Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010 icon

Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010


1 чел. помогло.
Смотрите также:
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
Межвузовский сборник научных трудов...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
В. А. Астахов Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора...
Статья опубликована: Возрождение: Общественно-политическая и историческая мысль...
Первая Всероссийская заочная научно-практическая конференция "Теории предпринимательства и...
Т. Н. Воройская (вги мосу) кандидат исторических наук, доцент...
Арственный университет имени н г. чернышевского Учитель ученик : проблемы, поиски...
Печатный Вопросы комплексной автоматизации мелиоративных систем". Сб научных статей...
Текст дискурс картина мира. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. / Научный ред. О. Н...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

^ Библиографический список:


  1. См. например, «Качество и уровень жизни населения в новой России (1991-2005гг.). /Под рук. проф. В.Н. Бобкова. М.: Всероссийский центр уровня жизни, 2007.

2 Беляева Л.А. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения и интерпретации. //Социс. 2009. №1. С. 33-42.

3. Лисицын Ю.П. Общественное здоровье здравоохранение. /Ю.П. Лисицын М.: ГЭОТРА-МЕД, 2002. 520с.

4. См.: Гидденс Э. Устроение общества: Очерки теории и структурации. М.: Академический проект, 2003. 354с.

5. Там же. С.25-31.

6. См.: Бурдье П. Социология политики. М.: Socoi-Logos, 1993. С. 55-58.

7. См.: там же. С. 60-71.

8. Там же. С. 68.

9. Там же. С. 69.

10.См.: Ganzeboom H.B., Kraaykamp G. Life-Style Differentiation in Five Countries //Social Correlates and Social Consequence of Social Stratification. Prague, 1989.

11. См. Например: Smith M.B. Selfhood at Risk: Postmodern perils and the perils of Postmodernism //American Psychologist. Washington, 1994. Vol. 49, N 5. P. 405-411.


Н.Ю. Масленцева., Т.А. Алексеева


Возможности применения биографического метода

в социальной диагностике подростков

с нарушениями интеллекта


Дети с нарушениями интеллекта относятся к наиболее уязвимой категории населения, нуждающейся в комплексной помощи, так как существующие общественные позиции по отношению к таким детям предписывают неутешительные перспективы для их самостоятельного существования в обществе.

Сохраняющаяся по сей день система представлений о нарушениях умственного развития главным образом как о клинических феноменах, в основе которых лежат механизмы органического нарушения развития, значительно обесценивает роль социальных факторов. Родители подавляющего большинства детей с нарушениями интеллекта имеют низкий культурный, образовательный, социальный статус, часто характеризуются антисоциальными формами поведения. В связи с этим такие семьи испытывают отрицательное отношение со стороны окружающих. Общественные позиции навешивают на детей с нарушениями интеллекта ярлыки «недочеловек», «угроза обществу», «объект жалости» и приписывают им низкий социальный статус. Тем самым общество создает непреодолимые преграды для максимально возможного развития ребенка с интеллектуальными нарушениями, для его успешной социальной адаптации и интеграции в общество.

Непосредственная социальная работа с подростками с нарушениями интеллекта в условиях специальной (коррекционной) школы несколько изменяет сущность социальной диагностики. Главной ее целью становится определение социальной проблемы, нахождение правильных средств для ее разрешения или коррекции, а также мобилизация жизненных сил ребенка. Данные общесоциологических методов, масштабных исследовательских технологий используются специалистом по социальной работе, но лишь как фон, на котором проявляется (и с которым сравнивается) конкретная ситуация ребенка с особыми потребностями. В связи с этим мы использовали микросоциологические, социально-психологические и педагогические процедуры.

Понятие «социальная диагностика» весьма многозначно, как правило, она включает либо единичное исследование социальной ситуации клиента, которому социальный работник должен оказать помощь, либо необходимый этап любого воздействия в социальной работе, технологический императив социального обслуживания, либо совокупность научных методов, обосновывающих правильность полученной информации.

По нашему мнению, непосредственная социальная работа с подростком, имеющим интеллектуальные нарушения, в условиях специальной (коррекционной) школы несколько изменяет сущность социальной диагностики. Главной ее целью становится определение социальной проблемы ребенка, нахождение правильных средств для ее разрешения или коррекции, а также мобилизация жизненных сил ребенка. Данные общесоциологических методов, масштабных исследовательских технологий используются специалистом по социальной работе, но лишь как фон, на котором проявляется (и с которым сравнивается) конкретная ситуация ребенка с особыми потребностями. В связи с этим могут использоваться микросоциологические, социально-психологические и педагогические процедуры. Социальная диагностика – необходимая стадия технологического процесса, начало работы с ребенком с ограниченными возможностями здоровья, как с любой другой категорией клиентов социальной работы и любым типом социальных проблем.

Применение технологии социальной диагностики (исследование проводилось в 2007–2008гг.) проходило на базе Специальной (коррекционной) общеобразовательной школы № 73 г. Екатеринбурга. Уже при поступлении ребенка в специальную (коррекционную) школу проводится первичное обследование; собирается информация, необходимая для характеристики социального статуса ребенка: в какой семье и с кем проживает, сведения о его родителях, родственниках, где обучался ранее и какой класс посещал; проверяется наличие и характер документов, составляющих личное дело ребенка: свидетельство о рождении, педагогическая характеристика, медицинская карта, табель или справка из школы, которую он посещал, направление психолого-медико-педагогической консультации (ПМПК) и другое.

В нашем исследовании мы опирались на трактовку Г.Е. Соловьева, который особо выделяет биографический метод среди методов социальной работы и определяет его как способ исследования, диагностики, коррекции и проектирования жизненного пути личности [1]. Биографический метод основан на изучении личности в контексте истории и перспектив развития ее индивидуального бытия и взаимоотношений со значимыми людьми, направлен на реконструкцию жизненной программы и сценариев развития личности, на переструктурирование пространственно-временной организации деловой, семейной, духовной жизни в условиях конкретной природной и социальной среды.

Следует отметить, что в последние годы растет интерес к возрастной динамике биографического развития человека, к познанию его закономерностей. Наше внимание привлек подростковый возраст, когда происходит открытие собственного «я» на социальном, личностном и экзистенциальном уровнях, происходит определение своего предназначения и идет поиск средств его осуществления. В связи с этим целесообразна разработка форм и методов актуализации процессов осознания и осмысления хода жизни, рефлексий событийной структуры жизненного пути подростка.

Особый интерес представляет биографическое развитие подростков с нарушениями интеллекта, имеющих ограниченные возможности для самореализации в социуме. Наличие ограниченных возможностей здоровья (врожденных или приобретенных), осознание инаковости может стать фактором, влияющим на отношение человека к себе и к миру, определяющим содержание и структуру жизненной истории.

Важно подчеркнуть, что дети с нарушениями интеллекта, особенно с легкими формами отклонений, в большинстве случаев отличаются феноменом трудновоспитуемости. Широкая распространенность состояний психического недоразвития является для общества дополнительным источником серьезных проблем, к основным из которых можно отнести неполноценную социальную интеграцию детей с данными нарушениями, с сопутствующим ей ростом преступности среди несовершеннолетних, а также снижением качества трудовых ресурсов. Следует отметить, что феномен трудновоспитуемости не получил еще должного отражения в науке. Нет четких определений и характеристик этого феномена, нет единого понимания терминов: «трудный ребенок», «трудный подросток».

Теоретическим основанием для изучения личности трудновоспитуемого ребенка для нас являются положения, представленные Л.С. Выготским в работе «Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства» [2]. Он отмечает, что составление научной теории истории развития ребенка – это не просто описание и простое перечисление событий, «оно предполагает такое изложение событий, которое ставит их в причинно-следственную зависимость, вскрывает их связи и рассматривает данный период истории как единое, связное, движущееся целое, стремясь рассмотреть законы, связи и движения, на которых построено и которым подчинено это единство» [3]. В этом случае развитие личности понимается не как совокупность поступков и действий, а как история жизни человека, когда из ряда разрозненных и бессвязных элементов и эпизодов образуется связный и единый биографический процесс.

Использование биографического метода, как одного из методов социальной диагностики, на наш взгляд, правомерно и необходимо. Биографический метод позволяет, с одной стороны, увидеть уникальность каждого подростка, показать его субъективное мировоззрение, выявить специфические особенности нарушений развития ребенка, разобраться в причинах его трудностей, подобрать адекватные методы социального воздействия, а, с другой, может способствовать выявлению достаточно неожиданных результатов исследования.

В конце 2008г. мы проводили исследование представлений девушек-подростков (общее количество обследованных 15 человек) с нарушениями интеллекта о жизненном успехе и будущем жизнеустройстве. Девушкам было предложено представить свое представление об успехе в ближайшем будущем. Нужно было представить визуальный ряд различных изображений из журналов, приклеить их на бумагу и тем самым составить личную «картину жизненного успеха».

Следует отметить, что к работе приступили не все девушки. Большинство из них были крайне заинтересованы в проведении исследования своего жизненного успеха. Так, одна из девушек Кристина К. (имеет склонность к суициду) сначала отказывалась взаимодействовать с исследователем, не проявляла никакого интереса к происходящему вокруг, так как утверждала, что «…ей вообще ничего не светит в этой жизни... Рождение, учеба, работа, смерть – вот и все». Лишь по истечении некоторого времени (после наблюдений за одноклассницами) Кристина К. решила принять участие в исследовании.

На этапе биографического исследования девушки выбирали различные изображения из журналов и составляли личные «картины жизненного успеха». Наряду с первичной информацией об исследуемых (многолетние наблюдения, различные документы), рассмотрим индивидуальные особенности «картин жизненного успеха» девушек-подростков. Далее мы приведем описание некоторые из историй.

Оксана А. с 11 лет проживает с сестрой-опекуном, так как родители девушки умерли (злоупотребляли алкоголем). Опекун социально-нормативным воспитанием девушки не занимается. В результате этого Оксана (диагноз – олигофрения легкой степени полигенной этиологии) предоставлена сама себе, друзей и подруг в школе не имеет, бродяжничает, часто пропускает занятия без уважительной причины; курит с 12 лет, состоит на вшутришкольном учете и учете в районной комиссии по делам несовершеннолетних (обвинения в грабеже). С другой стороны, Оксана А. трудолюбива, любит создавать домашний уют, увлекается современной музыкой.

В своей «картине жизненного успеха» Оксана А. обозначила четыре позиции:

1) ближайшее социальное окружение – полную семью, имеющую детей, в которой царит любовь и счастье (авторская надпись с ошибками дисграфического характера «щасливая семья»);

2) занятия спортом (изображение популярной эстрадной певицы, занимающейся «йогой»);

3) материальные блага – 3 комнаты, автомобиль;

4) душевное состояние (изображение летящей девушки «Полет души»).

Данный набор свидетельствует, что девушка имеет явную потребность иметь в будущем то, чего в ее жизни всегда была лишена. Свое трудное для педагогов поведение она выразила в самой крупной иллюстрации: парящая в небе девушка, устремленная вперед, в будущее, желании оторваться от действительности.

Надежда К. воспитывается в полной малообеспеченной семье, в которой работает одна мама, отец – инвалид II группы. Надежда имеет старшую сестру, которая ушла из семьи родителей, оставив им на воспитание свою двухлетнюю дочь. В семье нередки случаи психологического и физического насилия над младшей дочерью. Надежда (диагноз – олигофрения легкой степени полигенной этиологии) имеет серьезные нарушения эмоционально-волевой сферы: то спокойна и вежлива, то вспыльчива и агрессивна.

Надежда неохотно трудиться, никогда не заинтересована в качестве выполняемых заданий; часто обманывает окружающих ее людей, не задумываясь о последствиях. В связи с этим девушка находится в состоянии социальной изоляции.

С другой стороны, Надежда увлекается современной музыкой, часто выступает на концертах с сольными танцевальными номерами; эпизодически, в зависимости от настроения, участвует в работе вокального ансамбля школы.

В «картине жизненного успеха» Надя определила самые важные для себя цели:

1) работа (самый крупный заголовок и авторская надпись с ошибкой орфографического характера «Я буду везажистом + косметологом!!!!!...» - орфография автора сохранена);

2) взаимоотношения с подругами;

3) ребенок (такой же одинокий, как и сама Надежда);

4) материальные блага – 5 комнат, автомобиль.

Из данной «картины жизненного успеха» видно, что девочка воспринимает свое будущее отнюдь не в радужных тонах, скорее пессимистически, с опаской представляет возможные жизненные траектории.

Девушка стремится к иметь работу (хотя, по данным школьного психолога, мотивация к трудовой деятельности у нее снижена), хочет иметь подруг, воспитывать ребенка. Большое количество штрихов фиолетового цвета показывает: а) противоречивость характера девушки (фиолетовый цвет – сочетание красного (ассоциируется с активностью) и синего (ассоциируется с пассивностью) цветов); б) проблемное поле – взаимоотношения со сверстницами. Наличие пяти комнат и, особенно, закрытой двери свидетельствуют о скрытности и социальной изоляции девушки.

Анну М. воспитывают бабушка и дедушка, так как по месту жительства родителей (пригород г. Екатеринбурга) нет коррекционной школы, в которой девушка могла бы учиться, в соответствии с ее психофизическими возможностями (диагноз – деменция). В многодетной семье Анны взрослые скрывают от других детей то, где обучается их сестра, стыдясь недуга девушки (Анна – самая младшая из пяти детей).

Анна крайне слабо усваивает программу коррекционной школы, старательна, общительна и доброжелательна, принимает активное участие в работе вокальной группы школы, а также в конкурсах чтецов.

В «картине жизненного успеха» Анна М. определила для себя следующие позиции:

1) жизнеутверждение (надпись «У меня все получится»);

2) учеба и работа, хорошие взаимоотношения в коллективе;

3) взаимоотношения с противоположным полом и последующее создание семьи;

4) материальные блага – 5 комнат, автомобиль.

Данная «картина жизненного успеха», на наш взгляд, показала достаточно неожиданный результат исследования. Несмотря на наличие у девушки сложных ограниченных возможностей здоровья, а также бесперспективных характеристик, Анна четко определила для себя цели в жизни. Девушка уверена в том, что у нее все получится (надпись). Наличие стрелок от одной цели к другой говорит о некоторой последовательности важных событий в жизни девушки, чего мы не наблюдаем в других «картинах жизненного успеха».

Вера П. с огромным желанием и самая первая откликнулась на наше предложение провести исследование. Девочка воспитывается в детском доме с дошкольного возраста (мама умерла, отец юридически отсутствует). В школе и вне ее девушка проявляет лидерские позиции. Вера – «душа и стержень компании», которой, как она сама считает, все должны подчиняться. В результате этого девушка подавляет инициативу сверстников и сверстниц, крайне редко прислушивается к рекомендациям взрослых. Девочка (диагноз – олигофрения легкой степени полигенной этиологии) имеет противоречивый характер, обусловленный психофизическими особенностями девушки. То она эгоцентрична, груба и импульсивна, то ласкова и артистична.

Вера хорошо усваивает программу коррекционной школы, мотивация к трудовой деятельности снижена, задания выполняет избирательно. По опросам учителей, во внеурочной деятельности и в общественной жизни школы принимает активное участие, стремится к превосходству над людьми.

В «картине жизненного успеха» Вера обозначила следующие позиции:

1) взаимоотношения с лучшей подругой;

2) карьера; материальные блага

3) автомобиль, 4 комнаты;

4) интимно-личностные отношения с противоположным полом;

5) семья и ребенок.

В представлениях девушки о жизненном успехе на первом плане стоят взаимоотношения с лучшей подругой (надпись «Лучшая подруга»), карьера и материальные блага. Но по нашему мнению, данная «картина» затрудняет выявление жизненных приоритетов девушки. Стрелки, ведущие от одной позиции к другой, обрываются (на моменте рождения ребенка), что подчеркивает отсутствие цельности жизненного пути в представлениях девушки. Это может быть обусловлено несколькими причинами: завышенное самомнение, неадекватное стремление к лидерству, неопределенностью в сексуальном поведении.

Еще одним неожиданным результатом нашего исследования явилось то, что через некоторое время именно Вера принесла в школу тетрадь под названием «Фотоальбом моей жизни». «Фотоальбом» содержит визуальный ряд 72-х изображений из различных журналов.

Мы убеждены, что процесс исследования не только способствовал созданию данного биографического источника, но и активизировал жизненные силы девушки. Вера провела ретроспективное описание своей жизненной истории, тем самым, выразив свое отношение к наиболее значимым для нее событиям.

Алена Ч. практически не имеет постоянного местожительства: живет попеременно то в новой семье отца, то с бабушкой и дедушкой (мама умерла, когда Алене было 13 лет). Поэтому естественно, что девушка не находит взаимопонимания с родственниками, с 14-ти лет стала часто убегать то из одного дома, то из другого. Алена не принимает свой недуг (олигофрения легкой степени невыясненной этиологии), к школе и педагогам относится пренебрежительно. Работоспособность на занятиях зависит от настроения и социальной ситуации. Часто бывает замкнута.

В то же время Алена, как и Кристина К., является одной из лучших учениц школы. Любит заниматься рукоделием, рисованием и черчением. За период обучения с 5-го по 8-ой класс имеет почетные грамоты за участие в районных и областных выставках детского художественного творчества. В школе организовывались персональные выставки Алены. Вне школы Алена имеет много друзей и подруг.

В «картине жизненного успеха» Алена Ч. определила для себя следующие позиции:

1) работа, квартира и свадьба (на одном уровне);

2) материальные блага – 4 комнаты, автомобиль, телефон;

3) семейный очаг, семья и дети.

По данной «картине жизненного успеха» можно увидеть, что Алена Ч. стремится получить работу, которая повысила бы ее социальный статус. «Благодаря этому можно будет достичь успеха», – сказала Алена, основательно выбирая изображения из журналов. Алена Ч. не выделяет взаимоотношения с друзьями как приоритетные, так как в реальной жизни стремится к уединению. У домашнего очага, в совместном семейном отдыхе, девушка хочет обрести свое счастье.

Проведенное исследование девушек-подростков показало, что в сознании большинства старшеклассниц существует недостаточно устойчивый образ жизненного успеха, выделяются наиболее значимые события в будущем. Можно выделить два аспекта в интерпретации полученных результатов: – во-первых, ретроспективный анализ жизненного пути, в рамках которого выделяются те события, которые оказывают значительное влияние на течение жизни испытуемых; – во-вторых, это анализ перспектив развития, связанный с реализацией потребностей в ближайшем будущем.

В процессе анализа полученных данных мы выделили ряд тем, наиболее часто воспроизводимых в исследовании. Для всех девушек важна трудовая деятельность, благодаря которой, они считают, смогут достичь успеха в жизни, например, получить материальные блага. Половина обследованных подростков выделяют в качестве жизненных приоритетов – любовь и взаимоотношения с подругами (друзьями). Девушки, имеющие комплексные проблемы в семьях, не выделили семейные ценности как приоритетные. Наличие проблем (безнадзорность, насилие в семье и другое) – это привычный для них образ жизни, который, с одной стороны, является источником негативных личностных трансформаций, с другой – это наиболее комфортная форма существования в обществе.

Также необходимо отметить, что все исследуемые заключили себя в рамки ограниченных пространств – различных комнат, офисов (от трех до семи), тем самым объективно показали свои ограниченные возможности, которые им необходимо адекватно принимать для успешной социальной адаптации и интеграции в общество.

Большинство девушек-подростков с нарушениями интеллекта свой жизненный успех представляют в реализации различных социальных потребностей: в хорошей работе, в общении с друзьями, в обретении любви и семейного счастья. Однако наличие у всех девушек комплексных семейных проблем в прошлом и настоящем обусловливает неопределенность в представлениях семейного благополучия в будущем.

С учетом преимущественно негативных характеристик социокультурного статуса семей девушек, можно с высокой степенью вероятности предположить, что они могут выступать для детей-подростков источником специфических трансформаций макроуровневых воздействий, реализуемых в формах, не только не санкционированных обществом, но и нередко вступающих с ним в противоречия.

Наличие ограниченных возможностей здоровья, осознание инаковости становится фактором, влияющим на отношение человека к себе и миру, определяющим содержание и структуру жизненной истории. Научные исследования свидетельствуют, что для детей с ограниченными возможностями здоровья характерно особое восприятие жизненного пути: идеализация прошлого, пессимистическое восприятие настоящего и страх перед будущим. Поэтому применение биографического метода в социальной диагностике представлений девушек-подростков с нарушениями интеллекта о жизненном успехе позволило нам выявить следующие проблемы. Это и неадекватное самовосприятие подростков, и их неопределенность в семейных отношениях, бесконтрольное поведение, а также стремление к изоляции от социума.

С учетом преимущественно негативных характеристик социокультурного статуса семей обследованных девушек, можно с высокой степенью вероятности предположить, что они могут выступать для детей источником специфических трансформаций макроуровневых воздействий, реализуемых в формах, не только не санкционированных обществом, но и нередко вступающих с ним в противоречия.

Нельзя не отметить и положительные тенденции. Большинство старшеклассниц стремятся к самореализации в трудовой деятельности, благодаря которой они смогут достичь успеха в жизни и реализовать свои потребности. Необходимыми в будущей жизни девушек являются и общечеловеческие ценности – любовь и счастье.

Использование биографического метода в социальной работе с данной категорией детей стало основой для изменения (планирования и проектирования) будущего клиента. После окончания школы большинство обследованных девушек стали учиться в специальных (коррекционных) группах средних профессиональных учебных заведений г. Екатеринбурга и Свердловской области.

Многостороннее решение проблемы реабилитации детей с нарушениями интеллекта возможно при реализации комплексно-ориентированных моделей социальной работы (ролевая, социально-педагогическая, когнитивная, витально-ориентированная модели). Поэтому комплексная социальная работа с детьми с нарушениями интеллекта должна формировать и развивать у них адекватное представление о собственной жизненной роли, способствовать приобретению социального опыта, вызывать у детей потребность к адекватному самоуправлению, реабилитировать их жизненные силы, смягчать и преодолевать в максимально возможной степени отклонения личностного развития. С другой стороны, деятельность специалистов по социальной работе с данной категорией детей требует междисциплинарной компетенции.


Библиографический список:


1. Соловьев Г.Е. Биографический метод в деятельности социального педагога и социального работника: Монография. – Ижевск, 2001. С. 60.

2. См.: Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6 томах. Т. 5. – М., 1986.

3. Там же. С. 303-304.


С.Б. Масленцева, Е.В. иляева


Особенности социально-медицинской работы

с ВИЧ-инфицированными беременными в Свердловской области


Для характеристики сложившейся на сегодняшний день ситуации по ВИЧ-инфекции в Свердловской области и в городе Екатеринбурге были изучены статистические документы Свердловского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями. Метод анализа документов открывает широкую возможность увидеть отраженные аспекты социальной действительности, содержащиеся в документальных источниках. Перед проведением анкетирования ВИЧ-инфицированных беременных женщин необходимо было предварительно получить официальные статистические данные о месте данной категории в общей структуре ВИЧ-инфицированных.

Свердловская область является самой проблемной по ВИЧ-инфекции в Уральском Федеральном округе: на ее долю приходится 43% всех случаев ВИЧ-инфекции в округе. По кумулятивному числу ВИЧ-инфицированных она занимает второе место среди всех территорий Российской Федерации (после Санкт-Петербурга). На конец 2008 года в Свердловской области было выявлено 38550 случаев ВИЧ-инфекции, показатель распространенности в 2,7 раза превышает среднероссийский. В 2008 году зарегистрировано 4808 ВИЧ-инфицированных, из них на город Екатеринбург приходится 35% (1702 случая). Самыми неблагополучными территориями по ВИЧ-инфекции в Свердловской области кроме Екатеринбурга являются такие города: Североуральск, Полевской, Первоуральск, Арамиль, Кировград. В 2008 году на трех территориях (Тавда, Верхотурский район, Ревда) наблюдался рост числа ВИЧ-инфированных.

Всего за весь период регистрации в области умерло 3947 ВИЧ-инфицированных, за 2008 год – 295 человек. До 2002 года фиксировались единичные случаи гибели людей по причине СПИДа. Это связано с тем, что от момента заражения ВИЧ до стадии СПИД должен пройти определенный промежуток времени (в большинстве случаев длительный). Но с каждым годом эта цифра увеличивалась, и за последние 5 лет произошло увеличение на 21,2% летальных исходов от СПИДа. В 2008 году 39% случаев смертей были по причине развития различных инфекций, связанных со СПИД. Кроме того, значительную долю в структуре причин смерти ВИЧ-инфицированных составляют летальные исходы от туберкулеза и передозировки наркотиков.

При анализе распределения ВИЧ-инфекции по полу следует отметить, что с каждым годом увеличивается количество ВИЧ-инфицированных женщин. В Свердловской области по нарастающему итогу женщины составляют 36% от общего числа ВИЧ-инфицированных, большую долю (64%) по-прежнему занимают мужчины. До 2000 года количество ВИЧ-инфицированных женщин не превышало 20% от общего числа заболевших. Так в период с 1990-1999 гг. ВИЧ-инфицированные мужчины составляли 85%, а женщины – только 15%. Это было связано с преимущественным распространением ВИЧ-инфекции в гомосексуальной среде. Затем ситуация постепенно менялась и в эпидемию стало активно вовлекаться женское население. В 2008 году доля женщин составила 45% от общего числа заболевших, в городе Екатеринбурге – 43%.

Активному вовлечению женщин в эпидемию ВИЧ-инфекции способствовало увеличение удельного веса полового пути передачи вируса. Но главным путем передачи инфекции, по-прежнему, остается наркотический.

На ранних стадиях эпидемии гомосексуальный механизм распространения играл преобладающую роль. ВИЧ-инфекция проявляла себя как заболевание с половым путем распространения с малой скоростью поражения населения. С 1990 по 1996 года ежегодно регистрировались единичные случаи, эпидемиологический процесс поддерживался за счет распространения ВИЧ-инфекции в локальной популяции: гомосексуальной среде города Екатеринбурга и города Нижнего Тагила.

Ситуация изменилась в 1996 году, когда вирус проник в среду потребителей инъекционных наркотиков и ведущим путем заражения стал парентеральный путь передачи, который интенсифицировал эпидемиологическое неблагополучие в области. В 2000 году через внутривенное введение наркотических средств заразилось 95,5% ВИЧ-инфицированных, в 2001 году – 90%. Начиная с 2002 года доля наркотического пути передачи ВИЧ снижается: в 2003 году она составляет 71%, 2004 году – 60%. В 2008 году через инъекционное употребление наркотиков заразилось 52% ВИЧ-инфицированных.

Город Екатеринбург является отражением общей ситуации, происходящей в России и Свердловской области. С начала активного распространения ВИЧ в среде потребителей инъекционных наркотиков до 2003 года в Екатеринбурге на наркотический путь передачи инфекции приходилось более 90%. В 2008 году 40% ВИЧ-инфицированных жителей Екатеринбурга заразились гетеросексуальным путем, 56% – через внутривенное введение наркотических средств.

Необходимо заметить, что заражение через употребление наркотических средств происходит преимущественно у мужчин. Так, за все время регистрации ВИЧ-инфекции среди мужчин наркотический путь является ведущим: на этот путь передачи ВИЧ-инфекции приходится 87,6%, а на половой – только 10%. В 2008 году половым путем заразилось 24% всех ВИЧ-инфицированных мужчин, а наркотическим – 72%. Для женщин соотношение этих путей передачи инфекции несколько иное. По нарастающему итогу на заражение через внутривенное введение наркотиков и половой путь передачи ВИЧ среди женщин приходится по 48,4% и 48% соответственно. И если в 2000 году 90,35% женщин заразилось через внутривенное введение наркотиков, то, начиная с 2004 года на наркотических путь приходится не более 30% всех случаев заражения, а количество передачи ВИЧ гетеросексуальным путем растет. В 2008 году 28% женщин заразилось через употребление наркотических средств, а половым путем заразилось в 2,3 раза больше – 64% женщин (см. рис. №2). В 2008 году в городе Екатеринбурге среди мужчин на наркотический путь передачи ВИЧ-инфекции приходится 74%, на половой – 23%; среди женщин на наркотических путь передачи приходится 34%, на половой – 60%. Заметим, что 15–20% ВИЧ–инфицированных не являются на прием к врачам центра СПИДа, поэтому путь заражения этих людей выяснить не удается.

Преобладание разных путей передачи ВИЧ для мужчин и женщин связано со следующими причинами. По сравнению с женщинами мужчины более склонны к такому поведению, которое ставит под угрозу здоровье, – например, употребление алкоголя или инъекционных наркотиков, рискуя при этом получить инфекцию через шприцы, зараженные ВИЧ. Поведение женщин более ограничено рамками традиционных убеждений и ожиданий и зависит от опорных культурных устоев и социальных норм. Кроме этого, во всем мире мужчины в среднем имеют больше сексуальных партнеров, чем женщины. Более того, согласно исследованиям, ВИЧ в 2 раза легче передается половым путем от мужчин к женщинам, чем от женщин к мужчинам. Это связано с тем, что при незащищенном половом акте велика вероятность повреждения вагинальной ткани женщины, т.к. она является более хрупкой, в особенности у молодых женщин. Все это означает, что мужчина передает вирус большему количеству людей, чем женщина.

Итак, в целом среди населения области прослеживается тенденция уменьшения заражений через парентеральное введение наркотиков и увеличения передачи ВИЧ-инфекции гетеросексуальным путем. Но это не значит, что надо направить на предупреждение заражений гетеросексуальным путем больше усилий и проводить профилактику именно в этом направлении, т.к. если рассматривать эту ситуацию в половой структуре становится очевидным, что и тот, и другой путь передачи является ведущим в передаче вируса.

ВИЧ-инфекция поражает, прежде всего, людей в репродуктивном и трудоспособном возрасте. На конец 2008 года в Свердловской области наибольший удельный вес ВИЧ-инфекции отмечался в возрастных группах: 18-19 лет – 11,6%, 20-29 лет – 62,8%, 30-39 лет – 15,67%. В 2008 году лица в возрасте 20-29 лет составили 58,4%. Необходимо заметить, что данная возрастная группа является самой пораженной и среди мужчин (63%), и среди женщин (62%) (см. рис. №3). Но среди женщин возрастная группа 18-19 лет поражена на 4 % больше, чем среди мужчин, и ее удельный вес составляет 14%.

В период с 1997 года по 1999 год были выявлены единичные случаи заражения среди подростков (15-17лет), а, начиная с 2000 года значительно возросло количество случаев ВИЧ-инфицирования среди несовершеннолетних, удельный вес этой возрастной группы составил приблизительно 9%.

Это говорит нам о том, что подростки были вовлечены в эпидемию наркомании, заразились ВИЧ-инфекцией при инъекционном употреблении наркотиков, не осознавая возможности инфицирования таким путем. Но к 2004 году количество ВИЧ-инфицированных подростков уменьшилось, что связано с увеличением публикаций о проблеме ВИЧ-инфекции в СМИ и профилактической работой, проводимой в этой среде преподавателями: профилактика наркомании на ОБЖ в школе; появление печатной продукции. На сегодняшний день ВИЧ-инфицированные в возрасте 15-17 лет составляют 4% от общего числа.

Начиная с 2000 года стали появляться ВИЧ-инфицированные дети в возрасте 8-14 лет, но данная возрастная группа занимает небольшой удельный вес среди всех ВИЧ-инфицированных. В 2000 году был выявлен самый молодой ВИЧ-инфицированный наркоман – мальчик восьми лет. С 2000 года стали регистрироваться инфицированные дети, рожденные от ВИЧ-положительных матерей. На сегодняшний день удельный вес лиц от 0 до 3 лет составляет 1%.

Увеличение доли ВИЧ-инфицированных женщин репродуктивного возраста, повышение роли гетеросексуального пути передачи вируса привело к росту числа заражений ВИЧ среди беременных. В Свердловской области по нарастающему итогу доля беременных женщин составила 10,4% от общего числа ВИЧ-инфицированных, в 2008 году – 11,77%. В городе Екатеринбурге количество беременных аналогично областным цифрам: за весь период наблюдения данная категория составила 10,6%, за 2008 год – 11,2%.

Распространение инфекции среди женщин фертильного возраста приводит к увеличению числа новорожденных от ВИЧ-положительных матерей.

В Екатеринбурге, как и в Свердловской области, наблюдается рост детей от ВИЧ-позитивных женщин. В 1993г. произошел первый случай рождения ребенка от ВИЧ – инфицированной матери в г. Екатеринбурге, это был и первый случай рождения в области. Начиная с 2000 г. число детей, рожденных от ВИЧ – инфицированных матерей, стало резко увеличиваться. И если в 1999 году в Екатеринбурге было зарегистрировано 2 случая, то в 2000 году количество случаев рождения увеличилось в 15 раз и стало равно 30, что составило 64% от всех детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями в области. С каждым годом количество детей увеличивается. На сегодняшний день общее число случаев рождения детей в городе Екатеринбурге составляет приблизительно 40% от всех случаев, зарегистрированных в Свердловской области. Для области также характерно ежегодное увеличение количества детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями. До 2000 года в области наблюдались единичные случаи рождения детей от ВИЧ-позитивных матерей. В 2000 году их количество выросло в 7 раз по сравнению с предыдущим периодом; в 2001 году – в 4 раза по сравнению с 2000 годом. В последующие годы резких скачков не было, увеличение детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, происходило постепенно. Резкое увеличение количества случаев рождения в 2000-2001 годы связано с ростом числа заражения ВИЧ–инфекцией у взрослых.

По нарастающему итогу на конец 2008 года в области было рождено 5541 детей от ВИЧ-инфицированных матерей, в 2008 году – 876.

ВИЧ от инфицированной матери может передаться ребенку в период беременности, родов и кормления грудью. Для предотвращения инфицирования ребенка при грудном вскармливании рекомендуется детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных женщин, не кормить материнским молоком. При отсутствии каких-либо мер профилактики риск заражения ребенка ВИЧ от инфицированной матери при кормлении грудью составляет 5-20%. Для снижения риска заражения ребенка во время беременности и родов применяют химиопрофилактику. Кроме этого проводят химиопрофилактику новорожденного. Наиболее успешные результаты получают при проведении всех трех компонентов химиопрофилактики, однако, если какой-либо из компонентов провести не удается, например, вследствие позднего выявления ВИЧ-инфекции у женщины, это не является основанием для отказа от следующего этапа.

Проводимая антиретровирусная терапия (АРВТ) ВИЧ-инфицированных беременных женщин дает возможность рождения здорового малыша в 93-96% случаев. Поэтому на сегодняшний день в Свердловской области проведению профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку уделяется большое внимание. Если в 2000 году в области химиопрофилактика детей не была проведена в 70% случаев, а в 2001 году – в 40%, то начиная с 2002 года эта ситуация меняется. В последние годы более 95% детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, получили АРВТ. В 2008 году только 2% детей остались не охвачены химиопрофилактикой. Среди матерей в 2008 году не получили химиопрофилактику 8%. Большой охват химиопрофилактикой в Свердловской области ВИЧ-инфицированных матерей и новорожденных приводит к снижению заражения детей.

Для снятия или подтверждения диагноза «ВИЧ-инфекция» требуется наблюдение и обследование детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. За весь период наблюдения ВИЧ-инфекция не подтвердилась у 3025 детей, рожденных ВИЧ-позитивными матерями, что составило 55%. Диагноз «ВИЧ-инфекция» установлен у 422 детей, что составило 7% от всех детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Своевременное установление инфицирования ребенка возможно только при условии своевременной постановки на диспансерный учет и проведении комплекса диагностических исследований. Но некоторые матери отказываются проходить наблюдение и обследование своих детей, что не позволяет определить ВИЧ-статус ребенка. В Свердловской области примерно 12% детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных матерей, не состоят на учете в центре СПИД.

В городе Екатеринбурге, как и в области в целом, существует проблема отказа от детей ВИЧ-инфицированными матерями. В Свердловской области отказные дети составляют 5,5% от всех детей, рожденных ВИЧ-позитивными матерями. До 2006 года количество отказных детей ежегодно увеличивалось, в последние два года отказы от детей уменьшились. В 2008 году отказных детей меньше, чем в 2007 году почти в 2 раза. Наиболее часто от детей при рождении отказываются женщины, не состоящие на учете во время беременности в женской консультации и центре СПИДа.

Подводя итоги анализа статистических документов Свердловского областного центра СПИД, можно сказать следующее. В Свердловской области ситуация по ВИЧ-инфекции остается крайне неблагополучной, также и в городе Екатеринбурге. Примерно 35-40% случаев ВИЧ-инфицирования по всей области приходится на город Екатеринбург. Подавляющее большинство людей, живущих с ВИЧ – граждане самого экономически и репродуктивно активного возраста. Среди ВИЧ-инфицированных в Свердловской области преобладает молодежь в возрасте 20-29 лет. С каждым годом продолжает увеличиваться число женщин в общем количестве ВИЧ-инфицированных, что связано с ростом удельного веса гетеросексуального пути передачи ВИЧ. Увеличилось число родов у ВИЧ-положительных женщин, повышается опасность передачи вируса от матери ребенку. На сегодняшний день в Свердловской области доля инфицированных среди беременных превышает 1 %. Таким образом, ВИЧ/СПИД усиливает негативные явления биологического и социального сиротства.

Нами проведено исследование беременных женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией, для выявления потребностей данной категории граждан в мерах социальной поддержки и помощи. Проведение анализа потребностей и проблем ВИЧ-инфицированных беременных женщин позволит оценить и определить приоритетные направления социально-медицинской работы с данной категорией.

Исследование проходило в форме анкетирования. Для этого была разработана анкета, структура которой отражает комплексную проблематику и позволяет впоследствии планировать сопровождение женщины и ее семьи, составить план приоритетных направлений работы.

Было опрошено 50 пациенток Свердловского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. В ходе исследования опрашивались только жительницы города Екатеринбурга, т.к. они составляют основную часть приходящих на прием в центр СПИДа (жители области в основном посещают территориальные ЛПУ). Кроме этого, уровень ВИЧ-инфекции в Екатеринбурге довольно высок. Исследование проводилось среди ВИЧ-инфицированных беременных пришедших на прием в Центр СПИД в течение трех месяцев (октябрь, ноябрь, декабрь).

Практически все ВИЧ-инфицированные женщины были направлены для консультации и постановки на учет в Центр СПИДа из женских консультаций. Одна беременная пришла на прием уже после рождения ребенка по направлению из родильного дома, другая была выявлена в центре СПИДа, куда была приглашена по причине полового контакта с ВИЧ-инфицированным.

Основная часть опрошенных (32 человека) находится в возрасте 20-29 лет, что соответствует ситуации распределения ВИЧ-инфицированных по возрасту в городе Екатеринбурге и в целом в области. Примерно половина опрошенных беременных находилась в возрасте 20-25 лет – 21 человек; возраст 11 беременных ограничился рамками 26-30 лет. ВИЧ-инфицированные женщины старше 30 лет составили группу из 6 человек. Самую малую долю (3 человека) среди опрошенных беременных составили лица в возрасте 16-18 лет.

Для опрошенных беременных женщин характерен невысокий уровень образования. Две женщины имеют неполное среднее образование (4,8% от всех опрошенных): одна учится в школе, другая окончила только 9 классов и нигде не учится. Несколько женщин имеют только среднее образование (4 человека), они составили 9,8% . Основная часть опрошенных (28 человек) имеет среднеспециальное образование – 68,3%, два человека (4,8) – неоконченное высшее. Только 12,3% респондентов имеют высшее образование (5 человек).

Более половины опрошенных женщин (53,6%) не состояли в официальном браке: из них 6 человек не замужем и 16 человек живут в незарегистрированном браке. Замужем находится 18 женщин, что составляет 44% от всех респондентов, одна женщина находится в разводе. Итак, можно сказать, что основная часть опрошенных беременных (34 человека) имеют супруга в зарегистрированном или незарегистрированном браке, т.е. являются относительно благополучными по семейному положению.

Обращает на себя внимание тот факт, что 18 женщин являются безработными, что составляет 44% от всех респондентов (табл.1). Основная их часть находится на иждивении родителей и/или супруга. Одна из них получает пособие, находясь в декретном отпуске по уходу за ребенком, две женщины состоят на учете в центре занятости. Постоянное место работы имеют 46% респондентов: из них 7 женщин являются служащими, а 12 – рабочими. Среди профессий присутствуют (в порядке убывания): продавец, менеджер, кассир в магазине, бухгалтер, водитель трамвая, секретарь, помощник воспитателя, специалист по поддержке в сотовой компании, повар. Как видно из перечня женщины трудятся в сфере обслуживания населения, наиболее типичной «женской» профессиональной области.

Четыре беременных женщины являются учащимися: одна из них учится в 11 классе школы Железнодорожного района города Екатеринбурга, одна – в машиностроительном техникуме, двое являются студентками 1 и 3 курсов разных ВУЗов.


^ Таблица 1

Социальный статус ВИЧ-инфицированных


^ Социальное положение

Количество ВИЧ-инфицированных беременных

абс.

%

Безработный

18

43,9

Служащий

7

17

Рабочий

12

29,3

Учащийся

4

9,8

ИТОГО

41

100


Актуальной для беременных ВИЧ-инфицированных женщин является проблема жилья. Только 14 респондентов этот вопрос не беспокоит, т.к. они проживают в отдельной квартире. Для остальных вопрос жилья является главным. Местом жительства для 10 беременных является съемное жилье. Причем, многие из них сказали, что после рождения ребенка положение может усугубиться из-за нехватки средств на оплату жилья, т.к. декретное пособие не сможет покрыть все расходы. Часть респондентов (11 человек) живет в комнате в квартире родителей или других родственников. В общежитии живут шесть беременных ВИЧ-инфицированных.

Практически для всех настоящая беременность является незапланированной. Только одна женщина, знавшая о своем диагнозе, подошла к решению рождения ребенка осознанно. Она узнала о своем диагнозе во время предыдущей беременности, которая закончилась выкидышем. Пять девушек собираются прервать беременность, но не из-за боязни рождения ВИЧ-инфицированного ребенка. Они отказываются рожать, т.к. считают, что в настоящее время ребенок им не нужен и мешает осуществлению их планов. Еще одна женщина желала бы прервать беременность, но т.к. она не встала своевременно на учет в женскую консультацию, то упустила сроки проведения аборта. Никто из женщин не указал на то, что собирается отказаться от ребенка при рождении. Но в своем ответе ВИЧ-инфицированные беременные могли не сказать правду, т.к. в обществе отказ от ребенка считается осуждаемым.

Отрицательное отношение общества (и в немалой степени медицинского персонала) подталкивает многих беременных ВИЧ-инфицированных женщин прервать беременность. Большинство акушеров-гинекологов считают беременность нежелательной для ВИЧ-инфицированной женщины. Многие из врачей высказываются за искусственное прерывание беременности в любом случае, т.е. независимо от соматического и психического состояния или социального положения женщины и других показаний к прерыванию беременности. Предвзятое отношение медработников к беременным ВИЧ-инфицированным женщинам описано во многих газетных статьях, а также упоминается во многих интервью. Но, несмотря на такое отношение, процент абортов среди ВИЧ-инфицированных женщин ниже, чем среди неинфицированных женщин,

Как уже говорилось, все, кроме одной беременной, встали на диспансерный учет в Центре СПИД после того, как узнали о своем диагнозе в женской консультации.

Среди беременных ВИЧ-инфицированных женщин 7 человек употребляют или употребляли наркотические вещества, что составило 17% от всех респондентов. Все они заразились ВИЧ-инфекцией через инъекционное употребление наркотиков. Среди трех женщин в возрасте 29 лет, употребляющих наркотические средства, двое нигде не работают. Женщина 27 лет является работающей и женщина 24 лет – безработной. Следует отметить, что среди лиц, употребляющих наркотические средства, двое несовершеннолетних девушек. Одна из них является ученицей школы, ей 17 лет. Другая девушка в возрасте 16 лет, нигде не работает. Эта девушка не состояла на учете в женской консультации, ВИЧ-инфекция у нее была выявлена во время родов. Соответственно химиопрофилактика во время беременности и родов ей не проводилась, что привело к тому, что у ее ребенка через несколько месяцев после рождения был подтвержден диагноз «ВИЧ-инфекция». В злоупотреблении алкоголем призналась только одна женщина.

Основная часть беременных женщин заразились посредством полового контакта с ВИЧ-инфицированным мужчиной.


^ Таблица 2

Пути заражения ВИЧ-инфицированных


Возраст

Количество беременных

^ Путь заражения

Гетеросек-суальный

Внутривенное введение наркотиков

16-18

3

1

2

20-25

21

20

1

26-30

11

7

4

старше 30

6

6

-


Основной вывод исследования проблем беременных: ВИЧ-положительные беременные женщины в Екатеринбурге постоянно сталкиваются с дискриминацией в системе здравоохранения.

Практически все опрашиваемые ВИЧ-инфицированные женщины, желающие родить ребенка, отмечают факты дискриминации в сфере предоставления медицинской помощи и услуг для этой группы населения. Респондентки отмечают, что сложности начинаются с первого же медицинского учреждения, в которое приходит беременная женщина, – районной женской консультации. Кстати, именно здесь многие ВИЧ-инфицированные женщины узнают о своем диагнозе. ВИЧ-инфицированные беременные выделяют четыре типичных проблемы, с которыми здесь можно столкнуться: несоблюдение врачебной тайны, агрессивное отношение медицинского персонала, отказ в лечении и провоцирование женщины на прерывание беременности.

По их мнению, врачи не предоставляют полной и объективной информации о том, как снизить риск рождения ВИЧ-инфицированного ребенка. Отсутствие информации врачи используют для давления на женщину в пользу прерывания беременности, не предоставляя выбора. Поэтому многие ВИЧ-инфицированные беременные, после узнавания своего диагноза, обращаются за помощью в Центр СПИДа. Некоторые женщины отметили, что в женской консультации им не сообщали точный диагноз, а отправляли сразу в Центр СПИДа. До недавнего времени в России действовали методические рекомендации, в которых указано, что в случае наступления беременности ВИЧ-инфицированной женщины, врач должен настоятельно рекомендовать такой женщине прерывание беременности.

Беременные женщины (4 человека), употребляющие наркотические средства, указывали на сложность межличностных отношений с медицинским персоналом из-за негативного отношения последних к этим лицам. Такие негативные эмоции мешают женщинам обращаться за медицинской помощью.

Кроме вышеназванных, несколько женщин (3 человека) выразили свое беспокойство по поводу их материального положения и проблем с трудоустройством.

Обращает внимание тот факт, что одна из беременных женщин пожаловалась на негативное отношение со стороны врача-инфекциониста Центра СПИДа. Она ответила, что во время планирования беременности не ощущала поддержки от врача.


Основная часть беременных находится в молодом возрасте – 20-29 лет; исследуемые имеют невысокий уровень образования; большая часть женщин не имеют супруга или живут в незарегистрированном браке; основная часть является безработными; настоящая беременность данных женщин в большинстве случаев является незапланированной; до наступления беременности они не проходили обследование на ВИЧ-инфекцию и не состояли на учете в Центре СПИДа. Среди проблем ВИЧ-инфицированных беременных выявлены следующие: материальные, жилищно-бытовые, употребление наркотических средств, дискриминация в медицинских учреждениях и проблемы трудоустройства.

Для решения этих и других проблем ВИЧ-инфицированных в штате Свердловского областного центра СПИД имеются разные специалисты. Специалисты по социальной работы в основном заняты решением социальных проблем; для оказания психологической и юридической помощи имеются квалифицированные психологи и юрист. При приеме ВИЧ-инфицированной женщины в Центре СПИД специалист по социальной работе проводит консультирование с ней для выявления основных проблем и определения путей их решения.

Специалист по социальной работе выполняет функции посредника и координатора, рассказывает обо всех видах помощи, которую ВИЧ-инфицированным беременная может получить в Центре СПИД. Кроме медицинской, психологической, юридической, пациенткам также предлагается стоматологическая и гинекологическая помощь. Достаточно часто на практике происходит следующее: во время первого посещения в силу большой скованности и страха ВИЧ-инфицированные не стремятся общаться с большим количеством специалистов; их общение сводится к консультированию социального работника и врача по назначению препаратов.

Для снижения стрессовой ситуации социальные работники подробно информируют беременную об основных путях передачи ВИЧ. Преследуя при этом несколько разных целей. Во-первых, это формирование приверженности к химиопрофилактике для снижения риска инфицирования ребенка, во-вторых, это рекомендации о нежелательности грудного вскармливания во избежание передачи вируса с грудным молоком. В-третьих, это формирование навыков безопасного полового поведения. Социальный работник предлагает, чтобы ВИЧ-инфицированная женщина раскрыла свой статус сексуальным партнерам, в первую очередь постоянным, и применяла средства защиты во время каждого полового контакта. При консультировании с беременной обсуждаются вопросы о том, как рассказать о своем диагнозе супругу и другим членам семьи и есть ли необходимость раскрытия статуса другим людям. Если ВИЧ-инфицированная беременная планирует прервать текущую беременность, то с ней проводится беседа о способах контрацепции и вопросах планирования семьи в будущем.

Для достижения оптимального здоровья беременной женщины и рождения здорового ребенка специалисты по социальной работе при выявлении ВИЧ-инфекции в женской консультации письменно приглашают женщин на прием в Центр СПИДа. Если женщины не откликаются на приглашение, то специалист проводит патронаж на дому, где объясняет о необходимости наблюдения в Центре СПИДа для получения необходимой помощи беременной и обеспечения возможности рождения здорового ребенка.

Социальные работники устанавливают связь с учреждениями, которые предоставляют помощь наркозависимым и алкоголезависимым. Если ВИЧ-инфицированная беременная страдает данными зависимостями, то ей предоставляется вся информация об этих учреждениях. При необходимости специалист по социальной работе договаривается о приеме в данное учреждение и сам сопровождает беременную туда.

При отсутствии трудоустройства беременным рекомендуют встать на учет в Центре занятости для последующего поиска подходящей работы.

В Свердловском Центре СПИДа за счет средств, полученных от предоставляемых платных услуг, закупаются продуктовые наборы, памперсы, детские вещи. Если беременная или родившая женщина испытывает материальные трудности, то ей предлагают такой вид помощи.

Кроме этого, специалист по социальной работе предлагает беременным женщинам посетить разные школы, которые находятся на базе Центра СПИДа и курируются социальным отделом. Одной из них является «Школа жизни с ВИЧ»: информационная группа, которую проводят специалисты по социальной работе Центра СПИД и равные консультанты (люди, живущие с ВИЧ и прошедшие подготовку по консультированию в области ВИЧ). Здесь с ВИЧ-инфицированными обсуждаются следующие темы: общая информация о ВИЧ/СПИДе; оппортунистические инфекции; антиретровирусная терапия; жизнь с ВИЧ (сексуальная жизнь, дискордантные пары, беременность, законодательство в области ВИЧ-инфекции, профилактика). На занятиях школы есть возможность получить ответы на интересующие вопросы, прояснить для участников сложные термины.


Вторая школа предназначена только для беременных ВИЧ-инфицированных. Здесь проводятся еженедельные занятия в течение месяца для девушек в третьем триместре. Цели данной школы: повышение приверженности к профилактической терапии и снижение страха перед родами и последующим уходом за ребенком. Занятия включают в себя лекционную часть, обсуждение вопросов и практические упражнения по расслаблению, дыханию.

Особое внимание специалистам по социальной работе следует уделить формированию толерантного отношения к ВИЧ-инфицированным женщинам в медицинских учреждениях. Для этого необходимо повышать профессиональный уровень медицинского персонала в вопросах ВИЧ-инфекции: проводить лекционные занятия, беседы, круглые столы о важности оказания помощи беременным для избегания передачи ВИЧ ребенку, тем самым, замедляя темпы распространения ВИЧ-инфекции.


С.Б. Масленцева, Н.Н. Королева





оставить комментарий
страница4/9
Дата02.10.2011
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх