Книга-расследование icon

Книга-расследование


Смотрите также:
«применение ит органами, осуществляющими предварительное расследование преступлений»...
Расследование преступлений в сфере экономической деятельности...
Рассказы старых переплетов москва «книга»...
Гаврилин Ю. В. Расследование преступлений против личности и собственности: учебное пособие...
Жак Барзен Детективное расследование и литературное искусство Реферат...
Компьютерные преступления: выявление, расследование и профилактика...
Тематическое планирование основы книжной культуры 6 класс...
Загадка смерти Петра Первого (историческое расследование)...
Узнай лжеца по выражению лица...
Возбуждение и расследование дел об административных правонарушениях в области дорожного движения...
Исследовательская деятельность...
«Царевна-лягушка»...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
скачать
Максим Калашников, Сергей Бунтовский


Независимая Украина: крах проекта.


книга-расследование




Сергей Бунтовский


Часть первая


УКРАИНСТВУЮЩАЯ ХИМЕРА, ИЛИ МАЛОРОССИЙСКИЕ ХРОНИКИ


ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ


Встречи с украинствующими


Летом 2007 г. мне, Сергею Бунтовскому, пришлось побывать в Одессе. В это же время в Южной Пальмире проходили НАТОвские учения и достаточно мощные антинатовские митинги.


Понятное дело, что, увидев агитационные палатки под русскими флагами у Потемкинской лестницы, я направился пообщаться с активистами. Тут мое внимание привлекли крики, раздавшиеся за моей спиной. Оборачиваюсь – группа мужчин, размахивая руками, ожесточенно чего-то требуют от милицейского патруля. Решаюсь подойти поближе – вдруг происходит что-то интересное? И не ошибся. Оказывается, это нацсвидомые требуют, чтобы сотрудники милиции убрали антинатовский агитационный пункт.


Особую злость у них вызывал наш триколор, который они именовали не иначе как «флаг враждебного государства». Причем все украинские нацисты говорили исключительно по-русски.


Милиционер минут пять пытался объяснить, что все законно, но, в конце концов, махнул рукой и пошел прочь. А нацисты не унимались. Более того, они двинулись к палатке, и у меня появилось ощущение, что сейчас начнется погром. Поэтому я встал у них на пути и поинтересовался, а чем это им мешает русский флаг Что тут началось! «А, это твой флаг! Убирай его немедленно, пока мы тебя не…» Тут я опущу подробности, поскольку самым мягким обещанием было забить мне в горло древко от флага. Пришлось несколько остудить их пыл предложением: «Попробуйте, рискните!» Что-то решимости у оппонентов тут же заметно поубавилось. Зато они стали апеллировать к окружающим с требованием осудить меня. Правда, отклика их призывы не нашли. Более того, когда нацист выдал фразу: «Ты нам голодомор устроил!», уже не выдержали и зрители.


Брызжущему слюной оратору мягко намекнули, что я по возрасту не мог устраивать голодомор, так что ври-ври, да не • завирайся. Но это его не смутило: «Какая разница! Это был его дед или прадед!» Вот в таком духе происходило и дальнейшее общение. Особенно мне понравился следующий убойный аргумент: «Нашему Киеву полторы тысячи лет, а вашей Москве – восемьсот, так что молчите». Ну, во-первых, после нашествия Батыя Киев перестал существовать физически, и почти два века Киевщина была безлюдной пустыней. Так что никакого отношения эти так называемые «украинцы» к нашему древнему государству не имеют вовсе. Наоборот, на Северо-Востоке Руси, ныне называемой Российской Федерацией, сохранилась преемственность, идущая от Святого Владимира. Во-вторых, аргументацию «кто старше – тот и главнее» трудно назвать иначе, чем убогой. Америке и трех веков нет, но она правит миром.


К вновь подошедшим милиционерам они обратились со словами: «Это агент Москвы, проверьте его документы!»


Потом свидомые стали требовать, чтобы меня задержали, так как я якобы их оскорблял. Поэтому меня надо доставить в РОВД, а там они напишут на меня заявление. И так далее. Если они думали меня этим запугать, то не вышло. Я в ответ предложил направиться всем в РОВД, так как я тоже намерен подать заявление на них. Эх, как передать словами изменение их гримас? Они вдруг вспомнили, что все спешат по делам и под насмешки горожан поспешили ретироваться.


Еще несколько раз мне приходилось сталкиваться с «сознательными украинцами». И каждый раз поражала их агрессивность и безграмотность. Все их аргументы укладывались в десяток пунктов о древности украинской нации, ее извечном угнетении москалями и жидами, и иногда звучали слова о «спивучости мовы». Самое поразительное, что иногда свидомые в разных городах говорили, буквально дословно повторяя друг друга. Такое ощущение, что всем им в головы вложили одну и ту же программу, за рамки которой они не способны выйти. Эдакое зомбирование. Причем спорить с такими людьми абсолютно бесполезно, все равно, что со свидетелями Иеговы – полная неспособность думать логически. Единственная разница в том, что если свидетелей культурно попросить удалиться, те уходят, а вот «свидомиты» могут и в драку кинуться или еще какую подлость сделать… Так что «сознательные украинцы» – это просто очередная секта, со своей мифологией, отягощенной комплексом неполноценности. Чтобы не путаться в терминах, назовем их «свидомитами» для отличия от нормальных жителей Украины, которых сейчас называют украинцами, не делая различия между галичанами, малороссами, дончанами и крымчанами.


А кстати, откуда украинцы-то взялись?


Десятилетия Советской власти в головы школьников и студентов вбивался тезис о братских восточно-славянских народах ~ украинцах и русских. Такая постановка вопроса не вызывала возражений, и уже для большинства наших сограждан наличие двух братских, но разных народов стало аксиомой.


Однако, уважаемый читатель, если украинцы – это отдельный народ, то попытайтесь ответить на пару простых вопросов.


Например, когда появился на свет этот «другой», нерусский народ? Где он возник? И когда переселился на земли Киевской Руси? На каком языке он говорил? Вроде бы элементарные вопросы, но дать на них ответы оказывается почему-то необычайно сложно. А те ответы, которые нам предлагают украинские национальноозабоченные деятели, в лучшем случае вызывают смех. Ну что же, в этой работе мы попробуем доискаться правды.


Многие факты, которые мы приведем, уже не раз были опубликованы, но, к сожалению, до сих пор они практически неизвестны широкой публике. Так что, готовя эту работу, я опирался на многочисленные документальные исследования и справочный материал. Правда, поскольку книга первоначально задумывалась исключительно как внутреннее пособие по украиноведению для членов организации «Донбасская Русь», я не везде указывал источники тех или иных приводимых данных или цитат. Думаю, этот маленький грех мне простят и цитируемые авторы, и читатели. Всем же заинтересовавшимся данной проблематикой рекомендую ознакомиться с фундаментальным исследованием «Происхождение украинского сепаратизма » историка-белоэмигранта Николая Ульянова, работами Александра Каревина и Андрея Дикого, книгами наших современников Сергея Родина, Алексея Орлова, Сергея Сидоренко, статьями полтавчанина Виктора Шестакова, домчан Алексея Иванова и Виктора Чернышева, а также многих других честных историков, публицистов, писателей.


А затем Максим Калашников, ознакомившись с текстом, предложил дополнить его второй частью – о возможном буду щем «независимой Украины» и Русского мира. В итоге получилась эта книга, где первая половина – это Бунтовский, а вторая – Калашников.


Ее мы и представляем на ваш суд, читатель.


Украинский миф


И в школах, и в вузах на Украине изучается такой интересный предмет, как история Украины. Миллионы школьников сдают экзамены, получают законные оценки, только вот что они учат? Может быть, последовательность исторических событий?


Нет, дорогие мои, в школе изучают не историю, а миф.


Думаете, шучу? Нет, сам за партой штаны просиживал, пятерки получал. Конечно, мне возразят, что исторические мифы – явление не исключительное. Они всегда присутствовали в истории любого государства. Любой народ неизбежно создает легенды о себе, а потом начитает в них верить. И, выполняя сознательный заказ заинтересованных лиц или отвечая на бессознательные запросы публики, историки толкуют события в нужную сторону. Так появляется исторический миф. Миф подменяет собою целые пласты национальной истории, по-своему трактует исторические понятия, оправдывает и преподносит в выгодном свете негативные явления и события, безбожно перевирает, а иногда и отвергает всеми признанные факты.


Мы сейчас можем видеть украинский миф в действии. Он ов ладел умами миллионов и уже воспринимается ими как данность.


Он вышел за рамки исторической науки, формируя внешнюю и внутреннюю политику украинского государства. А в 2004 году, выплеснувшись людской массой на Майдан, миф стал движущей силой истории. Этот миф создает новое общество, руководствующееся не здравым смыслом и реальными историческими ценностями, а иллюзиями, причем далеко не безопасными.


Так в чем же заключается украинский миф, над упрочнением и реализацией которого работают целые государственные институты? Давайте кратко рассмотрим основные тезисы мифа.


Согласно украинской мифологии, украинцы – это вовсе не русские, а особая нация с собственной древней историей, культурой и со своим языком. И, если верить свидомитам (образуем это слово от «национально свидомых» – излюбленная самохарак теристика украинских националистов-русофобов), этот отдельный народ всегда стремился создать свое собственное государство, но ему постоянно мешали внешние силы. В рамках этой концепции навязывается утверждение о том, что история Древней Руси – это и есть история Украины. Киев – украинский город. Владимир Великий – украинский князь. «Русская правда » – украинский правовой кодекс. И так далее. Об этом не только пишут в школьных учебниках, но даже на украинских гривнах помещены портреты Владимира Святого и Ярослава Мудрого. А многие свидомые ученые идут дальше, пытаясь вывести происхождение украинского народа от трипольцев полукочевогополуоседлого народа, жившего на территории современных Румынии и Правобережной Украины в IV-III тысячелетии до нашей эры.


Особая часть мифа – это так называемая «ридна мова», которой пичкают наших детей в школах и детских садах. Обратите внимание, как хитро введено в оборот это словосочетание.


Это наглядный пример манипуляции сознанием. Ведь кто будет протестовать против изучения родного языка. Понятное дело, никто. Только вот никто не поинтересовался, а для кого это украинский язык родной. На все попытки объяснить, что для миллионов граждан Украины родной язык – русский, следует объяснение: вы (ваши родители) просто забыли «ридну украинську мову» из-за постоянной русификации. Хотя забыть родной язык можно только после черепно-мозговой травмы.


Разумеется, у свидомитов есть и собственный пантеон героев.


Казалось бы, раз вы «приватизировали» тысячелетнюю историю русского народа, то можно выбрать в качестве национальных символов и былинных богатырей Святой Руси, и запорожских атаманов, и деятелей двадцатого века. Но выбор свидомитов всегда до ужаса односторонний: на щит поднимаются только те, кто боролся против русского народа, даже если это патологические убийцы и отъявленные негодяи.


Как мы уже упоминали, миф в той или иной мере существует у любого народа, так почему же украинский миф представляет опасность? Основная опасность свидомитского мифа в принятии русофобства в качестве основной национальной идеи и создании образа врага. Причем врагом воспринимается не только соседнее государство, но и большая часть населения Украины, получившая клеймо внутреннего врага. Миллионы жителей Юго-Востока объявляются бандитами, быдлом и пяколонной Москвы. Соответственно, страна еше больше раскалывается, нарастают противоречия между Западом и Востоком…


Если этот процесс не остановить, то боюсь, что Украину ждет печальная судьба Югославии.


Из глубины веков


Поскольку свидомиты стремятся всячески удлинить историю Украины, то, чтобы понять, когда появились первые идеи о существовании отдельного украинского народа, нам нужно будет окунуться в глубь истории. Начав с преданий старины глубокой, мы постепенно дойдем и до нашего смутного времени.


Пожалуй, сегодня нет ни одного человека на Украине, который бы не слышал про трипольскую археологическую кульгуру.


О трипольцах ученые пишут монографии, писатели – романы, а ЛЮДИ, претендующие на звание украинской элиты, собирают коллекции трипольской керамики. Уже буквально сложился культ Триполья, хотя еше несколько десятилетий Триполье считалось всего лишь одной из многих археологических культур, коих на территории страны было открыто немало. Да, трипольская культура представляет определенный интерес для историков и археологов, но модной она стала лишь благодаря политической конъюнктуре, а именно заказу на создание древней истории украинского народа. Ведь практически все, кто сейчас пишет на эту тему, прямо или косвенно (насколько хватает порядочности) объявляют трипольцев предшественниками украинцев. Вероятно, этими горе-историками и их покровителями движет все тот же комплекс неполноценности, что и националистом, кричавшим мне о древности Киева, или нуворишем, выдумывающим себе аристократических предков, чтобы добиться уважения окружающих. Кроме того, «породнясь»


С трипольцами, украинские националисты стремятся также доказать свое отличие от русских.


В чем же особенности трипольской культуры, что с ней носятся как с писаной торбой? Если верить восторженным статьям в отечественной прессе, го можно подумать, что это древнейшая цивилизация на земле, освоившая земледелие и давшая миру первые города. Да, конечно, трипольская археологическая культура – это заметное историческое явление. Впервые в средней полосе Европы широкий масштаб приобрели земледелие и выплавка металлов, но говорить о трипольцах как о чем-то экстраординарном нет никакого повода. Во-первых, в трипольскую эпоху так и не возникла письменность, а именно с ее появлением большинство современных исследователей связывает рождение цивилизации. Второй признак цивилизации – возникновение городов, то есть таких поселений, где источником дохода основной части жителей являются ремесло и торговля. Трипольские же поселения, несмотря на то, что некоторые насчитывали до двух тысяч домов, оставались типичными деревнями. Жители разводили коров и лошадей, возделывали окрестные поля костяными мотыгами, затем научились пахать на быках. Ремесло и торговля для трипольцев были явно второстепенным занятием. Когда почва вокруг поселения истощалась, трипольцы снимались с насиженных мест и перекочевывали на новые земли. Не были трипольцы и пионерами в земледелии и обработке металлов – тут, безоговорочно, пальма первенства за жителями Ближнего Востока.


В середине третьего тысячелетия до нашей эры трипольская цивилизация угасла, не оставив преемников. Единственное, что от них осталось, – это лежащие в толще чернозема пепелища городов с черепками расписных горшков.


Итак, стараниями многих мифотворцев от истории за последнее десятилетие был создан культ праукраинцев-трипольцев.


Только вот, говоря словами одного нашего экс-премьера, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Ведь какие можно найти доказательства идеи о том, что украинцы – наследники трипольцев? Кроме того, что часть трипольцев жила на территории Правобережья Украины, – никаких. Еще раз повторюсь:


ЧАСТЬ трипольцев жила на территории современной Украины.


Центр этой цивилизации находился на землях современной Румынии, а у нас была глухая периферия. Окраина, говоря по-простому. Не даром в серьезных источниках эту культуру называют трипольско-кукутенской, по названиям сел, возле которых в конце девятнадцатого века были впервые раскопаны древние поселения. Кто забыл: Триполье находится на Киевщине, а Кукутени, соответственно, в Румынии, около Ясс.


О родстве народов можно судить по их языку, но у трипольцев не было письменности, и поэтому их язык нам неизвестен.


Как же можно утверждать о родстве двух языков, не имея ни малейшего представления об одном из них? Да и вообще, первые исторические упоминания о славянах появятся спустя две с лишним тысячи лет после гибели трипольцев. Верить, что все эти долгие века сохранялась какая-то преемственность, столь же наивно, как и в заявление некоторых политиков о руках, которые ничего не крали. Кстати, согласно наиболее вероятной версии, трипольцы принадлежали к доиндоевропейскому населению Европы, скорее всего, к синокавказцам. Один из наиболее авторитетных исследователей Триполья М.Ю. Видейко отмечает, что черепа трипольцев относятся к «армянскому" антропологическому типу. Так что озабоченным вопросами чистоты расы украинским националистам (а именно они чаще всего создают полушизофреничные байки о трипольцах-праукраинцах) стоит призадуматься.


Кстати, если уж искать предков в глубине тысячелетий, то, наверное, лучше обратить внимание на скифов. Этот воинственный народ создал на территории будущей Южной Руси первое государство, в собственном смысле этого слова, на равных противостоял греческим городам. Скифы совершали тысячекилометровые военные походы, верша мировую историю.


В период расцвета сколотское (именно так они себя именовали, а скифами их назвали греки) государство занимало практически все Причерноморье. В третьем веке до рождества Христова их существенно потеснили сарматы, и на шестьсот лет наша земля на географических картах стала называться Сарматией.


Именно во времена господства сарматов на историческую арену вышли и первые славяне.


Обратим внимание на тот факт, что скифы, как и родственные им сарматы, были ираноязычным народом. То есть их ближайшие родственники на сегодня – это персы-иранцы, курды, таджики, пуштуны (плюс некоторые народности в Афганистане) и осетины-аланы.


Истоки государства Русского


Сейчас существует огромное количество версий и гипотез о происхождении русского народа и первых веках нашей истории.


Какая из них истинная – сказать невозможно. Ясно только, что русская история гораздо более древняя, чем считали историки-норманисты. Еще в дореволюционное время обращали внимание на то, что термин Русь упоминается гораздо раньше начала правления Рюрика в Новгороде. Точно так же остается невыясненным вопрос, кем же были русы и какое они имели отношение к славянским племенам, известным с первого столетия нашей эры. Ведь даже в сравнительно поздние времена Вещего Олега отличие славян от русов подчеркивается летописцами. Вариант первый: русы – это славяне. Тогда вопрос в том, русы – это отдельный род, племя или название людей определенной профессии, как, например, более поздние ушкуйники?


Вариант второй: русы – не славяне. Тогда кто? Германцы?


Возможно, но не факт.


Историки насчитали в исторических материалах как минимум четыре прямых и восемь косвенных указаний на то, что до Киевской Руси существовало некое государство, носившее название русского, во главе которого стоял каган. Этот тюркский титул обозначает единоличного руководителя крупного государства и соответствует европейскому титулу императора. Это подчеркивает, что Русский каганат был независимым и довольно мощным образованием, способным самостоятельно определять свою политику. Однако его точное местоположение до сих пор неизвестно. Часть исследователей полагает, что он находился на севере Восточно-Европейской равнины, часть ученых считает, что это государство располагалось в районе Азовского моря.


По мнению Е.С. Галкиной (книга «Тайны Русского кага ната»), центр этого государства находился в верховьях рек Оскол, Северский Донец и Дон. Русский историк и философ Сергей Перевезенцев называет это государство Аланской Русью и усматривает его истоки на Дону. Донецкий историк и публи цист Алексей Иванов называет его Русским каганатом и очер чивает границы этого государства по линии Северский Донец – Дон – Азовское море на юго-востоке и Днепром на западе.


Современная столица Украины также входила в состав этой цивилизации.


Долгое время господствовала версия, что это не отдель ное государство, а часть Хазарского каганата. Это предполо жение сыграло роковую роль в изучении этой цивилизации. В советское время историческая наука Хазарский каганат практически не изучала. Естественно, что никто не изучал и историю, связанную с нашей территорией. Не изучается Русский каганат и в независимой Украине. А вот в России этому государству посвящаются статьи и целые книги. Еще в дореволюционное время обращали внимание на то, что термин «Русь» упоминается гораздо раньше начала правления Рюрика в Новгороде.


Сопоставив все имеющиеся исторические данные с археологическими находками, мы приходим к выводу, что Русским каганатом может быть только Салтовско-Маяцкая археологическая культура.


Это было одно из наиболее урбанизированных государств раннего Средневековья. Сейчас раскопано 25 городов, в некоторых из которых жило до ста тысяч человек. Для того времени это огромное население, ведь Париж в то время насчитывал всего двадцать тысяч жителей, а Киеве даже в XI веке жили не более сорока тысяч человек. Города Русского каганата были центрами торговли и ремесел. Особенно были развиты гончарное и ювелирное дело, металлургия. Русский каганат был торгово-военным государством, через которое проходили важные торговые маршруты из северной Европы в Византию и азиатские страны. Например, один из них начинался на южном побережье Балтики, затем шел по Днепру, Северскому Донцу, Дону и заканчивался на Северном Кавказе.


Еще одна важная торговая артерия, которую контролировали русы, – это всем известный путь «Из варяг в греки». Вдобавок, Русский каганат имел выход в море и вел активную морскую торговлю. Основными экспортными товарами были оружие, ювелирные изделия и рабы. Такая активность не могла не раздражать Хазарский каганат, еще одно военно-торговое государство, стремившееся к контролю над торговыми путями.


Судя по всему, отношения двух каганатов были очень напряженными.


Видимо, определенное время сохранялся паритет, и граница проходила по Дону.


Согласно данным археологии, эта культура каганата была смешанной алано-славянско-тюркской. На первых порах (с VI и до начала VIII века) главенствовал аланский компонент. Аланы – это индоарийский ираноязычный народ, потомки сарматов и предки современных осетин. Нужно заметить, что наш край долгое время был в ареале расселения иранских племен.


Сначала это были скифы, затем сарматы, роксоланы, ясы, аланы.


Именно из тех времен и остался в нашем языке корень «дон», означавший «река», в названиях водных источников. Так что названия Дон, Севсрский Донец пришли к нам из глубины веков. Затем территорию лесостепной полосы (ныне северная часть Донбасса) начинают заселять славяне. Одновременно и иранцы двигались вглубь славянских земель. Возникает симбиоз иранцев и славян, и каганат вполне можно назвать славянскоиранским государством. Кроме того, каганат населяли булгары, асы и даже выходцы из Скандинавии. К концу существования Русского каганата славяне составляли доминирующую часть его населения. И главное – они обладали высоким социальным статусом. Об этом можно судить по тому, что найденные славянские захоронения – это, как правило, богатые могилы.


Теперь, наверное, стоит рассмотреть происхождение термина Русь, русский. Корень «рус» – индоевропейского происхождения и означает «светлый, белый». Это значение оно сохранило в языке до наших дней. Например, в словах «русявый»,


«русоволосый», «заяц-русак» и так далее. Кроме того, этим термином обозначали знатный или главенствующий род. Вполне естественно, что этим словом в равной степени пользовались две ветви индоевропейцев – иранцы и славяне. Возможно, распространение самоназвания «салтовцев» как «рус», «русы» связано с названием нынешнего Северского Донца, который, по данным арабского источника «Худуа-аль-Алам», называли рекой Рус, то есть светлая или чистая река. Возможно, от наименования реки стали себя так именовать и жители каганата. Есть версия, что каганат получил свое название от аланского народа рухсов, потомков сарматского племени роксаланов (светлых аланов) и асов.


Вероятно, русы первоначально не были славянами, но были ассимилированы славянами, оставив им свое имя. Это не единственный подобный случай в истории. Вспомним хотя бы болгар, славянский народ, получивший имя от племени кочевниковтюрок.


Погиб Русский каганат в тридцатых годах девятого века, когда его территория была захвачена мадьярами (венграми), которые кочевали здесь до конца девятого века, а затем отправились на запад. После разгрома каганата часть оставшегося населения отошла на север в леса и ассимилировалась среди славянского племени северян. Возможно, благодаря этому и сохранилась топонимика нашего края. Часть беглецов переселилась в Приднепровье под защиту уцелевшего Киева.


Но особенно интересна судьба третьей группы выходцев из каганата. Вероятно, это были остатки профессиональной дружины.


Они закончили свой поход в Прибалтике. Часть исследователей считает, что их новой родиной стало восточное побережье Балтийского моря, часть историков утверждает, что русы осели в Пруссии, где они вместе с местными племенами образовывают племенной союз, который называют Русия. Кроме того, есть версия об острове Сааремаа как о новом пристанище русов. Как бы то ни было, все исследователи согласны, что новое государство было в Прибалтике. В это время идет активное освоение славянами этих территорий. Им был необходим союзник на новых землях. Естественно, они обратили внимание на племенное образование, близкое им по языку, культуре. Так что, возможно, рус Рюрик, приглашенный со своей дружиной в Новгород, был не скандинавом, а выходцем из Русского каганата.


Если наша реконструкция истории Русского каганата базируется на археологии, гипотезах и разрозненных исторических сведениях, то Рюрик – это историческая личность. Его ближайшим сподвижником был Вещий Олег. У нас это имя обычно выводят из скандинавского имени Хелег, хотя логичнее его выводить от иранского Халег (творец, создатель, князь). Олег, став в 879 году регентом при малолетнем сыне Рюрика Игоре, организовывает поход на юг по Днепру. В 882 году Олег фактически без боя захватил Киев. Именно тогда и прозвучали слова «Киев – мать городов русских». Согласитесь, звучит более чем странно, если вслед за историками-норманистами считать Олега скандинавом. Но если Олег, как и киевляне, выходец из Русского каганата, то его поступок логичен. Вещий князь провозгласил начало возрождения своего древнего государства, но уже со столицей в Киеве. Кстати, киевский люд воспринимает приход Олега без особого возмущения. Не было ни бунтов, ни волнений.


А ведь когда Рюрик стал княжить в Новгороде, там было восстание Вадима Храброго.


После утверждения в Киеве Олег установил свой контроль над племенами северян и радимичей, которые до этого платили дань хазарам. То есть Олег собирал вокруг Киева как раз те славянские племена, которые наиболее тесно контактировали с Русским каганатом. Стараниями Вещего Олега в начале десятого века образуется новое государство, которое объединяет земли Русского каганата и получает прежнее название Русь, а его правитель именует себя каганом. Этот титул перестал упот ребляться только при Ярославе Мудром.


Князь Святослав завершил начатое Олегом, совершив в 965 году победоносный поход на Хазарию. Он не только уничтожил это государство, но и начал возрождать Русский каганат путем новой славянской колонизации земель вдоль Дона и Донца, центром которых стал бывший хазарский город Саркел, переименованный Святославом в Белую Вежу (вежа – башня).


Туда он пытается переселить славян, но ситуация была уже другой. Из Заволжья в наши степи приходят кочевники печенеги.


После того, как их удалось разгромить в тридцатых годах одиннадцатого века, на их место пришли половцы. Кстати, Владимир Мономах совершил два десятка походов в степи, где располагался Русский каганат, буквально зачищая их от кочевников.


Так что князья Киевской Руси не забывали о своей прародине.


Но Киевская Русь уже вступила в период раздробленности, и у великих князей не было сил, чтобы удержать свои южные владения. Большинство славян во времена Владимира Мономаха переселилось обратно в Киевскую Русь. Оставшиеся частично были вырезаны половцами, взявшими приступом в 1117 году Белую Вежу, частично переселились в Тмутаракань.


Небольшая часть славян, объединившись с представителями соседних народов (алан и тюрков), стали родоначальниками бродников – вольных воинов, ведших такой же образ жизни, как и казаки спустя четыреста лет.


Итак, подведем итоги. Русский каганат был первым протогосударством, в отношении которого был употреблен термин «русский». Наследие этого государства оказало впоследствии серьезное влияние и на Русь, и на образовавшиеся на ее территории государства. Очень много элементов из Русского каганата перешло в Русское государство. Это и титул властителей, и боги иранского происхождения в пантеоне славянских богов, и многочисленные слова с иранским корнем в нашем языке. (Например, «собака» вместо общеславянского «пес», «топор» вместо общеславянского «секира -сокира», «хорошо» наряду с «добродобре» – прим. ред.) Киевская Русь


Поднимая вой о постоянном угнетении Украины Москвой, нацсвидомые пытаются доказать, что во все времена именно русские были главными врагами украинцев. И как пример первой агрессии «москалей» постоянно приводится взятие Киева князем Юрием Долгоруким, а затем и его сыном Андреем Боголюбским.


То, что Киев был взят, стараниями историков незалежной, знают все, а вот подробности тех событий малоизвестны.


Поэтому давайте разберемся, а что собственно происходило в тот момент на Руси.


Единое Государство, созданное Святославом и Владимиром, давно уже поделено на княжества, которые непрерывно дробятся. Это связано с весьма своеобразной системой наследования власти, существовавшей у наших предков. Отошедшему в мир иной Великому князю Киевскому наследовал не сын, а следующий брат, после его смерти – младший брат. Только после того как младший из братьев отправлялся в мир иной, трои занимал сын старшего брата и так далее. По мере выбывания старейших представителей рода, следующие по возрасту князья меняли свои княжества, принимая под свою руку более богатые и важные города, а на их место приходили новые поколения Рюриковичей. Таким образом, все князья в совокупности владели всей Русской землей, передвигаясь из волости в волость по известной очереди. Такой вот карьерный рост подревнерусски.


Но со временем, когда княжеский род разросся, стали возникать сложности в определении первенства того или иного князя – соответственно начинались и междоусобные столкновения.


И выяснилось, что для правления Киевом не обязательно быть старшим, главное – иметь наиболее многочисленную дружину и немного решительности. И уже с конца XI века на Руси шла практически перманентная война между князьями, в которой активно участвовали все соседи от Польши и Швеции до половцев и венгров. Главным призом во всех войнах оставался Киев, так как киевский князь считался владыкой всей Руси, а сам Киев был политической столицей государства. Понятное дело, что такая ситуация самим киевлянам и жителям его окрестностей нравилась мало, ведь каждый новый князь, захватывая Киев, устраивал погром и грабеж. Ну и бежали жители Южной Руси на северо-восток, где жизнь была поспокойнее. Соответственно северо-восточные княжества усиливались, а их правители становились основными претендентами на великокняжеский престол. И своего они достигали. Например, владыка Ростово-Суздальской земли Юрий Долгорукий (тот самый основатель Москвы), воюя с волынским князем Изяславом Мстиславовичем, трижды брал Киев штурмом, а затем в 1155 году, после смерти своего главного соперника, буквально выгнал очередного киевского князя, заявив: «Мне отчина Киев, а не тебе!» Современные украинствующие историки не стесняются называть Долгорукого первым русским империалистом, пытавшимся завоевать Украину, и объяснять его действия в рамках убогой схемы извечной борьбы украинцев против захватчиковмоскалей. Да только вот незадача, никаких украинцев в то время не существовало. Равно как и москалей – Москва в то время была всего лишь небольшим городком во Владимирском княжестве. На самом деле одни русские князья во главе русских войск (ну и наемников – куда же без них?) воевали против других русских князей за контроль над русскими городами. А лучшим союзником Юрия Долгорукого по борьбе за Киев был галичский князь Владимирко. Что же, и этого галичанина нам «москалем» считать? Бред! Ведь Галичина (Галиция) – это нынешняя Западная Украина!


В результате всех этих междоусобиц звание Великого князя Киевского стало пустым наименованием, а Киев стал клониться к закату. Ну, сами представьте, что с городом случилось, пока он из рук в руки переходил. После смерти Долгорукого на престоле древней столицы сменилось несколько князей, пока, наконец в 1169 году сын Долгорукого Андрей Боголюбский не организовал поход одиннадцати князей и не подчинил своей власти Киев. Правда, сам он там править не захотел, отдав город в качестве подарка своему брату Глебу. Князь Андрей сделал своей столицей город Владимир на реке Клязьма. С этого момента можно говорить, что Киевщина окончательно стала периферией Руси. Мать городов русских еще не раз переходила из рук в руки. Пользуясь слабостью раздробленной Руси, половцы безнаказанно совершали набеги, вырезая села и целые города. Окончательно же обезлюдели земли некогда могучего Киевского княжества после похода Батыя, полностью разрушившего Киев в 1240 г.


Нашествие Батыя стало тяжелейшим ударом по русской цивилизации. Причем, если до северных Новгородского и Псковского княжества степняки не дошли, города Центральной Руси были разграблены и в большинстве своем сожжены, то более удобный для действия монгольской кавалерии степной Юг обезлюдел полностью. В 1239-1240 годах завоеватели взяли штурмом Переяслав, Чернигов и Киев, вырезав все население этих городов. Начался период тотального запустения Южной Руси. Города были разрушены, дружинники и бояре (элита русского общества) полегли под кривыми монгольскими мечами, крестьянские поля разорены, кто из смердов не смог спрятаться – уведен в рабство. Впрочем, могло быть и еще хуже.


Если бы Батый со своими ордами остался на Днепре, то наша земля на века превратилась бы в выжженную землю. К счастью, вдоволь награбив, Батый ушел на восток, разбив свою ставку на Волге. Но с севера и запада уже шли новые господа.


Польское королевство захватило Галицию. Молодое Литовское государство начало свою экспансию на восток и юг. Постепенно в состав Великого княжества Литовского вошли Волынь, Киевщина, Новгород-Северская и Черниговская земли. Причем за Волынь Литовскому княжеству пришлось воевать с Польшей. В итоге в 1352 году было подписано перемирие, согласно которому Галиция оставалась за Польшей, а Волынь – за Литвой.


Литовцы охотно роднились с оставшимися в живых представителями русской знати, перенимали более высокую русскую культуру. Обиходным был именно русский язык, он же был языком литературы и делопроизводства. Можно было бы надеяться на то, что со временем литовцы полностью растворятся в русской массе, но этому было не суждено сбыться.


Весь четырнадцатый век литовские правители наступали на Восток и Юг, подчинив себе гигантские территории от Черного моря до Балтийского, а раздробленные и враждующие русские княжества не могли оказать достойного сопротивления, и потому в начале пятнадцатого столетия Литва достигла пика своего могущества. В 1404 году литовский князь Витовт с третьей попытки захватил Смоленск и претендовал на Новгород и Псков. Но против захватчиков объединились силы Великих княжеств Московского и Тверского. Витовт вынужден был отступить, и в 1408 г. под Вязьмой было заключено перемирие.


Река Угра стала границей между московскими и литовскими княжествами. Дальнейший захват русских земель на время был прекращен, но и мира не было. Одновременно началось сопротивлеиие русского населения захваченных Литвой земель, притесняемого католическими феодалами.


В начале XV века у литовцев есть страстное желание продолжить поход на Восток, но сил уже нет, и им приходится больше думать о том, как удержать захваченное. Тем более что с Запада на Литву и Польшу обрушились крестоносцы из Тевтонского ордена. В двух войнах 1409-1411 и 1454-1466 годов польско-русско-литовские войска разгромили немецких псоврыцарей, но за это время лоскутное одеяло русских княжеств превратилось в единое централизованное Московское государство, которое уже не скрывало желания вернуть потерянные ранее земли. Великий князь Иван IV подчинил своей власти Новгород, Тверь и Ярославль, окончательно сбросил с Руси ордынское иго, победил Казань, и зимой 1493 московские войска начали войну с Литвой. В 1494 году было заключено мирное соглашение. По этому мирному договору Вязьма навсегда отошла к Московскому государству, Смоленск же остался за Литвой. После короткого перемирия, в 1500 году, начинается вторая война Москвы с Литвой за смоленские земли. 23 июля произошло решающее сражение. Литовская армия под командованием гетмана Константина Острожского сошлась с московским войском. Как выяснилось, время ратной славы Литвы минуло, и московские полки одержали блистательную победу.


Никогда еще Литва не терпела такого сокрушительного поражения. Гетман Острожский и несколько сотен князей и бояр попали в плен, тысячи простых воинов были убиты. В 1500 году под власть Москвы переходят Черниговские и НовгородСеверские земли. Война то прерывается перемириями, то вновь разгорается, но инициатива постоянно у московских воевод. 1 августа 1514 года жители Смоленска открыли ворота города русским воинам. Одновременно на сторону Москвы переходят многие знатные русские православные семьи Литвы.


С возвращением Смоленска и Вязьмы завершилось объединение северо-восточных русских земель в единое Российское государство. Становится понятно, что времена Ольгерда, безнаказанно осаждавшего Москву, безвозвратно канули в лету и Русь стала значительно сильнее Литвы. Уже становится понятным, что объединение всех земель Киевской Руси под властью Москвы – это лишь вопрос времени.


Великое княжество Литовское разваливается, и у него небогатый выбор: или полностью попасть под власть московских князей, или под власть польского короля. Литовские князья предпочли второй вариант, тем более что с конца четырнадцатого века Литва и Польша несколько раз пытались объединиться.


В результате многолетних перипетий, описание которых не входит в нашу задачу, было создано единое государство Польши и Литвы – Речь Посполитая (1569 г.). В новом образовании Литва оказывалась в подчиненном положении, и уже с начала семнадцатого столетия бывшее великое княжество – всего лишь часть Польши. Вскоре для русских начались черные времена. Польское иго тотально влияло на все аспекты жизни покоренного населения.


Немногочисленная русская аристократия, оставшаяся на ставших польскими землях, в конце концов перешла в католичество и практически полностью ополячилась. Жестокое крепостничество, давление на православие и насаждение католичества низводили остальных жителей Южной и Западной Руси до положения бесправных рабов. Первыми католическими священниками в Великом княжестве Литовском были исключительно польские князья, привлеченные большими материальными благами и соблазнами папской курии. Не удивительно, что наши предки восприняли католичество исключительно как польскую веру. Соответственно любое сопротивление католицизации приобретало форму освободительной борьбы против польских захватчиков. В 1596 году происходит событие, которое сделает взрыв неизбежным. В Бресте был созван Церковный собор, на котором в ультимативном порядке православным архиереям предлагают объединиться с католиками, признав власть Папы Римского. С этого момента становится ясно, что православным русичам и католикам-полякам в одном государстве не ужиться.


В этот же период под польским влиянием начинает изменяться и язык жителей Малой Руси. Формируется отдельный диалект, на базе которого затем будет создана «украинская мова». И чем больше проходило времени, тем жестче вели себя поляки. Православным горожанам пытались запретить заниматься торговлей и ремеслом, а с крестьянами польские хозяева вообще предпочитали говорить с помощью кнута. Причем, даже перейдя в религию господ, крестьяне оставались в положении бесправного быдла. Пан по своей прихоти имел право казнить любого холопа, не неся за это никакой ответственности.


Безнаказанность и разгул шляхты сложно даже вообразить.


Например, по закону шляхтич имел право личной неприкосновенности, не платил никаких налогов, мог выступать с оружием в руках против своего короля, если был не согласен с ре шениями монарха… Нередко польские магнаты, имевшие соб ственные частные армии, устраивали войны между собой. А любой закон в королевстве вступал в силу, только если с этим законом были согласны все (!) шляхтичи Речи Посполитой. Достаточно было одного пана, заявившего «либерум вето», что бы закон не был принят. Столь огромное количество прав и вольностей шляхты порождали сумасбродный гонор феодаль ной вольницы и буквально ставили под сомнение существова ние польского государства, а сама шляхта становилась силой большей, чем королевская власть. Однако практически безгра ничная свобода одних оборачивалась закабалением других. Чем больше прав приобретала шляхта, тем сильнее было угнетение крестьян. Экономическое закабаление, накладываясь на рели гиозную рознь, создавало взрывоопасную смесь, которая про рывалась постоянными восстаниями. До определенного вре мени полякам удавалось давить крестьянские выступления в крови.


Первые казаки


Большинство наших современников черпает сведения о казаках исключительно из художественных произведений: исторических романов, дум, кинофильмов. Соответственно и представления о казаках у нас весьма поверхностные, во многом даже лубочные. Вносит путаницу и тот факт, что казачество в своем развитии прошло длинный и сложный путь. Поэтому герои Шолохова и Краснова, списанные с реальных казаков прошлого XX века, имеют столько же общего с казаками шестнадцатого века, сколько современные киевляне – с дружинниками Святослава.


Как это ни прискорбно для многих, но героико-романтический миф о запорожцах, созданный писателями и художниками, нам придется развенчать.


Первые сведения о существовании казачества на берегах Днепра относятся к пятнадцатому веку. Были ли они потомками бродников, черных клобуков[1] или ославянившейся со вре


[1] Черные клобуки – общее название кочевников (печенежские, половецкие, торкские племена и роды), ставших вассалами Киевского вели)


менем частью Золотой орды – никому неизвестно. В любом случае, тюркское влияние на обычаи и поведение казаков огромно.


В конце концов, по форме проведения казачья рада не что иное, как татарский курултай, оселедец и шаровары – атрибуты представителей многих кочевых народов… Многие слова (кош, атаман, курень, бешмет, чекмень, бунчук) пришли в наш язык из тюркского. Степь дала казакам нравы, обычаи, воинские приемы и даже внешний вид.


Кроме того, сейчас казачество считается исключительно русским явлением, однако это не так. Были свои казаки и у татармусульман. Задолго до появления на исторической сцене Запорожского и Донского войск на жителей степи наводили ужас ватаги ордынских казаков. Татарские казаки также не признавали над собой власти ни одного государя, но охотно нанимались на военную службу. Причем как к мусульманским, так и христианским владыкам. С распадом единого государства Золотой орды на враждующие ханства огромные степные пространства от Днепра до Волги стали фактически ничейной землей.


Именно в этот момент на берегах степных рек появляются первые укрепленные казачьи городки. Они играли роль баз, откуда казачьи артели отправлялись на рыбную ловлю, охоту или грабеж, а в случае вражеского нападения казаки могли отсидеться за их стенами. Центрами казачества стали Днепр, Дон и Яик (Урал). В сороковых годах шестнадцатого века днепровские казаки, которых на Руси называли черкасами, на острове Малая Хортица основали самую известную крепость – Запорожскую Сечь. Вскоре вокруг Сечи объединились все казаки, жившие на Днепре, положив основу Войску Запорожскому Низовому. Основание Запорожской Сечи традиционно приписывается Дмитрию Байде Вишневецкому, хотя, как недавно доказал украинский историк Олесь Бузина, никакого отношения к Сечи этот шляхтич не имел. В это время казаки уже представляли собой определенную силу, численность которой пополнялась за счет прихода новых людей из Речи Посполитой, Валахии и Малороссии. Эти переселенцы существенно изменили состав казачества, растворив в себе казаков-неславян, и кого князя и расселенных на южных границах Руси. Главной задачей Черных клобуков была сторожевая служба на границе степи и. защита русских поселений от набегов враждебных племен кочевников.


уже к шестнадцатому веку казачество представляло собой исключительно русскоязычное православное образование. Впрочем, по менталитету и роду занятий казаки существенно отличались и от русских, и от других оседлых народов.


У наших историков сложились два противоположных взаимоисключающих взгляда на казачество. Согласно первому, казачество – это аналог западноевропейских рыцарских орденов, согласно второму, казаки – выразители чаяний народных масс, носители демократических ценностей и народовластия.


Однако оба эти взгляда оказываются несостоятельными, если внимательно изучить историю казаков. В отличие от рыцарских орденов европейского Средневековья днепровское казачество возникло не в гармонии с государственной властью. Наоборот, ряды казаков пополняли люди, для которых не было места в цивилизованном обществе. За днепровские пороги приходили не нашедшие себя в мирной жизни селяне, бежали, спасаясь от суда или долгов шляхтичи и просто искатели легкой наживы и приключений. Ни малейшего намека на дисциплину, характерную для рыцарских орденов, на Сечи обнаружить не удается. Вместо этого все современники отмечали своевольство и необузданность казаков. Можно ли представить, чтобы магистра тамплиеров провозглашали и свергали по капризу массы, зачастую по пьяни, как это было с атаманами казачьих ватаг? Если и можно сравнить с чем-либо Сечь, то скорее с пиратскими республиками Карибского моря или татарскими ордами, а не с рыцарями.


Легенда о казачьей демократии родилась в девятнадцатом веке благодаря усилиям русских поэтов и публицистов. Воспитанные на европейских демократических идеях своего времени, они хотели видеть в казаках простой народ, ушедший от панской и царской власти, борцов за свободу. «Прогрессивная» интеллигенция подхватила и раздула этот миф. Конечно, крестьяне бежали на Сечь, но не они заправляли там. Идеи освобождения крестьян из-под панской власти не находили отклика в сердцах запорожцев, зато возможность пограбить, прикрывшись крестьянами, никогда не упускалась. Затем же казаки легко предавали доверившихся им крестьян. Беглые крестьяне только пополняли ряды войска, но не из них формировалась запорожская верхушка-старшина, не они были становым хребтом казачества. Недаром же казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками. Сече вые «лыцари» (рыцари) чурались земледелия и не должны были связывать себя семейными узами.


Фигура запорожца не тождественна типу коренного малоросса.


Они представляют два разных мира. Один – оседлый, земледельческий, с культурой, бытом и нравами, восходящими к Киевской Руси. Второй – гулящий, нетрудовой, ведущий разбойную жизнь. Казачество порождено не южнорусской культурой, а враждебной стихией кочевой татарской степи.


Недаром многие исследователи считают, что первыми русскими казаками были русифицированные крещеные татары. Живущие исключительно за счет разбоя, не ценящие ни своей, ни тем более чужой жизни, склонные к дикому разгулу и насилию – такими предстают эти люди перед историками. Не брезговали они подчас и угоном своих «православных братьев» в плен с последующей продажей живого товара на невольничьих рынках.


Так что отнюдь не все запорожцы предстают в образе благородного Тараса Бульбы, воспетого Николаем Васильевичем Гоголем. Кстати, обрати внимание, читатель: гоголевский Тарас называет себя не украинцем, а русским! Существенная деталь.


Еще одним мифом является миссия защиты православной веры, приписываемая казакам. «Защитники православия» гетманы Выговский, Дорошенко и Юрий Хмельницкий без всяких угрызений совести признавали своим господином турецкого султана – главу ислама. Да и вообще никогда казаки не отличались особой политической разборчивостью. Оставаясь верными своей степной природе добытчиков, они никогда не приносили реальных, практических выгод в жертву отвлеченным идеям. Надо было – и входили в союз с татарами, надо – шли вместе с поляками разорять великорусские земли в Смутное время 1603-1620 гг., надо – уходили в Турцию из-под власти Российской империи.


До учреждения поляками в шестнадцатом веке реестрового казачества термином «казак» определялся особый образ жизни.


«Ходить в казаки» означало удаляться за линию пограничной стражи, жить там, добывая пропитание охотой, рыбной ловлей и грабежом. В 1572 году польское правительство попыталось использовать активность казаков на благо государству Для несения службы по охране границы были созданы отряды из казаков-наемников, получившие название «реестровых казаков». В качестве легкой кавалерии они широко использовались в войнах, которые вела Речь Посполитая. Стать реестровым казаком было мечтой любого запорожца, ведь это означало иметь гарантированный доход, одежду и еду. Кроме того, реестровые казаки рисковали гораздо меньше своих бывших собратьев по ремеслу. Неудивительно, что казаки постоянно требовали увеличить реестр. Первоначально реестр насчитывал всего лишь 300 запорожских казаков, во главе с атаманом, назначаемым польским правительством. В 1578 году реестр был увеличен до 600 человек. Казакам был передан в управление город Терехтемиров с Зарубским монастырем, расположенный близ города Переяслава, на правом берегу Днепра. Здесь были размещены казацкие арсенал и госпиталь. В 1630-х годах численность реестрового казачества колебалась от 6 до 8 тысяч человек.


В случае необходимости Польша нанимала на службу и все Запорожское войско. В это время казаки получали жалование, в остальное время им приходилось на свои сабли полагаться больше, чем на монаршью милость.


Золотым веком для Запорожского войска стало начало семнадцатого века. Под руководством Петра Сагайдачного казаки, ставшие реальной силой, умудрились совершить несколько дерзких рейдов на турецкие причерноморские города, захватив огромную добычу. Только в Варне запорожцы взяли добра на 180 тысяч злотых. Затем Сагайдачный со своей армией присоединился к польскому королевичу Владиславу, начавшему поход на Москву. В России в это время бушевала Смута, польские войска осаждали Москву, а само существование Московского царства было под угрозой. В этих условиях двадцать тысяч головорезов Сагайдачного могли стать решающим козырем в многолетней войне Польши и Руси. Правда, казаки не были бы казаками, если бы не доставили хлопот и своим нанимателямполякам. Первоначально они разорили Киевское и Волынское воеводства Речи Посполитой, а только затем вторглись в русские владения. Первой жертвой казаков стал Путивль, затем Сагайдачный захватил Ливны и Елец, а его сподвижник Михаил Дорошенко огнем и мечом прошелся по Рязанщине. Сумел отбиться только небольшой городок Михайлов.


Зная о судьбе захваченных казаками городов, где были вырезаны все жители, михайловцы отбивались с отчаяньем обреченных.


Потеряв почти тысячу человек, Сагайдачный, так и не сумевший взять его, вынужден был снять осаду и идти к Москве на соединение с королевичем Владиславом. Двадцатого сентября 1618 года польская и казачья армии соединились под Москвой и стали готовиться к решительному штурму, который закончился провалом. Вскоре между Московским царством и Речью Посполитой был заключен мир. В качестве награды за московский поход казаки получили от поляков 20 000 злотых и 7 000 штук сукна, хотя рассчитывали на большее.


А спустя всего два года Сагайдачный отправил в Москву посланцев, заявивших… о желании реестрового запорожского войска служить России. Причиной этого обращения стал фанатизм и непримиримость католической церкви, развязавшей страшные гонения на православие, и позиция шляхты, смотревшей на казаков и малороссов как на своих рабов. Именно в период гетманства Сагайдачного стала окончательно понятна невозможность наладить совместную жизнь православных в одном государстве с поляками. Логическим выводом отсюда было стремление разорвать навязанную историческими событиями связь с Польшей и устроить свою судьбу согласно собственным интересам и желаниям. Начиналось движение по освобождению Малороссии от польской власти. Но вскоре в битве с турками под Хотином гетман получил смертельную рану…


После гибели этого полководца и дипломата для казаков начинаются сложные времена. Под Хотином казаки спасли Польшу от захвата турками, но благодарности не дождались.


Наоборот, поляки стали опасаться своих союзников и всячески ограничивать казацкую силу. Казаки же, почувствовав свою силу, стали требовать себе шляхетских прав. Прежде всего права бесконтрольно эксплуатировать крестьян.


Обратим внимание на еще один феномен: несмотря на ожесточенную борьбу казачества за отделение от польско-литовского королевства (Речи Посполитой), верхушка казаков с завистью смотрела на польское дворянство (шляхту). Казацкой старшине страстно хотелось жить так же разгульно и роскошно, как и шляхтичам, так же презирать простых земледельцев, как презирали их польские дворяне. Некоторые историки говорят, что поляки допустили роковую для себя ошибку. Им нужно было принять казацкую старшину в шляхетство, не настаивая на перемене ею веры с православия на католичество. И тогда нынешняя Украина еще на века могла остаться частью Речи Посполитой.


Восстания 30-х годов XVII века


В начале семнадцатого века Речь Посполитая была в зените своего могущества, под властью польского короля были огромные пространства от Германии до Смоленска. И, несомненно, жемчужиной в польской короне были земли Малороссии.


Порабощенный народ платил огромные подати, что позволяло шляхте буквально купаться в роскоши. По сути, местное население было превращено в бесправных рабов, а вскоре начались и гонения на православие. Понятное дело, что народное терпение истощалось, и каждую минуту могло начаться восстание. В сохранившемся письме польского магната князя Збаражского подробно описывается ситуация в Малороссии:


«Опасность войны с рабами никогда еще не угрожала польскому государству с такой очевидностью, как в данный момент», – писал он в 1625 году.


Причем в этот раз казаки готовы были прийти на помощь крестьянам и действовать совместно против Польши. Понимая серьезность ситуации, польское правительство нанесло упреждающий удар. В Малороссию была направлена военная комиссия во главе с магнатом Конецпольским, к которому со своими отрядами присоединилось еще около 30 магнатов – владельцев крупнейших имений на Украине. Цель комиссии была сократить до минимума число казаков, а все остальное население превратить в крепостных. Силы поляков и казацкокрестьянская армия встретились у Куруковского озера. После нескольких сражений Конецпольский подписал с казацкой старшиной так называемое «Куруковское соглашение», или «Ординацию запорожских казаков». По этому соглашению число реестровых казаков сокращалось до шести тысяч человек, остальные должны были превратиться в крепостных крестьян.


Не попавшие в реестр, а таких было до сорока тысяч, так называемые «выписчики», были возмущены условиями «Ординации » и не имели ни малейшего желания им подчиниться.


Тысячи человек, как казаков, так и желавших стать казаками крестьян, отправились в Запорожье или в Московское государство.






Скачать 5,47 Mb.
оставить комментарий
страница1/26
Дата02.10.2011
Размер5,47 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх