«Повесть о чекисте» icon

«Повесть о чекисте»


Смотрите также:
Тематическое планирование по русской литературе в 6 классе...
История отечественной литературы (1 курс, 1 семестр)...
Л. Н. Толстой повесть «Юность»...
Камешш повесть, рассказы...
«Повесть временных лет»...
Ответы на вопросы Олимпиады 2011. Максимальный балл...
Современный румынский детектив...
Бюллетень новых поступлений за I кв. 2011 Г...
Русская литература 19 сентября...
План-конспект урока литературы в 6 классе на тему: «Повесть временных лет»...
Урок внеклассного чтения повесть о доверии и любви. "Голубая чашка"...
Конопницкая М., Пройслер О., Крюс Дж. Огномах и сиротке Марысе...



Загрузка...
страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
вернуться в начало
скачать
^ НА ПОТЕМКИНСКОЙ ЛЕСТНИЦЕ

В огромном, теперь пустом, помещении механического цеха Тихонин и Рябошапченко сидели на выброшенном из конторки столе Лизхен. Сама она исчезла из цеха в первый же день организации лагеря. Она теперь секретарь Загнера, ходит упоенная властью, по-хозяйски покрикивая на служащих конторы. Так молча сидели на столе разные по возрасту и судьбе два человека — Тихонин и Рябошапченко, но мысли их были примерно одинаковы. Человек испытывает удовлетворение от дела своих рук. Вот они потрудились на совесть, перед ними дело их рук — разрушенный, опустошенный цех, а на душе ничего, кроме горького осадка.

— Ну ладно, Иван Александрович, — нарушил молчание Василий. — Все пройдет, как хвороба. Останутся только оспинки на сердце. Придут наши. Вернутся станки, эвакуированные на восток. А куда? Эти гады все подорвут, все уничтожат...

— Думаю, что всего они не подорвут... Он не допустит...

— Сколько за эти полгода я слышал от вас: «он приказал», «он дал задание», «он передал листовку», «он не допустит»... Кто? Кто приказал? Кто не допустит? Вы были командиром в этой борьбе. Я вам верил, и вы меня не обманули. Но вы говорите, что кто-то стоит за вами. Я спрашиваю: кто? Имею я на это право?

Рябошапченко повернулся к Василию, внимательно посмотрел на него, двигая желваками, вытянул губы, словно собираясь свистнуть, и поджал их вновь — такая у человека странная привычка, — затем сказал:

— Думаю, Василий, что ты имеешь на это право. Пришло время познакомить тебя с главой нашей группы. Он не чуждался грязной работы, он такой же, как ты, как я, солдат незримого фронта... Пойдем!

Рябошапченко слез со стола, еще раз с горечью окинул взглядом разрушенный, опустошенный цех и вышел, а за ним Тихонин.

Когда они стали подниматься на второй этаж Управления, Василия охватило тревожное предчувствие того, что должно было сейчас случиться...

Иван Александрович постучал в дверь кабинета. Получив разрешение, он сказал Тихонину:

— Чуток подожди здесь. — И ушел в кабинет.

— «Нет! Не может этого быть! — лихорадочно думал Василий. — Он только зашел к этой немецкой шкуре, чтобы доложить по службе. Он сейчас вернется, и мы пойдем к нему, к солдату... этого... фронта...» Волнуясь, он забыл, какого фронта.

Но дверь приоткрылась, и Рябошапченко выглянул в коридор:

— Зайди!

С плохо скрываемой неприязнью Василий перешагнул порог.

— Здравствуй, товарищ Тихонин! — сказал Гефт, протягивая ему руку.

Василий смущенно ответил на пожатие.

— Вот почему, Василий, я тебе мешал расправиться с «немецкой шкурой», — улыбнулся Рябошапченко. — С одной стороны — угроза провала у немцев, с другой — ненависть своих. Так вот и ходил человек по острию ножа... А ты «темную»...

— Знаешь, Иван Александрович, кто старое помянет... Настала пора, Василий, тебе уходить с завода. Пропуск я выпишу...

— Не надо, Николай Артурович, я и так уйду.

— Как же ты?

— Да уж так... Запросто... — Он улыбнулся.

— А куда уйдешь? — спросил Гефт. — Домой нельзя. Мы можем тебя взять с собой в тайник...

— Нет, я с вами не могу... У меня братишка меньшой, Колька... Мы вместе уйдем в Усатово, там живет тетка, у нее на огороде колодец, так мы этим колодцем в катакомбы...

— Что ж, хорошо. Желаю удачи! В день освобождения мы встретимся все возле дюка42. У Потемкинской лестницы в шесть часов вечера. Приходи.

Гефт обнял Тихонина и проводил до двери.

Когда они остались одни, Николай сказал:

— Мне вручили командировочное предписание — маршбефель. Я назначен командиром дока. Отправляется он седьмого ночью. Получил на дорогу паек, думаю, что нам хватит. Забирай на Тенистую. Вот тебе, Иван Александрович, пропуск. Пора и тебе уходить. Связь через Юлю. Я приду восьмого утром. По сегодняшней сводке, наши войска ведут бои приблизительно в тридцати — сорока километрах от Одессы. Передай Валерию привет!..

— Николай Артурович, а как же с разминированием? — спросил Рябошапченко.

— Я сегодня дежурю. Загнер должен оставить мне ключи от сейфа. Постараюсь сделать все, что смогу. Если бы удалось спасти электростанцию...

— Ну, бывай!..

Рябошапченко взял перевязанный бечевкой пакет с продуктами и пошел к двери, но остановился, постоял, почмокал губами и вернулся:

— Давай, Коля, обнимемся!

Они обнялись.

— Восьмого утром ждем тебя. Помни, мы будем очень волноваться... Да! Если встретит меня начальство, спросят: куда? зачем?

— Скажешь, что инженер Гефт поручил тебе отнести к нему домой пакет с продуктами.

— До восьмого! — еще раз сказал Рябошапченко.

Тем временем Василий Тихонин действительно запросто ушел с завода. Он давно присмотрел плохо крепленную доску в заборе. По ту сторону шли железнодорожные пути и через каждые двадцать — тридцать метров несли охрану патрули. Маневровый паровоз, окутанный паром, шел по пути, подавая сигнал. Пользуясь как прикрытием облаком пара, Тихонин перебежал рельсы в каком-нибудь метре от паровоза и спрятался за будкой стрелочника. Затем, выждав момент, добрался до пакгауза, переждал и скрылся совсем...

Часов в пять вечера неожиданно для Николая к нему в кабинет явился Олег Загоруйченко.

— Не ждал? — спросил он от порога.

— Откровенно говоря, не ждал, — согласился Николай.

— Двадцать седьмого был реванш с Буанце, я думал, ты придешь в цирк, но так и не дождался...

— Началась эвакуация завода. Дел столько...

— Понимаю, — сказал он, усаживаясь в кресло. Было видно, что Загоруйченко что-то не договаривает, но выдержка ему изменила, и он в сердцах бросил:

— Илинич-то каков!! Обманул, мерзавец!.. В это воскресенье я пригласил его на дачу в Аркадию, посулил французский коньяк и шикарных девочек. Он дал слово, но не явился... В понедельник пошел к нему домой, а мне говорят: «Михаил Александрович еще в субботу уехал в Германию...» Как, спрашиваю, внезапно? «Нет, он неделю готовился!» Вот мерзавец! А мне обещал!..

— Ты к нему всей душой, а он... Действительно мерзавец, — не скрывая иронии, сказал Николай.

— А ты знаешь, что он за птичка, этот Илинич?

— Думаю, крупная, — высказал предположение Николай.

— Он работал на Канариса! Давно, с тридцать седьмого!..

— Ну, вряд ли... Кто это может знать... — желая вызвать его на откровенность, неопределенно сказал Николай.

— Кто может знать? — повторил Загоруйченко. — Кое-кто может! Когда Илинич — Михаил Октан редактировал орловскую газету «Речь», я был в Орле. И вот на банкете у коменданта города, в то время, как Илинич произносил тост, мне сказал один немецкий полковник: «Ловкач ваш соотечественник, служит и Гиммлеру и Канарису одновременно!»

— А кому решил служить Олег Загоруйченко? — прямо спросил Николай.

— Думаешь, это так просто... — уклонился он от ответа.

— А ты помнишь лейтенанта Гельмута Цвиллера?

— Как же, на костыле...

— Он этот вопрос решил...

— Ты что-нибудь знаешь о нем? — заинтересовался Загоруйченко.

— Я предполагаю...

Без стука вошла Лизхен. На ее лице было довольство собой и жизнью: майор брал ее в Констанцу. Стрельнув глазами в сторону Загоруйченко, она сказала:

— Николай Артурович, баурат просит вас к себе на совещание.

— Передайте, что я иду.

Лизхен вышла из кабинета.

— Ну, что же пойду и я... Мы еще увидимся? — прощаясь, спросил он.

Но, спрашивая об этом, Загоруйченко отлично знал, что ночью на военном транспорте он уйдет вместе с Гофмайером в Линц.

В полночь, уже в который раз, Гефт зашел в кабинет Загнера, сжимая в кармане ключи, посмотрел на сейф, но не решился его открыть.

«Рано... Еще очень рано, — думал он. — Открою под утро, когда крепок сон...»

Выйдя из кабинета, он встретился взглядом с дежурным канцеляристом. Борясь со сном, тот неестественно таращил глаза.

В лагерном общежитии дежурный отдал ему рапорт:

— В ночь с пятого на шестое апреля в лагере содержится сто сорок семь человек! Все в наличии. За время моего дежурства никаких происшествий не случилось!..

Сопровождаемый дежурным, Гефт, делая обход, направляется из комнаты в комнату. Вот на видном месте сводка Информбюро за пятое число. Он делает вид, что не замечает белый листок, а дежурный, сам удивляясь своей ловкости, срывает его и прячет в карман.

«Сто сорок семь человек, кто они? — думает Гефт. — Каждый из них, оставшихся в лагере, привязан к гитлеровской колеснице, как утопленник к камню. Это уголовники, освобожденные оккупантами из тюрьмы, раскулаченные колонисты — хозяйчики фольварков, дезертиры, бежавшие с фронта, изменники... Конечно, не все сто сорок семь. Есть среди них и такие, которым некуда идти...»

Он возвращается к себе в кабинет и слышит звонок телефона.

— Как идет дежурство? — спрашивает Загнер.

Николай понимает, что баурат пьян.

— Отлично, господин майор. Только что был в лагере. Люди на местах. Никаких происшествий! Кажется, вы развлекаетесь?

— Вы угадали, мой друг. Когда вы на заводе, я спокоен и могу себе позволить...

Николай слышит женский смех.

— Пожелай ему спокойного дежурства, — говорит женщине Загнер.

— Хэлло! Николай Артурович, я вас очень люблю!.. — Лизхен заливается глупым, самодовольным смехом.

В трубке раздается щелчок, наступает тишина.

Николай решительно идет в кабинет майора. Теперь, когда он знает, где и с кем Загнер, можно не опасаться его неожиданного появления.

«А вдруг я не сумею открыть сейф? — думает он. — Три поворота ключа в обратную сторону. Но раньше надо набрать «аргус»...

Канцелярист спит, сидя за столом, положив голову на руки.

Николай осторожно открывает дверь. Мрачная громада сейфа, окрашенного под красное дерево, сверкая надраенными медными частями, сразу поглощает его внимание. Он подходит к сейфу и откидывает щечку. Пять конических дисков с алфавитом латинских букв. Он подставляет под красную черту А—Р—Г—У—С... Ключ надо вставить бородкой кверху... Три поворота. Массивная дверь открывается совсем легко, не требуя усилий. Вот маленькое отделение, оно на отдельном ключе, там печать и план... Николай открывает и эту дверцу, берет план, сложенный в одну шестнадцатую, кладет его в боковой карман тужурки, закрывает сейф и только теперь набирает полную грудь воздуха, словно все это время и не дышал.

Больше часа уходит на то, чтобы перенести с плана на копию схему электропроводки заминированных цехов, станции и складов.

Теперь сложить план точно по старым складкам и на место... Скорее на место...

Вдруг он слышит осторожный, но настойчивый стук в дверь.

Николай прячет копию в один карман, а оригинал в другой.

— Войдите! — говорит он по-немецки.

В кабинет входит мастер Полтавский:

— Можно к тебе, Николай Артурович?

Николай чувствует, как отливает кровь, как восстанавливается дыхание. Он снова владеет собой и даже находит силы для шутки.

— А я, признаться, думал, Андрей Архипович, что ты сбежал, не простившись!..

Они поздоровались, как старые друзья.

— Из лагеря-то я сбежал, не простясь. Но пришлось вернуться: инструментишко кое-какой я на территории припрятал, думаю, зачем оставлять немцам...

— У тебя время есть?

— Есть, а что?

— Подожди меня здесь, минут десять. Срочное дело.

— Ладно, ступай.

Николай пошел в кабинет Загнера, теперь уверенно открыл сейф, достал из кармана план, проверил — не положить бы копию, — поставил план, как стоял, на ребро, закрыл сейф, спутал наборные диски и вернулся к себе.

— Андрей Архипович, тебя привело дело? Или ты так, по старой дружбе? — спросил он.

— Как тебе сказать?.. — Полтавский почесал затылок, сдвинув фуражку на нос и с хитрой улыбкой сказал: — Я все это время, Николай Артурович, наблюдал издали. Рад, что не ошибся в тебе, хотя и были у меня сомнения. Очень ты смело гнул свою линию... Словом, одобряю на все сто! Теперь, смотрю, ты кадры свои попрятал, остался один. Может, надо тебя подпереть плечом? А?

— Ты это искренне?

— Вполне.

— На твое плечо опереться можно... — в раздумье сказал Николай. — Екатерина не заругает?

— Если что по пьянке, она не любит, а против такого дела возражать не станет.

— Хорошо, Андрей Архипович, приходи... Да ты как проходишь-то на территорию?

— Через Хлебную гавань.

— Понятно. Приходи седьмого в двадцать два часа к электростанции. Захвати с собой кусачки посильней, бокорезы и карманный электрический фонарь.

— Ясно. И кусачки и бокорезы?

— Видишь, у меня есть одни, но выщербленные и тупые. — Николай открыл ящик стола и, достав, показал бокорезы.

— Я принесу. Стало быть, седьмого в двадцать два ноль-ноль на траверзе электростанции, — повторил он.

— Дома тебе оставаться нельзя. Ты подумал о тайнике?

— Приспособил подвал в дровяном сарае. Тайна вклада обеспечена.

— Ну, смотри, а то я мог бы...

— Не надо, спасибо.

Полтавский простился и ушел.

Николай с сознанием того, что большое и сложное дело позади, откинулся в кресле, закрыл глаза и, не сопротивляясь навалившейся дремоте, уснул...

Утром приехал Вагнер, помятый и хмельной, но, подменив, отпустил Гефта домой.

Весь день седьмого числа Гефт провел на доке. Надо было, чтобы все видели, как настоящий хозяин готовится к переходу. Зенитные пушки, установленные Вагнером, были плохо принайтовлены. Боекомплект лежал в ящиках прямо на палубе. Груз распределен не по-боцмански и давал дифферент. Словом, дел нашлось много. Затем, взяв машину баурата, он съездил домой и привез тяжелый чемодан, который поставили в командирской каюте на башне дока. Буксир обещали подать к двадцати трем, отплытие назначено на двадцать четыре.



^ Эллинг, взорванный немцами перед уходом из Одессы.

На заднем плане видна электростанция, взрыв которой был предотвращен Н. Гефтом.

 

В двадцать один час Гефт сошел на берег, поднялся в Управление к баурату и простился. Загнер уходил следующей ночью на быстроходном катере и, по его расчетам, должен был обойти док где-то в районе Измаила.

В двадцать один пятьдесят Николай спустился вниз и пошел по направлению к электростанции.

Ни души. Редкие патрули на территории и усиленные возле лагеря.

Ветер резкий, порывистый. На море крутая волна. По небу плывут низкие, кучевые облака. Ни звезд, ни луны.

Николай подошел к электростанции. Никого.

«Неужели Полтавский не пришел?» — подумал он, вошел в дизельную и осветил фонариком циферблат часов — без пяти десять. Решил ждать.

Точно в десять послышались осторожные шаги.

Николай приоткрыл дверь и мигнул фонариком. Шаги послышались ближе...

Полтавский юркнул в дверь и молча включил фонарик.

Николай извлек из кармана и развернул план.

По схеме электропровод к минным колодцам протянут в здание станции через траншею, где проходят трубы подачи дизельного топлива.

— Надо снять щит с траншеи, — тихо сказал Николай и осветил слева у стены крышку люка. Он нагнулся, рукояткой бокореза приподнял щит и увидел два провода в разноцветной оплетке.

— Вырежи куски проводов! — сказал он, придерживая щит.

Полтавский лег на живот, перекусил бокорезом сперва один провод, затем другой. Отполз дальше. Николай помог ему поднять следующий щит. Он снова перерезал провода, вытащил куски, смотал их на ладони и спрятал в карман.

— Давай щиты опустим на место, — сказал Николай. — Так, здесь все. Теперь в котельную!

Они вышли, осмотрелись. Где-то в стороне прозвучала очередь автоматической пушки, и снова наступила тишина, гнетущая, словно притаившаяся...

В котельной ввод был сделан наружный и прямо привел их к заминированному колодцу. Лопатой, обнаруженной здесь же, Полтавский углубился на полметра, обрезал провода, подвязал к концам по кирпичу и, засыпав землей, хорошо утоптал.

— Все, Архипович. — Николай спрятал план.

— А как же остальные? Цеха? Склады? — спросил Полтавский.

— Там провода в глубоких траншеях, мы ничего не сможем сделать. Да и времени у нас не осталось: в двадцать три обход.

До Хлебной гавани они пробирались вместе, затем, молча простившись, разошлись в разные стороны.

Николай пошел на Арнаутскую.

На улицах часто встречались патрули военно-полевой жандармерии. Приходилось, стоя под резким светом электрического фонаря, показывать документы, с тревогой думая, что вот сейчас набредет на патруль кто-нибудь из оберверфштаба и попробуй объясни, почему ты, командир, не на доке, который вот-вот должен уйти из Одессы.

Но все обошлось благополучно. Он подошел к дому номер тринадцать и условно постучал в окно. Юля проводила его в комнату, сказав:

— Я уже начала беспокоиться. Почему так долго?

— По дороге раз пять проверяли документы... Я очень хочу есть...

— Сейчас покормлю тебя, только тише, мама спит... — Она ушла на кухню.

Николай порылся на этажерке и обнаружил томик стихов Эдуарда Багрицкого «Последняя ночь».

«Последняя ночь в оккупированном городе, — подумал он, — странно, последняя или, быть может, их будет несколько?»

Ужин был королевский — жареная ставрида с картошкой и даже... рюмка белой! У Юли был заветный флакончик спирта, она развела его кипяченой водой, отчего он стал мутный и теплый. Чуть, самую каплю, она налила себе, остальное ему.

Они чокнулись.

— За победу! — тихо сказал Николай. — Ты знаешь, что значит сейчас для меня эта рюмка?.. Нервы натянуты до предела, как проволочные тяжи... И вот я чувствую, понимаешь, Юля, чувствую физически, как слабеет их натяжение и я погружаюсь в блаженное состояние человека, который не сделал всего, что мог, но сделал все, что было в его силах... Ты знаешь, я просто мечтаю о нарах в тайнике на Тенистой, чтобы спать, спать не думая... Все это время я думал, даже во сне... Понимаешь, Юля, я не верю в обещанный страшный суд в небесах, но знаю, что придет время, и здесь, на земле, позовут нас с тобой и спросят: а что сделали вы в этой борьбе человека со зверем? Ну что мы можем на это сказать? Мы сделали мало, так ничтожно мало...

— Знаешь, Николай, ты опьянел от одной рюмки...

— Знаю. Юля, я могу взять с собой этот томик Багрицкого?

— Конечно. — Она улыбнулась.

— А ты, я вижу, довольна тем, что я пьян...

— Почему?

— Я ослаб, нет во мне прежней силы...

— Не понимаю связи...

— Помнишь, ты как-то сказала, что я все меньше нуждаюсь в тебе...

— Забудь об этом, это было давно и неправда... Скоро, очень скоро ты увидишь Анку и своих ребят... В феврале им исполнилось по семи.

Николай лег на кушетку, положив под голову руки, закрыл глаза и в то же мгновение погрузился в сон...

...К пирсу подходит теплоход, белый, нарядный, и на палубе стоит Анка, она старенькая, седая, в очках. Рядом с ней сыновья, они в одном возрасте с отцом... А Николай держит в руках два одинаковых резиновых пингвина — подарок сыновьям, но они так выросли... Аня состарилась, и только он, как был молодым, тридцатитрехлетним, так и остался... «Как же у меня такие взрослые сыновья?» — думает он. Вот подали трап, и они спускаются к нему, Константин и Владимир, поддерживая под руки мать... Анка очень смущена, она так постарела, и у нее возмужавшие сыновья... Трап длинный, как... как Крымский мост в Москве. Они идут, идут... Низкий протяжный гудок дает капитан теплохода, а они все идут по трапу, и кажется, что ему нет конца... И снова протяжный гудок...

Николай просыпается от звука гудка в порту. Сквозь щели в светомаскировке пробивается сиреневый сумрак рассвета. Он смотрит на часы — четверть шестого!

Входит Юля, она уже одета.

— Идем?

— Да, времени терять нельзя ни минуты!

Они молча выходят и идут в порт.

Док ушел, в этом он убедился сам. Теперь можно и на Тенистую!

Они сворачивают в сторону и идут по Преображенской к Большой Фонтанской дороге. Они идут долго, около двух часов.

В этот ранний час улица еще спит, и они проходят никем не замеченные. На пороге дома Николай останавливается:

— Там, у тебя на Арнаутской, я видел сон... До сих пор не могу забыть, какой-то вещий... Словно бы я на пирсе, встречаю теплоход, и на палубе Анка, старая, седая, и взрослые сыновья... Я стою на пирсе, тридцатитрехлетний, а сыновьям моим примерно столько же, и они по трапу идут, идут...

— Смешной сон... — Она улыбнулась.

— Смешной, говоришь? Ничего не вижу смешного. Дети мои вырастут, а я как был, так и останусь для них тридцатитрехлетним, по воспоминаниям детства... По фотографиям...

— Какая-то мистическая заумь! — уверенно бросила Юля.

— Понимаешь, Юля, я сам не верю, но тяжелый осадок не проходит. Ладно. Идем. — Он постучал, и дверь тотчас же открылась: их ждали.

На пороге стояла Елена Сергеевна.

— Как вы долго! Иван не находит себе места, — сказала она, спускаясь в подвал.

Несколько блоков ракушечника было выдвинуто: в ожидании его тайник не закрывали.

— До свидания, Юля! — прощаясь, сказал Николай. — В эти дни будет особенно опасно в городе, зря не рискуй, прошу тебя. Я не благодарю за все, что ты сделала, ты выполнила свой долг. Вот какие громкие слова я тебе говорю, — улыбнулся он. — Но что-то, мне кажется, ты сделала и для меня лично. Спасибо тебе.

Николай полез головой в амбразуру и скрылся в тайнике. Женщины поставили блоки ракушечника на место и навесили полку-стеллаж со всяким хозяйственным хламом.

В тайнике Николай мог стоять не сгибаясь. Здесь было не теснее, чем в купе плацкартного вагона.

— А как Лопатто? — спросил Николай Валерия.

— Я был у профессора шестого, проводил его и Александра до стекольного завода. Они ушли в катакомбы. Мария Трофимовна на даче.



^ Эллинг после восстановления.

 

— Это хорошо. Знаешь, Иван Александрович, кто мне помогал разминировать станцию? Полтавский! — неожиданно сказал Николай.

— Сам пришел?

— Сам. Не надо ли, говорит, подпереть плечом?

— Он мужик душевный, какой-то человечный...

— Пожалуй, — согласился Николай.

— Что же ты не взял его с собой? — спросил Рябошапченко.

— Предлагал. У него есть тайник свой. Смотрите, какие строчки:

Мы навык воинов приобрели,

Терпенье и меткость глаз,

Уменье хитрить, уменье молчать,

Уменье смотреть в глаза.43

— Как это здорово: «Мы навык воинов приобрели!» На, получай, Валерий, томик Багрицкого, а я спать, спать... Братцы, сколько же я недоспал за это время! — Николай взобрался на верхние нары, снял тужурку и лег, подложив под голову руки...

Одинокой звездочкой в чернильной темноте тайника мерцала лампочка на тонком шнуре, она звала его словно путеводная звезда... Казалось, что куда-то его мчит поезд и он лежит на жестком плацкартном месте вагона...

Время тянулось томительно медленно.

В первый же день пребывания в убежище они слышали гулкий топот сапог над головой, голоса... Это приходили из полиции за Иваном Рябошапченко. Елена Сергеевна сказала, что муж эвакуирован в Германию с оборудованием завода, показывала справку, предусмотрительно заготовленную Гефтом. Полицейские забрали все шерстяные вещи и ушли. Наведывались и власовцы во главе с офицером, угрожая оружием, требовали денег и тоже, забрав из дома последнее, ушли.

Среди ночи домик Рябошапченко долго сотрясали близкие взрывы. Земля дрожала и гудела, словно от подземных вулканических толчков. Рвались немецкие склады артиллерийских снарядов. Взрывы были такой страшной силы, что вся черепица слетела с обрешетки дома.

Многими часами они сидели на нарах и, затаив дыхание, прислушивались к звукам то приближающейся, то удаляющейся стрельбы из орудий и тяжелых минометов. Бой шел где-то близко от Тенистой улицы, по береговой черте, у самого моря. Низко пикировали советские самолеты, и к вою моторов примешивались разрывы снарядов и клекот спаренных пулеметов...



^ Дом № 6/9 по Тенистой улице.

Здесь был тайник, в котором скрывались руководители подпольной группы.

 

Вскочив, Гефт долго метался по узкому пространству убежища, два шага в ширину — три в длину. За ним молча наблюдали, сидя на нарах, Рябошапченко и Бурзи.

— Затаились, как кроты!.. А там идет бой, люди вышли из-под земли с оружием!.. Нет, не могу больше! Не могу!! — сорвался Гефт и, навалясь плечом, попытался вытолкнуть блок ракушечника.

— Оставь, Николай! Тебя же знают в лицо! — глухо сказал Бурзи. — Что мы можем сделать? Один пистолет на троих... Ты же разведчик! У тебя другая задача. Отдохнешь неделю, другую и снова в тыл!.. Тебя готовили не для того, чтобы подставить под шальную пулю!..

— Хрестоматийная истина! — бросил Гефт. — Я не только разведчик, но и гражданин! Пойми...

— Не понимаю. Ты должен лично передать собранную информацию!..

Гефт опустился на нары, закрыв лицо руками, затих.

Долго еще слышались звуки боя; затем наступило удивительное спокойствие. Тишина вызывала тревогу и теснящее грудь предчувствие...

В девять часов утра они услышали условный стук.

Волнуясь, бросились к проему и помогли изнутри вытолкнуть блоки ракушечника в коридор.

Первое, что они услышали, был голос Юли Покалюхиной:

— Товарищи, наши вошли в Одессу!..

Они все выбрались из тайника и забросали ее вопросами.

— Всю ночь шли уличные бои! — рассказывала Юля. — Наши форсировали лиман и ворвались в Одессу со стороны Пересыпи. Танки и мотопехота обошли город с флангов...

— На завод! Сейчас же все идем на завод!.. — сказал Николай.

Над городом стлался удушливый дым пожарищ. Немецкие варвары взорвали народную святыню — домик, в котором жил и творил Пушкин. В руинах Дом учителя, вокзал, школы. Горят дома на Дерибасовской и Пушкинской улицах. Лежат на дорогах безжалостно срубленные белые акации — гордость Одессы. Еще сотрясают воздух взрывы на станции Сортировочная. Смрадный дым стоит над портом, холодильником, над судами, что немцы не успели увести в Констанцу. Словно спутанные провода, лежат в руинах конструкции портальных кранов, сооружения порта...

А в Одессу идут и идут все новые и новые советские части. Лица воинов усталы, суровы, но счастливы: завершен один из героических этапов освободительной борьбы народа — Одесса стала снова советской!

В шесть часов вечера возле памятника дюка де Ришелье стоят Гефт, Покалюхина, Рябошапченко, Берещук, Тихонин, Ляшенко и Мындра. Они встречают победителей, поднимающихся по Потемкинской лестнице, перекидываются с ними шутками, подпевают украинским партизанам:

3 автоматом ходить фриц,

Щось муркаче про свий блиц,

Партизан цьому як блиснув,

Бильше фриц уже не пискнув!..

А войска все идут и идут, в скатках через плечо, в треухах, с подвязанными к поясам касками, усталые, но счастливые, бойцы за советскую Одессу!..

Гефт смотрит вниз, на лестницу, и видит: впереди подразделения разведчиков поднимается высокий, плечистый гвардии лейтенант. На его молодом еще лице смешная куцая борода. Правая рука забинтована и на перевязи, левой он опирается на плечо молоденького гвардии сержанта с автоматом. Сам не зная почему, Николай еще издали приметил этих двоих и с нетерпением ждет, чтобы рассмотреть их ближе...

Иному покажется, что так бывает только в книгах, в кино или театре, что жизнь не балует такой случайностью. Но жизненная правда куда удивительнее вымысла!

Николай идет к ним навстречу и узнает в маленьком сержанте Глашу! Глашу Вагину!

Глаша со своим спутником выходит из строя и двигается прямо на него, улыбаясь счастливой, загадочной улыбкой.

— Знакомьтесь! — говорит она. — Гвардии лейтенант Яков Вагин! А это разведчик, командир подпольной группы Николай Гефт!

Мужчины здороваются, но торжественность им не к лицу, и, обнявшись, они троекратно целуются.

— Товарищ командир, — обращается к Николаю она. — Докладывает гвардии сержант Вагина. Ваше задание выполнено! Разведданные доставлены в срок и переданы командованию!

Они обнимаются.

— Помните, вы сказали: когда вернется Яков, я зайду к вам, мы выпьем по стопке вина и вспомним это страшное время, которое вас не согнуло?.. Помните?

— Помню.

— Так идемте сейчас на Коблевскую!..

— Я здесь не один, вот, знакомьтесь. Это та самая Глаша Вагина, которой ты, Юля, доставала амбулаторную справку.

Они познакомились.

Подходя к дому, где жила Вагина, Николай невольно замедлил шаг: а что, если дом разрушен? Если квартира разграблена?

Словно угадав его мысли, Глаша сказала:

— Если дом не разбомбило, квартира цела. Уходя, я по совету товарища Романа пришпилила на дверь объявление: «Вагина отправлена в инфекционную больницу по подозрению на сыпной тиф». — Она совсем как девчонка рассмеялась, подпрыгнула на одной ноге, словно играя в «классы», и побежала вперед, придерживая на груди автомат.

Когда они все вошли в комнату, светомаскировка была сорвана, окно распахнуто настежь, а Глаша хлопотала по хозяйству, накрывая дивизионной газетой стол и расставляя на «скатерти» посуду.

Они все сгрудились вокруг стола.

Николай, волнуясь, глухо сказал:

— За жизнь, перед которой отступила смерть! За счастье! За победу!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Только первого июля Анка с сыновьями приехала в Одессу, а через несколько дней майор Гефт получил новое задание: во главе разведывательно-диверсионной группы под условным названием «Авангард» десантироваться северо-восточнее Кракова, в Польше.

Тридцатого июля Николай снова расстался с семьей и направился в Киев для комплектования десантной группы. Его помощником назначен капитан Валерий Бурзи (Ефремов). Из подпольной группы привлечен Василий Тихонин. Этому юноше, Васылю, как его любовно называли поляки, суждено было сыграть не последнюю роль в героической истории «Авангарда».

Третьего августа майор Гефт выехал из Киева в Житомир, отсюда в ночь с шестого на седьмое самолетом десантники были сброшены с парашютами в пятидесяти километрах северо-восточнее Кракова.

Перед группой «Авангард» была поставлена задача: выйти к Бреслау для выполнения основного задания.

Восемнадцатого августа в районе Космолува, на участке Слькуж — Рогачев, десантники «Авангарда» подорвали полотно железной дороги. В результате диверсии — крушение воинского эшелона, убито и ранено несколько сот гитлеровцев, уничтожено значительное количество вражеской военной техники.

На шоссе Варшава — Краков, между населенными пунктами Мехув — Киджеюв, десантниками «Авангарда» расстреляна и сожжена колонна гитлеровских автомашин с боеприпасами.

На главной железнодорожной магистрали, Берлин — Катовицы — Краков, десантниками был подорван мост во время прохождения воинского эшелона, а через несколько минут скорый поезд, идущий из Берлина с войсками СС, свалился в провал моста. Всю ночь гитлеровцы убирали убитых и раненых.

Двадцать восьмого августа на марше в районе поселка Седлец, в двадцати километрах северо-западнее Кракова, отряд «Авангард» наткнулся на засаду карателей. Значительно превосходя численностью, гитлеровцы обошли отряд с флангов. Положение сложилось критическое, десантники несли значительные потери. Майор Гефт принял решение: он и радистка Вера прикрывают отход «Авангарда» малыми группами.

Капитан Бурзи вывел десантников из-под огня и долго дожидался в лесу возвращения командира, но им не суждено было встретиться.

Николай Гефт и радистка вели автоматный огонь, прикрывая выход из окружения группы, но вот осколком мины в грудь наповал убита Вера. У Гефта кончился боекомплект, он выхватил из кобуры «Вальтер», тот самый, одесский, и расстрелял все обоймы, остался один последний патрон. Николай закопал полевую сумку в траншее и в тот момент, когда гитлеровцы, торжествуя победу, бежали к нему, крикнул: — Я буду вам страшен и мертвый!.. — Приложил ствол к виску и нажал спуск...

Командование разведывательно-диверсионным отрядом «Авангард» принял на себя капитан Бурзи.

Жестоко мстя за смерть своего командира, отряд продвигался на юго-запад к чехословацкой границе.

Спустя несколько месяцев в бою с карателями смертью храбрых пал и Валерий Бурзи. Это случилось под Горной Ричаркой, и тело его покоится у селения Райча, на границе Польши и Чехословакии.

Василий Тихонин стал во главе отряда. На боевом пути было немало горьких поражений, но военное счастье их не оставляло. Много ярких страниц вписали десантники «Авангарда» в историю борьбы за освобождение Польши.

После победного окончания войны Василий Тихонин вернулся в Одессу, кончил институт, стал членом Коммунистической партии. Василий много плавал, побывал во всех частях света. Сейчас он работает в Черноморском пароходстве в должности механика-наставника.

Судьба родителей Николая Гефта, Веры Иосифовны и Артура Готлибовича, сложилась так: на пароходе «Альтенбург», вышедшем ночью двадцать пятого марта из Одессы, они добрались до Галаца, затем речным пароходиком до Панчова и поездом до Лодзи, где попали в лагерь для железнодорожных рабочих. Из Лодзи лагерь был перебазирован в Нижнюю Силезию, и они оказались во Фрайбурге. Здесь они и находились до прихода Советской Армии. После соответствующей проверки Артур Готлибович был зачислен переводчиком в часть полковника Чуба. Вместе с этой частью Гефты и вернулись на Родину в сорок шестом году. Сейчас Вера Иосифовна и Артур Готлибович живут в Одессе.



^ Оставшиеся в живых члены подпольной группы.

Первый ряд (слева направо): Юлия Покалюхина, Иван Рябошапченко, Михаил Берещук.

Второй ряд: Василий Тихонин, Николай Ляшенко, Иван Мындра.

Снимок сделан в 1963 году.

 

Кажется, что ни время, ни тяжкое горе утраты Анны не коснулись. Она такая же, как была, — молодая, с девичьей тонкой фигурой, хотя и стала уже бабушкой. Ее сын Владимир Гефт работает на Дальнем Востоке в одном из научно-исследовательских институтов. Второй сын, Костя, — комсомолец, преподает английский язык в Высшем мореходном училище.

В Одессе живет и Зинаида Семашко, сестра Анны, та, что в годы борьбы слушала радио, передавала сводки Николаю Гефту, расклеивала листовки на Сортировочной. Зинаида Никитична уже не работает, получает пенсию, ее двое детей, сын Олег и дочь Татьяна, заканчивают Технологический институт имени Ломоносова.

Юлия Тимофеевна Покалюхина в пятидесятом году кончила Одесский медицинский институт и с тех пор заведует детскими яслями, совмещая работу с большой общественной деятельностью в качестве депутата райсовета Центрального района Одессы. Она по-прежнему энергична, деятельна, глубоко принципиальна. Эти качества, отличавшие ее когда-то и в подполье, Юля сумела сохранить и пронести через все эти двадцать лет.

Ничего не изменилось в жизни Ивана Александровича Рябошапченко: со своей разросшейся, многочисленной семьей он живет все там же, на Тенистой улице, где в годы борьбы был создан тайник для подпольщиков. Он и теперь работает мастером, но на другой фабрике, ближе к дому. Его три сына — третий родился в сорок пятом — вышли в люди, так с гордостью Рябошапченко говорит сам. Старший, Константин, — член партии, мастер по ремонту радиооборудования в порту. Владимир — комсомолец, заведует физической лабораторией Института связи. Младший, Николай, — матрос первого класса на «Колхиде» Черноморского пароходства. Через год Ивану Александровичу шестьдесят, но он еще бодр и не собирается на пенсию.

Что же касается профессора Лопатто, то уже в сорок четвертом году Эдуард Ксаверьевич был деканом химико-технологического факультета Государственного университета имени И. И. Мечникова, а в сорок шестом году воднотранспортный райком утвердил решение первичной партийной организации о принятии профессора Лопатто в члены Коммунистической партии. За мужество, проявленное в годы оккупации Одессы, за доблесть в борьбе с врагом Эдуард Ксаверьевич был награжден медалью «Партизану Отечественной войны»...

Пятнадцатого сентября пятьдесят первого года доктор химических наук, профессор Эдуард Ксаверьевич Лопатто скоропостижно скончался.

Только на несколько часов пережила Эдуарда Ксаверьевича его верная подруга Мария Трофимовна.

Мастера Михаил Степанович Берещук и Николай Федорович Ляшенко по-прежнему работают на судоремонтном заводе. Они растят новую смену, передают свой опыт и знания молодым рабочим, их любят в заводском коллективе и считаются с их неоспоримым авторитетом.

В шестьдесят третьем году все участники подпольной патриотической группы, действовавшей на судоремонтном заводе, встретились у Ивана Яковлевича Мындры, в его большом просторном доме на 4-й Степной улице. Мындра теперь работает на заводе имени Петра Старостина мастером-бригадиром.

Мы долго сидели за праздничным столом — исполнилось двадцать лет с тех пор, как Николай Гефт сброшенный под Одессой с парашютом, пришел на судоремонтный завод. Говорили о мужестве чекиста Гефта, гражданском темпераменте, блестящем умении себя держать в самые трудные, самые опасные дни борьбы.

Потом мы прослушали на рояли концерт Глиэра в исполнении сына Ивана Яковлевича, Шуры, ученика четвертого класса музыкальной школы. Шурик играл с удивительным для своих лет мастерством и подъемом.

Я посмотрел на Ивана Яковлевича и по выражению его лица понял, что во имя этого, во имя счастья нового, растущего поколения, стоило бороться и победить!

 

Одесса — Москва.

1963—1964 гг.

ОГЛАВЛЕНИЕ


Предисловие


Книга первая

^ ТАЙНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

В пекло! .............. 15

Пока только стратегия ........ 38

Сражение начинается ........ 50

Между строк ............. 68

Перчатка поднята .......... 88

В «зверинце Вагнера» ........ 111

Крупная игра ........... 137

Человек, который грассировал ..... 158

Продолжение следует ........ 182


Книга вторая

^ ЗЕМЛЯ ГОРИТ

Сила жизни ............ 207

Товарищ Роман ........... 214

Две встречи ........... 234

Тактика меняется ......... 254

«РВ-204» уходит в полночь ...... 269

Креп на шляпке .......... 289

Переход Рубикона ......... 301

Начало конца ............ 314

Тревожные дни .......... 331

Правая рука ........... 343

Операция «Молот и солидол» ..... 357

На Потёмкинской лестнице ...... 377


Послесловие............ 400


Михайлов Виктор Семенович.

ПОВЕСТЬ О ЧЕКИСТЕ. М., Политиздат, 1965.

407 с. с илл.


Редактор С. Бубенщиков

Художник В. Ишутин

Художественный редактор Г. Семиреченко

Технический редактор Ю. Мухин

Сдано в набор 22 июня 1965 г. Подписано в печать 11 августа 1965 г. Формат 70Х1081/32. Физ. печ. л. 123/4. Условн. печ. л. 17,850, Учетно-изд. л. 15,72. Тираж 500 000 (400 001 — 500 000) экз. А10942. Заказ № 4187. Цена 50 коп.

Политиздат, Москва, А-47, Миусская пл., 7.

Типография издательства «Звезда», г. Пермь, ул. Дружбы, 34.

1Маршбефель (нем.) — маршевое удостоверение, командировочная.

2«Транснистрия» (рум.) — «Заднестровье», так оккупанты называли временно оккупированную территорию СССР между Днестром и Бугом.

3Примарь (рум.) — в данном случае сельский староста.

4«Фольксдейче миттельштелле» (нем.) — служба войск СС по содействию местным лицам немецкого происхождения; политическое и административное учреждение, занимавшееся онемечиванием населения.

5^ Константин Симонов. Хозяйка дома.

6Бодега (рум.) — закусочная, третьеразрядный ресторан.

7Баурат (нем.) — староста.

8Сигуранца (рум.) — тайная полиция, охранка.

9Гафеншуцфлотилия (нем.) — охраннопортовая.

10Деляйтфлотилия (нем.) — охраннокараванная.

11Гауптшарфюрер — унтер-офицерский чин в войсках СС.

12Строки из «Гренады» Михаила Светлова.

13«Сообщения Советского информбюро», т. 5. М., 1943, стр. 26—27.

14ГФП — Гехайм-Фельд-Полицай — тайная полевая полиция.

15«Сообщения Советского информбюро», т. 5, стр. 37.

16ОРА — «освободительная русская армия», так именовали себя наемники изменника Власова.

17Яд (нем.)

18Молчать!

19Куртя марциала (рум.) — военно-полевой суд.

20«Сообщения Советского информбюро», т. 5, стр. 281—282.

21«Сообщения Советского информбюро», т. 5, стр. 287.

22Что тебе надо, женщина?

23Алло, Эрих! Здесь русская женщина. Я не пойму, что ей надо!

24Русская женщина. У нее законный немецкий пропуск в Балаклею. Просит ее взять с собой.

25Почему бы нет?

26А что скажет фельдфебель?

27Пусть лезет под лавку.

28Эрих! Почему ты не проведаешь свою фрау?

29Наша фрау спит, как сурок. А вы знаете, она еще молодая и хорошенькая!

30Худой, заморенный цыпленок!

31Эй, Гуго! Что там?

32Да вот русская, просится в машину.

33Выходи!

34Вещи пусть останутся здесь!

35Стой!

36Иди сюда!

37Эй, Гуго! Ты скоро?

38Черт! Не терпится ему.

39Нельзя человеку развлечься!

40Вайнахтсман (нем.) — рождественский дед.

41«Сообщения Советского информбюро», т. 6. М., 1944, стр. 126.

42Гефт имеет в виду памятник градоначальнику Одессы дюку де Ришелье.

43Эдуард Багрицкий. Последняя ночь.




оставить комментарий
страница12/12
Дата02.10.2011
Размер3.39 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх