«От трансперсональной психологии к Любви.» icon

«От трансперсональной психологии к Любви.»


Смотрите также:
Козлов В. В., Майков В. В. Основы трансперсональной психологии. Истоки, история...
О природе сознания скогнитивной...
Религиозные корни трансперсональной психологии...
Базовый курс Трансперсональной психологии (тпп) Впрограмме базового курса по трансперсональной...
Нтегральная психология сознание, Дух, Психология...
Нтегральная психология сознание, Дух, Психология...
Основные направления трансперсональной психологии...
Проект атман трансперсональный взгляд на человеческое развитие Издательство аст издательство...
Кен уилбер один вкус дневники Кена Уилбера Издательство аст издательство Института...
Кен уилбер один вкус дневники Кена Уилбера Издательство аст издательство Института...
Расписание выступлений...
«Свободное фантазирование»...



страницы:   1   2   3   4   5   6


«От трансперсональной психологии к Любви.» (2002г)


Содержание

Введение 2

1. Трансперсональная психология. 3

2. Психоделическая терапия 6

3. Наркомания 10

4. Холотропное дыхание 12

5. Упражнения и приемы семинаров холотропного дыхания. 20

6. Из материалов сессий 24

7. Душа и переживания. 31

8. Смерть. 38

9. Любовь. 43

10. Бог. 47

11. Комментарии к приложениям 56

12. Заключение 57

Перечень использованной литературы 58

Приложение 1. «Рисунки Участников» см. на сайте.

Приложение 2. «Рисунки Одного Участника» см. на сайте.

Приложение 3. С. Гроф «Целительные возможности необычных состояний сознания» см. на сайте.

Приложение 4. Ю. Н. Чередниченко «Реинкарнационный онтогенез человеческой персональности и виды психосоматического наследования» (практическая часть) 59

Приложение 5. «Молитва» см. на сайте.

Приложение 6. Таблица личностных потребностей по Х. А. Мюррею. 73

Введение.


Моя самая глубокая благодарность моему сыну Антону, который не только напечатал практически всю работу, но и смог вынести далеко не идеальные состояния своего родителя. И ещё я благодарен тем людям, которые мне не мешали, по опыту холотропного дыхания, знаю, что это самая трудная функция в ситтерстве.

Я благодарен преподавателям Санкт-Петербургского филиала университета за их отношение ко мне, за те знания, которые они мне дали, за личные беседы. Я благодарен своему руководителю Аркадию Ильичу Нафтульеву – за чуткое руководство, за перкрасную фразу: «Свобода рождается только свободой». Я благодарю всех, которые в своём отношении ко мне и к этой работе старались или будут стараться руководствоваться любовью.

Я помню и благодарю моего крёстного сына Гария Георгиевича Улстса – преподователя литературы, в прогулках и беседах с которым я выжил.

Никогда не забуду бабушку – Калнин Екатерину Николаевну, благодаря ей я стал. И Выржиковскую Гедду Оттовну. Она первая сказла: «Владик, ты только будь!», и я...

^ 1. Трансперсональная психология.


Трудно предложить более точные и выверенные интелектуальные формулировки трансперсональной психологии, чем те, которые предложены в книге «Основы Трансперсональной Психологии» В. Козлова и В. Майкова.

«В научном мире сложилась достаточно неадекватная ситуация. С одной стороны трансперсональная психология заявила о себе большим количеством публикаций, научных исследований и прикладных психотехнологий. С другой стороны, в академической психологии трансперсонального направления почти не заметно (при этом направление трансперсональной психотерапии уже признано Общероссийской профессиональной психотерапевтической лигой и Министерством здравоохранения).

Уильям Джеймс был первым психологом, который использовал термин "transpersonal" (трансперсональное) в своем курсе в Гарвардском университете в 1905 году и он по праву считается первым трансперсональным психологом за свою пио­нерскую работу "Многообразие религиозного опыта". В ходе многочисленных дискуссий о том, как назвать новое психологическое направление, в 1968 году кругом его основателей - Э. Сутичем, А. Маслоу, С. Грофом и другими - было узаконено название "трансперсональная психология". Существует немало интерпретаций самого слова "трансперсональное". Видный транспсрсональный психолог Кен Уилбер слово "трансперсо­нальное" поясняет как: "личное +..." и считает, что трансперсональная ориентация эксплицитно включает все остальные области личностной психологии и затем добавляет к ним более глубокие и высокие аспекты человеческого опыта, которые трансцендируют обычные и повседневные переживания. Он считает, что трансперсональное - или "более чем персональное" - это попытка более глубоко, аккуратно и научно представлять весь спектр возможного человеческого переживания. Оно включает в себя полный спектр сознания.

По определению Р. Уолша и Ф. Воон, трансперсональными можно назвать переживания, в которых чувство самотождественности выходит за пределы индивидуальной, или личной самости, охватывая человечество в целом, жизнь, дух и космос.

^ Трансперсональные дисциплины изучают трансперсональные переживания и связанные с ними явления, расширяя для этого возможности различных специальных областей знания.

^ Трансперсональная психология - это учение о трансперсональных переживаниях, их природе, разнообразных формах, причинах и следствиях, а также о тех проявлениях в областях психологии, философии, практической жизни, искусства, культуры, жизненного стиля, религии и т.д., которые вдохновляются ими или которые стремятся их вызвать, выразить, применить или понять.

^ Трансперсональная психиатрия - это область психиатрии, занимающаяся изучением трансперсональных переживаний и феноменов. Ее предметное поле то же, что и у трансперсональной психологии, с особым интересом к клиническим и биомедицинским аспектам трансперсональных явлений.

^ Трансперсональная антропология изучает кросс-культурные аспекты трансперсональных явлений и отношения между сознанием и культурой.

Трансперсональная социология занимается социальными аспектами и следствиями трансперсональных феноменов.

^ Трансперсональная экология изучает экологические аспекты, следствия и применения трансперсональных феноменов.

Трансперсональное движение - это междисциплинарное движение, объединяющее и интегрирующее отдельные трансперсональные дисциплины.

Эти определения характеризуют направления исследования и задачи трансперсональных дисциплин. Важно отметить, однако, что они не исключают персонального, не ограничивают типологию расширения личности, не привязывают трансперсональные дисциплины к какому-либо определенному философскому подходу или мировоззрению, к конкретным методам исследования.

Трансперсональные дисциплины не исключают и не обесценивают персональную сферу. Скорее, они помещают область персонального в более широкий контекст, охватывающий и трансперсональный опыт. Одна из интерпретаций термина трансперсональный подразумевает, что трансцендентное выражается через (trans) личное (Р. Уолш, Ф. Воон).

Трансперсональная психология - направление, возникшее в США в конце 60-х годов XX века на базе трансперсонального проекта в культуре. Основателями этого направления выступили широко известные философы, психологи и психотерапевты: А. Маслоу, С. Гроф, А. Уотс, М. Мерфи, Э. Сутич и др. В теоретическом отношении проблемное поле этого направления психологии разрабатывали психологи психоаналитического, гуманистического и трансперсонального направлений, а также передовые ученые и мыслители из других областей знания: У.Джеймс, 3. Фрейд, О. Ранк, В. Райх, К.Г Юнг, К. Роджерс, А.Маслоу, Ч.Тарт, К.Уилбер, К. Прибрам, Д. Чью, Ф. Капра и др.

В отечественной литературе отдельные аспекты исследуемой темы рассматривались в работах В.В. Налимова, П.С. Гуревича, В.В. Майкова, В.В. Козлова, Е.А. Файдыша» (В. Козлов, В Майков, 2000 г. стр.5,12,13)

Трансперсональная психология включает в себя переживания и состояния, выходящие за пределы ego, привычного отождествления с Я.

В противовес бытующему термину – изменённые состояния сознания (ИСС), которые сравнивают с нормальными (и как только к нормальным можно отнести раздражение, гнев, страх и т.п. ?) – Гроф предлагает использовать термин «расширенные состояния сознания», т. е. включающие в себя более широкий спектр объектов бытия и типов познания (например, отождествление). Мне кажется более правильным использовать термин «нормальное состояние сознания» (как нормально для человека зрение), которого мы лишены («... по земле не виденьем ходим, но верою»), в сравнении с «ссуженными, обыденными состояниями сознания», которые ограничивают спектр потока информации и осознания её. Т.е. слепотой души, и, в связи с этим, «суженное» - в том смысле, как использует этот термин Э. Шнейдман («Душа самоубийцы») – как состояние потенциально суицидное и неизбежный спутник суицида. В моём понимании, суицидные устремления являются лишь продолжением «смертного мира» - того, что хочется забыть (по разным причинам), и что не оставляет серьёзного следа в памяти (души). Родители, социум проводят человека через процесс отчуждения от мира переживаний, провоцируя прогрессирующую слепоту души, что во внутреннем мире вызывает разлад и остроту конфликтов, а во внешнем – наркоманию и подобное. Однако, сказанное акцентирует внимание на существующей иерархии ценностей, главное же, с моей точки зрения, в том, что «мир зрячих» от «мира слепых» отличается по иным (непривычным, вечным, духовным) ценностям, на фоне которых указанные психические и социальные проблемы оказываются производными.

Западная материалистическая наука огульно отрицала любые духовные понятия и виды деятельности, включая даже те, которые на протяжение многих веков основывались на систематическом интроспективном исследовании психики. Во многих из великих мистических традиций разработаны особые методы вызова духовных переживаний, и достигнуто соответствие наблюдений теоретическим выводам не хуже, чем в современной науке.

Интересно, что многие великие учёные, произведшие революцию в современной физике: Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Эрвин Шредингер, Вернер Гейзенберг, Роберт Оппенгеймер и Давид Бом – находили своё научное мышление вполне совместимым с духовностью, с мистическим мировоззрением. ( В. Козлов и В. Майков, 2000г. с14)

Далее В. Козлов и В. Майков отмечают новаторские представления С. Грофа о духовном кризисе, в которых он показал, что множество классифицируемых традиционной психиатрией заболеваний, таких как функциональные (неорганические) неврозы и психозы зачастую являются не болезнями, а кризисами роста. Традиционная психиатрия, нечувствительная к этому процессу, в своих классификациях замораживает его отдельные фазы как различные виды патологии, рассматривая их как ненормальности, а не как стадии эволюционного про­цесса стремительного преображения психики. Те, кто зачисляется психиатрией в невротики и психотики - это нередко люди, которые спонтанно встретились с мощным духовным опытом и не сумели справиться с ним. (В. Козлов, В Майков, 2000 г с.114)

К собственно трансперсональным переживаниям С. Гроф относит:

«I. Основанное на опыте расширение сознания в рамках "объективной действительности".

А. Временное расширение сознания.

  1. Эмбриональные и плодные переживания.

  2. Родовые (наследственные) переживания.

  3. Коллективные и расовые переживания.

  4. Филогенетические (эволюционные) переживания.

  5. Постинкарнационные переживания.

  6. Предвидение, ясновидение, яснослышание и путешествия во времени.

Б. Пространственное расширение сознания.

  1. Трансценденция эго в межперсональных отношениях и переживания двойственности целого.

  2. Идентификация с другими людьми.

  3. Групповая идентификация и групповое сознание.

  4. Идентификация с животными.

  5. Идентификация с растениями.

  6. Слияние со всей жизнью и со всем творением.

  7. Сознание неорганической материи.

  8. Планетарное сознание.

  9. Внепланетарпое (экстрапланетарное) сознание.

  10. Внетелесные переживания.

  11. Ясновидение, яснослышание, путешествия в пространстве и телепатия.

В. Пространственное сужение сознания.

I. Сознание на уровне отдельного органа, ткани и клетки.

II. Основанное на опыте расширение сознания, выходящего за рамки "объективной действительности".

  1. Спиритические и медиумические переживания.

  2. Переживания встречи со сверхчеловеческими духовными сущностями.

  3. Переживания других миров и встреча с их обитателями.

  4. Архетипические переживания и сложные мифологические ряды (ход событий).

  5. Переживания встречи с различными божественными сущностями.

  6. Интуитивное понимание универсальных символов.

  7. Активизация чакр и подъём змеевидной энергии (Кундалини).

  8. Сознание универсального Mind.

  9. Сверхкосмическая и мета космическая пустота».

(С. Гроф «Опыт исследования ЛСД-терапии», цитируется по «Практика холотропного дыхания», Breathe, М. 2000).


Здесь уместно привести взгляд Ричарда Альперта (Рам Дасса) – в прошлом профессора кафедры психологии Гарвардского университета:

«Уровень психотерапии зависит от уровня психотерапевта. Если вам посчастливится, и вашим психотерапевтом будет Будда, вы в процессе взаимодействия сможете получить просветление. Это не шутка. Действительно, если стоять в стороне от всякой мелодрамы, вы и ваш психотерапевт будете свободны от влипания в разнообразные роли. Если психотерапевт будет привязан к какой-нибудь роли, — все, что он может дать вам — это заменить одну роль, в которую вы влипли, на другую. Поэтому пациенты, кото­рых лечат по методу Фрейда, к концу становятся фрейдизированы, а те, которых лечат по методу Юнга, — юнгизированы. Целая армия терапевтов имеет модель того, что они делают, и как все должно происходить. Всё, поступающее от пациента, проходит через этот фильтр и выходит в форме ответа, согласованного с моделью.

На протяжении восьми лет, помимо всего остального, я работал психотерапевтом в Службе Здоровья в Гарварде и Стенфорде. У меня было восемь пациентов, с которыми я работал ежедневно по методике Фрейда. После того, как я начал принимать психоделики, мне стало ясно, что модель, которую я использовал, как раз и не давала произойти реальному изменению в моем пациенте. Я считал себя вра­чом — это была единственная роль, доступная мне, и, как врач, я нуждался в пациенте. Роли были распределены: один из нас должен был быть врачом, другой — пациентом. У меня, так же, как у пациента, было много непонятного, но игра состояла в том, что я — врач, а он — пациент. Суть игры состоит в том, каким станет пациент по её окончании» (Рам Дасс, 1994).

Мнение кажется мне принципиально важным, т. к. (и это мы увидим в последующих главах) в правилах трансперсональной психологии отсутствуют (или предельно минимизированы) роли терапевта и пациента: лечит – переживание, ведущий же – проводник, помощник (можно конечно и это назвать ролями).

Понимание тех черт, которые выделяют трансперсональную психологию из ряда других направлений в сжатом и наглядном виде изложено в работе С. Грофа «Целительные возможности необычных состояний сознания». Текст этой, на мой взгляд, ключевой для понимания темы работы дан в приложении. (цитируется по «Практика холотропного дыхания», Breathe, М. 2000)

^ 2. Психоделическая терапия.


Перед тем, как перейти к холотропному дыханию мне кажется необходимым рассмотреть психоделическую терапию: в значительной мере холотропное дыхание было разработано, как реакция на запрет применения психоактивных веществ, список которых составлен очевидно некритично, использование в корыстных целях смешано с употреблением и, что совсем недопустимо, с психоделической терапией.

Термин «психолитическая терапия» был предложен Р.Сандисоном и дословно может быть понят как растворение или освобождение от напряжений и конфликтов в человеческой психике. Психолитическая терапия обычно проводится в процессе психоаналитически ориентированной терапии с целью ее сокращения и облегчения. При психолитической терапии обычно используют малые или средние дозы психоделиков (30—60 мкг ЛСД, 300—500 мг мескалина) и проводят большое количество (до 100 и более) психолитических сессий (сеансов) с последующей психоаналитической интерпретацией полученного во время сеанса материала. Основной идеей этого подхода является представление о том, что последовательно проводимые сеансы помогают пациенту осознать и интегрировать различные уровни своего бессознательного и разрешить глубокие конфликты, лежащие в основе его психопатологических симптомов.

Основной областью эффективного применения психолитической терапии явились неврозы и психосоматические заболевания, психопатии. Наибольшее распространение психолитическая терапия получила в Европе. Некоторые психолитически ориентированные терапевты, такие, как Р.Сандисон, будучи последователями Юнга, отмечали, что их пациенты в ходе сеансов психолитической терапии сталкивались с архетипами коллективного бессознательного, но большинство терапевтов психолитической школы имели фрейдистскую ориентацию и старались подобрать дозу психоделика так, чтобы ограничить переживания пациента только сюжетами истории его личной жизни (включая раннее детство), случаи мистических, трансцендентных, трансперсональных переживаний интерпретировались в рамках данной парадигмы в психоаналитическом духе, как регрессивное избегание травматического материала, символические защиты и т. д. Однако именно на этом последнем классе переживаний базируется другая парадигма использования психоделиков — психоделическая, получившая наибольшее распространение в конце 1950-х — первой половине 1960-х годов. Психоделическая терапия разрабатывалась в основном в США и Канаде. Неологизм «психоделический» был предложен Х.Осмондом, как производное от греческих слов  — душа. и — проявление, выявление. В психоделической терапии обычно однократно (или небольшое число раз) применяют большие дозы психоделика с целью индуцировать глубокие трансперсональные переживания мистического, трансцендентного характера, способствующие катартическим процессам, позитивным личностным изменениям, личностному росту и самопознанию, важным инсайтам в отношении экзистенциальной проблематики, смысла жизни, кардинальной трансформации взглядов на собственное «Я» и окружающий мир, жизнь и смерть, повышению творческой активности, расширению духовного горизонта, гармонизации взаимоотношений человека с окружающим его миром и другими людьми . Как отмечалось психотерапевтами, работавшими с психоделическими средствами, глубокие впечатляющие и совершенно уникальные по своей природе психоделические переживания способны существснно изменить оценку пациентами их прошлого жизненного опыта, трансформировать их систему ценностных и смысложизненных ориентации, обусловить позитив­ные личностные и поведенческие изменения. Важно отметить, что, по мнению Х.Осмонда, психоделики представляют интерес не только для терапии, но и способны пролить новый свет на философские проблемы человеческого существования, цели и смысла жизни, психики, картины мира в целом.

Психотерапия в рамках данного подхода заключается в подготовке пациента к психоделическому сеансу, фасилитации его проведения, а также в проведении специальной психотерапии после сеанса с целью помочь пациенту соотнести психоделические переживания с его дальнейшей жизнью. Тем самым психотерапевтическая работа получает раннее совершенно не свойственное ей качество: она рассматривается не столько как процесс разрешения психологических проблем личности, сколько как этап духовной преобразовательной работы.

Экстрафармакологические факторы, такие, как психологическая обстановка во время сеанса, его музыкальная аранжировка, взгляд психотерапевта на психоделическую терапию и его поведение до, во время и после сеанса играют необычайно важную роль в достижении терапевтического результата и избегании нежелательных побочных эффектов и осложнений лечения. (Е. Крупицкий, А. Гриненко 1996. стр.6,7,8)

Однако наиболее впечатляющие результаты применения психоделических средств в психиатрии были получены при использовании их как вспомогательного средства для психотерапии в рамках психолитической и, в особенности, психоделической парадигм.

Лечению с помощью психоделиков неврозов и некоторых психосоматических заболеваний посвящено, пожалуй, наибольшее число работ. Так, тревожные состояния, обсессивно-компульсивные и фобические неврозы, невротическая депрессия, ряд истерических симптомов, а также некоторые формы сексуальных неврозов и пограничных личностных расстройств хорошо поддавалось как психоделической, так и психолитической терапии. При этом часто психоделики оказывались эффективны в тяжелых случаях, когда другие методы лечения не давали положительного результата. Впечатляет высокая эффективность психоделиков в терапии неврозов. Так, в одном из исследований значительное улучшение при ЛСД-терапии неврозов отмечалось в 90% случаев (у 45 из 50 больных), в другом улучшение было отмечено у 57 из 60 больных, причем у 45 значительное и стойкое.

Ряд авторов предложили применять ЛСД в сексопатологии, в частности, для лечения гомосексуализма и фригидности .

Положительный эффект ЛСД-терапии отмечался при явлениях деперсонализации и повторных суицидных попытках .

Имеются отдельные работы, свидетельствующие об эффективности применения психоделиков в терапии аутичных детей, а также некоторых форм детской шизофрении .

Известный американский психолог Т.Лири сообщил об успешном использовании психоделиков для коррекции психопатий и социопатий, и, в частности, для реабилитации преступников-рецидивистов .Психоделическая терапия помогала некоторым из них увидеть иные смыслы в жизни, радикально изменить жизненный путь. После психоделических сеансов у них регистрировались улучшения показателей по шкале лжи MMPI, а также по шкалам социабельности, социализации, самоконтроля, самоприятия и интеллектуальных возможностей Калифорнийского психологического опросника (CPI), отмечалось изменение поведения и установок.

Применению ЛСД для лечения алкоголизма и наркоманий было посвящено огромное число работ, в большинстве из которых отмечались положительные результаты .Так, полуторагодовой катамнез 135 больных алкоголизмом показал, что 54% больных, получивших высокую дозу ЛСД (450 мкг), и 47%, получивших небольшую дозу (50 мкг), находились в ремиссии и были хорошо социально адаптированы .

Большой областью клинического применения психоделиков, о которой также необходимо сказать несколько слов, является психологическая помощь терминальным пациентам (смертельно больным людям). Применение психоделической психотерапии, как правило, позволяло изменить психологическое отношение пациентов к неизбежной и близкой смерти, обуславливало-снижение тревоги, депрессии и страха смерти, способствовало состоянию умиротворения, примирения с прошлым и естественными челове­ческими ограничениями, формированию нового взгляда на жизнь, смерть и бытие. Интересно отметить, что при этом часто отмечалось длительное (в случае использования ЛСД — на несколько дней или даже недель) уменьшение болей у онкологических терминальных больных. Наиболее эффективным при работе с терминальными пациентами оказался подход в рамках психоделической парадигмы .

Положительное действие на психику психоделического опыта отмечалось не только у больных, но и у здоровых людей. Так, в исследовании на 72 здоровых добровольцах было выявлено, что прием ЛСД (200 мкг) способствует устойчивым положительным изменениям личностных качеств, установок, увеличивает понимание себя и других людей, повышает толерантность к фрустрационным ситуациям, расширяет духовный горизонт. Ряд авторов обнаружили увеличение творческих способностей (креативности) после ЛСД-сеансов. (Е. Крупицкий, А. Гриненко 1996. стр. 12,13, 14.)


При высокой клинической эффективности в отношении широ­кого спектра психических расстройств психоделическая терапия, особенно проводимая неспециалистами, может вызвать, к сожалению, серьезные осложнения и нежелательные побочные эффекты.

Надо отметить, что хотя список возможных осложнений психоделической терапии выглядит внушительно, частота их развития невелика и, как правило, их появление связано либо с отсутствием опытного психотерапевта, либо с недооценкой проти­вопоказаний (в частности, латентных психических нарушений).

Своеобразным осложнением психоделической терапии является специфическое состояние, которое может быть обозначено как «амотивационный синдром». Он характеризуется пассивной жизненной позицией, анергией, утратой интереса к обычной жизни, к материальным ценностям и возрастанием интереса к религии, к духовной жизни. Так, один студент-юрист после приема ЛСД при экспериментально-психологическом исследовании отмечал, что перед ним «открылась перспектива целого мира» и он потерял интерес к своим занятиям, карьере и окружающей действительности (Е. М. Крупицкий, А. Я. Гриненко, 1996 стр.15). Правда, назвать это «осложнением» может лишь тот, кто не пребывал сам в этом состоянии.


Запрещённое не поддаётся регулировке. Можно прогнозировать нелинейный характер развития наркомании. С её ростом трансперсональная психология и, в частности, психоделическая терапия выдвигаются на авансцену психотерапевтического действа. Можно сомневаться в высокой эффективности иных методов при лечении наркомании. Массовое обращение людей, попробовавших наркотики, в «иные веры» ожидать не приходится. Даже холотропное дыхание, оперирующее набором знакомых наркоманам переживаний, не привлечёт много людей. Активисты общества анонимных алкоголиков и наркоманов отмечали полезность участия в семинарах холотропного дыхания людей, которые приняли твёрдое решение лечиться, но «твёрдых» немного. Преодоление тяжелейших последствий наркомании в том, чтобы приём психоактивных веществ стал контролируемым психотерапевтическим процессом. А это невозможно без создания среди психологов и психотерапевтов широкого слоя людей, знакомых на практике с трансперсональной психологией, и специалистов, подготовленных именно к работе в психоделической терапии. Это, в свою очередь, невозможно без опыта участия в сессиях холотропного дыхания и психоделической терапии.

И ещё! В тех случаях, когда психоделическая терапия не запрещена (применение не осложнено до предела запретами на психоактивные вещества), допуск к этому виду терапии имеют только психотерапевты, но не психологи – это не допустимое положение дел! Я не знаю, в каком объёме и какие знания о психоактивных веществах дают курсы медицинских вузов – безусловно, для любого, работающего в этой области такие знания необходимы, как и опыт стажёра – но для меня очевидны следующие моменты:

  1. именно в трансперсональной психологии (и в психоделической терапии, как её концентрате), как нигде, важен гуманитарный подход: не от физиологии к психике, но наоборот – психика, как целостность и главный определяющий фактор;

  2. обстановка (и установки) клинической психиатрии сужает поле деятельности психоделической терапии, переносит центр тяжести с области, где она наиболее действенна, необходима, действует превентивно и с минимумом осложнений, в область клинической психиатрии и, главное, создаёт мало благоприятную атмосферу, которая является определяющим фактором терапии. Психотерапевт – врач, а раз врач, значит пришедший к нему – больной. А психически больной - значит неспособный управлять собой - верх стыда, - признаться в этом могут не все, да и те, в основном, когда процесс «запущен».

В обсуждении вопроса о психоделических веществах принимали участие Олдос Хаксли и Алан Уотс, известные психологи: например, Ральф Метцнер, Ричард Олперт и Тимоти Лири получили вполне академическое образование. Метцнер, немец по происхождению, в 1958 г. закончил Оксфорд, а в 1962 г. в Гарварде получил степень доктора медицины за работы в области клинической психологии. В следующем году он стал преподавателем Медицинской школы при этом учебном заведении, специализируясь в области психофармакологии.

Ричард Олперт, который позже получил известность как Баба Рам Дасс, защитил докторскую диссертацию в Стенфордском университете и в 1953 г. стал доцентом в Гарварде. В 1956 г. он был назначен членом Совета Гарвардского проекта по изучению психоделических средств.

Тимоти Лири, также имел солидную академическую подготовку. Получив степень магистра в университете штата Вашингтон в 1946 году, в 1950 г. Он получил степень доктора в Калифорнийском университете за работу «Общественные измерения личности». В 1957 г. Лири опубликовал классический учебник «Интерперсональный диагноз личности» и в 1960 г. был принят в Гарвардский центр исследования личности (Н. Друри, 2001, стр. 95-96).

Джон Лили – ученый-биолог с мировым именем, прославившийся изучением разума дельфинов, автор многих книг, посвятил многие годы изучению одиночества и изоляции в ограниченном пространстве, развивал идеи, полученные путем экстраполяции и переработки современной теории вычислительных машин для объяснения субъективных аспектов работы человеческого мозга и программного управления психикой.

Вот как описывает Ричард Олперт (Рам Дасс) употребление ЛСД одним из учителей Индии (Махарадж-джи):

«— Оно полезно, полезно, не истинное самадхи, но оно полезно.

Позднее в разговоре с одним западным человеком, спрашивавшим его об ЛСД, он сказал: «Если вы находитесь в тихом и спокойном месте и спокойны, ваши чувства умиротворены, а ум направлен к Богу, оно полезно. Оно полезно». Он сказал, что ЛСД позволяет вам войти к святому или получить визит святого — даршан (святого: вы­сшего существа, высшего пространства — высшее сознание, — все зависит от того, как перевести это слово). Но он сказал, что вы не можете остаться там: через час или два вы должны вернуться обратно. Он сказал, что гораздо лучше самому стать святым, чем идти туда, где святой может прийти к вам. Но иметь визит святого к себе, конечно, очень приятно. Он добавил, что ЛСД усиливает веру, веру в возможность существования таких существ. В этом разговоре он употребил имя Христос, говоря о святом. Он сказал, что оно позволяет вам иметь визит Христа, однако вы не можете остаться с ним. Лучше самому стать Христом, но ЛСД не может сделать это для вас. Он сказал, что оно укрепляет веру, но не делает вас Христом. И добавил, что любовь — более сильный наркотик, чем ЛСД» (Рам Дасс, 1994).

Я очень хочу акцентировать внимание на последней фразе: «любовь – более сильный наркотик, чем ЛСД»

3. Наркомания.


Тяжело встречаться с работами о психоактивных препаратах, изданными большими тиражами, где всё сводиться к знакомому запугиванию. На мой взгляд, наилучшим образом книгу Данилина «ЛСД» иллюстрируют следующие цитаты:

«По всей видимости, прием фенциклидина и кетамина в еще большей степени, чем прием остальных галлюциногенов, пробуждает в мужчине женское начало — начало пассивное, хаотичное, перекладывающее ответственность за принятие решений на внешние источники. Мужчина стремится к веществам, временно освобождающим от биологически свойственной его полу активности, то есть к тому, что Юнг называл понижением умственного уровня».

«Можно сказать, что синхронистичность — это предрассудок, ставший бредом, точно так же, как можно сказать про LSDmpun», что это воображение, превратившееся в безумие» (А. Данилин, 2002 стр. 197, 184). Враги Данилина – Дионисийское, хтоническое, женское, синхронизмы. С точки зрения моего опыта работы с людьми, мир в душе не достижим без достижения целостности, приятия себя, причём неприятие себя - высвечивается неприятием чего-либо в мире.

Выше я отмечал потребность человека в переживании, далее надеюсь разобраться поподробнее, здесь лишь приведу ещё одну цитату:

«Все та же крайняя опасность приема препарата, все так же быстро проявляется и нарастает «по­нижение умственного уровня». ^ Так же мало людей, даже находящихся в зависимости, описывают эффект от приема психоактивного вещества как приятный или приносящий удо­вольствие.

В этом главный парадокс подобных препаратов.

К чему в этих ощущениях может стремиться наркоман? Должен же человек испытывать если не удовольствие, то хотя бы удовлетворение своих бессознательных потребно­стей в ходе приема химического вещества, в зависимость от которого он попадает?

Видимо, использование с целью достижения специфи­ческого опьянения совершенно различных и крайне опас­ных химических веществ свидетельствует о существова­нии некоей скрытой потребности не в веществе, а в эффекте, который им вызывается. Причем эта потреб­ность настолько сильна, что способна победить инстинкт самосохранения — один из главных защитных механизмов личности.

^ Быть может, эти люди испытывают потребность быть управляемыми, потребность в ослаблении свойственной чело­веку «напряженности сознания»?» (А. Данилин, 2002, стр. 196).

Здесь пока отметим верно подмеченное существование «сильной скрытой потребности», я бы даже сказал – сильнейшей.

По официальным данным МВД СССР, на 1988 год в Советском Союзе на учете находилось более 130000 человек.

Из них около 50 000 нар­команы и 80 000 — те, кто хотя бы раз попробовал наркотики.

Но есть и другие цифры. Как заявил в журнале «Социс» номер 2 за 1989 г. адъюнкт, капитан милиции В. Ф. Калачев: «Мои подсчеты наводят на еще более грустные размышления. Из опрошенных нами школьников и учащихся ПТУ от .14 до 17 лет и студентов 26,3% пробовали наркотические и токсические вещества хотя бы один раз, и 2,9% прибегали к ним постоянно. По статистике в стране насчитывается около 19,7 миллионов юношей и девушек этой возрастной категории».

Если экстраполировать полученные нами данные на весь Советский Союз, то получится, что примерно 0,5 млн. учащейся молодежи можно ставить диагноз «наркомания» или «токсикомания», а около 5 млн. — т. н. «пробовальщики».

Меры, принимаемые государством против употребителей — я не говорю о торговцах, хотя почти каждого употребляющего наркотики можно в силу причин, вынуждающих его это делать, назвать и торговцем — можно и нужно назвать антигуманными и преступными.

В психиатрических больницах, куда помещают добровольно желающих вылечиться наркоманов, в самых антисанитарных ужасающих условиях, в окружении алкоголиков, к ним применяется «лечение» такими препаратами, как аминазин, галоперидол, сульфазин, модитендепо и др., - можно вполне понять отсутствие стремления у наркоманов воспользоваться таким «лечением».

На международном «круглом столе» в Брюсселе в сентябре 1988 года, который предшествовал образованию ДШФ (Международной — антипрогибиционистской лиги) — организации, выступающей против запрещения наркотиков, были сформулированы девять выводов, убедительно доказывающих необходимость легализации всех наркотиков. Все эти доказательства применимы и к ситуации в нашей стране.

1. Легализация производства, коммерческих операций и продажи наркотиков, которые запрещены сегодня — от марихуаны до героина и кокаина — срежет цены на 99%. Таким образом, преступные организации будут моментально исключены из участия в этой торговле.

2. На государство будет возложена обязанность установить адекватные налоги, чтобы, с одной стороны, снизить потребление наркотиков, а с другой — гарантировать такое количество веществ, при котором вредное воздействие наркотиков на организм (в т. ч. заражение СПИДом и другими болезнями) будет снижено до минимума.

3. Немедленно изменятся условия существования наркоманов, так как они более не будут вынуждены, как сегодня, прибегать к насилию и быть замешанными в делах преступного мира. С их проблемами можно будет разбираться с более гуманных психологических и социальных позиций.

4. Международной мафии будет нанесено такое поражение, которое сегодня не способна нанести ей даже коалиция армий Востока и Запада, мафия в одно мгновение утратит основной источник своего богатства и непобедимости.

5. Как только источник барышей будет демонтирован, прекратится подпольная пропаганда, которая при помощи сотен тысяч дельцов является сильнейшим побудителем для распространения сильнодействующих наркотиков в обществе и такого роста личного потребления, который только можно себе представить.

6. Легализация будет с каждым днём уничтожать причины миллионов актов насилия, от которых больше всех страдают слабые и беззащитные люди.

7. Легализация освободит силы правоохранительных учреждений от груза этих преступлений и автоматически позволит им более эффективно участвовать в охране безопасности граждан

8. Легализация освободит огромные суммы денег для антирекламы наркотиков и реабилитации наркоманов — суммы, которые в настоящее время расходуются на бессмысленную охоту на людей.

9. Легализация положит конец международной напряженности в этой области, которая наносит все больше вреда правам человека и которая произвела на свет законы, проявляющие все меньше уважения к гарантиям справедливого суда и законной свободы (например, возобновление смертной казни во многих государствах, которые в свое время ее отменили).

Таким образом, вполне понятно, почему легализация наркотических средств — единственный путь к решению проблемы наркомании в стране и мире. Только этим и единственно этим способом можно устранить те последствия и тот вред, - который наносит обществу запрет на употребление наркотиков.

Мир стоит на пороге громадных, глобальных перемен. Эти перемены произойдут гораздо быстрее, чем предполагает большинство людей. Именно это обязывает быть предельно честным и ответственным в принятии политических решений в борьбе с антигуманными, насильственными формами существования, как государства, так и мафии. Легализация наркотиков является, несомненно, самым результативным ударом по этим формам.

Виктор РЕЗУНКОВ. («День за днем», в сокращении).

Время публикации этой статьи – 1990 год. За прошедшие 13 лет к лучшему ничего не изменилось.

Появились новые статистические данные – на учёте состоит лишь одна десятая часть людей принимающих психоактивные вещества. – А это и естественно при огульных запретах и страхах. Скажите, как помочь тем девяти десятым, если психотерапевтические психоделические сессии по-прежнему под огульным запретом, и не может даже существовать института обучения людей, способных вести сессии, вести психотерапевтическую работу с клиентами, вести сеансы психоделической терапии?

Моё отношение не столь «шапкозакидательное» - выборочная легализация, не решит всех проблем: мафия и международная напряженность выживут, но все же путь преодоления наркомании в её выборочной легализации (навряд ли героин и марихуана должны быть одинаково легализированы, но легализация второго вещества в ряду некоторых других позволит много действеннее сократить применение первого) и трансформации в психоделическую терапию. Вообще, трудно себе представить, чтобы борьбу с чем бы то ни было можно было выиграть запретами. Здесь же особо трудный случай: в основе лежит естественная потребность человеческой психики жить в мире переживаний; очевидно, будут набирать силу другие способы изменения сознания, которые запретить будет сложнее. Путь трансформации не будет лёгким – слишком много было совершено ошибок в понимании психической жизни человека и в политике отношения к препаратам, изменяющим сознание, – но это единственно возможное направление движения из тупика (чтобы не сказать «дороги к пропасти»). Очень возможно, что движение в этом направлении само трансформируется к другим целям и смыслам.





Скачать 1.84 Mb.
оставить комментарий
страница1/6
Дата30.09.2011
Размер1.84 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх