Д. В. Демин Терминология синхронного перевода на материале перевода с английского языка на русский научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая  icon

Д. В. Демин Терминология синхронного перевода на материале перевода с английского языка на русский научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая



Смотрите также:
Программа дисциплины опд. В. 03 Проблемы перевода...
Курс, 10 семестр Программа разработана к ф. н., доц. Н. Я...
Примерной программы дисциплины «Основной восточный язык. Теория и практика перевода ч...
Работа посвящена грамматическим проблемам перевода...
Работа посвящена грамматическим проблемам перевода...
«перевод»
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» для специальности 050303...
Курс "Основы теории и практики перевода с английского языка на русский" Прозоров Владимир...
А. М. Иванова Смыслоформирующий аспект образно-ассоциативных компонентов художественного текста...
Тематический план изучения дисциплины «практический курс перевода 1-го иностранного языка»...
Книга «Теория и практика перевода с английского языка на русский»...
Н. М. Дюканова Английский для экономистов...



страницы:   1   2   3
скачать


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

переводческий факультет

кафедра перевода английского языка


Д.В. Демин


Терминология синхронного перевода (на материале перевода с английского языка на русский научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая модель и ее практическое применение» и Вольфрама Вильсса «Синтаксическое прогнозирование в синхронном переводе с немецкого на английский»)


Дипломная работа студента 501 а./н. группы


Научный руководитель кандидат филологических наук

В.М. Илюхин


Рецензент профессор

Д.И. Ермолович

Москва 2002


Отзыв

о дипломной работе студента V курса (501 а./н. группы) переводческого факультета

Демина Дениса Владимировича


Дипломная работа студента 501 а./н. группы Демина Дениса Владимировича на тему «Терминология синхронного перевода» на материале перевода с английского языка на русский научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая модель и ее практическое применение» и Вольфрама Вильсса «Синтаксическое прогнозирование в синхронном переводе с немецкого на английский» отвечает требованиям, предъявляемым к дипломным работам, и может быть допущена к защите.


11 мая 2002 г. Научный руководитель

кандидат филологических наук

В.М. Илюхин

Содержание:


Перевод научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод:
гипотетическая модель и ее практическое применение» и Вольфрама
Вильсса «Синтаксическое прогнозирование в синхронном переводе
с немецкого на английский»: 4

  1. Барбара Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая модель и
    ее практическое применение»; 4

  2. Вольфрам Вильсс «Синтаксическое прогнозирование в
    синхронном переводе с немецкого на английский»; 36



Теоретическое исследование на тему «Терминология синхронного перевода» (на материале перевода с английского языка на русский научных статей Барбары Мозер «Синхронный перевод: гипотетическая модель и ее практическое применение» и Вольфрама Вильсса «Синтаксическое прогнозирование в синхронном переводе

с немецкого на английский»): 55

  1. Введение; 55

  2. Терминология синхронного перевода: 63

а) общие положения; 63

б) особенности перевода терминов синхронного перевода; 70

  1. Заключение; 86

  2. Глоссарий; 89

  3. Библиография 96

Синхронный перевод:

Гипотетическая модель и ее практическое применение


Барбара Мозер


Инсбрукский университет


Инсбрук


1. ВВЕДЕНИЕ


Можно сказать, что научные исследования в области синхронного перевода находятся в той стадии, которую Кюн (1970) охарактеризовал как предпарадигматическая. Он считает, что появление самых различных моделей – один из характерных признаков такого рода периода, поскольку все они могут основываться на собранной ранее информации. Эмпирические исследования, имеющиеся на сегодняшний день, были тщательно проанализированы Гервером (1976), и он в своей модели синхронного перевода попытался учесть все собранные до него данные. Таким образом, появление ещё одной модели синхронного перевода может быть расценено как следствие различного характера исследований во время предпарадигматического периода, так как ни одна из моделей не решает полностью все поставленные задачи, и не существует двух таких моделей, которые, взятые вместе, оставляли бы те же самые задачи без ответа.

Поэтому, совсем не обязательно, что модели противоречат друг другу. Напротив, поскольку каждая из них делает акцент на разных сторонах исследуемой проблемы, они могли бы даже дополнить друг друга. Это значит, что предлагаемое гипотетическое описание процесса синхронного перевода следует рассматривать лишь как одну из множества возможных альтернатив. Моя профессиональная переводческая подготовка, а также опыт, приобретенный на этой работе, вполне могли помешать мне заметить некоторые важные аспекты процесса синхронного перевода и учесть их при составлении данной модели, за что мне бы хотелось заранее принести свои извинения.


2. МОДЕЛЬ


Основная модель, на которую опираются все дальнейшие исследования процесса синхронного перевода, была разработана Массаро (1975). Она представляет собой попытку описать темпоральный поток слуховой информации, начиная с акустического сигнала (отправителя сообщения), попадающего на гарнитуру слушающего, и, заканчивая отдельными видами восприятия этого сообщения в понятийном аппарате получателя. Раскрыть её в данной статье полностью ввиду нехватки места не представляется возможным. Однако необходимые части, имеющие отношение к расширенной модели синхронного перевода, будут разъяснены. Такого рода модель, основанная на анализе процесса обработки информации, стремится описать все действия, имеющие место при понимании и последующем воспроизводстве речи. Особенность положения, в котором оказывается переводчик, состоит в том, что он – одновременно и слушатель, и говорящий. Ещё больше осложняет ситуацию то, что он вынужден исполнять обе эти функции 60-75% всего времени (Барик, 1972, 1973; Гервер, 1972). Всё это объясняет, почему для описания процесса синхронного перевода необходима сравнительно сложная модель.

Приведенная ниже схема теоретической модели показывает последовательность этапов в процессе синхронного перевода. Прямоугольники обозначают структурные компоненты, описывающие характер информации на данной стадии обработки, тогда как промежуточные заголовки – функциональные компоненты, дающие представление об отдельных действиях, производимых на этом этапе обработки информации. Каждый из ромбов показывает стадию принятия определенного решения в процессе перевода; если ответ на вопрос положительный, процесс продолжается; если же ответ отрицательный, информация отправляется к более раннему структурному компоненту, где определенный этап процесса выполняется повторно, до тех пор пока положительный ответ не допускает переход к новой стадии процесса. Каждая такая операция выполняется по системе так называемого повторного цикла. Хотя на отдельных этапах принятия решения этот повторный цикл вступает в действие, даже если полученный ответ был положительным. Это происходит потому, что синхронный перевод, как следует непосредственно из самого термина, предполагает синхронность некоторых стадий обработки информации, то есть внимание уделяется как поступающему сообщению, так и действиям, обеспечивающим точность его перевода. Структурные и функциональные аспекты будут перечисляться и объясняться не отдельно, а в порядке их появления. Двойные стрелки показывают, как информация, находящаяся в долгосрочной памяти (ДП) постоянно взаимодействует с непрерывным процессом обработки поступающей информации.


^ 2.1 НАЧАЛЬНЫЕ СТАДИИ ОБРАБОТКИ


Синхронист получает определённый сегмент информации на входе, который попадает в слуховую рецепторную систему и становится доступной для детального анализа (процесса считывания информации). На этом этапе определяется только наличие акустической формы (есть она, или нет); нет никакого указания на то, какого рода особенность была обнаружена. Данный процесс является пассивным, это значит, что на входе обрабатывается абсолютно вся информация. Ничего не отфильтровывается и не отбрасывается. (Это важный факт, на который я буду ссылаться в дальнейшем в Главе 2.3.3.) Полученная информация хранится затем в кратковременной буферной памяти. Один из первичных процессов распознавания, использующий фонологические правила исходного языка (ИЯ), хранящиеся в ДП, затем синтезирует эти акустические черты в синтезированный результат перцепции (слог), который хранится в синтезированной слуховой памяти (цепи единиц перевода).

Вторичное распознавание преобразовывает последовательность синтезированных слогов в слова. Для распознавания слов необходима синтаксическая и семантическая опорная информация; их возможная природа будет описана вместе с объяснением понятий, относящихся к ДП. Двойная стрелка, указывающая на синтаксический и семантический контекст ИЯ, хранящийся в ДП показывает, что идет обращение к необходимой информации, что позволит переводчику дать ответ на вопросительное СЛОВО? Согласно Миллеру (1962), предшествующий контекст облегчает процесс распознавания слова; это также верно, если происходит задержка в процессе распознавания слова среди нескольких слов (Зольберг, 1975) – что может произойти в условиях плохой слышимости (например, из-за посредственных средств передачи информации в помещениях, оборудованных для синхронного перевода). Петля обратной связи от СЛОВА? к цепи единиц перевода, в которой содержится поступающая впоследствии информация, показывает, что для облегчения процесса распознавания слова может быть необходим дальнейший контекст. Модели лексического ударения могут также использоваться для правильного распознавания слов. Однако такая информация зачастую может ввести переводчика в заблуждение. Ораторы, выступающие на одном из официальных языков конференции, который не является для них родным, часто ставят ударение на несоответствующий слог (вследствие влияния родного языка), подталкивая, таким образом, переводчика к неправильному распознаванию слова. В подобном случае у переводчика есть две альтернативы: он может либо воспользоваться синтаксическим и семантическим контекстом, чтобы разобраться с неясностью, или в его понятийном аппарате отрицательный ответ отправляется от СЛОВА? к цепи единиц перевода, где для снятия неоднозначности используются уже поступающие впоследствии единицы.

Можно также заметить, что переводчик как слушатель может задержать процесс распознавания среди нескольких слов во временных рамках Синтезированной Слуховой Памяти (1-2 секунды, Массаро, 1975), чтобы воспользоваться поступающими впоследствии единицами.


^ 2.1 СТАДИЯ ПОРОЖДЕННОЙ АБСТРАКТНОЙ ПАМЯТИ (ПАП)


Имеющаяся теперь для дальнейшей обработки информация представляет собой ЦЕПОЧКУ ОБРАБОТАННЫХ СЛОВ, поступающих в порожденную абстрактную память (ПАП), которая в некотором роде эквивалентна кратковременной буферной памяти, как ее называют другие исследователи. Здесь может временно храниться вербальная информация. Непрерывный процесс раскодирования и повторения, обозначенный петлями обратной связи, делает поступающую впоследствии (или квазисинхронно) информацию доступной для комбинированной обработки.

^ ТАБЛИЦА 1: МОДЕЛЬ ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ ПРИ СИНХРОННОМ ПЕРЕВОДЕ


ИЯ - ВХОД







^ АКУСТИЧЕСКИЙ СИГНАЛ



СЛУХОВАЯ РЕЦЕПТОРНАЯ СИСТЕМА




О^ БНАРУЖЕНИЕ ОСОБЕННОСТИ (ОБРАБОТКА ИНФОРМАЦИИ)


КРАТКОВРЕМЕННАЯ БУФЕРНАЯ ПАМЯТЬ





Ф^ ОНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА


ЦЕПОЧКА ЕДИНИЦ ПЕРЕВОДА (КАП)








С^ ИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ КОНТЕКСТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ОЖИДАНИЕ

СЛЕДУЮЩЕЙ

Е^ ДИНИЦЫ НЕТ

ДА


ДА




С^ ИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА СЛОВА

ЦЕПОЧКА ОБРАБОТАННЫХ СЛОВ (ПАП)







С^ ИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА ЦЕПОЧКИ СЛОВ

ОЖИДАНИЕ

СЛЕДУЮЩЕГО


^ ДОЛГОСРОЧНАЯ ПАМЯТЬ


АКУСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ


ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА


СИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ КОНТЕКСТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

С ЛОВА


НЕТ





ДА





^ РАСПОЗНАННАЯ ФРАЗА ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ДАЛЬНЕЙШЕЙ ОБРАБОТКЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ (ПАП)







ПОВТОРЕНИЕ


^ ПОНЯТИЙНЫЕ РАМКИ

ПОНЯТИЯ


УЗЛОВЫЕ ПУНКТЫ ОТНОШЕНИЯ


ЗНАНИЯ КОНТЕКСТА


ОБЩИЕ ЗНАНИЯ


^ СИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ КОНТЕКСТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПЯ


ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА ПЯ



^ ПОИСК ПОНЯТИЙНОЙ ОСНОВЫ




НЕТ




ДА

Д
^ ДОЛИНГВИЧТИЧЕСКАЯ СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА (ПАП)
А НЕТ




А^ КТИВАЦИЯ ПОНЯТИЙНЫХ СВЯЗЕЙ




НЕТ




ДА

^ АКТИВАЦИЯ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ЭЛЕМЕНТОВ ПЯ,

В УЗЛОВЫХ ПУНКТАХ ПОНЯТИЙНЫХ РАМОК










НЕТ ДА

С^ ИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЕСКАЯ ОБРАБОТКА СЛОВА


СИНТАКСИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА

ЦЕПОЧКИ СЛОВ




^ О
ПАРАФРАЗ

ТБРОСИТЬ ПОСТУПАЮЩУЮ

В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ

И^ НФОРМАЦИЮ НА ВХОДЕ




ДА








НЕТ





^ ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА



ПЯ - ВЫХОД



Информация постоянно «дробится» (используя терминологию Миллера, 1956) на более абстрактные единицы, которые соединяют в себе сущность значения более мелких частей, которые раскодируются. Синтаксическая и семантическая информация будет по необходимости играть решающую роль в этом процессе. Такого рода информация хранится в долгосрочной памяти (ДП), где к ней можно обратиться в любой момент в ходе процесса обработки. По-видимому, эта информация используется на последующих стадиях: синтаксическая и семантическая обработка цепочек слов, поиск понятийной основы и активация понятийных связей. Как видно из таблицы, последующие стадии обработки, участвующие в производстве ПЯ имеют доступ к тем же самым структурным компонентам в долгосрочной памяти (ДП). Следует заметить, что ПАЛ (где перечисленные выше операции – функциональные) может содержать 7+/-2 сегмента информации различного объема (Миллер, 1956). Это, тем не менее, может не иметь решающего значения для переводчика, так как чем более сложен процесс вторичного распознавания, тем меньший объем он может уделять процессу раскодирования и повторения в ПАП. Более того, чем больший объем ПАП он должен уделять раскодированию информации (т.е. ее преобразованию в более крупные фразовые единицы), тем меньший объем остается для хранения уже раскодированной информации. Это ограничение наглядно показывает, почему новички начинают переводить, едва услышав начало предложения. Они все еще уделяют большую часть своего внимания воспроизводству речи на языке, на который осуществляется перевод, снижая, таким образом, объем ПАП. Кроме того, они оказываются менее искусными по сравнению с опытными переводчиками в «дроблении» информации и больше полагаются на пословное воспроизведение. Однако 7 сегментов в форме отдельных слов занимают почти такой же объем памяти, как и 7 сегментов, представляющих собой более крупные единицы, такие как пары слов или короткие фразы.


^ 2.2.1 РОЛЬ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ


Основные вопросы синхронного перевода – это, конечно, как билингв профессионал, каким является переводчик, может организовать информацию синтаксически (учитывая особенности языка) и семантически (независимо от языка), каким образом осуществляется обращение к этой информации, и как она становится доступной во время процесса перевода. Что касается синтаксической организации, нас буквально захлестнул поток различных лингвистических моделей, основанных на знании законов языка. Тем не менее, ни одна из них даже близко не приблизилась к действительном}7 использованию языковых законов (которых, правда, ни одна из них точно не придерживается). Более поздние работы по порождающей семантике (Макколи, 1968, 1970, 1971; Лаков, 1971; а также Филлмор, 1968. 1971), рассматривают основную структуру языка как семантическое представление, что кажется перспективным. Эти лингвисты начинают признавать, что огромное количество соображений, которые ранее отметались как когнитивные, на самом деле, лингвистические. Согласно традиции порождающей семантики, основа языка – семантическая структура, где синтаксис не является независимым от семантики, а взаимодействует с ней, как предложено в модели синхронного перевода. Для них семантика не просто содержит объяснение (ср. Хомский, 1971; Кац, 1972; Якендов, 1972), а принимает активное участие в порождении значения. В модели синхронного перевода такое порождение отражено, например, на стадии активации понятийных связей. Специалисты в области порождающей семантики выступают за предварительные семантические представления, которые, как они считают, действуют в соответствии с принципами формальной логики. Это значит, что знания о мире (экстралингвистические знания, знакомство с соответствующей коммуникативной ситуацией, предметом обсуждения на конференции, и т.д.) также определяют природу семантического представления и взаимодействуют с лингвистическими знаниями.


^ 2.2.2 ЭФФЕКТ, ОКАЗЫВАЕМЫЙ КОНТЕКСТОМ НА ПРОЦЕСС СИНХРОННОГО ПЕРЕВОДА


В связи с этим возникает вопрос, как контекст и знание предмета обсуждения могут помочь переводчику ускорить процесс обращения к информации в ДП. Это обращение осуществляется в рамках процесса раскодирования и повторения в ПАП, и, как указывалось ранее, чем больший объем на стадии обработки информации остается незадействованным, тем больший объем доступен переводчику для того, чтобы он направлял свое внимание на новую поступающую информацию и производство речи на ПЯ.

Брэнсфорд и Джонсон (1972), Джонсон (1973), Дулинг и Маллит (1973) на основе полученных данных пришли к заключению, что понимание предмета зависит не только от того, что слышит переводчик, но и от тех выводов, которые он делает из полученной информации, в свете релевантных знаний, которыми он уже обладает. Брэнсфорд и Джонсон (1972) особенно подчеркивали, что для того чтобы полученные ранее знания могли способствовать пониманию, они должны стать активированным семантическим контекстом (снова ср. СТАДИЯ ОБРАБОТКИ – АКТИВАЦИЯ ПОНЯТИЙНЫХ СВЯЗЕЙ). Эффект полученной ранее информации на качество перевода был очень хорошо показан Черновым (1973), который наглядно продемонстрировал,

как переводчики могут фактически «потеряться», если полученная ранее и получаемая непосредственно информация не сочетаются.


^ 2.3 ОРГАНИЗАЦИЯ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПЕРЦЕПЦИОННОМ АППАРАТЕ ПЕРЕВОДЧИКА


В предложенной модели синхронного перевода упоминаются ПОНЯТИЯ, ПОНЯТИЙНЫЕ РАМКИ и ПОНЯТИЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Этот взгляд, принимающий во внимание глубокую основную структуру, принимающую участие в понимании и производстве языка стал более популярным с публикацией работы, посвященной традиционным представлениям, принятым в порождающей семантике, о которых говорилось выше. Руководствуясь этими идеями, лингвисты пришли к выводу, что конечный продукт/отправная точка для любого понимания/производства языка представляет собой долингвистическую структуру своеобразной формы. Кажется, что такая отправная/конечная точка очень удобна для перевода, так как используются два языка, а не один. Поэтому хранится только одна смысловая система и, таким образом, выполняется принцип экономии.

Шэнк (1972) поддерживает идею такой общей межъязыковой понятийной основы, на которой отображается лингвистическая структура конкретного языка во время процесса понимания. В доказательство он приводит тот факт, что люди способны понимать любой естественный язык и переводить с этого языка на любой другой, который они знают, если они жили в языковой среде достаточно долго. Он объясняет этот феномен тем, что в языке есть понятийная основа, в которой содержится суть мысли, которую выражает человек, и во время процесса перевода правила отображения для необходимого языка извлекаются из этой понятийной основы. Таким образом, она отвечает за отображение понятий, лежащих в основе высказывания, безотносительно языка, на котором оно было закодировано. Эта понятийная основа состоит из понятий и формальных связей, существующих между ними. Согласно Румельхарту, Линдсею и Норману (1972) под понятием может подразумеваться узловой пункт в системе памяти, соотносящийся с предметом или идеей, которые можно назвать или описать. Следовательно, можно сказать, что понятия – это не слова, и не определения слов. Более вероятно предположить, что содержание понятия – это все, что было увидено, услышано или прочитано относительно понятия (Коллинз и Квиллиан, 1972). Из этого можно сразу заключить, что для будущего переводчика важно «видеть, слышать и читать», а значит узнавать содержание понятий в стране и от людей, которые говорят на данном конкретном языке. Понятия содержат не только семантическую информацию, которая считается независимой от языка, но также сенсорную, фонетическую и синтаксическую информацию (Кинч, 1972), которая зависит от конкретного языка. Следовательно, можно полагать, что «эквиваленты» исходного языка и языка, на который осуществляется перевод, хранятся в пределах того же самого понятия и взаимосвязаны при помощи отношений.

Под отношением подразумевается ассоциативная связь между любыми двумя точками в системе памяти. Отношения существуют между различными узловыми пунктами в понятии, между отдельными понятиями, между группами понятий и другими понятиями в системе памяти. Другими словами, можно представить себе ДП как огромную сеть понятий (плюс то, что они содержат) и отношений, так называемая ассоциативная сеть. Для количества понятий в ДП не существует предела, а значит, его также не существует для числа отношений, которые могут возникать между ними (Коллинз и Квиллиан, 1972). В результате постоянного приобретения опыта из повседневной жизни и знаний из книг мы непрерывно создаем новые отношения. Поэтому при подготовке к переводу определенной конференции переводчик по возможности постарается ознакомиться с как можно большим числом соответствующих понятий и определить как можно больше отношений между ними, чтобы облегчить и ускорить процесс перевода.


2.3.1. ПРОЦЕСС


Сказав, что понятия содержат одновременно узловые пункты как ИЯ, так и ПЯ значительно легче описать вид парафраза, который имеет место при синхронном переводе. На стадии понимания поступающего сообщения модель показывает, что сначала обращение идет к звуковым сигналам (виду сенсорной информации, хранящейся в узловом пункте ИЯ), потом к фонологическим правилам (фонетическим особенностям, хранящимся в узловом пункте ИЯ), а затем информация хранится в ЦЕП (цепочке единиц перевода). Уже затем принимается решение, может ли слово быть опознано с помощью единиц перевода. Таким образом, в процессе понимания переводчик соединяет слова с определенными понятийными конструкциями, которые существуют или возникают в его памяти. Считается, что такое соединение слов носит двоякий характер: внутриязыковые связки (между понятием и словом одного языка) и межъязыковые связки (между узловыми пунктами того же самого понятия в каждом из языков) (ср. Ригель, 1968). Принимая во внимание определенность задачи, затем переводчик активирует понятийные отношения и устанавливает определенный порядок расположения понятий, наряду с активацией необходимых внутриязыковых связок и выражением этого порядка с помощью показателей ПЯ. В этой связи важно не только, чтобы понятия были соединены с целью выражения значения, заложенного в исходном языке, но и то, чтобы они были способны соединяться таким образом, который был бы присущ не только одному языку, т.е. который был бы универсальным.

Такая модель была предложена Филмором (1968). Фрейм, пользуясь его терминологией, представляет собой набор понятий, определяющий конкретные типы суждений, которые люди могут формировать о событиях, происходящих вокруг. Для Филмора основы глубокой структуры – это беспорядочные отношения между фреймами, которые лишь косвенно очевидны в поверхностной структуре. Его понятие случая уже содержит необходимую информацию относительно действия, о котором идет речь в предложении. Сочетаемость случаев зависит от того, какие случаи могут сочетаться с определенным глаголом. Филмор поясняет эту операцию, снабжая каждый глагол фреймом (т.е. оговаривая эту информацию). Таким образом, глагол выступает в качестве очень мощного понятия, которое в некотором смысле имеет преобладающее влияние на действие. Это совсем не удивительно, если учитывать, что во время процесса понимания, когда переводчик слышит отрезок речи на ИЯ, значение этого отрезка речи в большинстве случаев не становится ясным, до тех пор, пока не появляется глагол. Предположим, что переводчик услышал глагол, тогда фрейм глагола уже может определить роль каждого из понятий. (Наиболее часто это заметно при переводе с английского на немецкий). В синхронном переводе это означает, что в узловом пункте ИЯ идет обращение к конкретной роли, определенной глаголом, при котором также активируются соответствующие фреймы на ПЯ. Если это обращение успешно, тогда не остается больше почти никаких трудностей с соединением понятий и началом воспроизводства речи в соответствии с синтаксическими правилами ПЯ. Если же нет, тогда система делает еще одну попытку, в случае если времени все еще достаточно. Однако по мере того, как время идет (и большая часть ПАП уже была затрачена на процессы, описанные ранее), переводчик может принять решение прервать обработку информации и отбросить определенный отрезок информации (см. ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА? – НЕТ – ОТБРОСИТЬ/ПРЕРВАТЬ).

После синтаксической и семантической обработки цепочки слов у переводчика теперь имеется в наличии расшифрованный отрезок речи на ИЯ. Чем более сложными были отдельные из уже описанных процессов, например, при помехах во время слушания (Гервер 1972, 1974), и поиск понятийной основы, если система отношений между понятиями не очень сложна или не существует, может занять больше времени и, следовательно, больший объем ПАП, так как приходится повторять поиск, тем большее влияние оказывается на скорость воспроизводства речи на ИЯ, также как и на количество одновременно поступающей информации, которое может обрабатываться. Таким образом, становится ясно, что процессы действительно взаимодействуют друг с другом на всех стадиях синхронного перевода.


2.3.2. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ


Для того чтобы успешно справиться с поставленной задачей переводчик, конечно, воспользуется любой стратегией, имеющейся у него в наличии, которая, в конечном счете, позволит ему сохранить объем памяти для обработки информации. Ответ ДА в точке принятия решения ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ВОЗМОЖНО? дает возможность переводчику отбросить поступающую в то же самое время информацию, поскольку он знает, какая информация поступает и, следовательно, все стадии обработки информации до стадии активации элементов исходного языка исключаются. Это, однако, не исключает процесс обнаружения характерных черт, так как было оговорено, что это пассивный процесс, который продолжается все время, пока информация на ИЯ поступает на переводческую гарнитуру. Тем не менее, оставшиеся этапы обработки информации пропускаются, как только становится возможным прогнозирование, тем самым, давая ответ на вопрос, почему возможность прогноза так сильно облегчает задачу переводчика. Однако вопрос, откуда переводчик знает, какая информация будет поступать, до сих пор остается без ответа. Характер организации семантической информации в понятийном аппарате переводчика должен четко объяснить этот феномен. Кажется, что основные факторы, позволяющие осуществлять прогнозирование, – это отличное знание языка, или двух и более языков, хорошее владение синтаксисом, знакомство с контекстом (знание предмета, который обсуждается на конференции так же, как и знакомство с самим обсуждением, которое ведется на конференции). В рамках этой модели я предполагаю, что предсказуемость – это функция, определяющая как быстро, и какое количество понятийных отношений могут быть активированы. Говоря прямо, чем больше переводчик знает, тем больше он может прогнозировать, и чем обширнее его знания в какой-либо области, (т.е., чем больше отношений между понятиями было установлено, которые сформировали группы идей), тем быстрее он может прогнозировать. Однако самое большое затруднение в синхронном переводе – это то, что переводчик должен предсказывать за кого-то еще, а именно за оратора. Это значит, что предсказуемость – также и функция «совместных знаний», т.е. совместимости (любого рода) знаний оратора и переводчика.

В более узких рамках было бы интересно знать, какие понятия обладают большим числом отношений с другими понятиями или группами понятий и, таким образом, сильно облегчают прогнозирование. Оглядываясь на фреймовую грамматику Филмора, глагол, содержащий наибольший объем информации, связан со всеми другими фреймами, из которых агентивный (чаще всего подлежащее предложения поверхностной структуры) будет следующим по значимости. Центральное положение глагола и его важность при прогнозировании должны, таким образом, быть раскрыты при переводе с такого языка, в котором он появляется в начале предложения, (например, в английском), на язык, где он появляется в конце (как в немецком, хотя в нем довольно свободный порядок слов). Следовательно, прогнозирование должно идти легче при переводе с английского на немецкий. Кроме того, прогнозирование должно быть более надежным, когда перевод идет в этом направлении и может, таким образом привести к уничтожению точки принятия решения РАСКОДИРОВАНИЕ ВЕРНО.

При переводе же с немецкого на английский потребность в прогнозировании значительно выше, хотя его надежность – напротив, гораздо ниже. Принимая во внимание объем ПАП, где существующие временные ограничения – 15-20 секунд, (Массаро, 1975), становится ясно, что переводчик не всегда может позволить ждать появления глагола. Следовательно, при переводе с немецкого на английский он вынужден рисковать сделать неправильный прогноз, чтобы избежать перегрузки ПАП. Отсюда следует ожидать, что переводчики, работающие в направлении немецкий-английский всегда будут пытаться проверить правильность своего прогноза по поступающей информации. Для них стадии обработки информации до этого момента могли выполняться на более гипотетической основе, хотя Голдман-Эйслер (1972) обнаружила у переводчиков, работающих в направлении английский-немецкий, гораздо большее запаздывание между поступлением информации на ИЯ и производством речи на ПЯ. Она объясняет это тем, что первые ждут до тех пор, пока будет обработан больший объем поступающей информации, чтобы сделать прогноз.

Таким образом, можно заметить, что феномен прогнозирования определяется несколькими факторами, и переводчик всегда до определенной степени рискует. По моему мнению, готовность рисковать зависит от индивидуальных особенностей каждого переводчика. Преимущества прогнозирования в синхронном переводе показаны на диаграмме (см. ОТБРОСИТЬ ПОСТУПАЮЩУЮ ИНФОРМАЦИЮ НА ВХОДЕ); благодаря этому, переводчику удается сохранить значительный объем ПАП, который становится доступным для обработки синхронно поступающей информации на ИЯ.


^ 2.3.3. СЛУХОВОЙ КОНТРОЛЬ


Чтобы закончить с понятийным аппаратом переводчика, нужно дать краткое объяснение возможного эффекта слухового контроля. Синхронный переводчик слышит не только голос оратора, но и свой собственный, правда последний очень слабо, поскольку информация на ИЯ (голос оратора) поступает на оба наушника гарнитуры. Сила звука (громкость) – важный фактор для обработки информации. Первичное и вторичное распознавание чрезвычайно затруднены, если оратор говорит очень тихо. При переводе это осложняется еще и тем, что чаще всего воспринимаются одновременно и оригинал на ИЯ, и речь, производимая самим переводчиком. Тем не менее, в этой работе было отмечено, что все, что поступает на гарнитуру переводчика, обрабатывается; значит нужно ожидать противоречия между этими двумя поступающими отрезками информации, несмотря на их качественное различие.

Для переводчика обработка речи на выходе как второго поступающего отрезка информации должна быть функцией объема ПАП, уже занятого первично обработанным сообщением. Если обработка этого отрезка информации была затруднена, и объем ПАП был полностью израсходован, обработка второго сегмента информации должна прерваться на ЦЕП, где время хранения информации составляет 1-2 секунды (Массаро, 1975). Если же отрезок информации ИЯ не истощает объем ПАП, отрезок собственной речи переводчика на ПЯ должен обрабатываться почти так же, как и отрезок информации на ИЯ, и, следовательно, должен тоже храниться в ПАП (где он остается доступным для дальнейшей обработки или сравнения в течение 15-20 секунд). Я использовала эту гипотезу при наблюдениях за переводчиками, работающими на реальной конференции, относительно исправлений, вносимых в производимую ими речь. Исправления (а таких было всего 5 за 45 минут) были сделаны только в этот 15-20 секундный интервал, описанный выше. К сожалению, я не могла проследить, был ли отрезок поступающей информации, в который были внесены исправления, более сложным семантически, чем оставшийся. Во время этих наблюдений, я также обнаружила, что отдельные ошибки в речи, производимой переводчиком на ПЯ, не были исправлены. Поэтому во время перерыва я спросила переводчиков, заметили ли они эти неисправленные ошибки или нет, и ответ последовал отрицательный, что свидетельствует о том, что обработка речи, производимой переводчиком на ПЯ, прекратилась в ЦЕП и, что эта речь не обрабатывалась с целью придания ей смысла. Конечно для того, чтобы с уверенностью утверждать это, необходим такой эксперимент, при котором можно было бы контролировать такие переменные, как, например, семантическая сложность.

Несмотря на все усилия найти исчерпывающие ответы на ряд вопросов, связанных с процессом синхронного перевода, многие из них так и остаются нерешенными, а имеющиеся ответы на многие из них должны быть подкреплены соответствующими экспериментальными данными, для которых, я надеюсь, эта модель предоставляет достаточный материал.


^ 3. ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ ПЕРЕВОДЧИКОВ-СИНХРОНИСТОВ


Модель, предложенная в этой работе, имеет отношение к опытному синхронному переводчику-профессионалу, а не к студенту-новичку. Тем не менее, кажется возможным вывести из этой модели «последовательность этапов обработки информации» для обучения начинающих. Ограничения, свойственные отдельным этапам обработки информации и частям, отвечающим за ее хранение, были описаны, таким образом, в процессе перевода необходимо попробовать расширить пределы человеческих возможностей. Цель индивидуальных упражнений – развить способности начинающих студентов работать с лингвистическим материалом, овладеть искусством одновременно слушать и говорить, натренировать способность удерживания информации в ПАП (что необходимо, например, для перевода с немецкого на английский из-за появления глагола в конце предложения) и уменьшить время реакции. Данные упражнения можно разделить на следующие категории: упражнения на абстрактное мышление, парафраз, вероятностное прогнозирование, уменьшение времени реакции, синхронность действий (например, слушание и говорение) и синхронное оттенение.

^ 3.1 УПРАЖНЕНИЯ НА СИНТЕЗИРОВАНИЕ АБСТРАКТНОГО

МЫШЛЕНИЯ


Для синхронного переводчика это значит:

а) абстракция (анализ) мыслей;

б) последующий их синтез.


В последовательном переводе два указанных выше процесса разделены во времени (хотя ведение записей тоже требует определенной степени синтезирования). В синхронном переводе они сменяют друг друга через каждые 3-15 секунд.

Перед прослушиванием одного (а впоследствии большего числа предложений) студенты получают задание сообщать ключевое слово сразу после прослушивания. Это значит, что они должны определить как можно быстрее, что общего есть между данными предложениями.


Примеры: Ремни должны быть пристегнуты.

Укрыться от непогоды сейчас можно везде. Никогда не забывайте аптечку первой помощи.


^ Ключевое понятие: меры безопасности


Примеры: Нужно принимать в расчет временные отключения тока.

Температура в офисе не должна превышать 27 градусов. Необходимо использовать больше открытых транспортных средств.

Ключевое слово: энергетический кризис


Нужно систематически повышать трудность синтаксиса и семантики, а также увеличивать число и скорость последовательно прослушиваемых предложений. Сначала упражнения выполняются на одном языке, затем языки чередуются, например, предложения для анализа даются на иностранном языке, а ключевое понятие – на родном (и наоборот).

В другом типе подобных упражнений студентам даются очень длинные и многословные предложения, и они получают задание передать их основную мысль как можно быстрее.


Пример: Люди, чья профессиональная деятельность связана с областью политики, в общем, не отличаются щепетильностью в отношении фактической информации. (Суон, 1976, с. 42)


Ответ: Обычно, политики не отличаются щепетильностью.


Варианты этого упражнения с использованием одного и двух языков, как показано выше.


3.2 ПАРАФРАЗ


В контексте данной статьи, понятие парафраза не совпадает с общепринятым лингвистическим. Под ним скорее подразумеваются способности студента передавать основное значение отрезка информации другими словами и синтаксическими конструкциями, которые нужно развивать.

Практически любой текст может служить исходным материалом для этой цели. И снова скорость парафраза должна постепенно увеличиваться так же, как и сложность предлагаемого для прослушивания материала. Собственно говоря, предлагаемые вначале тексты должны иметь довольно высокую степень избыточности, тогда как на более поздних стадиях отдельные отрезки текста могут содержать больше информации. Упражнения опять сначала выполняются на родном языке, затем на иностранном. Чередование двух языков не следует вводить слишком рано, так как это уже охватывает весь диапазон синхронного перевода.


^ 3.3 ВЕРОЯТНОСТНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ


Для этого вида упражнений необходимо ввести определенный контекст, поскольку строить предположения можно только о том, о чем что-нибудь известно. Поэтому тексты нужно раздавать студентам перед занятием (позднее время на подготовку можно сократить всего до нескольких минут). На занятии же студентам предлагается прослушать записанный отрывок, содержащий различные высказывания, относящиеся к подготовленной теме, например, несколько слов из этих высказываний, и они должны закончить высказывания как можно быстрее. Ясно, что их ответы должны согласовываться с контекстом предлагаемого материала. Как и в предыдущих упражнениях, материал должен сначала быть на родном языке, а затем на иностранном. Сложность материала должна систематически повышаться, т.е. от текстов общей тематики к научным и техническим текстам (возможность введения тем, изученных в курсе технического перевода).

^ 3.4 УМЕНЬШЕНИЕ ВРЕМЕНИ РЕАКЦИИ


Упомянутые к этому моменту упражнения уже затрагивали проблему уменьшения времени реакции. До сих пор от студентов требовалось сообщить «ту же самую» информацию, пересказывая, или анализируя и синтезируя ее. Прежде чем предлагать студентам упражнения на синхронизацию, где нужно одновременно слушать и говорить, можно использовать еще одно упражнение, которое может служить переходным уже непосредственно к синхронному переводу.

Сначала студентам предлагаются вопросы, требующие ответа «да» или «нет»: ответ, как и прежде должен быть дан как можно быстрее. Предпочтительно вопросы должны относиться к знаниям, приобретенным в конкретной области (например, в экономике). Позднее ответ на вопрос должен быть полным; скорость прослушивания идущих друг за другом предложений увеличивается, что, в конце концов, приведет к таким условиям, когда слушатель курса все еще думает над ответом на предыдущий вопрос и уже слышит следующий. Однако промежуток между вопросами всегда должен быть достаточно длинным, чтобы побудить студента ответить на каждый вопрос. Вопросы, задаваемые на исходном языке и требующие ответа на переводящем языке, представляют собой конечную стадию этого упражнения. Точно такое же упражнение было, в качестве эксперимента, проделано Пинтером (1969).


^ 3.5 УПРАЖНЕНИЯ НА СИНХРОНИЗАЦИЮ


Одним из заданий всегда должно быть прослушивание записанного отрывка, поскольку это – основной навык при переводе. Вторым заданием, которое нужно выполнить слушателю курса, может быть, например, обратный синхронный счет (сначала на ИЯ, затем на ПЯ). Другим вариантом второго задания может быть чтение вслух с листа, причем тема текста должна совпадать с темой прослушиваемого отрывка. И снова прослушиваемый отрывок и напечатанный текст сначала должны быть на одном языке, тогда как позднее языки могут чередоваться. Чтобы убедиться, что студенты действительно слушают отрывок, после выполнения задания им предлагается тест на содержание прослушанного отрывка, правильно или нет они считают можно проследить в лингафонном кабинете. (Во время работы переводчику также приходится одновременно слушать и читать, когда различные документы выдаются им для ознакомления перед конференцией).


^ 3.6. СИНХРОННОЕ ОТТЕНЕНИЕ


Основное положение, лежащее в основе упражнений, как на синхронизацию, так и на синхронное оттенение, – это либо трудность выполнения двух действий одновременно, либо сложности, связанные с синхронным оттенением. Они занимают много внимания студентов, тогда как в то же самое время они также вынуждены слушать. Упражнения на синхронное оттенение могут различаться. Отрывки могут быть как на родном языке, так и на иностранном. Вначале скорость подачи материала должна быть низкой (90-100 слов в минуту), для слушателей со средним уровнем подготовки она может доходить до 140 слов в минуту и даже до 170, чтобы максимально развить навыки студентов.

Другое рекомендуемое упражнение на синхронное оттенение – прослушивание отрывков с наложенным шумом. В таких условиях синхронному переводчику в силу ряда причин нередко приходится работать на реальных конференциях. При нарастающем уровне шума качество перевода студентов неизбежно снизиться, как было указано Гервером (1972, 74), но такие упражнения улучшат их слуховые способности. Упражнения, предлагаемые в этой части – незаменимы для студентов, начинающих изучать синхронный перевод. Их основная цель – выработка и развитие способностей студента справляться с конечной задачей синхронного перевода. Понятно, однако, что эффективность отдельных упражнений и их сочетаний можно оценить только по прошествии определенного времени. Первая попытка такого рода была сделана на переводческом факультете Инсбрукского университета во время зимнего семестра 1976/77 гг. Описанные выше упражнения были включены в основной курс для студентов, начинающих изучать синхронный перевод.


^ 4 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ


Курс состоял из 15 часовых занятий. Кроме наблюдения за успехами студентов по ходу курса, был также проведен итоговый экзамен для слушателей курса и контрольной группы.


4.1 МЕТОД


Объектами исследования были пять слушателей курса, их первым языком был немецкий, а вторым – английский. Все они были на пятом семестре и никогда до этого не слушали курс по переводу. В контрольную же группу входили пять студентов с того же факультета и курса, также с первым немецким и вторым английским языками, но они, в то же самое время, слушали курсы по переводу.

4.2 МАТЕРИАЛЫ

Экзамен состоял из 5 тестовых заданий:

  1. ^ МАКСИМАЛЬНОЕ ОТСТАВАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА ОТ

ДОКЛАДЧИКА (МОПД)


8 блоков по 6 английских предложений в каждом записанные на кассету (тема: регламент конференции). При работе с блоками 1 и 2 экзаменуемые должны были ждать, когда начнется второе предложение блока, прежде чем повторить первое и так далее. В случае же с блоками 3 и 4 они должны были ждать пока пройдут первые два предложения, прежде чем начинать повторять первое и т.д. Точно такой же порядок был использован для блоков 5, 6, 7, и 8, однако вместо того, чтобы просто повторить оригинал экзаменуемые должны были перевести предложения на немецкий.

  1. ^ ОТРЫВОК НА НЕМЕЦКОМ – СЧЕТ НА АНГЛИЙСКОМ



Отрывок на немецком (400 слов) был записан и предложен для прослушивания студентам со скоростью 100 слов в минуту. Экзаменуемые должны были слушать отрывок и одновременно считать в обратном порядке на английском языке, начиная с 500. Тест на понимание состоял из 8 вопросов взятых из немецкого оригинала через определенные промежутки; вопросы были напечатаны на карточках и студенты должны были ответить на них в течение 8 минут после окончания прослушивания.


^ 4.2.2. ОТРЫВОК НА АНГЛИЙСКОМ – СЧЕТ НА НЕМЕЦКОМ


Условия этого теста идентичны условиям предыдущего 4.2.2, за исключением того, что языки меняют местами и английский отрывок отличается от немецкого. Независимые эксперты проследили за тем, чтобы английский и немецкий отрывки были одинаковой сложности.


4.2.4. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ


У экзаменуемых было 5 минут, чтобы прочитать английский текст об иглоукалывании (500 слов). Этот отрывок был записан на кассету с 8 паузами через определенные промежутки; экзаменуемые должны были прослушать и закончить высказывания как можно быстрее.


^ 4.2.5. СИНХРОННОЕ ОТТЕНЕНИЕ


Для этого упражнения был взят отрывок на английском (300 слов), записанный со скоростью 120 слов в минуту; все правильно произнесенные слова подсчитывались.

ТАБЛИЦА 1


Процентное соотношение правильных ответов



ЗАДАНИЕ

Экзаменуемые

Контрольная группа




Средний %

С.О.

Средний %

С.О.

!

МОПД: правильно повторенные/ переведенные предложения

70,83

4,88

44,16

5,39

Отрывок на английском - счет на немецком: Правильные ответы.

85,00

10,46

40,00

13,69

Отрывок на немецком - счет на английском: правильные ответы.

72,50

5,59

32,50

14,25

Прогнозирование: верные прогнозы.

88,00

13,04

36,00

11,41

Синхронное оттенение: правильно произнесенные слова

97,70

2,38

81,40

7,08



4.3 РЕЗУЛЬТАТЫ


Все правильные ответы были подсчитаны и выражены в процентном соотношении от максимально возможного результата для каждого теста.

Сравнение между экзаменуемыми и контрольной группой показало, что результаты экзаменуемых во всех тестах были гораздо выше.


МОПД

Отрывок на немецком –

счет на английском


Отрывок на английском –

счет на немецком


Прогнозирование

Синхронное оттенение

значительно выше на уровне 0,01

(время = 4,19, трудность = 8, тест из двух частей)

значительно выше на уровне 0.02

(время = 2,91, трудность = 8, тест из двух частей)

значительно выше на уровне 0,02

(время = 2,92, трудность = 8, тест из двух частей)


значительно выше на уровне 0,02

(время = 3,35, трудность = 8, тест из двух частей)

значительно выше на уровне 0,02

(время = 2,44, трудность = 8, тест из двух частей)


4.4 АНАЛИЗ


Как видно из приведенного выше разбора отдельных заданий различия были наиболее заметны при выполнении теста на МОПД, с которым контрольная группа справилась плохо, и наименее в тесте на синхронное оттенение. Хотя при синхронном оттенении нужно одновременно и слушать, и говорить, оно не включает в себя синхронную обработку информации, как другие задания. Этим можно объяснить разницу в успешности выполнения задания. Результаты этого экспериментального исследования можно рассматривать как показатель положительного эффекта подготовительного курса по выполнению заданий, которые моделируют действительный синхронный перевод. Можно сказать, что слушателям курса, удалось до определенной степени улучшить свои способности восприятия информации, которые требуются для того, чтобы успешно справляться с синхронным переводом. Тем не менее, только дальнейшие исследования с использованием экспериментальных заданий, включающих в себя элементы реального синхронного перевода, смогут подтвердить или опровергнуть положительный эффект курса. Нестабильность студенческих групп (а именно то. что студенты уезжают на стажировки за границу) и сложности, связанные с набором определенного числа студентов с соответствующей комбинацией языков до сих пор препятствовали продолжению исследований. Одним из неожиданных побочных эффектов экспериментального курса, стал уход двух студентов, с трудом окончивших его, на отделение письменного перевода нашего факультета, поскольку они абсолютно не могли одновременно слушать и говорить, переводя синхронно. Это навело меня на мысль об использовании курса в качестве своеобразного теста для студентов, которые еще точно не знают, есть ли у них способности к синхронному переводу. (Австрийский курс обучения переводчиков раздваивается после четырех вводных семестров на еще четыре семестра основного курса по двум направлениям: письменный, или устный перевод). Помимо других целей этот курс может также использоваться в качестве одного из средств для отбора устных переводчиков.


5 ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Целью разделов, посвященных значению курса для подготовки переводчиков-синхронистов и результатам, полученным путем экспериментального исследования, было показать, что теоретическое исследование, представленное в первой части данной работы, может с успехом иметь практическое применение. В конце концов, мы хотим предоставить студентам лучшую из всех возможных программ подготовки, и снабдить их дидактическими средствами, а это в первую очередь зависит от того, как много нам самим известно о способностях, которым мы хотим их научить. Очевидно, что для того, чтобы подтвердить или опровергнуть тот или иной этап обработки информации, описанный в таблице, требуется более детальное исследование. Соответствующие эксперименты обязательно сначала должны быть проведены в лингафонном кабинете, каким неприятным бы это ни казалось профессиональным переводчикам-синхронистам, которые, конечно, возразят, что такой эксперимент весьма и весьма далек от действительных условий, в которых им приходится работать. Однако даже если настоящие и будущие исследования не окажут никакой помощи переводчикам-синхронистам сегодня, можно надеяться, что они будут полезны в дальнейшем.

Синтаксическое прогнозирование в синхронном переводе с немецкого на английский


Вольфрам Вильсс

Университет Саара Саарбрюккен


ВВЕДЕНИЕ


Почти для любого перевода текста с исходного языка (ИЯ) на переводящий язык (ПЯ) характерна структурная асимметрия между языками. Примеры такого рода структурной асимметрии и расхождений между языками могут возникать на морфемном, лексическом, синтагматическом и синтаксическом уровнях. Поэтому Якобсон прав в том, что «по существу, языки различаются тем, что они должны выражать, а не тем, что они могут выражать» (1966, 236). Подобные утверждения можно также встретить у Косериу (1874, 81) и Хермана (1970, 349)


Структурная асимметрия очевидна даже в довольно простых предложениях, как видно из следующего примера:

  1. Ich habe das Buch gelesen.

  2. I have read the book.

  3. J’ai lu le livre.


Структурная модель немецкого предложения – со вставкой дополнения между двумя частями глагольной конструкции – соответствуют в английском и французском линейной синтаксической структуре, которая представляет собой так называемую ПСД (подлежащее – сказуемое – дополнение) структуру предложения в самой чистой своей форме. Языки, в которых преобладает параллельная синтаксическая модель, например, немецкий и английский, при переводе требуют меньше изменений в синтаксисе, чем языки, синтаксическая структура которых значительно отличается, например, немецкий и английский. Так, перевод с ИЯ на ПЯ на основе параллельных синтаксических конструкций, по крайней мере, на синтаксическом уровне межъязыкового перевода, может считаться более легким. Кроме того, крупные сегменты информации могут быть обработаны с небольшими синтаксическими изменениями, поскольку «ожидаемые модели» (Маттерн, 1974, 69) по большей части сходны. Значение этого для преподавания синхронного перевода очевидно.

Структурная асимметрия же, напротив, может привести к значительным проблемам при переводе. Особенно это касается предложений со сложной структурой, когда требуется перевести их с ИЯ, допустим, немецкого, на ПЯ, например, английский (я использую слово «сложный» в интуитивном, довольно неопределенном смысле). Рассмотрим следующий пример:


4) Der Kulturminister hat heute die Kunstausstellung in der von vielen Polizisten scharf bewachten Stadthalle eröffnet.

Если мы посмотрим на это предложение с точки зрения его структуры, то очевидно, что мы имеем дело с предложением, состоящим из личного придаточного предложения:

  1. Der Kulturminister hat heute die Kunstausstellung in der ... Stadthalle eröffnet.


и вставного причастного оборота:

  1. ... von vielen Polizisten scharf bewachten ...


Заметьте, что причастие выполняет функцию придаточного предложения. Это можно убедительно продемонстрировать, если трансформировать причастный оборот путем внутриязыкового парафраза в личное главное или зависимое предложение.

  1. Der Kulturminister hat heute die Kunstausstellung in der von vielen Polizisten scharf bewachten Stadthalle eröffnet. Diese wurde von vielen Polizisten scharf bewacht.

  2. Der Kultunninister hat heute die Kunstausstellung in der Stadthalle eröffnet, die von vielen Polizisten scharf bewacht wurde.


Тип придаточного, соответствующий предложению 4, отсутствует в английском, а значит, при переводе этого предложения на английский оно не может быть сохранено и должно быть передано путем буквального, но не подстрочного перевода.


9) Today the Minister of Education opened the art exhibition in the City Hall which was sharply guarded by many policemen.


Тот факт, что переводчик не может оперировать точными синтаксическими соответствиями, влечет за собой, пользуясь терминологией Холлидея, «структурный сдвиг» (1965, 27 и далее; см. также Кэтфорд 1965, 24 и далее, и Бэк, 1973) с изменением причастного оборота на придаточное предложение, которое связано с главным при помощи относительного местоимения. Этот тип предложения можно снова перевести на немецкий, используя структурную связь (Кэтфорд 1965. 24 и далее) или дословный перевод. Отсюда становится очевидным, что немецкий язык предоставляет больше возможностей для трансформации некоторых синтаксических конструкций, чем английский. Другими словами, перевод с немецкого на английский в таких случаях принимает размеры «процесса принятия решения» (Леви, 1967). Тут переводчику не нужно делать выбор между двумя взаимоисключающими друг друга возможностями, он должен сделать выбор в пользу одной из двух альтернатив. Это решение мотивируется стилистическими соображениями, согласуясь с личными структурными предпочтениями переводчика.

Значение отличий в синтаксисе между ИЯ и НЯ совершенно различно для письменного перевода и для синхронного перевода. Письменный переводчик может сравнительно легко и в то же время довольно эффективно справляться с феноменом изменения синтаксической структуры, например, путем операций, связанных со «структурным сдвигом», поскольку его доступ к переводимому тексту не ограничен временем. Как правило, у письменного переводчика имеется достаточно времени, чтобы провести анализ текста ИЯ на синтаксическом, семантическом, и прагматическом уровне, и, чтобы повторно расшифровать уже расшифрованную часть текста адекватно, например, в соответствии с ограничениями синтаксиса, устанавливаемыми ПЯ.

Такого рода фразовые трансформации довольно часто встречаются при переводе с немецкого на английский. Поэтому для опытного письменного переводчика операция этого вида со временем становится совершенно обычной, она облегчает переход с когнитивных операций при переводе к ассоциативным механизмам и создает, таким образом, предпосылку для количественного и качественного улучшения перевода.

В противоположность письменному переводу обязательные синтаксические перестроения, о которых до сих пор шла речь, и, в общем-то, любое перестроение может служить источником более серьезных трудностей для синхронного переводчика. По Маттерну, «синхронный перевод можно описать как необратимый процесс, в котором переводчик перекодирует воспринимаемую информацию, содержащуюся в речевых актах на ИЯ в речевые акты на ПЯ, делая, таким образом, коммуникацию в определенном направлении возможной» (1974, 6). По Селескович, чтобы коммуникация, идущая с помощью синхронного перевода, была успешной, переводчик должен уметь облекать результаты своего анализа текста в семантически и стилистически приемлемую форму на ПЯ (1968, 34; 1974, 40 и далее). В этой сфере синхронного перевода задача переводчика – создание понятного текста на ПЯ значительно осложняется, если не становится практически невыполнимой, из-за влияния трех факторов.


  1. Текст, который нужно перевести, доступен переводчику-синхронисту только один раз и в пределах ограниченного времени (Вирл, 1958, 15 и далее; Каде, 1954, 48; Кайнц, 1965, 40 и далее). Любой отрезок информации, с которым он не может справиться за одну трансформацию, допустимую при синхронном переводе, безвозвратно теряется.

  2. В противоположность письменному переводу, в синхронном переводе рецептивные и воспроизводительные лингвистические операции частично совпадают; в то время как переводчик-синхронист воспроизводит полученные ранее части текста ИЯ на ПЯ, он также непрерывно продолжает получать текст ИЯ.

  3. После того, как переводчик-синхронист сделал выбор в пользу определенной стратегии перевода, он не может, так сказать, больше менять синтаксическую структуру – по крайней мере, не так легко, как письменный переводчик.



Из этих трех особенностей синхронного перевода можно сделать три вывода.


1. В противоположность письменному переводу, когда идут последовательные операции по раскодированию ИЯ и кодированию ПЯ, синхронный перевод – это последовательность «ярко выраженных синхронных процессов» (Маттерн, 1974, 14). В синхронном переводе анализ текста на ИЯ и воспроизведение текста на ПЯ смыкаются; обычно воспроизведение текста на ПЯ начинается перед тем, как завершается восприятие текста на ИЯ. Говоря метафорично, переводчик-синхронист занят тем, что постоянно участвует в гонке, в которой он должен догонять или даже опережать оратора, сокращая временное запаздывание между раскодированием текста на ИЯ и кодированием текста на ПЯ и, таким образом, обеспечивая временной континуум в синхронном переводе.

  1. Решающий фактор в синхронном переводе – это момент, когда переводчик, собственно говоря, начинает процесс воспроизведения информации. «Что касается идеального момента для начала перевода, то тут мнения разделились. Кажется, что этот оптимальный момент перевода может быть определен теоретически в качестве некой отправной точки, которая, в свою очередь, может служить общим руководством для переводчика. На практике же оптимальный момент для начала перевода будет зависеть от присутствующих объективных и субъективных факторов; объективные или связанные с языком и речью факторы – это те факторы, которые относятся к тексту ИЯ и отношениям эквивалентности, существующим между ИЯ и ПЯ, а субъективные факторы – те, которые определяются индивидуальными особенностями самого переводчика». (Маттерн, 1974, 28). И здесь, как мы вскоре увидим, понятие синтаксического прогнозирования выходит на первый план.

  2. Синхронный перевод – важный объект изучения теории межъязыковой коммуникации, который может быть четко отделен от теории письменного перевода. Как предмет лингвистических и психолингвистических исследований, синхронный перевод можно рассматривать с позиции теоретических, дескриптивных и прикладных аспектов изучения конкретных пар языков. В этом отношении настоящая работа предлагает подход, который характерен для межъязыковых исследований, проводимых в области письменного перевода, и исследований, посвященных синхронному переводу, в университете Саарбрюккена. Следующее обсуждение основано на дипломной работе (диссертации), написанной под моим руководством одним из моих бывших студентов.



^ ПОНЯТИЕ СИНТАКСИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ


Теперь мне бы хотелось более подробно рассмотреть понятие синтаксического прогнозирования. В качестве отправной точки я буду использовать пример 4, к которому я уже обращался ранее. Это предложение содержит две вставки: обязательную, вследствие регулируемого правилами деления глагольной группы в личном придаточном на две лексемы, вспомогательную и причастную формы, и необязательную, вследствие вставки причастной конструкции в главное предложение. Если бы кто-нибудь попытался записать это предложение, используя систему обозначения, принятую в ГТГ (генеративной трансформационной грамматике), у него получилась бы довольно сложная разветвленная схема, которая превратила бы принятую в ГТГ дескрипцию, которую многие считают простой и понятной, в неясную и запутанную.

Ни одну из этих вставок, как уже указывалось ранее, невозможно – использовать при переводе с немецкого на английский. Синтаксический эквивалент предложения на ИЯ – структура, состоящая из главного предложения и условного придаточного или двух главных предложений, соединенных бессоюзной связью. Последующие операции по изменению структуры предложения можно изобразить различными способами, например, обозначив каждый отдельный элемент текста ИЯ соответствующим номером и изменив порядок этих номеров в соответствии с правилами синтаксиса ПЯ:

  1. Der Kulturminister hat heute die Kunstausstellung in der von vielen Polizisten scharf bewachten Stadthalle eröffnet.

  2. Today the Minister of Education opened the art exhibition in the City Hall, which was sharply guarded by many policemen.


Цифровые обозначения показывают обязательные коррективы в структуре, вносимые при трансформации немецкого предложения в английское, а также полученные структурные видоизменения, детализацию и сокращения. Изменения в структуре глагольной группы –наиболее значимы синтаксически, в то же время они очень важны для оценки структуры текста ПЯ с точки зрения понятности синтаксиса. Сегмент немецкого предложения «hat eröffnet» сокращается до одной лексемы, вызывая смещение глагольной группы слева направо к началу предложения, что значительно меняет столь характерную для немецкого предложения структуру.

Важность этого для синхронного перевода с немецкого на английский чрезвычайно велика: поскольку семантически значимый элемент глагольной группы стоит в самом конце предложения, переводчик вынужден откладывать начало перевода до тех пор, пока операция по декодированию не будет завершена. Из-за позднего начала перевода краткосрочная память переводчика находится в сильном напряжении. Задержка во времени между декодированием ИЯ и кодированием ПЯ, обусловленная синтаксисом, может повлечь за собой потерю информации, необходимой для понимания текста ПЯ реципиентом. Эта опасность особенно заметна в текстах с низким уровнем избыточности, которой соответствует высокая степень информационной насыщенности. В таких случаях единственный выход для переводчика (если, конечно, он не ознакомился с текстом, который нужно перевести, заранее) – выработать соответствующую стратегию для отсрочки воспроизведения полученной информации – со всем ее очевидным влиянием на рецептивный и воспроизводительный временной континуум.


Проблемы, связанные с семантической неоднозначностью предложения, взятого в качестве примера, становятся еще более явными, если мы заменим глагол «eröffnen» на «besuchen».


12. Der KultunTiinister hat heute die Kunstausstellung in der von vielen Polizisten scharf bewachten Stadthalle besucht.


Можно убедительно доказать, что предложение или часть предложения, содержащая то, что по Маттерну (1974) может быть довольно неопределенно описано как «оборот, выражающий законченную мысль», может представляться как своего рода синтаксический и семантический процесс сужения. Или, говоря другими словами, растущий объем информации, который становится доступным в ходе формулирования предложения, снижает количество возможных альтернатив, т.е. растущий объем синтаксических и лексических данных обратно пропорционален числу синтаксических и семантических альтернатив.

В данном случае анализ значения предложения – очень затянувшийся процесс «фильтрации», оканчивающийся только тогда, когда переводчик обработал последнее слово в предложении.

В сравнении со сложностями синхронного перевода с немецкого на английский, переводчик, переводящий английский эквивалент немецкого предложения обратно на немецкий, находится в гораздо более выгодном положении. Так как он сравнительно рано узнает о содержании глагольной группы, и поскольку он не должен планировать значительные синтаксические перестановки в предложении, ему гораздо легче воспринимать и воспроизводить полученную информацию.

Сейчас мы приближаемся к основной проблеме, которой будет уделено внимание в третьей части данной работы: как синхронный переводчик справляется со сложностями перевода с немецкого на английский и вырабатывает методы и технику перевода, которые позволят оптимизировать синхронизацию или попеременное декодирование ИЯ и перекодирование на ПЯ? Уже рассмотренный нами пример не предоставляет нам достаточно пространства для маневрирования. Единственный совет, который можно дать переводчику-синхронисту в этом отношении – пристально следить за политическими, экономическими и социокультурными событиями и компенсировать, насколько это возможно, недостаток сопутствующей информации для снятия ранней синтаксической и семантической неопределенности текста путем использования своих экстралингвистических знаний.

Тем не менее, при переводе с немецкого на английский есть другие, более практические, способы преодолеть трудности при переводе. Я имею в виду, что встречаются случаи, когда методы синтаксического прогнозирования можно с успехом использовать, как видно из следующего примера (Маттерн, 1974, 3):


13. Namens meiner Fraktion darf ich den beiden Herren

On behalf of my political Berichterstattern für die Arbeit, die sie aufgewendet group I should like to thank the two

haben, sehr herzlich danken.

rapporteurs very cordially for their work.


Отрезок текста на немецком «Namens meiner Fraktion darf ich ... (danken)» – это клишированная фраза, которая часто используется в качестве начальной в ответных выступлениях на заседаниях ЕЭС. Как только переводчик услышал «Namens meiner Fraktion darf ich ... », из своего предыдущего опыта он может сделать правильный вывод, что следует ожидать одну из форм выражения благодарности. У него нет необходимости ждать, особенно если он работал в ЕЭС некоторое время и знаком с правилами ведения заседаний, до тех пор, пока он действительно получит стимул «danken». Объяснением этого, как отмечает Маттерн (1974, 3 и далее) может служить то, что весь синхронный перевод возможен только потому, что переводчик может опираться на полученную ранее информацию; следовательно, прогнозирование, в сущности, можно рассматривать как ответную реакцию на стимулы, полученные и обработанные ранее. В противоположность стимулам в конце предложения, которые Маттерн называет «Т-стимулы» (терминальные стимулы), эти стимулы можно назвать П-подсказки (прогнозирование по подсказкам), т.е. подсказка, делающие возможным синтаксическое и/или семантическое прогнозирование той информации, которую переводчик, собственно говоря, воспринимает, в то время как воспроизведение на ПЯ отрезка текста ИЯ уже идет.


Следуя Маттерну (1974, 4), взаимодействие подсказок и процесса прогнозирования можно изобразить следующим образом.

  1. Предыдущие знания о начальных фразах докладов активируются «Namens meiner Fraktion darf ich ... ».

  2. Эта П-подсказка запускает процесс прогнозирования «should like to thank».

  3. Т-стимул подтверждает или отрицает результат процесса прогнозирования, в зависимости от того, правильно или нет, была понята П-подсказка.



Из всего вышесказанного становится ясно, что в большинстве случаев синтаксическое прогнозирование и простые гипотезы вслепую, основанные только на тексте, совсем не одно и то же. Это скорее результат целенаправленного прогнозирования текста, активируемого различными лингвистическими единицами (морфемами, лексемами или комбинациями лексем), которые в рамках определенной коммуникативной ситуации служат важными подсказками для успешного синхронного перевода.

Такие подсказки незаменимы для любого вида синтаксического и/или семантического прогнозирования бывают различных типов.

1. Подсказки могут быть, например, сопутствующими тексту (внутриязыковыми), как показано на следующем примере, позаимствованном у Маттерна (1974, 35):


14. ИЯ Bei allem, was sonst umstritten ist, meine ich

ПЯ In all that

ИЯ mich also insoweit in sachlicher Übereinstimmung

ПЯ1 has been contested otherwise, I think that

ПЯ2 Despite all the other issues at stake,

ИЯ mit der inhaltlichen Auffassung der Fraktion dieses

ПЯ1 I am along the lines of the

ПЯ2 I think that we are in agreement with all the other

ИЯ Hohen Hauses zu befinden, (wenn ich hier mit Herrn Präsident... )

ПЯ 1 general opinion of the parliamentary groups in the

ПЯ2 party groups of this assembly in this particular question

ПЯ1 Bundestag.


Несмотря на то, что английские варианты перевода немецкого предложения отличаются друг от друга, они, тем не менее, позволяют нам понять, что последовательность лексем «meine ich mich», по крайней мере, статистически, служит подсказкой для переводчика, давая ему важную контекстуальную информацию относительно дальнейшего семантического развития предложения. Эта подсказка позволяет ему начать перевод, прежде чем оратор на ИЯ закончит неопределенно-личное предложение «mich zu befinden». «Zu befinden» – почти что формальный Т-стимул («Т-стимулы 0-й ценности», Маттерн, 1974, 34) или «слабый» глагол (Маттерн, 1974, 79), обязательно необходимый для формального завершения глагольного сочетания ИЯ, но не добавляющий ничего нового к информации, уже воспринятой переводчиком.

  1. Подсказки бывают также экстралингвистического, ситуативного характера, например, «It is, clear, that in an age so dominated by steadily aggravating environment problems, the Federal Republic of Germany is morally bound to give support to all international efforts at the improvement of environmental protection.» (cp. (14)). Сохранение временного континуума в данном случае дополнительно облегчает тот факт, что между ситуативными знаниями и внутриязыковыми пресуппозициями существуют почти идеальные отношения взаимодополнения. Фраза «1st bereit» снимает избыточную синтаксическую и семантическую неоднозначность всего предложения (это было бы совсем не так, если бы личное придаточное предложение содержало фразу «ist entschlossen» вместо «ist bereit»; в последнем случае неличное придаточное могло бы, по крайней мере, теоретически, продолжаться следующим образом: «... ist entschlossen, sich alien ... zu widersetzen»).

  2. В-третьих, и в заключение, нужно отметить, что подсказки также встречаются в лингвистически и ситуативно нормированных коммуникативных процессах. Мы уже затрагивали нормированные коммуникативные ситуации, когда разбирали пример 3. Другие важные случаи независимых от контекста и в то же время нормированных способов выражения мысли – фразеологически застывшие или идиоматические отрезки речи, такие, как, например, сочетания глагол + дополнение («Beitrag leisten»). Они автоматически вызывают соответствующую ответную реакцию или определенные ассоциации, которые могут значительно облегчить синхронный перевод, который в противном случае был бы весьма сложным. «Наша память заполнена связями между словами ... и как только соответствующая модель связи всплывает в нашей памяти, она продолжается в соответствии с формой» (Миллер, 1951, 94). Такие клишированные фразы можно рассматривать в пределах модели лингвистического поведения того человека, у которого возникают эти ассоциации. Они показывают, что большая часть глагольных сочетаний запрограммирована заранее, не оставляя говорящему никакой, или почти никакой возможности стилистической правки. Вермеер даже берет на себя смелость утверждать, что межличностная языковая коммуникация заранее предопределена на 99, 9 процента (Вильсс/Том, 1974). Подобные заявления, конечно, сильно преувеличены, однако, они показывают, насколько важно для синхронного переводчика заранее накопить и усвоить большие объемы клишированных фраз, которые он без труда сможет «извлечь» из долгосрочной памяти и использовать для ассоциативных операций при синхронном переводе.



^ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ ПЕРЕВОДЧИКОВ-СИНХРОНИСТОВ


Роль ассоциативной теории при использовании подсказок в прогнозировании заставляет нас обратиться к прикладным аспектам синхронного перевода как научной дисциплины, а это, в свою очередь, поднимает вопрос о том, как можно использовать все то, что затрагивалось в этой статье, с дидактической точки зрения. Наверное, само собой разумеется, что развитие первичных способностей в прогнозировании синтаксиса и семантики – важная цель обучения синхронному переводу, основанного на лингвистике и психологии. Следующие пять принципов могут служить в качестве отправного пункта для исследования теоретических аспектов обучения синхронному переводу.

  1. Любой синхронный перевод имеет дело с конкретной парой языков; он включает в себя как объективные, так и субъективные факторы, и соотношение этих факторов различно для каждого отдельного текста, типа текста и переводчика.

  2. Любое обучение синхронному переводу, ориентированное на достижение определенных целей по истечении определенного периода времени, в целом должно ограничиваться изучением факторов, специфических для каждой пары языков, которые используются в процессе перевода. К каждому студенту необходим индивидуальный подход, поскольку все студенты, изучающие синхронный перевод – отнюдь не абстрактное единство, на каждого из них нужно смотреть как на личность со своими, присущими только ей, особенностями. В принципе, любой студент, изучающий синхронный перевод, обладает определенными возможностями и имеет свою стратегию для осуществления анализа текста на ИЯ и синтеза текста на ПЯ.

  3. Объективные, внутри- или межъязыковые, факторы в синхронном переводе до определенной степени могут быть систематизированы.


4. Преподавать и, следовательно, изучать можно только те факторы, которые могут быть систематизированы.

5) Только систематизированное преподавание и изучение поддаются обобщению в том, что касается «трансформации» преподавания, слово «трансформация» использовано здесь, конечно, не в значении межъязыковой трансформации, а относительно применения полученных знаний в новых ситуациях синхронного перевода.


Если система преподавания синхронного перевода основывается на этих пяти посылках, целесообразно разработать последовательную программу обучения, начинающуюся с простых, легких для перевода предложений с ограничительными контекстуальными связями сравнительно высокого уровня. В рамках такой постепенно усложняющейся программы, прикладная научная дисциплина синхронного перевода может обозначить области, в которых имеются значительные проблемы, выработать методы обучения, основанные на принципе «контекстуального обобщения» (Лист 1972, 56) и способствовать усвоению студентами, изучающими синхронный перевод, стратегии синтаксического прогнозирования.

Статистические данные относительно того, как часто переводчик должен прибегать к прогнозированию при переводе текста, отсутствуют. Исследования, направленные на сбор и оценку случаев использования «речевых подсказок» как практического руководства для определения оптимального момента для начала процесса перевода, могли бы быть полезны при обучении синхронных переводчиков. Кроме того, такие исследования могли бы помочь переводчику анализировать качество собственного перевода и повысить гибкость синтаксиса, без которой успешный перевод просто невозможен. Очевидно, что изучение «речевых подсказок» может дать переводчику определенную осведомленность относительно потенциально сложных мест в переводе. А это, в свою очередь, может привести к выработке у переводчика своеобразных моделей синтаксического ожидания, которые регулярно встречаются в процессе перевода и. следовательно, становятся статистически значимыми (с позиции определения «правил перевода», данного Кэтфордом). Примеры такого «проникновения» в процесс синтаксического прогнозирования могут впоследствии быть использованы для того, чтобы выработать практическую, лишь частично зависяигую от преподавателя программу обучения, которая, основываясь на материале для конкретной пары языков, ускорила бы процесс распознавания и оценки контекстуальных и сопутствующих тексту «подсказок» для устранения трудностей синхронного перевода.





оставить комментарий
страница1/3
Дата02.10.2011
Размер1,08 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх