Рекомендации icon

Рекомендации


Смотрите также:
Методические рекомендации. Васянович Е. А. «О работе пианиста над техникой. Упражнения»...
Рекомендации для учащихся : Рекомендации для учителей Биология 11...
Некоторые рекомендации по оформлению плакатов и презентаций...
Методические рекомендации по изучению дисциплины «Менеджмент»...
Методические рекомендации для преподавателей Методические рекомендации к построению лекционной...
Методические рекомендации для преподавателей Методические рекомендации к построению лекционной...
Методические рекомендации студентам по изучению дисциплины «Менеджмент»...
Методические рекомендации 2008 32 120 Подготовка доклада о результатах и основных направлениях...
Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов общие положения...
Методические рекомендации по написанию и защите выпускных...
Методические рекомендации по выполнению дипломной работы для студентов специальности...
Методические рекомендации по выполнению дипломной работы для студентов специальности...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
скачать


ПРАВО НА ОБЩЕСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ


ЗАКОН

ОПЫТ

РЕКОМЕНДАЦИИ


Издание выпущено при финансовой поддержке Фонда “Сорос-Кыргызстан”

(программа “Поддержка НПО”)

в рамках проектаЗащита прав граждан на благоприятную окружающую среду через внедрение Орхусской конвенции в национальное законодательство


Руководство

по применению конвенции ЕЭК ООН

«О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды»


Бишкек 2003


Народная власть без информации для народа или средств ее получения - лишь

пролог к фарсу или трагедии, а, может быть, к тому и другому. Знание всегда

будет править невежеством, и народ, желающий быть сам себе хозяином, должен

вооружиться той силой, которую дает знание.


Бывший президент США Джеймс Мэдисон, 1822 г.


Руководство ориентировано одновременно на государственные органы и политиков, представителей общественных и коммерческих организаций, органы местного самоуправления, которым приходится тем или иным образом соприкасаться с процессом участия общественности в принятии значимых решений.


^

Рабочая группа проекта


Олег Печенюк - руководитель проекта, эксперт

ОО «Независимая экологическая экспертиза»

Светлана Борцова – эксперт, ОО «Независимая экологическая экспертиза»

^ Людмила Сапожникова – эксперт, Информационно-Образовательный

Центр “Green Women”

Татьяна Филкова – эксперт, Министерство экологии и чрезвычайных ситуаций

Лариса Николаева – эксперт, Министерство экологии и чрезвычайных ситуаций

Виктор Воронов – эксперт, член коллегии адвокатов г. Экс-сан-Праванс, Франция

^ Елена Гаврилова - эксперт, Аппарат Омбудсмена КР


Распространяется бесплатно


Содержание


Предисловие

Введение

Новый вид конвенции в области окружающей среды

Преамбула

Три основных элемента конвенции

Заключительные положения; руководство работой по осуществлению Конвенции

Механизмы разрешения споров сторонами Орхусской конвенции

Анализ ситуации в области доступа к информации, участия в принятии решений и доступа к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, в Кыргызстане

Информирование общественности о проблемах в области окружающей среды

Участие общественности Кыргызстана в принятии экологически значимых решений

Нормативная правовая база, регулирующая участие общественности в принятии экологически

значимых решений

Анализ НПА, регулирующих возможность участия общественности в принятии решений и разработке программ в энергосекторе

Анализ ситуации в области градостроительной деятельности

Анализ ситуации в области земельных отношений

Анализ ситуации в области охраны окружающей среды

Процедура ОВОС

Что такое экологическая экспертиза

Общественная экологическая экспертиза

Заключение

Приложения

1. Обзор нормативных правовых актов

2. Возможность обращения в суд, предусмотренная законом (процессуальная правоспособность)

3. Проект Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений и дополнений в некоторые

законодательные акты Кыргызской Республики»

4. Процедура участия общественности в процессе принятия значимых решений

Глоссарий

Список литературы


Предисловие


Настоящее издание – это результат осуществления блока «Внедрение Орхусской конвенции в национальное экологическое законодательство» в рамках партнерского проекта природоохранных организаций «Выработка механизмов общественной защиты прав граждан КР на благоприятную окружающую среду». Оно ориентировано одновременно на государственные органы и политиков, представителей общественных и коммерческих организаций, органы местного самоуправления, которым приходится тем или иным образом соприкасаться с процессом участия общественности в принятии значимых решений.

В ходе проекта была проанализирована нормативная правовая база КР в области охраны окружающей среды, доступа к информации и правосудию. Выделены несоответствия статей законов КР с Орхусской конвенцией, сделан анализ существующей ситуации, предложены рекомендации для эффективного внедрения конвенции в законодательство КР и подготовлены проекты закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты КР» и Процедура участия общественности в процессе принятия значимых решений.

Эксперты, работающие в проекте, не первый год занимаются проблемами информирования и участия общественности в принятии экологически значимых решений. За это время проведено множество семинаров, тренингов и круглых столов по регионам республики, проведены исследования в области участия гражданского сектора в разработке программ социально-экономического развития, опубликованы статьи, выпущен сборник, разработаны процедуры участия общественности.

Проводя совместные мероприятия с представителями НПО, госструктур и местных сообществ, мы видим, что люди становятся более активными, однако, для того, чтобы действовать конструктивно и грамотно, им не хватает знаний законодательной базы и уверенности в главенстве закона над произволом власть имущих. Это касается представителей всех секторов общества. Одним из ключевых недостатков является то, что конкретные механизмы участия и доступа к информации до сих пор не получили законодательного закрепления. Очень пассивно используют наши граждане и их объединения возможности доступа к правосудию.

В данное руководство мы включили основные положения национальных нормативных правовых актов, на которые можно опираться, отстаивая свои права на доступ к информации, участие в процессе принятия решений и доступ к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.


Для того, чтобы дать читателям более полное представление об Орхусской конвенции, мы сочли необходимым наряду с собственными исследованиями включить материалы «Руководства по осуществлению Орхусской конвенции», подготовленные Стивеном Стеком в сотрудничестве с консультантом Ежи Ендроска для Регионального экологического центра для Центральной и Восточной Европы при финансовой поддержке Датского агентства по защите окружающей среды и изданные ООН в 2000 г.


Введение1


«Наступление нового тысячелетия дает нам всем хороший повод подумать над тем, что хорошего удалось сделать людям за прошедшую тысячу лет и в чем они допустили ошибки, а также над тем, какие задачи ждут нас впереди в эту новую, еще более взаимозависимую эпоху человеческой истории. Хотя многие из наших сегодняшних забот могут показаться - если заглядывать так далеко вперед - вполне обыденными, тем не менее цель устойчивого, равноправного и экологически сбалансированного развития приобретает даже еще большее значение, поскольку от него зависит сохранение самой жизни на Земле.

Ключевым элементом в стремлении достичь этой цели является укрепление экологических прав населения, с тем, чтобы все члены общества и организации, представляющие их интересы, могли играть многогранную и активную роль в деле столь нужного сейчас изменения структуры потребления и производства. Активное вовлечение членов гражданского общества в разработку политики в разных областях деятельности и в работу по ее реализации - необходимое предварительное условие достижения ощутимого прогресса на пути устойчивого развития.

Принятие Конвенции ЕЭК ООН о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, - Орхусской конвенции - явилось гигантским шагом на пути развития международного права в этой области. Я высоко оцениваю тот факт, что многие страны подписали Конвенцию и взяли на себя обязательство делать все возможное для ее скорейшего вступления в силу.

Хотя по сфере охвата Орхусская конвенция является региональной, тем не менее ее значение универсально. На сегодняшний день она представляет собой самую полную разработку принципа 10 Рио-де-Жанейрской декларации, который подчеркивает необходимость участия граждан в решении экологических вопросов и в доступе к информации, которая есть в распоряжении государственных органов. Как таковая, она являет собой самый что ни на есть амбициозный и смелый замысел в деле создания “экологической демократии”, который когда-либо воплощался в жизнь под эгидой Организации Объединенных Наций. К тому же. Конвенция будет открыта для присоединения и тех стран, которые не являются членами ЕЭК. Это позволит ей стать своего рода универсальной базой укрепления экологических прав граждан. Специальная сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, которая состоится в 2002 году по случаю десятой годовщины со дня проведения Встречи на высшем уровне “Планета Земля”, даст своевременную возможность определить уместность Орхусской конвенции в качестве возможного примера укрепления работы по применению принципа 10 в других регионах мира.

Если в ходе разработки Конвенции пришлось преодолеть много трудностей, то это отнюдь не значит, что в ходе ее реализации этих трудностей будет гораздо меньше. Внесение изменений в национальное законодательство в целях приведения его в соответствие с абстрактными, в отдельных случаях, положениями Конвенции будет отнюдь не легкой задачей. Хотя это Руководство не претендует на официальную интерпретацию Конвенции, оно, тем не менее, может служить полезным инструментом в руках правительств и парламентов, которые будут заниматься решением этой задачи. Должностные лица государственных органов, которые будут выполнять повседневную работу по применению положений, вытекающих из Конвенции, получат важное руководство на предмет того, каким образом использовать возложенные на них такие полномочия. Природоохранные организации гражданского общества, которые играли беспрецедентную роль в переговорах по Конвенции и которые, как можно ожидать, будут играть столь же важную роль и в ее реализации, также откроют для себя в этом Руководстве много полезных сведений.

В этой связи я с удовольствием рекомендую это Руководство всем тем, кто заинтересован в данной Конвенции - представителям директивных и законодательных органов, должностным лицам на всех уровнях управления, ученым, НПО и т.п. - в надежде, что оно прольет свет на Конвенцию и тем самым поможет вовлечь граждан в более активную и столь жизненно важную работу по достижению цели устойчивого развития».

^ Кофи А. Аннан, Генеральный секретарь ООН


Новый вид конвенции в области окружающей среды2

Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция), была принята на четвертой Конференции министров “Окружающая среда для Европы” в Орхусе, Дания, 25 июня 1998 года.

Орхусская конвенция представляет собой новый вид соглашения в области окружающей среды. Она признает, что у нас есть обязательства перед грядущими поколениями. Она устанавливает, что устойчивое развитие можно обеспечить только путем привлечения к работе всех заинтересованных сторон. Она увязывает подотчетность органов управления и охрану окружающей среды. Она сосредоточена на взаимодействии между общественностью и государственными органами в условиях демократии и закладывает основу нового процесса участия общественности в переговорах и реализации международных соглашений.

Орхусская конвенция предоставляет публичные права и налагает на Стороны и государственные органы обязательства по обеспечению доступа к информации и участия общественности. Она подкрепляет эти права положениями, предусматривающими доступ к правосудию. Фактически, преамбула непосредственно увязывает охрану окружающей среды с нормами в области прав человека и поднимает экологические права до уровня других прав человека.

Если в большинстве случаев многосторонние соглашения в области окружающей среды охватывают обязательства, которые Стороны несут друг перед другом, то Орхусская конвенция охватывает обязательства, которые Стороны несут перед общественностью. Она идет дальше, чем любая иная конвенция, в том плане, что она налагает на Стороны и государственные органы четкие обязательства перед общественностью в части обеспечения ей доступа к информации, участия в процессе принятия решений и доступа к правосудию.

Переговоры по Орхусской конвенции уже сами по себе явились своего рода упражнением по участию. Идея конвенции возникла в ходе осуществления процесса “Окружающая среда для Европы” - процесса, в котором общественность уже принимала определенное участие. Для стран и неправительственных организаций, которые умели взглянуть в будущее, оставалось сделать лишь небольшой шаг, для того чтобы направить свои усилия и энергию на переговоры по Орхусской конвенции. Результат можно увидеть в резолюции Сторон, подписавших Конвенцию. В резолюции дается высокая оценка международным и неправительственным организациям, в частности природоохранным, за их активное и конструктивное участие в разработке Конвенции и рекомендуется разрешить им принимать в том же духе участие в совещании Сторон и в работе, проводимой в его замках.

Решающую роль в подготовке Орхусской конвенции в 1998 году сыграли международные декларации и резолюции, а также международные правовые инструменты,. Одной из первых важных инициатив в рамках ЕЭК ООН в этом плане явился проект хартии экологических прав и обязанностей 1990 года (ENWA/R.38). Хотя этот проект не был принят, он, тем не менее, представляет собой начальную компиляцию принципов и тем, аналогичных принципам и темам, которые в конечном итоге были закреплены в Орхусской конвенции.

Одним из важнейших этапов на пути к разработке Орхусской конвенции явилось принятие Руководящих принципов ЕЭК ООН по обеспечению доступа к экологической информации и участия общественности в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды (“Руководящие принципы” или “Софийские руководящие принципы”). Идея разработки этих Руководящих принципов родилась на второй Конференции министров в Люцерне (Швейцария) в апреле 1993 года. На этой Конференции Старшие советники правительств стран - членов ЕЭК по проблемам окружающей среды и водных ресурсов (которые впоследствии были переименованы в Комитет по экологической политике) включили участие общественности в качестве одного из семи ключевых элементов долгосрочной экологической программы для Европы. Впоследствии, в пункте 22 принятой ими Декларации министры, собравшиеся на совещание в Люцерне, просили ЕЭК ООН, в частности, разработать предложения по правовым, нормативным и административным механизмам в целях поощрения участия общественности в процессе принятия решений в области окружающей среды.

Старшие советники учредили Целевую группу по экологическим правам и обязанностям, которой было поручено в 1994 году разработать проект принципов и другие предложения, касающиеся эффективных средств и механизмов, содействующих участию общественности в процессе принятия решений в области окружающей среды. В январе 1995 года Руководящие принципы ЕЭК ООН были уже разработаны, а в мае того же года приняты Группой старших должностных лиц, представляющих правительства, которая отвечала за подготовку Софийской конференции. Эти Руководящие принципы ЕЭК ООН были одобрены на третьей Конференции министров “Окружающая среда для Европы”, состоявшейся в Софии в октябре 1995 года. На этой же Конференции было принято решение рассмотреть возможность разработки конвенции по этому вопросу.

Комитет по экологической политике на своей сессии 17 января 1996 года учредил Специальную рабочую группу по подготовке конвенции о доступе к информации и участии общественности в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды. Комитет также решил, что будущая конвенция должна охватывать область применения Руководящих принципов ЕЭК ООН. Для оказания помощи в разработке проекта конвенции на основе Руководящих принципов была сформирована соответствующая группа “помощников секретариата”. Разработанные “элементы проекта” послужили в то время отправной точкой переговоров между странами, которые начались в июне 1996 года. С того момента и по март 1998 года под председательством Виллема Какебеке из Нидерландов состоялось десять сессий по переговорам, в том числе девять в Женеве и одна в Риме. В этих сессиях приняло участие беспрецедентное число представителей НПО, среди которых была и коалиция природоохранных гражданских организаций, созданных специально для участия в работе редакционных сессий.


Путь к Орхусу через международные и региональные инструменты


1966 год. Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке 16 декабря 1966 года. В ст. 19 предусматривается свобода “искать, получать и распространять информацию”.

/972 год. Стокгольмская декларация по проблемам окружающей человека среды:

принцип 1 увязывает экологические вопросы и права человека и устанавливает основное право на “благоприятные условия жизни в окружающей среде, качество которой позволяет вести достойную и процветающую жизнь”.

1980 год. Зальцбургская декларация о защите права на информацию и участие,

принятая на второй Европейской конференции по окружающей среде и правам человека в Зальцбурге (Австрия) ^ 3 декабря 1980 года.

1981 год. Африканская хартия прав человека и народов, принятая в Алжире 26 июня 1981 года. В ней уже тогда упоминается право на удовлетворительную окружающую среду, благоприятную для человеческого развития.

1981 год. Рекомендация Совета Европы № (81) 19, разработанная Комитетом министров, для государств-членов по вопросу о доступе к информации, которая есть в распоряжении государственных органов, принятая в Страсбурге (Франция) 25 ноября 1981 года.

1982 год. Всемирная хартия природы: Положения, которые в наибольшей степени относятся к Орхусской конвенции, можно найти в пп. 15, 16, 18 и 23 главы III.

1985 год. Директива 85/337/ЕЕС от 27 июня 1985 года, касающаяся оценки воздействия некоторых государственных и частных проектов на окружающую среду. Практика ее применения в области участия общественности в ОВОС явилась одним из источников информации для многих сторон, участвовавших в переговорах по Орхусской конвенции.

1986 год. Резолюция Совета Европы №171, разработанная Постоянной конференцией местных и региональных органов Европы по проблемам регионов, окружающей среды и участия, принятая в Страсбурге 14 октября 1986 года.

1987 год. “Наше общее будущее”: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (доклад Брундтланд). Этот доклад явился своего рода катализатором Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию (ЮНСЕД) 1992 года и принятой на ней Рио-де-Жанейрской декларации.

1988 год. Дополнительный протокол к Американской конвенции по правам человека,

принятый в Сан Сальвадоре 17 ноября 1988 года. Он устанавливает право на здоровую окружающую среду.

1989 год. Европейская хартия по окружающей среде и охране здоровья, принятая на первой Европейской конференции министров по окружающей среде и охране здоровья во Франкфурте (Германия). В ней признается, что участие общественности является важным элементом в контексте решения проблем окружающей среды и охраны здоровья.

1989 год. Конференция СБСЕ по окружающей среде, София. Все страны, принявшие участие в Конференции, за исключением Румынии, одобрили предложенные выводы и рекомендации, подтверждающие права отдельных лиц, групп и организаций, обеспокоенных экологическими проблемами, на свободное выражение своего мнения, на ассоциацию с другими, на свободное проведение собраний, а также на получение, публикацию и распространение информации по этим проблемам без каких бы то ни было правовых и административных ограничений.

1990 год. Резолюция Генеральной Ассамблеи 45/94 от 14 ноября 1990 года, в которой признается, что все люди имеют право жить в окружающей среде, благоприятной для их здоровья и благосостояния.

1990 год. Проект хартии экологических прав и обязанностей отдельных лиц, групп и организаций, принятый группой экспертов, приглашенных правительством Нидерландов на Бергенскую конференцию (Норвегия), 11 мая 1990 года, и Проект хартии экологических прав и обязанностей ЕЭК ООН, принятый на полномочном межправительственном совещании в Осло 31 октября 1990 года. Эти ранние проекты оказали определенное воздействие на более поздние документы.

1990 год. Директива 90/313/ЕЕС от 7 июня 1990 года о свободе доступа к информации по окружающей среде. Практика ее применения в части доступа к экологическим данным явилась одним из источников информации для многих сторон, участвовавших в переговорах по Орхусской конвенции.

1991 год. Конвенция ЕЭК ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, принятая в Эспо (Финляндия) 25 февраля 1991 года. Эта Конвенция показывает связь между участием общественности и оценкой воздействия на окружающую среду. Пункт 2 ее статьи 4 имеет самое непосредственное отношение к участию общественности.

1992 год. Конвенция ЕЭК ООН о трансграничном воздействии промышленных аварий,

принятая в Хельсинки 17 марта 1992 года. В ст. 9 этой Конвенции говорится об “информировании и участии общественности”.


^ 1992 год. Конвенция ЕЖ ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер, принятая в Хельсинки 17 марта 1992 года. Она включает положения, касающиеся информирования общественности.

^ 1992 год. Рио-де-Жанейрская декларация: принцип 10 этой Декларации заложил базу всех трех основных элементов Орхусской конвенции.

1995 год. Декларация второй Общеевропейской конференции “Окружающая среда для Европы”, принятая в Люцерне 30 апреля 1993 года. В ней заявляется, что участие общественности в процессе принятия решений будет приоритетным направлением в ее дальнейшей работе.

^ 1995 год. Луганская конвенция Совета Европы о гражданской ответственности за ущерб, причиненный в результате деятельности, опасной для окружающей среды:

Луганская конвенция явилась первым международным соглашением, в котором сделана попытка разработать правила доступа к национальным судам в порядке обеспечения принудительного исполнения решений.

^ 1993 год. Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Дополнительное соглашение о сотрудничестве в области окружающей среды.

Соглашением предусмотрено учреждение рекомендательных органов по вопросам доступа к информации, участия общественности в процессе принятия решений и доступа к правосудию.

1994 год. Проект декларации принципов в области прав человека и окружающей среды. Документ Экономического и Социального Совета Организации Объединенных Наций, изданный 6 июля 1994 года. Часть III относится ко всем трем основным элементам Орхусской конвенции.

1995 год. Софийские руководящие принципы: Руководящие принципы ЕЖ ООН по обеспечению доступа к экологической информации и участия общественности в процессе принятия решений по вопросам, касающимся охраны окружающей среды,

были одобрены на третьей Конференции министров “Окружающая среда для Европы” в Софии 25 октября 1995 года. Ст. 26 этих Принципов касается всех трех основных элементов Орхусской конвенции.

/996 год. Резолюция МСОП № CGR1.25-rev 1 об участии общественности и праве на информацию, принятая Конгрессом охраны природы МСОП в Монреале (Канада) 23 октября 1996 года.


Конвенция от начала до конца

Преамбула конвенции представляет собой введение к договору. Она ставит конвенцию в более широкий правовой и политический контекст, устанавливает руководящие принципы толкования и ставит постепенные задачи по ее осуществлению.

В преамбуле к Орхусской конвенции отражены цели и задачи, которые стояли у ее истоков и которые вели ее по пути дальнейшего развития. В преамбуле, в частности, обращается внимание на два основных аспекта: экологические права в качестве прав человека и важность доступа к информации, участия общественности в процессе принятия решений и доступа к правосудию для устойчивого и экологически рационального развития.


Установление связи с правами человека

В преамбуле произведена увязка концепции о том, что адекватная охрана окружающей среды необходима для осуществления основных прав человека, с концепцией о том, что каждый человек имеет право жить в здоровой окружающей среде и обязан охранять ее. Далее в ней делается вывод о том, что в целях обеспечения возможности отстаивать это право и выполнять эту обязанность граждане должны иметь доступ к информации, право участвовать в процессе принятия решений и доступ к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.


Содействие устойчивому и экологически рациональному развитию

В преамбуле признается, что устойчивое и экологически рациональное развитие зависит от эффективности процесса принятия решений на правительственном уровне, в ходе которого учитываются как экологические соображения, так и мнения представителей общественности. В тех случаях, когда правительства предоставляют общественности доступ к экологической информации и дают ей возможность участвовать в процессе принятия решений, они тем самым содействуют достижению обществом цели устойчивого и экологически рационального развития.

^ Стороны настоящей Конвенции,

ссылаясь на принцип 1 Стокгольмской декларации по проблемам окружающей человека среды,

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций впервые призвала провести конференцию по проблемам окружающей человека среды в декабре 1968 года. Такая конференция состоялась в Стокгольме 5-16 июня 1972 года. В ней приняли участие 114 государств и большое число международных учреждений и неправительственных наблюдателей. Конференция приняла три документа, не имеющие обязательной юридической силы: резолюцию об организационно-правовых и финансовых механизмах, декларацию 26 принципов и план действий.

Принцип 1 Стокгольмской декларации гласит:

“Человек имеет основное право на свободу, равенство и благоприятные условия жизни в окружающей среде, качество которой позволяет вести достойную и процветающую жизнь, и несет главную ответственность за охрану и улучшение окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений. В связи с этим политика поощрения и увековечения апартеида, расовой сегрегации, дискриминации, колониального и других форм угнетения и иностранного господства осуждается и должна быть прекращена.”

Первое предложение принципа 1 увязывает охрану окружающей среды с нормами в области прав человека и поднимает экологические права до уровня других прав человека. Развитие международного права в области прав человека традиционно происходило независимо от международного экологического права, однако пути этого независимого развития стали пересекаться все чаще и чаще.

Эта концепция экологических прав повторяется во всей преамбуле с помощью ссылок на другие международные тексты, например, резолюцию 45/94 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 года, в которой признается, что все люди имеют право жить в окружающей среде, благоприятной для их здоровья и благосостояния, а также конкретного упоминания права на благоприятную окружающую среду. Эта концепция получает дальнейшее закрепление в ст. 1 в качестве основной цели Орхусской конвенции.

ссылаясь также на принцип 10 Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию,

Стокгольмская конференция 1972 года вывела обеспокоенность по поводу состояния окружающей среды на многосторонний уровень. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию 1987 года под названием “Наше общее будущее” (так называемый “доклад Брундтланд”, названный по имени премьер-министра Норвегии Гро Харлем Брундтланд, которая возглавляла работу Комиссии) явился дополнительным фактором, который стимулировал проведение Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию (ЮНСЕД) в 1992 году.

В декабре 1989 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций утвердила повестку дня этой Конференции. ЮНСЕД состоялась в Рио-де-Жанейро (Бразилия) 3-14 июня 1992 года. В ней приняли участие более 50 межправительственных и несколько сот неправительственных организаций (НПО). В работе Конференции также принял участие Европейский союз. Помимо подписания Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата и Конвенции о биологическом разнообразии, Конференция приняла три инструмента, не имеющих обязательной силы: Рио-де-Жанейрскую декларацию, Принципы в отношении лесов и Повестку дня на XXI век. Рио-де-Жанейрская декларация содержит 27 принципов. Принцип 10 гласит:

“Экологические вопросы решаются наиболее эффективным образом при участии всех заинтересованных граждан - на соответствующем уровне. На национальном уровне каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации, касающейся окружающей среды, которая имеется в распоряжении государственных органов, включая информацию об опасных материалах и деятельности в их общинах, и возможность участвовать в процессах принятия решений. Государства развивают и поощряют информированность и участие населения путем широкого предоставления информации. Обеспечивается эффективная возможность использовать судебные и административные процедуры, включая возмещение и средства судебной защиты”.

Принцип 10 имел важное значение в том плане, что он четко воплотил в себе универсальность разрабатываемых концепций участия общественности в решении вопросов, связанных с окружающей средой. Он стал своего рода международным ориентиром, по которому можно было сверять соответствие национальных норм. Он предвосхитил разработку новых процедурных прав, которыми могут быть наделены отдельные лица в рамках международного права и которые могут быть реализованы на национальном и, возможно, на международном уровне .

В принципе 10 находят международное отражение все три основных элемента Орхусской конвенции: доступ к информации, участие общественности и доступ к судебным и административным процедурам.

ссылаясь далее на резолюции Генеральной Ассамблеи 37/7 от 28 октября 1982 года о Всемирной хартии природы и 45/94 от 14 декабря 1990 года о необходимости обеспечения здоровой окружающей среды в интересах благосостояния людей,

Спустя десять лет после Стокгольмской конференции Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла Всемирную хартию природы. В отличие от других документов, принятых ранее, которые были сосредоточены в большей степени на охране природы в интересах человечества, в Хартии подчеркивается, что охрана природы - это самоцель. Хартия была предложена Заиром и получила решительную поддержку со стороны развивающихся стран, которые не были столь активны десять лет назад в ходе стокгольмского процесса.

Положения, которые в наибольшей степени подходят для Орхусской конвенции, можно найти в главе III Хартии. Что касается первого основного элемента - доступа к информации, то в пп. 15 и 18 Хартии подчеркивается важность сбора и распространения экологической информации. В п. 15 подчеркивается важность экологического просвещения в качестве неотъемлемой части общего просвещения. Что касается научных изысканий и беспрепятственного распространения их результатов, то этот вопрос подробно рассматривается в п. 18.

В п. 16 Хартии говорится о том, что “при составлении любого плана в качестве одного из основных его элементов необходимо разрабатывать стратегию охраны природы, составлять атласы экосистем и определять воздействие планируемой политики и деятельности на природу; все эти элементы следует соответствующим образом и своевременно доводить до сведения общественности, чтобы она могла эффективно высказывать свое мнение и участвовать в принятии решений”. Это показывает важность взаимозависимости между сбором и распространением экологической информации и эффективным участием общественности.

В п. 23 Хартии вопрос участия общественности получает дальнейшее развитие, при этом подчеркивается важность доступа к механизмам правосудия: “Каждый человек в соответствии с законодательством своей страны должен иметь возможность участвовать индивидуально или коллективно в процессе разработки решений, непосредственно касающихся окружающей его природной среды, а в случае нанесения ей ущерба или ухудшения ее состояния должен иметь право использовать все средства для ее восстановления”

Наконец, п. 24 гласит следующее: “Каждый человек призван действовать в соответствии с положениями настоящей Хартии; каждый человек, действующий индивидуально, коллективно или участвующий в политической деятельности, должен стремиться обеспечить достижение целей и выполнение положений настоящей Хартии” - четкая декларация индивидуального обязательства по охране окружающей среды, которое позволяет обеспечить реализацию права на здоровую окружающую среду.

В своей резолюции 45/94 от 14 декабря 1990 года Генеральная Ассамблея признала, что все люди имеют право жить в окружающей среде, благоприятной для их здоровья и благосостояния, и призвала государства-члены и межправительственные и неправительственные организации, занимающиеся вопросами окружающей среды, активизировать свои усилия, направленные на улучшение состояния и оздоровление окружающей среды. Она также призвала Комиссию по правам человека Организации Объединенных Наций продолжить изучение проблем окружающей среды в ее связи с правами человека. В результате этого изучения был подготовлен окончательный доклад по правам человека и окружающей среде для представления Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. На сегодняшний день этот доклад представляет собой самый подробный официальный документ по вопросу о связи между правами человека и окружающей средой. Он содержит проект декларации принципов, а также весьма полезное приложение с подборкой конституционных положений, относящихся к окружающей среде.

ссылаясь на Европейскую хартию по окружающей среде и здравоохранению, принятую на первой Европейской конференции “Окружающая среда и здоровье” Всемирной организации здравоохранения во Франкфурте-на-Майне, Германия, 8 декабря 1989 года,

В Хартии признается, что в контексте проблем окружающей среды и охраны здоровья участие общественности является важным элементом, и дается толкование связи между окружающей средой и здоровьем. Термин “окружающая среда и здоровье” охватывает последствия для здоровья человека, обусловленные зависимостью людей от целого ряда факторов, действующих в их физической (естественной или созданной человеком) и социальной окружающей среде. В этой зависимости есть два основных аспекта: насколько окружающая среда может поддерживать жизнь и здоровье и насколько окружающая среда лишена опасностей для здоровья. Во введении к самой Европейской хартии по окружающей среде и здравоохранению содержится определение “санитарного состояния окружающей среды”, в котором говорится, что этот термин “относится к тем аспектам здоровья и патологии человека, которые определяются теми или иными факторами окружающей среды”. В нем также упоминается теория и практика оценки и мониторинга факторов окружающей среды, которые так или иначе могут повлиять на здоровье человека. “Санитарное состояние окружающей среды”, согласно определению, принятому Европейским региональным бюро ВОЗ, зависит “как от прямого патологического воздействия химических веществ, радиации и некоторых биологических агентов, так и от воздействия (зачастую косвенного) на здоровье и состояние человека физических, психологических, социальных и эстетических условий окружения в самом широком смысле этого слова, включая жилищные условия, характер роста и развития городов, практику землепользования и транспорт”.

В Орхусской конвенции содержится много четких ссылок на здоровье человека. В ст. 1, в которой излагается цель Конвенции говорится о “праве каждого человека нынешнего и будущих поколений жить в окружающей среде, благоприятной для его здоровья и благосостояния”. Эта декларация подтверждается с помощью аналогичных формулировок в преамбуле. О здоровье человека говорится также в п. 1с) ст. 5. В ст. 2 Орхусской конвенции определение “экологическая информация” включает в какой-то мере непрямую, но четкую ссылку на состояние здоровья и безопасности и на условия жизни людей. Эти факторы косвенно включены в определение “окружающая среда”. Таким образом, вся Конвенция, а не только положения, касающиеся информации, должны толковаться как применимые к вопросам здоровья в той мере, в какой они прямо или косвенно затрагиваются элементами окружающей среды (см. комментарий к п. Зс) ст. 2)

В первом нормоустанавливающем положении Хартии предусматривается, что каждый человек имеет право на:

“окружающую среду, во всех отношениях способствующую максимально достижимому уровню здоровья и благополучия;

информацию и получение консультаций о состоянии окружающей среды, а также относительно планов, решений и мероприятий, которые могут оказать влияние как на окружающую среду, так и на здоровье людей;

участие в процессе принятия решений”.

В восьмом нормоустанавливающем положении Хартии также подчеркивается важная роль НПО “в распространении информации среди общественности и формировании сознательного отношения к проблемам здравоохранения и экологии и надлежащего на них реагирования”.

Резолюция Сторон, подписавших Конвенцию, содержит призыв к тесному сотрудничеству между ЕЭК ООН, другими органами, вовлеченными в процесс “Окружающая среда для Европы”, (см. ниже комментарий к п. 22 преамбулы) и иными международными и неправительственными организациями, в частности, по вопросам реализации национальных планов по оздоровлению окружающей среды (НПДООС).

подтверждая необходимость защищать и сохранять окружающую среду, улучшать ее состояние и обеспечивать устойчивое и экологическое безопасное развитие,

Термин “устойчивое развитие” стал использоваться для обозначения некоторого набора ценностей, в котором более полно учтены выпущенные ранее из виду экологические последствия, обусловленные традиционными формами развития. В целом, он описывает подход к экономическому развитию с ориентацией на охрану окружающей среды, которое позволяет удовлетворять потребности нынешнего поколения, не лишая при этом будущие поколения возможности удовлетворять их собственные потребности. Это определение сформулировано следующим образом: “развитие, которое позволяет удовлетворить нужды нынешнего поколения, без ущерба для удовлетворения потребностей будущих поколений”.

Формулировка, использованная в Орхусской конвенции, подчеркивает, что развитие будет устойчивым только тогда, когда оно будет осуществляться с полным учетом факторов окружающей среды и покоиться на прочной основе из экологических ценностей. В контексте Конвенции этот пункт преамбулы устанавливает не только то, что указанные ранее три основных элемента важны для реализации права на здоровую окружающую среду, но и то, что они призваны играть определенную роль в достижении цели устойчивого развития, помогая “защищать и сохранять окружающую среду и улучшать ее состояние”.

признавая, что адекватная охрана окружающей среды необходима для обеспечения благосостояния человека и осуществления основных прав человека, включая само право на жизнь,

признавая также, что каждый человек имеет право жить в окружающей среде, благоприятной для его здоровья и благосостояния, и обязан как индивидуально, так и совместно с другими охранять и улучшать окружающую среду на благо нынешнего и будущих поколений,

П. 6 преамбулы представляет собой более четкое изложение связи между правами человека и охраной окружающей среды. Этот хорошо обоснованный принцип был установлен еще в 1968 году в одной из резолюций Генеральной Ассамблеи37, в принципе 1 Стокгольмской декларации и других международных документах (см. выше). П. 7 преамбулы представляет собой значительный шаг вперед в этом направлении. Вместе с тем в нем прослеживается следующий вывод из этой связи -предварительное условие обеспечения здоровой окружающей среды, позволяющей реализовать основные права, порождает и само право как таковое. Этот постулат, даже несмотря на то, что он содержится в преамбуле, является, тем не менее, первым четким признанием права на здоровую окружающую среду в одном из международных инструментов в Европейском регионе (см. комментарий к ст. I). Он увязывается с формулировкой, относящейся к обязанности охранять окружающую среду, - обязанности, которая зачастую упоминается в национальном праве и международных инструментах, включая Стокгольмскую декларацию и Всемирную хартию природы. Оба эти пункта, взятые вместе, отражают развитие конституционных и статутных положений, а также расширение мировой юридической практики, в которой цель реализации основного права на здоровую окружающую среду, которая раньше выражалась в форме стремления, сейчас наполняется конкретным правовым содержанием. Право на здоровую окружающую среду получает все более широкое признание на национальном уровне. Многие страны в регионе ЕЭК ООН, в особенности в Центральной и Восточной Европе и новых независимых государствах, ввели в действие положения, признающие это право в своих конституциях или национальном законодательстве .

Кроме того, признание таких прав - это не какая-то иллюзорная цель. Относящиеся к ним положения успешно используются в судах в порядке защиты прав отдельных представителей общественности в пределах определенного уровня охраны окружающей среды. Такие дела были возбуждены на Филиппинах, в Индии и Пакистане. Однако они возбуждались и в регионе ЕЭК ООН. Одним из самых известных было дело об “охраняемых лесах” в Венгрии. Это дело было первым, рассмотренным в конституционном суде в Восточной Европе, которое дало повод для толкования права на здоровую окружающую среду. Оно, а также некоторые другие дела придают так называемым правам третьего поколения конкретный смысл в том плане, что в них проявляется обязательство государства обеспечивать определенный уровень защиты и что в надлежащих случаях они могут быть предметом исков со стороны отдельных лиц. Что касается характера права на здоровую окружающую среду, то Верховный суд Филиппин вынес следующее заключение:

“хотя права на нормальную окружающую среду и на здоровье были облечены в форму государственной политики, т.е. возлагали на государство прямое обязательство сохранять окружающую среду, такая политика ясно показывает наличие индивидуальных прав, которые не менее важны, чем гражданские и политические права, перечисленные в Билле конституционных прав”.

Другие дела, подтверждающие наличие права на здоровую окружающую среду, можно найти в Бельгии и Словении. Аналогичные дела были возбуждены в соответствии со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые были истолкованы Европейским судом в смысле, близком к смыслу права на здоровую окружающую среду. Суд разъяснил, что он может рассматривать способ, которым органы власти охраняют окружающую среду, устанавливая в этой связи соответствующий минимальный уровень норм в области прав человека, в соответствии с которым последствия несоблюдения требований в области охраны окружающей среды могут быть истолкованы как ухудшающие условия жизни людей. Вина в нарушении ст. 8 органами власти была установлена в тех случаях, когда они не предоставили соответствующую экологическую информацию или не обеспечили соблюдение внутреннего экологического законодательства. Эта статья может применяться в порядке ее расширительного толкования, и к рассмотрению экологических последствий до принятия соответствующего решения в качестве одного из средств защиты основных прав.

В п.7 преамбулы конкретно признаются права “нынешнего и будущих поколений”. Эта фраза есть и в п. 1. Необходимость применять такой подход, который учитывает интересы различных поколений и в соответствии с которым меры, принятые сегодня, не должны умалять возможности и выгоды для будущих поколений, была также признана в принципе 1 Стокгольмской декларации, однако возникла она гораздо раньше. Идея о том, что мы, являясь “представителями нынешнего поколения, управляем Землей на правах опекунов наших будущих поколений”, в практике международного права хорошо известна. Ее можно обнаружить уже в XIX столетии (решение арбитражного суда по делу о тихоокеанских морских котиках 1893 года), хотя в этом случае суд и отклонил этот довод. Часть этого пункта также построена на выводах Международной комиссии по окружающей среде и развитию, содержащихся в докладе Брундтланд

“Наше общее будущее”.

Хотя Орхусская конвенция отнюдь не является первым международным инструментом, признавшим право на здоровую окружающую среду, тем не менее ее вполне можно считать первым строгим юридическим документом, признавшим права будущих поколений. Международный суд использовал аналогичные формулировки в своем заключении, гласившем, что окружающая среда - это само здоровье еще не родившихся поколений. В Орхусской конвенции это сделанное в судебном порядке признание получило дальнейшее развитие, закрепленное в соответствующем международном правовом инструменте.

В контексте устойчивого развития вопрос о равноправии поколений приобретает все большее значение. Дело, о котором очень много говорили во всем мире, известно под названием “Дело ОПОСА Майнорз”. Речь идет о деле, которое слушалось в 1993 году в Верховном суде Филиппин и в котором в качестве одной из сторон выступала группа несовершеннолетних, создавших вместе со своими родителями организацию и предъявивших иск секретарю департамента окружающей среды и природных ресурсов на предмет отмены всех лицензий на заготовку лесоматериалов, с тем чтобы сохранить леса от вырубки.

В деле ОПОСА дети, выступавшие в качестве истцов, утверждали, что они представляют свое поколение, а также поколения, которые еще не родились. Верховный суд Филиппин пришел к заключению, что в данном случае принцип ответственности одного поколения перед другим с юридической точки зрения может быть признан и что доводы детей из ОПОСА следует рассматривать как законное выражение их заинтересованности в охране прав будущих поколений. Суд признал, что истцы правомочны предъявлять иск от имени будущих поколений “на основе концепции ответственности одного поколения перед другим, поскольку здесь затрагивается право на сбалансированную и здоровую экологическую обстановку”.

считая, что в целях обеспечения возможности отстаивать это право и выполнять эту обязанность граждане должны иметь доступ к информации, право участвовать в процессе принятия решений и доступ к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, и признания в этой связи, что гражданам может оказаться необходимой помощь для осуществления своих прав,

В предыдущих пунктах была заложена основа связи между участием общественности и основными правами человека, включая право на здоровую окружающую среду, и обязанностью охранять окружающую среду на благо нынешнего и будущих поколений. Эта связь четко прослеживается в восьмом пункте преамбулы. В частности, в нем уточняются три основных элемента участия общественности, которые образуют базовую структуру Конвенции. К ним относятся: доступ к информации, участие общественности и доступ к правосудию. В Конвенции установлено, что эти три элемента необходимы как для реализации права на здоровую окружающую среду, так и, что не менее важно, для реализации каждым человеком возможности выполнить свои обязанности перед другими, в том числе и перед будущими поколениями.

Весьма существенно, что данный пункт не замыкается на этом, поскольку в нем прямо утверждается, что люди могут нуждаться в помощи для осуществления своих прав. Это утверждение получает дальнейшее развитие в пп. 2 и 3 ст. 3.

Основные права человека, связанные с окружающей средой, и основные обязанности взаимно переплетаются, но как права, так и обязанности могут оставаться нереализованными до тех пор, пока у людей нет возможности действовать в гражданском обществе. Это может предполагать создание соответствующих учреждений, гарантию со стороны государства в плане обеспечения четких и прозрачных условий для действий и, в некоторых случаях, конкретных программ помощи для выравнивания условий игры.

признавая, что в вопросах, касающихся окружающей среды, совершенствование доступа к информации и участия общественности в процессе принятия решений повышает качество принимаемых решений и процесса их осуществления, способствует улучшению информированности общественности об экологических проблемах, предоставляет общественности возможность выражать свою озабоченность и позволяет государственным органам обеспечивать должный учет таких интересов,

В 9 п. преамбулы используется более практический подход к взаимодействию между элементами участия общественности, с одной стороны, и реализацией права на здоровую окружающую среду и достижением цели устойчивого развития, с другой. Он устанавливает одну из основных ценностей участия общественности с точки зрения государственных органов. В нем перечислены четыре отдельные практические выгоды, обусловленные участием общественности. Первая состоит в повышении качества принимаемых решений и процесса их осуществления. Качество решений можно повысить за счет предоставления общественности дополнительной информации, а также за счет воздействия, которое может быть оказано, в результате пропаганды альтернативных решений, на тщательное рассмотрение всех предложенных вариантов. Представители общественности будут зачастую располагать конкретным знанием местных условий и практических последствий предлагаемой деятельности.

Работа по реализации решений может быть улучшена там, где представители общественности, которые заинтересованы в результате, были вовлечены в процесс и смогли донести до внимания соответствующих органов свою озабоченность. В таких случаях они, как можно ожидать, будут более решительно поддерживать выработанное решение. Повышение осведомленности общественности в тех или иных вопросах представляет собой побочную выгоду от использования конкретных процедур, которая выражается в том, что общественность становится все более и более искушенной в вопросах участия, и в том, что она способна поддержать хорошие решения. Предоставление общественности возможности выразить свою озабоченность - это вопрос самореализации, которая повышает уровень доверия в обществе в целом. Искреннее желание государственных органов найти хорошие решения, в которых учитывалась бы озабоченность общественности, находит отражение в последнем упомянутом элементе.

стремясь, таким образом, способствовать подотчетности и открытости процесса принятия решений и усилению поддержки общественностью решений в области окружающей среды,

В этом пункте подчеркиваются последствия для общества практических соображений, проанализированных в п. 9 преамбулы, которые находят отражение в п.21 Элементы, содержащиеся в п. 9 преамбулы, образуют концепцию, в соответствии с которой у общественности и государственных органов зачастую есть общая заинтересованность в достижении оптимального результата на благо общества, хотя у них могут быть расхождения по поводу способов его достижения или соответствующего баланса интересов. Однако если общественность активно участвует в процессе принятия решений, то ответ на один ключевой вопрос - использовали ли государственные органы все свои возможности для выполнения возложенных на них функций - будет найден всегда. Уровень участия может являться своего рода мерой его эффективности. Таким образом, активное вовлечение общественности в гласный процесс принятия решений подтверждает факт подотчетности государственных органов и способствует более уважительному отношению к ним и к принимаемым ими решениям, даже со стороны тех представителей общественности, которым пришлось что-то потерять в результате окончательного решения. При отсутствии такого подтверждения представители общественности, интересы которых могут быть ущемлены принятым решением, будут думать самое плохое, предполагая, что государственные органы подкуплены в угоду чьим-то особым интересам. Поскольку в большинстве случаев, для того чтобы решения были эффективными, они должны пользоваться определенной поддержкой со стороны широкой общественности, только что обрисованная ситуация обязательно приведет к тому, что большая доля проектов будет обречена на неудачу.

Кроме того, те представители общественности, которые имеют возможность активно участвовать в процессе принятия решений, будут самыми эффективными сторонниками реализации принятого решения. Они знают ограничения и трудности, с которыми пришлось столкнуться государственным органам, способны определить учет имеющихся интересов, включая охрану окружающей среды, и могут понять, что в данной ситуации принятое решение, видимо, обосновано, даже если их точка зрения и не нашла в нем отражения.

признавая желательность открытости во всех ветвях государственного управления и предлагая законодательным органам осуществлять принципы настоящей Конвенции в своей работе,

В этом пункте признается, что общие принципы, содержащиеся в Орхусской конвенции, могут содействовать более широкому участию общественности в работе других ветвей власти и помогать им в выполнении возложенных на них обязанностей. Это также одно из положений преамбулы, вместе с пп.18 и 21, которое выходит за рамки чисто экологического контекста и обозначает более широкие проблемы демократизации и взаимосвязей между людьми, организациями и государством. И еще один момент. Поскольку процесс разработки нормативных положений может предполагать сотрудничество между законодательной и исполнительной ветвями управления, в ст. 8 Конвенции рассматривается вопрос участия в такой нормотворческой работе и представителей исполнительной власти. В резолюции Сторон, подписавших Конвенцию, подчеркивается, что парламенты также призваны играть ключевую роль в осуществлении Конвенции. В п. 2 ст. 2 находит отражение принцип уважения к другим ветвям власти, который закреплен в определении “государственный орган”.

Хотя многие представители правительств на переговорах по Конвенции не хотели допустить подчинения законодательного процесса каким-либо предписаниям, что, по их мнению, могло бы нарушить баланс ветвей власти, тем не менее следует отметить, что одна группа членов парламента приняла активное участие в переговорах и выступила с рядом предложений. В сентябре 1997 года парламентская группа выпустила “Стокгольмское заявление”, в котором она поддержала применимость к членам парламента положений Конвенции, касающихся, в частности, информации, и разработала принципы участия общественности в “работе законодательных органов”

признавая также, что общественность должна быть осведомлена о процедурах участия в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды, иметь свободный доступ к ним и знать, как ими пользоваться,

Тот факт, что Сторонам в перспективе необходимо помогать общественности пользоваться правами и возможностями, предусмотренными в Конституции, уже в целом получил признание. Один из первых способов, с помощью которого Сторона может сделать это, состоит в ознакомлении общественности с информацией о процедурах участия в процессе принятия решений. Этот пункт распространяет применение некоторых из принципов экологического просвещения в контексте участия общественности, в частности, к так называемой метаинформации или информации о том, как получить информацию и как ею пользоваться. Эффективное использование инструмента участия общественности предполагает необходимость наличия солидной базы знаний. Это верно не только в случае информации, которая потребуется для данного конкретного процесса принятия решений, но и в случае информации, касающейся возможностей использования системы участия общественности.

В п.12 преамбулы также говорится о свободном доступе. Свободный доступ может означать свободный, открытый, беспрепятственный и недискриминационный доступ к процедурам участия общественности. Он отнюдь не предполагает, что государство должно субсидировать все расходы любого представителя общественности по его участию в данной процедуре. Однако расходы, которые придется нести данному представителю общественности, должны быть нормальными расходами, связанными только с его участием в той или иной процедуре. Государство не должно воздвигать финансовые преграды перед представителями общественности, которые хотят участвовать в работе. Наконец, участники переговоров признали важность знания того, как пользоваться возможностью участия. Речь в данном случае идет не только о знании того, что такая возможность существует, но и о реальном понимании процедур, в том числе методов и механизмов эффективного участия общественности, а также результатов, которые могут быть получены, и способов их использования.

признавая далее важное значение соответствующих ролей, которые могут играть в охране окружающей среды отдельные граждане, неправительственные организации и частный сектор,

В Конвенции говорится о роли, которую могут играть отдельные лица, НПО и частный сектор в охране окружающей среды. Что касается отдельных лиц, то их роль в охране окружающей среды - это их личное поведение, а также их взаимодействие в обществе, где они могут убеждать других поступать аналогичным образом и где они могут также действовать сообща с другими. Что касается НПО и структур частного сектора, то здесь есть два способа. Термин “неправительственные организации”, под которыми зачастую подразумевают природоохранные организации, на самом деле представляет собой общее понятие, охватывающее некоммерческие организации, созданные в любых законных целях. НПО - это средство реализовать право ассоциации любой группы лиц, преследующих общие цели и имеющих общие интересы.

В Рио-де-Жанейрской декларации конкретно говорится о роли различных групп в охране окружающей среды и достижении цели устойчивого развития. В ней конкретно упомянуты женщины (принцип 20), молодежь (принцип 21) и коренное население и его общины (принцип 22), но ничего не сказано о том, каким образом эти группы могут организовать свое участие. В разделе 3 Повестки дня на XXI век под названием “Укрепление роли основных групп населения” в перечисленные выше группы уже включены рабочие, профсоюзы, коммерческие структуры и промышленность, научное общество и фермеры, а в число видов деятельности, направленной на укрепление их роли, включено поощрение свободы ассоциации и расширение участия и консультаций. Кроме того, в Повестке дня на XXI век косвенно говорится об организационном потенциале в контексте развивающихся стран. Конкретной ссылки на природоохранные НПО в Повестке дня на XXI век нет. Более четко этот момент прослеживается в главе 36, в которой НПО, в числе других образований, предлагается проводить работу по подготовке кадров в области природоохранной деятельности.

В Рио-де-Жанейрской декларации и Повестке дня на XXI век уже в какой-то мере сделана попытка определить “основные группы”. Что же касается участия таких основных групп, то оно строится на возможности реализации отдельными гражданами права на свободу ассоциации. Таким образом, Конвенция опирается на эти два документа и содержит конкретную ссылку на НПО и важную роль, которую они могут играть в деле охраны окружающей среды.

В настоящее время роль коммерческого сектора и промышленности получает все более широкое признание. С одной стороны, некоторые секторы промышленности могут подвергаться давлению коммерческих интересов, в результате чего они вступают в прямой конфликт с целями в области охраны окружающей среды. С другой стороны, промышленность, независимо от того, носит она “зеленый оттенок” или нет, остается ключевым фактором поиска подходящих решений. Кроме того, сейчас получает развитие понятие так называемого “корпоративного гражданства”. С учетом экологического воздействия работы коммерческого и промышленного секторов, исключительно важно, чтобы все заинтересованные стороны в обществе вовлекали их в природоохранную деятельность и принимали меры к тому, чтобы они выполняли свои обязанности по сведению до минимума негативного воздействия их работы. Коммерческий и промышленный секторы также должны иметь определенные стимулы, позволяющие им искать творческие решения экологических проблем, с тем чтобы свести до минимума коммерческие убытки. В этом отношении у них в отдельных случаях есть те же практические интересы в участии, что и у многих других представителей общественности. Естественно, масштабы экологического воздействия их деятельности также означают, что безответственные и беспечные субъекты являют собой одну из крупнейших проблем в деле охраны окружающей среды и достижения цели устойчивого развития.

считая желательным способствовать экологическому просвещению в целях углубления понимания процессов, связанных с окружающей средой и развитием, и поощрять широкое информирование общественности о решениях, оказывающих воздействие на окружающую среду и устойчивое развитие, и ее участие в процессе принятия таких решений,

П.14 преамбулы связан с п.12 в том плане, что он относится отчасти к метаинформации, касающейся решений, которые затрагивают окружающую среду и устойчивое развитие. Однако здесь он идет дальше, поскольку в нем выражается желание участников переговоров содействовать экологическому просвещению на более общем уровне и поощрять широкое информирование и участие общественности. Связь между экологическим просвещением и участием была установлена в целом ряде международных инструментов, из которых самым последним является Декларация, принятая в 1997 году в Салониках на Конференции ЮНЕСКО “Окружающая среда и общество: просвещение и информирование общественности в интересах устойчивости”, которая строится на декларациях Белградской конференции по экологическому просвещению (1975 год), Тбилисской межправительственной конференции по экологическому просвещению (1977 год), Московской конференции по экологическому просвещению (1987 год) и Торонтского всемирного конгресса по просвещению и коммуникации в области окружающей среды и развития (1992 год). Проблема развития системы просвещения, повышения информированности общественности и подготовки кадров также рассматривается в главе 36 Повестки дня на XXI век.

отмечая в этой связи важную роль использования средств массовой информации и электронных или других средств связи, которые появятся в будущем,

Вряд ли можно переоценить важность информации для всей системы участия общественности. В этом пункте сделана косвенная ссылка на быстрый прогресс в области информационных технологий, который произошел в последние годы, и констатируется его важность в деле эффективного использования информации для участия общественности. В частности, технические достижения в разработке электронных средств хранения и извлечения информации и возможность мгновенного доступа к мировым источникам данных через Интернет значительно повысили потенциал общественности и государственных органов в плане обработки и использования информации. В Конвенции информационные технологии упоминаются в п. 3 ст. 2 (информация в электронной форме) и в п. 3 (доступность электронных баз данных) и п. 9 (структурированная, компьютеризованная и доступная для общественности база данных) ст. 5.

признавая важное значение полного учета экологических соображений при принятии решений на правительственном уровне и вытекающую из этого необходимость того, чтобы государственные органы располагали точной, всеобъемлющей и новейшей экологической информацией,

Важнейший принцип устойчивого развития состоит в интеграции окружающей среды и развития. Одним из способов обеспечения этой интеграции является учет потенциального экологического воздействия в процессе принятия решений и разработки политики. Этот способ получил название “биосферного отражения”. Конкретные “наборы” процедур биосферного отражения в различных контекстах могут быть названы “оценкой воздействия на окружающую среду”, “экологической экспертизой” или “стратегической экологической оценкой”. Совершенно очевидно, что для обеспечения надлежащего учета экологических соображений, информация должна быть точной, полной и свежей. Как уже говорилось по поводу других пунктов преамбулы, одна из функций участия общественности заключается в оказании помощи государственным органам в сборе высококачественной информации.

Таким образом, идея о том, что все общество в целом должно работать над решением экологических проблем на благо нынешнего и будущих поколений, облекается Конвенцией в форму соответствующего правового принципа с определением некоторых конкретных обязанностей, возлагаемых на государственные органы, причем не только экологических, как это предполагалось в прошлом. В Повестке дня на XXI век в этом плане содержатся некоторые руководящие принципы, в частности в главе 40 “Информация для принятия решений”.

признавая, что государственные органы располагают экологической информацией в интересах общественности,

П.17 преамбулы, наряду с пп. 9, 10 и 21, являет собой пример пункта, который ставит Конвенцию в контекст демократических принципов. Если законодательные органы определяют государственную политику, а правительство претворяет ее в жизнь, то система прав и обязанностей в обществе действует в качестве дополнительной сдержки, противодействующей злоупотреблению властью. В условиях демократии правительство пользуется доверием общественности и исполняет возложенные на него функции в интересах благосостояния людей. Открытость в сфере государственного управления гарантирует, что общественность в целом может проконтролировать, как выполняют государственные органы возложенные на них функции. Смысл основополагающего принципа обеспечения открытости состоит в том, что информация, которая находится в распоряжении государственных органов, - это информация, которая передана им от имени общественности. Поэтому говорить о какой-то собственности на такую информацию неправомерно. Кроме того, этот принцип предполагает, что государственные органы должны удовлетворять нужды общественности, в том числе и ее отдельных представителей, в той степени, в которой это не ущемляет права других.

К числу других международных инструментов, содержащих аналогичные положения, относятся следующие: рекомендация Совета Европы № (81) 19, разработанная Комитетом министров для государств-членов по вопросу о доступе к информации, которая есть в распоряжении государственных органов (Страсбург, 1981 год), и рекомендация Совета Европы № 854 (1979), разработанная Парламентской ассамблеей по вопросу о доступе общественности к правительственным архивам и свободе информации (Страсбург, 1979 год).

считая, что эффективные судебные механизмы должны быть доступными для общественности, включая организации, с целью обеспечения защиты ее законных интересов и применения законов,

П.18 преамбулы содержит несколько важных моментов. Первый состоит в том, что судебные механизмы должны быть эффективными. Это означает независимость, беспристрастность и профессиональную порядочность представителей судебной системы, что в свою очередь предполагает необходимость наличия прочной финансовой базы судебной системы и, в общем и целом, способности к саморегулированию. Кроме того, это предполагает наличие в обществе условий, обеспечивающих в конечном итоге исполнение решений, вынесенных судебными органами. Другие вопросы, связанные с эффективностью судебных механизмов, включают комплекс исправительных мер и продолжительность судебного процесса.

Следующий момент, который содержится в этом пункте, состоит в том, что судебные механизмы по исправлению положения в случае нарушения прав и по обеспечению соблюдения закона должны быть доступными для общественности. Важнейшим аспектом доступности является величина расходов. Этот вопрос рассматривается в Конвенции неоднократно. Продолжительность процесса - с учетом того, что ожидаемые сроки рассмотрения дел могут быть такими, что некоторые люди просто не станут пользоваться этим механизмом, — является как вопросом доступа, так и вопросом эффективности. И, наконец, если есть технические барьеры, препятствующие доступу к судам, как например, какие-нибудь надуманные требования, регламентирующие процессуальную правоспособность, то доступ общественности к правосудию может оказаться перекрытым. Об организациях речь идет отдельно. Участники переговоров выразили в этом пункте свое желание обеспечить такое положение, при котором как организации, так и отдельные лица имели бы возможность отстаивать свои права и интересы в судах. Это относится к требованиям, регламентирующим процессуальную правоспособность, которые можно обнаружить в п. 5 ст. 2 и п. 2 ст. 9.

Наконец, этот пункт преамбулы указывает на цели доступа к правосудию. Доступ к правосудию необходим для того, чтобы защитить законные интересы общественности - т.е. те интересы, которые признаны в данном конкретном обществе на основании законов, обычаев или практики, — и обеспечить соблюдение закона в целом. Защита интересов и обеспечение соблюдения закона подкрепляют обязательства, содержащиеся в остальной части Конвенции. Доступ к правосудию является основным средством обеспечения соблюдения Конвенции, главным образом в результате того, что он позволяет предохранить два других основных элемента.

отмечая важность предоставления потребителям надлежащей информации о продуктах, с тем чтобы обеспечить им возможность делать обоснованный выбор с учетом интересов охраны окружающей среды,

Как в Европе, так и в Северной Америке уровень заинтересованности потребителей в экологически чистых продуктах стал настолько очевидным, что заводы-изготовители и торгово-распределительные сети стали наносить на изделия маркировку, указывающую на то, что данные изделия в какой-то мере отвечают экологическим требованиям, например, что они изготовлены из рециркулированных или биоразлагающихся материалов. Федеральная торговая комиссия Соединенных Штатов Америки, отвечающая за регламентирование рекламы и маркировки продукции в США, приняла правила (см. 16 C.F.R. 260), регулирующие использование маркировки, указывающей на биологически чистый характер того или иного продукта, прежде всего с целью запретить нанесение ложных или обманных сведений. Правила Совета № 880/92/ЕЕС от 23 марта 1992 года о порядке получения разрешения на нанесение экологической маркировки на продукцию Сообщества предусматривают аналогичную программу и аналогичные процедуры принятия конкретных экологических критериев, которые должны быть выполнены до получения разрешения на использование экологической маркировки. Статья 6 правил конкретно предусматривает проведение консультаций с природоохранными организациями на предмет определения экологических критериев. Резолюцией Совета 93/С 138/1 от 1 февраля 1993 года предусматриваются меры по разработке действующей на всей территории Сообщества системы экологической маркировки в качестве одного из компонентов правил стандартизации продукции.

Международная организация по стандартизации (ИСО) приняла четыре международных стандарта на экологическую маркировку: ISO 14020:1998, ISO/DIS 14021: 1999, ISO/FDIS 14024: 1998 и ISO/WD/TR 14025.

Канада, Япония и ряд европейских стран (например, Ирландия и Соединенное Королевство) приняли официальные программы в целях предоставления права использования экологического штампа только в случае изделий, которые, по их мнению, отвечают высшим нормам экологического качества. Следует отметить, что в адрес этой программы была высказана определенная критика в связи с тем, что система таких штампов может привести к введению торговых барьеров, поскольку на практике она ставит в выгодные условия производителей страны, которая предоставляет право нанесения штампа.

признавая обеспокоенность общественности в связи с преднамеренным высвобождением генетически измененных организмов в окружающую среду и необходимость повышения открытости и большего участия общественности в процессе принятия решений в этой области,

Тот факт, что Конвенцию пришлось разрабатывать с учетом множества различных систем, интересов и традиций, существующих в странах региона ЕЭК ООН, нигде не проявляется столь резко, как в случае генетически измененных организмов (ГИО). ГИО рассматриваются в двадцатом пункте преамбулы и в п. 11 ст. 6. Признавая необходимость повышения открытости и большего участия общественности в процессе принятия решений в связи с ГИО, Конвенция, тем не менее, допускает более низкий уровень такого участия, что нашло отражение в п. 11 ст. 6. Это положение предполагает, что Стороны могут счесть применение положений ст. 6 к какому-либо конкретному решению высвободить ГИО в окружающую среду практически неосуществимым или нецелесообразным, не указывая причин, по которым принято такое решение. (См. комментарий к п. 11 ст. 6). Между тем, в средствах массовой информации и в рамках других форумов разворачивается полемика вокруг разработки политики в области ГИО.

В резолюции Сторон, подписавших Конвенцию, министры по окружающей среде, принявшие участие в работе Орхусской конференции, признали важность применения Конвенции к преднамеренному высвобождению ГИО в окружающую среду и просили Стороны продолжить разработку Конвенции в части ГИО на их первом совещании с учетом работы, проделанной в рамках Конвенции о биологическом разнообразии по подготовке протокола по биологической безопасности. Переговоры по Картахенскому протоколу по биологической безопасности к Конвенции о биологическом разнообразии проходят трудно, причем наибольшие разногласия проявились между так называемой “группой Майами” в составе стран-экспортеров зерна и другими группировками.

Обеспокоенность общественности по поводу продукции и сортов на базе ГИО вынудила Европейский совет выступить с предложением пересмотреть свои директивы по ГИО, в том числе, в целях повышения открытости.

будучи убеждены в том, что осуществление настоящей Конвенции будет способствовать укреплению демократии в регионе Европейской экономической комиссии (ЕЭК) Организации Объединенных Наций,

Этот пункт сформулирован на основе пп. 9, 10 и 17 преамбулы. Демократия, построенная на принципах участия общественности, уже в течение длительного времени рассматривается в качестве одного из средств укрепления доверия общественности к руководителям государства и снижения напряженности в обществе. Природоохранная деятельность является одной из важнейших областей, в которой получила развитие система участия.

Связь между Конвенцией и демократизацией была четко подтверждена в резюме Председателя седьмого Экономического форума Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) (май 1999 года). В этом документе странам настоятельно рекомендуется ратифицировать Орхусскую конвенцию в целях подтверждения их приверженности принципу участия общественности. Совещание сочло, что вопросы, являющиеся предметом Орхусской конвенции, имеют важное значение для безопасности в Европе, и рекомендовало инкорпорировать принципы Орхусской конвенции в Хартию европейской безопасности ОБСЕ. Доклад, подготовленный соответствующей рабочей группой, был поддержан даже теми государствами, которые не подписали Орхусскую конвенцию. Эта же организация, которая в свое время называлась Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), провела важную встречу по проблеме охраны окружающей среды в Софии в самый разгар демократических преобразований в 1989 году. Эта встреча была прервана аккредитованными журналистами, объявившими, что снаружи здания избивают мирных демонстрантов (членов природоохранной организации “Экогласность”). В ответ все страны, принимавшие участие во встрече, за исключением одной, приняли следующий проект заключений:

“ [Государства-участники] ссылаются на свое обязательство в Итоговом документе Венской встречи признавать важность вклада отдельных людей и организаций, посвятивших себя делу охраны и улучшения окружающей среды, и давать им возможность высказывать свою обеспокоенность. Они подтверждают свое намерение содействовать повышению информированности общественности и углублению понимания экологических проблем.

Государства-участники подтверждают еще раз, что они уважают право отдельных лиц, групп и организаций, обеспокоенных состоянием окружающей среды, беспрепятственно выражать свои мнения, вступать в ассоциацию с другими, проводить мирные собрания, а также получать, издавать и распространять информацию по этим вопросам без каких бы то ни было юридических и административных ограничений, несовместимых с положениями СБСЕ. Эти лица, группы и организации имеют право участвовать в публичных прениях по экологическим вопросам, а также устанавливать и поддерживать прямые и независимые контакты на национальном и международном уровне”.

ЕЭК ООН представляет собой форум, в работе которого участвуют 55 стран из Северной Америки, Западной, Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии в целях разработки соответствующих инструментов своего сотрудничества. В состав ее членов входят Канада, Израиль и Соединенные Штаты, а также страны Центральной Азии и Закавказья, расположенные на территории бывшего Советского Союза. Ее основная цель - унифицировать политику и практику в своих странах-членах. Деятельность ЕЭК ООН способствует ослаблению опасности возникновения трансграничной напряженности и разногласий между такими региональными учреждениями и органами, как Европейский союз, организация “Североамериканское соглашение о свободной торговле” (НАФТА) и Содружество Независимых Государств (СНГ), которые олицетворяют собой динамику субрегиональных интеграционных процессов. В результате сотрудничества этой организации со всеми другими органами ООН она превратилась в один из инструментов, который дает возможность этому региону выполнять свои обязательства по отношению к остальным странам мира.

В резолюции Сторон, подписавших Конвенцию, однозначно признается, что ратификация Конвенции будет “способствовать дальнейшему согласованию природоохранного законодательства и усилению процесса демократизации” в регионе ЕЭК ООН.

В ряде предшествующих пунктов преамбулы говорилось о том, каким образом применение Конвенции может способствовать укреплению демократических институтов. Этот пункт распространяет действие других пунктов на регион ЕЭК ООН. В ходе десятилетия, предшествовавшего принятию Конвенции, в отдельных частях этого региона произошли сильные сдвижки в политических системах и огромные скачки в демократизации. Однако даже там, где перемены не носили столь радикальный характер, усиление демократизации явилось важным фрагментом исторического пейзажа в регионе ЕЭК ООН в 90-е годы. В пределах всего региона развивалось сотрудничество между общественностью и государственными органами, что было обусловлено признанием их общих интересов, а также переосмыслением взаимоотношений между государством, с одной стороны, и отдельными гражданами и ассоциациями в обществе, с другой.

признавая ту роль, которую в этой связи играет ЕЭК, и ссылаясь, в частности, на Руководящие принципы ЕЭК по обеспечению доступа к экологической информации и участию общественности в процессе принятия решений в области охраны окружающей среды, одобренные в Декларации министров, принятой на третьей Конференции министров “Окружающая среда для Европы” 25 октября 1995 года в Софии, Болгария,

ЕЭК ООН играла и играет важнейшую роль в демократизации Европы через посредство механизмов защиты окружающей среды, в форме международных соглашений, проектов и хартий, и через посредство участия в процессе “Окружающая среда для Европы”. Анализ экологических конвенций ЕЭК ООН свидетельствует о прогрессе в сторону предоставления больших прав и возможностей в части информации, участия общественности в процессе принятия решений и доступа к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, что в итоге привело к принятию Орхусской конвенции.

Одним из основных этапов на пути к Орхусской конвенции явилось принятие Руководящих принципов ЕЭК ООН по обеспечению доступа к экологической информации и участию общественности в процессе принятия решений в области охраны окружающей среды. Идея Руководящих принципов возникла на второй Конференции министров “Окружающая среда для Европы” в Люцерне (Швейцария) в апреле 1993 года. Тогда участие общественности было определено в качестве одного из семи ключевых элементов долгосрочной Экологической программы для Европы, предложенной Старшими советниками правительств стран - членов ЕЭК по проблемам окружающей среды и водных ресурсов (которые впоследствии были переименованы в Комитет по экологической политике). В результате этого в п. 22 Декларации, принятой на Конференции министров в Люцерне, министры просили ЕЭК ООН, в частности, разработать предложения по правовым, нормативным и административным механизмам в целях поощрения участия общественности в процессе принятия решений. Старшие советники учредили Целевую группу по экологическим правам и обязанностям, которой было поручено в 1994 году разработать проект руководящих принципов и другие предложения по эффективным инструментам и механизмам поощрения участия общественности в процессе принятия решений по экологическим вопросам. В январе 1995 года руководящие принципы были разработаны и в мае того же года приняты Рабочей группой старших должностных лиц, представляющих правительства, которая отвечала за подготовку Софийской конференции. Они были одобрены на третьей Конференции министров “Окружающая среда для Европы”, состоявшейся в Софии в октябре 1995 года. На этой же Конференции было принято решение рассмотреть возможность разработки конвенции по этому вопросу. В январе 1996 года Комитет по экологической политике решил, что сфера действия будущей конвенции должна отражать область применения Руководящих принципов.

На Орхусской конференции министры конкретно рекомендовали в резолюции Сторон, подписавших Конвенцию, учитывать Софийские руководящие принципы на начальном этапе реализации Орхусской конвенции.

Процесс “Окружающая среда для Европы” является одним из основных политических механизмов сотрудничества в области охраны окружающей среды в Европе. Он позволяет собирать вместе министров окружающей среды, а также многие организации и учреждения, занимающиеся экологическими проблемами в регионе, включая гражданские организации, на общеевропейские конференции для выработки новой экологической политики. Эти конференции позволяют министрам окружающей среды приблизительно из 55 стран встречаться и делиться опытом и идеями.

“Окружающая среда для Европы”

Конференции министров в рамках процесса “Окружающая среда для Европы” состоялись в 1991 году в Добржише (Чехословакия), в 1993 году в Люцерне (Швейцария), в 1995 году в Софии (Болгария) и в 1998 году в Орхусе (Дания). На Добржишской конференции министры выработали базовые принципы общеевропейского сотрудничества и призвали подготовить доклад с анализом состояния окружающей среды в Европе, который был подготовлен в 1995 году и получил название “Окружающая среда Европы: Добржишская оценка”. В Люцерне министры одобрили широкую стратегию, которая получила нормативное оформление в Экологической программе действий для центральной и восточной Европы (ЭПД). В повестку дня Софийской конференции был включен анализ осуществления ЭПД и дальнейшая разработка Экологической программы для Европы (ЭПЕ). Кроме того, Конференция решила разработать региональную конвенцию, касающуюся участия общественности, с привлечением НПО, которая, в принципе, положила начало переговорам по Орхусской конвенции. Четвертая Общеевропейская конференция министров окружающей среды в рамках процесса “Окружающая среда для Европы” состоялась в июне 1998 года в Орхусе. Эта Конференция ознаменовалась подписанием Орхусской конвенции. К другим итогам относится подписание протоколов к Конвенции о трансграничном загрязнении на большие расстоянии по тяжелым металлам и по стойким органическим загрязнителям, утверждение Общеевропейской стратегии постепенного прекращения использования этилированного бензина и одобрение Основных направлений энергосбережения в Европе.

Сегодня процесс “Окружающая среда для Европы” строится на трех центральных программах: Экологическая программа для Европы (ЭПЕ), Экологическая программа действий для Центральной и Восточной Европы (ЭПД) и Общеевропейская стратегия в области биологического и ландшафтного разнообразия, принятая на Софийской конференции 1995 года. До вступления в силу Орхусской конвенции в качестве четвертой центральной программы может рассматриваться осуществление руководящих принципов доступа к информации, участия общественности в процессе принятия решений и доступа к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. После вступления в силу Конвенция начнет свою собственную жизнь вне рамок процесса “Окружающая среда для Европы”, который будет сосредоточен на новых инструментах, таких, как Протокол по проблемам воды и здоровья к Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер.

принимая во внимание соответствующие положения Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, принятой в Эспо, Финляндия, 25 февраля 1991 года, Конвенции о трансграничном воздействии промышленных аварий и Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер, принятых в Хельсинки 17 марта 1992 года, а также других региональных конвенций,

В ходе последних 10 лет страны региона ЕЭК ООН были весьма активны в деле заключения целого ряда природоохранных договоров по таким вопросам, как оценка трансграничного воздействия на окружающую среду, трансграничное воздействие промышленных аварий и трансграничные водотоки. Во всех этих Конвенциях в той или иной степени рассматриваются вопросы доступа к информации и участия общественности, а в некоторых из них даже затрагивается вопрос доступа к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Орхусская конвенция основана отчасти на опыте применения этих вышеупомянутых инструментов. В пункте 2Ь) статьи 10 этой Конвенции Сторонам предлагается рассматривать, в ходе ее реализации, опыт применения других многосторонних соглашений.

Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте ( Эспо, 1991 год) обязывает Стороны производить оценку воздействия на окружающую среду некоторых видов деятельности на начальных этапах планирования и налагает общее обязательство на государства уведомлять друг друга и консультироваться по крупным проектам, которые могут оказать значительное вредное трансграничное воздействие. Она включает самые современные положения, регламентирующие участие общественности, которые когда-либо встречались в соглашениях ЕЭК ООН до Орхусской конвенции, в порядке признания важности вовлечения общественности в соответствующие процессы принятия решений с той и другой стороны границ.





Скачать 2,23 Mb.
оставить комментарий
страница1/10
Дата30.09.2011
Размер2,23 Mb.
ТипРуководство, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх