Татьяна Сергеевна Сорокина icon

Татьяна Сергеевна Сорокина


Смотрите также:
О проведении аукциона...
Программа курса «Введение в экономику»...
«Ювенальная юстиция инструмент уничтожения»...
Программа курса «Введение в экономику»...
Тема: "Рыцари средневековья и современности: Честь, отвага, слава!"...
«Утраченный рай» (Почему Обломов не встает с дивана?)...
Н. Д. Сорокина перемены в образовании и динамика жизненных стратегий студентов...
П. А. Сорокина Москва Санкт-Петербург Сыктывкар 4-9 февраля 1999 года Под редакцией д э. н....
П. А. Сорокина Москва Санкт-Петербург Сыктывкар 4-9 февраля 1999 года Под редакцией д э. н....
Учебник по курсу теория систем и структурный подход к моделированию...
Интервью окончено. 19...
Курс «Организация перевозок и управление на транспорте» Зачеты...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
История медицины


Татьяна Сергеевна Сорокина


Часть 1. Первобытное общество

Глава 1 ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ


История человечества начинается вместе с возникновением человека на Земле. Современная историческая наука определяет в развитии человечества две эры: 1) бесписьменную историю (первобытная, или доклассовая, эра) и 2) письменную историю человечества (с IV тысячелетия до н. э.).


История


История первобытной эры изучает человеческое общество от возникновения человека (более 2 млн лет тому назад) до формирования первых цивилизаций (IV тысячелетие до н. э.). По своей продолжительности первобытная эра охватывает более 99% всей истории человечества (см. табл. 1). Все последующие периоды истории (древний мир, средние века, новая и новейшая история) занимают не более 1 % исторического пути человечества.


Несмотря на отсутствие письменности (и письменной истории), история первобытного общества является неотъемлемой составной частью всемирно-исторического процесса развития человечества и не может определяться как доистория, или праистория, а первобытный человек — как доисторический.


Первобытно-общинный строй является универсальным: через него прошли все народы нашей планеты без исключения. В его недрах складывались решающие предпосылки для всего последующего развития человечества: орудийная (или трудовая) деятельность, мышление и сознание, речь и языки, хозяйственная деятельность, социальные отношения, культура, искусство, а вместе с ними врачевание и гигиенические навыки. Анализ их развития от самых истоков имеет важное практическое значение для формирования концепции исторического развития медицины в целом.


Периодизация и хронология первобытной эры и первобытного врачевания


В истории первобытной эры выделяют три этапа:' становление первобытного общества (свыше 2 млн лет тому назад — ок. 40 тыс. лет тому


(назад), расцвет первобытного общества (ок. 40 тыс. лет тому назад — X тысячелетие до н. э.) и разложение первобытного общества (с X—V тысячелетий до н. э.) (табл. 2).


Соответственно историческим этапам условно определяются три периода в развитии первобытного врачевания:


1) становление человека, первобытного общества и первобытного врачевания, когда происходило первоначальное накопление и обобщение эмпирических знаний о природных лечебных средствах (растительного, животного и минерального происхождения);


2) врачевание в период расцвета первобытного общества, когда развивалось и утверждалось целенаправленное применение эмпирического опыта коллективного врачевания в социальной практике;


3) врачевание в период разложения первобытного общества, когда вместе с зарождением классов и частной собственности шло становление культовой практики врачевания (зародившейся в период поздней родовой общины), продолжалось накопление и обобщение эмпирических знаний врачевания (как коллективного опыта общины и индивидуальной деятельности врачевателя).


Источники по истории первобытной эры и первобытного врачевания


Изученность развития лечебной деятельности человека в различные периоды истории не одинакова и, как правило, находится в обратной зависимости от давности эпохи. Наиболее сложна реконструкция истории первобытного общества: оно не оставило письменных источников, а осмысление археологических и этнографических данных имеет вполне объективные трудности и требует постоянного пересмотра наших представлений в связи с новыми научными открытиями.


Достоверные научные знания о врачевании первобытной эры базируются на данных археологии и этнографии, палеопатологии и палеоботаники, палеоантропологии и палеопсихологии.


Данные археологии


Основными вещественными источниками первобытной истории являются: орудия труда, остатки первобытных построек, святилища, погребения и останки человека, предметы первобытной культуры.


Археологические находки, имеющиеся в распоряжении ученых, составляют лишь ничтожную часть тех предметов, которыми пользовался первобытный человек. Причины этого двоякого рода. Во-первых, археологичеекая изученность на различных континентах неодинакова. Во-вторых, достоянием археологии становится лишь то, что сохраняется в земле в течение тысяч и миллионов лет (предметы из дерева, кожи, коры или растений не сохраняются).


Данные палеопатологии


Палеопатология изучает патологические изменения останков первобытного человека, точнее, его скелета.


До возникновения палеопатологии, которая как наука сформировалась около ста лет тому назад, бытовало представление о том, что первобытный человек был абсолютно здоров, а болезни возникли позже как результат цивилизации. Подобной точки зрения придерживались весьма образованные люди, например Жан-Жак Руссо, который искренне верил в существование «золотого, века» на заре человечества. Некоторые болезни человека, такие как силикоз или лучевая болезнь, безусловно, являются продуктом ноосферы и связаны с деятельностью человеческого разума (и порой неразумной его деятельностью). Но это справедливо лишь в отношении ограниченного числа заболеваний.


Концепция «золотого века» не ставила в центре своего внимания здоровье человека. Тем не менее данные палеопатологии в определенной степени способствовали ее опровержению. Изучение останков первобытного человека показало, что его кости несут на себе неизгладимые следы травматических повреждений (рис. 1) и тяжелых болезней (таких как артриты, опухоли, туберкулез, искривления позвоночника, кариес зубов и др.).


В 1892 г. во время археологических раскопок близ селения Триниль на о. Ява голландский врач и анатом Ю. Дюбуа (Eugene Dubois) обнаружил левую бедренную кость древнейшего человека — питекантропа


Во Франции в пещере Ла Шапель-о-Сен найден скелет древнего человека— неандертальца (Homo neander-thalensis), шейные позвонки которого срослись в единую кость (свидетельство артрита). Несколько десятков тысяч лет тому назад.от этого заболевания страдал каждый четвертый взрослый человек. Последствия артрита обнаружены и на костях гигантских ящеров — бронтозавров, которые жили на Земле задолго до появления человека.


Следы заболеваний на костях первобытного человека встречаются гораздо реже, чем травматические дефекты, которые чаще всего связаны с повреждениями мозгового черепа. Одни из них свидетельствуют о травмах, полученных во время охоты, другие — о пережитых или непережитых трепанациях черепов, которые стали производить примерно в XII тысячелетии до н. э. (преимущественно в ритуальных целях).


Делать выводы о болезнях мягких тканей значительно сложнее — они не сохраняются даже в мумиях. Тем не менее атеросклеротические бляшки, обнаруженные в мумиях древних аборигенов Северной Америки, захороненных на территории современного штата Кентукки (США), свидетельствуют о существовании у них атеросклероза.


Палеопатология позволила также определить среднюю продолжительность жизни первобытного человека: она не превышала 30 лет. До 50 лет (и более) доживали в исключительных случаях. Первобытный человек погибал в расцвете сил, не успевая состариться, погибал в борьбе с природой, которая была сильнее его. (Важно отметить, что средняя продолжительность жизни человека сохранялась на этом уровне вплоть до период средневековья.)


Итак, болезни существовали еще в первобытном обществе и в любую эпоху истории человечества представляли собой, с одной стороны, явление биологическое, так как развиваются они на почве человеческого организма в тесной связи с окружающей природой, а с другой — явление социальное, так как определяются конкретными ус-.тэвиями общественной жизни и деятельности человека.


Данные письменных источников


Первобытная эра является бесписьменным периодом истории человечества. В силу неравномерности исторического развития переход к классовому обществу и связанное с ним развитие письменности у разных народов происходили не одновременно. Это позволило народам, раньше овладевшим письменностью, оставить многочисленные письменные свидетельства : своих соседях, еще не создавших письменности.


Данные этнографии


Этнографические исследования врачевания апопо литейных первобытных обществ (т. е. первобытных обществ доклассовой, эры) весьма затруднены я возможны лишь на основе археологических исследований.


В то же время исследование более ноздних — синполитейных первобытных обществ (т. е. первобытных обществ классовой эры, современных' изучавшим их ученым) дает богатый этнографический материал о первобытном врачевании. Однако здесь необходимо учитывать, что еще до эпохи Великих географических открытий классовые общества уже оказывали злияние на современные им (синполи-тейные) первобытные общества. Вот почему этнографические исследования синполитейных первобытных обществ не могут быть использованы для прямых исторических реконструкций древнейших апополитейных первобытных обществ,


СТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА И ПЕРВОБЫТНОГО ВРАЧЕВАНИЯ (более 2 млн лет тому назад — ок. 40 тыс. лет тому назад)


Становление человеческого общества


Переход от ближайших предков человека (австралопитеков) к подсемейству гоминид (т. е. людей)—длительный эволюционный процесс, который протекал в течение миллионов лет и завершился, как показывают археологические исследования, на.рубеже третичного и четвертичного периодов


В установлении границы между животным миром и человеком существуют два подхода: антропологический и философский.


В основе а н т р о п о л огическо-го подхода лежит биологическое своеобразие человека, его морфологическое отличие от ближайших к нему предковых форм. Это отличие определяется гоминидной триадой:


1) прямохождением, или бипедией;


2) свободной кистью с противопоставляющимся большим пальцем, способной к тонким трудовым операциям;


3) относительно крупным высокоразвитым мозгом.


Признаки гоминидной триады окончательно сформировались не одновременно, а на разных этапах эволюции.


Согласно современным палеоантропологическим данным первый признак гоминидной триады — прямохождение — сложился. уже у ближайших предков человека — австралопитеков (более 2 млн лет тому назад, в конце третичного периода). Прямохождение создало предпосылки для развития трудовой деятельности и, таким образом, явилось решающим признаком гоминид. Иными словами, в процессе эволюции прямохождение опережало становление трудовой деятельности: вначале австралопитеки стали прямоходящими, а затем гоминиды (т. е. люди) начали создавать первые орудия труда (в отличие от точки зрения Л. Моргана: человек встал на ноги для того, чтобы освободить руки для орудийной деятельности) .


Второй признак гоминидной триады — развитая кисть — сформировался на рубеже нижнего и среднего палеолита, ко времени возникновения рода Homo (300/200 тыс. лет тому назад).


Становление третьего признака — высокоразвитого мозга — по времени было еще более продолжительным: масса мозга приблизилась к современной на стадии поздних палеоантропов (ок. 50/40 тыс. лет тому назад), в то время как совершенствование его структуры продолжалось на протяжении всей истории рода Homo. Таким образом, формирование гоминидной триады, а следовательно, и человека современного вида — неоантропа (Homo sapiens), окончательно завершилось около 50/40 тыс. лет тому назад (см. табл. 2 и 3).


В основе философского подхода к определению критериев человека и его выделения из животного мира лежит социальная сущность человека— его орудийная (или трудовая) деятельность, мышление, язык, общественные отношения.


В процессе эволюции социогенез и антропогенез осуществлялись в диалектическом взаимодействии социального и биологического — труда и направляемого трудом естественного отбора.


Одной из важнейших проблем антропогенеза является вопрос о месте формирования человека — прародине человечества.


Ч. Дарвин (Darwin Ch., 1809— 1882) выдвинул предположение о том, что прародиной человечества является Африканский континент, где обитают наиболее близкие к человеку антропоиды— шимпанзе, и горилла. Археологические исследования последних десятилетий подтверждают идею об Африканской прародине человечества. Тем не менее в современной исторической науке существуют две гипотезы: моногенизма и полигенизма. Согласно гипотезе моногенизма (которой придерживается большинство исследователей) человечество произошло из одного ограниченного очага земного шара — высокогорных районов Восточной и Южной Африки (некоторые ученые связывают этот процесс с повышенным фоном радиации в высокогорной Африке в целом).


Гипотеза полигенизма допускает существование нескольких центров формирования человека — в Африке и Азии.


Около 1 млн лет назад в период раннего (нижнего) палеолита (см. табл. 2) общая численность людей на Земле по приблизительным подсчетам специалистов не превышала 125 тысяч.


В эпоху среднего палеолита (неандертальская фаза эволюции человека) первоначальная ойкумена (место обитания человека) значительно расширилась: люди неандертальского вида освоили обширные территории Европы (за исключением северных), степные и лесостепные районы Сибири, а возможно, и Японские острова. ". Около 300 тыс. лет тому назад общая численность людей на Земле достигла примерно 1 млн.


В эпоху верхнего палеолита (40/12 тыс. лет тому назад) человек современного вида освоил новые,- менее благоприятные земли в Европе и Азии, проник в Австралию (35/30 тыс. лет тому назад) и Новую Гвинею (ок. 26—12 тыс. лет от современно-7 сти), заселил Северную и Южную Америку (ок. 20/12 тыс. лет тому назад). Основным путем заселения Америки считается Берингийская суша (Берингия), которая в те времена закрывала Берингов пролив. Около 25 тыс. лет тому назад численность человечества превысила 3 млн, а на заре классообразования (ок. 8 тыс. лет до н. э.) все население земного шара составляло, как полагают специалисты, около 5 млн человек.


Зачатки врачевания


Формирующееся человеческое общество прошло в своем развитии две • основные стадии: эпоху древнейших людей — архантропов (ок. 2 млн лет тому назад — 300/200 тыс. лет тому назад) и эпоху древних людей — палеоантропов (неандертальцев) (ок. 300/200 тыс. лет тому назад — 40/35 "тыс. лет тому назад).


Древнейшие люди (архантропы) были прямоходящими и вели кочевой или полукочевой образ жизни. Они изготовляли простейшие орудия труда из камня, дерева и других природных материалов; занимались собирательством, рыболовством и охотой, создавали первые жилища и добывали огонь высеканием и трением, стали поддерживать его в очаге. Орудийная деятельность способствовала формированию у архантропов примитивной членораздельной речи, зачатков языка, развитию мышления и первобытного сознания.


Представление о том, что древнейшие люди употребляли в пищу (и для , лечения недугов) только растения, I весьма устарело. Археологические исследования последних лет показали, что уже ближайшие предки древнейших людей — австралопитеки — наряду с собирательством занимались охотой на мелких и крупных животных, т. е. были всеядными. Следовательно, тысячелетний эмпирический опыт и повседневная трудовая практика древнейших людей позволяли им познавать целебные и токсические свойства растений, минералов и частей животных и использовать их в борьбе со своими недугами.


Древнейшие люди уже проявляли коллективную заботу о больных сородичах. Находка Э. Дюбуа на о. Ява (см. рис. 2) подтверждает этот вывод: без поддержки коллектива сородичей тяжелобольной индивид, по всей вероятности, хромой, с.ограниченными возможностями самозащиты, неизбежно должен был бы погибнуть на ранних стадиях заболевания; однако он жил долгие годы, будучи калекой. Следовательно, становление социальных отношений проходило на самых ранних этапах развития человеческого общества.


Начатки гигиенических навыков, по всей вероятности, также стали формироваться уже у архантропов в процессе обживания пещерных -жилищ и применения огня. Однако на этом этапе истории еще не было погребений и связанных с ними религиозных представлений, культа умерших и магических действий. Это объясняется тем, что абстрактное мышление у архантропов было развито еще недостаточно.


Древние люди (палеоантропы) — предки человека современного вида — жили в пещерах, под открытым небом в постоянных стойбищах и в искусственно сооружаемых жилищах. Они создали высокую каменную культуру; занимались коллективным целенаправленным собирательством, рыболовством и загонной охотой; поддерживая огонь в очаге, они использовали его для приготовления пищи и в охоте на крупных хищников, шкуры которых шли на изготовление одежды и утепление жилищ. Благодаря этому человек неандертальского вида не только пережил резкое ухудшение климата (в Европе) и последующий ледниковый период, но и расселился в обширных районах Евразии.


Люди неандертальского вида стали производить первые захоронения умерших. Древнейшие из них (сделанные 70/50 тыс. лет тому назад) обнаружены в. пещерах Ле Мустье и Ла Фер-расси (на территории Франции), в Киик-Коба в Крыму (ныне территория СНГ), в пещере Шанидар (на тер-риторииИрака) и других районах расширявшейся ойкумены (см. табл. 3). Появление захоронений свидетельствует'о развитии у древних людей (периода перехода от первобытного человеческого стада к раннепервобытной родовой общине) начальных абстрактных представлений о посмертной жизни, культа умерших, обрядов — т. е. о формировании абстрактного мышления и окончательном выделении человека, из животного царства как существа социального. . Это подтверждается также значительным уменьшением каннибализма и более частыми находками скелетов тяжело больных древних людей, которые могли выжить, только находясь под защитой коллектива сородичей и получая достаточное количество пищи, которую сами они не добывали. Так, в пещере Ла Шапель (на территории Франции) обнаружен скелет мужчины-палеоантропа, который умер в возрасте около 45 лет, будучи полным калекой " (деформирующий артрит позвоночника, артрит нижней челюсти и перелом бедра). В пещере .Шанидар обнаружено девять скелетов тяжело больных древних людей, захороненных в период ,от 70 до 44 тыс. лет тому назад.


Кости скелета мужчины Шанидар-1 (рис. 3), жившего примерно 45 тыс. лет тому назад, имеют серьезное повреждение латеральной стенки левой глазничной впадины (в результате чего этот древний человек был, по всей вероятности, слеп на левый глаз), заживший перелом костей стопы с выраженным артритом ее суставов; его правая рука была в результате травмы или намеренно ампутирована выше локтя за много лет до смерти, что привело к выраженной дистрофии костной ткани. Стертость наружной части передних зубов говорит о том, что, пережив ампутацию, этот человек многие годы использовал зубы вместо утраченной правой руки. Будучи полным калекой, он жил среди сородичей, которые оказывали ему помощь, и умер в возрасте около 40 лет (что значительно выше средней продолжительности жизни первобытных людей).


Археологические и палеопатологические исследования в пещере Шанидар, проводимые под руководством американского археолога Р. С. Солец-ки (Solecki R. S.), представили также первые достоверные сведения о целенаправленном использовании первобытным человеком лекарственных растений. Анализ многочисленных проб почвы из захоронения мужчины Ша-нидар-IV показал, что он был погребен на ложе из веток деревьев и лекарственных цветов восьми видов. Среди них были тысячелистник (Achil-lea), золототысячник (Centaurium), крестовник (Senecio), эфедра (Ephed-ra), алтей (Althaea) . из семейства мальвовых (Malvaceae), растение рода Muscary из семейства лилейных (Liliaceae) и др. Все они были связаны в букетики и разложены на уровне торса и у основания стоп. Растения перечисленных видов и по сей день произрастают в Северном Ираке. Причем некоторые из них обнаружены в горах Загроса, на достаточно большом расстоянии от пещеры Шанидар. По-видимому, сородичи специально посещали склоны далеких гор, намеренно собирая эти целебные растения.


Открытие «цветочных людей» (как назвал их Р. С. Солецки) было сделано в I960 г. Это первое и пока единственное достоверное свидетельство использования лекарственных растений древними гоминидами неандертальского вида. Оно является также несомненным научным доказательством социальных отношений, сложившихся у поздних палеоантропов, по меньшей мере, 60 тыс. лет тому назад, т. е. почти за 20 тыс. лет до выделения человека современного вида — Homo sapiens

ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА (ок. 40 тыс. лет тому назад — X тысячелетие до н. а.)


Расцвет первобытного общества начался в эпоху верхнего палеолита (см. табл. 2). К этому времени окончательно завершился процесс антропогенеза, значительно расширилась ойкумена. Если на ранних этапах становления человечества она занимала только зону тропического пояса Африки и Евразии, то к началу верхнего палеолита человек освоил значительные территории Северной Европы и Сибири, Австралии и Америки. Приспособление к разнообразным условиям окружающей среды в этот период шло параллельно с формированием современных рас (негроидной, европеоидной, монголоидной и австрало-идной), а также многочисленных расовых типов.


Развитие первобытного коллективизма, орудийной техники, изобретение лука и стрелы (XIV—VII тысячелетия до н. э.) обусловили дальнейший подъем производительных сил и совершенствование организации человеческого общества, т. е. социальных отношений. В период расцвета первобытного общества это выразилось в возникновении общинно-родового строя сначала в форме ранней родовой общины охотников, собирателей и рыболовов, а затем — в форме более развитой поздней родовой общины земледельцев и скотоводов.


Ранняя родовая община охотников, собирателей и рыболовов (эпоха верхнего палеолита и частично мезолита) была вполне сформировавшимся человеческим обществом. При крайне низкой производительности труда в условиях простого присваивающего хозяйства родовая община была коллективом равных: мужчины и женщины специализировались в разных, одинаково общественно полезных сферах трудовой деятельности; их коллективизм проявлялся как в сфере труда, так и в сфере потребления, т. е. распределения продукта.


Наряду с первобытным коллективизмом одной из ведущих характеристик рода является однолинейный (унилинейный) счет родства. Исторически представления о родстве по материнской линии сложились раньше, чем представления о родстве отцовском; этим объясняется тот факт, что на ранних стадиях социогенеза кровное родство устанавливалось между потомками одной матери, т. е. матри-линейно (матрилинейная организация рода) *.


В ранних человеческих коллективах женщины играли важную роль в заботе о детях, поддержании огня, ведении хозяйства. Все это явилось, основой высокого общественного положения женщин и вместе с матрилиней-ным счетом родства обусловило формирование материнско-родового культа — культа матерей-прародительниц, охранительниц очага. Отсюда, однако, не следует, что в периоды ранней и развитой родовой общины женщина стояла во главе рода — главой рода могли быть в равной степени и женщина, и вождь-мужчина, рожденный от женщины данного рода.


Первобытное искусство, первые памятники которого относятся к верхнему палеолиту (абсолютный возраст— 30—20 тыс. лет), запечатлело в равной степени и мужчин, и женщин.


Изображения мужчин более древние (абсолютный возраст — около 30 тыс. лет). Как правило, это полихромная живопись на стенах пещер, изделия из камня или кости. Мужчин изображали во время охоты на животных или в процессе магических обрядов. .


Изображения женщин относятся к более позднему периоду (абсолютный возраст — около 24 тыс. лет). Чаще всего это небольшие стилизованные статуэтки, выполненные в реалистической манере из камня или кости. В археологической и исторической литературе верхнепалеолитические статуэтки женщин не связываются с врачеванием (как это часто делается в историко-медицинской литературе). В эпоху верхнего палеолита врачевание было коллективным занятием широкого круга общинников. Женщины занимались им потому, что этого требовала забота о детях и других членах общины; мужчины оказывали помощь сородичам во время охоты или в борьбе с соседними коллективами.


Развитая (поздняя) родовая община земледельцев и скотоводов (мезолит?, неолит) характеризуется прежде всего переходом от присваивающего хозяйства к производящему — земледелию (с IX—III тысячелетий до н. э.) и разведению домашних животных (с VIII—III тысячелетий до н. э.). По мнению большинства исследователей, земледелие зародилось в регионе Восточного Средиземноморья и на территории современных государств Ирак и Иран. Это подтверждают археологические исследования и фотоснимки, сделанные из космоса.


В период поздней родовой общины были одомашнены собака, овца, коза, бык и лошадь; изобретены керамика, прядение и ткачество, колесный транспорт и парусная лодка; освоено строительство зданий из кирпича и подземная добыча камня. К концу периода (IV тысячелетие до н. э.) из живописи начала развиваться рисуночная письменность — пиктография.


Врачевание в этот бурный период истории человечества (известный под названием «неолитическая революция») развивалось в тесном взаимодействии как с рациональными, так и с иррациональными представлениями об окружающем мире.


Результатом рационального миросозерцания были положительные знания и приемы врачевания. Богатый материал для их реконструкции дают исследования традиционной медицины синполитейных обществ аборигенов Австралии, Америки (см. с. 208), Океании, живших в недавнем прошлом, по археологической терминологии, в каменном веке. Так, аборигены Австралии, широко используя флору и фауну своего континента, применяли для лечения нарушений пищеварения касторовое масло, эвкалиптовую смолу и луковицы орхидеи; останавливали кровотечение при помощи паутины, золы или жира игуаны; при змеиных укусах высасывали кровь и прижигали рану; при заболеваниях кожи делали промывание мочой и прикладывали глину.


Первобытные врачеватели владели также и приемами оперативного лечения: обрабатывали раны лекарствами, приготовленными из растений, минералов и частей животных; применяли «шины» при переломах; умели делать кровопускания, используя колючки и шипы растений, рыбью чешую, каменные и костяные ножи. В Новой Гвинее, например, первобытные врачеватели синполитейных племен вскрывали вену при помощи мелких стрел, которые они пускали с близкого расстояния из туго натянутого лука.


Однако эмпирические знания первобытного человека, полученные в результате практического опыта, были еще весьма ограниченными. Первобытный человек не мог предвидеть или объяснить причины стихийных бедствий, понимать явления окружавшей его природы. Его бессилие перед природой порождало фантастические и р-рациональные представления об. окружающем мире.. На этой почве уже в период ранней родовой общины начали зарождаться первые религиозные представления (тотемизм, фетишизм, анимизм, магия), которые отразились и на приемах врачевания.


Тотемизм (алгонкинск. от-отем — его род) —вера человека в существование тесной родственной связи между' его родом и определенным видом животного или растения (например, кенгуру или эвкалипт). Тотему не поклонялись, его считали «отцом», «старшим братом», защитником от бед и болезней. То-темизм явился идеологическим отражением связи рода с окружающей его естественной средой. Ранней родовой общине был свойствен главным образом зооморфный тотемизм, т. е. почитание животных.


Фетишизм (португ. fetico — амулет, талисман) — вера в сверхъестественные свойства неодушевленных предметов. Сначала эта вера распространялась на орудия труда (например, особо удачное копье), плодоносящие деревья или полезные предметы обихода,, т. е. имела вполне материальную основу. Впоследствии фетиши стали изготовляться.специально в качестве культовых предметов и получили идеалистическое толкование. Так появились амулеты и талисманы (от чумы, холеры, ранения в бою и т. п.).


Анимизм (лат. anima, animus — душа, дух) — вера в души, духов и всеобщее одухотворение природы. Полагают, что эти. представления связаны с ранними формами культа умерших. Ритуалы, посвященные мертвым, встречаются на островах Океании, в Австралии, Америке и Африке.


Магия (грея, mageia — колдовство) —вена в способность человека сверхъестественным образом воздействовать на других людей, предметы, события или явления природы. Не понимая еще истинной связи событий и явлений природы и превратно истолковывая случайные совпадения, первобытный человек пытался с помощью специальных приемов (магических действий) вызвать желаемый результат (изменения погоды, удачу на охоте или выздоровление от болезни).


Среди многочисленных разновидностей магии была и лечебная магия — врачевание ран и недугов, основанное на культовой практике. Сначала культовая практика не составляла секрета: простые церемонии и ритуалы мог совершать каждый. Со временем развитие верований и усложнение ритуалов потребовали определенной специализации. Круг лиц, способных их усвоить, резко сужался, и культовые действия стали совершаться старейшинами рода или наиболее .умелыми общинниками.


В конце позднего палеолита в глубинах пещер стали создаваться .специальные святилища, на стенах которых изображались и «служители культа». Наибольшей известностью среди них пользуется небольшое поли-хромкое изображение «колдуна» (так назвали его ученые) в пещере Трех братьев во Франции — полусогнутая фигура с длинным хвостом, ногами человека и лапами зверя, длинной бородой и оленьими рогами (рис. 4).


Окончательно первобытная культовая практика оформилась в период развитой родовой общины, когда зооморфный тотемизм предков-животных постепенно трансформировался в антропоморфный тотемизм и культ предков-людей — покровителей рода (предков-мужчин — при переходе к патриархату и предков-женщин — при переходе к матриархату).


Культ предков отразился и на представлениях первобытного человека о причинах болезней: возникновение недуга порой понималось как результат вселения в тело заболевшего человека духа умершего предка. Подобные толкования оказали влияние и на приемы врачевания, целью которых стало изгнание духа болезни из тела больного. В ряде случаев это «изгнание» осуществлялось вполне естественными средствами. Так, аборигены Америки высасывали «дух болезни» при помощи полого рога буйвола (прототип современных банок). У многих народов было принято кормить больного горькой пищей, неприятной для «вселившегося духа» (в ее состав входили и лекарственные средства). Однако в целом стремление изгнать дух болезни из тела больного породило целое направление культовой практики — шаманство, которое сочетало в себе иррациональные ритуалы с применением рациональных средств и приемов врачевания.


К ритуальным обрядам, связанным с изгнанием духа болезни, относится и трепанация черепа, известная по археологическим данным с XII тысячелетия до н. э. (мезолит), — ее стал производить лишь человек современного вида — Homo sapiens.


Первый трепанированный череп ископаемого человека на нашей планете был найден в Латинской Америке — в районе г. Куско (на территории Перу) в 1865 г. Анализ многочисленных трепанированных черепов человека на территории Перу показал, что в большинстве случаев (около 70%) трепанации заканчивались успешно, о чем свидетельствует образование костной мозоли по краям отверстий. Отсутствие крстной мозоли говорит о том, что человек умер во время или вскоре после операции (рис. 5).


Причина трепанации —вопрос до сих пор дискуссионный. Большинство ученых полагает, что чаще она производилась в ритуальных целях: отверстие, как правило, делалось в стереотипных зонах мозгового черепа. Возможно, первобытный человек надеялся, что через отверстие в черепе дух болезни легко сможет- покинуть тело больного.


В -то же время существует другая точка зрения, которая допускает, что трепанации в первобытную эру чаще проводились после травматического повреждения мозгового черепа и связаны с удалением костных осколков.' Обе точки зрения имеют право на существование. Однако для истории: медицины принципиально важен сам факт успешной (пережитой) трепанации, что свидетельствует о реальности удачных оперативных вмешательств на мозговом черепе, которые имели место уже в периоды поздней родовой общины и разложения первобытного общества.


В целом врачевание периода расцвета первобытного общества характеризуют: целенаправленное применение эмпирического опыта коллективного врачевания в социальной практике и совершенствование приемов рационального врачевания; дальнейшее развитие гигиенических навыков (одежда из,шкур, устройство жилищ); в области оперативного врачевания — лечение ран средствами растительного, животного и минерального происхождения, шинирование, кровопускания, ритуальное обрезание, использование в качестве инструментов врачевания изделий из камня, кости, рыбьей чешуи и т. п., эмпирическое применение природных опьяняющих и наркотических средств в качестве обезболивающих; в области социальных отношений — дальнейшее развитие коллективного врачевания и зарождение лечебной магии на основе фантастических верований и превратного миросозерцания (табл. 4).


Экономическое и социальное развитие человечества в период поздней родовой общины подготовило предпосылки для зарождения частной собственности и разложения первобытнообщинного строя, начавшегося ранее всего в плодородных долинах крупнейших рек планеты.

ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА (ок. 40 тыс. лет тому назад — X тысячелетие до н. а.)


Расцвет первобытного общества начался в эпоху верхнего палеолита (см. табл. 2). К этому времени окончательно завершился процесс антропогенеза, значительно расширилась ойкумена. Если на ранних этапах становления человечества она занимала только зону тропического пояса Африки и Евразии, то к началу верхнего палеолита человек освоил значительные территории Северной Европы и Сибири, Австралии и Америки. Приспособление к разнообразным условиям окружающей среды в этот период шло параллельно с формированием современных рас (негроидной, европеоидной, монголоидной и австрало-идной), а также многочисленных расовых типов.


Развитие первобытного коллективизма, орудийной техники, изобретение лука и стрелы (XIV—VII тысячелетия до н. э.) обусловили дальнейший подъем производительных сил и совершенствование организации человеческого общества, т. е. социальных отношений. В период расцвета первобытного общества это выразилось в возникновении общинно-родового строя сначала в форме ранней родовой общины охотников, собирателей и рыболовов, а затем — в форме более развитой поздней родовой общины земледельцев и скотоводов.


Ранняя родовая община охотников, собирателей и рыболовов (эпоха верхнего палеолита и частично мезолита) была вполне сформировавшимся человеческим обществом. При крайне низкой производительности труда в условиях простого присваивающего хозяйства родовая община была коллективом равных: мужчины и женщины специализировались в разных, одинаково общественно полезных сферах трудовой деятельности; их коллективизм проявлялся как в сфере труда, так и в сфере потребления, т. е. распределения продукта.


Наряду с первобытным коллективизмом одной из ведущих характеристик рода является однолинейный (унилинейный) счет родства. Исторически представления о родстве по материнской линии сложились раньше, чем представления о родстве отцовском; этим объясняется тот факт, что на ранних стадиях социогенеза кровное родство устанавливалось между потомками одной матери, т. е. матри-линейно (матрилинейная организация рода) *.


В ранних человеческих коллективах женщины играли важную роль в заботе о детях, поддержании огня, ведении хозяйства. Все это явилось, основой высокого общественного положения женщин и вместе с матрилиней-ным счетом родства обусловило формирование материнско-родового культа — культа матерей-прародительниц, охранительниц очага. Отсюда, однако, не следует, что в периоды ранней и развитой родовой общины женщина стояла во главе рода — главой рода могли быть в равной степени и женщина, и вождь-мужчина, рожденный от женщины данного рода.


Первобытное искусство, первые памятники которого относятся к верхнему палеолиту (абсолютный возраст— 30—20 тыс. лет), запечатлело в равной степени и мужчин, и женщин.


Изображения мужчин более древние (абсолютный возраст — около 30 тыс. лет). Как правило, это полихромная живопись на стенах пещер, изделия из камня или кости. Мужчин изображали во время охоты на животных или в процессе магических обрядов. .


Изображения женщин относятся к более позднему периоду (абсолютный возраст — около 24 тыс. лет). Чаще всего это небольшие стилизованные статуэтки, выполненные в реалистической манере из камня или кости. В археологической и исторической литературе верхнепалеолитические статуэтки женщин не связываются с врачеванием (как это часто делается в историко-медицинской литературе). В эпоху верхнего палеолита врачевание было коллективным занятием широкого круга общинников. Женщины занимались им потому, что этого требовала забота о детях и других членах общины; мужчины оказывали помощь сородичам во время охоты или в борьбе с соседними коллективами.


Развитая (поздняя) родовая община земледельцев и скотоводов (мезолит?, неолит) характеризуется прежде всего переходом от присваивающего хозяйства к производящему — земледелию (с IX—III тысячелетий до н. э.) и разведению домашних животных (с VIII—III тысячелетий до н. э.). По мнению большинства исследователей, земледелие зародилось в регионе Восточного Средиземноморья и на территории современных государств Ирак и Иран. Это подтверждают археологические исследования и фотоснимки, сделанные из космоса.


В период поздней родовой общины были одомашнены собака, овца, коза, бык и лошадь; изобретены керамика, прядение и ткачество, колесный транспорт и парусная лодка; освоено строительство зданий из кирпича и подземная добыча камня. К концу периода (IV тысячелетие до н. э.) из живописи начала развиваться рисуночная письменность — пиктография.


Врачевание в этот бурный период истории человечества (известный под названием «неолитическая революция») развивалось в тесном взаимодействии как с рациональными, так и с иррациональными представлениями об окружающем мире.


Результатом рационального миросозерцания были положительные знания и приемы врачевания. Богатый материал для их реконструкции дают исследования традиционной медицины синполитейных обществ аборигенов Австралии, Америки (см. с. 208), Океании, живших в недавнем прошлом, по археологической терминологии, в каменном веке. Так, аборигены Австралии, широко используя флору и фауну своего континента, применяли для лечения нарушений пищеварения касторовое масло, эвкалиптовую смолу и луковицы орхидеи; останавливали кровотечение при помощи паутины, золы или жира игуаны; при змеиных укусах высасывали кровь и прижигали рану; при заболеваниях кожи делали промывание мочой и прикладывали глину.


Первобытные врачеватели владели также и приемами оперативного лечения: обрабатывали раны лекарствами, приготовленными из растений, минералов и частей животных; применяли «шины» при переломах; умели делать кровопускания, используя колючки и шипы растений, рыбью чешую, каменные и костяные ножи. В Новой Гвинее, например, первобытные врачеватели синполитейных племен вскрывали вену при помощи мелких стрел, которые они пускали с близкого расстояния из туго натянутого лука.


Однако эмпирические знания первобытного человека, полученные в результате практического опыта, были еще весьма ограниченными. Первобытный человек не мог предвидеть или объяснить причины стихийных бедствий, понимать явления окружавшей его природы. Его бессилие перед природой порождало фантастические и р-рациональные представления об. окружающем мире.. На этой почве уже в период ранней родовой общины начали зарождаться первые религиозные представления (тотемизм, фетишизм, анимизм, магия), которые отразились и на приемах врачевания.


Тотемизм (алгонкинск. от-отем — его род) —вера человека в существование тесной родственной связи между' его родом и определенным видом животного или растения (например, кенгуру или эвкалипт). Тотему не поклонялись, его считали «отцом», «старшим братом», защитником от бед и болезней. То-темизм явился идеологическим отражением связи рода с окружающей его естественной средой. Ранней родовой общине был свойствен главным образом зооморфный тотемизм, т. е. почитание животных.


Фетишизм (португ. fetico — амулет, талисман) — вера в сверхъестественные свойства неодушевленных предметов. Сначала эта вера распространялась на орудия труда (например, особо удачное копье), плодоносящие деревья или полезные предметы обихода,, т. е. имела вполне материальную основу. Впоследствии фетиши стали изготовляться.специально в качестве культовых предметов и получили идеалистическое толкование. Так появились амулеты и талисманы (от чумы, холеры, ранения в бою и т. п.).


Анимизм (лат. anima, animus — душа, дух) — вера в души, духов и всеобщее одухотворение природы. Полагают, что эти. представления связаны с ранними формами культа умерших. Ритуалы, посвященные мертвым, встречаются на островах Океании, в Австралии, Америке и Африке.


Магия (грея, mageia — колдовство) —вена в способность человека сверхъестественным образом воздействовать на других людей, предметы, события или явления природы. Не понимая еще истинной связи событий и явлений природы и превратно истолковывая случайные совпадения, первобытный человек пытался с помощью специальных приемов (магических действий) вызвать желаемый результат (изменения погоды, удачу на охоте или выздоровление от болезни).


Среди многочисленных разновидностей магии была и лечебная магия — врачевание ран и недугов, основанное на культовой практике. Сначала культовая практика не составляла секрета: простые церемонии и ритуалы мог совершать каждый. Со временем развитие верований и усложнение ритуалов потребовали определенной специализации. Круг лиц, способных их усвоить, резко сужался, и культовые действия стали совершаться старейшинами рода или наиболее .умелыми общинниками.


В конце позднего палеолита в глубинах пещер стали создаваться .специальные святилища, на стенах которых изображались и «служители культа». Наибольшей известностью среди них пользуется небольшое поли-хромкое изображение «колдуна» (так назвали его ученые) в пещере Трех братьев во Франции — полусогнутая фигура с длинным хвостом, ногами человека и лапами зверя, длинной бородой и оленьими рогами (рис. 4).


Окончательно первобытная культовая практика оформилась в период развитой родовой общины, когда зооморфный тотемизм предков-животных постепенно трансформировался в антропоморфный тотемизм и культ предков-людей — покровителей рода (предков-мужчин — при переходе к патриархату и предков-женщин — при переходе к матриархату).


Культ предков отразился и на представлениях первобытного человека о причинах болезней: возникновение недуга порой понималось как результат вселения в тело заболевшего человека духа умершего предка. Подобные толкования оказали влияние и на приемы врачевания, целью которых стало изгнание духа болезни из тела больного. В ряде случаев это «изгнание» осуществлялось вполне естественными средствами. Так, аборигены Америки высасывали «дух болезни» при помощи полого рога буйвола (прототип современных банок). У многих народов было принято кормить больного горькой пищей, неприятной для «вселившегося духа» (в ее состав входили и лекарственные средства). Однако в целом стремление изгнать дух болезни из тела больного породило целое направление культовой практики — шаманство, которое сочетало в себе иррациональные ритуалы с применением рациональных средств и приемов врачевания.


К ритуальным обрядам, связанным с изгнанием духа болезни, относится и трепанация черепа, известная по археологическим данным с XII тысячелетия до н. э. (мезолит), — ее стал производить лишь человек современного вида — Homo sapiens.


Первый трепанированный череп ископаемого человека на нашей планете был найден в Латинской Америке — в районе г. Куско (на территории Перу) в 1865 г. Анализ многочисленных трепанированных черепов человека на территории Перу показал, что в большинстве случаев (около 70%) трепанации заканчивались успешно, о чем свидетельствует образование костной мозоли по краям отверстий. Отсутствие крстной мозоли говорит о том, что человек умер во время или вскоре после операции (рис. 5).


Причина трепанации —вопрос до сих пор дискуссионный. Большинство ученых полагает, что чаще она производилась в ритуальных целях: отверстие, как правило, делалось в стереотипных зонах мозгового черепа. Возможно, первобытный человек надеялся, что через отверстие в черепе дух болезни легко сможет- покинуть тело больного.


В -то же время существует другая точка зрения, которая допускает, что трепанации в первобытную эру чаще проводились после травматического повреждения мозгового черепа и связаны с удалением костных осколков.' Обе точки зрения имеют право на существование. Однако для истории: медицины принципиально важен сам факт успешной (пережитой) трепанации, что свидетельствует о реальности удачных оперативных вмешательств на мозговом черепе, которые имели место уже в периоды поздней родовой общины и разложения первобытного общества.


В целом врачевание периода расцвета первобытного общества характеризуют: целенаправленное применение эмпирического опыта коллективного врачевания в социальной практике и совершенствование приемов рационального врачевания; дальнейшее развитие гигиенических навыков (одежда из,шкур, устройство жилищ); в области оперативного врачевания — лечение ран средствами растительного, животного и минерального происхождения, шинирование, кровопускания, ритуальное обрезание, использование в качестве инструментов врачевания изделий из камня, кости, рыбьей чешуи и т. п., эмпирическое применение природных опьяняющих и наркотических средств в качестве обезболивающих; в области социальных отношений — дальнейшее развитие коллективного врачевания и зарождение лечебной магии на основе фантастических верований и превратного миросозерцания (табл. 4).


Экономическое и социальное развитие человечества в период поздней родовой общины подготовило предпосылки для зарождения частной собственности и разложения первобытнообщинного строя, начавшегося ранее всего в плодородных долинах крупнейших рек планеты.

ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРИОД РАЗЛОЖЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА (с 10 тысячелетия до н. э.)


Разложение первобытно-общинного строя началось в X—V тысячелетиях до н. э. Основным содержанием этого процесса было зарождение частной собственности и частного хозяйства, классов и государств. Разложение первобытного общества протекало в двух основных формах: патриархат и матриархат, которые развивались параллельно


Патриархат был наиболее распространен. Он возникал там, где общественное неравенство формировалось при ведущей экономической и общественной роли мужчины, что приводило к постепенной замене матрилинейного счета родства патрилинейным, матрилокального поселения — патрилокальным.


Матриархат был сравнительно редкой формой разложения первобытнообщинного строя и развивался, когда общественное неравенство формировалось при сохранении ведущей экономической роли женщины и материнско-родового культа (ашанти, наяры, минангкабау и другие народы). На нашей планете до настоящего времени сохранились племена, жившие прежде по традициям матриархата (например ирокезы). Традиционные признаки матриархата' долгое время сохранялись в таких крупных рабовладельческих государствах, как древний Египет или Хеттское царство, где на протяжении всей их истории имело место высокое положение женщины, и престол передавался по женской линии , (для того, чтобы стать правителем страны, фараон должен был жениться на своей сестре, дочери или мачехе).


В период разложения первобытнообщинного строя отчетливо проявились различия в темпах исторического прогресса человечества в различных регионах земного шара. В наиболее благоприятных экономических зонах (плодородных долинах крупнейших рек) процесс разложения первобытного общества завершился в III—II тысячелетиях до н. э. (Месопотамия, долина Нила, бассейн Инда). В наименее благоприятных для земледелия районах Океании, Австралии, Африки он продолжается до настоящего времени.


Важнейшим событием в области культурного развития человечества в конце первобытной эры явилось изобретение в IV тысячелетии до н. э. иероглифической письменности у шумеров и египтян, а позднее—-у критян, китайцев, майя и других народов.


В области врачевания в этот период закреплялись и развивались традиционные навыки и приемы, расширялся круг лекарственных средств, изготовлялись инструменты для врачевания из металла (медь, бронза, железо), развивалась помощь раненым общинникам во время участившихся войн.


К числу оперативных методов врачевания, которые производились в синполитейных племенах, находившихся на стадии разложения первобытного общества, относятся также ритуальное обрезание во время инициации, ампутации конечностей, а по некоторым данным, и кесарево сечение.


В 1885 г. в Марбурге вышла книга Р. Фелькина (R. Felkin), в которой путешественник привел описание поразившей его операции кесарева сечения, успешно произведенной в его присутствии в одном из племен Центральной Африки: .


Двадцатилетняя женщина, перворожени-ца, совершенно нагая, лежала на несколько наклоненной доске, изголовье которой упиралось в стену хижины-. Под влиянием бананного вина она находилась в полусонном состоянии. К своему ложу она была привязана тремя повязками. Оператор с ножом в руках стоял с левой стороны, один из его помощников держал ноги в коленях, другой фиксировал нижнюю часть живота. Вымыв свои руки и нижнюю часть живота оперируемой сначала банан-ным вином, а затем водою, оператор, издав громкий крик, который подхватила собравшаяся вокруг хижины толпа, провел по средней линии живота разрез от лобкового сочленения почти до самого пупка. Этим разрезом он рассек как брюшные стенки, так и самую матку; один ассистент прижег с большим искусством раскаленным железом кровоточащие места, другой раздвинул края раны, чтобы дать хирургу возможность извлечь из полости матки ребенка. Удалив через разрез отделившуюся тем временем плаценту и образовавшиеся свертки крови, оператор при содействии своих помощников подвинул больную к краю опера-, ционного стола и повернул ее на бок таким образом, чтобы из брюшной полости могла вытечь жидкость. Только после всего этого были соединены края брюшных покровов при помощи семи тонких хорошо отполированных гвоздиков. Последние были обмотаны крепкими нитями. На рану была наложена паста, которая была приготовлена тщательным разжевыванием двух каких-то корешков и выплевыванием получившейся пульпы в горшок; поверх пасты был наложен нагретый; банановый .•met и все э?о укрепЛено йрй помоЩи своего рода бандажа.


...Выздоровление наступило на одиннадцатый день.


В период разложения первобытного общества становление классового неравенства вело к внутриплеменному расслоению, усилению племенной организации, а следовательно, и к укреплению культа племенных покровителей и религиозных представлений.


Это обусловило появление профессиональных служителей культа (рис. 6). Сфера их деятельности включала: сохранение и передачу положительных1 знаний, толкование обычаев и религиозные функции, врачевание, судопроизводство и т. и-. Часто основным их занятием было врачевание. Со временем культовые обряды становились все более таинственными и непонятными для большинства членов общины.


Формирование лечебной магии проходило на фоне уже сложившихся эмпирических знаний и практических навыков первобытного врачевания, которые зародились на заре человеческой истории задолго до .возникновения культовых обрядов. Следовательно, культовые обряды врачевания были явлением вторичным — практика и эмпирический опыт, а не магия, были той основой, из которой появились зачатки врачевания.


В наши дни в некоторых странах Азии, Америки, Африки, на островах Океании сохранились народные врачеватели—знахари. Называют их по-разному: в Южной Америке — куран-дёро, в некоторых районах Бразилии— паже, на западном побережье Африки — нгдмбо, в Центральной Африке— нганга, на севере Африки и в странах Востока — хакйм, в Индии — вёдья и хаким, в Бангладеш — коби-рйз и т. д.


Знахарь прекрасно знает флору и фауну окружающей местности, более чем кто-либоизсоплеменников, он посвящен в законы и обычаи племени, незыблемо хранит их и передает по наследству. Будучи тонким психологом, он прекрасно понимает свою аудиторию, которая беспредельно верит ему.


Глубокий профессиональный анализ деятельности народных врачевателей синполитей-ных племен Америки, Африки, Азии и Океании середины нашего века дан в книге американского стоматолога Г. Райта «Свидетель колдовства», переведенной на русский язык в 1971 г. Г. Райт отмечает, что знахари, с которыми ему приходилось встречаться, «все были людьми с высоким уровнем профессиональной подготовки... Все эти служители древнего искусства прекрасно владеют средствами контроля над настроением масс, о которых современная психологическая наука только-только начинает догадываться» (с. 72—73).


Знахарь не пытается лечить «болезни белого человека». Он знает, что бессилен против тропической или желтой лихорадки, «но когда болезнь находится в пределах возможностей его примитивной «науки», он принимается за лечение со всей энергией, энтузиазмом и... мудростью. Часто ему удается справиться с болезнями, перед которыми могла бы отступить даже современная медицина» (с. 66).


«Он часто пользуется травами и снадобьями, целебные свойства которых сомнительны... Пользуясь ловкостью рук, он может «материализовать» паука или ящерицу, причем работает он перед зрителями, среди которых скептиков нет. Он применяет гипноз и самовнушение. Он пользуется фетишами, чтобы внушить веру, а чтобы создать атмосферу страха, он не останавливается перед убийством» (с. 73).


«Мне пришлось быть свидетелем, как он, используя все средства фокусника, волшебника и психолога, полностью подчинил себе суеверное сознание своих соплеменников и достиг результатов, явно превышающих возможности современной медицины и таланты ее лучших представителей... Знахарь простейшими приемами за несколько минут достигает результатов, для которых нашим высоко оплачиваемым психиатрам требуются месяцы и даже годы» (с. 65, 64).


В целом Г. Райт определяет знахаря как «экономического паразита», задача которого состоит в поддержании здоровья общины, как физического, так и духовного, а техника представляет собой «странную комбинацию естественных « сверхъестественных элементов интуиции и здравого смысла» (с. 199).


Подготовка знахарей велась (и в настоящее время ведется) индивидуально. Знания сохранялись в секрете и передавались от родителя детям или избранному для этих целей наиболее способному ребенку в племени. Большое значение придавалось воспитанию мужества и выдержки. Так, в Африке в синполитейных племенах долины р. Убанга выбор ученика начинался с испытания, в процессе которого мальчиков многократно заставляли, до обморока, дышать дымом в специальной хижине, а затем подвергали испытанию весьма прожорливыми большими муравьями (стоя по щиколотку в воде, мальчики держали в руках боль-' шие куски муравейника, откуда выбегали разъяренные насекомые; побеждал тот, кто последним кидался в воду). В Америке будущий курандеро должен был доказать, что получил свою миссию с благословения великих предков племени, и затем в отдалении от общества готовиться к своей профессии. В Индии ученики ведья с детства изучали природные лекарственные средства и способы их применения, тексты священных книг, которые должны были произноситься во время врачевания, а также таинственные приемы, призванные победить могучее зло болезни.


В современном мире оценка первобытного врачевания не однозначна. С одной стороны, его рациональные традиции и огромный' эмпирический, опыт (несмотря на ограниченный арсенал лечебных средств и приемов) ЯВИЛИСЬ одним из Истоков традиционной медицины последующих эпох и в ::энце концов — современной научной медицины. С другой стороны — иррациональные традиции первобытного врачевания возникли как закономерный результат превратного миросозерцания и тяжелых условий борьбы первобытного человека с могучей и непонятной природой; их критическая :денка не должна служить поводом ~ля отрицания многовекового рационального опыта первобытного враче-ззния в целом.


Врачевание в первобытную эру не :-ыло примитивным для своего времени, и поэтому не может называться ^примитивной медициной».


«...Седая древность,— писал Ф. Энгельс,— при всех обстоятельствах останется для всех будущих поколений необычайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднейшего более высокого развития, потому что она имеет своим исходным пунктом выделение человека из животного царства, а своим содержанием — преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциированным людям». Конец первобытной эры совпадает с началом истории классовых обществ и государств, когда более пяти тысяч лет тому назад стали зарождаться первые цивилизации. Однако остатки первобытно-общинного строя сохранялись во все периоды истории человечества. Они продолжают оставаться и сегодня в племенах, живущих на постоянно сужающейся периферии классовых обществ. Это дает возможность научного изучения врачевания в современных синполитеиных обществах аборигенов' Австралии, Азии, Африки и островов Океании, что имеет важное значение для развития современной научной медицины и становления национальных систем здравоохранения в развивающихся государствах (привлечение народных врачевателей к государственным программам здравоохранения, использование положительного наследия народной медицины), как это уже делается в ряде стран.


МЕДИЦИНАВ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ. МЕДИЦИНА В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ (IX—XIV вв.)


История


Древнейшее государство восточных славян, известное в истории как Киевская Русь, сложилось в первой половине IX в.


К этому времени на Руси сформировались раннефеодальные отношения. Древние славянские города Киев, Смоленск, Полоцк, Чернигов, Псков, Новгород (см. рис. 62) становились крупными' центрами ремесла и торговли. Важнейшей торговой артерией древней Руси был «великий путь из варяг в греки», который связывал Русь со Скандинавией и Византией.


Важным событием в истории Руси было принятие христианства в качестве государственной религии в 988. г. лри князе Владимире (978—1015). Этот серьезный политический акт не был случайным событием: возникновение социального неравенства и формирование классов явились объективными историческими предпосылками для замены языческого многобожия монотеизмом. Христианство на Руси было известно с IX в. Многие приближенные князя Игоря (912—945) были христианами. Княжившая после Игоря его жена Ольга (945—969) посетила Константинополь и приняла крещение, став первым христианским монархом на Руси. Большое значение для распространения идей христианства в Киевской Руси имели ее давние связи с Болгарией — посредницей в передаче культуры, письменности:и религиозной литературы. К концу X в. Киевская Русь уже вошла во взаимодействие с византийской экономикой и христианской культурой.


Принятие христианства Киевской Русью имело важные политические последствия. Оно содействовало укреплению феодализма, централизации государства и сближению его с европейскими христианскими странами (Византией, Болгарией, Чехией, Францией, Англией, Германией, Грузией, Арменией и др.), чему способствовали также и династические браки. Эти связи благотворно отразились на развитии древнерусской культуры, просвещения, науки.


Истоки культуры Киевской Руси связаны с традиционной культурой славянских племен, которая с развитием государственности достигла высокого уровня, а впоследствии была обогащена влиянием византийской культуры. Через Болгарию и Византию поступали на Русь античные и ранние средневековые рукописи. На славянский язык их переводили монахи — самые образованные люди того времени. (Монахами были летописцы Никон, Нестор, Сильвестр.) Написанные на пергаменте в эпоху Киевской Руси, эти книги дошли до наших дней.


Первая библиотека в Древнерусском государстве была собрана в 1037 г. князем Ярославом Мудрым (1019—1054) — третьим по старшинству сыном князя Владимира. Ее разместили в Софийском соборе, воздвигнутом в Киеве в 1036 г. по велению Ярослава Мудрого в ознаменование победы над печенегами на месте победоносного сражения. Ярослав всячески способствовал распространению грамотности на Руси, переписыванию книг и их переводу на славянский язык. Сам он знал 5 иноземных языков и «книгам прилежа и почитая (их) часто и в нощи и в дне». Его внучка Янка Всеволодовна в 1086 г. организовала при Андреевском монастыре первую женскую школу. При Ярославе Мудром Киевская держава достигла широкого международного признания. Митрополит Илларион писал в то время о киевских князьях: «Не в плохой стране были они владыками, но в русской, которая ведома и слышима во всех концах земли».


Древнерусское государство существовало в течение трех столетий. После смерти последнего киевского князя Мстислава Владимировича (1125— 1132)—сына Владимира Мономаха, оно распалось на несколько феодальных владений. Наступил период феодальной раздробленности, которая способствовала утрате политической независимости русских земель в результате нашествия монголо-татарских орд под предводительством хана Батыя (1208—1255), внука Чингиз-хана.


Развитие врачеваний


На Руси издавна развивалась народная медицина. Народных врачевателей называли лечцами. О них говорится в «Русской Правде» — древнейшем из дошедших до нас своде русских законов, который был составлен при Ярославе Мудром (в первой четверти XI в.) и впоследствии многократно переписывался и дополнялся. «Русская Правда» законодательно устанавливала оплату труда лечцов: по законам того времени человек, нанесший ущерб здоровью другого человека, должен был уплатить штраф в государственную казну и выдать пострадавшему деньги для оплаты за лечение.


Свои лечебные познания и секреты лечцы передавали из поколения в поколение, от отца к сыну в так называемых «семейных школах».


Большой популярностью пользовались лекарства, приготовленные из растений: полыни, крапивы, подорожника, багульника, «злоненавистника» .(бодяги), цвета липы, листьев березы, коры ясеня, можжевеловых ягод, а также лука, чеснока, хрена, березового сока, и многие другие народные средства врачевания.


Среди лекарств животного происхождения особое место занимали мед, сырая печень трески, кобылье молоко и панты оленя.


Нашли свое место в народном врачевании и лечебные средства минерального происхождения. При болях в животе принимали внутрь растертый в порошок камень хризолит. Для облегчения родов женщины носили украшения из яхонта. Известны были целебные свойства уксуса и медного купороса, скипидара и селитры, «серного камня» и мышьяка, серебра, ртути, сурьмы и других минералов. Русский народ издавна знал также о целебных свойствах «кислой воды». Ее древнее название нарзан, сохранившееся до наших дней, в переводе означает «богатырь-вода».


Впоследствии опыт народной медицины был обобщен в многочисленных травниках и лечебниках (рис. 66), которые в своем большинстве были составлены после принятия на Руси христианства и распространения грамотности. К сожалению, многие рукописные лечебники погибли во время войн и других бедствий. До наших дней дошло немногим более 250 древнерусских травников и лечебников. В них содержатся описания многочисленных традиционных методов русского врачевания как времен христианской Руси, 6аавле и Киеве, а позднее — в Новгороде, Смоленске, Львове. Широкой известностью пользовалась монастырская больница Киево-Печерской лавры—первого русского монастыря, основанного в первой половине XI в. в окрестностях Киева и получившего свое название от пещер (печер), в которых первоначально селились монахи.


Со всей Руси ходили в Киево-Пе-черскую лавру раненые и больные различными недугами, и многие находили там исцеление. Для тяжело больных при монастыре были специальные помещения (больницы), где дежурили монахи, ухаживавшие за больными. Монастырские хроники («Киево-Пе-черский патерик», XII в.) сообщают о нескольких монахах-подвижниках, которые прославились своим врачебным искусством. Среди них — пришедший из Афона «пречудный врач» Антоний (XI в.), который лично ухаживал за больными, давая им свое исцеляющее «зелье»; преподобный Алимпий ^\ в.4), тапетивавший мазяжа ирсжа-женных, и преподобный Агапит (умер в 1095 г.) —ближайший ученик преподобного Антония.


Агапит бесплатно лечил и обитаполнять Самые чёрные работы, б"ЫтЬ терпимым и сердечным по отношению к нему, делать все, что в его силах, для излечения больного и не заботиться о личном обогащении или профессиональном тщеславии.


В то же время врачевание в древней Руси не было церковной монополией: наряду с монастырской существовала и более древняя народная (мирская) медицина. Однако на этом этапе истории языческие врачеватели (кудесники, волхвы, ведуны и ведуньи) объявлялись служителями дьявола и, как правило, подвергались преследованиям.


Ylp-а дворах князей. «. бояр ^по ¦всей вероятностное XII в.) служили светские лечцы как русские, так и иноземные. Так, при дворе Владимира' Мономаха служил лечец-армянин, имявал за ними и пользовался большой популярностью в народе. Однажды он исцелил Владимира Мономаха *, когда тот был еще черниговским князем,— послал ему «зелья», от которого князь Владимир быстро поправился. По выздоровлении князь пожелал щедро вознаградить своего исцелителя, но Агапит попросил передать дорогие


княжеские поларки неимущим людям.


«И услышали о нем в городе, что в монастыре есть некто лечец, и многие больные приходили к нему и выздоравливали».


Таким образом, «Киево-Печерский патерик» содержит первые конкретные сведения о врачебной этике в древней Руси: лечец должен быть образцом человеколюбия вплоть до самопожертвования, ради больного выределять болезнь по пульсу и внешнему -виду больного и был очень популярен в народе. А при княжеском дворе в Чернигове в XII в. служил известный врачеватель Петр Сириянин (т. е. сириец). Лечцы широко использовали в своей практике опыт народной медицины.


Некоторые, древнерусские мона-стырские больницы являлись также и центрами просвещения: в них обучали медицине, собирали греческие и византийские рукописи. В процессе перевода рукописей с греческого и латыни: монахи дополняли их своими знаниями, основанными на опыте русского-народного врачевания.


Одной из самых популярных книг XI в. был «Изборник Святослава». Переведенный с греческого в Болгарии, он дважды переписывался на Руси (1073, 1076 гг.) для сына Ярослава Мудрого князя Святослава, откуда и получил свое название. «Изборник» по своему содержанию вышел за рамки первоначальной задачи — связать общественные отношения на Руси с нормами новой христианской мора-п» — и приобрел черты энциклопедии. Описаны в нем и некоторые болезни, соответствующие тому времени представления об их причинах, лечении и гредупреждении, приведены советы о витании (например, «силы в овощи велики», или «питье безмерное» само по себе «бешенство есть») и рекомендации содержать . тело в чистоте, систематически мыться, проводить омовения.


В «Изборнике» говорится о лечцах-резалниках (хирургах), которые уме-.7Н «разрезать ткани», ампутировать конечности, другие больные или : мертвевшие части тела, делать лечебные прижигания при помощи раскаленного железа, лечить поврежденное место травами и мазями. Описаны . гаже ножи для рассечения и врачебные точила. Вместе с тем в «Изборнике» приведены недуги неисцелимые, перед которыми медицина того времени была бессильна.


В древнерусской литературе XII в. имеются сведения о женщинах-лекарках, бабках-костоправах, искусно производивших массаж, о привлечении женщин для ухода за больными.


По уровню развития санитарного дела Древнерусское государ-' ство в X—XIV вв. опережало страны Западной Европы. При археологических раскопках древнего Новгорода найдены документы, относящиеся к 1346 г., в которых сообщается о существовании в Новгороде больниц для гражданского населения и о спвг циалистах-алхимиках, занимавшихся приготовлением лекарств.


На территории древнего Новгорода открыты и изучены многоярусные (до 30 настилов) деревянные мостовые, созданные в X—XI вв., более 2100 построек с находящимися в них предметами гигиенического обихода, вскрыты гончарные и деревянные водосборники и водоотводы — одни из древнейших в Северной Европе (рис. 68). Заметим, что в Германии водопровод был сооружен в XV в., а первые мостовые были положены в XIV в.


Неотъемлемой составной частью медико-санитарного быта древней Руси была русская паровая баня (рис. 69), которая издавна считалась замечательным средством врачевания. Баня была самым чистым помещением в усадьбе. Вот почему наряду со своим прямым назначением баня использовалась и как место, где принимали роды, осуществляли первый уход за новорожденным, вправляли вывихи и делали кровопускания, проводили массаж и «накладывали горшки», лечили простуду и болезни суставов, растирали лекарственными мазями при заболеваниях кожи.


Первое описание русской паровой бани содержится в летописи Нестора (XI в.). Спустя столетия известный русский акушер Н. М. Максимович-Амбодик (1744—1812) писал: «Русская баня до сих пор считается незаменимым средством от многих болезней. Во врачебной науке нет такого лекарства, которое равнялось бы силою... бане» (1783).


В средние века Европа была ареной опустошительных эпидемий. В русских летописях наряду с многочисленными описаниями болезней князей и отдельных представителей высшего сословия (бояр, духовенства) приведены ужасающие картины больших эпидемий чумы и других заразных болезней, которые на Руси называли «мором», «моровым поветрием» или «повальными болезнями». Так, в 1092 г. в Киеве «многие человеки умирали различными недугами». В центральной части Руси «в лето в 6738 (1230)... бысть мор в Смоленске, ство,риша 4 скуделницы в дву положишь 16000, а в третью 7000, а в четвертую 9000. Се же зло бысть по два летг. Того же лета бысть мор в Новгороде: от глада (голода). И инии люди резж ху своего брата и ядаху». Гибель ! тысяч жителей Смоленска свидетель ствует о том, что болезнь была чреэ-вычайно заразной и сопровождал а ~ высокой смертностью. Летопись соо< щает также о «великом море» на I си в 1417 г.: «..мор бысть страшен ЗГ ло на люди в Великом Новгороде и э Пскове, и в Ладозе, и в Руси».


В народе бытовало мнение, что я ровые поветрия возникают от свегг естественных сил, изменения положи ния звезд, гнева богов, перемены -:-годы. В русских народных сказках т*-ма изображалась женщиной гром ного роста с распущенными волосг? з белой одежде, холера — в образе злой старухи с искаженным лицом. Недопонимание того, что грязь и нищета представляют собой социальную опасность, приводило к несоблюдению правил гигиены, усиливало эпидемии :: идущий следом за ними голод. В стремлении прекратить повальные болезни народ шел на самые отчаянные меры. Например, когда в Новгороде в XIV в. разразилась чума, го-эожане в течение 24 часов построили церковь Андрея Стратилата, которая сохранилась до наших дней. Однако ни строительство церквей, ни молитвы не спасали народ от бедствий — эпидемии в Европе уносили в то время десятки тысяч человеческих жизней.


Самое большое число эпидемий на Руси приходится на период монголо-татарского ига (1240—1480).


Монголо-татарское иго разорило и опустошило русские земли, а также государства Средней Азии и Кавказа. Непрекращающаяся борьба русского народа заставила завоевателей отказаться от идеи создания на Руси своих органов управления. Русь сохранила свою государственность, однако длительное угнетение и разорение страны Золотой Ордой привело к последующему отставанию русских земель в своем развитии от стран Западной Европы.


Одним из центров русской медицины того времени был Кирилло-Бело-зерский монастырь, основанный в 1397 г. и не подвергавшийся вражескому нашествию. В стенах монастыря в начале XV в. монах Кирилл Белозерский (1337—1427) перевел с греческого «Галиново на Иппократа» (комментарии Галена к «Гиппократову сборнику»). При монастыре было несколько больниц. Одна из них в настоящее время реставрирована и охраняется государством как памятник архитектуры.


В XIII—XIV вв. в русских землях окрепли новые города: Тверь, Нижний Новгород, Москва, Коломна, Кострома и др. Во главе объединения русских земель встала Москва.


МЕДИЦИНА В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ (XV—XVII вв.)


История


Борьба русского народа против монголо-татарского ига (1240—1480) объединила русские земли вокруг Москвы, историческая роль которой особенно возросла во времена княжения Ивана Калиты (1325—1340) и Дмитрия Донского (1363—4389). Свое прозвище (Донской) московский князь Дмитрий получил после победы руководимых им русских полков над войском хана Мамая на Куликовом поле (1380) у реки Дон.


Куликовская битва, явившаяся первым крупным поражением Золотой Орды, создала реальные предпосылки для объединения русских земель в централизованное Московское государство. Его создание было завершено при Иване III (1462—1505) после победы московских войск на реке Угре (1480), определившей окончательное свержение на Руси монголо-татарского ига.


Московское великое княжество стало крупным многонациональным государством Европы. К концу XVI в. территория княжества увеличилась почти вдвое. В стране было 220 городов. Численность населения достигла 7 млн человек.


Развитие медицины и медицинского дела


Вплоть до конца XVII столетия народная медицина занимала на Руси ведущее положение. Опыт русской на-.родной медицины отражен в многочисленных исторических и историко-быто-вых повестях того времени. Среди них — записанная в XV.в. «Повесть о Петре й Февронии Муромских», в которой расказывается о чудесном исцелении князя Петра Муромского. Зарубив мечом змея-зверя, он обрызгался его кровью и заболел тяжелой кожной болезнью. Тяжело больной Петр отправился в Рязанскую землю, которая славилась своими лечцами. Простая крестьянская девушка — дочь древолаза (сборщика меда диких пчел)— Феврония излечила князя (по всей вероятности, при помощи меда). Выздоровевший князь вернулся в свою Муромскую землю, но без Февронии болезнь возобновилась, и Петр женился на мудрой Февронии. Долгие годы жили они счастливо и княжили в Муроме. Прообразами героев были реально существовавшие князь Давид и его жена Ефросиния, княжившие в Журоаде в XIII в.


В лечебниках этого периода значительное место отводилось хирургии (резанию). Среди резалников были костоправы, щювотгуски, з^боволота. На Руси проводились операции чере-посверления, чревосечения, ампутации. Усыпляли больного при помощи мандрагоры, мака и вина. Инструменты (пилки, ножницы, долота, топоры, щупы) проводили через огонь. Раны обрабатывали березовой водой, вином и золой, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных. Для извлечения металлических осколков стрел применяли магнитный железняк. Славились на Руси и оригинальные конструкции протезов для нижних конечностей.


Развитие торговли с соседними странами значительно расширило познания русских людей об иноземных лекарственных средствах. На Руси многократно переписывалась переведенная; в ХШ в. с греческого «Христианская топография» (см. с. 138) Кось-мы Индикоплова, византийского купца, который в VI в. посетил Индию, о. Цейлон ц Эфиопию.и описал их природу, обычаи, а также лекарственный товарообмен с «лежащими к Западу от них странами». Индийские лекарственные средства были издавна известны на Руси. О них сообщается в древнерусских травниках, повести «Александрия» (о походе Александра Македонского в Индию), в путевых заметках (1466—1472) тверского купца Афанасия Никитина «Хожение за три моря», которые в силу их большой- исторической значимости были включены в русскую летопись, а также в «Вертограде» («Сад здоровья»), переведенном с немецкого в 1534 г. Николаем Булевым.


Однако заморская торговля имела и свою оборотную сторону. В средние века торговые ворота страны открывали tryтъ "повалтаъш этг-й.де-»%хи.?ч концу XIV в. их связь с прибытием торговых судов была очевидна. На Руси такими воротами были крупные торговые города Псков и Новгород: эдсожае. д.е?отга.си. сообшдют о 12 эпидемиях, разразившихся в них за короткий период XIV—XV вв. (рис. 100).


Мысль о «прилипчивости» заразы привела к введению предохранительных мер. Сначала это выразилось в изоляции больных и оцеплении неблагополучных мест: умерших погребали «в тех же дворах, в которых кто умрет, во всем платье и на чем кто умрет». Общение с зачумленными домами прекращалось, их жителей кормили с улицы через ворота. Во время эпидемии чумы 1521 г. в г. Пскове князь Михаиле Кислица «велел... улицу Петровскую заперети с обою концов».


В конце XVI — начале XVII в. карантинные меры стали приобретать государственный характер. С 1654 по 1665 г. в России было издано более 10 царских указов «о предосторожности от морового поветрия». Во время чумы 1654—55 гг. на дорогах были установлены заставы и засеки, через которые никого не разрешалось пропускать под страхом смертной казни, невзирая на чины и звания. Все зараженные предметы сжигались на кострах. .Письма по пути их следования многократно переписывали, а подлинники сжигали. Деньги перемывали в уксусе. Умерших погребали за чертой города. Священникам под страхом смертной казни запрещалось отпевать умерших. Лечцов к заразным не допускали. Если же кто-либо из них случайно посещал «прилипчивого» больного, он был обязан известить об этом самого государя и сидеть дома «впредь до царского разрешения».


Прекращались ввоз и вывоз всех товаров, а также работы на полях. Все это вело к неурожаям и голоду, который всегда шел вслед за эпидемией. Появлялись цинга и другие болезни, которые вместе с голодом давали новую волну смертности.


Медицина того времени была бессильна перед эпидемиями, и тем большее значение имела система государственных карантинных мероприятий, разработанная в то время в Московском государстве. Важное значение в борьбе- с эпидемиями имело создание Аптекарского приказа.


Аптекарский приказ — первое государственное медицинское учреждение в России — был основан около 1620 г. В первые годы своего существования он располагался на территории Московского Кремля .в каменном здании напротив Чудова монастыря (рис. 101). Сначала это было придворное лечебное учреждение, попытки создания которого восходят ко' временам Ивана Грозного (1547—1584), когда в 1581 г. при царском дворе была учреждена первая на Руси Государева (или «царева») аптека, т. к. обслуживала она только царя и членов царской семьи. Располагалась аптека в Кремле и длительное время (почти в течение века) была единственной аптекой в Московском государстве. - В том же 1581 г. по приглашению Ивана Грозного прибыл в Москву на царскую службу придворный врач английской королевы Елизаветы Роберт Якоб (Jacobus, Robertus); в его свите были лекари и аптекари (один из них по имени Яков), которые и служили в Государевой аптеке. Таким образом, первоначально в придворной аптеке работали исключительно иноземцы (англичане, голландцы, немцы); аптекари-профессионалы из прирожденных россиян появились позднее.


Первоначальной задачей Аптекарского приказа являлось обеспечение лечебной помощью царя, его семьи и приближенных. Выписывание лекарства и его приготовление были сопряже-_ны с большими строгостями. Предназначенное для дворца лекарство отве-дывалось докторами, его прописавшими, аптекарями, его приготовившими, и, наконец, лицом, которому оно сдавалось для передачи «наверх». Предназначенные для царя «отборные врачебные средства» хранились в аптеке в особой комнате — «казенке» за печатью дьяка Аптекарского приказа.


Являясь придворным учреждением, «царева аптека» лишь в порядке исключения обслуживала служилых людей. Сохранилось немало челобитных на имя царя с просьбой отпустить им то или иное лекарство. В челобитной изонемца П. А. Калиновского от 11 марта 1662 г. написано: «Занемог я... заскорбел, лежу при деревни света житья не вижу четвертый месяц... помираю голодною смертью, пить есть нечего... Вели государь для моей скорби (болезни) дать снадобья и вели из казны выдать денег». Резолюция: «...выдать из Аптекарского приказа лекарства».


В другой челобитной от 27 июня 1658 г. солдат Митька Иванов сообщает: «...я холоп твой ранен — пробит насквозь из карабина по самому животу и ниже... OTJ ТОЙ раны лежу во гноище и по сию пору раны не затворились... Вели государь меня... излечить в аптеке». Резолюция: «его лечить и лекарства давать безденежно».


При наличии в стране лишь одной аптеки население покупало лекарства в зелейных и москательных лавках, где велась свободная торговля «зельем». Это вело к злоупотреблениям ядовитыми- и сильнодействующими веществами. Таким образом, назрела необходимость государственной регламентации продажи лекарственных средств. К тому же растущая российская армия постоянно требовала регулярного снабжения войск медикаментами. В связи с этим в 1672 г, была открыта вторая в стране «...аптека для продажу всяких лекарств всяких чинов людям».


Новая аптека располагалась на Новом гостином дворе на Ильинке, близ Посольского приказа. Царским указом от 28 февраля 1673 г. за обеими аптеками закреплялось право монопольной торговли лекарствами.


Аптекарский приказ не только управлял аптеками. Уже к середине XVII в. из придворного заведения он вырос в крупное общегосударственное учреждение, функции которого значительно расширились. В его ведение входило: приглашение на службу врачей (отечественных, а совместно с Посольским приказом и иноземных), контроль за их работой и ее оплатой, подготовка и распределение врачей по должностям, проверка «докторских сказок» (историй болезней), снабжение войск медикаментами и организация карантинных мер, судебно-медицинское освидетельствование, собирание и хранение книг, руководство аптеками, аптекарскими огородами . и сбором лекарственного сырья.


Постепенно штат Аптекарского приказа увеличивался. Так, если в 1631 г. в нем служили два доктора, пять лекарей, один аптекарь, один окулист, два толмача (переводчика) и один подьячий (причем особыми льготами пользовались иноземные доктора), то в 1681 г. в Аптекарском приказе служило 80 человек, среди них 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимиста, 10 лекарей-иноземцев, 21 русский лекарь, 38 учеников лекарского и костоправного дела. Кроме того, было 12 подьячих, огородников, толмачей и хозяйственных рабочих.


Во второй половине XVII в. в Московском государстве сложилась своеобразная система сбора и заготовки лечебных трав. В Аптекарском приказе было известно, в какой местности преимущественно произрастает то или иное лекарственное растение. Например, зверобой — в Сибири, солодовый (лакричный) корень —в Воронеже, черемица —в Коломне, чечуйная (противогеморройная) трава — в Казани, можжевеловые ягоды — в Костроме. Специально назначенные заготовители (травники) обучались методам сбора трав и их доставки в Москву. Таким образом, сложилась государственная «ягодная повинность», за невыполнение которой полагалось тюремное заключение.


У стен Московского Кремля стали создаваться государевы аптекарские огороды (ныне. Александровский сад). Число их постоянно росло. Так, в 1657 г. по указу царя Алексея Михайловича (1645—1676) было велено «Государев Аптекарский двор и огород пе-ренесть ...от Кремля-города за Мясниц-кие ворота и устроить в огородной слободе на пустых местах». Вскоре аптекарские огороды появились у Каменного моста, в Немецкой слободе и на других московских окраинах, например, на территории нынешнего Ботанического сада. Посадки в них производились в соответствии с распоряжениями Аптекарского приказа.


В некоторых случаях специалисты по закупке лекарственных средств на,-правлялись в другие города. Значительная часть лекарственного сырья для аптек выписывалась «из-за моря» (Аравии, стран Западной Европы — Германии, Голландии, Англии). Аптекарский приказ рассылал свои грамоты иноземным специалистам, которые направляли в Москву требуемые лекарственные средства. Об этом свидетельствует сохранившаяся переписка. Например, в 1662 г. Ивашко Гебдон писал русскому царю из Лондона: «...прислана мне твоя грамота из Аптекарского приказу, а велено мне иноземцу купить... аптекарских запасов против росписи,— и купя... послать их на кораблях к Архангельскому городу... И те аптекарские запасы покладены в шести сундуках да в двух боченках да в одном тючке и наклеймены и отпущены на кораблях к Архангельскому городу. ...К Москве на подводах летним путем с великим бережением».


В начале XVII в. иноземные врачи пользовались в Московском государстве значительными привилегиями. Подготовка русских лекарей в то время носила ремесленный характер: ученик в течение ряда лет обучался у одного или нескольких лекарей, затем несколько лет служил в полку в качестве лекарского помощника. Иногда Аптекарский приказ назначал проверочное испытание (экзамен), после чего произведенному в звание русского лекаря выдавали набор хирургических инструментов.


Первая государственная Лекарская школа в России была открыта в 1654 г. при Аптекарском приказе на средства государственной казны. Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали анатомию, фармацию, латинский язык, диагностику болезней и способы их лечения. В качестве учебников служили .народные травники и лечебники, а также «докторские сказки» (истории болезней). Во время военных действий функционировали костоправные школы. Преподавание велось у постели больного — в России не было той схоластики, которая господствовала в то время в Западной Европе.


Анатомия в лекарской школе преподавалась наглядно: по костным препаратам и анатомическим рисункам, учебных пособий еще не было.


В XVII в. в Россию проникли идеи европейского Возрождения, а вместе с ними « некоторые медицинские книги (см. схему 5). В 1657 г. монаху Чудова монастыря Епифанию Славинецко-му был поручен перевод сокращенного труда Андреаса Везалия «Эпитоме» (изданного в Амстердаме в 1642 г.). Е. Славинецкий (1609—1675) был весьма образованным человеком, он окончил Краковский университет и преподавал сначала в Киево-Могилян-ской академии, а затем — в Лекарской школе при Аптекарском приказе в Москве. Сделанный им перевод труда Везалия явился первой в России книгой по научной анатомии. Долгое время она хранилась в Синодальной библиотеке, но во время Отечественной войны 1812 г. погибла при пожаре Москвы.


Аптекарский приказ предъявлял к ученикам Лекарской школы высокие требования. Принятые на учебу обещали: «...никому зла не учинить и не пить и не бражничать и никаким воровством не воровать...» Обучение длилось 5—7 лет. Лекарские помощники, прикрепленные к иноземным специалистам, учились от 3 до 12 лет. В разные годы количество учеников колебалось от Ю до 40. Первый выпуск Лекарской школы ввиду большой нехватки полковых лекарей состоялся досрочно в 1658 г. Функционировала школа нерегулярно. За 50 лет она подготовила около 100 русских лекарей. Большая их часть служила в полках. Систематическая подготовка врачебных кадров в России началась в XVIII в.


Лекари, которые оказывали врачебную помощь гражданскому населению, чаще всего лечили на дому или в русской бане. Стационарной медицинской помощи в то время практически не существовало.


При монастырях продолжали строить монастырские больницы. В 1635 г. при Троице-Сергиевской лавре были сооружены двухэтажные больничные палаты, которые сохранились до наших дней, так же как и больничные палаты Ново-Девичьего, Кирилло-Бе-лозерского и других монастырей. В Московском государстве монастыри имели важное оборонное значение. Поэтому во времена вражеских нашествий на базе их больничных палат создавались временные госпитали для лечения раненых. И несмотря на то, что Аптекарский приказ монастырской медициной не занимался, в военное время содержание больных и врачебное обслуживание во временных военных госпиталях на территории монастырей осуществлялось за счет государства. Это было важной отличительной особенностью русской медицины XVII в. Первые доктора медицины из российских людей появились в XV в. Среди них Георгий из Дрогобыча, получивший степень доктора философии и медицины в Университете г. Болонья (современная Италия) и преподававший впоследствии в Болонье и Кракове. Его труд «Прогностическое суждение текущего 1483 г. Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины Болон-ского университета», изданный в Риме, является первой печатной книгой российского автора за рубежом. В 1512 г. степень доктора медицины в Падуе (современная Италия) получил Фран-, циск Скорина из Полоцка. В 1696 г. также в Падуанском университете степени доктора медицины был удостоен П. В. Посников; будучи весьма образованным человеком, он впоследствии служил российским послом в Голландии (см. с. 259).






Скачать 2.25 Mb.
оставить комментарий
страница1/8
Дата30.09.2011
Размер2.25 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх
Разработка сайта — Веб студия Адаманов