Основные даты жизни и деятельности доктора филологических наук, профессора, академика нани чр г. Е. Корнилова icon

Основные даты жизни и деятельности доктора филологических наук, профессора, академика нани чр г. Е. Корнилова


Смотрите также:
   Выдающегося казахского советского писателя...
Лекция: Содержание, задачи и методы патологической анатомии. История предмета...
Рабочая программа курса обществознания в 10 классе (профильный уровень) составлена по программе...
Ониторингового исследования = Под научной редакцией доктора педагогических наук, профессора В. И...
Учебник Под ред академика Международной Академии Информатизации, доктора экономических наук...
В государственной думе...
Положение о премии им академика В. П. Алексеева и академика Т. И.  ...
Задачи Олимпиады по информатике...
Правовых учений...
Программа международной научной конференции: «Словесное искусство Серебряного века и Русского...
Программа курса «Экономическое прогнозирование»...
Москва



Загрузка...
скачать

Биобиблиографические материалы

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДОКТОРА ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРА, АКАДЕМИКА НАНИ ЧР Г.Е. КОРНИЛОВА


Геннадий Емельянович Корнилов родился

19 марта 1936 года в селе Ивано-Кувалат

Зилаирского района Башкирской АССР.


1943-1950 гг. – учащийся Ивано-Кувалатской семилетней школы Зилаирского района Башкирской АССР.

1950-1953 гг. – учащийся Зилаирской средней школы Башкирской АССР.

1953-1954 гг. – учитель Ивано-Кувалатской семилетней школы Зилаирского района Башкирской АССР.

1954-1960 гг. – студент филологического факультета Уральского государственного университета имени А.М. Горького (г. Свердловск).

1960-1961 гг. – учитель русского языка и литературы в средней школе № 86 имени М. Горького Куйбышевского района г. Ташкента Узбекской ССР.

1961-1964 гг. – аспирант кафедры чувашского языка и литературы Чувашского государственного педагогического института имени И.Я. Яковлева (г. Чебоксары).

1964-1968 гг. – научный сотрудник отдела языка Научно-исследовательского института при Совете Министров Чувашской АССР, с 1966 г. – старший, с 1968 г. – по совместительству зав. отделом языка (по 1969 г.).

1966 г. – защита кандидатской диссертации в Ленинграде.

1968-1990 гг. – доцент кафедры русского языка Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова

1990 г., 29 июня – защита докторской диссертации на заседании специализированного Совета 004.07.01 при Институте языкознания имени Насими АН Азербайджанской ССР.

1990, май – заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова, профессор.

1990, май – академик АН Чувашской Республики.

1995 г. – зам. академика-секретаря отделения гуманитарных наук Национальной академии наук и искусств Чувашской Республики.

1995 май – декан филологического факультета Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова.

^ КРАТКИЙ ОЧЕРК

НАУЧНОЙ, УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


Геннадий Емельянович Корнилов – крупный ученый-филолог с широким диапазоном научных интересов и достижений в различных областях лингвистики, снискавший в таком качестве известность в России, в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Родился 19 марта 1936 г. в с. Ивано-Кувалат Зилаирского района Башкирской АССР в семье учителя. Не очень щедрое полуголодное время, на которое пришлось детство Г.Е. Корнилова, характеризовалось важным с точки зрения социализации личности качеством: дети рано взрослели и становились самостоятельными. Большое влияние на формирование интересов Геннадия оказал, в частности, богатый живописный уголок родного края. Он был в семье пятым ребенком (Зоря, Юлий, Нил, Валентина, а после него: Зина, Володя, Нина и Миша). Родное село располагалось в южной части Урала на Зилаирском плато, которое расчленено реками: Большой Ик, Касмарка, Зилаир и красавица Сакмара, приток реки Урал, где вместе с разными породами рыб водятся даже таймень, форель, хариус. В лесах много сосны, лиственницы и березы, очень богат животный мир: лось, косуля, бурый медведь, рысь, лесная куница, летяга, бурундук, глухарь, рябчик, тетерев. С малых лет вместе с братьями и сестрами он ходил в лес, на речку и в луга, где они не просто играли, но и собирали для дома красивые первые цветы, ягоды, грибы, чем в немалой степени способствовали ведению дома, пополнению продовольственного рациона. Это была немаловажная помощь родителям в то время, когда продуктов не хватало для организации полноценного питания. При этом дети слушали пение чудесных птиц и бегали за зайцами, следили за прыжками и полетами белок-летяг, обмирали от неожиданности, когда из кустов выбегала лиса. Так, во время общения с неиссякаемой «кладовой природы» шло воспитание внимания, наблюдательности, находчивости, терпеливости, проявлялись первые натуралистические интересы, формировалось умение распознавать щедрые дары родного края, узнавать и постигать смысл названий и понятий, вначале простых, затем все более сложных.

С 1943 по 1949 г. Гена учился в родной Ивано-Кувалатской семилетней школе, а седьмой класс завершил в селе Бердяш. В 1950-1953 гг. он обучается в Зилаирской средней школе. После получения аттестата зрелости его направляют в Ивано-Кувалатскую семилетнюю школу учителем немецкого языка. В августе 1954 г. Гена Корнилов после успешной сдачи вступительных экзаменов (он набрал 24 балла из 25 возможных) становится студентом первого курса филологического факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького в г. Свердловске, который был открыт Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР 19 октября 1920 г. В годы его учебы в университете работали известные всей стране ученые-филологи: автор оригинального перевода гомеровских поэм П.А. Шуйский, основатель нового направления по проблемам истории родного языка (русского уральского говора) П.М. Пашковский, бессменный руководитель топонимических экспедиций, собиратель местных географических названий на Урале и смежных с ним территориях русского Севера и Западной Сибири – А.К. Матвеев. Литературовед М.А. Батин активно изучает творчество П.П. Бажова, профессор В.Л. Кругляшова возглавляет фольклорные экспедиции.

Новая интересная студенческая жизнь закружила Корнилова в своем водовороте. Особенно он интересовался лексикографической работой. Преподаватели большое внимание уделяли проблемам методики собирания материалов. Молодого студента привлекли говоры уральской речи, которые сложились в тесных контактах с местными финно-угорскими и тюркскими наречиями. Юноша безмерно «влюбляется» в работы профессора Александра Константиновича Матвеева, который не только на лекциях, но и во время встреч со студентами обращает особое внимание на важное значение наблюдений за процессом взаимодействия языков. Когда в 1959 г. выходит монография А.К. Матвеева «Финно-угорские заимствования в русских говорах Северного Урала», особое чувство гордости переполняет Геннадия. В ежегодно проводимых студенческих научных конференциях Гена Корнилов принимает самое активное участие в качестве докладчика по топонимике Урала, для чего он аккуратно составляет топонимические и лексические карточки и постепенно постигает азы ономастики.

Гена Корнилов не только успешно учился в университете, но и был заместителем председателя туристической секции, членом профбюро факультета. Как комсомолец (вступил в ряды ВЛКСМ в сентябре 1949 г. в возрасте тринадцати с половиной лет, хотя согласно уставу в организацию принимали с четырнадцати) трижды принимал участие в уборке урожая на целине (в 1956, 1957, 1958 гг.) в качестве командира отряда, за что Указом Президиума Верховного Совета СССР 5 октября 1958 г. был удостоен правительственной награды – медали «За освоение целинных земель». По окончании вуза вместе со студентами университета работал на Всесоюзной ударной комсомольской стройке – возведении Качканарского рудно-обогатительного комбината – ныне гордости отечественной индустрии редкоземельных металлов.

Еще одна особенность в биографии Г.Е. Корнилова. Будучи студентом, с сентября 1956 г. по август 1957 г. он работал учителем русского языка и литературного чтения в Кашкаровской семилетней школе Башкирской АССР, где рецептивно освоил башкирский язык. Затем на четвертом курсе во время педагогической практики – снова учитель русского языка и литературного чтения Эманинской семилетней школы Башкирской АССР.

После получения диплома о высшем образовании он работал преподавателем литературы в средней школе № 86 г. Ташкента, где интересовался проблемами тюркологии и усиленно изучал узбекский, татарский, башкирский и другие языки.

В мае 1961 г. по приглашению Чувашского научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров Чувашской АССР Г.Е. Корнилов прибывает в г. Чебоксары и становится младшим научным сотрудником этого института. В сентябре того же года успешно сдает вступительные экзамены в аспирантуру Чувашского педагогического института им. И.Я. Яковлева по специальности «Чувашский язык», а приказом ректора от 5 октября его зачисляют аспирантом и назначают научного руководителя – профессора Семена Петровича Горского.

Интересен факт, что Г.Е. Корнилов при поступлении в аспирантуру представляет в качестве реферата свои реальные научно-практические наработки – результаты полевых исследований, проведенных по собственной инициативе: «Материалы для характеристики вокализма и консонантизма чувашского говора села Бердяши Зилаирского района Башкирской АССР». Итак, плодотворная работа на конкретном языковом объекте и тесное слияние учебных и научных задач в студенческие годы под руководством профессора А.К. Матвеева принесли первые плоды в исследовательской работе будущего ученого. Реферат соискателя высоко оценил профессор С.П. Горский и вместе с тем высказал ряд обстоятельных замечаний и добрых пожеланий.

Аспирантские годы пролетели незаметно. За это время он сдал экзамен по программе педагогического института, кандидатские экзамены по немецкому языку, философии, общему языкознанию с элементами тюркологии и современному чувашскому языку. Усердно работал в архивах Москвы, выезжал ежегодно в экспедиции вместе со студентами. Опубликовал три статьи по теме диссертации и три статьи были приняты для печати.

К 1 октября 1964 г. он завершает диссертацию на тему «Опыт исследования по чувашской диалектологии и булгаро-чувашской топонимике» и успешно защищает ее в 1966 г. в г. Ленинграде.

После окончания аспирантуры Г.Е. Корнилов работает старшим научным сотрудником и заведующим отделом языка Чувашского научно-исследовательского института. В октябре 1968 г. он переходит на преподавательскую работу в Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова – доцентом кафедры русского языка.

Имея за плечами хорошую жизненную школу и большой запас научных знаний, доцент Геннадий Емельянович организует научный кружок по топонимике и готовит экспедиции смелых, решительных, любознательных студентов, используя при этом опыт своего первого учителя профессора А.К. Матвеева. Он разрабатывает новую методику анализа ономастического материала, предполагающего системный подход к топонимическим данным, обязательность полевых наблюдений за возникновением и функционированием топонимов, максимально полный учет внеязыковых ситуаций.

Первые три экспедиции дали доценту Г.Е. Корнилову и его неутомимым студентам хорошие плоды, что радовало всех. Но собранные материалы и наблюдения следовало превратить в научные статьи. И Геннадий Емельянович идет на сложный и ответственный шаг: он открывает новую трибуну и своеобразный полигон для топонимистов. Издает межвузовские сборники «Диалекты и топонимия Поволжья», с 1972 по 1981 г. вышли девять выпусков. Авторами статей были преподаватели, студенты не только чувашского университета, но и маститые ученые-исследователи из Москвы, Горького, Казани, Ташкента, Уфы, Ферганы, Йошкар-Олы, Арзамаса, Якутска, которых неутомимому исследователю удалось привлечь к реализации этого перспективного проекта.

Для выпуска этих редких и ценных с точки зрения языковой науки книг не было средств. Правда, ректор профессор С.Ф. Сайкин и проректор по науке профессор С.А. Абруков поддержали ученого Г.Е. Корнилова, разрешив за счет университета издавать их в РИО и типографии Чувашского госуниверситета.

Вся подготовка их легла на плечи Геннадия Емельяновича: это перепечатка, подбор и набор сложного текста, редакторская корректорская работа. 1132 страницы девяти выпусков стоили немалых сил, энергии и творческой работы для Г.Е. Корнилова. Но труд напряженный приносит всегда радость и творческое удовлетворение. Многие авторы межвузовских сборников стали кандидатами и докторами филологических наук.

Наряду с напряженной творческой и учебной нагрузкой Геннадий Емельянович много сил и энергии отдавал общественно-политической работе, выполнял различные общественные поручения: заместитель председателя университетского отделения Общества Советско-венгерской дружбы, партгруппорг кафедры, член Ученого совета факультета, член библиотечного совета Чувашского госуниверситета. Постоянно выезжал на уборку урожая вместе со студентами русского отделения, за что многократно отмечался Почетными грамотами, Похвальными листами и благодарностями.

Одновременно с начала 70-х годов Геннадий Емельянович разрабатывает тему докторской диссертации «Евразийские лексические параллели. К уточнению объема и характера венгерско-пермско-булгаро-чувашских лексических параллелей», которая не была завершена в связи с отсутствием древних письменных памятников и других свидетельств конкретных фактов этнических контактов в прошлом. Исследователь проводит инвентаризацию, идентификацию и сравнительно-историческое осмысление свидетельств живых языков и диалектов.

26 ноября 1980 г. на заседании кафедры русского языка Чувашского государственного университета обсуждается докторская диссертация Г.Е. Корнилова. Члены кафедры высоко оценили научные результаты его работы. Взяв за исходный материал 404 пермско-венгерских параллели, признаваемые финно-угроведами за достоверные и грамотные пары, автор показал, что большинство из рассмотренных им основ, обычно служащих доказательством утвердившегося мнения об угорско-пермском родстве, представлено и в чувашском, а также – в том или ином числе и соотношении – в других тюркских наречиях и языках иных семей и групп.

Установленный и доказанный Геннадием Емельяновичем парадокс состоит в том, что у чувашского языка с неродственными ему по традиционной классификации пермским и венгерским языками, с каждым по отдельности во много раз больше корневых лексических соответствий-параллелей, чем у названных родственных – пермского и венгерского – между собой. Объяснение этому феномену автор видит не только в факте длительного и интенсивного исторического контактирования-взаимодействия этих трех языков, но и в структурно-типологической общности производящих корней-имитативов в большинстве языков Евразии.

В то же время Г.Е. Корнилов сумел сделать важные экскурсы в ностратику, показав ее недостаточность, а главное – необходимость согласовывать выводы создателя доминирующей концепции В.М. Иллича-Свитыча с новыми положениями теории имитативов.

В диссертации множество новых оригинальных примеров этимологии прежде считавшихся темными слов, особенно финно-угорских, тюркских и славянских. Кафедра дала высокую оценку качеству диссертации Г.Е. Корнилова и рекомендовала к защите на соискание ученой степени доктора филологических наук.

Однако Г.Е. Корнилов встретил новые, в основном организационные, трудности в ходе дальнейшей подготовки диссертации к защите. По ряду как объективных, так и, главным образом, субъективных причин ему пришлось сменить тему исследовательской работы на новую: «Имитативы в чувашском языке», в которой на основе данных чувашского языка и в сравнении с другими родственными языками обосновываются основные положения теории имитативов. В 1984 г. в Чувашском книжном издательстве выходит его монографическая работа. В предисловии к этой книге заслуженный деятель науки РСФСР профессор Н.А. Баскаков отмечает:

1. Г.Е. Корнилов известен как автор более шестидесяти публикаций по русской и чувашской диалектологии, чувашской грамматике (им впервые описаны формы морфологического пассива в чувашском языке, установлен характер отношений между каузативом, рефлексивом и пассивом), лексикологии и лексикографии; по тюркской, финно-угорской и славянской ономастике (широкий отклик получил его доклад на XI международном Конгрессе по ономастике о специфике функционирования собственных имен в языке и речи); по этимологии; по вопросам этноглоттогенеза; по проблемам взаимосвязей финно-угорских, тюркских и славянских языков (см. рецензию: Имре Зиканя // Советское финно-угроведение. 1977. №1. С. 62-66. Рец. на кн.: Корнилов Г.Е. Евразийские лексические параллели. Чебоксары, 1973. 297 с.).

2. В середине 70-х годов Г.Е. Корнилов обратился к проблемам подражания в различных языках, в первую очередь, в чувашском и других тюркских... В России создателем чисто лингвистического учения о мимемах был выдающийся тюрколог-чувашевед (впоследствии – член-корреспондент АН СССР) Н.И. Ашмарин. Вкладом в это направление тюркского языкознания первой половины XX века следует считать также известные работы Н.К. Дмитриева «К изучению турецкой мимологии» и «Очерк южнотюркской мимологии» (см. его книгу: Строй тюркских языков / Ин-т языкознания. М.: Наука, 1962. С. 59-108), статью Г. Рамстедта (Über onomatopoetische Worter in den altaischen Sprachen. «Journal de la Societe Finno-Ougrienne», 55, Helsinki, 1951), работы Банга, Брокельмана, Буденца, Марчанда, Кудайбергенова, Кунгурова, Сарыбаева, Харитонова и др. Труды названных и других исследователей были в какой-то степени обобщены в книге А.М. Гинзберга «Был ли язык изобразителен в своих истоках?» (М.: Наука, 1965).

3. Подробно излагая и комментируя основные положения учения Н.И. Ашмарина о мимемах, Г.Е. Корнилов убедительно показывает его сильные стороны (широкое понимание подражания, учет сохранения частью мимем архаического фонетического облика, понимание стилистической обусловленности употребления мимем в речи и в памятниках письменности, стремление к сплошной инвентаризации мимем и отмимемных производных), а также и серьезные недостатки (конкретные ошибочные этимологии, необоснованные предположения о первоначальной хаотичности звукового состава мимем и немногочисленности последних и т.д.).

4. По мысли Г.Е. Корнилова, мимемы-имитативы передают не только и не столько звучание объектов внешнего и внутреннего мира, сколько ритмику действий, движений и состояний, включая и имитацию отсутствия тех или иных свойств и качеств. В связи с этим общепринятый термин звукоподражание не передает существа всего круга исследуемых явлений, а, наоборот, уводит в сторону ложного и поверхностного понимания языковой имитации, якобы заключающейся лишь в передаче с помощью языковых артикуляций различных звучаний. Таким образом, введенный Г.Е. Корниловым новый термин имитатив (в дополнение и вместо старых: подражание, мимема, изобразительное слово и т.д.), несколько расширяет значение прежнего термина – мимема.

5. Вопреки мнению Н.И. Ашмарина, автор полагает, что первобытная речь располагала весьма значительным количеством имитативов-мимем, по крайней мере, сотнями единиц. Ведь даже «для отдельных видов обезьян, – как пишет автор, – установлено по нескольку сотен условных звуковых сигналов, вряд ли звукоизобразительные возможности прачеловека были ниже обезьяньих».

Категорически возражает Г.Е. Корнилов и против своих предшественников, согласно которым имитативы представляли собой прежде нечто хаотическое и только потом расчленились на отдельные «артикулированные» звуки. Автор считает, что нельзя механически сопоставлять звуковые составы слов современных частей речи (антиимитативов) и подражаний (имитативов): если современное слово-антиимитатив состоит из звуков-фонем, имеющих смыслоразличительное значение / назначение, то подражание-имитатив, функционально равняясь односоставному предложению, распадается на относительно самостоятельные идеофоны, главная функция которых, естественно, – смысловыражение. Таким образом, в рамках теории имитативов Г.Е. Корнилова, своеобразно использующей некоторые общеизвестные термины, фонема и идеофон материально, количественно равны, но отличаются функционально.

6. Положив начало человеческой речи, имитативы все более и более отходили на задний план и уже на стадии письменных литературных языков древности употребление подражаний было ограничено рамками отдельных стилей и впоследствии резко уменьшилось не только в литературном языке, но и в разговорной речи. Однако значительное число былых имитативов сохраняется в составе производящих корней обычных современных слов-неимитативов (антиимитативов по терминологии Г.Е. Корнилова); происхождение составляющих их фонем уже не воспринимается носителем языка и может быть установлено лишь в результате сравнительно-исторических исследований специалиста-языковеда.

При этом, будучи погашенным как часть основы того или иного слова в одном языке, имитатив-мимема может сохраниться в своем первозданном или близком к первозданному виде в диалектах другого языка, и в этом случае данные второго языка оказываются решающими для соответствующей этимологизации в пределах первого.

7. Г.Е. Корнилов дает конкретные исчерпывающие этимологии многих урало-алтайских, индоевропейских и иных основ в разделах работы, посвященных критическому разбору не всегда обоснованных сближений A.M. Газова-Гинзберга (в пределах русских, литовских, таджикских, осетинских, якутских, турецких, чувашских, малайских, японских и иных данных).

О масштабах соответствующих критических комментариев и встречных исследований можно судить по более чем полутора тысячам чувашских имитативов и отымитативных производных, в большинстве своем привлеченных Г.Е. Корниловым для столь широких и глубоких сравнений.

8. Следует отметить свободное оперирование не только живым имитативным фондом, но и вычленяемыми из состава слов-антиимитативов «окаменелостями», уже погашенными последующим словообразованием и «обкатанными» в дальнейшем в практике словоизменения и различного переносного словоупотребления.

Этот не столь уж новый прием до сих пор никем другим не применялся так последовательно, свободно, широко и, самое главное, – так продуктивно.

9. Масштабный анализ Г.Е. Корниловым застывших и утративших этимологическую прозрачность корней позволяет считать, что им заложены основы принципиально нового этимологического словаря чувашского языка, логически последовательно и до конца объясняющего всю природную (незаимствованную) лексику. Причем автор опирается не только на выявленные его предшественниками внешние факты, но главным образом – на результаты весьма трудоемкой собственной внутренней реконструкции.

Монография Г.Е. Корнилова «Имитативы в чувашском языке» привлекла внимание ряда маститых исследователей и ведущих специалистов в этой области лингвистики. Вышел ряд рецензий, среди которых можно отметить отзывы широко известного ученого М.Р. Федотова в журнале «Советская тюркология» (1984. № 6. С. 75-77), болгарского исследователя Юлии Кириловой в журнале «Съпоставително езикознание» (XII. 1987. № 4. С. 95-97), А.П. Ху-зангая – «Вопросы языкознания» (1987. № 6. С. 144-146) и др.

29 марта 1990 г. Г.Е. Корнилов на заседании Специализированного совета Д 004.07.01 при институте языкознания им. Насими АН Азербайджанской ССР защитил докторскую диссертацию.

Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета Чувашского государственного университета, заместитель академика-секретаря отделения гуманитарных наук Национальной академии наук и искусств Чувашской Республики (ныне академик-секретарь отделения гуманитарных наук Академии наук Чувашской Республики) – Геннадий Емельянович Корнилов достиг значительных результатов по следующим научным направлениям:

I. В области чувашского языкознания впервые описал спрягаемые формы морфологического пассива и их взаимоотношения с формами рефлексива и каузатива (до этого чувашеведами отрицалось наличие пассива в чувашском языке). См.: Корнилов Г.Е. К вопросу о залогах в чувашском языке. Пассив и рефлексив // Труды НИИ при СМ ЧАССР. Вып. 53. Чебоксары, 1975; Корнилов Г.Е., Холодович А.А., Храковский B.C. Каузативы и антикаузативы в чувашском языке // Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Л.: Наука, 1969.

II. В области ономастики в дополнение к классификации топонимов по степени свойства быть собственным именем (см.: Корнилов Г.Е. О типах топонимов в агглютинативных языках // Вопросы языкознания. 1967. № 1.) предложил различать ономы в языке (собственные имена, представляющие атрибутивную синтагму на базе обязательно отвечающего реалиям номенклатурного термина) и в речи (когда социальный, биологический, географический или иной номенклатурный термин опускается, будучи подразумеваем из контекста, речевой ситуации и т.п.). См.: Корнилов Г.Е. Ономы в языке и речи // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып. 1. Чебоксары / РИО ЧувГУ, 1972; Корнилов Г.Е. Ономы в языке и речи // Actes du XI Congres Inteernational des sciences onomastiques. I.Sofia, 1974; II, Sofia, 1975. В ряде последних работ на основе данных топонимии и следов взаимодействия прежде бывших смежными языков (см.: Высшая школа – народному хозяйству. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 1992; Корнилов Г.Е. Следы пребывания болгаро-тюркских предков чувашей в Прикубанье // Вестник Чувашского университета. 1995. № 2 и др.) прослеживает и документирует исторический путь болгаро-тюркских предков чувашей из Прикубанья в междуречье Суры и Свияги, что является вкладом в изучение истории народов Поволжья.

III. В области изучения взаимодействия языков и культур сформулировал парадокс: в близкородственных финно-угорских языках – венгерском и коми – во много раз меньше гомогенных параллелей, чем в считающихся неродственными чувашском и венгерском, чувашском и коми – по отдельности. См.: Корнилов Г.Е. Некоторые итоги изучения венгерско-пермско-булгаро-чувашских лексических параллелей // Советское финно-угроведение. XVII. 1981. № 3; Корнилов Г.Е. О гомогенных явлениях в венгерском и чувашском языках // Советское финноугроведение. XVIII. 1982. № 2. В последней статье впервые описаны грамматические параллели (до этого исследователи ограничивались лексическими совпадениями).

IV. В области этимологии выдвинул и обосновал положение о поверхностной этимологии (выявление источника заимствования, обоснование внутриязыкового словообразования, занимающих большое место в существующих публикациях), о ближней, дальней и сверхдальней этимологии (реконструкция архетипов для дальнеродственных языков, для нескольких семей языков, труды В.М. Иллича-Свитыча по ностратике), об исчерпывающей этимологии (в рамках радиксологии и теории имитативов – установление отымитативного происхождения реконструированных архетипов или радиксов и радиксоидов).

V. Г.Е. Корнилов является автором теории имитативов, развивающей и уточняющей, в конечном счете – ревизующей положения учения Н.И. Ашмарина о мимемах. Эта теория доказывает, что первичный (непроизводный или первичнопроизводный) корень слова по происхождению является имитативом, последний является не единым сложным («нечленораздельным») звуком, как полагали Н.И. Ашмарин, его предшественники, адепты и эпигоны, а наоборот, синтаксически членимым предложением (или даже – ляпидарным минимальным текстом!); каждый звук, составляющий имитатив, являлся не фонемой, а идеофоном со статусом члена предложения (или понятийного компонента текста), смыслоразличительную роль фонем играли артикуляционные компоненты идеофонов. Основные положения теории имитативов были выдвинуты в серии статей, позже обобщенных в монографии «Имитативы в чувашском языке» и в докторской диссертации, а также в брошюре: Корнилов Г.Е. Об отымитативном происхождении языка. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 1991.

Формулирование и обоснование положений теории имитативов привели Г.Е. Корнилова к мысли о необходимости основополагания новой лингвистической дисциплины – радиксологии. Существующие части языковедения изучают звуки (фонетика и фонология), цельнооформленное слово (лексикология и лексикография), сочетания слов (синтаксис), но нет раздела о корне слова. Начало ликвидации этого пробела кладет опубликованная в «Известиях АН ЧР» (1993. № 1) обширная статья Г.Е. Корнилова «Радиксология: опыт манифестации» (продолжение опубликовано в 1996 г. в «Известиях НАНИ ЧР». №2). Языкознание без радиксологии напоминает ботанику, изучающую наземные части растений и игнорирующую корневую систему.

Большую научную и педагогическую деятельность Г.Е. Корнилов успешно совмещает с работой над созданием учебных пособий с огромным объемом редакционной правки, активной популяризацией знаний и просвещением населения. Их число превысило второй десяток, а в сотрудничестве с математиками А.В. Мерлиным и Н.И. Мерлиной изданы 20 методических работ по математике на родном чувашском языке для учащихся 1-5 классов и учителей школ.

Геннадий Емельянович со школьных лет активно сотрудничает с газетами. Он редактировал не только классную и общешкольную газеты но, будучи студентом Уральского университета, продолжал это трудное, полезное и всеми уважаемое дело. Не забыл он об этой точке приложения сил и сейчас: на страницах республиканских газет «Советская Чувашия», «Чаваш Ен», «Чебоксарские новости», «Хыпар» публикации его всегда оригинальных статей вызывают значительный интерес читателей, которые по-новому открывают для себя казалось бы обыденные проявления бытования языка и речи.

Невзирая на занятость научными изысканиями и преподаванием, Г.Е. Корнилов придает важное значение работе общеуниверситетского Ученого совета, экспертных групп, совещаний по линии министерства образования, высшей школы и науки Чувашской Республики, в редколлегиях многотиражной газеты «Ульяновец» и журнала «Вестник Чувашского университета».

Особая тема – Г.Е. Корнилов и студенческая молодежь: мэтр и новые поколения исследователей различных аспектов филологической проблематики, академик в восприятии юных и пытливых слушателей его курсов, нередко обучавшихся в школе по его учебникам. Первое, что сразу обращает на себя внимание, не может оставаться на периферии сознания в силу своей уникальности – необычайно широкая эрудиция Г.Е. Корнилова, причем не только в вопросах теории и практики функционирования языков. К удивлению слушателей и собеседников ученый, взяв в качестве объекта своего внимания практически окружающие нас предметы быта, явления культуры, речи делает из своего комментария к нему законченное сообщение, близкое к полномасштабной лекции. Причем, как правило, это импровизация, основанная на колоссальном запасе знаний, накопленных в ходе жизненных наблюдений и научных изысканий, тщательно систематизированных в сознании и памяти ученого и всегда готовых к актуализации в любой форме – устной или письменной. Возможно поэтому едва ли не самое интересное в учебных лекциях Г.Е. Корнилова – отступления от темы, вызванные неожиданным сюжетным поворотом сообщения. В такие моменты перед слушателями открывается бездна сюжетов и вариантов, которые таит в себе незамысловатая на слух и на вид постановка проблемы. В этом проявляется и талант ученого, и мастерство преподавателя.

Сразу бросающимся в глаза сущностным качеством академика Г.Е. Корнилова является его высочайшая требовательность к себе и как к ученому, и как к работнику высшей школы, преподавателю и декану. Из-под его пера никогда не выйдет халтура ни в научных исследованиях, ни в рецензиях и отзывах, ни в оценках. Он из тех, кто называет вещи своими именами и не «тянет» студентов, стремясь повысить показатели. В этом нет нужды: Г.Е. Корнилов давно доказал свою состоятельность и как ученого, и как преподавателя. Будучи требовательным к себе, он столь же строг к своим ученикам, которые только благодарны за этот интеллектуальный и духовный максимализм.

Отличительной чертой профессора Г.Е. Корнилова является высочайшая, доходящая в хорошем смысле до щепетильности, его ответственность в отношении науки. Это качество, присущее ему, поистине можно назвать служением, когда саму деятельность и ее результаты определяют не авторитеты, а истина в конечной инстанции. Именно поэтому ученый никогда не был подвержен конъюнктуре, никогда не следовал модным течениям и тенденциям, но всегда шел своим путем.

Было бы неверно представлять добрейшего и жизнерадостного, излучающего оптимизм Г.Е. Корнилова суровым рыцарем науки, закованным в броню непререкаемых истин, невозмутимого и индифферентного к окружающим. Высокая требовательность к себе, коллегам и студентам сочетается в нем с доброжелательностью, доходящей порой до проявляемой в разумных пределах снисходительности. Трудное детство и непростые годы учения оставили в душе академика неизгладимый след, и он радеет о нуждах и потребностях студентов и аспирантов, стремясь по возможности улучшить их быт и условия обучения. Г.Е. Корнилов прекрасно понимает, что дело, которому он посвятил жизнь, продолжать им – будущим профессорам и академикам.

Студенческие годы запоминаются яркими событиями, значимыми вехами на пути обретения специальности и мастерства в ней, встречами и общением с однокурсниками, преподавателями. Несомненно, для многих выпускников филологического факультета одним из наиболее ярких впечатлений о годах обучения останутся встречи в аудиториях и во внеучебной обстановке с выдающимся ученым, замечательным собеседником, обаятельным и интересным человеком – академиком Г.Е. Корниловым.

Повествование о номинанте было бы неполным без рассказа о его научно-педагогической деятельности в формате ВАКа. Г.Е. Корнилов – член трех докторских советов, двух – в Чебоксарах, одного – в Ульяновске. Если с советами по филологическим наукам не может быть никаких сомнений: кому как не энциклопедически подготовленному и не понаслышке знающему, что такое «большая наука», Г.Е. Корнилову решать участь претендентов на ученые степени и звания, то его работа в докторском совете по отечественной истории, этнологии и антропологии заслуживает отдельного разговора. При включении ученого в состав данного совета были учтены его широчайшая научная эрудиция, позволившая ему подняться на уровень глубоких этнографических обобщений, и безупречная научная репутация исследователя-профессионала, способного не только осуществлять, но и квалифицированно оценивать научные изыскания, точно определять уровень их глубины и качества. Г.Е. Корнилов часто и всегда эффективно выступает в роли эксперта диссертационных исследований всех уровней. Его оценки всегда корректные и взвешенные, как правило, достоверные и обоснованные, в полной мере отражают сущность содержания и построение формы представленных работ.

Часто в разговорах возникает вопрос: Кто такой ученый? На самом деле ответ неоднозначный: с одной стороны, ученый обладает большим объемом знаний. Если молодой человек много учился, запомнил и усвоил значительный объем информации, различных сведений, то он, несомненно, человек знающий. Но можем ли мы называть его ученым? Конечно, нет. Ученый – это состояние души, необходимость постоянного поиска ответа на неожиданно рождающиеся вопросы, желание «докопаться» до истины, как бы далека она ни была, и поделиться ею с грамотными и знающими современниками, неравнодушными и заинтересованными.

Нашему обществу нужны от ученого не начетнические знания, а добыча новых, пополнение сокровищницы идей, теорий, фактов, гипотез...

Геннадий Емельянович всю свою сознательную жизнь посвятил добыванию новых знаний для народа и общества. Для этого он отдает все: не только щедрость души, но и немалые материальные средства. Я горжусь его домашней библиотекой, которая, несомненно, является научной лабораторией ученого с большой буквы. С школьных лет Г.Е. Корнилов не только собирал книги, но и сумел вдохнуть в них жизнь, постоянно используя их в своей работе. Для него они – друзья, живые собеседники, а не модный интерьер квартиры. К сожалению, сейчас это редкое явление даже в среде моих коллег.

Профессор Г.Е. Корнилов не только ученый-фанатик, но и ученый-жизнелюб. Такое сочетание дано не каждому. Не жалея сил и времени, он отдает науке свою жизнь. В то же время, отдав должное науке, немало работает в саду, ходит на рыбалку, любит собирать грибы. ... Такое органичное совмещение, широкий круг интересов, непосредственное общение с природой дает исследователю возможность временного отключения от волнующей его в данный момент темы научных изысканий, повышает свежесть и эффективность восприятия нового и способствует возникновению инновационных научных идей.

У Геннадия Емельяновича прекрасная семья: жена – Марина Григорьевна – инженер-конструктор, три сына. Андрей после окончания химического факультета ЧувГУ немало поработал инженером-исследователем, затем министром экологии Чувашской республики, работал деканом географического факультета, защитил кандидатскую диссертацию по экономическим наукам и докторскую – по географическим. Михаил после окончания медицинского факультета ЧувГУ поехал по распределению в Кировскую область, где и по сей день работает врачом-хирургом. Александр работает в челюстно-лицевой хирургии стоматологического факультета ЧувГУ и в Республиканской онкологической больнице. Геннадий Емельянович не только любящий отец, но и любимый дедушка.

Стать ученым непросто. Нужно всю жизнь учиться и трудиться, уметь радоваться и ошибаться, быть в состоянии преодолевать свои ошибки и признавать возможные заблуждения, открывать и мучиться в непонимании, постоянном поиске истины. Но эти непростые, тернистые пути к знанию – не кара Господня, не наказание, а сладкая истома всей жизни ученого. Эта работа необходима ему как воздух. Без творчества и постижения нет Жизни!

^ ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ


1962

  1. К вопросу о способах образования башкирских оронимов и гидронимов // Вопросы топономастики. Свердловск: УрГУ, 1962. Вып.1.


1963

  1. Несколько слов о булгаро-чувашских языческих антропонимах // Уч. записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.39. Чебоксары, 1963.

  2. О судьбе булгаро-чувашского Т'А:Л ~ Ч'А:Л > Т'УЛ ~ Ч'ОЛ в топониме Среднего Поволжья // Ученые записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.26. Чебоксары, 1963.

  3. Гидронимические ареалы *-варан и *-йаохан в Евразии // Материалы по чувашской диалектологии. Вып.2. Чебоксары, 1963.

  4. Некоторые материалы для характеристики говора с. Бердяш Зилаирского района Башкирской АССР // Материалы по чувашской диалектологии. Вып.2. Чебоксары, 1963.

  5. От редактора // Материалы по чувашской диалектологии. Вып.2. Чебоксары, 1963.


1964

  1. Гидронимический ареал *-йаохан в Евразии // Новые исследования. М.: Наука, 1964.

  2. К вопросу о возможности гунно-булгарского происхождения некоторых топонимов в бас. Дона и Дуная // Ученые записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.27. Чебоксары, 1964.

  3. О составе фонем и их аллофонах в системе диалектов чувашского языка // Вопросы языкознания. 1964. №4.

  4. Очерк диалектов чувашского языка // Диалекты тюркских языков. М., 1964.

1965

  1. Опыт классификации топонимов по степени развития свойства «Быть собственным именем» // Всесоюзная конференция по топонимике. Тезисы. Ленинград, 1965.

  2. Об одном гидронимическом ареале Среднего Поволжья // Республиканская ономастическая конференция. Киев: Наукова думка, 1965.


1966

  1. Опыт исследования по чувашской диалектологии и булгаро-чувашской топонимике. Ленинград: ИЯ АН СССР, 1966.

  2. Лексикологические традиции народов Прибалтики и некоторые соображения по поводу составления «Чувашского топонимического словаря» // Тезисы докладов Всесоюзной конференции по топонимике С.-З. зоны СССР. Рига: РГУ, 1966.


1967

  1. О типах топонимов в агглютинативных языках // Вопросы языкознания. 1967. №1.

  2. Чăваш çĕрĕнче çăкăр çырмисем епле пулса кайнă // Чăваш календарĕ. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1967.

  3. К вопросу о центрально-азиатской прародине тюркских предков чувашей // Ученые записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.36. Чебоксары, 1967.

  4. Авалхи пăлхар-чăвашсен тăван çĕршывĕ хĕвеланăç Çĕпĕрте пулнă // Чăваш календарĕ. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1967.


1968

  1. Об ономастической работе в Чувашии // ПУОК. 1968. №7.

  2. Перекен йывăçсем çинчен // Чăваш календарĕ. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1968.

  3. Чăваш топонимики // Коммунизм ялавĕ. 1968, №44 (на чув. языке).

  4. Ячĕсем юмахри пек // Коммунизм ялавĕ. 1968, №72 (на чув. языке).

  5. Чăваш сăмахĕсем Европăри чĕлхесенче // Коммунизм ялавĕ. 1968, № 79 (на чув. языке).

  6. Авалхи славян тата чăваш чĕлхисем çинчен // Коммунизм ялавĕ. 1968, №221 (на чув. языке).

  7. Пурте пĕлекен чĕлхе… // Коммунизм ялавĕ. 1968, №60 (на чув. языке).


1969

  1. О топонимах тюркского происхождения на территории Украины // Тезисы докладов республиканской ономастической конференции. Киев: Наукова думка, 1969.

  2. Каузативы и антикаузативы в чувашском языке // Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Л.: Наука 1969. (Соавторы: А.А. Холодович, В.С. Храковский).

  3. К этимологии некоторых чувашских зоонимов // Ученые записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.46. Чебоксары, 1969.

  4. Итоги и задачи изучения проблемы сибирской прародины тюркских предков современных чувашей // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. Томск: ТГУ, 1969.

  5. Пĕр сăмах историйĕнчен // Чăваш календарĕ. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1969.

  6. Топонимика – геологсен тусĕ // Коммунизм ялавĕ. 1969, №8 (на чув. языке).


1970

  1. Названия для канис (фамилия канидэ) в чувашском языке // Ученые записки НИИ при СМ ЧАССР. Вып.49. Чебоксары, 1970.

  2. Çак ятсене кам панă? // Коммунизм ялавĕ. 1970, №298 (на чув. языке).

  3. Авалхи çыхăну йĕрĕсем // Коммунизм ялавĕ. 1970, №270 (на чув. языке).


1971

  1. Почему по-русски Чебоксары, а по-чувашски Шубашкар? // Ономастика Поволжья. Вып.2. Горький: ГГУ, 1971.

  2. Булгаро-чувашское языкознание и ономастика // Ономастика Поволжья. Вып.2. Горький: ГГУ, 1971.

  3. Алтайские параллели к чувашским названиям оленя, верблюда и слона // Проблема общности алтайских языков. Л.: Наука, 1971.

  4. К этимологии рус. диал. летописного ОУШЬ // Вопросы русской и чувашской филологии. Вып.1. Чебоксары, 1971.

  5. К этимологии рус. диал. векша «белка» // Этимология. М.: Наука, 1971.

  6. К вопросу об участии отдельных башкирских родов в этногенезе смежных с ними народов // Археология и этнография Башкирии. Т.4. Уфа, 1971.

  7. К вопросу об источниках алтайских заимствований в венгерском языке // Советское финно-угроведение. 1971. №VII-2.

  8. Чувашское диалектное название для зайца и проблема русско-чувашских сатэм-кентумных параллелей // Материалы по чувашской диалектологии. Вып.4. Чебоксары, 1971.

  9. Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья // История и культура ЧАССР. Вып.1. Чебоксары, 1971.


1972

  1. Из материалов по русским говорам Чувашской АССР // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.1. Чебоксары, 1972.

  2. О некоторых топонимах на территории Украины и Поволжья, связанных с названием камня // Советское финно-угроведение. 1972. №1.

  3. Ономы в языке и речи // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып. 1. Чебоксары, 1972.

  4. Квазисуффикс -за в ряду ойконимов Пензенской области // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.1. Чебоксары, 1972.

  5. К этимологии топонима Cheboksary // Советская тюркология. 1972. №2.

  6. К определению объема и характера булгаро-чувашско-картвельских лексических параллелей // Чувашский язык, литература и фольклор. Вып.1. Чебоксары, 1972.

  7. Ула чул юппи // Коммунизм ялавĕ. 1972, №122 (на чув. языке).

  8. Чĕлхери хăшпĕр сăмахсем çинчен // Коммунизм ялавĕ. 1972, №2 (на чув. языке).


1973

  1. Из материалов по русским говорам Чувашской АССР // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.2. Чебоксары, 1973.

  2. О булгаро-чувашско-мордовском взаимодействии в собственных именах // Ономастика Поволжья. Вып.3. Уфа, 1973.

  3. Пробные статьи этимологического «Словаря собственных имен Поволжья и сопредельных территорий» // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.2. Чебоксары, 1973.

  4. Евразийские лексические параллели. К уточнению объема и характера булгаро-чувашско-венгерских лексических параллелей-1. Чебоксары, 1973.


1974

  1. Заметки по истории и этимологии слова чуман // Чувашский язык, литература и фольклор. Вып.3. Чебоксары, 1974.

  2. Ономы в языке и речи // Actes du XI Congres International des sciences onomastiques I.Sofia, 1974.


1975

  1. Продолжение пробных статей этимологического «Словаря собственных имен Поволжья и сопредельных территорий»-2 // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.3. Чебоксары, 1975.

  2. К вопросу о залогах в чувашском языке. Пассив и рефлексив // Труды НИИ при СМ Чувашской АССР. Вып. 53. Чебоксары, 1975.

  3. Ономы в языке и речи // Actes du XI Congres International des sciences onomastiques. II. Sofia, 1975.


1976

  1. Из материалов по русским говорам Горьковской области и Мордовской АССР // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.4. Чебоксары, 1976.

  2. Продолжение пробных статей этимологического «Словаря собственных имен Поволжья и сопредельных территорий»-3 // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.4. Чебоксары, 1976.

  3. К вопросу о сибирской прародине чувашского языка // Сибирский тюркологический сборник. Новосибирск: Наука, 1976.


1977

  1. Взаимосвязи пермских, угорских, чувашского языков и теории имитативов // Исследования финно-угорских языков и литератур в их взаимосвязях с языками и литературами народов СССР. Ужгород: УжГУ, 1977.

  2. К теории имитативов-1 // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.5. Чебоксары, 1977.


1978

  1. Из материалов по русским говорам Горьковской области и Мордовской АССР-2 // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.6. Чебоксары, 1978.

  2. Теория имитативов и данные чувашских диалектов (К теории имитативов-2) // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.6. Чебоксары, 1978.


1979

  1. Теория имитативов и данные чувашских диалектов (К теории имитативов-3) // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.6. Чебоксары, 1979.


1980

  1. Теория имитативов и данные чувашских диалектов (К теории имитативов-4) // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.8. Чебоксары, 1980.

  2. Теория имитативов, ностратика и тюркология // Сборник тезисов докладов на 3-й Всесоюзной тюркологической конференции. Ташкент: Фан, 1980.


1981

  1. К этимологии чуваш. вăрăшăл и русск. вырезуб // Исследования по этимологии… (НИИ при СМ ЧАССР). Чебоксары, 1981.

  2. Некоторые итоги изучения венгерско-пермско-булгаро-чувашских лексических параллелей // Советское финно-угроведение. 1981. №17.

  3. Теория имитативов и данные чувашских диалектов (К теории имитативов-5) // Диалекты и топонимия Поволжья. Вып.9. Чебоксары, 1981.


1982

  1. О гомогенных явлениях в венгерском и чувашском языках // Советское финно-угроведение. 1982. №13.


1983

  1. К уточнению объема и характера венгерско-пермско-булгаро-чувашских лексических параллелей-2 // Исследования по исторической лексикологии чувашского языка. Чебоксары, 1983.

  2. Следы сингармонизма в фонологической системе старославянского языка // Выступление на заседании секции «Праславянский язык в кругу других языков». Материалы IX международного съезда славистов. Киев: Наукова думка, 1983 (8-12 сентября 1983 г.).


1984

  1. Имитативы в чувашском языке. Чебоксары, 1984.

  2. Гунно-болгаро-чувашские имена на Кавказе // Тезисы доклада. XV Internationaler kongres für Namenforschung. Leipzig: 13-17 August. 1984.


1985

  1. Некоторые новые аспекты подготовки и интерпретации исходных данных для решения проблем урало-алтаистики // Урало-алтаистика. (Археология. Этнография. Язык). Новосибирск: Наука, 1985.


1986

  1. Урал-Орал из тюрко-болгар. *(в)ур // (в)ор (й)ал // (й)ел «Горная страна, Дагестан» // Проблемы филологии Западной Сибири и Урала (тезисы докладов Всесоюзной конференции). Тюмень, 1986.

  2. К вопросу о корневой этимологии // Проблемы составления этимологического словаря отдельного языка. Чебоксары, 1986.


1987

  1. К этимологии чуваш. мулкач, молкач «заяц» и рус.  мол: ко-мол-ый // Двуязычие и контрастивная грамматика. Чебоксары, 1987.

  2. К вопросу о чувашском освоении старомордовских топонимов // Чувашский язык: история и этимология. Чебоксары, 1987.


1988

  1. О спорном и бесспорном в вопросе о чувашском освоении старомордовских топонимов // Советское финно-угроведение. 1988. №3.

  2. О корневой этимологизации русской лексики с учетом данных не и.-е. языков // Актуальные проблемы современной русистики (Тезисы докладов региональной конференции). Горький, 1988.

  3. О тюрко-славянских кальках в области грамматики // Вопросы фонетики, грамматики и лексикологии. Чебоксары, 1988.

  4. О некоторых названиях для лисы // Межъязыковое взаимодействие в Волго-Камье. Межвузовский сборник трудов. Чебоксары, 1988.


1989

  1. Имитативы в чувашском языке. Баку: Институт языкознания АН Азербайджанской ССР, 1989.

  2. Чиновнику послышалось… (О гидронимах на  сарсаз на исторической территории Волжской Болгарии) // Советская Чувашия, 1989. №116-117.

  3. Что в имени твоем, чуваш? // Советская Чувашия, 1989. №76-77.


1990

  1. О преодолении этимологического примитивизма в теории и практике современных исследований // Проблемы этимологии тюркских языков. Алма-Ата: Гылым, 1990.

  2. Об отымитативном происхождении чувашского и русского названий серебра // Двуязычие и взаимовлияние языков. Межвузовский сборник научных трудов. Чебоксары, 1990.


1991

  1. Против искажения истории этнонима ЧУВАШ // Чувашский язык: история, этимология, фонетика. Чебоксары, 1991.

  2. К этимологии русск. диал. ВИЖЕНЬ «стриж» // Русская диалектная этимология. (Тезисы докладов межвузовской научной конференции). Свердловск: УрГУ, 1991.

  3. Об отымитативном происхождении языка. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 1991.

  4. Шупашкар, Шопашкар, а также – Чебоксары // Чебоксарские новости. 1991, 2 ноября.

  5. Благозвучное или банальное? // Советская Чувашия. 1991, 31 мая.

  6. Пайăр ятсем пирки // Чăваш Ен. 1991, №17.

  7. Письмо в редакцию // Чăваш Ен. 1991, №25.


1992

  1. Некоторые итоги изучения болгаро-тюркской топонимии Поволжья и смежных регионов Восточной Европы // Высшая школа – народному хозяйству Чувашии. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 1992.

  2. Из опыта сравнительно-исторического рассмотрения свидетельств «Книги Большому Чертежу» // Высшая школа – народному хозяйству Чувашии. Гуманитарные науки. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 1992.

  3. Если посоветоваться с филологами… // Советская Чувашия. 1992, 21 января (совместно с А.Алексеевой, В.Макаровым, В.Петровой).

  4. Чăвашьенри пушкăртсем // Хыпар. 1992, №41 (на чув. яз.).

  5. Таяпа. Тояба «Хакан хулин тăпрас» // Хыпар. 1992, №343 (на чув. яз.).

  6. Тяжба вековая: Чебоксары – Шупашкар // Чебоксарские новости. 1992, №231.

  7. Сомнительное открытие // Советская Чувашия. 1992, №245.

  8. Сходства бывают обманчивы // Чăваш Ен. 1992, №32.

  9. Язык – единственный брод через реку времени // Чăваш Ен. 1992, №30.

  10. С чего начинается Родина? С рода. Реального, грамматического, ситуативного // Чăваш Ен. 1992, №41.

  11. Истоки тюркоязычных народов // Чăваш Ен. 1992, №38.


1993

  1. Из опыта сравнительно-исторического рассмотрения свидетельств «Книги Большому Чертежу» // Частные вопросы общего языкознания. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 1993.

  2. Радиксология: опыт манифестации // Известия АН ЧР. 1993, №1.

  3. «Кадушечная» версия: забытая или неприемлемая // Чебоксарские новости. 1993, №204.

  4. Вынужденная швартовка на пути «из варяг в арабы» // Чебоксарские новости. 1993, №15, 17, 18, 20, 21.

  5. Чăвашьенри «Пушкăртсем» // Хыпар, 1993, №41.


1995

  1. Следы пребывания болгаро-тюркских предков чувашей в Прикубанье // Вестник Чувашского университета. 1995, №2.


1996

  1. Радиксология: опыт манифестации // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 1996/2.

  2. Следы пребывания болгаро-тюркских предков чувашей в Прикубанье // Вестник ЧувГУ. Чебоксары, 1996/1.

  3. О возможности отымитативной интерпретации тюркских и финно-угорских простых счетных числительных // Чтения по вопросам этимологии и ономастики, посвященные 60-летию со дня рождения академика Г.Е. Корнилова. Чебоксары, 1996.

  4. Нечто о филологии и о поступающих на филфак // Ульяновец, Изд-во ЧувГУ, 1996. №№2, 7.


1997

  1. Следы пребывания болгаро-тюркских предков чувашей в Прикубанье // Вестник ЧувГУ. Чебоксары, 1997/2.

  2. Историко-этимологические исследования топонимии Чувашского Поволжья и смежных регионов // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 1997/1.


1998

  1. О славянских письменах до Кирилло-мефодиевских времен // Чебоксарские новости. Чебоксары, 1998/76.


1999

  1. Общее языкознание: программа для студентов филологического факультета. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 1999.

  2. Субституции н//м в субстратной, адстратной и суперстратной гидронимии бассейна реки Оки // Славянские чтения: Материалы докладов и сообщений региональной научной конференции. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 1999.

  3. Опыт объяснения агоронима Ага-Базар // Историко-этимологическое изучение чувашского и алтайского языков: материалы научной конференции, посвященной 80-летию академика М.Р. Федотова. Чебоксары, 1999.

  4. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) // Вестник ЧувГУ. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 1999/1-2.

  5. Историко-этимологические исследования топонимии Чувашского Поволжья и смежных регионов // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 1999/2.


2000

  1. О болгаро-тюркском архаизме овчи «ловчий; ловец; зверолов» и его следах в топонимии Кавказа и Поволжья // Чувашский язык: из тьмы веков в будущее. Чебоксары: Чуваш. гос. институт гуманитарных наук, 2000.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – II // Вестник ЧувГУ, 2000/1-2.

  3. Потамонимия славянской ойкумены // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры. Региональная научная конференция. Чебоксары, 2000.

  4. Историко-этимологические исследования топонимии Чувашского Поволжья и смежных регионов – III // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 2000/3.


2001

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – III // Вестник ЧувГУ. Чебоксары, 2001/1-2.

  2. Субституции в/б в гидронимии бассейна реки Оки // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Региональная научная конференция. Чебоксары, 2001.

  3. Историко-этимологические исследования топонимии Чувашского Поволжья и смежных регионов – III // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 2001/1.


2002

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – IV // Вестник ЧувГУ. Чебоксары, 2002/1.

  2. Антифрейзер или о происхождении языков // Известия НАНИ ЧР. Чебоксары, 2002/4.

  3. Инверсионный «Алфавит чувашских мужских языческих имен» – 1. Словарь. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2002. 100 с. (Соавтор А.А. Леонтьева).

  4. Агидел, Аfизел, Агыйдел, Белая Воложка, Белая речка, Буджим-Кам, Тöдьы Кам, Ош Виче, Чолман вись, Шор-Атăл, Шур Атăл и фантастическое Шайта идил // Чтения, посвященные 60-летию члена-корреспондента НАНИ ЧР доктора филологических наук, проф. В.И. Сергеева. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2002.

  5. Чувашско-тунгусо-маньчжурские лексико-семанти-ческие параллели // Чтения, посвященные 60-летию члена-корреспондента НАНИ ЧР доктора филологических наук, проф. В.И. Сергеева. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2002.


2003

  1. Словарь русских говоров Чувашской Республики. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2003. 228 с. (Соавторы: С.В. Колесникова, Л.В. Лотря).

  2. Хрестоматия русских говоров Чувашской Республики. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2003. 400 с. (Соавторы: С.В. Колесникова, Л.В. Лотря).

  3. Фонетические, морфологические и синтаксические особенности некоторых русских говоров Чувашской Республики // Волжские земли в истории и культуре России. Материалы региональной научной конференции. Чебоксары, 2003. (Соавторы: С.В. Колесникова, Л.В. Лотря).

  4. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – V // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2003/1.

  5. К вопросу о возможном восточнославянско-волжскофинско-тюркском взаимодействии в топонимии бассейна реки Оки // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2003 (Соавтор И.С. Суми-тельнова).


2004

  1. О неиспользуемых резервах углубленного изучения и исследования иностранных языков на факультетах гуманитарных профилей // Проблемы этнолингводидактики в поликультурной среде. Международная научно-практическая конференция. (Чебоксары, 22-23 апреля 2004 г.). В 2-х ч. Ч. 1. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2004.

  2. Об оронимах Овраг сайгачий, Урочище сайгачье // Ашмаринские чтения: Международная научно-практическая конференция. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2004.

  3. Прямой и инверсионный словари комонимов Казанской губернии. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2004. 708 с. (Соавторы: С.В.Колесникова, А.А.Леонтьева)

  4. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – VI: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. 2004/1.

  5. Раритетные этимологии // Михайловские чтения: Материалы научно-практической конференции. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2004.


2005

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – VII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. 2005/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – VIII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. 2005/3.

  3. Об именах и апеллятивах на -ша и о Кокша, Какшан, Кокшага // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2005.

  4. К этимологии русского свет // Языки Евразии в этнокультурологическом освещении. Уфа: Восточный университет, 2005.

  5. О комониме Азнакаево и других именах на  кай/-кей // Ашмаринские чтения. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2005.

2006

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – IX: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – X: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/3.

  3. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XI: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/4.

  4. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/5.

  5. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XIII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/6.

  6. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XIV: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2006/7.

  7. Об именах собеседников О.Н. Трубачева в дискуссии по проблемам этно- и топогенеза славян // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Сборник статей по материалам международной научной конференции. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2006.

  8. Параллели к вариантам названия одного из левых притоков Северского Донца на Белгородщине // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Сборник статей по материалам международной научной конференции. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2006.


2007

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XV: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2007/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XVI: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2007/2.

  3. К вопросу о потамонимах на -са и о р. ^ Тисса (бас. Ангары), р. Тисса (бас. Дуная); р. Терса (бас. Волги), р. Терса (бас. Дона) // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Сборник статей по материалам международной научной конференции. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2007.

  4. Вокализм русских говоров Чувашской республики // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2007/4 (Соавторы: С.В. Колесникова, А.А. Леон-тьева, В.Д. Петрова).

  5. Проблемы и состояние русского языка в Чувашской республике // Русский язык в стр. СНГ и Прибалтики: Материалы международной конференции при поддержке РАН, 22-24 октября 2007 (Соавторы: Г.А. Анисимов, З.Ф. Мышкин).


2008

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XVII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2008/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XVIII (а): А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2008/3.

  3. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XVIII (б): А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ. Гуманитарные науки. Чебоксары, 2008/4.

  4. Об именах и апеллятивах на  ва и о потамониме Айва // Известия Академии наук ЧР. Чебоксары, 2008. №1.

  5. О потамониме Ай // Актуальные проблемы общего и регионального языкознания: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием, 28 октября 2008 г. Т.I. Уфа, 2008.


2009

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XVIII (в): А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2009/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XIX: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2009/3.

  3. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XX: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2009/4.

  4. О потамониме Меня // Чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: сборник статей региональной научной конференции. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2009.


2010

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XXI: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2010/1.

  2. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XXII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2010/2.

  3. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XXIII: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2010/4.

  4. Опыт диалога с славистической литературой (Памяти Олега Николаевича Трубачёва) // Чтения, посвященные Дням Славянской письменности и культуры: Сборник статей по материалам международной научной конференции. Чебоксары: Изд-во ЧувГУ, 2010.

  5. Этимология. Лингвистические исследования, критика и обобщения. – Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2010. 168 с.


2011

  1. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) – XXIV: А-анлаутные географические названия // Вестник ЧувГУ, Гуманитарные науки. Чебоксары, 2011/1.

^ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ РАБОТЫ


  1. Русско-чувашский словарь на литеры «И», «Й», «П» // Русско-чувашский словарь. М.: Советская энциклопедия, 1971.

  2. Об отымитативном происхождении языка. Конспект лекции по общему языкознанию. Чебоксары, 1991.

  3. Математика. Задание 1. Вып.1. Чебоксары: Чув. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной и др.).

  4. Математика. Методические указания к заданию 1. Вып.1. Чебоксары: Чув. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  5. Математика. 1-мĕш панă ĕç валли методика кăтартăвĕсем. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  6. Математика. 1-мĕш панă ĕç. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  7. Математика. Задание 2. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  8. Математика. Методические указания к заданию 2. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  9. Математика. 2-мĕш панă ĕç валли методика кăтартăвĕсем. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  10. Математика. 2-мĕш панă ĕç. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  11. Математика. Задание 3. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  12. Математика. Методические указания к заданию 3. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  13. Математика. 3-мĕш панă ĕç валли методика кăтартăвĕсем. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  14. Математика. 3-мĕш панă ĕç. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  15. Математика. Задание 4. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1991. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  16. Математика. Методические указания к заданию 4. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1991. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  17. Математика. 4-мĕш панă ĕç валли методика кăтартăвĕсем. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  18. Математика. 4-мĕш панă ĕç. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  19. Математика. Задание 5. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1991. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  20. Математика. Методические указания к заданию 5. Вып.1. Чебоксары: Чуваш. ИУУ, 1991. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  21. Математика. 5-мĕш панă ĕç валли методика кăтартăвĕсем. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).

  22. Математика. 5-мĕш панă ĕç. 1-мĕш кăларăм. Шупашкар: Чăваш УПÿИ, 1990. (В соавторстве с А.В. Мерлиным, Н.И. Мерлиной).



СОДЕРЖАНИЕ








Скачать 429.45 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер429.45 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх