Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010 icon

Социальная работа на урале: история и современность межвузовский сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010


1 чел. помогло.
Смотрите также:
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
Межвузовский сборник научных трудов...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
О. В. Неценко кандидат педагогических наук...
В. А. Астахов Проблема полисных элементов в структуре позднеантичного Боспора...
Статья опубликована: Возрождение: Общественно-политическая и историческая мысль...
Первая Всероссийская заочная научно-практическая конференция "Теории предпринимательства и...
Т. Н. Воройская (вги мосу) кандидат исторических наук, доцент...
Арственный университет имени н г. чернышевского Учитель ученик : проблемы, поиски...
Печатный Вопросы комплексной автоматизации мелиоративных систем". Сб научных статей...
Текст дискурс картина мира. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. / Научный ред. О. Н...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

^ Отношение специалистов социальной сферы к введению двухуровневого образования (бакалавриат и магистратура

по специальности «Социальная работа»)


В современном научном сообществе стабильно поддерживается интерес не только к проблемам развития теории и практики социальной работы, но и к личности профессионала, его особенностям и качественным характеристикам. В этом контексте особую актуальность приобретают проблемы профессиональной подготовки будущих специалистов социальной работы, особенности профессиональной социализации, профессиональной идентичности, формирования у студентов компетентности и готовности к профессиональной деятельности в условиях рыночной экономики. Между тем анализ кадровой ситуации в социальной сфере свидетельствует о недостаточной эффективности процесса профессиональной социализации. Это зависит от множества факторов – неадекватных финансовых ресурсов на разных уровнях власти, негативно влияющих на качество услуг и мотивацию кадрового потенциала, несовершенства профессиональной подготовки будущих специалистов, отсутствия отработанных механизмов социального заказа на подготовку специалистов, трудоустройства и адаптации в профессию. Для формирования новых поколений служащих социальной сферы необходимо, чтобы в процессе профессиональной подготовки специалистов социальной работы студентами быть получены не только разносторонние знания, но и сформированы умения и навыки, которые позволяли бы выпускникам вузов быстро включаться в профессиональную деятельность и успешно ее выполнять.

Ситуация осложняется в связи с переходом на двухуровневое образование с необходимостью разделять компетенции и качество подготовки бакалавра и магистра по специальности «Социальная работа». К сожалению, сейчас невозможно предсказать как отреагирует рынок труда на выпускников с разных уровнем образования. Будут ли востребованы бакалавры, так же как выпускники, проучившиеся в вузе 5 лет? Будет ли магистратура являться дополнительным условием для успешного жизненного старта молодого специалиста?

Для ответа на эти и другие вопросы в феврале – марте 2009 года кафедрой социальной работы УрГУ им. Горького было проведено исследование по оценке востребованности бакалавров и магистров на рынке труда. Было опрошено 82 представителя организаций социальной сферы, чтобы определить готовность рынка труда к появлению двух видов специалистов. В исследовании принимали участие руководители социальных организаций, специалисты по социальной работе и другие сотрудники. Опрос проводился в Комплексных центрах социального обслуживания населения, Центрах помощи семье и детям, Управлениях социальной защиты населения и других учреждениях.

73,1% участников исследования положительно отнеслись к подготовке бакалавров и магистров, и считают, что оба направления будут востребованы на рынке труда (более 70%). Возможно, это связано с тем, что наблюдается нехватка специалистов и молодых кадров, имеющих высшее образование по специальности «Социальная работа».

Однако магистр все-таки более привлекателен для потенциальных работодателей, поскольку опрошенные считают, что социальная сфера нуждается в таких специалистах, которые могли бы на основе современных методов получить, обработать и хранить информацию по проблемам социальной работы, участвовать в разработке стратегий и конкретных программ социальной работы, проводить самостоятельно исследовательскую работу по анализу основных тенденций развития теории и практики социальной работы в районе, регионе, стране. Отсюда выпускники-магистры должны быть в первую очередь подготовлены к работе в следующих учреждениях: 1) в органах управления социальной работой и государственных органах законодательной и исполнительной власти (76,8%), 2) в государственных органах законодательной власти, формирующих социальную политику муниципалитета, региона (74,4%), 3) в государственных органах исполнительной власти, реализующих мероприятия социальной политики на уровне муниципалитет, региона (70,7%).

Выпускники-бакалавры, в свою очередь, должны быть подготовлены к работе: 1) в учреждениях социального обслуживания и социального обеспечения населения (90,2%), 2) в учреждениях системы социального обеспечения (80,5%), 3) других учреждениях, работающих с индивидами/группами, находящимися в трудной жизненной ситуации (70,7%).

При этом бакалавр должен обязательно знать государственно-правовые основы социальной работы, специальные методы и методики оказания помощи нуждающимся, чтобы адекватно диагностировать социальную ситуацию, проблему клиента, его ресурсы и планировать, контролировать собственную профессиональную деятельность. Магистр, в свою очередь, должен знать социальные, личностные и психологические проблемы, затрудняющие жизнедеятельность людей, и причины их возникновения, чтобы анализировать результаты, адекватно их представлять и устанавливать и поддерживать профессиональный контакт с клиентом, его социальным окружением.

Для осуществления успешной деятельности за годы учебы бакалавр, по мнению практикующих специалистов должны быть сформированы следующие качества: 1) способность к организации деятельности по оказанию помощи в интересах людей, попавших в трудную жизненную ситуацию (86,6%), 2) готовность к ответственности за содержание и результаты своей профессиональной деятельности (81,7%), 3) готовность предупреждать и разрешать конфликты в профессиональной деятельности (79,3%).

Выпускник-магистр помимо перечисленных характеристик должен сформировать следующие качества (которые не так обязательны для бакалавров): 1) Способность и готовность к профессиональному развитию (74,4%), 2) Способность и готовность творчески адаптироваться (64,6%), 3) Способность и готовность порождать новые идеи (креативность) (62,2%), 4) Способность и готовность к лидерству (59,8%).

Таким образом, практикующие социальные работники положительно относятся к введению 2-х уровней подготовки молодых специалистов, четко разделяют для себя уровень квалификации и сферы применения компетенций, полученных бакалаврами и магистрами за время обучения в вузе, и уверены что знания, умения и навыки, полученные как бакалаврами, так и магистрами в процессе обучения, будут востребованы на рынке труда.

А.В. Коротун


Подготовка будущих социальных педагогов

к социально-правовой защите несовершеннолетних


Дети (несовершеннолетние) – практически незащищенная часть населения, так как в силу особенностей своего возраста при любых потрясениях общества в первую очередь страдают именно они. Сегодня положение детей в России усугубляется экологическим, экономическим, социальным, демографическим кризисом, которые в совокупности создают чрезвычайно опасную среду для развития детства.

Так, смертность продолжает превышать рождаемость населения, сохраняется достаточно высокий уровень младенческой смертности, ухудшается состояние здоровья детей (наблюдается рост числа хронических заболеваний, социально опасных инфекций и др.), увеличивается число детей с отклонениями в физическом, психическом и умственном развитии, растет число безнадзорных и беспризорных детей, правонарушителей и т.п. По данным МВД России, в 2007 году от преступлений пострадали более 161,5 тыс. несовершеннолетних, из них 2,5 тыс. детей погибли, еще 3 тыс. причинен тяжкий вред здоровью. По сравнению с 2000 годом, число несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений, возросло более чем в 1,5 раза. За это же время в 30,8 раза увеличилось число сексуальных преступлений против детей и подростков, число выявленных фактов вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией возросло в 11,8 раза [2].

Такие дети нуждаются в особом внимании, улучшении бытовых условий, разнообразии досуга, общении, способствующих полноценному развитию наравне с другими детьми. Для успешной интеграции их в полноценное сообщество всех детей необходимым условием является защита их прав и свобод со стороны государства и других заинтересованных сторон.

Вопросы защиты прав ребенка, забота о его жизни, развитии, образовании и воспитании сегодня становятся общечеловеческими.

В аспекте современной научной терминологии эта проблема определена как социально-правовая защита ребенка. Она регулируется соответствующими правовыми нормами, отраженными в российском законодательстве. Взаимодействие этих двух аспектов проблемы выводит на социально-правовую защиту несовершеннолетних.

Отношение к детству как социальному феномену существенно начинает изменяться в XIX веке. Именно тогда мировым сообществом признается ценность этой социально-демографической группы населения для будущего, как отдельной страны, так и мира в целом, наличие у нее своих, специфических прав и свобод и необходимость особых действий взрослых, направленных на их охрану и защиту.

П. П. Глущенко, А. С. Зиновьев, И. С. Поляшова выделяют четыре группы основных прав и свобод личности, в т.ч. и несовершеннолетних: 1) личные: право на жизнь, охрану достоинства, свободу и личную неприкосновенность; 2) политические: право на объединение, свобода слова, совести и др.; 3) экономические: право частной собственности, право на труд и др.; 4) социально-культурные: право на образование, социальное обеспечение и др. [1].

Права детей (как совокупность законодательных норм и правил, направленных на защиту интересов детей во всех сферах их жизнедеятельности) и, соответственно, социально-правовая защита несовершеннолетних регулируются нормативно-правовыми актами на международном, федеральном и региональном уровнях.

Международный уровень социально-правовой защиты представлен такими документами, как Женевская декларация прав ребенка (1924 г.), Декларация прав ребенка (1959 г.) Конвенция о правах ребенка (1989 г.), Всемирная декларация об обеспечении защиты, развития и выживания детей (1990 г.) и др.

Федеральный уровень социально-правовой защиты представлен Конституцией РФ (1993 г.), Семейным кодексом РФ (1996 г.) ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» (1998 г.), Президентской программой «Дети России» и др.

Региональный уровень социально-правовой защиты представлен законами и Постановлениями исполнительной власти субъектов РФ, например, Закон Свердловской области « О защите прав ребенка» (1995 г.) и др.

Россия как социальное государство признает детство важным этапом жизни человека и исходит из принципа приоритетности подготовки несовершеннолетних к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно-значимой активности, воспитания высоких нравственных качеств и т.п. Необходимым условием формирования этих качеств, охраны детства, в целом, является дееспособная, эффективная социально-правовая защита детства.


В широком смысле, социально-правовая защита несовершеннолетних – совокупность политических, экономических, социальных и юридических мер, направлений в деятельности государственных и негосударственных органов, организаций и объединений, санкционированных и не запрещенных законами и подзаконными актами, используемых, применяемых в целях реализации, восстановления и защиты прав, свобод и интересов детей.

В узком смысле, по мнению Л. В. Мардахаева, социально-правовая защита детства – система государственных социальных мероприятий, нацеленная на профилактику и преодоление кризисных ситуаций в жизни ребенка; охрану детства [5].

Таким образом, социально-правовая защита включает в себя принятие законодательных актов, создание специализированных социальных, образовательных, медико-социальных и других учреждений для детей, создание достойных условий для развития, воспитания, творчества, досуга, выбора жизненного пути в образовательных и воспитательных учреждениях.

Основными целями социально-правовой защиты несовершеннолетних являются: 1) осуществление законных прав и интересов, недопущение их дискриминации, упрочение гарантий прав и интересов детей, восстановление прав в случае их нарушения; 2) содействие физическому, психическому, интеллектуальному, духовному и нравственному развитию детей и др.

Несомненно, что для реализации этих целей требуются высоко квалифицированные специалисты, обладающие высоким уровнем правовой компетентности, основанной на современных правовых знаниях, нравственно-этических ценностях и положительном социально-правовом опыте личности.

Оказание социальной помощи и поддержки, защита социально депривированных категорий детей, нуждающихся в особой заботе со стороны государства и общества – все это входит в функции деятельности социального педагога, в частности, в охранно-защитную функцию. Социальный педагог, наряду с родителями, учителями и другими специалистами, является основным субъектом защиты прав детей, которые в силу своей биологической, психологической и социальной незрелости не могут сами позаботиться о себе и решать свои проблемы и поэтому он должен владеть знаниями о современной концепции социально-правовой защиты детства.

Поэтому необходимо целенаправленно осуществлять подготовку социальных педагогов к социально-правовой защите детей в системе высшего профессионального образования.


Под подготовкой, согласно определению Международной стандартной классификации образования, понимаются «действия, по существу нацеленные на выработку навыков, передачу знаний и формирование жизненной позиции, требуемых для трудоустройства по какой-либо специальности, группе родственных специальностей или для работы в какой-либо отрасли экономики» [3, с.18].

Наряду с этим в законе РФ «Об образовании» получил правовое закрепление термин «подготовка», под которым подразумевается «приобретение обучающимися навыков, необходимых для выполнения определенной работы, группы работ. [4].

Исходя из этого, в процессе профессиональной подготовки социальных педагогов к социально-правовой защите несовершеннолетних необходимо обратить внимание на формирование знаний в области прав ребенка, учитывая приращение прав с рождения ребенка до достижения им возраста 18 лет, форм и методов социально-правовой защиты детей; отработку умений и навыков решения проблемных ситуаций, связанных с нарушением прав ребенка; приобретение студентами навыков работы с нормативно-правовыми документами и др.

Рассмотрим опыт подготовки социальных педагогов в Институте социального образования Уральского государственного педагогического университета на примере учебной деятельности.

На первом этапе обучения студенты 1 курса изучают дисциплину «Педагогика (Введение в профессию)», где знакомятся с педагогической профессией «социальный педагог», его ролью и функциями (организационная, прогностическая, предупредительно-профильная, социально-терапевтическая, организационно-коммуникабельная, охранно-защитная). Изучают профес-сиональный портрет, сферу деятельности социального педагога и др.

В данный предмет уже на первом курсе введено знакомство студентов с нормативно-правовыми источниками, регламентирующими деятельность социального педагога. Тем самым на основе данных источников студенты получают базовые знания о функциях, квалификационной характеристике, обязанностях и правах социального педагога.

В рамках педагогической практики студенты 1 курса знакомятся с отдельными видами деятельности социального педагога, пробуют исполнять обязанности помощника социального педагога. Это способствует развитию мотивации к обучению, саморазвитию.


На 2 курсе обучения студенты обогащают профессионально-правовые знания. Летняя педагогическая практика в летних оздоровительных лагерях направлена на формирование мотивационно-ценностной установки на общение и взаимодействие в период совместной жизни с детьми; углубление и закрепление теоретических знаний, применение их в решении конкретных социально-педагогических задач; формирование аналитического мышления и умения анализировать.

Студенты 3 курса изучают такие дисциплины, как «Правоведение», «Нормативно-правовое обеспечение образования». Данные дисциплины ориентированы на показ механизма действия права в государстве и обществе, определения тенденций развития российской правовой системы и системы образования, ознакомление студентов с нормативно-правовыми документами, регламентирующие систему образования в РФ и др. В рамках дисциплины «Нормативно-правовое обеспечение образования» студенты изучают блок «Права ребенка», приобретают знания об эволюции прав детей, знакомятся с основными формами правовой защиты несовершеннолетних.

На 3 курсе обучения студенты проходят практику в школе. Помимо овладения педагогическими технологиями, проведения исследований межличностных отношений среди детей, студенты проводят контент-анализ нормативно-правовых документов конкретного учреждения, анализируют классификацию нормативных актов, правила их хранения и т.п.

Для студентов 4 курса специально был разработан спецкурс «Основы правовой защиты несовершеннолетних» с целью ознакомления студентов с основами правовой защиты детства и формирования у студентов целостного представления о системе социально-правовой защиты детства, ознакомления студентов с особенностями социально-правовой защиты отдельных категорий социально депривированных детей.

На 4 курсе обучения студенты проходят социально-педагогическую практику, направленную на освоение социально-педагогических методов и технологий в работе с детьми и подростками в социальных учреждениях различного типа. Также студенты проводят мероприятие (классный час, встреча), направленное на развитие правовой культуры детей и подростков, разрабатывают социальную рекламу, направленную на правовое просвещение воспитанников (учащихся) учреждения и др.

На пятом курсе студенты изучают дисциплину «Управление социальными системами», в рамках которой рассматриваются следующие вопросы: государственное управление социальными системами в Российской Федерации; система социальной защиты населения; управление системой социальной защиты и социального воспитания; роль общественных организаций в управлении социальными системами; права граждан; основные правовые нормативные акты в области социально-правовой защиты граждан; основные проблемы социальной работы, основные понятия системы управления, управленческая культура руководителя и др.

Также в рамках профессионально-правовой подготовки для студентов пятого курса разработан модульный спецкурс «Правовая культура социального педагога», где подытоживаются знания будущих специалистов правовых основ профессиональной деятельности, правовых отношениях субъектов образования. А также один из модулей содержит сведения о методических основах правового самообразования, методиках правовой диагностики и прогнозирования.

Таким образом, чтобы эффективно управлять процессом подготовки студенческой молодежи к социально-правовой защите несовершеннолетних, необходимо создавать и развивать в вузе систему правового образования студентов в течение всего периода их обучения, необходимо развивать непрерывное правовое образование. Это предложение обосновывается тем, что получение правовых знаний студентами поможет будущим специалистам избежать противоправных профессиональных действий, облегчит трудоустройство и занятие деятельностью в соответствии с правовыми нормами.


Библиографический список:


  1. Глущенко, П. П. Конституционное право России [Текст] / П. П. Глущенко, А. В. Зиновьев, И. С. Поляшова. СПб., 2004. С.44.

  2. Кунц, Е. В. Правовая поддержка детства / Е. В. Кунц // Вестник Челябинского университета. 2009. - №15 (153). Право. Вып.19. С. 96-97.

  3. Международная стандартная классификация образования (МСКО) ЮНЕСКО / Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов. – М., 1998. – 61 с.

  4. Об образовании [текст]: федер. закон. (с изменениями и дополнениями от 05.01.1996) // Бюл. гос. ком. РФ по высш. образованию. – 1996. – №2. – С. 2-60.

  5. Словарь по социальной педагогике [Текст] / Авт-сост. Л. В. Мардахаев. – М. : Издательский центр «Академия», 2002. – 368 с.

Л.А. Крапивина


Влияние разновозрастных общественных объединений

на развитие гражданских качеств детей и подростков.


Современная социальная ситуация в российском обществе характеризуется увеличением количества молодых людей, неспособных адекватно решать свои личные, социальные, экономические и нравственные задачи. В связи с этим среди подростков возрастает как число лишенных нравственных ориентиров правонарушителей, связанных с усилением проявления жестокости и насилия в подростковой среде, так и увеличение неадаптированных в обществе инфантильных детей, не имеющих профессиональных знаний, понимания ответственности за сохранение культурного наследия и семейных традиций. Также в настоящее время у большой части подростков не развито гражданское самосознание, отсутствует желание «защищать интересы своего Отечества».

На примере развития социальной работы с детьми и молодежью в ХХ веке наблюдается следующая закономерность. В период с 1922 по 1991 гг. устойчивость и стабильность общества и российского государства во много обеспечили две массовые детско-молодежные организации: пионерия и комсомол. Можно подвергать критике структуру, идеологическую базу или методы всесоюзной пионерской организации и всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи, одно неоспоримо – в пионерских дружинах и комсомольских отрядах на протяжении многих десятилетий шел незаметный, но весьма эффективный и целенаправленный процесс становления личностных убеждений, которые определяли поведение и социальную успешность многих миллионов подростков. Утрата обозначенных воспитательных систем создала вакуум эффективных социально-педагогических средств, направленных на воспитание российских граждан.

Вместе с тем, заметим, что после всеобщего распада массовых общесоюзных организаций каким-то образом на территории Российской Федерации смогли сохраниться сообщества, развивающиеся по принципу разновозрастного объединения (РВО). Такие, например, как отряды «Каравелла», «Бригантина», «Цунами» (г. Екатеринбург), «Ветер Странствий» (г.Тюмень), «Дозор» (г. Москва), «Солярис», «Легенда» (г. Обнинск), «Странник» (г.Томск), «Дорога» (г.Петрозаводск) и др. Перечисленные воспитательные системы не только сохранили прежние программы, кадры, материальную базу, но и эффективно работают на протяжении семнадцати лет в разных политических, территориальных и структурных условиях.

Влияние разновозрастных общественных объединений на развитие гражданских качеств детей и подростков неоспоримо. Потому что в детской общественной организации ребята способны получить навыки нравственно-правового волеизъявления и гражданского самовыражения. Именно здесь, а не за партой, качественно и гораздо быстрее вырабатываются умения определять ценностные ориентиры, выстраивать карьеру, взаимодействовать с самыми разными людьми.

В середине 90-х гг. и первом десятилетии XXI века обозначилась еще одна тенденция: появление новых форм воспитательных систем РВО. Именно в этот период возникли и вполне успешно адаптировались в социальной системе общественные организации, которые, прежде всего, опирались на результаты накопленного в истории отечественного опыта управления разновозрастными группами. Так появились отряды «Дорога» (г. Москва), «Сполох» (г. Воркута-Москва), «Эспада» (г.Пермь), а также добровольческие центры «Надеждинск» (г. Серов), «Сириус» (г. Ирбит), «Байкаловские ребята» (пос. Байкалово), клубы «Камелот» (Тюмень), «Салют» (Дзержинск), разновозрастная школа искусств «Солнечный сад» (г.Калининград) и мн. др.

Таким образом, мы видим, что движение разновозрастных общественных объединений развивается в России и Свердловской области уже более 17 лет. С 2001 года оно постоянно поддерживается Департаментом по делам молодежи. Оценивая результаты прошедшего периода можно с уверенностью сказать, что это движение стало частью областной программы гражданского воспитания.

Обычно «гражданское воспитание» понимается как «воспитание в человеке нравственных идеалов общества, чувства любви к Родине, стремление к миру, потребности в труде на благо общества». В движении РВО к основным элементам гражданственности относят также нравственную, правовую и политическую культуру, выраженные в чувстве собственного достоинства, внутренней свободе личности, дисциплинированности, в уважении и доверии к другим гражданам и государственной власти, способность выполнять свои обязанности, гармонично сочетать патриотические, национальные и интернациональные чувства.

Говоря о целях гражданского воспитания важно учить ребят иметь свою точку зрения, творчески самостоятельно мыслить, делать собственные выводы, противостоять манипулированию сознанием. Мы не просто строим с детьми яхту, выпускаем стенгазету, занимаемся спортом или готовим выступление на сцене. Мы понимаем, что именно во время этого удивительного процесса взаимодействия человека с человеком и происходит самое главное: с одной стороны, формирование взглядов, убеждений, идеалов детей, с другой –стимулирование мотивации самосознания взрослых.

Именно поэтому, разговор о разновозрастном объединении людей мы неразрывно связываем с рассмотрением вопроса о развитии воспитательной системы. Специфику воспитательной системы такого типа определяют педагогические идеи и добровольный демократический принцип объединения людей. Это идеи гуманизма, коллективизма и гражданственности воспитания.

Для такого типа воспитательной системы характерны быстрая адаптация к изменяющейся социокультурной ситуации, самостоятельность субъектов, разнообразные занятия по интересам, чередующаяся перемена деятельности, разрешение конфликтов внутри коллектива, работа органов самоуправления, творческий характер процессов обучения, воспитания и социализации. Все это обеспечивает связь «учебной и жизненной практики», что позволяет эффективно организовать процесс формирования социальной компетентности подростков.

Начинающим педагогам и заслуженным мастерам необходимо помнить, что разновозрастные группы возникают, как правило, стихийно, способны действовать без руководства взрослых достаточно независимо и самостоятельно. В таких группах психолого-педагогическое управление является непростым и проблемно-поисковым процессом. Во многом именно поэтому процесс практического создания воспитательных систем такого типа был существенно затруднен в истории. Однако результаты опыта С.Т.Шацкого, А.С.Макаренко, О.С.Газмана, В.А.Караковского, А.В.Мудрика, В.П.Крапивина показывают, что создание подобных воспитательных систем имеет высоко эффективные педагогические результаты.

Необходимо учитывать, что позиция педагога при организации подобного воспитательного пространства становится менее открытой, а педагогическая техника более тонкой. Очень часто на этапе эффективного функционирования системы создается впечатление, что в объединении все как будто происходит само-собой. На самом же деле новый стиль отношений старших и младших в разновозрастном объединении (РВО) является более высокой формой организации воспитательного процесса, чем в группе ровесников. Управление РВО требует не только квалифицированного и вдумчивого педагогического руководства, но и целенаправленного общегруппового психологического влияния, коллективного настроя. По сути, педагогу необходимо научиться управлять воспитывающими ситуациями, а не людьми.

Специалистам, работающим с разновозрастными группами, необходимо научиться видеть признаки проявления воспитательной системы разновозрастного объединения, понимать закономерности ее появления, этапов развития, структуры, а также уметь управлять подобными объединениями людей. Напомним, что наиболее гармонично развивающееся социальное явление включает в себя людей всех возрастных категорий: детей, подростков, юношей, взрослых и пожилых людей.

В данной модели процессы формирования социально значимых качеств и самоопределение личности подростка происходит в исторической динамике смены поколений, обеспечивающих стабильность и преемственность традиций.

Подростковый возраст – период «мечтаний и хотений», когда очень хочется попробовать свои силы в самых разных областях. Необходимо учитывать гиперактивный деятельный характер самого подросткового возраста. Словесные увещевания помогают слабо. Большую роль играют действия и поступки взрослых и ровесников. В отношениях с подростками не стоит врать. Если мы хотим, чтобы молодые люди стали ответственными, самостоятельными, волевыми гражданами, то научить их этому возможно только, создавая ситуации, где названные черты характера смогут проявиться.

Очень часто педагоги спрашивают, как подобное может стать возможным, когда существует масса запрещающих инструкций, ограничивающих подростковую деятельность как таковую. Здесь выбор всегда за самим педагогом. Это еще один воспитательный момент, на который следует обратить внимание ребят: персональная ответственность взрослого за безопасную организацию работы. Чаще всего именно такая ответственность останавливает преподавателей. Но учить подростков смелости, мы можем лишь совершая смелые поступки сами. И хорошо, когда проверка смелости имеет позитивно направленный, а не антисоциальный характер.

К психолого-педагогическим доминантам развития личности в подростковом и юношеском возрасте относятся: 1) Большая потребность в общении процессе деятельности вместе с ровесниками и взрослыми; 2) Стремление к автономизации и эмансипации от культуры взрослых; 3) Стремление быть лидером, защитником, учителем для тех, кто младше и слабее; 4) Потребность в поддержке и защите со стороны других людей; 5) Потребность в самоопределении и поиске смысла жизни.

Следовательно, ведущими направлениями работы с подростками в разновозрастных группах должны стать: 1) Ориентирование на организацию деятельностного пространства; 2) Предоставление ребятам самостоятельности в организации и проведении коллективных дел; 3) Создание условий для проявления лидерской позиции и приобретения опыта общественного поведения: соревнования, конференции, конкурсы, диспуты, беседы, форумы; 4) Поддержка всех прогрессивных и социально-значимых предложений подростков, защита их интересов; 5) Формирование осознанной гражданской позиции по отношению ко всем процессам, происходящим в обществе вокруг человека.


Библиографический список:


  1. Газман О. С. Неклассическое воспитание. От авторитарной педагогики к педагогике свободы. – М., 2002.

  2. Караковский. В. А. Воспитай гражданина: записки директора школы № 825 г. Москвы – М., 1987.

  3. Караковский В. А. Воспитательная система школы: педагогические идеи и опыт формирования –– М. : Б.И., 1992.

  4. Крапивин В. П. Струна и люстра. Мысли и заметки о ребячьих отрядах. – М.: Эксмо, 2007.

  5. Макаренко, А. С. Соч. в 7 томах / Антон Семенович Макаренко. – М., 1958, – Т.5.

  6. Мудрик А. В. Общение в процессе воспитания / – М., 2001. – 320 с.

  7. Шацкий, С. Т. Избранные педагогические сочинения: в 2-х т. / Станислав Теофилович Шацкий. –– М. , 1980. Т .1.


Н.Ю. Масленцева


Стиль жизни как социальная категория


Тематика стиля жизни – одна из популярных и актуальных в современных социальных науках (в первую очередь, в социологии). За последние десятилетия стилю жизни как научной категории и предмету исследования посвятили свои публикации такие западные социологи как У. Бек, Д. Белл, П. Бурдье, Э. Гидденс, Р. Инглхарт, З. Миллер, Ж. Липовецки, А. Тоффлер и др. В работах И.В. Бестужева-Лады, Е. Омельченко, В.И. Толстых, В.А. Ядова, Л. Ятиной представлены концептуальные основания изучения стиля жизни, методологические аспекты изучения стиля жизни в современных условиях.


Для определения сущности понятия «стиль жизни» необходимо соотнести его с такими категориями как: «уровень жизни», «качество жизни» и «образ жизни», «условия жизни» и «уклад жизни» Хотя в настоящее время не существует единодушного мнения в определении перечисленных понятий, нередко их считают не просто родственными, но взаимозаменяемыми (в первую очередь, это касается «уровня жизни» и «качества жизни») [1].

Тем не менее, понятия эти следует различать. ^ Уровень жизни более узкая категория по сравнению с качеством жизни. Он определяется условиями существования человека в сфере потребления и измеряется с помощью социально-экономических показателей общего благосостояния людей. Эти показатели включают доходы, потребление, жилищные условия, услуги образования, здравоохранения и т.д. Они могут операционализироваться как через систему статистических показателей, так и субъективных оценочных суждений. Уровень жизни, или уровень благосостояния, обычно характеризует размер, структуру потребностей. Под «укладом жизни» обычно понимают порядок, регламент жизни социума, общества, профессиональной деятельности, повседневной жизни, досуга, в рамках которого происходит жизнедеятельность людей.

^ Качество жизни представляет собой более широкий комплекс условий жизнедеятельности человека и включает в себя уровень жизни, а также такие составляющие, которые относятся к экологической среде обитания, социальному благополучию, политическому климату, психологическом комфорту. Для измерения качества жизни недостаточно статических показателей, необходимы субъективные оценки соответствия этих параметров потребностям людей. Качество жизни – это объективно-субъективная характеристика условий существования человека, которая зависит от развития потребностей самого человека и его субъективных представлений и оценок своей жизни. Некоторые субъективные составляющие качества жизни могут быть более актуализированы в сознании человека, другие менее, третьи совсем не актуальны в силу опыта, культурного капитала, ценностных предпочтений. Субъективные предпочтения важны уже в силу того, что они могут быть дифференцированы по регионам, социальным и демографическим группа и позволяют составить объемную картину настроений в обществе. Они проецируются на всю систему отношений: между индивидами, социальными группами, регионами, а также на отношения индивидов с социальными институтами. Л.А. Беляева [2] предлагает понимать под качеством жизни комплексную характеристику условий жизнедеятельности населений, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей. Качество жизни связано с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе.

Весьма симптоматично, что о качестве жизни стали говорить на Западе с середины 1960-х годов, когда возникли предпосылки формирования постиндустриального общества.

Понятие «образ жизни» неразрывно связано с различными видами деятельности человека, группы, общества в целом. Образ жизни – определенный, исторически обусловленный тип деятельности в различных сферах жизни, включающий совокупность существенных черт деятельности людей. Проще говоря, образ жизни отвечает на вопрос, как, каким образом человек думает, ведет себя, действует. Образ жизни определяется условиями жизни (демографическими, экономическими, экологическими, политическими и др.) [3]. Таким образом, образ жизни – деятельность, активность людей, которые определенным образом реагируют на условия жизни, используют их.

Категории «качество жизни», «стиль жизни» получили самое широкое применение, став, пожалуй, одними из немногих интегральных показателей, которые характеризуют уровень развития общества с ориентацией на потребности человека, индивидуальные потребности и социальные возможности их реализовать.

Стиль жизни, трактуемый как совокупность устойчиво воспроизводимых образцов поведения, стал своего рода приемом для многих исследователей в их стремлении преодолеть трудности анализа социальной структуры современного общества в условиях неопределенности и быстрых социальных перемен. Перевод исследования на микросоциологический уровень, позволяющий зафиксировать тесную связь социального неравенства и стиля жизни, позволяет уйти от социально-классового анализа действительности.

В более общей форме аспект стиля жизни становится важной частью теорий индивидуализированного общества, исходящих из идеи о том, что в современных условиях развитых стран поведение людей в большей мере определяется их склонностями, а не фактором социального неравенства. В частности, большее значение имеет влияние на личность потребительских стандартов, отношение к религии, политике, здоровью, его ценностные ориентации. Концептуализация стилей жизни позволяет не ограничиваться макросоциальными факторами и более основательно связывать действия и мышление людей с многообразием аспектов индивидуализированного общества.

Такая трактовка стиля жизни достаточно распространена не только в эмпирических исследованиях, но и собственно теоретических работах, включая труды, получившие широкое признание в мировой социологии. Заслуживает внимания позиция видного английского социолога Э. Гидденса. Его трактовка стиля жизни опирается на концепцию личности в условиях радикальных социальных изменений. Гидденс обнаруживает переход от «политики эмансипации» к «жизненной политике», т.е. от борьбы за воплощение в жизнь идеалов свободы, равенства, справедливости к выбору жизненного стиля на основе ответа на вопрос о том, как следует жить. [1]. Этот выбор носит нравственный характер и определенной мере противостоит безнравственности институтов общества модерна. У Гидденса он соотносится преимущественно с проблемами биоэтики (допустимые границы технических нововведений и применения генной инженерии, право на жизнь человеческого эмбриона и др.), социальной справедливости (равенство полов и др.), охраны окружающей среды, но можно трактовать и в более широких социальных контекстах. В целом важно, что «жизненная политика» с точки зрения Гидденса, выводит в центр проблематики стиля нравственную доминанту. Эта позиция выводится из теории структурации Гидденса, согласно которой дифференциация в обществе строится на различии социальных практик, которые выступают единицей анализа. Социальные практики образуют непрерывное воспроизводство социального действия, производящего структуры, ресурсы и стандарты, т.е., в свою очередь, порождают действия акторов [2]. В этом случае речь идет о порождающих действия индивидов структурах не в обычном для социологии структурно-функционалисткой направленности смысле, а об организованных социальных практиках [3]. Именно их можно рассматривать в качестве стилей жизни.

Иную трактовку стиля жизни дает французский социолог П. Бурдье. Его исходные представления связаны с идеей о классообразовании как процессе, происходящем в многомерном пространстве социальных отношений. У Бурдье фундаментальное значение приобретает понятие социального пространства, а не социальной структуры, поскольку оно фиксирует реальность устойчивых и случайных форм связей. В данном случае имеют значение связи реальные и воображаемые, постоянные и нестабильные, сосуществующие параллельно и накладывающиеся одни на другие, сходящиеся и расходящиеся [4]. В этом пространстве происходит распределение капиталов разного рода (по П. Бурдье, есть четыре основные форм капитала – экономический, культурный, социальный и символический), чем и предопределена близость/отдаленность того или иного агента с точки зрения значимых различий и соединение/расхождение агентов в борьбе за позиции внутри социального пространства. В итоге структура социального пространства подчиняется игре распределения «капитала» и «прибыли». Социальное пространство со спонтанно проявляющимися различиями функционирует символически как пространство жизненных стилей, или как ансамбль групп, характеризующихся различным стилем жизни [5].

Измерение социальной стратификации, по П. Бурдье, должно вестись в двумерном режиме, с учетом того, что выбор жизненных стилей предопределен в одних случаях стремлением усилить социальную позицию путем демонстративного потребления духе концепции Т. Веблена, в других – стремлением закрепить свой статус ориентацией на «высокую культуру». Следовательно, потребление и становится формой знакового различия социальных классов [6], а стилизация жизни усиливает эти различия и легитимизирует их. Это – и форма воздействия на группы с другими жизненными стилями, навязывания им своего видения человека и мира. Исследования каптала, пересекающихся полей социального пространства и соответствующих им жизненных стилей позволило расширить познавательные возможности в изучении современного общества, выявлении значения таких факторов жизненных стилей, как культурный и материальный капитал родителей, образование, профессиональный статус и личный доход [7].

В американской социологии проблематика стилей жизни исследуется в несколько ином ключе. Заслуживает внимание идея о необходимости включения людей в выбор их собственных стилей жизни и культуры как выражения автономного, свободного, индивидуализированного существования. Ключевыми словами новой эпохи культурного индивидуализма стали разнообразие и выбор и саморазвитие. Сегодня трактовка личности как в европейской и американской социологии акцентирована на самодостаточности и автономии индивида. Позиция крайнего индивидуализма обязывает личность непрерывно самоактуализироваться, полагаться исключительно на себя [8], что отражается и на интерпретации стиля жизни.

Стиль жизни может рассматриваться как синоним свободного выбора личностью своего повседневного поведения. Выбор линии поведения в большей степени есть выбор стиля жизни, который выступает в повседневности как совокупность устойчиво воспроизводимых образцов поведения. Но одновременно это и характеристика других компонентов повседневной жизни.

Последнее десятилетие, связанное с изменением функционирования каждой из подсистем общества, разрушением сложившихся традиций, идеологии, привели к стилевому разнообразию жизни людей. Изменились потребности, ценности, убеждения, традиционные формы жизни, представления об успехе, возникли совершенно новые идентификации. Стиль жизни становится одним из значимых социальных ресурсов формирования идентичности и самореализации личности. Использование категории «стиль жизни» как одного из аспектов изучения личности позволяет более четко зафиксировать возникающие различия, факторы и последствия полистилизма современного общества.





оставить комментарий
страница3/9
Дата02.10.2011
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх