составившем целых 45 мм. Конечно, по меркам сосудистых растений даже этот "гигантский" прирост кажется ничтожным. Причины такой меддительности: скудное питание, слабый синтез органического вещества, приостановка обменных реакций в засушливое время. Максимальный рост, как и наиболее интенсивный фотосинтез, наблюдается при достаточной влажности и умеренных температурах, а значит, в весенние и осенние месяцы. Канадские лихенологи Г. Харрис и К. Кершо провели исследования процессов роста пармелии бороздчатой и гипогимнии вздутой в лабораторных условиях и обнаружили, что эти лишайники быстрее всего растут при смене периодов увлажнения и высушивания, освещения и темноты. Они объяснили результаты своих наблюдений тем, что в насыщенном влагой слоевище микобионт усиленно дышит и все углеводы, запасаемые водорослью в ходе фотосинтеза, немедленно передаются ее грибному соседу и расходуются при дыхании. Если период увлажнения затягивается, истощенная грибом водоросль прекращает рост и даже погибает. При низком же содержании воды дыхание грибного партнера резко сокращается и водоросль может накопить на свету немного углеводов, необходимых ей для роста. Продолжительность жизни лишайников, за исключением накипных долгоживущих видов, имеет вполне обозримые пределы. Для многих кладоний она составляет 10-25 лет, а для эпифитной пармелии усыпанной - около 40 лет. По имеющимся данным, возраст некоторых накипных лишайников, обитающих в Альпах, достигает 600-1300 лет, в Гренландии - 4500 лет, а некоторых видов, которые произрастают в Норвегии, Колорадо и Антарктиде, - даже 10000 лет! Лишайники выступают в природе как пионеры растительности. Они участвуют в процессах выветривания и почвообразования, оказывая на субстрат как физическое, так и химическое воздействие. Накипные лишайники, селящиеся на скалах, внедряют в них особые грибные гифы, ризины, которые проникают в породу на глубину от нескольких микрометров до 15-20 мм, в зависимости от вида лишайника и твердости горной породы. Легче всего ризины разрушают известняки. Если лишайник живет на граните, его ризины в первую очередь внедряются в самый мягкий компонент этой породы, слюду, и вызывают ее растрескивание и расслоение. И хотя полевой шпат и кварц, также входящие в состав гранита, они одолеть не могут, порода все же начинает разрушаться. Во время попеременного смачивания и подсыхания слоевище лишайника меняет объем, а так как оно плотно прикреплено к камню, в последнем появляются микро трещины. Такое "физическое выветривание" предшествует дальнейшему разрушению породы, которое происходит уже в результате химических процессов. По-видимому, лишайники могут оказывать физическое и химическое воздействие даже на стекло: известны случаи повреждения лишайниками старинных церковных витражей. А в Гренландии лишайники были обнаружены на внеземном субстрате: они заселили обломки метеоритов. Однако отметив важное значение лишайников в выветривании горных пород, нужно сказать и о том, что лишайники отрицательно воздействуют на памятники архитектуры, способствуя их постепенному разрушению. Вот почему лишайниковая мозаика на поверхности древних памятников так тревожит хранителей старины и реставраторов. Лишайникам с их замедленным ростом, казалось бы, трудно конкурировать с сосудистыми растениями, отвоевывая место под солнцем в лесу, на лугу, на болоте. Однако замечено, что лишайники смело пробивают себе дорогу. Так, если в сосновом лесу почва покрыта кладиной звездчатой, то развитие молодых сосенок сильно заторможено. Вместе с тем на трех-четырехлетние и совсем взрослые сосны лишайниковый ковер воздействует очень благотворно, поскольку способствует поддержанию постоянных температуры и влажности почвы и стимулирует своевременное разложение хвои и сучьев, а также образование перегноя. На торфяниках лишайники подавляют рост кустарничков. Иногда участки почвы между подушками лишайников и сосудистыми растениями полностью лишены растительности. Орудием "агрессии" лишайников являются, скорее всего, лишайниковые кислоты, которые могут воздействовать на растения. Известно, что лишайниковые кислоты задерживают прорастание спор мхов. В природных условиях при межвидовой конкуренции задержка в росте может оказаться для многих растений роковой: если не успеешь вовремя достигнуть нужных размеров, будешь подавлен соседями. Справедливости ради нужно сказать, что лишайниковые кислоты не только угнетают, но и стимулируют рост некоторых организмов. Так, в тех местах, где произрастают лишайники, прекрасно чувствуют себя многие почвенные микроскопические грибы и бактерии.


^ Лекция 5. Приспособляемость лишайников

За лишайниками укрепилось название "пионеры растительности". Эти организмы вообще широко распространены по планете, но особенно изумляют тем, что селятся в Арктике и Антарктиде, у кромки вечных снегов в горах и в безводных пустынях - другими словами, в самых трудных для жизни условиях, где не решается поселиться ни один другой многоклеточный организм. Казалось бы, такая стойкость плохо увязывается с высокой чувствительностью лишайников к загрязнению окружающей среды. Пожалуй, наиболее удивительная особенность лишайников, которая бросается в глаза - это их способность долгое время находиться в сухом, обезвоженном состоянии, но при этом не погибать, а только приостанавливать все жизненные процессы до первого увлажнения. Такое состояние, напоминающее летаргический сон сказочной Спящей Красавицы, называется анабиозом. Слоевище лишайников лишено корней, проводящих сосудов, устьиц и других "хитроумных" приспособлений, с помощью которых растения регулируют содержание воды в своих тканях. Поэтому влажность лишайникового таллома сильнее зависит от влажности среды. Слоевище лишайников часто сравнивают с фильтровальной бумагой. Сухие лишайники очень быстро впитывают влагу. Большинство листоватых и кустистых видов при погружении в воду или во время сильного ливня достигают полного насыщения за несколько минут, накипные виды насыщаются водой медленнее. Способность быстро насыщаться влагой лишайникам очень необходима: для отправления важнейших физиологических функций нужно успеть воспользоваться любым ее видом, будь то кратковременный дождь, роса, туман либо тающий снег. Если период увлажнения затягивается, например при непрекращающихся дождях, лишайник продолжает впитывать воду и наступает так называемое перенасыщение. Несомненное преимущество лишайников по сравнению с высшими растениями состоит в том, что лишайники способны поглощать и водяной пар. Слоевище впитывает водяные пары до тех пор, пока не устанавливается равновесие между его влажностью и относительной влажностью атмосферы. О.Б. Блюм помещал лишайники разных видов в камеру с относительной влажностью 100%. Оказалось, что некоторые из них продолжали поглощать влагу даже через 22 дня, правда, очень медленно. Даже в насыщенной водяным паром атмосфере лишайники поглощают лишь 40-60% того количества влаги, которое могли бы впитать при погружении в воду. Это объясняется тем, что при поглощении пара капельки воды внутри таллома и на его поверхности не образуются. Способность впитывать водяной пар из атмосферы особенно важна для лишайников, обитающих в сухих районах. Немецкий ученый О. Ланге обнаружил, что влажность лишайника рамалина тощеобразная, произрастающего в Негевской пустыне (в Израиле), в утренние часы достигала 31% массы сухого вещества исключительно за счет поглощения водяного пара из атмосферы. Этой влажности достаточно, чтобы у растения происходил фотосинтез в течение трех часов после восхода солнца, пока температура воздуха не поднимается выше 20 °С. Однако увлажняться за счет водяного пара способны не все лишайники. Так, представители семейства коллемовых с простым гомеомерным слоевищем могут использовать влагу исключительно в жидком состоянии. Быстро насыщаясь влагой, лишайники так же без задержки теряют ее в сухую погоду. При этом большая часть воды испаряется из насыщенного ею слоевища в первые часы высушивания, а оставшуюся часть влаги лишайник теряет гораздо медленнее. Быстрая потеря воды - это тоже приспособление к жизни в неблагоприятных условиях. Не имея возможности активно функционировать в неблагоприятные периоды, лишайник "благоразумно" отдает воду и впадает на это время в анабиотическое состояние. Если бы этого не происходило, то при повышенной температуре воздуха увлажненный лишайник нес бы большие потери в процессе дыхания, а в морозы влага внутри его слоевища превращалась бы в лед и разрывала стенки клеток. Кроме того, все ферменты, "работающие" в живом организме лишайника, немедленно погибали бы в экстремальных условиях. Однако способность лишайников быстро поглощать и испарять влагу, помогавшая им тысячи лет и позволившая занять самые трудные для жизни места на планете, в наши дни обернулась против них. Ведь вместе с водой слоевище лишайника всей своей поверхностью впитывает растворенные в воде соединения, в том числе и загрязняющие вещества. Источником углеводов для лишайников служит процесс фотосинтеза в зеленых и синезеленых фотобионтах. Как и хлорофиллоносные растения, лишайниковые водоросли на солнечном свету поглощают углекислый газ и синтезируют из него и воды органическое вещество, выделяя при этом в атмосферу кислород. Чтобы составить представление об интенсивности фотосинтеза у лишайников, небезразлично, как вести расчет. Если по примеру физиологов высших растений разделить количество поглощенной углекислоты на площадь слоевища либо на массу сухого вещества, интенсивность процесса получится очень маленькой. Так, по данным физиологов Е. Шульце и О. Ланге, скорость фотосинтеза у лишайников рода гипогимния при 0 °С была в пять-шесть раз ниже, чем у травянистых растений. Такое "отставание" может объясняться тем, что лишайниковый таллом в четыре - десять раз беднее хлорофиллом, чем листья высших растений. Кроме того, водорослевые клетки располагаются в слоевище не всегда равномерно. Поэтому правильнее рассчитывать скорость фотосинтеза в лишайниковых водорослях не на площадь таллома, а на количество хлорофилла в нем. Когда Шульце и Ланге сделали такой расчет для лишайника гипогимния вздутая, то получили величину, близкую к скорости фотосинтеза свободноживущей водоросли хлореллы. Значит, лишайниковые водоросли добывают углеводы не хуже своих свободноживущих родственников. Интенсивность фотосинтеза в большой мере зависит от экологических условий. Одно из них - влажность. Исследования показали, что оптимальная влажность слоевища лишайника, при которой фотосинтез достигает наивысшей скорости, колеблется у разных видов от 30 до 90% на массу сухого вещества, в зависимости от того, обитает ли растение во влажном или в сухом месте. Если влажность ниже или выше оптимальной, скорость фотосинтеза быстро понижается. Период высыхания, который может переносить фотосинтетический аппарат лишайниковых водорослей, у разных видов различный. Водный лишайник веррукария масляно-черная страдает уже после 24-часового высыхания. В то же время пустынный лишайник рамалина тощеобразная может пробыть в сухом состоянии более 50 недель, а при увлажнении быстро восстановить фотосинтетическую способность. Как правило, непродолжительное высушивание не влияет на газообмен в лишайниках, но чем дольше засушливый период, тем больше времени требуется на восстановление газообмена. Давно замечено, что разные виды лишайников предпочитают различную освещенность: одни поселяются под пологом деревьев, другие - на открытых полянах, одни у основания древесного ствола, другие - на его вершине, одни на южных, другие - на северных склонах скал. Оказалось, что у теневыносливых видов лишайников освещенность, оптимальная для фотосинтеза, намного ниже, чем у светолюбивых. Иными словами, каждый организм приспособился к наиболее продуктивной фотоассимиляции именно в тех условиях, в которых живет. Установлено, что хлоропласта (хлоропласт - содержащее хлорофилл внутриклеточное образование, в котором происходит фотосинтез) лишайниковых водорослей получают в слоевище несколько меньше света, чем хлоропласта высших растений: так, если кожица листа пропускает 90% падающего света, то неокрашенный коровой слой лишайникового таллома - 70%, а окрашенный - лишь 50%. Привыкнув к небольшому затенению в симбиозе, лишайниковые водоросли не переносят яркого света и в свободном состоянии быстро бледнеют.

Хорошо известна устойчивость лишайников к низким и высоким температурам. Морозоустойчивость этих организмов сказывается, в частности, в том, что они могут удивительно интенсивно ассимилировать углекислый газ при очень низких температурах. По данным О. Ланге, у альпийского вида летария лисья скорость фотосинтеза была максимальной при температуре 7 °С, очень слабо снижалась при 0 °С, а при -5 °С достигала половины максимума. Полярным лишайникам необходима способность противостоять замораживанию. Такая способность была обнаружена у некоторых арктических видов лишайников, которые восстанавливали фотосинтетические свойства даже после замораживания до -196 °С. Что касается высоких температур, то сухой таллом некоторых видов лишайников может выдерживать нагревание до 100 °С без разрушения фотосинтетического аппарата. Но устойчивость влажного таллома к нагреванию намного меньше. В средних широтах самые благоприятные для лишайников сезоны - осень и весна с их переменной влажностью и невысокими температурами. Сложное воздействие оказывают на лишайники тяжелые металлы. Очень важно знать, в течение какого времени металлы накапливаются в лишайнике. Так, содержание цинка в лишайнике ласалия (умбиликария) пупырчатая, произрастающем в естественных условиях, достигало 2560 мкг на 1 г сухого вещества, и это практически не отразилось на фотосинтезе данного растения. Возраст его слоевища составлял около 70 лет, и накопление металла в нем, очевидно, происходило постепенно. Когда же в лабораторных условиях на лишайник того же вида воздействовали цинком "аккордно", в течение девяти дней, то уже после накопления в нем 482 мкг этого металла на 1 г сухого вещества фотосинтез прекратился. Оседая на стенках живых клеток лишайников, катионы металлов изменяют их проницаемость (аналогичный процесс происходит при проникновении в клетку сернистого газа), и из протоплазмы начинает выводиться калий. Экспериментально установлено, что разные металлы по-разному стимулируют выведение калия в среду. Ртуть, медь и серебро, находясь в лишайниках даже в небольших концентрациях, делают клеточные мембраны лишайника более проницаемыми и, следовательно, сильнее других металлов "выталкивают" калий. Поскольку лишайниковый таллом на 90-97% состоит из грибного компонента, а грибы, как известно, богаты белками, естественно было бы ожидать, что лишайники содержат много азотистых соединений. Однако анализ показывает, что тело этих растений построено в основном из углеводов, а содержание азота в них, обычно, не превышает 0,5% на массу сухого вещества. Исключение составляют виды лишайников, содержащих синезеленые водоросли, потому что последние способны поглощать азот из атмосферы. В таких лишайниках накапливается 3-4% азота на массу сухого вещества. Впервые азотфиксация у лишайников была обнаружена в 1955 году. Скорость азотфиксации у лишайников, так же как фотосинтез и дыхание, сильно зависит от внешних условий. При выходе из неблагоприятных, стрессовых условий лишайники восстанавливают наряду с другими физиологическими функциями и способность поглощать атмосферный азот. Чем дольше продолжается воздействие неблагоприятных факторов (высушивания, темноты, низких и высоких температур), тем больше времени требуется на восстановление азотфиксации. Лишайники "исправно" накапливают и микроэлементы. По имеющимся данным, марганца в лишайниках содержится меньше, чем в сосудистых растениях; кобальт, никель, молибден и золото присутствуют в одинаковых количествах, а содержание цинка, кадмия, свинца и олова в лишайниках намного выше. О способности лишайников накапливать металлы говорят следующие примеры. Лишайники, росшие на горной породе диорит, накапливали в 90 раз больше меди, чем ее содержалось в самой породе. Такой же факт был отмечен у напочвенных лишайников из зоны угольных разработок: они накапливали калий, кальций, железо, магний, медь, цинк, алюминий и молибден в количествах, намного превышавших концентрацию этих элементов в почве. Содержание одного и того же элемента в лишайниках может резко различаться и зависит от условий загрязнения атмосферы. Так, в гипогимнии вздутой, произрастающей вблизи от промышленного центра на западе Финляндии, было найдено 21 400 мкг железа на 1 г сухого вещества, при удалении от этого центра уровень концентрации данного элемента понизился до 1075 мкг, а вдали от источника загрязнения, на севере страны, в том же лишайнике обнаружили всего 823 мкг железа на 1 г сухого вещества. Не следует, все же, думать, что лишайники всегда без разбора "нахватывают" в слоевище все, что попало. Существует какой-то избирательный механизм, который регулирует поглощение минеральных элементов. На это указывают, например, такие данные. В лишайниках рода кладина содержится одинаковое количество железа независимо от того, на каких почвах они обитают: богатых или бедных этим элементом; лишайники, растущие на известняках, поглощают обычно мало кальция, хотя в почве он имеется в избытке. На накопление элементов в слоевище лишайника, по-видимому, влияют морфологические и физиологические особенности каждого вида. В лесу, где осадки проходят сквозь кроны деревьев и стекают со стволов, они гораздо богаче минеральными и органическими соединениями, чем на открытых местах. Поэтому лесные лишайники получают с осадками гораздо больше питания, чем виды, которые обитают в открытых местах. Особенно много минеральных и органических веществ попадает в тело эпифитов, т.е. лишайников, растущих на стволах деревьев. Итак, в стрессовых обстоятельствах лишайники быстро теряют влагу и прекращают главные процессы жизнедеятельности, а при наступлении благоприятных условий вновь накапливают влагу и начинают функционировать. Лишайники с готовностью используют самые разнообразные питательные вещества: как добытые фотобионтом в процессах фотосинтеза и азотфиксации, так и растворенные в окружающей почвенной и дождевой влаге. Однако расходуются эти ресурсы очень экономно. Синтез белков и их распад протекает в слоевище крайне медленно, а неизбежные потери энергии компенсируются запасами растворимых углеводов. Вместе с тем способность лишайников практически неограниченно поглощать и накапливать загрязняющие вещества, приводит к накоплению в их тканях высоких концентраций загрязняющих веществ.


^ Лекция 6. Лихеноиндикация

Один из специфических методов мониторинга загрязнения окружающей среды - биоиндикация, определение степени загрязнения геофизических сред с помощью живых организмов, биоиндикаторов. Живые индикаторы не должны быть слишком чувствительными и слишком устойчивыми к загрязнению. Необходимо, чтобы у них был достаточно продолжительный жизненный цикл. Важно, чтобы такие организмы были широко распространены по планете, причем каждый вид должен быть приурочен к определенному местообитанию. Лишайники вполне отвечают всем этим требованиям. Они реагируют на загрязнение иначе, чем высшие растения. Долговременное воздействие низких концентраций загрязняющих веществ вызывает у лишайников такие повреждения, которые не исчезают вплоть до гибели их слоевищ. Это, видимо, связано с тем, что лишайники возобновляют свои клетки очень медленно, в то время как у высших растений поврежденные ткани заменяются новыми достаточно быстро. Биоиндикация имеет ряд преимуществ перед инструментальными методами. Она отличается высокой эффективностью, не требует больших затрат и дает возможность характеризовать состояние среды за длительный промежуток времени. Один из ведущих лихенологов, X. Трасс, разделил методы лихеноиндикации (т.е. индикации с помощью лишайников) на три группы. На первое место он поставил методы, позволяющие изучать изменения, которые происходят в строении и жизненных функциях лишайников под воздействием загрязнения. Методы второй группы базируются на описании видов лишайников, обитающих в районах с различной степенью загрязнения атмосферы. Третья группа включает методы изучения целых лишайниковых сообществ в загрязненных районах и составление специальных карт. При использовании методов первой группы можно выбрать показательный вид лишайника, достаточно легко отзывающийся на ухудшение качества окружающей среды. Отличный пример такого индикаторного вида - гипогимния вздутая, и многие лихенологи используют этот лишайник при проведении своих исследований. Так, изучая распространение выбросов сталелитейных заводов в Северной Финляндии, ученые собрали со стволов деревьев гипогимнию вздутую, произраставшую на разных расстояниях от заводов. По мере приближения к источнику выбросов сильно менялись такие показатели состояния растения, как кислотность клеточного сока, электропроводность, содержание хлорофилла, серы и железа в слоевище и степень поврежденности фотобионта. Кстати, за состоянием водоросли в лишайнике легко наблюдать, пользуясь флуоресцентным микроскопом. Здоровые клетки в синем или ультрафиолетовом свете имеют характерное красное свечение. По мере разрушения клеток цвет становится сначала коричневым, затем оранжевым и потом белым. Чтобы определить, насколько быстро изменится лишайник под влиянием загрязнения, пользуются методом трансплантации, т.е. пересадки растения в загрязненные районы. Впервые трансплантацию лишайников осуществил немецкий ученый Ф. Арнольд в 1892 году. Он перенес несколько напочвенных видов этих растений из сельской местности в город Мюнхен. Очень скоро все "переселенцы" погибли. В 1959 году из Хибин в Ботанический сад Тартуского университета привезли пять арктоальпийских лишайников. Уже в первые месяцы пребывания на новом месте лишайники побледнели, их апотеции утратили свой нарядный вид, рост прекратился. Через год все лишайники погибли. Дольше других продержалась нефрома арктическая. Существует несколько способов трансплантации. Напочвенные лишайники переносят вместе с почвой, вырезая участки размером 20X20 или 50X50 см. Кустистые виды можно переносить в специальных пластмассовых горшочках или подвешивать в сеточках. Эпифитные виды переносят вместе с ветками или кусочками коры, на которых они росли. Для высекания дисков из коры пользуются особыми бурами диаметром 4-6 см. В загрязненном районе кору и ветки с эпифитами прибивают на деревья тех же пород, что и деревья, с которых они были изъяты, или на специальные доски и столбы. Через несколько недель или месяцев лишайники исследуют и определяют степень их угнетенности. Пересадка дает сведения об индивидуальной устойчивости видов. По отношению к загрязнению воздуха виды лишайников можно разделить на три категории: 1) самые чувствительные, исчезающие при первых симптомах загрязнения; 2) среднечувствительные, приходящие на смену погибшим чувствительным видам, с которыми они не могли конкурировать, пока воздух был чистым; 3) самые выносливые, толерантные к загрязнению. Интересные результаты получены лихенологом В.В. Горшковым на Кольском полуострове. Изучая воздействие сернистого газа и полиметаллической пыли на лишайники, он проанализировал состояние лихенофлоры сосновых лесов на разных расстояниях, от комбината "Североникель". Для этого на стволах деревьев отмечали участки площадью 100 см2, на которых подсчитывали количество эпифитных лишайников и определяли их видовой состав. В фоновом районе, на расстоянии 60 км от комбината, было обнаружено 70 видов лишайников. Среднее суммарное покрытие стволов деревьев этими растениями составляло 11,2%, а количество пустых, не занятых ими площадок - 13% общего числа исследованных. В 30 км от комбината среднее суммарное покрытие уменьшилось в пять раз, а количество площадок без лишайников увеличилось в четыре раза. Здесь оказалось всего 22 вида лишайников. В 15 км от источника загрязнения среднее суммарное покрытие составляло всего 0,01% значения, характерного для незагрязненного района, и 90% всех исследованных площадок оказалось не занято лишайниками. Наконец, в восьми километрах от комбината находилась абсолютная "лишайниковая пустыня". Иногда устойчивость лишайников к загрязнению обусловлена внешними условиями. Оказывается, что хорошо смачиваемое слоевище страдает от загрязнения больше, чем плохо смачиваемое. Но иногда объяснение причины устойчивости лишайника к загрязнению нужно искать внутри самого лишайника. Важную роль играет плотность корового слоя, проницаемость клеток, присутствие некоторых лишайниковых веществ, нейтрализующих кислотные выпадения. На основе индивидуальных особенностей лишайников были сделаны шкалы, которые позволяют установить уровень загрязнения конкретного района по наличию или отсутствию в нем определенных видов лишайников. Примером может служить шкала полеотолерантности эпифитов, т.е. устойчивости к городским условиям. Эту шкалу составил X. Трасс. Шкала включает десять классов. В 1-й, 2-й и 3-й классы входят лишайники, обитающие только в природных ландшафтах (в лесах, болотах, вдали от населенных пунктов) и в слабо окультуренной местности (в лесных массивах рядом с населенными пунктами, лугах). В 4-й, 5-й и 6-й классы попадают лишайники, более или менее часто встречающиеся в умеренно окультуренном ландшафте (в поселках, малых городах, парках в окрестностях больших городов и на кладбищах). Наконец, классы 7, 8, 9 и 10 объединяют те виды лишайников, которые распространены в сильно окультуренных районах (в больших и средних городах). Иногда лишайникам помогают выжить самые неожиданные счастливые обстоятельства. Так, лучше выживают те колонии, в распоряжении которых больше питательных веществ. Замечено скопление лишайников на краях городских крыш, где много птичьего помета, а также на гниющих сучьях старых деревьев. Важным является и преобладающее в данном районе направление ветров, несущих губительные газы и пыль. Лихенологические карты позволяют наблюдать за изменениями, которые происходят в состоянии воздуха в течение 20-50 лет. Эти методы требуют не очень значительных затрат и с успехом могут дополнить, а иногда и заменить более точные физико-химические методы исследования воздуха, для которых необходима дорогостоящая аппаратура. Правда, для составления карт необходимо достаточно полно изучить лихенофлору в исследуемом районе. Предположим, нужно составить описание эпифитных лишайников в каком либо парке. Для этого, двигаясь по аллее, описывают те лишайники, которые растут по обеим ее сторонам на пробных площадках, на каждом пятом (либо третьем или десятом) дереве. Пробная площадка ограничивается на стволе деревянной рамкой, например размером 10Х10 см, которая разделена внутри тонкими проволочками на квадратики по 1 см2. Отмечают, какие виды лишайников встретились на площадке, какой процент общей площади рамки занимает каждый растущий там вид. Кроме того, отмечают жизнеспособность каждого образца: есть ли у него плодовые тела, здоровое или чахлое слоевище. На каждом дереве описывают минимум четыре пробные площадки: две у основания ствола (с разных его сторон) и две на высоте 1-1,5 м. В целом по аллее получается внушительное число описаний, а по всему парку - и того больше. Одни карты отражают присутствие какого-то одного вида лишайников на данной территории, другие дают дополнительную информацию об его обилии в разных точках, на третьих обозначено количество видов лишайников, произрастающих в зоне исследования. Лихеноиндикация - один из важнейших и полезнейших методов экологического мониторинга. Однако этот метод не всегда применим. Дело в том, что лишайники, как и любые живые организмы, откликаются на всякое изменение окружающей среды. Поэтому в природе часто нельзя установить конкретную причину тех или иных повреждений лишайников. Простое воздействие температуры либо влажности может перекрывать влияние загрязнения, особенно если концентрация загрязняющих веществ невелика.


Лекция 7.

^ МЕТОДИКА СБОРА И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

ЛИШАЙНИКОВ


Один из основных этапов в изучении лишайников – коллекционирование, поскольку от качества и разнообразия собранного материала напрямую зависит уровень изученности и, соответственно, богатство и разнообразие данной лихенофлоры.

Сбор лишайников в поле – основа дальнейшего изучения их разнообразия, особенностей распределения по территории, состояния и использования в биомониторинге. Поэтому необходимо особо обратить внимание на этот первоочередной этап. Успешное разрешение первого этапа возможно при правильно намеченных маршрутах. Маршруты должны быть составлены с учетом всего разнообразия условий данной местности и охватывать все характерные местообитания. По сравнению с высшими растениями лишайники собирать намного проще – многие из них (например, растущие на деревьях – эпифиты) доступны в любое время года, не только в течение вегетационного периода. Главное – знать, где и как собрать больше разных видов лишайников, ведь зачастую недостаточно опытный коллектор собирает лишь заметные, бросающиеся в глаза макролишайники, проходя мимо

мелких, так называемых, микролишайников. А ведь последние составляют более половины всего богатства лихенофлоры в любом регионе.

Выявление богатства флоры будет более успешным, если вести активный поиск, т. е. представлять какие виды в данных условиях можно обнаружить. Очень полезно в таких случаях предварительное знакомство с общим обликом различных таксономических групп лишайников в гербариях, работа с литературой.

Планируя изучение лишайников, необходимо учитывать размеры, биоклиматическое, геоморфологическое, геологическое разнообразие территории. Сразу надо настроиться на долгую (отнюдь не 3–4–5 лет) и кропотливую работу. В перспективе, если поддерживать лихенологические исследования на мировом уровне, лихенолог будет «загружен» работой на 15–20 лет. При больших размерах территории и значительном разнообразии природных условий работа по изучению лишайников (как показывает опыт зарубежных лихенологических исследований) может вестись на протяжении многих десятков лет.

Трудности в коллекционировании лишайников для ботаников, имевших прежде дело с высшими растениями, связаны с совершенно иным измерением (уровнем величин). Микро- и нанорельеф для высших растений – это целый мир для многих накипных (корковых) лишайников. Старый трухлявый пень – это уже достаточно большое разнообразие всевозможных экониш: тут и субстратная неоднородность (различная степень разложения древесины), и разные условия освещенности и увлажнения. На «хорошем» пне или валеже можно обнаружить до 10–15 родов лишайников и 20–25 видов. Ещё более высокое разнообразие экониш могут предоставлять ствол и ветви старых деревьев с грубой, потрескавшейся корой у основания и гладкой, плотной на вершине и ветвях. За удачную находку нужно считать свежеупавшее старое дерево (ветровал, бурелом и пр.) – за таким «кладезем» можно провести целый час, тщательно обыскивая трещины, щелочки и сучочки …

Для сбора лишайников необходимы – острый нож, зубило хорошей стали и маленький топорик. Ножом можно срезать кусочки коры с образцом лишайника, отделять эпилитные листоватые и кустистые виды или срезать поверхностный слой почвы при сборе эпигейных видов. Когда приходится иметь дело с деревьями с твердой корой, а также в зимнее время – лучше пользоваться ножом и топориком: приставить нож лезвием к дереву, и, легко постукивая по нему молотком, срезать верхний слой коры вместе с лишайником (стараясь не повредить камбий). Зубило и топорик (или молоток) нужны, чтобы отбивать от каменного субстрата куски породы с лишайниками. Удобнее всего отделять образцы лишайника, растущего у ребра камня. Иногда, чтобы собрать интересный экземпляр, растущий на неудобном для отбивки участке камня, приходиться зубилом предварительно выдалбливать вокруг слоевища желобок, а уж потом выбивать ограниченный им участок с лишайником.

Кусочки камня (как и коры) с лишайниками должны быть не очень толстыми, желательно – 1–2 см, иначе их трудно гербаризировать. Главное, чтобы на собранном образце было достаточно важных деталей лишайника – край таллома, подслоевище или первичное слоевище, плодовые тела и т. п. Чем представительнее коллекционный материал по конкретному образцу лишайника, тем легче будет найти характерные признаки вида и точнее будет определение (соответственно – меньше ошибок).

Собранные лишайники упаковываются в заранее заготовленную тару – это могут быть и традиционные прямоугольные конверты и пакеты (как правило, из газеты или другого бумажного материала) с завернутыми углами. Последние гораздо удобнее –не рассыпается материал при сушке и транспортировке, тряпичные мешочки, для мелких образчиков (камешков, кусочков почвы, коры или частей слоевищ) лучше использовать различной величины коробочки или пластиковые баночки. В один пакет помещают образцы из одного местообитания (точнее – субстрато-экотопа) – с одного участка ствола, с одного участка скалы и т. д. Таких пакетов с лишайниками с одной точки сбора может быть много. Во время сборов пакеты с лишайниками лучше всего закладывать между листами бумаги в папку, обернутую в полиэтилен и носимую через плечо.

Каждый образец снабжается этикеткой коллектора. Если несколько образцов были собраны в одном месте, то они могут быть снабжены одной этикеткой. Но этикетку следует помещать так, чтобы она не потерялась при последующей транспортировке и хранении. Принятая некоторыми исследователями система номеров с расшифровкой в полевом дневнике не приветствуется, так как известны случаи потери дневников и тогда большой объём коллекции может просто-напросто потерять научную ценность.

В этикетке указываются: дата сбора (желательно полностью, например, 01.01.2000), место (административно и географически, не сильно сокращая названия, долина реки, хребет, гора, перевал), при возможности – координаты, высоту над уровнем моря, кратко условия местообитания (растительное сообщество, экспозиция, степень освещения и увлажнения, близость берега водоема, выходов контрастных пород, кострищ и пр.), субстрат, предположительное название собранного вида (хотя бы на уровне рода или семейства), фамилия и инициалы коллектора, номер сбора.


Лекция 8.

Методика определения лишайников и определители


Определение лишайников чрезвычайно трудоемкое и сложное дело. Когда вы приступаете к нему, необходимо запастись терпением и знаниями по морфологии и анатомии лишайников. Для определения вам потребуется микроскоп, с объективами, дающими увеличение от 8 до 90х и окулярами от 7 до 15х, бинокуляр, лучше на штанге, острые лезвия, вода, растворы реактивов, предметные и покровные стекла и определители.

Лучше всего начинать с определения относительно простых макролишайников (кустистых – Cladonia и листоватых – Parmelia), конечно даже среди них имеются очень сложные в диагностике виды. После того, как освоена методика определения макролишайников можно переходить к накипным. Срезы талломов и плодовых тел выполняются от руки лезвием под бинокуляром. Полученные срезы помещаются в каплю воды и рассматриваются под микроскопом. Очень часто бывает необходимо оценить размер спор, сумок или других структур вмикрометрах. Поэтому необходимо заранее запастись окулярмикрометром (окуляр с линейкой) и опередить его цену деления при помощи объект-микрометра.

Для определения лишайников используются средующие растворы и реактивы:

К – 10%-ный раствор KOH в воде. Для обнаружения цветных реакций слоевище смачивают каплей раствора. Такая реакция происходит очень быстро. Наличие цветной реакции обозначают

К+, чаще всего слоевище желтеет или краснеет.

С – водный раствор гипохлорита кальция – Ca(ClO)2, в последнее время в качестве заменителя используют обыкновенную бытовую белизну. Наличие или отсутствие цветовой реакции обозначают соответственно С+ или С-. У некоторых видов лишайников применение одного только С не вызывает цветной реакции, так же как и применение только К. Иногда бывает, что цветовая реакция проявляется тольк, если сначала слоевище смочить К, а затем сразу же С. Такая реакция кратко обозначается КС+ с указанием цвета.

J – раствор J в KJ. При наличии амилоидных гиф или желатины обнаруживается синее или фиолетовое окрашивание. В последнее время этот реактив широко используется для изучения апикальных структур сумок. Иногда предварительное синее окрашивание изменяется впоследствии на красно-бурое, а иногда быстро переходит в зеленоватое или буровато-желтое. Наличие или отсутствие окрашивания обозначается J+ или J-.

P – раствор палафенилендиамина – C6H4(NH2)2 в водном растворе сульфита натрия. Реактив токсичен! При его использовании проявляется желтая, красная или оранжевая окраска (Р+ или Р-).

Значительно реже употребляются HNO3, NH3, H2SO4, HCl для определенных цветных реакций.

Препараты, находящиеся в капле воды, долго не хранятся, так как быстро высыхают и деформируются. Препарат можно сохранить дольше, если под покровное стекло добавить каплю глицерина, через некоторое время, глицерин, смешавшийся под покровным стеклом с водой, необходимо заменить чистым концентрированным глицерином.

В отличие от высших растений количество отечественных изданий по флоре лишайников, включая определители, очень невелико. В 1937 г. вышел первый более или менее охватывающий весь СССР «Определитель кустистых и листоватых лишайников СССР» (Томин, 1937). Практически только в этом определителе в настоящее время можно найти более или менее полные ключи и описания листоватых видов и родов семейства Physciaceae, видов рода Ramalina и некоторых других групп лишайников на русском языке.

Следующий определитель того же автора «Определитель корковых лишайников европейской части СССР» (Томин, 1956) следует признать одним из самых «удачных» для работы с накипными видами лишайников. Несмотря на то, что систематически и таксономически он устарел, при правильной сверке по современным лихенофлористическим справочникам его можно успешно использовать. Одним из плюсов данного определителя является, наиболее полный родовой ключ по накипным лишайникам. Вышедший в 1960 г. 5-й том «Определителя низших растений» (Определитель ..., 1960) не получил особого распространения, вероятно, из-за краткости ключей и отсутствия описаний видов. К тому же в нем довольно много огрехов. Определять лишайники по нему можно, но вероятность совершить ошибку очень велика.

Определитель Н. С. Голубковой (Голубкова, 1966) по средней полосе России, несмотря на краткость, охватывает более 300 видов лишайников, что вполне достаточно для выявления флоры на уровне 60–70 %.

С 1971 г. началось издание «Определителя лишайников СССР» (Вып. 1. 1971; Вып. 2. 1974; Вып. 3. 1975; Вып. 4. 1977; Вып. 5. 1978), ныне продолжающегося как «Определитель лишайников России» (выпущены 7, 8, 9 выпуски), которые в настоящее время можно считать основными для работы с лишайниками. Однако за 20–30 лет, прошедших со времени издания первых выпусков, многие таксоны сменили свой статус, либо были переведены в синонимы. Из монографических работ по отдельным группам лишайников в отечественной литературе имеются обработки семейства Acarosporaceae Zahlbr. (Голубкова, 1988) и рода Stereocaulon Hoffm. (Домбровская, 1996). Обе работы выполнены на высоком уровне и основаны на критической обработке огромного материала, поэтому достаточно оригинальны. Они крайне необходимы при работе с лишайниками горных районов, где всегда имеются обнажения горных пород, являющихся основным субстратом этих групп лишайников.

При доступности литературы и знании иностранного языка (достаточно в объёме основных лихенологических терминов) можно пользоваться зарубежными флористическими обработками и определителями (Goward et al., 1994; Purvis et al., 1992; Thomson, 1984, 1998; Wirth, 1995). Поскольку лишайники некоторых групп достаточно широко распространены и в Европе, и в Азии, и в Сев. Америке, чрезвычайно полезны были бы отдельные монографические работы (Culberson, Culberson, 1968; Degelius, 1954; Hale, 1987; Jørgensen, 1978; Kärnefelt, 1979; Moberg, 1977; Vitikainen, 1994), так как, к сожалению, некоторые группы лишайников недостаточно качественно представлены в отечественных определителях.


Приложение

1.


^ Органы прикрепления лишайников


Ризоиды – особые, нитевидные неразветвленные одно- или

многоклеточные выросты с вытянутыми в один ряд клетками. Ризоид образуется из одной клетки нижнего корового слоя слоевища. У большинства листоватых видов на нижней поверхности слоевища образуются более толстые тяжи – ризины в виде коротких толстых волосков. Ризины формируются в результате совместного разрастания большого числа смежных клеток нижнего корового слоя.


2.




Полифильное слоевище Dermatocarpon miniatum


3. Ареолированное слоевище Bellemerea alpina



  1. Диффузные сорали клядонии




  1. Сорали Parmelia reticulata







6. Анатомическоестроение изидия




Скачать 413.8 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер413.8 Kb.
ТипЛитература, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх