Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010 icon

Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010


1 чел. помогло.
Смотрите также:
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
Межвузовский сборник научных трудов...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
В. А. Астахов Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора...
Статья опубликована: Возрождение: Общественно-политическая и историческая мысль...
Первая Всероссийская заочная научно-практическая конференция "Теории предпринимательства и...
Т. Н. Воройская (вги мосу) кандидат исторических наук, доцент...
Арственный университет имени н г. чернышевского Учитель ученик : проблемы, поиски...
Печатный Вопросы комплексной автоматизации мелиоративных систем". Сб научных статей...
Текст дискурс картина мира. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. / Научный ред. О. Н...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

Исторические аспекты бездомности в России


Аббревиатура "бомж" вошла в наш обиход не так давно. Но это вовсе не значит, что до этого бродяг не существовало. На самом деле они были еще в глубокой древности, только назывались иначе. Поэтому корни социальной работы с этой категорией людей – лицами без определенного места жительства, – уходят во времена древних славян, которым уже были известны простейшие формы благотворительности. Систематический характер благотворительность приобретает после крещения Руси, осуществленного князем Владимиром в конце X века. В течение нескольких столетий она осуществлялась преимущественно частными лицами и церковью. Однако, сведения о бездомности и об отношении к этому явлению общества до XVII века очень скудные. С наибольшей достоверностью можно утверждать, что бездомные и нищие чаще всего находили убежище и помощь в многочисленных монастырях и храмах.

В конце XVII века был разработан проект указа, предусматривающий широкую программу социальных мер по ликвидации нищенства. Строго предписывалось собрать всех бездомных и нищих, выделить из них действительно нетрудоспособных и поместить в госпитали и богадельни или в монастыри. Для беспризорных детей рекомендовалось создать особые дворы, где учили бы грамоте и ремеслам. Указ так и остался нереализованным.

В петровские времена репрессии против нищих и бездомных ужесточились. Указ от 30 ноября 1691 года гласил: "...ссылать посадских людей в те же города в посад, из коих они пришли, а дворцовых крестьян в дворцовые волости, а помещиковых и вотчинниковых крестьян отдавать помещикам и вотчинникам. А буде те люди... впредь объявятся на Москве... бить кнутом и ссылать в ссылку в дальние сибирские города" [3, C. 159]. Преследовались не только просящие, но и подающие: "...заказывать, чтобы бродящим нищим милостыню никто не давал... а кто не послушается и будет подавать милостыню бродящим нищим, таких хватать, приводить в Монастырский приказ и брать с них пеню по указу" (Правительственное распоряжение главы Монастырского приказа от 1705 года) [3, C. 160]. Народ не понимал и не принимал преследований бездомных и нищих, считал это дело противоестественным и безбожным. Бездомные, калеки, убогие и юродивые считались людьми божьими. Недаром посланные на поимку нищих дворяне и солдаты жаловались, что у них нищих отбивают, а их самих бьют.

Правительство не ограничивалось одними репрессивными мерами против бездомных и нищих. Указом от 31 января 1712 года предписывалось: "По всем губерниям учинить шпиталеты для самых увечных, таких, которые работать не могут..."[3] Всего с конца XVII века до 1775 года вышло около 70 указов, касающихся нищенства. В основном они сводились к тому, что нищенство следует запретить, нетрудоспособных поместить в богадельни, детей в приюты, а работоспособных привлечь к труду или мобилизовать в армию. Большинство распоряжений не имели под собой социальной и экономической базы, однако это не уменьшало желание властей запретить нищету в нищем государстве.

В конце XVIII и на протяжении XIX веков строительство частных больниц и приютов для бедного населения стало делом престижа. Сначала дворянская аристократия – крупные землевладельцы, а затем промышленники и купцы вкладывали средства в благотворительные дела, стремясь зарекомендовать себя в глазах общественности. Государственная поддержка общественных начинаний была закреплена законодательным актом от 7 ноября 1775 года, получившим название "Учреждение для управления губерний Всероссийской империи". В каждой самоуправляемой территории России создавались особые административные органы – приказы общественного призрения, в обязанность которым вменялось создание народных школ, сиротских домов, больниц, богаделен, домов для неизлечимых больных, домов для умалишенных, работных и смирительных домов. Смирительный дом представлял собой не что иное, как колонию принудительного труда, куда отправлялись лица за антиобщественное поведение.

Московский городской работный дом имел несколько отделений в различных частях Москвы. Там были устроены мастерские: кузнечно-слесарная, сапожная, переплетная и др., в которых к концу XIX века работало до двух тысяч бездомных; они предварительно подлежали врачебному осмотру, одежда подвергалась дезинфекции, после чего призреваемые распределялись по отделениям. Все находившиеся в работном доме были на полном содержании, получали одежду, пищу, кров. За срок, определяемый для содержания в работном доме, трудоспособные старались заработать некоторую "стартовую" сумму для дальнейшего устройства жизни. В 1896 году при работном доме был создан женский Дом трудолюбия. При Доме трудолюбия имелись мастерские, оборудованные швейными машинами, где приходящие бездомные женщины могли зарабатывать средства к существованию. Там же имелась столовая, где можно было получить обед стоимостью 5 копеек.

Одной из форм благотворительности было оказание помощи нуждающимся в жилье. Большую работу в этом направлении проводило Братолюбивое общество, входившее в состав крупной благотворительной организации Императорского Человеколюбивого общества. К началу XX века в Москве сформировалось несколько жилых комплексов, принадлежавших Братолюбивому обществу. На средства различных благотворителей было выстроено несколько богаделен, ночлежек и десятки домов с дешевыми и бесплатными квартирами, где проживало до 10 тысяч человек.

Помимо учреждений социальной помощи с начала XIX века развернулось крупное больничное строительство для малоимущих граждан, которое осуществлялось государственной системой приказов общественного призрения, а также довольно широко разветвленной сетью благотворительных обществ и учреждений. Самым мощным из них было Ведомство учреждений императрицы Марии, названное так по имени супруги императора Павла I. В 1855 году в Ведомстве императрицы Марии состояло 365 учебных и благотворительных заведений, а к 1900 году их число уже превышало 500. В них обучались десятки тысяч детей обоего пола; в 40 больницах Ведомства ежегодно проходило лечение свыше 40 тысяч больных. В воспитательных домах, приютах и богадельнях проживало свыше 60 тысяч человек. Годовой бюджет Ведомства к этому времени достигал 13 миллионов рублей [1, C. 44].

В 1907 году Елизавета Федоровна – вдова убитого И. П. Каляевым великого князя Сергея Александровича – учредила общину сестер милосердия под названием Марфа-Мариинская обитель. Община начала работать в феврале 1909 года. В ее составе действовала больница, амбулатория, аптека, приют для девочек-сирот, столовая для бедных, воскресная школа. В 1918 году Елизавета Федоровна была арестована и вместе с другими членами императорского дома расстреляна.

После Октябрьской революции и гражданской войны к середине 1920-х годов в СССР было почти два миллиона бездомных. По мере укрепления тоталитарного режима бездомность была запрещена. В стране "победившего" социализма бездомных и бродяг не должно было быть. И их "не стало". Существование без прописки и без официальной работы (для мужчин трудоспособного возраста) в 1930-х годах начало преследоваться в соответствии с принятым Уголовным кодексом. Структуры помощи бездомным, созданные до революции, были разрушены. Скрытая бездомность существовала, но официально никто об этом не упоминал.

В 1991 году были отменены статьи 198 и 209 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривавшие уголовную ответственность для бездомных. Резко изменилась ситуация в стране во всех сферах жизни. Имевшаяся бездомность легализовалась, а кроме этого, создались условия для обвального увеличения армии бездомных. Все эти несчастные люди оказались на улице, так как ни приютов, ни ночлежек не было. В Москве, например, первая ночлежка на 24 человека открылась в 1992 году. Только к 1996 году стало отмечаться понимание властей, что бороться с бездомными бессмысленно, а надо предпринимать конструктивные меры. Появились приказы по организации медицинской помощи бездомным, стали создаваться ночлежки. К 1997 году в Москве создано шесть учреждений социальной помощи бездомным (дома ночного пребывания, социальные гостиницы и центр социальной адаптации), способных в целом принять до 1500 человек (все перечисленные учреждения предназначены только для бывших москвичей). Несмотря на произошедшие изменения в отношении государства к бездомным, до сих пор остается много нерешенных проблем в сферах медицинской помощи и трудоустройства этой категории граждан. Наиболее открытыми в плане трудоустройства бездомных оказались фермерские и крестьянские хозяйства. Однако и здесь возникает много сложностей, чаще всего связанных с регистрацией.

К началу 1998 года определился круг организаций, работающих с бездомными. Первое же собрание в январе показало, что только в тесном взаимодействии общественных организаций и государственных структур можно добиться наилучшего результата в создании системы медико-социальной реабилитации и трудовой адаптации бездомных граждан. Подобное понимание привело к созданию 26 мая 1998 года общественного движения "Координационный центр по проблемам бездомности".

Бездомность, к сожалению, стала неотъемлемой частью нашей жизни. По данным МВД РФ, бездомных в России от 100 до 350 тысяч, а по мнению независимых экспертов – от 1 до 3 миллионов человек [1, C. 46]. Для многих из них бездомность - не вина и наказание, а беда.

С самого начала образования СССР советским законодательством предусматривалось, что осужденные к лишению свободы лишались права на занимаемую жилую площадь. Таким образом, государство годами создает все новых и новых бездомных. Ежегодно из тюрем освобождается около 250 тысяч человек. Сейчас бывший заключенный имеет право на восстановление жилья, однако в стране с повальной приватизацией жилого фонда на реализацию этого права требуется длительный срок, часто годы. Бывшему заключенному очень сложно трудоустроиться, даже если ему удалось зарегистрироваться, скажем, в ночлежке. Как долго может выдержать психика человека, постоянно ощущающего презрительное и подозрительное отношение к себе? По данным финских психиатров, 80% пациентов психиатрических клиник – люди, лишившиеся работы, только работы, а не жилья. Порочная государственная политика лишения человека жилья, помимо законного наказания за совершенное преступление, создает условия для возвращения человека в преступный мир. Однако даже при таких чудовищных условиях большинство бездомных не преступает закон.

Согласно международной Конвенции о правах человека, все без исключения кате­гории бездомных имеют право на приют, особенно в ночное время. При этом должен соблюдаться дифференцированный, ориентирующийся на различные категории, под­ход. Так, для определенной части бездомных достаточно предоставления убежища на ночь, возможности помыться, получить тарелку супа, элементарное тепло. Однако для тех, кому дух бродяжничества чужд или стал невыносимым, этого совершенно не­достаточно. Таким людям нужно некоторое время и ощущение безопасности, благо­даря которым они могут "прийти в себя", собраться с мыслями, чтобы принимать ре­шения о своем будущем. Это дома ночного пребывания, социальные гостиницы, дома-интернаты для одиноких пенсионеров и инвалидов [2]. У каждого из них свои цели, задачи, функции, специфика, а также соответствующее особенностям контингента со­держание деятельности, подбор кадров, призванных организовывать и оказывать по­мощь.

В Свердловской области несколько лет назад Э. Россель издал указ о создании домов ночного пребывания. В настоящее время действует один в Екатеринбурге — на 45 мест. Жизнь показала — это учреждение востребовано. Оно стало маленьким островком надежды для тысяч людей. Дом ночного пребывания рассчитан на мужчин. Здесь они получают одноразовое питание, постель, медицинскую помощь. Юристы занимаются восстановлением документов, многим помогают устроиться на работу. Создан в области и специнтернат для пожилых людей, отбывших наказание. Обратившимся в органы социальной защиты оказывается материальная помощь. Проводится в области и большая профилактическая работа — развивается сеть кризисных отделений для женщин, функционируют 72 учреждения поддержки семьи и детей и многое другое. И все-таки решение проблемы реабилитации бездомных еще в самой начальной стадии. Совсем недавно в г. Екатеринбурге создано Бюро по трудоустройству лиц БОМЖ, где оказывают им содействие в получении места жительства. Кроме этого, временно трудоустроены 281человек, консультации получили 227 человек. С первых минут клиентам оказывается моральная и материальная поддержка. Создан фонд, из которого выделяется 150 – 300 рублей в виде материальной помощи, поскольку часто обращаются лица, не имеющие средств даже на самую простую еду. Кроме того, выдаются средства для прохождения санобработки. Для бездомных, трудоустроенных через Бюро, организовано небольшое общежитие (снята квартира, в которой сейчас проживают 6 человек, остальные размещаются в вагончиках по месту работы).

Таким образом, бездомность и бродяжничество давно существующие социальные явления, особенно широко распространены в период социальных потрясений и стихийных бедствий – войн, голода, наводнений, землетрясений. Причинами, послужившими усугублению этого процесса в современном российском обществе можно назвать социальное нездоровье общества, слабые возможности реализации социальных программ и т.д. До сих пор проблемы социальной помощи столь многочисленной, разношерстной, никем не защищенной и не дифференцируемой группы населения на государственном уровне, по сути, не решаются или решаются вяло, локально, без координации усилий и строгого соблюдения законодательства и прав. Не определен статус бездомного. Нет сколько-нибудь четко сформулированной государственной политики по отноше­нию к бездомным. Все это не может не развивать у них комплекса неполноценности, принадлежности к изгоям, которым никогда не сблизиться с нормальным "большинством".

Как показывает практика, преодоление бездомности в условиях нынешней рыночной экономики – сложная, трудноразрешимая задача. Кардинальное решение проблемы бездомных возможно только на путях глубоких преобразований всей социально-экономической сферы, общего подъема жизненного уровня народа.


Библиографический список:


  1. Павленок П.Д. Бездомность//Российская энциклопедия социальной работы/ Под ред. Е.И.Холостовой, А.М. Пановой. М.: Институт социальной работы, 1997. Т.1. С.44

  2. Соколов Д. От бродяг нельзя отмахнуться милицейской дубинкой// Новое время. 2002. №23. с.15

  3. Фирсов М.В. Антология социальной работы. Т.2. Феноменология социальной патологии. М., Сварочъ-НВП СПТ, 1995. С. 159.



Е.Ю. Стригулина


Особенности психического развития слабовидящих людей

и их интеграции в общество


На протяжении многих веков в обыденном сознании людей складывалось представление о слепом человеке как о глубоко ущербной и неполноценной личности. Слепым людям приписывались разнообразные отрицательные личностные свойства, такие как гипертрофированные биологические потребности, дурные привычки, отсутствие духовных интересов, наличие отрицательных черт характера и прочие. Все эти особенности рассматривались как прямое следствие нарушения зрения.

Наряду с подобными воззрениями имели место и прямо противоположные концепции, утверждавшие абсолютную независимость личности и ее устойчивых свойств от соматического состояния и условий жизни. Утверждалось, что личность формируется спонтанно, а слепота, ограничивающая контакты человека с внешним миром, способствует его самопознанию и самосовершенствованию.

Тифлопсихологами и тифлопедагогами отмечается тот факт, что дефекты зрения могут приводить к развитию негативных черт характера, таких как негативизм, внушаемость, ленивость, конформность и другие [4]. Однако при правильной организации воспитания и обучения слепого ребенка формирование позитивных свойств личности, мотивации общения и обучения оказывается практически независимым от состояния зрительного анализатора.

Таким образом, очевидно, что в формировании основных свойств личности на первый план выступают социальные факторы, действие которых оказывается относительно или полностью независимым от времени возникновения и глубины патологии зрения.

В.П. Гудонис утверждает, что нарушения зрения оказывают влияние на диапазон избирательного отношения аномального ребенка к окружающей действительности, сужая его в зависимости от глубины патологии [3]. Однако интересы к определенным видам деятельности, успешно осуществляющимся без зрительного контроля, оказываются такими же глубокими, устойчивыми и действенными, как и у нормально видящих людей. Таким образом, содержательная сторона психики при развивающем обучении оказывается независимой от дефектов зрения. Следовательно, между зрячими и слепыми людьми, а тем более между зрячими и слабовидящими людьми различия могут наблюдаться только в динамике становления различных свойств личности.

Эмоциональная сфера незрячих людей является наименее изученной, поэтому предоставляет большой исследовательский интерес. По свидетельству А.Г. Литвака, этот пробел в знаниях главным образом связан с трудностями объективного изучения эмоций и чувств [6]. Однако, по мнению Н.Д. Малиновской, причиной недостаточной изученности эмоциональной сферы незрячих людей является недооценка значимости эмоциональных переживаний в развитии личности незрячих людей [7].

Нарушение зрения и его крайняя форма – слепота, значительно сужая сферу чувственного познания, не может повлиять на общие качества эмоций и чувств, их номенклатуру и значение для жизнедеятельности. Слепота может повлиять лишь на степень проявления отдельных эмоций, их внешнее выражение и на уровень развития отдельных видов чувств. Исследователями подчеркивается, что основная причина возникновения аномалии развития эмоций и чувств (отсутствие чувства долга, чувства нового, эгоизм, враждебность, негативизм) заключается в неадекватном воспитании (гиперопека) и отношении к незрячему и слабовидящему ребенку [3, с. 7; 5, с. 17]. Многие исследователи, например В.П. Гудонис, Б.И. Коваленко и другие, отмечают, что слепота влечет за собой изменения в характере эмоциональных состояний в сторону преобладания астенических, подавляющих активность индивида настроений: грусти, тоски, повышенной раздражительности, аффективности [3; 4]. Подобные выводы обычно делались в ходе исследований поздно ослепших людей, тяжело переживающих утрату зрения, но распространялись также и на слепорожденных и рано ослепших людей.

Современные тифлопсихологи изучая особенности развития незрячих и слабовидящих людей, приходят к выводу о том, что компенсаторные процессы, а также адекватное, специально организованное воспитание и обучение детей с нарушениями зрения и слепотой способны минимизировать негативное влияние нарушений развития на эмоциональную сферу. По мнению А.Г. Литвака, психика слепых и слабовидящих является, как и в норме, единством субъективного и объективного, т.е. в ней отражается объективная действительность, специфически преломляющаяся в сознании каждого индивида [6]. Изучение психики незрячих и слабовидящих осложняется по сравнению с изучением психики нормально видящих следующими особенностями:

1. На общечеловеческие проявления психики слепых и слабовидящих оказывают существенное влияние разнообразные аномальные факторы (нарушения зрения), которые маскируют и зачастую искажают проявления основных закономерностей психических процессов, состояний и свойств личности. Особенно осложняется процесс выявления общих закономерностей и специфических особенностей психики слепых и слабовидящих при осложнении дефектов зрения патологическими изменениями в других частях организма.

2. Сложность изучения психики незрячих и слабовидящих заключается также и в том, что контингент лиц, попадающих под данное определение, очень разнообразен как по характеру заболеваний, так и по степени нарушения основных зрительных функций.

Большое значение для развития психики имеет время наступления слепоты. Тифлопедагоги и тифлопсихологи делят людей с патологией зрения на следующие группы: 1. Cлепорожденные – к этой группе относят людей, потерявших зрение до становления речи, т.е. примерно до трех лет, и не имеющих зрительных представлений. 2. Ослепшие – потерявшие зрение в последующие периоды жизни и сохранившие в той или иной мере зрительные образы памяти. Совершенно очевидно, что чем позже нарушаются функции зрения, тем меньшим оказывается влияние аномального фактора на развитие и проявление различных сторон психики. Но вместе с тем изменяются, ограничиваются в связи с возрастным снижением пластичности и динамичности центральной нервной системы возможности компенсаторного приспособления.

Далее мы будем оперировать понятием «дефект» и рассмотрим содержание процесса компенсации. Дефект – это физический или психологический недостаток, влекущий за собой отклонения от нормального развития.

А.Г. Литвак разделяет дефекты на врожденные, которые могут быть обусловлены неблагоприятными генетическими факторами, хромосомной патологией, различными отрицательными воздействиями на плод в период внутриутробного развития и в момент рождения, и приобретенные, которые могут быть следствием перенесенных в постнатальный период интоксикаций, травм и главным образом инфекционных заболевании (менингит, энцефалит, грипп, туберкулез и др.) [6]. Врожденные и приобретенные дефекты зрения относятся к первичным соматическим дефектам. Эти аномалии в свою очередь вызывают вторичные функции отклонения (снижение остроты зрения, сужение или выпадение частей поля зрения и пр.), которые оказывают негативное влияние на развитие ряда психологических процессов. Таким образом, можно сделать вывод о том, что между соматическим дефектом и аномалиями в развитии психики имеются сложные и функциональные связи.

Впервые сущность дефекта и обусловленное им аномальное развитие были проанализированы Л.С. Выготским. Наиболее значимым для психологии слепых и слабовидящих явилось положение ученого о дивергенции культурного и биологического в процессе развития аномального ребенка и возможности ее преодоления путем создания и использования «обходных путей культурного развития ненормального ребенка» [2, с. 258]. «Основной отличительной чертой психического развития аномального ребенка является дивергенция, несовпадение, расхождение, обоих планов развития, слияние которых характерно для развития нормального ребенка. Оба ряда не совпадают, расходятся, не образуют слитного, единого процесса. Пробелы и пропуски в одном ряду вызывают в другом ряду иные пробелы и в иных местах. Обходные пути культурного развития создают особые, как бы нарочито построенные в экспериментальных целях формы поведения. Дефект, создавая отклонение от устойчивого биологического типа человека, вызывая выпадение отдельных функций, недостаток или повреждение органов, более или менее существенную перестройку всего развития на новых основаниях, по новому типу, естественно, нарушает тем самым нормальное течение процесса врастания ребенка в культуру», при этом «высшего выражения это затруднение... достигает в той области, которую мы выше обозначили как собственную сферу культурно-психологического развития ребенка: в области высших психических функции и овладения культурными приемами и способами поведения» [2, с. 257-259].

По мнению П.К. Анохина и А.Г. Литвака, любой дефект, т.е. физический или психический недостаток, следствием которого является нарушение нормального развития, приводит к автоматическому включению биологических компенсаторных функций организма. В этом смысле компенсацию можно определить как универсальную способность организма в той или иной степени возмещать нарушения или утрату определенных функций. Однако при наличии таких тяжелых дефектов, как слепота и слабовидение, компенсаторное приспособление не может расцениваться как полное, восстанавливающее нормальную жизнедеятельность человека, если оно протекает только в биологическом плане. Таким образом, компенсацию слепоты и слабовидения следует рассматривать как явление биосоциальное, синтез действия биологических и социальных факторов [1, с. 54; 6, с. 125]. Психика слепых и слабовидящих существенно не отличается от психики нормально видящих людей, однако имеет некоторые особенности, в связи с той огромной ролью, которую играет зрение в процессах отражения и контроля за деятельностью. Выпадение или глубокое нарушение функции зрения, прежде всего, сказываются на фундаментальном свойстве отражательной деятельности человека – активности. По мнению А.Г. Литвака, особенно существенно нарушения зрения затрудняют ориентировочно-поисковую деятельность [6]. Исследователь объясняет это явление тем, что развитие активности зависит не только от возможности удовлетворить потребность узнать, что окружает индивида, но и от внешних воздействий, которые способствуют возникновению мотива ориентировочной деятельности. Количество же таких воздействий на слабовидящих и особенно слепых детей резко снижается в связи с нарушениями зрительных функций и обусловленной этим ограниченной возможностью перемещения в пространстве. Наиболее отчетливо снижение активности наблюдается в преддошкольном и дошкольном возрасте. Л.И. Солнцева, отмечая особенности развития незрячего ребенка, пишет: «Несколько замедленное общее развитие слепого ребенка вызвано меньшим и бедным запасом представлений, недостаточной упражняемостью двигательной сферы, ограниченностью освоенного пространства, а самое главное – меньшей активностью при познании окружающего мира» [9, с. 48].

У учащихся начальной школы снижение активности наблюдается также достаточно отчетливо. По мнению некоторых исследователей, например В.П. Гудониса, А.Г. Литвака, стимулируя в процессе специально организованного воспитания и обучения активность, перцептивные потребности, включая в деятельность сохранные анализаторные системы, можно дать развитию психики слепых и слабовидящих детей направление, максимально приближающее к развитию нормально видящих детей [3; 6].

Но помимо общих черт, в тифлопедагогической литературе отмечаются определенные отличия психического развития незрячего ребенка от зрячего. В общих чертах они сводятся к тому, что ряд психических процессов (ощущение, восприятие, представление) оказываются в прямой зависимости от глубины дефекта, а некоторые психические функции (цветоощущение, скорость восприятия и др.) зависят также от характера патологии. А.Г. Литваком отмечается, что такие структурные компоненты, как мировоззрение, убеждения, моральные черты характера и т.п., оказывается независимыми от глубины дефекта и характера патологии зрения. При этом зависимость развития психики от состояния зрительных функций проявляется не столько в конечных результатах этого процесса, сколько в его динамике [6].

Таким образом, дефект представляет собой физический или психологический недостаток, который влечет за собой отклонения от нормального развития. Врожденные и приобретенные дефекты относятся к первичным соматическим дефектам, вызывающим вторичные функциональные нарушения, которые в свою очередь оказывают негативное влияние на развитие ряда психологических процессов. Н.Д. Малиновская делает вывод о наличии сложных структурных и функциональных связей между соматическим дефектом и аномалиями в развитии психики. Любой дефект, следствием которого явилось нарушение нормального развития, приводит к автоматическому включению компенсаторных функций организма. В контексте слепоты и слабовидения, компенсацию следует рассматривать как явление биосоциальное, т.е. синтез действия биологических и социальных факторов. Особенно существенно дефект зрительных функций сказывается на фундаментальном свойстве отражательной функции человека – активности, что частично объясняется снижением количества внешних воздействий, способствующих развитию мотива ориентировочной деятельности, на слабовидящего или незрячего человека [8, с. 141]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что, реализуя обходные пути культурного развития незрячего ребенка, включая в деятельность сохранные анализаторные системы, можно минимизировать действие неблагоприятных факторов на развитие психики такого ребенка.

Цели и задачи специальных школ зачастую сужаются до интеллектуального развития и формирования тех знаний и представлений, которые позволяют успешно сдать экзамены и поступить в другие учебные заведения. С.А. Хрусталев утверждает, что выпускники средних специальных учебных учреждений закрытого типа испытывают большое количество психологических трудностей и проблем, связанных с их интеграцией в общество здоровых людей [10]. По мнению Л. Хювяринен, интеграция слабовидящего предполагает процесс вхождения человека с нарушениями зрения в общество на равных правах с нормально видящими людьми. Закрытость и отгороженность специальных учебных заведений от внешнего мира ограничивает социальный опыт слабовидящих, затрудняет формирование коммуникативных навыков [11, с. 6]. Следствием этого являются, во-первых, затруднения при ориентировке в пространстве, адекватном осознании дефекта зрения, налаживании коммуникативных связей выпускников специальных школ-интернатов и, во-вторых, неосведомленность общества о реальных возможностях и психологических особенностях людей с нарушениями зрения.

Для большинства незрячих и слабовидящих детей первым опытом вхождения в социальную группу является поступление в школу. По мнению некоторых специалистов, от того насколько успешно будет проходить становлений личности незрячего ребенка в школьной группе, зависят его возможности интеграции в общество в будущем [8; 11]. В связи с этим возрастает актуальность организации целенаправленного психологического сопровождения незрячих и слабовидящих детей с момента их поступления в школу, в рамках которого психологами, тифлопедагогами и другими специалистами осуществлялась бы работа по снижению трудностей в социально-психологической адаптации на всех этапах развития личности ребенка. Эта работа по интеграции должна продолжаться и после окончания специального (коррекционного) образовательного учреждения, то есть и после поступления в вузы и другие учебные учреждения. Новая форма организации обучения, новые педагоги и сокурсники требуют от студента, имеющего патологию зрения, выработки новых и активизации уже имеющихся в его опыте адаптационных навыков и усилий.

А.В. Петровский, определяя развитие личности в изменяющейся социальной среде, утверждает, что, если индивид входит в относительно стабильную социальную общность, он закономерно проходит три фазы своего становления в ней как личности. Первая фаза становления личности предполагает усвоение действующих в общности норм и овладение соответствующими формами и средствами деятельности, и обозначается как фаза адаптации. Вторая фаза, обозначающаяся как фаза индивидуализации, обусловлена «обостряющимся противоречием между достигнутым результатом адаптации – тем, что он стал таким, как все в группе, – и неудовлетворенной на первом этапе потребностью индивида в максимальной персонализации» [Цит. по: 11, с. 445-447].

Третья фаза обозначается А.В. Петровским как фаза интеграции. В рамках этой фазы в групповой деятельности у индивида складываются новообразования личности, которых не было у него и, быть может, нет и у других членов группы, но которые отвечают необходимости и потребностям группового развития и собственной потребности индивида осуществлять значимые "вклады" в жизнь группы.

В соответствии с этой теорией каждая из перечисленных фаз выступает как момент становления личности в ее важнейших проявлениях и качествах. Следовательно, если человеку не удается преодолеть трудности первого, адаптационного периода и вступить во вторую фазу развития, у него, скорее всего, будут формироваться качества конформности, зависимости, безынициативности, появится робость, неуверенность в себе и в своих возможностях.

Таким образом, успешное преодоление трудностей социально-психологической адаптации во многом определяет особенности интеграции в современное общество слабовидящих людей.


Библиографический список:


  1. Анохин П.К. Общие принципы компенсации нарушенных функций и их физиологическое обоснование. М.: Наука,1963.

  2. Выготский Л.С. Психология развития как феномен культуры / под. ред. М. Г. Ярошевского. М.: Институт практической психологии. Воронеж: Модек, 1996.

  3. Гудонис В.П. Основные перспективы социальной адаптации лиц с пониженным зрением. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «МОДЕК», 1999.

  4. Коваленко Б.И., Коваленко Н.Б. Тифлопедагогика. М.: Просвещение, 2002.

  5. Лебедева С.С. Актуальные проблемы образования инвалидов как средство их социальной адаптации // Образование как средство социальной адаптации инвалидов: опыт и перспективы / Сост. С.С. Лебедева. СПб.: Питер, 1998.

  6. Литвак А.Г. Тифлопсихология: учеб. пособие для студентов пед. институтов. М.: Просвещение, 2005.

  7. Малиновская Н.Д. Психология развития незрячих и слабовидящих людей. М.: Наука, 2008.

  8. Солнцева Л.И. Модели интегрированного обучения детей с нарушениями зрения // Дефектология. 1997. № 2. С. 8.

  9. Солнцева Л.И. О некоторых особенностях развития слепого ребенка дошкольного возраста // Воспитание и обучение слепого дошкольника / под ред. Л.И. Солнцевой. М.: Наука, 1997.

  10. Хрусталев С.А. Работа с лицами со сниженной адаптацией. М.: ВОС, 1990.

  11. Хювяринен Л. Зрение у детей: нормальное и с нарушениями: Пер. с англ. СПб.: Петербург–XXI ВЕК, 1996.



М.А. Сухих





оставить комментарий
страница7/9
Дата02.10.2011
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх