Название данной статьи созвучно с названием книги «Крепость веры» Исаака из Тракай, выдающегося земляка автора данной статьи или краткий обзор типичных ложн icon

Название данной статьи созвучно с названием книги «Крепость веры» Исаака из Тракай, выдающегося земляка автора данной статьи или краткий обзор типичных ложн


Смотрите также:
Изложение статьи: удк, название статьи заглавными буквами; под названием инициалы...
Прогнозирование банкротства: основные методики и проблемы. Реферат...
Зеленцова М. Г. Смысловая структура слова и национально-культурные варианты ее реализации...
Статья публикуется впервые...
1. Определить удк. Ф. И. О. автора (ов), название статьи...
В. М. Лобеева сущность и основные этапы генезиса...
Поводом для написания данной статьи послужил отрывок «Солнце тора...
    Название «Завтрак для чемпионов» запатентовано акционерной компанией «Дженерал миллз» истоит...
Правила представления информации к статье для ринц вописании каждой статьи должны быть указаны...
«своими словами»...
Муниципальное учреждение культуры...
Статьи



Загрузка...
страницы: 1   2
вернуться в начало
скачать

Цитата 6 из статьи «Потерянные колена,…» «Первое документальное свидетельство о пребывании караимов в Крыму относится к 1278 году. По всей видимости, как караимы, так и евреи-раббаниты (крымчаки) прибыли в Крым с захваченных монголами территорий (Северный Иран и Нижняя Волга), а также из Византии. После падения Константинополя в 1453 году к ним присоединилось значительное число караимов Османской империи”.


К сожалению, примитивизация и искажения истории не начались с г-жи Голды Ахиезер. Это касается не только истории караимов. Этим процессам много веков. История, как инструмент политики, известна со времен становления христианства, ислама и талмудизма. Но г-жа Голда Ахиезер использует самый неискушенный способ, который сводится к тому, что есть какое-то «документальное свидетельство» (непонятно какое) и значит, до него караимов не было, а они просто должны были откуда-то прибыть. Откуда? Естественно для авторов «второй группы», Голда Ахиезер выбирает «Северный Иран и Нижняя Волга» и Византию. Т.е. территории, которые официальная наука считает местами распространения раввинизма. И если Северный Иран и Нижняя Волга у нее «захвачены монголами», то Византия ничем не объясняется. А почти через два века еще и из Константинополя подошло «значительное число». «Нижняя Волга», надо понимать, Итиль – вторая столица Хазарского каганата, где в IX веке появился раввинизм. То, что между IX веком и XIII четыре века г-жу Голду Ахиезер не смущает. Не смущает ее также и то, что не осталось на территории «Нижней Волги» никаких исторически сложившихся еврейских общин, а народности, родственные западным караимам по языку, культуре, обычаям, есть. Например, казанские, астраханские татары и др.

Если верить авторам, подобным г-же Голде Ахиезер, то все коренные народы Крыма «пришли с монголами» Кто же жил в Крыму до того, непонятно. По логике этих авторов – «семитские» и «славянские» племена, наверно? А еще раньше «ираноязычные»? Это было бы просто смешно, если бы подобные авторы не предоставляли бы зачастую, «официальную» науку своих стран.

В естественных науках существует понятие системы координат. Для того, чтобы описать плоскостные фигуры, например, квадрат, достаточно двух координат. Для описания пространственных фигур, например, пирамида, их уже три. Для описания более сложных физических явлений нужна еще одна координата – время и.т.д. А теперь представим себе, что теорию относительности Эйнштейна мы попытаемся описать при помощи одной координаты. Что из этого получится? Ничего. В точных науках такие номера не проходят. В истории же это сплошь и рядом. И не потому, что эта наука проще и легче. Отнюдь. Просто мышление определенных авторов «однокоординатное». Координат в истории очень много. И определить их - не каждому дано. Для этого нужна огромная эрудиция. Для объективного понимания исторических процессов, связанных с образованием любой народности, нужны неординарные знания в различных науках. Это и история в традиционном понимании, и география, и историческая география, и метеорология, и филология, и лингвистика, и наука этногенеза, и этнография, и наука орнаментики, и геология, и археология, и наука архитектуры, и антропология и т.д.

Это особенно важно в изучении истории этнической мозаики Евразии и в частности Крыма, т.к. веками в угоду политики она переписывалась и искажалась. Историю ни одного народа Евразии нельзя рассматривать, не учитывая последствия Великого переселения народов, которое началось в II-IV в.в. н.э. Западные караимы – не исключение. Любое «документальное свидетельство» в разные времена писалось конкретным человеком в соответствии с его миропониманием, вероисповеданием, стереотипами поведения, знаниями. Поэтому любой факт может считаться достоверным, если его можно проверить, исходя из данных других смежных наук. Например, из археологии, из этнографии и т.п. Авторы же с однокоординатным мышлением либо не в состоянии это сделать, либо это им невыгодно, т.к. объективность может разрушить политико – историческую химеру. Безусловно, на базе одного фактического материала могут возникнуть различные теории. Но это свидетельствует только о том, что фактический материал недостаточно полон и проверен. По мере его накопления ошибочные теории отпадают, и остается истинная версия, которая далее может развиваться.

Именно так происходит с теорией происхождения западных караимов. Вопрос возник на рубеже XVIII – XIX в.в. Т. е. после колонизации Крыма Россией. Неслучайно то, что в этот период история самой России переписывалась в угоду политическим целям династии Романовых. До присоединения к России этот вопрос возникнуть и не мог. Караимы, как и другие народы Крыма, жили повседневной жизнью – защищали свои дома от врагов, воспитывали детей, занимались земледелием, разводили коней и овец, молились богу единому Теньри, т.е. выживали. Считали себя истинными последователями закона Моисеева.

Крым, как составную часть Евразии (не в западно-европейском понимании), до колонизации Россией всегда отличала толерантность к вероисповеданию, Считалось, что если человек верит в бога единого, если у него, прежде всего, бог в душе, то совершенно неважно, по каким обрядам он ему молится, на каком языке ведется богослужение – на арабском, древнееврейском или греческом. Тем более, когда язык повседневного общения общий, несмотря на диалекты – тюркский. По древней тюркской традиции бог един, как солнце на небосклоне, а вероисповеданий может быть много, как его греющих лучей. Примечательно, и это факт, что в Крыму, на протяжении всей истории не было ни одного военного конфликта на почве религии. И в Крымском ханстве, и в Литве, и Польше караимы были уважаемы и за веками наработанную воинскую сноровку, и за бога в душе. Об этом свидетельствуют многочисленные королевские привилегии и ханские ярлыки, и чеканка монет – в караимской крепости Кырк-Йер, и другие исторические факты, которые авторы из «второй группы» пытаются не замечать.

Поставленный вопрос о происхождении и религии караимов не мог ими расцениваться, как незначительный. Караимы не могли не помнить выселение крымских греков на бесплодные земли Малороссии с последующей гибелью большинства от голода и геноцида по отношению к мусульманскому населению Крыма, в результате которого сельские общины лишились земли, и около 30 тысяч крымских татар, те, которые имели средства на обустройство, выехали в Турцию. Знали караимы и то, что в России, в отличие от Крымского ханства, где все жители были изначально свободны, существует узаконенное рабство – крепостное право. Знали и то, что в условиях России христианин – крестьянин – крепостной – раб, взаимосвязанные понятия. В свете вышесказанного версия некоторых авторов из «второй группы» о том, что основной мотивацией караимов в изучении собственного происхождения являлся антисемитизм, существующий в Российской империи, некорректен. Талмуд они не признавали, а в результате колонизации Крыма христианское и мусульманское население пострадало значительно больше, нежели те же крымчаки, исповедовавшие Талмуд.

Общеизвестно, что один и тот же народ в различных источниках, в различное и в одно и то же время, зачастую называется разными словами. Таких примеров тысячи. Караимы не исключение. Известны и другие варианты. Один народ насильственно делился на два и несколько или разные народы насильственно объединялись под именем одного. Особенно в этом преуспели в России с приходом к власти Романовых и в Советском Союзе при Сталине. Этнические карты «перерисовывались» в угоду политикам в кратчайший срок.

До присоединения к России и сами караимы называли себя и «истинными сынами Израиля», и «Бене Микра» при всем при том, что на родном караимам языке самоназвание «карай» - ед. ч., «карайлар» - мн. ч. Но караимы не называли себя евреями. Г-жа Голда Ахиезер пишет неправду. Даже самый ангажированный автор из «второй группы» не сможет отрицать, что до колонизации Крыма караимы говорили на своем родном языке – караимском. Другого просто не было. В Литве же родной караимский язык был языком повседневного общения до советской оккупации. Открываем Караимско-Русско-Польский словарь под редакцией Н. А. Баскакова, А. Зайончковского, С. М. Шапшала. «Раббан» - первое значение «еврей», второе – «талмудист, последователь и истолкователь Талмуда». «Раббанка» - «еврейка». «Раббанлык» - иудаизм. Комментарии излишни. Надо отметить, что, из-за почитания караимами Пятикнижия Моисеева и применяемого в литургии наряду с караимским древнееврейского языка, путешественники иногда называли караимов евреями, но, как правило, отмечали их отличие от раввинистов. Бывали случаи, когда их из-за внешнего вида, языка, одежды называли татарами, киргизами, сарацинами, опять же отмечая их немусульманское вероисповедание.

Эти вопросы не могли не заинтересовать великого сына караимского народа Авраама Фирковича. Хаджи-Баба – Праведный Отец – Отец-паломник – так с любовью и почитанием его называли и караимы, и крымские татары. О Хаджи-Бабе написано очень много. Еще до своих знаменитых путешествий и сбора рукописей он задал себе вопросы о происхождении караимов. Почему караимы, считая себя последователями закона Моисеева, ни внешне, ни языком, ни обычаями нисколько не похожи на евреев-раввинистов? С каких времен начинается история караимов в Крыму?

Вопросы, связанные с Хаджи-Баба, можно разделить на две темы. Первая – история его находок и открытий. Эта история не закончена и не скоро закончится. Собранный им материал колоссален. Свыше десяти тысяч рукописей и оттисков памятников. Т. е. самая большая в мире подобного рода коллекция.

Вторая – история его оболгания, начавшаяся после его смерти. Родоначальником ее со всей достоверностью можно считать Альберта (Авраама) Гаркави. Есть последователи и в наше время. Авторы «второй группы» - Д. Шапиро, М. Кизилов, Г. Ахиезер и др. Неудивительно, что Г. Ахиезер с Д. Шапиро совместно пишут книги, что М. Кизилов дает дефирамбную рецензию на книгу «Avraham Firkovicz in Jetanbul (1830-1832». Уже одно название рецензии «Караим Авраам Фиркович: прокладывая путь тюркскому национализму» позволяет судить о «ценности» книги. Заинтересовало в рецензии следующее. Цитирую.

«В последнее время, как это ни парадоксально, наблюдается очередной виток усиления «ревизионистских» тенденций и попыток найти «новое применение» романтическим открытиям Фирковитча [4]»

Под цифрой [4] в списке литературы нахожу работы Тапани Харвайнена. Несколько лет назад, присутствуя на конференции в Вильнюсском университете, посвященной караимике, автор данной статьи услышал, как в своем докладе Тапани Харвайнен заявил, что тот материал из коллекции Хаджи Бабы Фирковича, с которым он работал, подлинен. Речь шла о кальках с караимских памятников, скопированных с подлинников на Балта-Тиймез в Кале. Что считает парадоксальным М. Кизилов, непонятно. То, что кроме авторов «второй группы», есть еще кто-то, кто занимается исследованиями наследия Фирковича? Да еще независимо. Эпитеты «усиление ревизионистских тенденций» и попытки найти «новое течение» надо понимать так – все уже давно оболгали и забетонировали, а тут еще кто-то смеет рыпаться. А в конце М. Кизилов заявляет: «Книга Дана Шапиро, в известной степени, является точкой в дискуссии относительно открытий Фирковича…» Сам себе противоречит. Какая же «точка», если «наблюдается очередной виток »? И это при том, что в хранилищах лежат тысячи неисследованных рукописей. «Научная» рецензия – не правда ли? Нет, господа Кизиловы и Шапиро. Не вам ставить точку. Правда имеет свойство прорываться сквозь века как бы ее не бетонировать.

В некоторых утверждениях М. Кизилов просто заведомо говорит неправду: «Еще при жизни Фирковича многие европейские ученые заявляли, что большинство из сенсационных находок последнего является … фальсификациями…» При жизни Фирковича и после его смерти многие ученые подтвердили их подлинность, а кампанию, направленную против Фирковича, Гаркави начал уже после его смерти. И слова «не совсем корректные дискуссии» правильны к методам авторов «второй группы», когда ими не воспринимаются никакие аргументы и неопровержимые факты, а ведется целенаправленная деятельность против доброго имени караимских ученых и самих караимов.

Далее М. Кизилов пишет полную ерунду, рассчитанную на кого угодно, но не на людей, хоть что-то читавших о караимах и тем более не на тюркологов. Цитирую.

«Наиболее любопытным, пожалуй, достаточно дискуссионные (у М. Кизилова хватило ума назвать их дискуссионными. На самом деле они абсурдны. А.Ю.) предположения автора, связанные с изучением доселе малоисследованной проблемы (для авторов «второй группы» это действительно проблема. А. Ю.) – тюркских языков и диалектов восточноевропейских караимов, использовавших в повседневной жизни и, в особенности с XIX века, в религиозной практике турецкий, крымскотатарский и караимо-кыпчакский языки.. По мнению автора книги, Фиркович был, пожалуй, первым … задумавшим и попытавшимся внедрить некий общий литературный тюркский язык, каковой был бы понятен всем восточноевропейским караимам».

Полный бред. Во-первых, опять «тень на плетень» с классификацией диалектов. Во-вторых, караимский язык и так понятен практически всем тюркоговорящим из-за своей архаичности (особенно тракайский и галицко-луцкий диалекты). В-третьих, караимским языком интересуются и изучают тюркологи уже несколько сот лет. Наверно, со времен Густава Перенгера из университета Упсалы (Швеция) XVII век. Практически ни один известный тюрколог не обошел его вниманием. И сегодня он изучается. Благодаря стараниям Евы Йохансон-Чато и поддержке университета Упсалы уже несколько лет организуется летняя школа для изучения караимского языка. Даже тюркологи из Кореи были в Тракай прошлым летом и с восторгом собирали «полевой материал». Не мог ничего внедрить Фиркович да и не надо было это. Испокон веков караимы переводили Библию на свой родной караимский язык, а не « в особенности с XIX века». А для своих собратьев по вере – закавказских казаков перевели караимские молитвы под редакцией Ф. Малецкого на русский язык. Издан молитвенник в двух томах под заглавием «Глас Якова». Но это уже в конце XIX века. Ткнуть бы лицом этих «специалистов - тюркологов» в древние переводы. Но бессмысленно. Они заявят, что это все подделка Фирковича.

История оболгания Фирковича сжато и аргументированно приведена в книге С. Шишмана «Караизм». И хотя она продолжается и по сей день, для понимания всей абсурдности аргументации приемников А. Гаркави считаю целесообразным привести перевод отрывка из вышеназванной книги.

Отрывок из книги С.Шишмана “Караизм”

“Эту яростную, хорошо подготовленную и беспощадную кампанию начал и вел Альберт (Авраам) Гаркави, происходящий из знаменитой семьи талмудистов, поселившейся несколько поколений назад в Новогрудке, расположенном недалеко от Вильнюса, небольшом городке, называемом «литовским Иерусалимом». Гаркави особенно раздражало то, что среди ученых, поддерживающих тезисы Фирковича, был Даниель Хвольсон. Этот вильнюсец, сын небогатой еврейской семьи, потерявший отца, сумел самостоятельно получить образование и установить связи со знаменитыми учеными Европы. После принятия православия поселился в Санкт-Петербурге, где поднялся на высоты российской и мировой научной иерархии, добившись международного авторитета. Хвольсон, как профессор Отделения Восточных языков и Санкт-Петербургской Духовной православной академии, стал причиной того, что Гаркави не получил степень доктора наук. Доказал, что его работа - плагиат работ Ch. M. Von Frähma и F. B. Charmoy’a. В этой ситуации Гаркави должен был отказаться от намерений получить должность заведующего кафедрой университета и удовлетвориться должностью библиотекаря в отделе восточных рукописей в Императорской публичной библиотеке в Санкт- Петербурге, где позже были депонированы рукописи Фирковича. Руководствуясь желанием мести, Гаркави начал остро атаковать своего бывшего учителя, стремясь к тому, согласно мнению самого Хвольсона, чтобы стать признанным неучем и последним глупцом. Не брезгал оскорблениями. Были моменты, когда Хвольсон, болезненно тронутый постоянными нападениями, хотел оставить все дело. Именно в эти моменты, чувствуя безнадежность, выговорил одно или два, полных горечи, слова против Фирковича.

Именно они, в течение длительного времени, нарушали мир научного окружения. И хотя в конце жизни Хвольсона антагонизм этих двух личностей угас, имя Фирковича осталось запачкано и перешло в историю как синоним фальсификатора.

Обвинения в адрес Фирковича касались двух категорий его находок: надгробных камней и рукописей. Он был обвинен в том, что надгробные камни подделал или переделал и что их десятки и даже сотни перенес на старые кладбища крымских караимов в Феодосии, Старом Крыму, Евпатории, Мангупе, а особенно в Кале, находящемся вблизи Бахчисарая, бывшей столицы Крымского Ханства. В ХIX в. из Кале выселились жители, и оно превратилась в руины. Несмотря на это, Кале всегда считался духовным центром караизма. Около Кале находится окруженное огромным почетом кладбище, на котором перед революцией из самых отдаленных районов России привозили хоронить останки караимов. Из-за своего сходства с кладбищем Иерусалима кладбище это называли Йосафатова долина. Растут на нем вековые дубы, названные Балта тиймез («те, которых не тронет топор»). Деревья эти особенно были в почете – возле них молились во время засухи. Кладбище находится на двух склонах небольшой, довольно крутой возвышенности по форме половины луны, в местности, почти полностью заросшей деревьями и кустами, которые мешают добраться к большей ее части. Большие надгробные камни зарыты глубоко в земле. Опираются один на другой, все свалено вместе и обросло кустами, корни деревьев местами толщиной с руку. На кладбище нет аллей, а только узкая тропинка, на которой помещается человек. Через ворота, ведущие на кладбище, может проехать только легкая телега.

Гаркави и его товарищ H. Strack досчитали около трехсот надгробий, которые согласно им, могли быть подделаны или переделаны Фирковичем. Среди этих надгробий более ста такой величины, что, желая их переместить на плоской местности, нужно было бы использовать силу десяти-двенадцати лошадей, а в таком неровном месте, как Кале, силу в два раза большую. Какие средства транспорта и сколько рабочих нужно было бы, чтобы переместить с места несколько камней? Все не осталось бы незамеченным местными жителями. Установлено без сомнения, что Фиркович свои поиски делал сам и только иногда помогал ему какой-нибудь работник. А поэтому, какой геркулесовой силой должен был бы обладать этот старичок, чтобы, будучи старше 60 лет, был в состоянии так перепахать все кладбище. Можно также вместе с Хвольсоном задать себе вопрос, если хотеть доказать древность караимского поселения в Крыму, надо ли было фабриковать такое большое количество фальшивых надгробных надписей, когда хватило бы всего лишь дюжину.

Согласно Гаркави, Фиркович должен был бы подделывать надгробья, используя для этого запасные, вытесанные за несколько веков до этого и неиспользованные строительные камни, или камни, взятые из ближайшего татарского кладбища. Все-таки в рассуждениях Гаркави постоянно остается неясным, как можно изготовить монолитные кладбищенские камни, часто по размерам более двух метров из небольших строительных камней. Место предполагаемого татарского кладбища тоже не указано, а в самых близких районах Кале такого вообще нет. Кроме того, согласно хорошо известным археологическим установкам, надгробные камни крымских татар имеют другую форму и по размеру много меньше гигантских блоков, применяемых караимами. Среди надгробных надписей, открытых Фирковичем, самой ценной и возбуждающей более всего споров является дата 4527 г. со дня сотворения мира, что отвечает 767 году христианской эры и в которой обозначено имя Исаака Сангари. Именно ему приписывается исполнение исторического акта обращения в караизм хазарского кагана Булана. B. Stern, высланный Одесским сообществом истории и древностей, подтвердил подлинность надгробного памятника Сангари, а также нашел еще несколько ненайденных Фирковичем древних камней, между другими и камень Сангарит, предположительно жены Сангари. Конечно, Гаркави тут же высказал сомнение в подлинности и этого памятника. Согласно ему надгробный камень подделал и вкопал Фиркович, чтобы Stern мог произвести похвальное открытие.

Существование надгробного камня Сангари на караимском кладбище без сомнения подтверждает, что Сангари исповедовал караизм, следовательно, и каган Булан принял эту религию. Эти факты являются дополнительным доказательством того, что караизм распространялся в бассейне Черного моря, а в особенности в Крыму уже очень давно. Факт вероисповедания караимской религии Сангари не принимал Гаркави, так как нарушал его мнение, согласно которому караимы появились в Крыму только в XIII в., а в Кале поселились в XVII в. Это предположение и стало исходной точкой утверждений Гаркави о неподлинности найденных Фирковичем надгробных надписей. По убеждению Гаркави, караимские надгробные надписи из времен ранее, чем XIII в., найденные в каком-нибудь месте в Крыму, могли быть исключительно делом фальсификатора.

Уже после смерти Фирковича Хвольсон, проводя в течение нескольких недель исследования в Кале, нашел там несколько десятков неизвестных до этого надгробий, более древних на несколько веков, нежели этот несчастный XIII в.

Похоже, как в случае надгробных камней, Гаркави способом, не подлежащим обсуждению, пробовал определить критерии, полагаясь на которые можно отрицать подлинность рукописей, собранных Фирковичем. Всякие неподтвержденные сведения другими источниками признал как фальшивые. Если все-таки сведения подтверждались иными источниками, то для Гаркави было очевидным, что Фиркович подделал их, и на основании этого источника обвинял Фирковича в нечестности. В действительности, чтобы иметь возможность воспользоваться этими источниками или даже открыть их существование, Фиркович должен был бы хорошо знать классические языки и современные западноевропейские, но так не было. Этот мельник, человек без общего образования, не знал хорошо даже русский язык.

В своих обвинениях Гаркави пользовался методами, благодаря которым должны были возникнуть сомнения даже у личностей, ненастроенных критически. Например, на странице 39 своего Каталога он сформулировал обвинение, доказательства которого обещал предъявить на странице 42. Затем на странице 42 повторил это самое обвинение, отсылая за доказательствами на 39 страницу. В других случаях его тактика была еще более усложнена: на странице XXI есть сноска к странице 141, на странице 141 – на страницу 109, а на 109 опять на 141. Читатель, в конце концов, теряется, впечатление недоверия все-таки остается, а именно к этому Гаркави стремится. Часто даже не обременяет себя столькими трудами и пишет прямо: «кажется мне сомнительно»…«кажется мне фальшивым» или «это является фальшивым» и этих утверждений хватает ему, чтобы не было никаких дискуссий.

Маленькое пятнышко, зачеркнутый знак в рукописи использовал Гаркави для объявления тяжелых обвинений. Трудно себе вообразить, чтобы Гаркави не обратил внимания на то, что рукописи не появились прямо из мастерской писаря, что они имели тысячелетнюю историю, что читали их многие поколения, что они были исправляемы, покрыты заметками, потертостями, вытертыми, мятыми и в конце депонированными в генизах, в которых, конечно, не были в безопасности. Произведенные недавно исследования современными методами показали множество исправлений и перемен также в самаритянских рукописях Фирковича. Неужели и за это ответственен Фиркович и какая в этом была надобность?

Не идет речь об отрицании новых исправлений в одном или другом документе. Можно найти примеры намеренных изменений, которые являются особенно поучительными и побуждают к размышлению. В коллекции Фирковича находится рукопись т.н. Письма хазарского хана Иосифа, написанные не позже, чем в XII в. Среди других географических данных, касающихся государства хазарского, названа местность Мангуп. Присутствие этого названия в столь древнем документе было особенно не на руку Гаркави, поскольку он утверждал, что этот город до нашествия Монголов (XIII в.) имел другое название и на этом основании утверждал, что все древние тексты, в которых появляется Мангуп, являются фальшивыми. В 1870 г. Хвольсон выполнил точную копию рукописи, в которой значится название Мангуп. В 1879 г. Гаркави объявил содержание Письма, в котором этот город назван уже Манхуп. Хвольсон тут же посетил библиотеку, проверил это место и очень удивился видя, что это место было вытерто, а слово Мангуп заменено на Манхуп и, кроме того, вписано другими чернилами. Кто же мог быть заинтересованным поставить под сомнение подлинность этого документа посредством исполнения такой грубой перемены? Уже несколько лет лежащий в гробу Фиркович, или Гаркави, который имел повод для этого? Вспомнимте, что в 1875 г. уже после смерти Фирковича на страницах издательства Министерства Народного Просвещения Журнал Народного Просвещения Гаркави так пишет об этой рукописи «… считаю за обязанность отметить, что внешний вид этого документа, как и его содержание, указывают на его очень давнее происхождение и не предоставляют самого малого сомнения или подозрений».

Хвольсон дважды указывал на этот факт – на немецком языке по линии Отделения восточных языков в Санкт-Петербурге и на русском языке по линии Императорского Археологического Российского Общества. Не выдвинуто, однако, никакого обращения и не принято никаких шагов против Гаркави, который до конца своих дней оставался единственным хозяином коллекции Фирковича. Поэтому следует спросить, сколько других, не выгодных для Гаркави текстов, осталось измененных или попросту уничтоженных среди этой массы бумаг, не каталогизированных и даже не проинвентаризированных, точное количество которых даже неизвестно. Исполняя свои обязанности, Гаркави имел любую возможность проделать похожие манипуляции. Следует также подумать, почему в этом всем деле хватило мелкого подозрения, чтобы бесповоротно осудить мельника, тогда когда серьезные обвинения по отношению человека, который закончил современную высшую школу, занимал серьезную должность и высокую позицию в научном мире, остались без внимания. Поведение научной среды можно объяснить только ловкостью Гаркави. Если только кто-то выдвигал против него какие-то обвинения, он тут же выступал против него. После обвинений Хвольсона, что он, когда писал диссертацию, украл труд Frähma и Charmoya, Гаркави тут же обвинил Хвольсона, что он во время, когда Гаркави был еще учеником, присвоил его работы. В течение долгих лет обвинял и оскорблял своего бывшего учителя, уважаемого всеми старика. Когда он среагировал, хоть и очень сдержанно, Гаркави сразу пожаловался генеральной ассамблее Археологического Общества и потребовал вычеркнуть из российского издания Хвольсона Corpus «все личные нападки, как не имеющие ничего общего с научными делами».

Для достижения своей цели у Гаркави не было проблем с помощью от лиц, участие которых в научных дискуссиях могло только вызывать удивление. Использовал для своих целей даже Эфраима Дейнарда, бедного молодого человека из Курляндии, который прибыл в Крым искать счастья, а Фиркович из-за сострадания принял его под свою крышу и дал ему работу. После смерти своего хозяина и благотворителя Дейнард издал несколько пасквилей, в которых приписывает Фирковичу всякие воображаемые и невообразимые преступления, даже убийство, совершенное в собственной семье. Поведение Дейнарда вызвало неприятный осадок даже у его единоверцев, таких, например, как М. Каган, который написал о нем статью с красноречивым заглавием Стервятник возле трупа.

Одним из начинаний Дейнарда было уничтожение известной некоторому числу людей рукописи, в подлинности которой не могло быть сомнения, так как этот документ не принадлежал Фирковичу. Уничтоженная рукопись подтверждала тезисы Фирковича, пропажа документа делала невозможным его проверки и ликвидировала критику принципиальной оценки.

Вершиной деятельности Дейнарда была также после смерти Фирковича подделка письма, написанного будто бы Фирковичем, в котором еще перед началом исследований Фиркович представил подробный план своих «фальсификаций», какие собирался сделать в самое ближайшее время. Дейнард никогда не представил оригинала письма (он должен был быть написанным на родном языке караимов, на архаическом тюркском диалекте), но единственно представил два отчетливо отличающиеся между собой варианта перевода. Представил версии в такой очередности, в какой попали ему. Но то, что больше всего губит Дейнарда, это дата, которую он присвоил своей работе. Будучи слишком уверенным в себе, без размышлений написал дату на несколько месяцев раньше даты, когда в Евпаторию поступило письмо из Одесского сообщества истории и древностей, которое должно было спровоцировать Фирковича к высказыванию, т.е. написания именно этого будто бы письма. Гаркави, от имени Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге, не задумываясь опубликовал этот фальсификат, в котором каждая строка и каждое слово пахнет настоящей фальшью. Письмо стало предметом научных дебатов, как основа обвинений Фирковича и считающегося его единомышленником Штерна.

Какие бы не были причины начала беспощадных нападок на деятельность Фирковича, надо констатировать, что вскоре компания обратилась вообще против караимов. Гаркави посвятил этому всю свою жизнь и никогда, до самого конца не прекращал этой деятельности. Около 1905 года он представил свое отношение к караимам в своей статье в русском издании Jewish Enecclohfdia. В свойственной ему манере, искажая исторические факты, изложил в ней свои взгляды и объяснил всю антикараимскую деятельность, давая ясно понять, какие имеются причины этой кампании клеветы. Через компрометацию Фирковича, как вначале, так и теперь старался компрометировать всю караимскую общественность.

Чтобы выяснить причины, для которых объявлены ложные фальсификации, Фиркович обвинен в том, что хотел получить за свои открытия материальную пользу и укрепить общественый статус караимов, получить для них полные гражданские права, а также привилегированный статус в Российской Империи. Поскольку правовое положение караимов в России оговорено уже раньше, здесь достаточно ограничиться цитатой с Statesmans handbook for Russia, официального издания Комитета Министров, в котором читаем: «… караимы элемент очень трудоспособный и полезный, от эпохи Екатерины II пользовался теми же правами, что подданные русского происхождения». Зачем караимы должны были бы стучать в открытую дверь, добиваться того, чем уже обладали, как каждый привилегированный класс?

Это признавал, конечно, и сам Дейнард. В памфлете, в котором он обвиняет Фирковича и в общем караимов во всех возможных преступлениях, кончает свое expose, происходящим из глубин подлой души, патетическим обращением к правительству России и изъявляет желание, что ввиду его «открытия» правительство отняло бы гражданские права у караимов, так как они «татары, цыганы, монголы». Если бы даже не удалось достичь этой цели, Гаркави и его пособники имели надежду хотя бы высмеять караимов и скомпрометировать их в глазах общественного мнения.

Случай Фирковича сделался классическим оружием в руках всех тех, которые стремились к борьбе с караимами. Пользовались им даже в делах, не имеющих ничего общего ни с личностью Фирковича, ни с его открытиями. Методика эта очень проста и надежна, когда не хватает аргументов, чтобы опровергнуть доказательство, свидетельствующее в пользу караимов, можно всегда призвать на помощь «Фирковича, фальсификатора, человека, лишенного угрызения совести…». Эффект немедленный. Поскольку вина Фирковича стала не подлежащей дискуссии аксиомой, можно все зло приписать этой черной овце, еще раз его осудить и таким способом достичь того, чтобы всякие дебаты были оценены подозрительно.

По правде можно бы спросить, почему подвергаемые нападкам караимы не пробовали этому противостоять. Их положение, кажется, возникает из ситуации караимской общественности в России. Кампания по отношению к Фирковичу началась во второй половине XIX в. В это время старшее поколение караимов жило согласно с давними традициями, замкнуто в семейном окружении, не зная, что творится вне их мира. Исследования Фирковича их не интересовали, а начатая против него кампания была для них непонятна, чаще всего даже о ней не знали. Когда в 1877 г. Хвольсон прибыл в Крым, его удручало полное непонимание и отсутствие заинтересованности делом Фирковича со стороны караимской общественности и их предводителей. С трудом удалось ему убедить ответственных людей в караимской общественности, что организованные нападки на Фирковича приносят вред всем караимам. «Если атакуют Фирковича, то пусть его защищают его дети» - такая была реакция. Даже самые близкие его родственники, среди которых, из-за трудного его характера, он имел много врагов, показывали неудовольствие, (потому что из-за стараний Хвольсона следовала реабилитация не живущего уже коллекционера), и не скрывали, что фиаско этих стараний прибавило бы им радости.

В новом поколении находилось все больше образованных людей, но проблемы родной общественности их совсем не интересовали, оставляли их собственной судьбе. Очень редко караимы пробовали взять голос в деле Фирковича. Попытки защиты Фирковича караимами были слабые и кончались ничем из-за наивности защитников и незнания, что в этой борьбе предпринято до сего времени.

Следовало бы задуматься над причинами, из-за которых так энергично атаковали Фирковича и его открытия. Собрав так много ценных документов, которые без него пропали бы, Фиркович сохранил уникальные материалы о караимах. Объективно использованный, этот материал помог бы восстановить более правильное и более точное представление о караизме, а также о его роли в истории и культуре. Однако тем слоям, которыми охраняется территория охоты, состоящая из таких исследований, трудно провозгласить, чтоб проблемы можно было бы исследовать иным путем, нежели отвечающим их интересам. Издавна караимские документы разыскиваются, скрупулезно стерегутся. Те, которые не уничтожены навсегда, часто подвергаются переделкам с целью укрытия их происхождения (Примечание автора. В этом смысле типичен случай с Codex Alepensis.) и доступны для строго отобранного кружка исследователей. ( Примечание автора. Без сомнения много караимских документов находится в хорошо охраняемых частных коллекциях. Цель их владельцев - помешать любым объективным исследованиям караизма, ожидая момента, когда исчезнут все его последователи. Никто тогда не помешает этим людям по их прихоти подогнать историю караизма к ими сформированному взгляду, т.к. не будет ни одного караима, который мог бы протестовать против их фальсификаций.)

Коллекции Фирковича оказались в публичной институции. Но случай манипуляций, произведенных Гаркави, которые описал Хвольсон, является, однако, очень красноречивым и позволяет думать, что даже в таких условиях документы не совсем в безопасности. (Примечание автора. Были уничтожены также рукописи, которые, хоть и не принадлежали фондам Фирковича, были с ними связаны и могли помочь лучше познакомиться с некоторыми проблемами.) ( Известны случаи воровства из библиотеки им. Салтыкова-Щедрина из фонда Фирковича с последующим вывозом экспонатов за границу. Предположительно в Израиль. А.Ю.)

Вражески настроенным слоям остается только один выход – скомпрометировать весь этот документальный материал, найденный благодаря Фирковичу, сделать его сомнительным и исключить его из научного обращения. (Примечание автора. Когда документы из коллекции Фирковича выгодны для доказательства тезисов, не связанных с вопросами караимов, на них с охотой опираются, высказывая надежду, что их не подделал этот ”фальсификатор”. Но разве признание подлинными одних документов не должно вести к признанию подлинными других?). Отсюда истоки этой кампании, которая не ослабевает со временем. Наоборот, чем более увеличивается ценность спасенных сокровищ, тем более она усиливается. И своей цели эта кампания достигла. (Примечание автора. Стало хорошим тоном присоединиться к кампании, осуждающей Фирковича, просто повторяя необоснованные обвинения, даже ни обладая компетенцией в этой сфере. Так, не утруждаясь, добывается слава и приобретается благодарность очень могущественных слоев. (В этом преуспели и Г.Ахиезер, и М.Кизилов, и Д.Шапиро. А.Ю.)) В настоящее время те, которые еще интересуются делами Фирковича и углубляются в них, с трудом могут сказать о них что-то противоположное обвинениям. Беда тем, кто выскажет сомнения в правильности приговору, объявленному раз и навсегда, или выскажет независимое мнение. (Примечание автора. Совсем недавно профессор A.Gregoire обвинил профессора Загребского V.Mosin университета в том, что он ввязался в интриги, поскольку, исследуя хазарские документы, найденные Фирковичем, a priori решил, что они подлинные. Правда, вскорости после того в том же журнале извинился, выражая самое большое уважение профессору V.Mosin.) Беда тому, кто осмеливается не поклониться раз и навсегда объявленному приговору и объявить независимое мнение. Немедленно он становится подозрительным и берется в оборот, как во времена Гаркави случилось это с Francois Lenormant, археологом и историком религии, профессором Сорбоны, членом Института, человеком уважаемым и вообще тогда знаменитым. Так он, высказавшись положительно о Фирковиче, в собрании Российского Археологического общества в Санкт-Петербурге, был назван Гаркави «шарлатаном».

Сегодня все более очевидным становится значение коллекции Фирковича, можно только удивляться, что эти документы остаются мертвым капиталом – не ведутся никакие фундаментальные исследования этих «богатств» (так определил их Renan) и что сопротивление и давление являются сильнее изредка проявляемого желания их исследовать. Что же такого содержат эти документы, что столько ненависти и угроз появляется, когда только какая-то группа независимых исследователей желает их исследовать?”

А вообще-то первая история, история находок и открытий, Хаджи Бабы Фирковича намного интереснее второй. Она не менее захватывающа, чем открытие Трои Шлиманом.

Основные сведения об истории открытий Хаджи – Бабы Фирковича можно почерпнуть из изданной в 1872 г. в Вильнюсе, написанной им книги «Авнэ Зиккарон» (Говорящие камни). Книга написана на древнееврейском языке. Поэтому, к сожалению, недоступна для широкого читателя и для самих западных караимов. Было бы очень полезно издать ее перевод на другие языки. В 1997 г. издана книга Вихновича В. Л. «Караим Авраам Фиркович: Еврейские рукописи. История. Путешествия». Книга освещает подробности жизни и открытий Хаджи-Бабы Фирковича с увлекательностью романа и читается с большим интересом. Автор явно претендует на объективность. Но тем, кто знаком и с другими источниками, в объективности автору придется отказать. В книге можно найти пересказ сплетен и грязных намеков о Хаджи-Бабе. В тех главах, где идет речь о полемике, связанной с подлинностью находок А. Фирковича, на каждой странице цитируются Гаркави, Штрак и Куник, а об авторе Ю. Кокизове, неопровержимых и на сегодняшний день доказательствах в защиту Хаджи-Бабы упоминается вскользь, не касаясь сути этих доказательств. О происхождении самих караимов автор высказывает свое личное, ничем не подтвержденное мнение. И все-таки Вихновича нельзя отнести к авторам «второй группы», поскольку в книге нет хотя бы явной лжи, а автор положительно относится и восхищается жизнью и деятельностью великого человека. Это видно с первых строк в предисловии к книге:

«…древние тексты богатейших коллекций, собранных практически в одиночку за долгую – без малого 90 лет – жизнь Авраамом Фирковичем. После его кончины в 1874 г. Россия становится обладательницей уникальнейшего собрания древних рукописей на древнееврейском, самаритянском, караимском, арабском (часто в еврейской графике), турецком и других языках – всего около 15 – 16 тысяч полных текстов и фрагментов. Период составления манускриптов охватывает внушительный временной интервал с X по XVIII в.в., а география их происхождения простирается от Литвы до Индии.

О научном значении этих находок для истории и филологии уже много написано и будет написано еще больше. Отметим только в качестве примера, что вот уже несколько десятков лет все научные издания еврейской Библии – христианского Ветхого Завета – основываются на полном тексте рукописи, переписанной в 1010 г. (!) в Каире» и найденной Фирковичем в Крыму».

Считаю уместным упомянуть здесь некоторые находки и открытия сделанные, Фирковичем.

^ Находки в т. н. «новой» кенеса в Кале:

Пергаменные книги и свитки с автографами и колофонами (приписками). Одна надпись сообщала, что священная книга пожертвована в 1289 г. (в переводе на современное летоисчисление), другая указывала дату 1170 г. В одной из приписок было указано, что Тору караимам подарили хазары.

Книга пророков с датой переписки, соответствующей 916 г.н.э. Значки огласовки написаны поверх стоки, а не снизу. То, что находки сделаны именно в «новой» кенеса, очень показательно. Большая кенеса построена в конце XIV века. Она капитально реставрировалась в 1613 году из-за увеличения численности караимов в крепости. Время постройки Малой или «новой» кенеса датируется концом XVIII века. Еще в детстве, каждый год летом, когда я приезжал в Кале, у меня возникал вопрос – зачем было строить в XVIII веке кенеса меньше размером, чем существующая? Нелогично. На самом деле Малая кенеса выстроена намного раньше Большой, задолго до появления в Крыму чингизидов и восстановлена мангупскими караимами в 1796 г., когда они в 1793 г. переселились в Кырк-Йер с Мангуп-Кале, перевезя с тамошней кенеса алтарь и камни. Развалины кенеса в Мангуп-Кале до настоящего времени можно увидеть.

^ Небольшая зарисовка из похода на Мангуп-Кале несколько лет назад:

Паренек из археологического лагеря на Мангупе под руководством г. Герцена, еще одного известного автора «второй группы», любезно предложил за оплату провести экскурсию. Указав на спиральную лестницу, ведущую к одной из нескольких подземных пещер поблизости от развалин кенеса, он сказал, что это т. н. «миква» и что г. Герцен произвел фурор своим докладом в Иерусалиме на эту тему, т. к. она очень похожа на иерусалимскую «микву». «Миква» - это приспособление для мытья ног перед молением в кенеса. А пещера появилась якобы позднее. Меня поразила легкость «научного» открытия. На вопросы, «почему ничего подобного нет в Джуфт-Кале и вообще в Крыму?», «откуда могла браться вода?», «зачем понадобилось портить «микву», выдалбливая в ней пещеру?», «как могла появиться «миква», если у караимов нет такого обряда, а при кенеса с древних времен устраиваются фонтаны?» и др. вразумительных объяснений я не получил.

Хаджи-Баба Фирковичем открыто более 750 памятников на древних караимских кладбищах в Джуфт-Кале (Кырк-Йер), в Феодосии (Кафа), в Старом Крыму (Солхат), в Мангуп-Кале, Карасубазаре (теперь Белогорск), датированных 640 г. н.э. до 1679 г. Особенно сенсационной находкой стал найденный надгробный камень Исаака Сангари, который, как известно, из арабских источников обратил хазарского кагана Булана в библейский монотеизм.

Хаджи-Бабе стало ясно, что далее поиски нужно направить в те места, где зарождался Хазарский каганат – в Дагестан, где и поныне живет много т. н. «горных евреев». По сообщениям путешественников, они только после присоединения края к России под влиянием евреев-ашкеназов стали изучать Талмуд. Конечно, они были когда-то, как и крымчаки, караимами, и именно там надо продолжать поиски. Кроме того Хаджи-Баба не мог не знать о т. н. русских-караимах (казаках), живущих на территории современного Азербайджана в Ленкоранском уезде, близ станции Пришиб. Они населяли большое село Привольное. Сегодня авторам «второй группы» выгодно называть их «русскими иудеями», совершенно умалчивая о том, что Талмуда они не признают. А ведь именно для них, стараниями западных караимов, была издана книга «Глас Якова», перевод караимских молитвенников на русский язык под редакцией вильнюсского караимского газзана Феликса Малецкого в начале прошлого века. Их, русских караимов, ни в коем случае нельзя путать с т. н. субботниками или «жидовствующими», т. к. их чистый библеизм уходит корнями во времена Хазарского каганата.

Несмотря на военные действия и рискуя жизнью, Хаджи-Баба находит в Дербенте древний свиток Ветхого Завета. В приписке в конце писец сообщал, что он, Иегуда Га-Нагдан, сын Моисея, потомок колена Нафтали, уведенного когда-то в плен ассирийским царем Саргоном II, посетил святые общины. Видел он последователей законов Моисея страны Крым, где живут потомки колена Иудина из Иерусалима, пришедших на помощь своим северным братьям во главе с сыном иудейского царя Гедалии. Но они (иудеи) вместе с израильтянами также были уведены в плен ассирийцами. Затем, когда мидийский (персидский) царь Камбиз, сын победившего ассирийцев и вавилонян Кира, пошел походом на скифов, он взял с собой этих воинов и подарил им за доблесть землю в стране Кирим (Крым). Вернувшись из похода, они забрали семьи и переселились в Крым, где основали крепость Села га –Егудим (Скала иудеев). Рядом с этой страной, на другой стороне пролива, находился греческий город Машарка, где отец писца Иегуда Гиббор жил среди евреев, изгнанных Титом. (император Рима, в 70 г. н. э. разрушил Иерусалим). Далее писец сообщает время переписки им Торы в родном ему городе Шемахе. Дата соответствует 986 г. н. э.

В Меджлисе Хаджи-Баба находит копию с Дербентского свитка. В документе написано: «Камбиз обратил на них милости за то, что вооружились на брань вместе с народом мидийским, чтобы сражаться с царицей Тальмирой, ради отмщения за кровь его отца и, когда они одолели ее воинов, схватили ее живую и представили Камбизу, царю своему, который, умертвив ее, овладел ее землей; они же выпросили эту землю у него, и дал он им во владение, определив начальников. Потом израильтяне и мидийцы, возвратились с войны, забрали жен и детей, имущество и поселились в Херсоне, где отец Камбиза оставил по себе славу и память, а также в Солхате и Онхате. И так как устроили сии земли после разорения, то наименовали Крымом. Равно поселились в иудейской крепости, которую укрепили в г. Сефераде (Керчь) над морем Шиттим (Азовским). Они наши собратья иудейские, племя иерусалимское, уведенное в плен Титом».

В Меджилисском свитке содержались также дополнительные сведения. Автор текста Иошуа бен Элия в 1513 г. переписал колофон древней рукописи, сделанной Авраамом Керченским. Далее излагается текст Авраама, сообщивший о том, что в Крым к иудейским хазарам прибыло посольство из княжества Рос и Мосох из города Циоба (Киева?) для изучения иудейской веры. Для сбора нужных книг Авраам был послан на Кавказ и в Персию. Он узнал о древней Торе, хранящейся в Испагане (Персии), нашел ее и переписал приписку к ней.

Наиболее взвешенно, по нашему мнению, для XIX века и даже по меркам современной науки об этногенезе и системном подходе к этим сведениям отнесся коренной крымчанин Кондараки в своей книге «Универсальное описание Крыма» 1875 г.

Вот что он пишет:

«… По блеску и очеркам глаз оно (племя караимов А.Ю.) пожалуй, принадлежит к племени Израиля, но по физическим силам, телосложению, характеристическим свойствам и всем вообще проявлениям, которые могут служить для отличия одного народа от другого – оно совершенно противоположно. Караимы - народ бодрый, серьезный, честный, справедливый, веселый, миролюбивый, чистоплотный, разумный и деспот, чрезвычайно преданный своему семейству. Всех этих качеств нельзя найти в евреях и, следовательно, было бы невежественно, основываясь на одной религиозности, допускать, что караимы суть потомки Симона, Дана и других колен израильских, вышедших из первого Иерусалима, для освобождения Рувима и Гада, осажденных в Самарии и поселенных отчасти в городах Мидии за 545 л. до Р.Х., где, прожив около 224 лет, они были переселены персидским царем Камбизом в Крым и поселились в г.г. Херсоне, Солхате и Онхате, Чуфут-Кале, Сефераде и т.д.

Предположения эти, если они и были бы совершенно справедливы, то, во всяком случае, не имеют отношения к караимам, а относятся к иудейскому племени. … Если действительно подобный документ найден ( Меджлисский свиток А. Ю.), то в нем не подвергается сомнению то, что в Херсонес перешло на жительство большое число самарян, которые, как видно из жития первых семи иерархов, епископствовавших в этом городе, были могущественны, все же остальное составлено человеком, до сведения которого дошли слухи о пребывании в Солхате, Чуфут-Кале и Сефераде людей, исповедующих иудейскую религию (читай библейский монотеизм, Талмуда не было и в помине. А. Ю.) Из другой рукописи, найденной Беймом (спутник Хаджи-Бабы во многих путешествиях А. Ю.) в Чуфут-Кальской (Кырк-Йер. А.Ю.) кенеса в 1840 г. и опубликованной им, можно заметить только то, что она передана в Солхате обществу хазар, без сомнения принявших еврейский закон (читай караизм А. Ю.). Из того документа очень важного и не подлежащего сомнению, мы вправе сделать следующего рода заключения: а) что караимы не принадлежали никогда к племенам иудейских колен, б) что они образовались в Тавриде под этим названием только потому, что решились принять еврейскую религию (читай караизм А. Ю.), известную у хазар под именем «караиман», вследствие чего и получили название «кара-имов», или людей, исповедующих черную веру. … …Если ко всему этому мы добавим, что народ этот только вышел из Тавриды, что он не имел своей грамоты, а употреблял и употребляет еврейскую азбуку для выражения татарских (читай караимских А. Ю.) слов и что не сохранил никаких преданий, песен или чего-нибудь, напоминающего о совместном даже жительстве с израильтянами, то очень натурально, что он происходил от тюркской нации, какой являлись хазары, обитавшие в Крыму VII в. по Р.Х. Для более ясного убеждения читателя в происхождении караимов от татарского племени, которые, как доказано, нелегко перенимают привычки европейцев, обратим внимание на их современный быт и вообще образ жизни в массах цивилизованных народов. Караимы с тех пор, как присоединен к России Крымский полуостров, пользуются чрезвычайно важными льготами, дарованными нашим правительством с единственной целью приблизить их к себе и заставить чувствовать благодарность и охоту слияния (читай ассимилировать А. Ю.), но что вышло на деле? Народ этот везде, где он обитает, составляет плотную общину, подчиненную строгому контролю собрания всех членов общины и считает неприличным вводить в свою жизнь даже самые лучшие (лучшие ли? А.Ю.) привычки передовых наций; они чрезвычайно любят татар, сходятся с ними в убеждениях, торговых сделках, поют их песни и повторяют их предания и сказки с таким воодушевлением, как бы они вымышлены были их дедами. (Так и есть – общими дедами с татарами А. Ю.) Теперь всмотритесь в их быт домашний. Караимы, сколько бы их не было в одном городе, стараются поместиться в соседстве, чтобы прислушиваться друг к другу, не прибегая к сторонним нациям. Женам и дочерям своим они воспрещают беседовать с чужими мужчинами и вообще вести общественную жизнь, неохотно дозволяют им грамотность – словом буквально подражают (больше подошло бы «схожи в привычках» А. Ю.) во всем татарским привычкам и положительно требуют от семьи рабского повиновения и исполнения всех домашних дел. Караим, подобно татарину, смотрит на жену, как на предмет, доставляющий наслаждение его прихотям, на дочь, как на чужое достояние, а на сына, как на работника, которому возможно доверять капитал, а самому кейфовать».

Трудно обвинить Кондараки в тенденциозности. Не правда ли? Довольно полезный взгляд доброго соседа со стороны. Не подозревая о теории этногенеза, уже в XVIII веке Кондараки понял, что с точки зрения науки совершенно нелепы утверждения о том, что караимы «потомки израильтян от первого изгнания». Так же, как нелепы и поиски колен Израилевых среди современных народностей. Ведь речь идет об отрезке времени более 2000 лет. За это время любой этнос будет размыт несколько раз. Выводы Хаджи-Бабы Фирковича, сделанные на основании Дербетского и Меджлисского свитков, нужно воспринимать только лишь как аллегорию – караимы в какой-то мере наследники их веры, миропонимания и т.д.

Находки и открытия Хаджи-Бабы произвели сенсацию, и даже сегодня их трудно переоценить. Они открыли неизвестные страницы истории не только караимов и Крыма, но также огромной территории Евразии с библейских времен до настоящих дней. Был прослежен путь и распространение древней монотеистической религии, не отягощенной Талмудом, и история народов, ее последователей. Безусловно, Хаджи-Баба не выдвигал тогда современной, доказанной версии тюркского происхождения западных караимов. Он просто не мог этого сделать, поскольку не только не обладал современным накопленным научным материалом по этому вопросу, но даже по тем временам не имел образования в европейском смысле этого слова. Но, тем не менее, ему было абсолютно ясно, что караимы в своем пути этногенеза абсолютно отличны от раббанов (евреев). Об этом он совершенно ясно пишет в «Авнэ Зиккарон».

Эти находки и открытия никак не могли устроить определенные слои раввинистов. Именно поэтому, после смерти Хадж-Бабы, завязалась полемика по этим вопросам. С самим Фирковичем полемизировать никто не рискнул. С тех пор продолжаются бездоказательные и голословные утверждения по этим вопросам, со стороны авторов «второй группы». А точка в полемике, вопреки утверждениям г. Кизилова, поставлена уже почти 100 лет назад Ю. Д. Кокизовым. Считаю необходимым привести здесь основные положения, доказывающие абсолютную подлинность и ценность для истории открытий Хаджи-Бабы.

В 1841 г. пражский раввин С. Рапопорт (может его имеет в виду гг. Ахиеезер и Кизилов, говоря об опровержениях при жизни Аджи-Бабы? А. Ю.) в журнале «Керем-Хемид», высказывает сомнения по поводу найденного Хаджи-Баба камня Исаака Сангари. В 1842 г. Б. Штерн по поручению общества истории и древностей в Одессе, а также и самого С. Рапопорта, исследовал этот камень на месте и нашел его несомненным подлинником. Кроме того, Б. Штерн нашел в близком расстоянии от него еще другой камень Сангарит, вероятно жены Исаака Сангари. Поэтому в подлинности камня нет никакого сомнения. В 1866 году в книге «18 надгробных надписей», проф. Д. А. Хвольсон окончательно опроверг все доводы С. Рапопорта, доказав их полную несостоятельность. Но г. Гаркави, после всего этого, в IX т. «Еврейской энциклопедии 1911 г. все равно пишет, ссылаясь на С. Рапопорта, о «доказанных» и «непреложных» доводах, обвиняя А. Фирковича в изготовлении нового камня Исаака Сангари.

Кокизов пишет в 1911 г.: «Но не надо забывать того, что эти два камня до сих пор стоят в Чуфут-Кале на своем месте, где каждый желающий может обозреть их и убедиться, как по форме, так и по шрифту, в глубокой древности этих памятников».

Но и тут у г. Гаркави есть что сказать: «Когда Б. Штерн был командирован в Чуфут-Кале для исследования надгробных памятников, для него было заранее заготовлено несколько открытий (т. е. искусственно сфабрикованных), чем он был крайне польщен».

Такой ерунде может поверить только тот, кто не был на кладбище Балта Теймез. Про подробности командировки Б. Штерна Гаркави ничего не говорит, как о невыгодных для себя.

К 1842 г. в коллекции Хаджи-Баба было 58 надгробных надписей с самой ранней датой 640 г.н.э. Многие из этих памятников были с тюркскими именами, относящиеся ко времени до эпохи чингизидов в Крыму. Т. к. это представляло очень большой научный интерес, то обществом истории и древностей в Одессе, по желанию С. Рапопорта и других ученых, в Чуфут-Кале был командирован авторитетный знаток истории и литературы, состоящий в переписке с ученым миром, директор еврейского училища в Одессе Б. Штерн, чтобы исследовать все памятники на месте и представить свои заключения.

Б. Штерн приехал в Чуфут-Кале в октябре 1842 г. и свыше двух месяцев самым тщательным образом исследовал все означенные памятники на месте, в том числе и камень Исаака Сангари. В результате он нашел все камни подлинными. В то же время Б. Штерн сам открыл 7 древних надгробных памятников, которых Фиркович не видел, с датами 598, 818, 877, 992, 1027, 1509 г.г. н. э., а также камень Сангарит и в Карасубазаре и Феодосии – 4 рукописи. Один из камней Б. Штерна (598 г.), как видно, превосходит древностью самый старший из найденных Фирковичем. Все это окончательно разрушает легенды Гаркави, но он все равно голословно утверждает, что они были заранее подделаны и приготовлены, практически подрывая авторитет и компетентность своего же единоверца Б. Штерна. Официальный отзыв Б. Штерна напечатан в «Записках Одесского общества истории и древностей» часть 1, стр. 640-649 1844 г.

Гаркави также умалчивает о мнении другого своего единоверца Р. Рабиновича из Мюнхена, ученого издавшего 12 томов вариантов к Талмуду. Он посетил в 1873 году А. Фирковича в Чуфут-Кале, где провел 10 дней и исследовал многие древние даты камней. Потом он писал к 6 тому следующее:

«Я нахожу справедливым заявить, что некоторые ученые нашего времени не согласно с истиной подвергли сомнению древние даты в сборнике надгробных надписей А. Фирковича, потому что я сам копал и счищал с камней землю, их покрывшую, и с большим трудом прочел около 20 надписей. Я нашел, что все они согласны с его текстами. Кто хоть сколько-нибудь знаком с формами древнего квадратного шрифта, тот поймет, что они очень-очень древние».

Профессор Д. А. Хвольсон, производя в 1878-1881 годах раскопки и тщательное исследование надгробных камней на Балта Теймез, нашел 40 древних камней, которых Хаджи-Баба совсем не видел, и самые древние даты относятся к 240, 289, 330 и 545 г.г. н.э. Профессор. Хвольсон детально опровергнул все доводы Гаркави о подложности памятников в Чуфут-Кале. На стр. 489 в своей книге он пишет, что г. Гаркави никогда не видел древних камней и даже не знает, как они выглядят, и раскопок в Чуфут-Кале не производил.

Но Гаркави, Штрак и Куник упорно не признают этих древних памятников и отвергают их все до единого, утверждая, что ни одного из них нет более древнего, чем 1250 г. н.э. Они основываются на том, что «монголо-татары» появились в Крыму в 1223 г., а потому раньше этого времени караимы не могли быть в Крыму, носить тюркские имена, говорить на тюркском языке.

Конечно, эти факты рушат и до сих пор происходящие антинаучные «поиски» пропавших колен израилевых и сионистскую теорию об «избранном народе». Театр абсурда продолжается. Гаркави и Штрак в 1876 г. выпустили большой том описаний этих памятников и вообще об открытиях А. Фирковича, который представили академии наук. В своем труде они упорно отвергают все доводы Д. А. Хвольсона и обвиняют Хаджи-Баба в подделках памятников. В том же году Куник издал брошюру «Тохтамыш и Фиркович», в которой также уличает А. Фирковича в подделке.

Не буду здесь приводить все доводы противников А. Фирковича. Хочу только сказать, что все они на сегодняшний день просто смешны. Ю. Д. Кокизов обоснованно разносит их в пух и прах. Последний же гвоздь в доводы Гаркави и компании он вбивает созданием караимского календаря, по которому и сегодня живут западные караимы. Суть в следующем. Большинство найденных памятников имеет в своих датах указания на дни, недели и месяцы. Поэтому календарь может служить самым верным способом установления их подлинности. На правильность и рациональность этого способа указывают и оппоненты А. Фирковича.

Ю. Д. Кокизов берет на себя огромный труд и создает караимский календарь на 2200 лет, а именно начиная с 4000 г. по 6200 г. от сотворения мира или от 240 г. по 2440 г. н. э. После этого он начал сличать все даты на памятниках с календарными сведениями, даты, имеющие указания на дни недели и месяцы. По сборнику А. Фирковича эти данные имеются от памятника Nr.34 до Nr. 94, всего 32 памятника, относящиеся к периоду 582 – 940 г.г. н.э. К его удивлению, ни одна из дат не согласовалась с календарем. Кроме того, на трех памятниках Nr.Nr.83,86,94 значатся высокосные месяцы. Караимский простой год - 12 лунных месяцев, высокосный – 13. А по существующему календарю должны были быть простыми.

При дальнейшем выяснении оказалось, что караимы в Крыму до 940 г. н.э. употребляли летоисчисление т.н. восточных караимов, т.е. с разницей на год. Например, на памятнике 4395 год от сотворения мира (635 г.н.э.) соответствует 4396 году по теперешнему летоисчислению (636 г.н.э.). Кроме того, оказалось, что до 940 г. древние определяли первое число по новолунию, а не так, как считают у нас теперь, по видимости луны, что наступает всегда днем позже.

О том, что восточные караимы раньше употребляли такое летоисчисление, упоминается и в древних караимских книгах. Также говорится, что они высокосными годами считали 2, 5, 7, 10, 13, 16, 18 годы девятнадцатилетнего круга, а не так, как теперь 3, 6, 8, 11, 14, 17, и 19 годы лунного круга.

Учтя все эти данные, все даты памятников совпали с календарем.

По моему мнению, смена летоисчисления могла произойти у караимов в связи со следующими фактами. Арабские цифры получили распространение на Ближнем Востоке в IX веке. До этого, да и позже, числа обозначались буквами по алфавитному порядку. И хотя эта традиция сохранилась и позднее, с появлением арабских цифр в арифметике появилось понятие «ноль». Т. е. Примерно в Х веке (о связи Крыма через Кавказ с Персией говорилось выше) караимы поняли, что момент сотворения мира это не «1» или «алеф», а «0». Этим может быть объяснено смещение летоисчисления на один год.

Это доказывает, кроме подлинности камней то, что караимы (карайлар А. Ю.) жили в Крыму как минимум с конца VI века и носили персидские и тюркские имена много раньше XIII века, а именно: персидское имя Гуляфь от 635 г., тюркское Бикаче от 635 – 834 г., Мамук от 720 – 796 г., Айтолу от 815 г., персидское Гохер от 815 г. и Арзу от 836 г., тюркское Бийана от 845 г., Тохтар – 898 г., Бекляв – 936 г., также многие другие имена.

Очень показательна история Куника и Тохтамыша. В своей брошюре он приводит 4 надписи с надгробных камней из сборника А. Фирковича. Первая надпись – «Эсфира дочь Соломона похоронена в 625 г.н.э.» На этом камне стоят две даты: первая по древне-крымскому летоисчислению от сотворения мира, другая - по современному. Куник уверяет, что вторая дата прибавлена другой рукой для подтверждения первой.

Конечно, на самом деле ничего подобного. Это неопровержимо доказал Д.А. Хвольсон в «Надгробные камни из Крыма».

Куник приводит еще три надписи с именем Тохтамыш: 1) Тохтамыш – сын Бахши умер в 262 г. н.э., 2) некто благочестивый старец Тохтамыш умер в 678 году и 3) старец Бераха, сын старца, Тохтамыша умер в 1157 г.н.э. Куник спрашивает, могли ли караимы в такие ранние века в Крыму носить имя Тохтамыш, тогда как Крымский хан Тохтамыш умер в 1407 году н.э. Сегодня этот вопрос выглядит наивно, но именно куники, гаркави и штраки с такими глупостями начали кампанию, продолжающуюся сегодня. Далее следуют обвинения в подделках дат. А потом Куник замечает: «Желательно знать, когда приходится по караимскому календарю 22-ой день таммуза в понедельник, т.е. в 1157 году или же в 1757 году (т.е. то, что утверждает Куник)?» Тут календарь решает вопрос бесповоротно в пользу Хаджи-Баба. В 1157 году 22-й день таммуза - понедельник, а в 1757 году – суббота. Непонятно, почему Куник прицепился именно к Тохтамышу, тогда как на памятниках находится масса других тюркских имен, которые носились караимами в ранние века.

Ажиотаж вокруг имени великого человека Хаджи-Баба Фирковича вообще прекратился, если бы авторы «второй группы» просто прочитали и признали то, что доказательная база об истории караимов и Крыма вообще зиждется не только на собрании Фирковича. Даже если отбросить все лингвинистические, филологические, этнографические свидетельства, которые они не в состоянии понять, то есть еще множество других.

Академик Кеппин, посетивший Чуфут-Кале в 1833 году, с тогдашним караимским газзаном М. Султанским, не производя раскопок, нашел на кладбище надгробные камни 1219 и 1252 г.г., а в Мангуп-Кале – 1274 г. При тщательных раскопках, понятно, они нашли бы и более древние. Это было еще до раскопок Хаджи-Бабы.

На Балта Теймез имеется 6 памятников, поставленных умершим лицам из города Феодосии (Кафа). В свою очередь этим же лицам поставлены памятники и в Феодосии, с буквально одинаковым текстом:

  1. памятник почетной женщине Арзу, умершей в среду 26-дня месяца гешван, 4882 г. от с.м. (1122г. н.э.); b) женщина Бикача, умершая в четвертый день элула, 4887 г. (1127 г.н.э.); c)Гелель, сын почетного старца Авраама, умерший в понедельник 23-го дня кислев 4899 г. (1139 г. н.э.) и d) Садук, сын Иосифа, ездивший из Феодосии в Константинополь и при возвращении оттуда сильно заболевший в балаклавском порту, умер в Чуфут-Кале в субботу в 21-й день элула в 4919 г. от с.м. (1159 г.н.э.)

Это т.н. йолджиташ – дорожный камень. По древней караимской традиции может быть поставлен памятник на кладбище и без захоронения, если человек умер в другом городе или на чужбине.

Календарь и здесь решает вопрос в пользу А. Фирковича.

Доцент А. Ф. Браун из Петербурга в июне 1890 г. производил раскопки на караимском кладбище в Мангуб-Кале и тоже нашел древние надгробные камни 868, 871, 875, 877, 913, 933, 954, 983, 1017 годов н. э. Снимки с этих памятников находились в азиатском музее в Петербурге. Как видно, все эти надгробные камни много древнее 1250 года, вопреки доводам авторов «второй группы».

В последнее время большой интерес вызывают опубликованные в 1987 г. грузинским ученым Н. И. Бабаликашвили 9 надгробных надписей с Балта Теймез. Они датируются временем от 10.08.956 г. до 12.10.1048 г.

Как видим, гаркави – штрако – куниковская платформа, на которой стоят ахиезеры, шапиры и кизиловы, давно уже потонула.

Что касается Мангуп-Кале, то, по свидетельствам путешественников, побывавших там в XVII веке, это турок Эвлия Челеби и француз Боплан, единственные обитатели, жившие там в это время, были караимы.

Даже если бы и не было всех доказательств ценности для науки и подлинности находок и открытий Хаджи-Баба Фирковича, я бы все равно привел бы один аргумент, доказывающий невозможность фальсификаций со стороны А. Фирковича. Его, конечно, не понять авторам «второй группы». Ведь они судят по себе. Не мог караим, газзан Авраам Хаджи-Баба Фиркович лгать, нарушать Божьи Заповеди. Даже во имя спасения своего народа. А народ и спасать-то не надо было.

Тем более странно, что г-жа Голда Ахиезер повторяет бредни о фальсификациях А. Фирковича, а буквально через несколько абзацев пишет:

«Фиркович, строго соблюдавший заповеди, не представлял себе существования караимов вне иудаизма, хотя и превратил их в отдельный народ».

Сто лет прошло, а гаркавинские штучки все те же. Какие «заповеди? Все кроме «не лги»? Вне чего не представляет? Как понимать «вне иудаизма»? Если «вне веры отцов» – понятно. Значит «вне караизма». Согласен. Если «вне раввинизма», то абсурд. «Превратил в отдельный народ». Волшебство, да и только. Т. е. Голда Ахиезер признает, что караимы – отдельный народ? И такие люди с отсутствием логики пытаются заниматься наукой?

Термин «хазарская теория» вышел из-под пера авторов «второй группы». На самом деле речь идет о целом комплексе исследований и работ в различных областях науки, проводимых в разное время и в различных странах и безоговорочно установивших, что этногенез западных караимов проходил в тюркской среде, и основными составляющими караимского этноса являются тюркские народности, с незапамятных времен населяющие просторы Евразии. В том числе и территорию Хазарского каганата на том историческом отрезке времени, когда он существовал.

В рамках данной работы невозможно привести весь обширный материал на эту тему. Поэтому упомяну только пару моментов, могущих быть не известными читателю.

На караимских библейских свитках имеются приписки, в которых указывается на многие города и общества, в которых караимы жили вне Крыма, а именно: Азак (Азов), Саркел, Тохт, Таматарка (Тамань?), Каракобан (Кубань?), Эрзерум, Гагра (Гагры) и др. Все эти местности, да и Крым тоже, места обитания различных тюркских племен, начиная задолго до н.э.

А вот, что пишет в своей книге «Тюрки и мир: сокровенная история» Мурад Аджи, считающий, что именно тюрки принесли миру веру в Единого Бога – Отца Небесного – Тенгри и выводящий с довольно убедительными доводами династию персидских царей Ахемедов, родоначальником которой был Кир Великий (593-530 г.г. до н.э.) с Алтая.

«… не должно удивлять и то, что на Украине, в Крыму, с 449 года знали христианство, что христиане жили колониями в городах. «Скифская епархия» относилась к семье восточных церквей, ее духовные традиции, по всей вероятности, хранят крымские караимы, которых христианами уже не называют. А тогда называли… Тогда действительно многое было иным.

Впрочем, говорить уверенно, что караимы были теми христианами, сегодня не станет никто. История этого народа туманна (не согласен, не более туманна, чем история других тюркских народностей А. Ю.), хотя очень древняя. … Народ по примеру тюрков, отошедший от язычества. Они реликты времени. Как мамонты. Их вера уникальна историей, традициями. Они – уцелевшее зеркало Алтая и пример классического иудаизма. … В культуре караимов действительно много «раннехристианского» ».

Караимские предания закрытие общин западных караимов увязывают с прибытием в Крым в 1501 г. группы караимов из Персии во главе с Синаном Челеби. Впоследствии он и его потомки были предводителями караимов и видными сановниками при ханском дворе. Примерно с XVI века появляется традиция о том, что «караимом нельзя стать, а можно только родиться». Причем только от двух родителей караимов. Трудно сейчас предположить, по каким причинам это произошло. Наиболее вероятно, мне кажется, что это было связано с османизацией и исламизацией Крыма. С приходом турок исконная крымская толерантность к различным конфессиям поуменьшилась. Об этом свидетельствуют легенды караимов. Например, легенда «Ага думпа». И хотя династия Гиреев до самого конца благоволила к караимам, все-таки караимы, видимо, были вынуждены прекратить прозелитство, чтобы выжить.

На основании выше приведенных фактов можно сделать вывод об этногенезе западных караимов. Он, по-видимому, начался под влиянием конфессиональных признаков с первых веков н.э. в тюркской среде на территориях Евразии, в основном в Крыму. Определенный и значительный исторический отрезок времени приходится, и во временном и территориальном смысле, на Хазарский каганат. Основными составляющими этногенеза западных караимов являются многочисленные тюркские племена, населяющие эти территории еще до н.э. Безусловно, известны факты прибытия отдельных людей в Крым и из Персии, и из Византии. Но это не повлияло на основную тюркскую доминанту в этническом смысле. Примерно к XVI веку процесс этногенеза западных караимов завершается в Крыму, в Западной Украине и в Литве. Продолжается только лишь взаимодействие между общинами. Например, мой крымский прадедушка родом из Тракай. После колонизации Крыма Россией постепенно запускается процесс ассимиляции, который приобретает ускоренный темп в советское время. В Литве и Польше в межвоенное время этот процесс замедляется. Еще больший вред крымским караимам, как этносу, приносит постсоциалистический период, приведший к эмиграци части караимов, в основном молодежи.

Особую роль в сохранении культурного наследия караимов сыграл Серайа Маркович Шапшал (1873-1961). Не отказываясь от тысячелетнего духовного наследия караимов, он приоткрывает и изучает многие аспекты этого наследия. Благодаря ему этническое самосознание и самоидентификация западных караимов не изменяется, а обретает современную научную основу. Будучи востоковедом, тюркологом, человеком огромной эрудиции и высоких моральных качеств, патриотом своего народа, он занимает заслуженное место лидера сначала крымской общины, а потом Литвы и Польши.

Именно благодаря деятельности Серайа Шапшала и Семена Фирковича западные караимы, даже в советское время и приобщались к своим историческим корням. Тем более неприемлем грязный и лживый материал, поданный г. Голдой Ахиезер со ссылками на того же М. Кизилова. Как им все-таки нравится ссылаться друг на друга! О жизни и деятельности С. Шапшала написана на основании архивных документов прекрасная статья О. Петрова-Дубинского. Она напечатана в журнале «Караимика». Именно благодаря С. Шапшалу и др. западные караимы сохранили огромный пласт культуры как в межвоенное, так и в советское время. Переоценить деятельность С. Шапшала невозможно. Среди его заслуг и библиотека в Евпатории «Карай Битиклиги», и караимский музей в Тракай, и караимско-русско-польский словарь и многое другое.

Я понимаю, что это ценности для караимов, а не для г.Голды Ахиезер. Но зачем же говорить неправду о том, что С. Шапшал помогал выявлять евреев в годы оккупации? Могу сам ответить на этот вопрос. Это продолжение все той же политики, начатой Саадией, продолженной Гаркави и другими «авторами», направленной на дискредитацию самых видных караимских деятелей, караимов и караизма вообще.

Цитата 7 из статьи «Потерянные колена,…»: «Политика Шапшала привела караимов Восточной Европы к тотальной ассимиляции. Только караимы Галича остались верны прежней караимской традиции и сохранили свою еврейскую идентификацию…»

Опять неправда. Именно благодаря С. Шапшалу и С. Фирковичу ассимиляция была задержана у тракайских караимов. Именно в Тракай даже в советское время действовала единственная в СССР кенеса. Именно в Тракай можно еще услышать наш родной караимский язык. Именно в Тракай еще изредка бывают караимские свадьбы по древним традициям. Именно в Тракай в межвоенное время действовала последняя караимская школа-мидраш, в которой учился мой отец. Именно в Тракай 4 января 1959 года газзан С. Фиркович обвенчал на своей квартире моих родителей ( в кенеса было опасно), а на второй день приехал из Вильнюса уже глубокий старик С. Шапшал благословить их.

Но к авторам «второй группы» это не имеет никакого отношения. У них система ценностей определяется степенью «еврейства».

Кстати о караимах Галича. Сейчас их в Галиче почти не осталось, но выходцы оттуда живут и в Тракай, и в Польше. В результате многолетнего постоянного общения с ними могу со всей ответственностью сказать, что их самоидентификация не отличается и никогда не отличалась от самоидентификации других западных караимов. Есть также сведения о том, что в Галиче хорошо «наследил» пресловутый М. Кизилов.

Цитата 8 из статьи «Потерянные колена,:»

«По утверждению руководителей караимских общин нового поколения в Крыму и Литве, караимы никогда не были евреями (более того, никогда не были эскимосами, индейцами наваху, масаями и др. А. Ю.), они являются потомками хазар, алтайских горцев и киргизов (а также алан, булгар, печенегов). Основа их веры – древнетюркские языческие обряды и вера в бога небес – Тенгри (что во всех тюркских языках означает просто слово «бог»); они никогда не пользовались ивритом, а их праздники и календарь – сугубо тюркские».

Г-же Голде Ахиезер легче всего приписать «руководителям караимских общин» то, что они никогда не говорили и не писали, чтобы продолжить процесс дискриминации. Я лично знаком и много общался с этими «руководителями» и ничего подобного не слышал. А еще интересно было бы узнать, что г-жа Голда Ахиезер читала или с кем общалась из Литвы.

Цитата 9 из статьи «Потерянные колена,:»

«Впрочем, в последние десятилетия немало караимов из СНГ репатриировалось (слово-то какое А. Ю.) в Израиль, продемонстрировали тем самым несостоятельность тюркских концепций».

Полный бред. Все, что продемонстрировали уехавшие из Крыма и Украины, так это только то, что на своей Родине они не смогли в постсоветское время устроить свою жизнь на достаточном уровне. Большинству из них надо было добывать хлеб насущный, и им было глубоко наплевать, как и на «тюркские концепции», так и на «еврейство». И если бы им давало деньги не государство Израиль, также обеспечивая всем необходимым (работа, медицинское обслуживание, жилье и др.), а, например, Тунис, то сейчас они бы были мусульманами. Израиль, практически, их купил, как и египетских караимов в 50-х годах. Я их ни в коей мере не осуждаю. Многие вернулись на свою Родину в Крым. Уважаю их выбор и выбор тех, кто создает для себя и своих родных лучшую жизнь на своей Родине. Показательно то, что ни из Литвы, ни из Польши ни один караим не уехал.

Цитата 10 из статьи «Потерянные колена,:»

« …появились другие тенденции, например в Евпатории, где наблюдается процесс возвращения к иудаизму».

Опять непонятно, что имеет в виду г-жа Голда Ахиезер. То, что возобновлены молебны и реставрируются кенеса? Так это и в Тракай не прекращалось. Только в Тракай весь молебен проходит на родном караимском языке, а у евпаторийцев, к сожалению, такой возможности нет. Вынуждены молиться и на русском. А может имеется в виду то, что пару человек в зрелом возрасте сделали обрезание и приняли библейские имена? Это их выбор. Но при чем здесь иудаизм? Опять «тень на плетень».

В заключение хотелось бы сказать следующее:

Некорректно обвинять С. Шапшала в подмене религиозного самосознания у западных караимов на этническое. Такие обвинения свидетельствуют только лишь о непонимании или нежелании понять «авторами» тех исторических процессов, которые происходили на рубеже XIX, XX в.в. на территории Евразии. И караимы не были исключением в этих процессах. В этом нет никакого «пантюркизма». Караимы не считают себя ни лучше, ни хуже других и испокон веков мирно существуют как с другими этносами, так и конфессиями. Тому свидетельства и Чуфут-Кале, рядом с которым стоит Успенский монастырь, и Мангуп-Кале, где на одном плато и сейчас можно увидеть развалины кенеса, мечети и христианской базилики. Веротерпимость, в отличие от Западной Европы и Ближнего Востока, вообще всегда была присуща народам Евразии. Я не буду, наверно, далек от истины, если замечу на основании фактических материалов и своего знания Крыма, что и караимы, и крымские татары, и крымчаки, и коренные крымские греки (теперь их не осталось в Крыму) прошли очень близкий путь этногенеза и различия между ними связаны, в основном, с разными вероисповеданиями. Хочу призвать всех «авторов» бросить «нафталиновые» попытки оболгания караимов и их истории и заняться лучше богатой историей своего народа. Все равно правду «незабетонировать». Серьезных, неангажированных ученых хочу поблагодарить за выдержку и смелость и призвать к дальнейшему изучению всех аспектов, связанных с историей караизма и караимов, т.к. в этой плоскости возможны и находки, и сенсации, связанные не только с караимами, но и с неизмеримо большей территорией, как в географическом, так и в историческом и др. смыслах. Благо - материалов хватит не на одно поколение. А своим единоверцам и соотечественникам, да и всем читателям, если таковые будут, выразить надежду на то, что идеи караизма актуальны и сегодня и вместе с культурой западных караимов внесут достойный вклад, пускай и обретя новые формы, в общечеловеческую культуру.

^

Артур Юхневич (Тракай, Литва.2008.)




СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Karaj dińliliarniń jalbarmach jergieliari

Karaj kalendary, Karaimu kalendorius, 2001 - 2051

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyt 1, 1924r., Wilno.

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyt 10, 1932-1934 r., Wilno.

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyt 11, 1929 r., Wilno.

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyt 11, 1935-1936 r., Wilno

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyt 12, 1937-1938 r. Wilno.

Myśl Karaimska, ilustrowane czasopismo, zeszyty IV-V, 1928r., Wilno.

Szyszman Szymon, Karaizm. Historia i doktryna, Warszawa, 2005 r.

Szyszman Simon, Karaizmas. Doktrinos ir istorija, Vilnius, 2000 m.

Аджи Мурад, Дыхание Армагеддона, Москва, 2007 г.

Аджи Мурад, Европа, тюрки, великая степь, Москва, 2007 г.

Аджи Мурад, Тюрки и мир: сокровенная истроия, Москва, 2006 г.

Ananiasz Zajączkowski, Zarys religii karaimskiej, Bitik 2006 r.

Артамонов М.И., История Хазар, Санкт-Петербург, 2002 г.

Ассоциация крымских караимов «Крымкарайлар». Молодежный этнокультурный центр «Кале», Симферополь 2005 г.

Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов 1097 – 1231, Москва, 1986 г.

Вихнович В.Л., Караим Авраам Фиркович, Санкт-Петербург, 1997 г.

Гумилев Лев, Древние тюрки, Москва, 2007 г.

Гумилев Лев, История народа хунну, Книга 1, Москва, 2002 г.

Гумилев Лев, История народа хунну, Книга 2, Москва, 2002 г.

Гумилев Лев, Конец и вновь начало, Санкт-Петербург, Москва, 2002 г.

Гумилев Лев, Открытие Хазарии, Москва, 2006 г.

Гумилев Лев, Ритмы Евразии. Эпохи и цивилизации, Москва, 2007 г.

Гумилев Лев, Тысячелетия вокруг Каспия, Санкт-Петербург, Москва, 2002 г.

Гумилев Лев, Этносфера, Санкт-Петербург, Москва, 2002 г.

Ельяшевич Б.С. Евпаторийские кенасы, краткое описание, Евпатория 1928 г.

Karaj kiunlari, Наследие караимов в современной Европе. Вроцлав 2004 г.

Караимская жизнь, ежемесячный журнал, книги 1, 3-4, 5-6, 7, 1911 г. 8-9, 10-11, 12 1912 г. Москва

Караимско-русско-польский словарь, Под редакцией Н.А.Баскакова, А, Зайончковского, С.М. Шапшала

Козлов С.Я., Чижова Л.В., Тюркские народы Крыма, Караимы, Крымские татары, Крымчаки, Москва, 2003 г.

Кокизов Ю.Д., Краткий исторический очерк, С.-Петербург, 1900 г. второе издание.

Косидовский Зенон, Библейские сказания, Москва, 1969 г.

Кропотов В.С., Военные традиции крымских караимов, Симферополь 2004г.

Kricinskis Stanislovas, Lietuvos totoriai, Vilnius 1993 m.

Марков Евгений, Очерки Крыма, С.-Петербург, Москва

Материалы к серии "Народы и культуры", выпуск XIV, КАРАИМЫ, Москва 1993 г.

Международный институт крымских караимов, Караимика, Симферополь, Украина, Слиппеи Рок, США, выпуск VI,

2008 г.

Павленко Ю.В., Передiсторiя давнiх русiв у свiтовому контекстi, Киiв, 1994 г.

Pienieznieskie spotkania z religiami. Karaimi (Materialy z sesji naukowej)? Pienieżno 1987 r.

Полканов А.И., Крымские караимы, Париж, 1995 г.

Полканов Ю. А. Родовое гнездо караимов, Кырк-ер - Кале - Чуфт-Кале (Чуфут-Кале), Москва, 1994 г.

Полканов Ю. А., Обряды и обычаи крымских караимов-тюрков: женитьба, рождение ребенка, похороны, Бахчисарай, 1994 г.

Полканов Ю.А. Кърымкъайларын аталар-созы. Пословицы и поговорки крымских караимов, Бахчисарай, 1995 г.

Полканов Ю.А., Полканова А.Ю., Алиев Ф.М., Фольклор крымских караимов, Симферополь, 2004 г.

Президиум Ассоциации «Крымкарайлар», Крымские караимы. Происхождение, этнокультура, история. Симферополь 2005 г.

Филипс Э.Д., Монголы, Основатели империи Великих ханов, Москва, 2004 г.

Шапшал С.М. Караимы СССР в отношении этническом. Караимы на службе у крымских ханов, Симферополь, 2004 г.

Шапшал Серая, Караимы и Чуфутъ-Кале въ Крыму. Краткий Очерк. С.-Петербургъ, 1896 г.

Serajos Sapsalo karaimikos rinkinis, Lietuvos Nacionalinio muziejaus biblioteka, Vilnius 2001m.

Кызласов Л. Р. История Южной Сибири в средние века. Москва, 1984 г.

Фахрутаинов Р. Г. Очерки по истории Волжской Булгарии. Москва, 1984 г.


+





Скачать 0,92 Mb.
оставить комментарий
страница2/2
т.к. эти
Дата02.10.2011
Размер0,92 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх