М. Ю. Кондратьев Коллектив icon

М. Ю. Кондратьев Коллектив


1 чел. помогло.
Смотрите также:
М. Ю. Кондратьев Коллектив...
Дмитрий Кондратьев: "Скафандр это маленький космический корабль"...
Программы развития моу сош №14 города Липецка на 2011-2016 годы Наименование Програм­мы...
А. Е. Кондратьев Управленческое решение в системе управления...
Лекция №11 (2 часа) Коллектив как объект и субъект воспитания Термин «коллектив»...
«О войне придумывать не надо…»: Вячеслав Кондратьев и его «ржевская» проза...
Программа развития Муниципального общеобразовательного учреждения Радужненской средней...
Геннадий Кондратьев Популярный самоучитель работы в Интернете Геннадий Кондратьев Популярный...
Программа развития "Создание единой информационно-образовательной среды массовой школы" на 2007...
1. В. Ф. Крапивин, К. Я. Кондратьев. Глобальные изменения окружающей среды: экоинформатика. С...
Пояснительная записка Педагогический коллектив «Октябрьская оош»...
С. В. Кондратьев 2010 года...



Загрузка...
страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22
вернуться в начало
^

5.4. Особенности депривации психологического развития в дошкольном возрасте



Дошкольный возраст характеризуется общей сензитивностью к раз­витию, ребенок дошкольного возраста, находящийся в условиях уч­реждений интернатного типа, несет на себе воздействие той среды, которая в большинстве случаев искажает его развитие. Дети, нахо­дящиеся в условиях эмоциональной и сенсорной депривации, имеют задержки в психомоторном развитии. Они испытывают зна­чительные трудности в выполнении проб на статическую, динами­ческую коррекцию и синхронность движений. Тонкие и мимичес­кие движения недостаточно дифференцированы, отмечались пато­логические движения, синкенезии. Так же как и для предыдущих возрастных групп, характерно снижение (относительно нормы) общей познавательной активности. Дети демонстрируют пассивное освоение материала, они постоянно ориентируются на оценку взрослого. В целом интеллектуальный статус детей снижен относи­тельно нормы и в общей своей характеристике эти задержки в ин­теллектуальном развитии относятся на счет общей социальной си­туации развития и говорят о депривационном синдроме.

В характеристике познавательной сферы мы отмечаем отстава­ние в области развития восприятия: дети испытывают затруднения в активном использовании эталонов цвета и формы, хотя могут на­ходить нужный эталон по образцу, в том числе и словесному. Это свидетельствует о недостаточной сформированности соответствую­щих сенсорных эталонов, характеризующих восприятие. В целом перцептивный статус детей несколько ниже возрастной нормы.

В области мышления наибольшие затруднения наблюдаются в следующем: обобщение и классификация у детей носят синкрети­ческий характер с выраженным смешением оснований по «типу це­почки или диффузного комплекса», особенно у 4-летних детей. У детей 6 лет классификация осуществляется на уровне зрительного соотношения, дети затрудняются вербально обозначить группы предметов. Для них типично отставание в области общей осведом­ленности, например, своего дня и года рождения, времен года и месяцев. Явно выражено отставание в развитии метофорического мышления. В области счета не сформирован ряд представлений и действий, дети затрудняются в счете, ошибаются при оперирова­нии понятиями «больше — меньше» на числовом материале, не представляют, какие единицы измерения используются для опреде­ления пространства и времени.

Нравственные суждения детей, как правило, синкретичны. Нравственное содержание поступка оценивается исходя из ожидае­мого поощрения или наказания со стороны взрослого. У ряда детей младшего дошкольного возраста отмечен ригоризм, проявляющий­ся в форме демонстрации моральных суждений типа абстрактной проповеди на фоне противоположного типа обыденного поведе­ния.

В области памяти наибольшее отставание наблюдается в плане формирования функции опосредования, что является одной из ос­новных общеинтеллектуальных характеристик. Следует отметить, что отставание в плане кратковременного механического запомина­ния встречается значительно реже. В то же время для большинства детей характерны нарушения опосредованного запоминания, что свидетельствует об общем интеллектуальном отставании.

В отношении воображения необходимо отметить следующее: более всего наличествует репродуктивная позиция и стереотипная интерпретация проективного материала, что представляется не столько как отставание в развитии собственно воображения, сколь­ко как отставание общей личностной ориентации.

В целом отставание в гностическом развитии у воспитанников детских домов — это характерное явление. С нашей точки зрения, частично оно может быть преодолено в рамках учебного процесса, в то время как собственно психологическая коррекция должна быть направлена в первую очередь на формирование познавательной и творческой активности, абстрактно-образного мышления, произ­вольной саморегуляции; однако, по нашим данным, эти дети обучае­мы, что говорит о правомерности благоприятного прогноза.

В области внимания наблюдается отставание прежде всего в плане произвольной его функции. Дети легко отвлекаемы, сосредо­точение возникает на уровне спонтанной мотивации, что в целом выступает как проявление несформированности произвольной саморегуляции. Характерны также нарушения устойчивости внима­ния, быстрая утомляемость, что может быть связано и с общей психоастенизированностью, и с органической патологией у ряда детей.

В области речевого развития наблюдается обычное косноязы­чие, особенно заметное у младших дошкольников, имеет место за­паздывание в области синтаксиса и содержания высказываний. Дети сравнительно поздно начинают пользоваться личными место­имениями, не понимают фразеологических оборотов. При сформи­рованном умении называть предметы, изображенные на картинках, дети испытывают затруднения в описании происходящего и интер­претации смысла картинки, поскольку такое описание предполага­ет установление соотношения между действительностью и ее сим­волическим отображением, отсюда отставание в овладении графи­ческими знаками и, как следствие, характерные ошибки при чтении и письме. Неграмотности также способствует несформированность фонематического слуха, затруднения в различении твердых — мяг­ких, глухих — звонких согласных, в результате чего на письме появ­ляется персеверация букв, слогов, несогласование падежных окон­чаний.

Еще одной областью, в которой проявляется отставание речево­го развития, является социальная. Дети комментируют конкретные бытовые события, но не всегда могут сформулировать свои мысли по поводу будущего.

Общая характеристика эмоционального статуса следующая: высокая тревожность и в большинстве случаев агрессивные тенденции, явные или вытесненные (по данным проектных методик), одиночест­во, агрессии, страхи сказочных персонажей (причем, по содержа­нию страхов можно судить о тенденциях к отставанию в развитии).

В отношении эмоциональной лабильности либо регидности можно сказать, что не выявлено преобладания одной из этих харак­теристик как типичной; в то же время обращают на себя внимание случаи явной выраженности одной либо другой у отдельных детей, что в сочетании с эйфорическими и депрессивными проявлениями свидетельствует о наличии эмоциональных нарушений, снижении произвольности поведения и эмоциональной саморегуляции. Это проявляется и в двигательной расторможенности либо скованности, аффективных реакциях при фрустрации, плохом самоконтроле при социальных взаимодействиях.

Дети, воспитывающиеся в условиях интернатного типа, имеют целый ряд личностных особенностей, в частности, они не усваива­ют навыков продуктивного общения при наличии ярко выражен­ной потребности в любви и внимании; не умеют налаживать обще­ние с окружающими. В силу неправильного и недостаточного опыта общения дети часто занимают по отношению к другим людям агрес­сивно-негативную позицию. Эмоционально нестабильное положе­ние ребенка, лишенного родительского попечительства, ведет к на­рушению аффективно-личностных отношений (B.C. Мухина, 1986).

По данным М.И. Лисиной (1979), дети первого года жизни, вос­питывающиеся в доме ребенка, отличаются от ровесников, расту­щих в семье: они вялы, апатичны, лишены жизнерадостности, у них снижена познавательная активность, упрощены эмоциональные проявления, предличностные образования или внутренние структу­ры, которые появляются у детей из семьи на первом году жизни и ложатся в основу формирования личности, у воспитанников дома ребенка деформированы. У них не возникает привязанности к взрослому, они печальны и пассивны; у детей дошкольного возраста специфические условия жизни в закрытом детском учреждении приводят к вынужденной поверхностности чувств, эмоциональной недостаточности (И.В. Дубровина, B.C. Мухина, А.Г. Рузская, Т.Н. Счастная, Д.И. Фельдштейн). В исследованиях И.А. Залыси­ной, Ю.В. Егошкина, С.Е. Рыжиковой, Т.Н. Счастной и Е.О. Смир­новой показано, что у детей дошкольного возраста имеются наруше­ния в личностном общении, в основе которого лежит потребность во взаимопонимании и сопереживании; для них характерна снижен­ная эмоциональность, активность в общении, скупость выражения своих переживаний.

По данным исследования И.С. Денисенковой, Ю.В. Егошкина, Н.А. Носковой, С.Е. Рыжиковой, А.А. Ярулова, эмоциональные ре­акции дошкольников и младших школьников из учреждений интернатного типа отличаются более высокой напряженностью, аффек­тивными срывами, большим накалом эмоциональной фрустрации, выражающихся в агрессии. Условия воспитания ребенка в учрежде­ниях интернатного типа (ограниченность эмоционально-идентифи­кационных отношений с ребенком) выступают как неблагоприят­ные для развития сопереживания, не способствующие реализации потребности ребенка в признании взрослыми и сверстниками. Дети, испытывающие депривацию, приходя в школу неспособны находить выход из конфликтных ситуаций, у них преобладают экстрапунитивные реакции по типу самозащитных: враждебность, агрессивность по отношению к окружающим.

Для детей, находящихся в ситуации депривации, характерна сла­бая выраженность значимости дружеских связей (A.M. Прихожан), отсутствие постоянных диад и триад, носящих в основном ситуатив­ный характер. У воспитанников закрытых детских учреждений отношение к взрослым определяется практической полезностью пос­леднего в жизни ребенка (И.В. Дубровина, Д.И. Фельдштейн). В жизни этих детей имеет место не личное, а функционально-ролевое общение, выбор партнера по общению осуществляется на пред­метно-содержательной основе.

Ограниченный круг контактов препятствует формированию продуктивных навыков общения со сверстниками и взрослыми и затрудняет формирование адекватной картины мира, что, в свою очередь, оказывается существенным препятствием на пути их адап­тации и интеграции в более широком социуме.

Дефицит общения ребенка со взрослым приводит к гипертро­фии, сверхценности этой потребности, к практически полной зави­симости эмоционального благополучия ребенка от отношения к нему взрослого (Лисина, 1979).

На фоне напряженности потребности в общении со взрослым и одновременно повышенной зависимости от него обращает на себя внимание агрессивность в отношении ко взрослому. Исследования Мухиной, Носковой, Счастной показывают, что дети, находящиеся в ситуации депривации, не успешны в разрешении конфликтов и со взрослыми и со сверстниками, они агрессивны, стремятся обвинить окружающих в возникновении конфликта, не могут осознать свою вину, неспособны к продуктивному, конструктивному выходу из конфликта.

Для понимания причин возникновения описанных особеннос­тей поведения у воспитанников детского дома недостаточно ука­зать, с одной стороны, на узость, ограниченность их контактов со взрослыми, с другой — на высокую интенсивность контактов со сверстниками как простые количественные характеристики. Важно учитывать, что в детском доме ребенок постоянно общается с до­вольно узкой группой сверстников, причем он сам не может предпо­честь ей какую-либо другую: тесная принадлежность к определенно­му кругу сверстников приводит к тому, что отношения в группе складываются по типу родственных. В этом можно увидеть положи­тельный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности, но в то же время подобные контакты не способству­ют развитию навыков общения со сверстниками, умению налажи­вать равноправные отношения с незнакомыми детьми, адекватно оценивать свои качества, необходимые для избирательного, дружес­кого общения (Л.И. Божович, Я. Корчак, B.C. Мухина, А.Л. Шринман).

В основе недоразвития «интимно-личностной» сферы общения лежит отсутствие эмпатии, т.е. сопереживания, умения и потреб­ности разделить свои переживания с другим человеком. В то же время исследования Счастной позволяют говорить о том, что у депривированных детей содействие, как умение оказывать помощь дру­гому, представлено значительно шире, чем сопереживание. Этот феномен позволяет затронуть один из важнейших вопросов разви­тия личности — проблему отчуждения, «обособления». Ситуация депривации способствует развитию феномена отчуждения, и имен­но это продуцирует отсутствие любви, тепла в отношении ко второ­му, третьему поколению в семье (как некая последовательная цепь поколений, прервать которую бывает достаточно сложно).

Как показывают исследования, проводимые Мухиной, в услови­ях детского дома формируется феномен «мы». У детей возникает своеобразная идентификация друг с другом. В благополучной семье всегда есть фамильное «мы» — чувство, отражающее причастность именно к своей семье. Это важная организующая эмоционально и нравственно сила, которая создает условие защищенности ребенка. В условиях жизни без родительского попечительства у детей сти­хийно складывается детдомовское (интернатское) «мы». Это совер­шенно особое психологическое образование. Дети без родителей делят мир на «свои» и «чужие», «мы» и «они». От «чужих» они со­вместно обособляются, проявляют по отношению к ним агрессию, готовы использовать их в своих целях. У них своя нормативность по отношению ко всем «чужим». Однако внутри своей группы дети чаще всего также обособлены: они могут жестоко обращаться со своим сверстником или ребенком младшего возраста. Эта позиция формируется по многим причинам, но, прежде всего, из-за неразви­той и искаженной потребности в любви и признании, из-за эмоцио­нально нестабильного положения ребенка (Мухина).

Приведем типичные протоколы обследования детей дошкольно­го возраста, находящихся в учреждениях интернатского типа.


^ Николай А., 5 лет 8 месяцев

Сведения о родителях: о матери есть, отец не указан.

Диагноз — выраженная задержка интеллектуального и речевого разви­тия.

Дата поступления — отказной.

^ Обследование познавательной сферы:

1. Восприятие: различает четыре основные формы, основные цвета по образцу и слову.

2. Решил задачи с тремя предметами. Исключить четвертое (лишнее) изображение с картинки не смог, лишние детали в изображении предметов увидел, но не смог объяснить.

3. Внимание: устойчивое, трудно переключаемое. Испытывая затрудне­ния с выполнением заданий, все равно старается их выполнить.

4. Из 10 предложенных слов после первого предъявления воспроизвел одно слово, допустил три ошибки, после двух предъявлений — три, после трех — четыре, после четырех и пяти — пять.

5. Воображение: 8;3 (присвоенный ответ в сравнении с образом).

6. Уровень познавательного развития ниже возрастной нормы.

Обследование речевой сферы:

1. Фонематический слух не сформирован.

2. Общается с помощью простых фраз. Слоговая структура не нарушена.

3. Словарный запас ниже возрастной нормы.

4. Стертая форма дизаритрии.

Обследование эмоционально-волевой сферы:

1. Контактен. Склонен к «застреванию» на отрицательных эмоциональ­ных состояниях, к возникновению страхов, инфантилен, раним.

2. В доступных по сложности заданиях действует адекватно, используя целенаправленные пробы.

3. Ориентирован на социальные нормы, но занимает двойственную по­зицию: с одной стороны, имеет тенденции к нарушению норм, с другой — боязнь наказания за это.

^ Самооценка и притязание на признание: самооценка, не сформирована, пре­тендует на успех в деятельности и высокий статус в группе, микрогруппе.


Анна И., 5 лет 4 месяца

Сведения о родителях: мать — бомж, отец имеет двоих детей, место жи­тельства неизвестно.

Диагноз — задержка речевого развития.

Дата поступления — отказная.

^ Обследование познавательной сферы:

1. Восприятие: различает по образцу цвета и формы, называет их.

2. Мышление: решает задачи в пределах 4; переносные смыслы не пони­мает, с заданиями на доске Сегена справляется успешно, на кубиках Коосса — только с подсказки взрослого.

3. Внимательна.

4. Память: после первого предъявления из десяти предложенных слов воспроизвела четыре слова, после двух — шесть, после трех — восемь, после пяти — десять.

5. Воображение (повторение ответа по образцу).

6. Уровень познавательного развития в целом соответствует возрасту.

Проявляет хорошую познавательную активность.

Обследование речевой сферы:

1. Фразы строит правильно, мысли выражает доходчиво.

2. Запас слов ниже среднего уровня.

3. Задержка речевого развития.

Обследование эмоционально-волевой сферы:

1. Эмоциональный статус в норме.

2. Осуществляет планирование своей деятельности, действует целена­правленно и последовательно.

3. Успешно усваивает социальные нормы, хорошо социально адаптиро­вана.

^ Самооценка и притязание на признание, самооценка в норме — положи­тельная. Уровень притязаний высокий, притязает на признание и оценку взрослого. Сформировано ценностное отношение к себе.


Приведенный краткий анализ особенностей личностного разви­тия детей, находящихся в ситуации депривации, закономерно ставит вопрос о возможности снятия ее последствий или хотя бы сглажи­вания, коррекции их. Мы, безусловно, понимаем, что ликвидация последствий любой аварии — экологической, технической или лич­ностной, как в данном случае, не может стереть всех ее следов, од­нако нивелирование их, для того, чтобы человек мог адаптировать­ся в обществе, хотя и сложно, однако возможно. Следует говорить о глобальных способах решения проблемы и таких, которые позволи­ли бы реализовать ее «в заданных условиях».

К числу глобальных решений мы относим такие, как перевод всех детских домов за черту города. Поселение детей «на земле», где непосредственное общение с природой, добывание «хлеба насущно­го» своими руками, обучение ремеслу и целый ряд других факторов позволят в корне изменить «социальную ситуацию развития». Путь этот очень сложен, но возможен (Мухина, Счастная).

Создание детских домов семейного типа, попечительские (фостерские) семьи — это также один из путей изменения ситуации.

Кроме того, существует и способ изменения последствий депри­вации путем реабилитации и коррекции. В этом направлении уже сделаны значительные шаги. Мы можем говорить о системе воспи­тания, направленной на стирание последствий депривации — это система, предложенная Мухиной и внедренная под ее руководством в Доме детства в Ганске Яруловым и др.

Можно говорить и о некоторых программах, направленных на реабилитацию отдельных личностных качеств (агрессивности, тре­вожности) и обучение эффективному эмоциональному взаимодей­ствию, разработанных Т.Н. Счастной и внедренных Ю.В. Егошкиным (1994—1995) в Шереметьево-Песоченском детском доме (Ря­зань) и Л.В. Маликовым (1995—1997) в Доме детства в Оренбурге. Имеется и много других достаточно эффективных программ, разработанных отечественными педагогами и психологами и внедряе­мых в практику работы Домов детства (Калуга, Ульяновск).

При отборе методик для диагностического обследования детей дошкольного возраста необходимо учитывать психологические но­вообразования (развитие перцептивных действий, уровень разви­тия наглядно-образного мышления), уровень развития ведущей дея­тельности — игровой, а также типичных видов деятельности — кон­струирования и рисования.

При этом важно помнить, что умственное воспитание происхо­дит, с одной стороны, в процессе развития основных форм мышле­ния (наглядно-действенного, наглядно-образного, элементов логи­ческого), а с другой — в процессе формирования элементарных сис­тематических знаний и представлений об окружающей действи­тельности.

Учитывая особенности социальных условий жизни детей-сирот, считаем, что в основе диагностики их умственного развития долж­но лежать понимание познавательных психических процессов как ориентировочных действий, направленных на обследование пред­метов и явлений, выяснение и запечатление их свойств и отноше­ний.

Опыт обследования детей дошкольного возраста показывает, что основными параметрами умственного развития можно считать:

принятие задания;

понимание условий задания;

способы выполнения (хаотические действия, примеривание, це­ленаправленные пробы, практическое примеривание, зрительная ориентировка);

обучаемость в процессе обследования;

отношение к результату своей деятельности.

Такой подход к оценке действий ребенка позволит определить не только «актуальный» уровень развития, но и потенциальный, т.е. зону ближайшего развития. Это, в свою очередь, дает возможность составить индивидуальную программу коррекционного обучения каждого ребенка.

Важной задачей обследования детей 4—5-го годов жизни являет­ся изучение их уровня развития ориентировочно-познавательной деятельности. Дети с нормальным интеллектом решают практичес­кие и проблемно-практические задачи методом целенаправленных проб. В этом возрасте у детей развивается сюжетная и появляется сюжетно-ролевая игра. Кроме того, отмечается стойкий интерес к продуктивным видам деятельности (рисование, конструирование и др.).

При обследовании детей 6-го года жизни должны учитываться следующие психологические новообразования: решение задач мето­дом практического примеривания, а в некоторых случаях — мето­дом зрительной ориентировки; сюжетно-ролевая игра; отражение сюжета в продуктивных видах деятельности.





Скачать 3.55 Mb.
оставить комментарий
страница8/22
Т.Д. Марцинковской
Дата30.09.2011
Размер3.55 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх