Учебное пособие Томск  2004 Министерство образования и науки Российской icon

Учебное пособие Томск  2004 Министерство образования и науки Российской


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебное пособие Оренбург 2004 Министерство образования и науки Российской Федерации...
Учебное пособие Томск 2004 ббк 65. 272...
Учебное пособие Томск 2004 Попова Л. Л. Социодинамика культуры. Учебное пособие. Томск: тпу...
Учебное пособие Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский...
Учебное методическое пособие томск  2004 Министерство образования и науки Российской Федерации...
Учебное пособие Челябинск 2006 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное...
Учебное пособие Челябинск 2006 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное...
Учебное пособие Донецк 2006 Министерство образования и науки Украины...
Учебное пособие Томск 2004 ббк ч 81...
Учебное пособие Томск 2007 Н. Н. Соколов История Франции на рубеже XVIII-XIX вв. Учебное пособие...
Учебное пособие Чебоксары 2009 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное...
Учебное пособие Чебоксары 2009 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7





Г.Б. Рябова




СЕМЬЕВЕДЕНИЕ



Учебное пособие

Томск  2004

Министерство образования и науки Российской

Федерации




ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

(ТУСУР)


^

Кафедра культурологии и социологии




Г.Б. Рябова




СЕМЬЕВЕДЕНИЕ


Учебное пособие


2004




Корректор: Воронина М.А.


Рябова Г.Б. Семьеведение. Учебное пособие.  Томск: Томский межвузовский центр дистанционного образования, 2004.  171 стр.


Рябова Г.Б., 2004
^
Томский межвузовский центр

дистанционного образования, 2004

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………


  1. Проблемное поле семьеведения……………………………………

  2. Основные научные подходы к изучению семейно-брачных отношений…………………………………………………………………

  3. Семья и брак в истории общества………………………………….

  4. Утопические теории развития семьи………………………………

  5. Развитие российской семьи в ХХ веке…………………………….

  6. Совокупная характеристика современных форм брака и семьи…

  7. Функционально-ролевая структура современных семейных сообществ………………………………………………………………….

  8. Культура брачно-семейных отношений…………………………..

  9. Государственная семейная политика (мировой и российский опыт)……………………………………………………………………..

  10. Социально незащищенные семьи и эффективность семейной политики в современной России………………………………………

  11. Семьи с инвалидами и их реальная социальная защита…………

  12. Проблемы и помощь неблагополучным семьям………………….

  13. Международно-правовые и конфессиональные основания семейной политики в России……………………………………………..

  14. Варианты контрольных работ……………………………………..

Литература………………………………………………………………….


4

6


10

20

33

44

61


77

83


89


100

121

135


149

169

170



ВВЕДЕНИЕ




Проблематика семейного образа жизни так или иначе знакома и интересна студентам. Данное учебное пособие предназначено для будущих специалистов, которым предстоит работать на оптимизацию жизнедеятельности семьи как социального института и как малой социальной группы. В связи с этим задачи курса состоят в следующем:

  • углубить и систематизировать знание студентов о социальных факторах, обуславливающих общее и особенное в жизнедеятельности семьи и ее членов, социального обслуживания семьи, детей;

  • выработать цельное научное мировоззрение, основанное на принципах международных и российских нормативно-правовых документов, ориентированных на повышение статуса семьи в обществе;

  • заложить основы современных технологий реализации государственной семейной политики как инструмента реальной социальной помощи семье, обеспечения ее материального и социально-психологического благополучия.

При дистанционном обучении по данной дисциплине студенту необходимо ознакомиться с курсом лекций и рекомендованной литературой, а также выполнить контрольную работу и сдать экзамен. Выполнение контрольной на положительную оценку является допуском к экзамену.

Задача контрольных работ – оценить глубину знаний студентов по изучаемому предмету, их понимание тех или иных аспектов взаимодействия социального работника с семьей. Написание работы по любой из выбранных тем предполагает не просто систематизированное воспроизведение прочитанного материала, а анализ его с позиций социального работника. В связи с этим контрольные работы должны включать в качестве обязательных следующие элементы:

  • определение феномена,

  • его смысл и специфика в социальной работе,

  • возможные коллизии и конфликты, связанные с решением его проблем при участии социального работника;

  • позитивные и негативные тенденции развития феномена, факторы, усиливающие позитивные тенденции.

Работа выполняется на основе предложенной литературы. Допускается привлечение и дополнительной литературы, а также материалов из Internet с соответствующими ссылками. Материалы из Internet не должны превышать четверти информационного объема работы. Постраничный объем контрольной работы – 10-15 страниц компьютерного текста (размер 14) либо один печатный лист (24 машинописные страницы) рукописного текста.

Важно обратить внимание на оформление контрольной работы. В начале работы обязательны титульный лист с указанием темы и Ф.И.О. исполнителя работы, а также развернутый план работы, в конце – список использованной литературы. В тексте обязательны ссылки на использованные или цитируемые источники. Если работа выполняется письменно, то она должна быть написана четким почерком, с соблюдением полей и выделением абзацев. При подготовке к экзамену следует внимательно прочитать курс лекций, а также просмотреть литературу, указанную в списке. Надеемся, что работа над материалами по курсу будет для Вас интересной и полезной.


  1. ^

    ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ СЕМЬЕВЕДЕНИЯ




1. Предмет и методологическая основа семьеведения.


2. Цели и задачи курса.

3. Фамилистический императив.


В мировой теории и практике социальной работы, социальной защиты семьи, семейный социум рассматривается как приоритетная сфера социальной политики. Этим в значительной степени определяются значимость и место семьеведения в системе профессиональной подготовки будущих социальных работников и педагогов.

Приоритетность семейного социума достаточно четко обосновал еще в середине Х1Х в. отец-основатель социологии О. Конт. В «Курсе позитивной философии» он рассмотрел семью в следующих ипостасях: 1) как начало общества, 2) как действительный элемент социального устройства, 3) как «истинную социальную единицу» или «клеточку социальности». Все эти ипостаси, считал он, вытекают из универсальности этого института, которая, в свою очередь, обусловлена единством в нем биологического и социального начал и в этом смысле семья столь же «естественна», сколь и «общественна».

Характеризуя семью, О. Конт писал: «Это – социальное учреждение, важнейшие издержки которого уже оплатила «сама природа», передавая дальнейшую судьбу этого «естественно возникшего образования в руки общества». О том, как происходила эта «передача», мы поговорим подробнее в одной из последующих лекций. А сейчас обратим внимание на еще одну принципиально важную мысль О. Конта. Он подчеркнул, что для нас (и для исследователей, и для граждан) в семье, как созданном природой очаге, важна не столько его связь с предыдущей, биологической стадией (развития человечества), сколько связь иная, телеологическая (т.е. целевая), где будущее состояние общества формируется и развивается через развитие семьи.

Какова же цель влияния семьи на общество? О. Конт показывает ее в развитии и формулирует это следующим образом: «…наша социальная эволюция фактически является лишь самым внешним шагом общего прогресса, который проходит беспрерывно через все живое царство, при этом необходимый перевес чисто органических функций повсеместно отступает все более и более на задний план и, напротив, развитие интеллектуальных и моральных функций все более и более стремится к достижению альтруистических социальных чувств, благодаря которым общественный консенсус возвышается до уровня осознанной солидарности его членов; семейная жизнь – это «вечная школа общественности» и ее образец» [6, C. 74-76]. Таким образом, семья по О. Конту это: 1) стабилизатор общества; 2) телеологический источник его развития; 3) его нравственная основа.

Такой подход ориентировал на углубленное изучение семьи социологов, психологов, педагогов, демографов, юристов и культурологов. У каждой из перечисленных наук одним из объектов изучения являлась семья, а поскольку предметы научного интереса у них разные, то, соответственно, и семья рассматривалась ими по-разному, применительно к этим предметам. В настоящее время семья является объектом научного и предметно-практического интереса также экономистов, экологов, медиков и других исследователей. При этом наметился комплексный, междисциплинарный подход к исследованию российской семьи и практическая направленность этих исследований, что находит отражение, в частности, в семьеведении.

Семьеведение или фамилистика (от лат. familia  семья) – это учение или наука о жизнедеятельности семьи в различных циклах ее развития и на различных уровнях ее организации.

Предметом изучения семьеведения является семья как общественная группа, характеризующаяся особой, присущей только ей ролью и функциями в системе общественных и межличностных отношений, различные типы семьи и их социальная защита.

Методологической основой семьеведения являются теория о свободе, равенстве и достоинстве, идеология благополучия семьи, укрепления и развития семейного образа жизни, равных возможностей для развития личности и приоритет интересов ребенка.

Семьеведение как научное направление носит теоретико-прикладной характер и осуществляется на междисциплинарной основе, а как учебная дисциплина имеет своей целью ввести студентов в историю изучения семьи, систематизировать представления о современных брачно-семейных отношениях, о семейных ценностях и проблемах, о государственной семейной политике и практике социальной работы с семьей.

Появление семьеведения в известной степени было спровоцировано тем, что исследователи называют кризисом семьи, т.е. возникновением и интенсивным развитием в последние десятилетия целого ряда негативных тенденций в развитии семейно-брачных отношений, таких как снижение рождаемости и брачности, рост числа разводов, увеличение числа неполных семей, незарегистрированных браков и т.д. Оно призвано воспрепятствовать развитию этих тенденций.

Но как это сделать? Решение этой задачи необходимо искать, как считают ученые, в формулировании и реализации определенного идейно-нравственного и ценностно-психологического комплекса, который можно назвать фамилистическим императивом. Он заключается, прежде всего, во введении фамилистической экспертизы, т.е. в признании обязательности учета тех последствий, которые вызовет в функционировании семьи то или иное решение, действие или бездействие на уровне планетарном, межгосударственном, блоковом, в рамках государственной политики, общественных проявлений, семейных решений. Фамилистическая экспертиза необходима в нашей стране, где очевидна напряженность систем жизнеобеспечения. Важна она и для других, как менее, так и более благополучных стран.

В содержание фамилистического императива входит также акцент на уровне общественного сознания и поведения на важность планирования семьи. Это должно относиться к принятию сознательного решения о рождении ребенка как с учетом социальных возможностей родителей дать ему соответствующие средства, необходимые для жизнеобеспечения, так и с учетом их здоровья, генетических и других факторов, чтобы предупредить появление на свет людей, обреченных на несчастное, неполноценное существование. Этот принцип требует далее, чтобы родители обеспечивали ребенка не только комплексным уходом, но также проявляли чувство эмоциональной приязни и формировали ощущение защищенности. Данный принцип предусматривает также эгалитарное (здесь  равноправное и равноответственное) участие обоих родителей в воспитании ребенка.

Требования фамилистического императива предъявляются не только к семье, но и к обществу, и к государству. Государственные органы обязаны создавать системы поддержки семьи вне зависимости от того, ставят ли они себе пронаталистские, антинаталистские цели или вообще не имеют какой-либо ориентации в этой сфере. Признание суверенитета семьи не должно препятствовать защите ее членов со стороны государства и общества от насильственных и жестоких действий, от кого бы они ни исходили.

Важнейшее требование фамилистического императива – смена парадигмы общественного сознания, отказ от идеологии индивидуализма и потребительства, даже если последние связаны не с примитивным материальным потреблением, а направлены на успех и саморазвитие. «Потреблять» семейную жизнь индивидуалистически невозможно по определению. Это породит недовольство брачного партнера и в конечном итоге не устроит самого потребителя, поспольку сводя другого к статусу объекта, он обедняет себя, свое общение с ним.

В семье соединяются две безграничные индивидуальности, зарождаются и подрастают новые индивидуальности. Широта их прав эмпирически ограничивается согласованностью с правами и интересами других. Это согласование осуществляется через добровольное самоограничение, что обеспечивает прочность семьи, создает дополнительные возможности взаимообогащения и саморазвития входящих в нее индивидуальностей.

И, наконец, одним из требований фамилистического императива является широкое развертывание социальной работы как профессиональной помощи семье в осуществлении ею своих функций, в защите ее прав, в достижении достойного существования и благоприятного самочувствия всех ее членов [24, C. 39-41].

В связи с этим для будущего социального работника, чтобы осмысленно и конструктивно работать на решение этой задачи, нужно знать как можно больше о самом объекте, о семье как социальном институте, о ее истоках и происхождении.


^ 2. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СЕМЕЙНО-БРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ


  1. Мифологемы происхождения семьи.

  2. Эволюционизм.

  3. Функционализм и биологизм.

  4. Эмпиризм и сциентизм.


Происхождение семьи интересовало людей всегда. Первые дошедшие до нас версии были сформулированы античными философами и носили мифологический характер. Любопытный вариант продуцирующей основы семьи предложил в свое время известный древнегреческий философ Платон в «Пире», изложив ее устами Аристофана и поставив на первое место биологический фактор – половое влечение: «когда-то… люди были трех полов, а не двух, как ныне, ибо существовал еще третий пол, который соединял в себе признаки этих обоих…Тогда у каждого человека тело было округлое, спина не отличалась от груди, рук было четыре, ног столько же, сколько рук. И у каждого на круглой шее два лица, совершенно одинаковых; голова же у этих двух лиц, глядевших в противоположные стороны, была общей, ушей имелось две пары, срамных частей – две… И вот Зевс…стал разрезать людей пополам, как разрезают перед засолкой ягоды рябины или режут яйцо волоском… когда тела были таким образом расчленены пополам, каждая половина с вожделением устремилась к другой своей половине, они обнимались, сплетались, страстно желая срастись…. Итак, каждый из нас – это половина человека… и поэтому каждый ищет всегда соответствующую ему половину». Эта версия основана на других античных мифологемах и объяснении в них сексуального влечения. В данном случае это влечение обосновывается как стремление человека к изначальной своей целостности, которую легче всего можно обрести путем создания семьи [16, C. 27].

Очевидно, однако, что возникновение семьи было обусловлено как биологическими, так и социокультурными причинами. К настоящему времени можно выделить пять основных направлений в изучении семейно-брачных отношений: эволюционизм, функционализм, биологизм, эмпиризм и сциентизм [24, C. 20].Остановимся кратко на каждом из них, а затем на некой интегральной основе попытаемся воссоздать развитие семейных отношений от древности до наших (условно) дней.

Суть эволюционного подхода состоит в представлениях (они разнообразны) о последовательно-постепенном переходе от одних форм брака к другим. В глубочайшей древности при формировании человека, на первых стадиях превращения обезьяньего стада в человеческое сообщество отношения между людьми, в том числе между полами, регулировались только биологическими импульсами, потребностями. В это время в половое общение друг с другом могли вступать все члены того или иного рода, т.е. кровные родственники: родители с детьми, братья с сестрами и т.д. Такая форма отношений называется промискуитетом (от лат. promiscuis – смешанный, всеобщий).

Каждая женщина данного стада могла принадлежать каждому мужчине этого же стада, и наоборот, каждый мужчина – каждой женщине. Такое явление известно как эндогамия, т.е. брак внутри данной общности. Реально это, конечно же, был не брак, поскольку брак – это исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям. Тогда это была просто биогенная добрачная форма сожительства между мужчинами и женщинами.

Впоследствии, возможно по причине опасности вырождения и очевидно в связи с конфликтами, возникавшими на сексуальной основе, что угрожало существованию сообществ, было введено половое табу, т.е. полный и безусловный запрет на сексуальные связи между людьми внутри данного рода в определенные периоды. Нарушители этих запретов карались жесточайшим образом. Так впервые в человеческом сообществе зародилось проходящее через человеческую психику противоречие между биологическим и социальным, между «хочется» и «нельзя». Постепенно это породило новые, экзогамные связи между людьми. Мужчины, лишенные возможности вступления в связь с женщинами своего рода, стали вступать в случайные связи с женщинами других родовых сообществ. Т.е. изначально экзогамия была своего рода «первобытным адюльтером», бунтом человеческого организма против попыток установления над ним диктата социальности.

В то же время экзогамные отношения сразу же обнаружили свои биологические преимущества: от связей подобного рода рождались более жизнеспособные, жизнестойкие дети. Поэтому постепенно эндогамные связи были совершенно запрещены (оставаясь, правда, еще довольно длительное время, даже в период античности, на правах исключения из правил в дни праздничных оргий). Экзогамные же связи стабилизировались, закрепились обычаями, и постепенно возникла первая форма подлинно человеческого социального регулирования отношений между полами  то, что мы называем ныне браком.

Первой формой брака фактически был групповой, дуально-родовой брак. При нем все мужчины одного рода «имели право» на супружеские отношения со всеми женщинами другого рода. Групповой брак существовал еще в конце каменного века (2 млн. 6 тыс. лет назад). Но в его рамках могли складываться и складывались предпочтительные, избирательные отношения между той или иной женщиной данного рода и мужчиной из другого рода. Впоследствии такие связи получили все более широкое распространение, они закреплялись обычаями, и, таким образом, общество постепенно перешло к новой форме брака – к парному браку. В нем объединялась уже только одна супружеская пара. Основой объединения помимо взаимной привязанности было деторождение. Производственно-хозяйственной и вообще экономической основы объединения не было. Работали и жили «супруги» отдельно друг от друга, в рамках своих родов. Говоря современным языком, это были «приходящие» супруги.

Биологическое отцовство в таких условиях установить было сложно, да это никого и не интересовало, поэтому родство считалось по материнской линии. Дети, рожденные той или иной женщиной, принадлежали тому роду, которому принадлежала сама эта женщина. «Мужья» и «жены» принадлежали к разным родам, а значит и к разным хозяйственным объединениям. Если мужчина приносил детям своей женщины и ей самой в подарок часть добытой им на охоте пищи, то тем самым он лишал этой части детей своих сестер. Таким образом, интересы формирующейся семьи вступали в противоречие с интересами более широкой общности – рода.

В самом конце каменного века, а особенно в бронзовом и железном веках, с возникновением земледелия, с ростом производительности труда людей постепенно создаются условия, когда супружеская пара становится способной самостоятельно содержать и кормить своих детей. Парная семья «отпочковывается» от рода в хозяйственном отношении. Мужчина обретает все большую хозяйственную роль, а значит и власть. Матриархат сменяется патриархатом, когда родство уже считается по мужской, отцовской линии. На смену парной семье приходит новая, высшая форма семьи – моногамная (т.е. единобрачная) семья. Полное закрепление моногамии как новой формы брака происходит с возникновением частной собственности на средства производства и разделением общества на классы. Жена перешла на жительство к своему мужу, в семью мужа и вместе с детьми подпала под его власть. Былое равенство супругов в браке закончилось на многие века [15, C. 4-6].

Исследователи - эволюционисты не воссоздавали картину развития брачно-семейных отношений подобным образом. Каждый из них выделял какую-то определенную проблему и анализировал ее. Геродот, например, в «Истории» описывал групповой брак, указывая на общность жен у целого ряда народов. Идею изменчивости брака развивали швейцарский историк И.Я. Баховен, выпустивший в 1861 г. книгу «Материнское право. Исследования гинекократии старого времени и ее религиозной и правовой природы» вел шотландский юрист Дж.Ф. Мак-Леннан, опубликовавший в 1865 г. исследование «Первобытный брак». Идеи матриархата и исторического развития семьи были хорошо представлены у Л.Г. Моргана, Ф. Энгельса, М.М. Ковалевского и др. Эти, перечисленные последними, исследователи пришли к мысли, что первой формой рода оказывается материнский род, основанный на коллективном хозяйстве и экзогамно-эндогамных брачных отношениях при наблюдавшихся парных союзах (т.е. в отличие от нашей совокупной модели, описанной выше, развитие вариантов эндо и экзо рассатривается не в последовательности, а в параллели).

В качестве основной причины изменчивости семейных отношений, связанной с переходом от материнского рода к отцовскому, и возникновения моногамной семьи они считали разложение коллективной собственности, обретение семьями хозяйственной самостоятельности и появление частной собственности и наследования. Исходя из возрастания роли собственности в формировании семьи, они подчеркивали неизбежность проституции. Они писали, что от моногамии, основанной на частной собственности и являющейся чаще объективной обязанностью, чем субъективной склонностью, неотделима проституция. Она – неизбежный коррелят единобрачия [25, C.21].

Если рассмотреть последовательность развития взглядов эволюционистов, то получается следующая картина: эволюционистский подход исходит из теории изначального промискуитета, сменяющегося экзогамным материнским родом. Позднее теория экзогамного рода дополняется идеей о дуально-родовой организации, возникающей в ходе соединения двух матрилинейных экзогамных племен или фраттрий. Предполагалось, что род состоял из двух половин, фраттрий, в каждой из которых мужчины и женщины не могли вступать в брак друг с другом, находили себе мужей и жен среди мужчин и женщин другой половины рода.

П.А. Сорокин назвал главные положения эволюционистского подхода. Они состоят в следующем:

  1. почти у всех исследованных народов (речь идет о многочисленных этнологических исследованиях, проводившихся, в частности, и самим П.А. Сорокиным) счет родства по матери предшествовал счету родства по отцу;

  2. на первичной ступени половых отношений, наряду с временными моногамическими отношениями, господствует широкая свобода брачных отношений;

  3. эволюция брака состояла в постепенном ограничении этой свободы половой жизни;

  4. эволюция брака заключалась в переходе от группового брака к индивидуальному [25 C. 22].

Итак, согласно эволюционизму, семейные отношения развиваются в прогрессивном направлении: от низших форм к высшим, при этом подчеркивается их социальная обусловленность, историческая предопределенность и широкая представленность в семейной жизнедеятельности и системе родства. В связи с этим отечественный социолог А.И. Антонов именует данный подход концепцией инвариантности семьи, т.к. суть его сводится к тому, что люди всегда будут вступать в брак, обзаводиться детьми и тем самым участвовать в родственно-семейных отношениях.

Далее возникает вопрос о перспективах развития семьи. И тут в рамках эволюционистской концепции выделяются два подхода: «либерально-прогрессистский» и «консервативно-кризисный». Первый утверждает, что в процессе развития старая (патриархальная, традиционалистская) семья распадается, и на ее обломках формируются новые альтернативные семейные структуры. Второй, т.е. консервативно-кризисный подход предупреждает о возможности исчезновения семейного образа жизни и необходимости укрепления в связи с этим семейных основ бытия.

Истина, по всей вероятности, лежит где-то посередине. О ней говорил еще П.А. Сорокин. Он выделял 4 типа семейных группировок (семей) и соответствующих им типах воспитания детей:

  1. патриархальная семья; она ориентирована на воспитание молодежи для жизни в общине, где велик авторитет главы семьи, где семья является главной ценностью, члены ее жертвуют всем ради семьи и общины. Для нее характерна строгая иерархичность, регламентированность всей жизни и сознания ее членов;

  2. выходящая из первой «квазипатриархальная» семья. В ней молодое поколение, приученное к подчиненности и жертвенности в отношении семьи, даже находясь вдали от дома, где добывает средства пропитания, подчинено интересам семьи;

  3. «партикуляристская» семья. Воспитание в ней основано на индивидуальном начале. Человек приучается рассчитывать только на себя, а не на семью или общину. Личность здесь – творец своей социальной жизни. Она деятельна и энергична;

  4. «неустойчивая семья». Этот тип семьи формирует базовую личность уже не отягощенную общинным укладом, но и не приобретшую индивидуального, творческого начала, без уважения к авторитету, но и без самостоятельности. Все ее надежды связаны с государством.

Последний тип нам очень знаком. Такая семья характерна для сегодняшней России. Поэтому напрашивается вопрос: «Какое же из таких людей складывается общество?». П.А. Сорокин писал: «В итоге получается общество неустойчивое, подверженное политическим страстям, с бездеятельной общественной мыслью и развитым государственным аппаратом». По существу, в обществе такого типа на место, которое раньше занимала община, становится государство.

В целом ряде работ («Кризис современной семьи», «Система социологии», «Социальная мобильность», «Социальная и культурная динамика») П.А. Сорокин рассматривал вопрос о кризисе семьи. Свидетельствами кризиса он считал рост числа разводов, уменьшение количества браков, рост процента внебрачных детей. В статье «Кризис современной семьи» (1915 г.) он пришел к выводу, что это – свидетельства кризиса патриархальной семьи. В этой статье он предпринял попытку прогноза развития семьи, обрисовав в общих чертах принципы построения новых семейных отношений: «Будущая семья будет и может быть только свободным союзом равноправных личностей». Что касается воспитания, то оно теряет сугубо семейный характер, из семьи уходит просветительская роль, да и в остальном влияние семьи на ребенка уменьшается, а роль государства возрастает. Закончил эту статью П.А. Сорокин оптимистическим предположением, что переход от семейной опеки и воспитания к государственным является первым шагом на пути дальнейшего обобществления человека, подготовки его для будущего, более совершенного общества. Но позже, в «Системе социологии» (1920 г.) он рассмотрел различные аспекты кризиса семьи и подошел к нему более пессимистично. Он видел, что в революционной России произошел сдвиг семьи к типу «неустойчивой», что революция дала мощный толчок к нигилистическому отношению к семейным ценностям и самоценности семьи. Он резко выступал против проповедей «свободной любви» (см. тему № 5).

В чем же выход? П.А. Сорокин ищет его, переходя от эволюционистского и функционалистского подходов к интерпретации развития как циклического изменения. В 40-60 гг. 20 в. он приходит к пониманию того, что наблюдается кризис всего современного общества и его культуры, а кризис семьи – это только часть более широкого процесса. Выход из кризиса он видит в возвращении к старым формам на новом витке истории. Ключевым средством выхода, по его мнению, должна послужить моральная реконструкция (совершенствование) человечества.

По мнению одного из ведущих российских социологов И.А. Голосенко, большую часть оценок и исследовательских симпатий П.А. Сорокина в последний период его творчества (он умер в конце 60-х гг.) можно отнести к умеренному консерватизму и традиционализму. Лучше всего это характеризует афоризм, разделяемый П.А. Сорокиным: «Семья – это малая церковь». Именно такая семья по П.А. Сорокину необходима человечеству как средство спасения его от современного кризиса [4, C. 41-67] .

Таким образом, П.А. Сорокин, на наш взгляд, как бы способствует примирению либерально-прогрессистской и консервативно-кризисной парадигм, вынеся источник кризиса за рамки семьи, указав на общество, как на глобальную, продуцирующую разнообразные кризисы основу.

Функционалистский подход внеисторичен, социологичен. Семейные отношения, согласно ему, обусловлены социокультурными функциями семьи и строятся на системе ролей, связанных с браком, родительством и родством. С ним мы более подробно познакомимся в курсе социологии, а здесь лишь отметим, что в функционалистском подходе, в отличие от эволюционистского, ключевым моментом выступает проблема ответственности, понимаемая узко – во внутрисемейных отношениях и широко – в контексте общественных отношений. Мера ответственности способна задавать динамику семейных отношений [25, C. 23].

Этологический или биологический подход (этология – это биологическая наука изучающая поведение животных в естественных условиях; преимущественное внимание она уделяет анализу генетически обусловленных, т.е. наследственных, инстинктивных компонентов поведения, а также проблемам эволюции поведения). Истоки этого направления следует отнести к появлению книги Ч. Дарвина «Происхождение человека и половой отбор», впервые переведенной в России в 1873 г. Сторонники этологического подхода отвергают промискуитет как изначальную форму брачных отношений, т.к. он противоречит инстинктивной потребности детей иметь родителей и материнскому (родительскому) инстинкту взрослых.

Согласно этологическому подходу исторический период застал человечество с четырьмя системами брачных отношений: групповым браком, полигинией (один мужчина и несколько женщин), полиандрией (одна женщина и несколько мужчин) и моногамией (один мужчина и одна женщина); последняя в двух формах – пожизненная и допускающая развод. Этологи констатируют естественный характер всех перечисленных форм брачно-семейных отношений и их изменчивость. С биологической точки зрения, многообразие брачно-семейных отношений – это удивительный факт, т.к. брачная система – видовой признак и является константной.

Необычность этологической точки зрения заключается в предположении изначальной моногамности предков человека, утверждении того, что затем на каком-то этапе эволюции предки человека свернули к групповому браку из-за заботы пра-мужчин о пра-женщинах. Сосуществование программы моногамного и группового брака было длительным. В дальнейшем при изменении условий жизни люди могли легко переходить к разным формам брачных отношений. Например, земледельцам в Европе более всего подходила моногамия, а скотоводам-кочевникам – полигиния.

В рамках этологического подхода установлено, что моногамия – не идеал с точки зрения естественного отбора. Обнаружена кардинальная разница в биологических мотивах поведения полов, открыты явления инверсии (нарушения нормального порядка, когда доминирует мужчина) доминирования в период брачных отношений и т.д. Но, в самый разгар биологической эволюции человек вышел из-под действия естественного отбора, потому что главным условием успеха стала не генетически передаваемая информация, а внегенетически передаваемые знания, необходимость в социализации.

Эмпирический подход. Согласно ему семья рассматривается как малая социальная группа, имеющая свою историю возникновения, функционирования и распада. Семейные отношения строятся на эмоциональной близости членов семьи, на их потребностях и влечениях. Родоначальником этого подхода считают Ф. Ле Пле, полагавшего, что семья при смене поколений сохраняет свою устойчивость благодаря склонности ее членов к солидарности и сплоченности. В качестве эмпирического метода исследования Ле Пле широко использовал анализ бюджета семьи как количественного выражения многообразия внутрисемейного функционирования и микросреды семьи. Он подчеркивал пагубное влияние индустриализации и урбанизации на характер семейных отношений, на провоцирование этими явлениями нестабильности семьи через разрозненное существование родителей и детей, ослабление отцовского авторитета.

Сциентистский подход. Семейные отношения рассматриваются в нем во взаимосвязи личности и общества. К создателям и сторонникам этого подхода относят У. Джемса, Ч. Кули, У. Томаса, Ф. Знанецкого, Ж. Пиаже, З. Фрейда и др. Межличностные отношения, Я и Другой, значимый характер близких отношений, семья как «единство взаимодействующих личностей» – вот ключевые моменты теорий сциентистской социально - психологической направленности [25, C. 23-25]. Более подробно они рассматриваются в курсе психологии. Обратим внимание лишь на концепцию З. Фрейда. По З. Фрейду, в основе появления семьи лежит так называемая гаремная семья. Люди в далеком прошлом собирались в стада (орды), у которых был лидер, вождь. Он контролировал все сексуальные контакты. Он был свободен, самостоятелен, не любил никого, кроме себя. Другие же лишь служили его интересам. Однако даже в условиях орды имелась любовь, которая вступала в противоречие со стадным инстинктом. Это противоречие, разрешавшееся различными способами, способствовало возникновению семьи. У З. Фрейда есть и другой ответ на вопрос о зарождении семьи. Он считал, что в далеком прошлом из-за боязни инцеста (кровосмешения) произошло соединение тотемизма с экзогамией: «Почти повсюду, где имеется тотем, существует закон, что члены одного и того же тотема не должны вступать друг с другом в половые отношения, следовательно, не могут также вступать между собой в брак. Это и составляет связанную с тотемом экзогамию». Все это рассматривалось З. Фрейдом как процесс эволюции от группового брака к индивидуальному [16, C. 27-28].

^ 3. СЕМЬЯ И БРАК В ИСТОРИИ ОБЩЕСТВА


  1. Брак в древности.

  2. Семья и брак средневековья.

  3. Брачно-семейные отношения эпохи Ренессанса.

  4. Религиозные модели брачно-семейных отношений. «Домострой».

  5. Историческая эволюция семейно-воспитательных моделей.


Мы уже познакомились с историей перехода народов к моногамии, а теперь обратимся к количественной и качественной эволюции брачно-семейных отношений на различных этапах исторического развития. Начнем с брака в древности.

Возникновение городской цивилизации, развитие навыков письма и чтения способствовали появлению первых письменных законов о браке. Это были законы Хаммурапи (17921750 гг. до н.э.). Они представляли собой свод гражданского и уголовного права Древнего Вавилона. В них отразилось возрастание роли собственности, отнесение людей к объектам собственности и формирование права наследования. По этим законам девушки, идущие «под венец», принадлежали своим отцам до тех пор, пока не были куплены будущими мужьями. Брак, таким образом, являлся одновременно и экономической сделкой. В то же время он был соглашением между мужем и женой. Во всех древних культурах брак-соглашение и брак-сделка были обычным явлением. Суть заключалась в следующем: жених платил за невесту выкуп, в который довольно часто входил участок земли, становившийся в дальнейшем для молодых супругов основой их хозяйства. В случае развода по инициативе мужа имущество, полученное в счет выкупа, и дети, родившиеся в браке, переходили к жене. При отказе мужа выполнять эти условия женщина могла обратиться в суд для сохранения своих законных прав.

Однако даже самые древние законы были направлены на сохранение семьи. В случае, если супруга состоятельного вавилонянина была бесплодна, ей разрешалось использовать мать-донора, в роли которой выступала служанка, рожавшая для этой семьи детей.

Если в семье возникал конфликт и муж доказательно обвинял жену в том, что она плохая супруга, то он имел право сделать ее своей рабыней. Жена же имела возможность обвинить супруга в жестокости, могла даже потребовать за это компенсацию. В тех случаях, когда супруги не могли разрешить свои споры, в Вавилоне практиковался обычай испытания водой, т.е. их бросали в глубокий водоем. Если обвиняемый выплывал, то считалось, что его оберегают боги и он невиновен. Если же начинал тонуть, то это было весомым доказательством его вины.

В Древнем Египте брак также заключался, как правило, по экономическим или политическим соображениям. Часто, чтобы не делить наследуемую землю или власть, в брак вступали братья и сестры. Так, Клеопатра (6930 гг. до н.э., царица Египта с 51 г., из династии Птолемеев) сначала была женой своего старшего брата, затем, после его смерти,  супругой младшего. Каждый этот брак давал династии право владеть Египтом.

Однако было бы упрощением считать брак в древности лишь деловым соглашением. Дошедшая до нас поэзия и любовные песни египтян того далекого времени воспевают романтическую любовь. Во многих из них встречаются слова «брат» и «сестра», употребляемые в значении любимый, близкий человек. Например:

«Я увидел сестру мою, и душа моя возрадовалась,

А руки мои широко раскрылись для объятья,

И сердце от счастья из груди моей выскочило,

Когда я увидел тебя, о, моя госпожа, ко мне идущей,

Ведь если я обнимаю тебя, и руки твои раскрываются.

Я чувствую, что попадаю в страну благоуханий».

Сочетание романтики и расчета присутсвовало при заключении браков и в Древней Иудее. Достаточно вспомнить, вероятно, историю Иакова и Рахили. Иаков, внук Авраама, жил со своими родителями. Когда он вступил в брачный возраст, мать послала его на свою родину искать жену среди своего народа. Там он встретил Рахиль и полюбил ее. По обычаю, прежде чем жениться, он должен был семь лет работать на ее отца. Но отец Рахили обманул Иакова, подсунув в жены некрасивую старшую дочь. И Иаков вынужден был проработать еще такой же срок, чтобы соединиться, наконец, с любимой.

Но, как и в Египте, браки по финансовым соображениям часто заключались между родственниками, например, двоюродными братьями и сестрами. Были возможны и разводы. Достаточным основанием для развода являлась импотенция. Иудеи заботились о сохранении рода и в соответствии с законом брат умершего или другой ближайший родственник должен был жениться на вдове. Такая женитьба называлась левират. Если же мужчина отказывался это сделать, то женщина в присутствии совета старейшин могла обесчестить мужчину: снять с него обувь и плюнуть ему в лицо.

Древние греки и иудеи – исторические современники. Однако их представления о браке существенно отличались. Кроме того, внутри греческой цивилизации тоже не было единства представлений. Она тяготела к двум основным центрам – Афинам и Спарте. Эти города-государства различались по способу управления, правам и обязанностям граждан, отношению к браку и брачному законодательству. Брак в Спарте был «открытым» даже по современным стандартам. Мужчины Спарты были, прежде всего, воинами. Жених, а затем муж до 30 лет жил в казарме, лишь иногда ускользая по ночам к жене. Считалось, что слишком частая интимная близость препятствовала сохранению воинской силы. Как же вела себя при этом жена? Супруга, не имеющая детей от своего мужа, могла принять другого мужчину, чтобы родить ребенка. Некоторые спартанские женщины имели по два дома и два мужа. Это давало им экономическую выгоду – они становились владелицами крупных земельных участков. Мужчины тоже имели свободу в браке. Если женатый мужчина не хотел интимной близости с женой, но желал иметь детей от другой женщины, то он мог получить соответствующее разрешение, гарантированное законом. Таким образом, несмотря на то, что у спартанцев доминировала моногамия, брак, как видите, имел открытый характер. Кроме того, в Спарте у женщин было мало домашних обязанностей. Мужья до шестидесяти лет питались с солдатами.

Афинянки были гораздо более зависимы и заняты домашними обязанностями. В Афинах считалось, что женщины финансово и юридически должны зависеть от отцов или мужей. В их обязанности входил уход за детьми и поддержание в «чистоте» семейного рода. На протяжении веков муж в Афинах имел право убить жену, если она ему изменила.

В Древнем Риме первые законы Римского права о браке приписываются Ромулу – легендарному основателю Рима. В соответствии с ними женщина, соединенная с мужчиной узами брака, должна была стать частью его имущества. Закон обязывал замужних женщин покорно приспосабливаться к характеру своих супругов, а мужей – управлять ими как имуществом. До замужества такую же власть над девушками имели отцы. Законы гласили, что брак существует ради двух вещей: деторождения и сохранения неделимой семейной собственности. Много веков спустя римское право легло в основу английского законодательства.

Как и в Афинах, муж в Древнем Риме имел право убить жену, не выполнявшую своих супружеских обязанностей или нарушившую строгие правила поведения. Римское право разрешало карать женщину смертью, если она изменила мужу, выпила специальное средство, чтобы прервать нежелательную беременность, или подделала ключи от винного погреба мужа. Пить вино римским женщинам строго-настрого запрещалось.

В период раннего средневековья отношение к браку также редко связывалось с романтикой и любовью. Можно выделить три наиболее распространенные точки зрения. Согласно одной, брак – это дар божий, а его цель – деторождение. Другая сводилась к тому, что брак – это необходимое зло, что лучше вступить в брак, чем сгореть от любовной страсти. Идея удовлетворения страсти посредством брака основывалась на реалистическом осознании интимной близости как естественной потребности человека, которую необходимо тем или иным способом узаконить. Третье мнение о браке сводилось к тому, что его следует полностью избегать. Эта точка зрения получила распространение в связи с ожидавшимся многими ранними христианами близким вторым пришествием Христа. Они считали, что необходимо быть свободными от супружеских обязанностей, чтобы полностью посвятить себя религии.

В период раннего христианства многие законы о браке были радикально изменены. Например, под запретом оказались полигамные браки и левират. Кроме того, церковь, имевшая огромное влияние, называла брак «делом рук Сатаны», а фокусом зла считала женское тело. Супружеские пары она призывала отказаться от интимной жизни ради целомудрия.

В конце пятого века н.э. Западная Римская империя была завоевана северными племенами варваров (476 г.). Их вторжения продолжались на протяжении четвертого-пятого веков. При этом каждое племя привносило в социальные отношения свои представления о браке и свои брачные обряды. Например, в соответствии с традициями германских племен, брак был моногамным, а супружеская неверность как мужа, так и жены строго карались моралью и законом. Франкские же племена, напротив, одобряли полигамию и разрешали куплю-продажу невест. При этом почти у всех варварских племен считалось, что брак существует в целом ради семьи, ради экономического и сексуального удобства.

После падения Западной Римской империи развернулся переход варваров от племенной к национальной общности, занявший несколько веков. При этом, по мере усиления королевской власти, феодалы постепенно утрачивали свою абсолютную власть, в том числе право принимать решение о браках своих вассалов и смердов.

Средние века овеяны ореолом рыцарства. Изысканная, или рыцарская любовь усилиями трубадуров Южной Франции, популяризировавших ее в своих произведениях, получила распространение при королевских дворах Англии, Франции, Германии. Кодекс рыцарской любви был везде одинаково изыскан: целомудренную, прекрасную и обычно недосягаемую знатную даму боготворил, сгорая от любви, столь же благородный, галантный и отважный рыцарь. Но в брачной сфере все было не столь уж романтично. Рыцари должны были жениться на дамах своего круга. По существу брак был социально-экономической сделкой: с одной стороны, девушка «продавала» свою девственность, целомудрие, а с другой  мужчина брал на себя обязательства содержать и обеспечивать ее и будущих детей. В связи с этим стоит уточнить и представления о серенадах. В то время как рыцарь распевал серенады под окном прекрасной дамы (чьей-то жены), под окном его собственной жены пел кто-то другой. Появившееся романтическое отношение к женщине дополнялось, однако, презрительным отношением к ней церкви и некоторых сформировавшихся в ее лоне ученых. Например, философ и теолог Фома Аквинский (12251274 гг.), сочинения которого оказали большое влияние на умы средневековой Европы, рассматривал женщину всего лишь как испорченный вариант мужчины. Соответственно он полагал, что детей следует воспитывать в большем почтении к отцу, нежели к матери.

С началом эпохи Ренессанса ситуация в Западной и Центральной Европе изменилась. Главной чертой Ренессанса (1517 вв.) был гуманизм. Брак в это время по-прежнему оставался финансово-хозяйственным соглашением, но появились новые сексуальные и духовные веяния. Одни отождествляли женщину с Евой, с ее греховным и плотским началом, тогда как другие считали ее близкой к воплощению символа чистоты и святости, отождествляли ее с непорочной девой.

Женщины из высших классов общества наслаждались новой свободой. Без чувства вины и боязни они постепенно стали одеваться в эротические наряды, пользоваться косметикой, начали посещать учебные заведения. С развитием книгопечатания появилась возможность самообразования.

Важную роль в изменении взгляда на брак сыграла Реформация (15 в.). Одним из ее результатов стало выделение протестантской церкви из римско-католической. Другим – изменение законов о браке. Деятель Реформации в Германии Мартин Лютер (14831546 гг.) выступал против традиционного таинства брака, считал, что целью брака являются рождение детей и совместная жизнь супругов во взаимной верности.

В 15 в. в Германии, Голландии, Скандинавии и Шотландии стал распространяться взгляд на брак как на духовное единство мужа и жены. Законодательством было подтверждено право женщины на второй брак, если, например, муж ей изменяет. В Англии эта точка зрения получила признание на 200 лет позже.

Однако не все деятели Реформации смотрели на брак столь прогрессивно. Один среди наиболее известных  Жан Кальвин (15091564 гг.)  считал брак инструментом обуздания похоти. В нем не должно быть места удовольствию, радости, чувственности, а внебрачный союз мужчины и женщины вообще должен быть проклят. Эти ограничительные тенденции в отношении брака были перенесены первыми поселенцами в Новый Свет. Причем антисексуальные и морализаторские установки довольно долго господствовали в колониях. Постепенно женщин там нагрузили многими обязанностями при весьма малых правах. Они не имели права, в частности, владеть собственностью и подписывать деловые бумаги. Однако в среде поселенцев постепенно формировалось стремление к большей свободе. В 1630 г. Анна Хатчинсон – первая женщина среди поселенцев Новой Англии – подвергла сомнению правильность подчиненного положения женщин и их ограниченной свободы в браке. За активную пропаганду своих идей она и ее последовательницы были убиты. Но идея равенства была поддержана и развита другими женщинами, например, Абигейл Адамс, женой Джона Адамса, ставшего вторым президентом США [15, C. 35-47].

Структура семейных отношений в рамках перечисленных моделей брака чаще всего представлена в научной литературе в языческом, общехристианском и православном (по Домострою) вариантах.

Некоторые исследователи, используя пример Руси, считают, что в период язычества женщина обладала свободой, как до брака, так и в браке. Она имела возможность развода, могла вернуться к матери и отцу. Распределение ролей в семье: муж нес ответственность за связь семьи с внешним природным и социальным окружением, а женщина – за внутреннее пространство семьи, дом. Семьи были большими, включали несколько поколений и боковые ветви. В этих семьях внутренним распорядком ведала «большуха»  старшая, наиболее трудоспособная и опытная женщина, обычно жена главы семьи или старшего сына. Ей подчинялись все, в том числе и младшие мужчины большой семьи.

В ХII-ХIV вв. языческая модель семьи вытесняется христианской. Это проявляется в изменении отношений между домочадцами. Мужчина начинает безраздельно властвовать над ними. Он – глава семьи, несущий за нее ответственность, а жена занимает второе место. По-прежнему преобладала большая семья, объединяющая родственников по прямой и боковым линиям. Руководил ею наиболее опытный, зрелый, трудоспособный мужчина. У него, как правило, была советчица – старшая женщина, которая вела хозяйство, но ее влияние было уже не столь сильно, как в языческой семье и в дальнейшем постепенно снижалось. Положение остальных женщин было и вовсе незавидным – они были практически бесправны и в случае смерти мужа не наследовали никакого имущества.

А теперь обратим внимание на влияние христианства на нравстенные основы внутрисемейных отношений. Победа христианской модели семьи над языческой характеризуется сменой типов отношений между отцом, матерью и ребенком. Ни одна мировая религия, пожалуй, не отводит столь важное место семье в системе вероучения, как христианство. При этом христианское вероучение предписывает миру две модели семьи: идеальную «божественную» и реальную, земную. «Идеальная» христианская семья включает: Отца, Сына и Мать (Богородицу). Она строится как бы по двум шкалам: одна – ответственности: отец-мать-сын, другая – доминирования (здесь – причастности к Божественной сущности): отец – сын – мать.

В реальном, земном варианте слова «Святое семейство» характеризуют земную семью Иисуса Христа: его самого, приемного отца – Иосифа и Деву Марию. Эта земная модель является классическим вариантом детоцентристской (детоцентрической) семьи. На шкале ответственности за семью члены ее располагаются в следующем порядке: отец – мать – сын, на шкале доминирования (причастность к Божественной сущности) последовательность противоположна: сын – мать – отец. Духовно Мария ближе к сыну, а сын к матери, чем оба к отцу.

Интересно, что в католицизме особое значение имеет культ Богородицы, Девы Марии, акцентируется ее духовная близость не только к сыну, но и к Богу-отцу (непорочная жена Бога-отца). Протестанты же, напротив, игнорируют какую бы то ни было роль Девы Марии. Семья протестантов – это отношение мужчины к мужчине: отца к сыну, хозяина к наследнику, потенциально равному. Некоторые исследователи считают, что отношение к женщине (жене, дочери) у протестантов оказалось за пределами отношений, освещенных церковью. В кальвинистских семьях, например, это проявилось в том, что до 12-13 месяцев детей вскармливала кормилица, а не мать и в 10-12 лет их отправляли учиться в соседские семьи.

Структура идеальной православной семьи является производной от общехристианской модели. Но выбор православие делает в пользу «божественной» семьи, а не «Святого семейства». Доминирует в триаде Бог-отец. Он как бы правит миром семьи издали, не присутствуя в нем. Мать и дитя предоставлены сами себе, но периодически ощущают незримую и грозную власть отца. А в целом божественную триаду можно представить так: отец – сын – мать.

Итак, менее выражена ответственность Бога-отца. Отвечает за дела семьи Мать. Сын психологически ближе к матери, чем к отцу. Большая психологическая близость матери к сыну воплощается в доминировании одной из двух ипостасей Марии – роли Матери. В православном вероисповедании роль Богородицы превалирует над ролью жены и, соответственно, материнское отношение – над отношением любовным (отношением полов). Не случайно в православной культуре нет акцента на эротических отношениях между супругами. Они не отрицаются, но как бы признаются малозначительными [25, C. 57-62].

А теперь обратимся к внутрисемейным отношениям по «Домострою» – своду нравственных норм и правил поведения, составленному Сильвестром в середине ХVI века. «Домострой» предназначался для каждого русского человека. Однако его автор в первую очередь ориентировался на зажиточные семьи: боярские, дворянские, купеческие. Его предписаниями руководствовались и в последующие века, особенно в крестьянских и купеческих семьях.

Однако вопрос о влиянии веры на семью не так однозначен. Начнем с того, что в российском религиозном мировоззрении довольно сильны корни язычества, а значит присутствует «двоеверие». Возможно поэтому православное христианство встало в борьбе между двумя языческими началами – женским и мужским – на сторону мужского, приводя семью к «нравственному» доминированию мужа над женой и детьми. В «Домострое», в связи с этим, много внимания уделено распределению ролей в семье и тому, как обеспечить главное место в доме не жене, а мужу.

Термина «семья» в современной его трактовке «Домострой» не знает. Этот термин употребляется по отношению к челяди, которая была неотъемлемой частью дома зажиточного горожанина. Последний, как правило, жил в усадьбе, имевшей зримую границу – высокий забор. В такой усадьбе проживало все семейное сообщество, включая домочадцев и слуг. Хозяин считался «государем» дома. Вместо понятия «семья» употреблялся термин «дом», означавший некое единое хозяйственное и психологическое целое, члены которого находятся в отношениях господства – подчинения, но равно необходимы для нормальной жизни домашнего организма.

Дом стремился оградить себя от вмешательства извне тем, что представлял себя окружающим в наиболее благополучном свете. Самое страшное наказание, известное автору «Домостроя»,  «от людей смех и осуждение», что свидетельствует о зависимости семьи от равного социального окружения и стремлении сохранить семейные отношения в тайне.

Ключевые обязанности главы дома в отношении домочадцев состояли по «Домострою» в заботе о благосостоянии дома и воспитании, в том числе духовном, его членов. Основой воспитания детей была названа любовь. Вообще любовь родителей к детям рассматривается в «Домострое» как вполне естественное чувство. Но при этом она включает в большей степени заботу об их телесном благополучии, нежели об их духовном развитии. Среди инструментов воспитания «Домострой» предлагает и силовые «воспитательные» методы: «Любя же сына своего, увеличивай ему раны, и потом похвалишься им» или «Воспитывай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение» [25, C. 62-64]. Наказание рассматривается как инструмент поддержания авторитета отца и нравственного нивелирования личности ребенка: «Наказывай сына твоего в юности, и он успокоит тебя в старости и принесет тебе честь. Не будь скуп на удары дитяти, ибо от палочных ударов он не умрет, а поздоровеет; нанося удары телу, спасаешь душу от смерти. Не улыбайся ему, не играй с ним; ибо в малом деле посмеявшись, в большом пострадаешь. Не дай ему власти в юности и сокруши ему ребра, пока он растет, чтобы, возмужав, не перестал повиноваться тебе, ибо в таком случае будет больно и досадно твоей душе, убыточно твоему дому, будет погибель имению твоему, укоризна от соседей, перед властью поплатишься и претерпишь разные неприятности» [21, C. 258]. При этом уточняется, что бить следует только за большую вину, наедине и потом обязательно пожалеть. Тот же вариант «воспитательного» воздействия предлагался и в отношении жены: «Когда она делает все как следует, то заслуживает любви и жалования; если же она не живет по наставлению, сама не исполняет своих обязанностей и слуг не учит их исполнять, то пусть муж накажет и постращает ее наедине, а, наказав, пожалует и скажет доброе слово» [21, C. 259].

Жена обязана была заниматься рукоделием и знать всю домашнюю работу с тем, чтобы учить и контролировать слуг. Кроме того, она занималась воспитанием и обучением дочерей. Обучение сыновей было обязанностью отца. Все решения, связанные с организацией жизни семьи, супруги принимали совместно. Они должны были обсуждать семейные проблемы ежедневно и наедине.

Жена по «Домострою» являлась регулятором эмоциональных отношений в семье. При этом «Домострой» рекомендовал жене поступать в соответствии с желаниями и представлениями мужа. Из текста следует, что в семейных отношениях осуждались всякие «неподобные дела»: ярость, гнев, злопамятство, блуд, сквернословие и т.д.

Дети по своему положению в семье были ближе к слугам, чем к родителям. Главной семейной обязанностью детей была любовь к родителям, которая понималась как полное послушание в детстве и юности и забота о них в старости. Насилие в отношении родителей считалось недопустимым. Избивающий родителей подлежал по «Домострою» церковному отлучению и смертной казни.

Развитие семьи в ХVIХVIII вв. шло от большой к индивидуальной. Последняя стала преобладать в России к середине ХIХ в. Она состояла из 2-3 поколений родственников по прямой линии. При этом в российской культуре низших слоев постепенно утвердился тип малой семьи со структурой, соответствующей модели православной семьи: отец – сын – мать. К концу Х1Х – началу ХХ в. экономическое и социальное развитие стимулировали саморазрушение патриархальной модели семьи. Она взрывалась как бы изнутри, распираемая внутренними противоречиями, одним из ключевых источников которых было неравноправное, приниженное положение в семье женщин и детей. О положении женщин говорится подробно в курсе феминологии, а что касается детей, то исследователи обратили внимание на тот факт, что в мировой практике, на протяжении истории традиции взаимоотношений родителей и детей и воспитания последних менялись. Психоисторик Л. Демоз выделил 6 таких трансформаций:

  1. Инфантицидный стиль (с древности до IV в. н.э.) характеризуется массовыми детоубийствами и насилием. (Инфантицид – детоубийство – стал считаться человекоубийством лишь в 374 г.)

  2. Бросающий стиль (IV – ХIII вв.)  ребенок остается объектом агрессии, его часто сбывают с рук в монастырь, кормилице, в чужую семью.

  3. Амбивалентный стиль (ХIV – ХVII вв.)  ребенок еще не стал отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи; ему отказывают в самостоятельности и индивидуальности, в воспитании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении ребенок, неподдающийся такой «лепке», подвергается избиениям.

  4. Навязчивый стиль (ХVIII в.)  ребенок становится ближе родителям, но поведение и внутренний мир ребенка контролируются.

  5. Социализирующий стиль (ХIХ – первая половина ХХ вв.)  ребенок – объект воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку его воли и подготовку ребенка к самостоятельной жизни.

  6. Помогающий стиль (с середины ХХ в. по настоящее время)  родители стремятся обеспечить индивидуальное развитие ребенка, преобладает эмоциональный контакт и сочувствие.

Последний стиль в наибольшей степени соответствует современной модели (моделям) семьи. Современной нормативной моделью является нуклеарная семья, т.е. состоящая из супругов и зависимых от них детей.





Скачать 2.09 Mb.
оставить комментарий
страница1/7
Дата30.09.2011
Размер2.09 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
средне
  1
хорошо
  2
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх