Что бы ни говорили, разведка это первая древнейшая профессия. Доисторические племена охотились за тайной разжигания огня, производства каменного оружия, выде icon

Что бы ни говорили, разведка это первая древнейшая профессия. Доисторические племена охотились за тайной разжигания огня, производства каменного оружия, выде


Смотрите также:
"О состоянии и проблемах правового регулирования в области обращения с отходами производства и...
Лекция Натальи Германовны Айрапетовой, Президента Клуба бухгалтеров Обнинска...
Мартиросян А. Б. Заговор маршалов. Британская разведка против СССР...
Книга первая
Книга первая
Мы говорили, что разруха смутного времени за 30 лет была преодолена...
Заселение северо-западных земель...
Клинковое оружие...
Первые следы человека на территории края появились в период каменного века...
Первые следы человека на территории края появились в период каменного века...
Греция показала пример России...
«Гранатометы»



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
скачать
СТО ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ


МОСКВА "ВЕЧЕ" 2003


Дамаскин И.А., 2001.


ОТ АВТОРА


Что бы ни говорили, разведка - это первая древнейшая профессия. Доисторические

племена охотились за тайной разжигания огня, производства каменного оружия,

выделки шкур, выискивали сильные и слабые стороны своих соседей. Разведка

существует столько же времени, сколько существуют род людской и войны; военная

хитрость рассчитана на обман противника, но чтобы обмануть и победить врага,

надо его знать.

А разведка невозможна без тех, кто ею занимается. Иногда это всеми признанные

или неведомые герои, иногда - жалкие наемники. Слово "разведчик" окружено

уважением и почитанием, слово "шпион" - всеобщим презрением. Задачи, цели и

техника их работы порой одинаковы, разница в общественном, политическом и

эмоциональном восприятии этих терминов.

По В.И. Далю, "шпион - соглядатай, лазутчик, скрытный разведчик и переносчик",

то есть Даль не делает особой разницы между этими понятиями. Американский

исследователь Курт Зингер как-то заметил: "Все вражеские (он назвал их

"коммунистические") агенты - это шпионы, все наши - это разведчики". Так же

порой рассуждаем и мы. Есть и другое определение: шпионы - люди, работающие за

деньги против своей страны; разведчики - работают на свою страну или за идею,

которую они искренне исповедуют. Кроме того, разведчиками называют

профессионалов, сотрудников разведывательных ведомств.

Разведка некогда была занятием непрестижным, "подлым"; со временем отношение к

ней и к разведчикам менялось, и многие выдающиеся люди не стесняются своего

разведывательного прошлого. Одновременно разведка была и остается делом опасным

если не для жизни (в мирное время), то для служебной карьеры, ибо испокон веков

существует "синдром Кассандры", когда те правители, которым предназначается

разведывательная информация, больше доверяют собственному мнению и интуиции,

нежели своим агентам. Тогда с последними расправляются или просто игнорируют их

данные, что часто ведет к принятию неверных решений на высшем уровне.

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

В истории человечества были десятки тысяч разведчиков и шпионов, многих из

которых можно назвать выдающимися и даже великими. Но в рамках данной серии мы

представляем только сто персоналий. Выбор этот, естественно, условный и

субъективный. Да и не реально охватить в одном издании деятельность всех или

даже только лучших разведчиков. Тем не менее, чтобы сделать повествование более

полным, в очерках о руководителях и организаторах разведки автор вкратце

рассказывает и об их подчиненных, тоже стяжавших славу или добившихся успехов на

разведывательном поприще.

Многие из героев книги всю жизнь посвятили разведке, у других внимания

заслуживает лишь один, но очень яркий эпизод их работы, третьи попали в книгу,

так как стали знаменитыми вследствие своих "громких" провалов. Часть имен

читатель узнает впервые, другие ему хорошо знакомы, о них уже немало написано,

но обойти их было нельзя, так как это нанесло бы ущерб содержанию.

Автор не стал писать о предателях и перебежчиках, даже печально знаменитых. Это

- явление особое, и ему должно быть посвящено отдельное исследование.

В книге выделено несколько разделов: организаторы и руководители разведки разных

времен и народов; разведчики и шпионы по эпохам со времен Средневековья до наших

дней; писатели, активно занимавшиеся разведкой. Кстати, о писателях. Кроме

упомянутых автором, разведкой занимались и многие другие, к примеру, в Англии -

Афра Бен, первая профессиональная писательница; Дж. Чосер, автор

"Кентерберийских рассказов"; К. Марло, У. Уордсфорт; в России - А.С. Грибоедов,

И.С. Тургенев, Овидий Горчаков и другие. Но опять же, обо всех не напишешь.

Автор просит читателя учесть, что в данной книге было невозможно избежать

повторов, ибо судьбы разведчиков часто переплетаются, и некоторые эпизоды

приходится хотя бы вкратце напоминать вновь. Чтобы частично избежать этого, в

ряде случаев сделаны ссылки на тех героев, в очерках о которых те или иные факты

изложены более подробно.

Как на Западе, так и в нашей стране написано и издано множество книг по истории

разведки. Все они, без исключения, в том числе претендующие на научность и

опирающиеся на первоисточники и архивные материалы, изобилуют фактическими

ошибками и неточностями, и читатель, пытающийся составить представление по

какому-либо вопросу, основываясь лишь на одной из них, рискует впасть в

серьезное заблуждение.

Автор данной книги также не претендует на бесспорность своих суждений. В ряде

случаев он выносит на суд читателя несколько версий того или иного события,

предоставляя ему право самому решить, какая из них ближе к истине.

В книге используются материалы из архива Службы внешней разведки, сведения,

опубликованные в российских и зарубежных изданиях, многие очерки написаны на

основе встреч и бесед автора с некоторыми из героев этой книги или с

разведчиками, которые хорошо знали их и работали с ними.

Итак, проверимся, нет ли за нами "хвоста", и в путь!

Часть I

^ ОРГАНИЗАТОРЫ РАЗВЕДСЛУЖБ

РАЗНЫХ ВРЕМЕН

И НАРОДОВ

ГАННИБАЛ

(246-183 до н.э.)

Если подвиги библейских и мифологических разведчиков в известной степени

являются плодом творчества авторов Ветхого Завета и древних мифов, то первые

документальные материалы о действиях разведок и их конкретном организаторе мы

находим в свидетельствах историков, рассказывающих о выдающемся полководце

древности Ганнибале.

Сын крупного политического деятеля и военачальника Гамилькара Барки, Ганнибал по

примеру отца в двенадцатилетнем возрасте торжественно поклялся вечно ненавидеть

Рим. Этой клятве он оставался верен до последнего часа своей жизни.

В нашу задачу не входит описание полководческой деятельности Ганнибала в эпоху

II Пунической войны между Карфагеном и Римом (218- 201 годы до н.э.). Мы

расскажем лишь о тех эпизодах, в которых он проявил себя как руководитель своей

военной разведки. Как свидетельствует Плиний, знаменитый греческий политический

деятель и историограф, перед походом в Италию Ганнибал развил энергичную

разведывательную и дипломатическую деятельность. Агенты Ганнибала наводнили

Южную Галлию. Они разведывали дороги, прощупывали настроения галльских племен и,

что особенно важно, галльских вождей, вели с ними переговоры и от имени своего

хозяина обещали все, что только можно пожелать за поддержку и за возможность

пройти через Галлию, не подвергаясь нападениям местного населения. Результаты

оказались обнадеживающими: галлы если и не оказали Ганнибалу помощи, то, во

всяком случае, обещали соблюдать дружеский нейтралитет. Однако когда Ганнибал

вступил на территорию галлов, это вызвало у них тревогу. Он вновь заслал большое

количество лазутчиков, которые уверяли, что он не собирается воевать в Галлии и

разорять ее. Ганнибал пригласил к себе местных "царь-

8

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ков" и умаслил их миролюбивыми речами и подарками. После этого галлы разрешили

ему пройти в Италию.

Но требовалось преодолеть Альпы. Ганнибал тщательно готовился к походу,

разведчики доставали ему точную информацию и о стране, через которую предстояло

идти, и об антиримских настроениях ее обитателей; его агенты завербовали

надежных проводников из местного населения, хорошо знавших дорогу и сохранивших

верность своему хозяину. Подробнейшим образом разведчики Ганнибала исследовали

путь, по которому придется идти - крутые подъемы и спуски, высокие перевалы,

узкие тропы...

Во время похода через Альпы Ганнибал обнаружил, что высоты, господствующие над

проходом, по которому двигалось его войско, заняты горцами-аллоброгами.

Полководец распорядился разбить лагерь, а вперед послал разведчиков, которые

доложили, горцы занимают свои позиции только днем, а по ночам уходят к себе в

селение, оставляя небольшое сторожевое охранение. Ганнибал решил воспользоваться

этим обстоятельством. Он приказал разжечь ночью в лагере костры, чтобы усыпить

бдительность аллоброгов, а сам с небольшим отрядом овладел высотами Наутро его

армия продолжила поход.

Весной 217 года до н.э., уже будучи в Этрурии, Ганнибал оказался в затруднении:

все обычные пути находились под наблюдением римлян. Вновь его выручила разведка

- она через агентуру из местных жителей отыскала дорогу, которой никто не

пользовался и которую римляне не принимали в расчет. Она вела через почти

непроходимое болото, выделявшее ядовитые испарения. Войско Ганнибала прошло этой

дорогой и внезапно обрушилось на противника. Правда, переход через зловонное

болото дорого обошелся полководцу: он потерял множество вьючных животных, слонов

и лишился глаза.

Во время осады города Тарента Ганнибал приобрел там двух агентов - Никона и

Филемена. Для встреч с Ганнибалом Филемен стал выходить на ночную охоту, и

стражи городских ворот настолько привыкли к этому, что открывали ему ворота по

первому сигналу. Глубокой ночью Ганнибал бесшумно подвел войско к городу.

Филемен, уходивший "на охоту", вернулся, разбудил сторожа и со словами: "Едва

возможно держать огромную тушу" вошел внутрь Размеры огромного вепря поразили

охранника, и пока он разглядывал зверя, Филимен ударил его рогатиной; в калитку

ворвались вооруженные карфагеняне и открыли городские ворота. На другом участке

городской стены Никон напал на спящих охранников, перебил их и тоже открыл

ворота. Войско Ганнибала вошло в спящий город.

Помимо чисто разведывательных акций, Ганнибал проводил и такие, которые на

современном языке называются "активными мероприятиями". Таким образом, например,

он расправился со своими солдатами, перебежавшими к неприятелю. Зная, что в его

лагере действуют римские лазутчики, он допустил "утечку информации", распустил

слух, что перебежчики действовали по его приказанию и должны были выведать планы

и намерения противника Римляне, узнав об этом, отрубили перебежчикам руки и

выдали их Ганнибалу.

А вот что рассказывает историк Тит Ливии: чтобы скомпрометировать римского

полководца Фабия, Ганнибал велел, грабя страну, не тро-

^ МИТРИДАТ VI ЕВПАТОР

гать землю, принадлежавшую Фабию, как бы в награду за выполнение некоего в

действительности не существующего секретного соглашения. Это сильно подорвало

авторитет Фабия. Его обвинили в том, что он ведет войну "непристойно и

трусливо", а затем отозвали в Рим под прозрачным предлогом "участия в

жертвоприношениях".

Однако ни блестящие победы Ганнибала под Каннами и в других битвах, ни тот факт,

что он не проиграл ни одного сражения, не принесли успеха Карфагену Вторая

Пуническая война закончилась победой Рима Одним из требований победителей была

выдача им Ганнибала. Он был вынужден бежать, скрываться в Антиохии, в Армении,

на Крите и в других местах. В 183 году до н э он укрывался у царя Вифинии

(область в Малой Азии) Прусия. Там его пытались выдать римлянам Когда Ганнибал

увидел, что окружен вифинскими солдатами, он принял яд.

Похоронен Ганнибал в Либиссе (европейский берег Босфора). На каменном саркофаге

надпись "Ганнибал здесь погребен"

^ МИТРИДАТ VI ЕВПАТОР

(132-63 до н.э.)

Если взглянуть на карту древнего мира, то на южном берегу Черного моря можно

увидеть Понтийское царство. Царем его с 121 по 63 год до н.э. был Митридат VI. О

жизни пяти предыдущих Митридатов историки знают немного, этот же получил

прозвище "Великий". Но, откровенно говоря, он был великим негодяем Судите сами в

борьбе за трон он умертвил свою родную мать, братьев, сестру и даже собственных

сыновей, не считая более сотни тысяч римских граждан. В нашу книгу он попал

потому, что был не только организатором шпионской службы, но и выдающимся

шпионом

Он взошел на трон одиннадцатилетним мальчиком. Его мамаша (тоже не очень светлая

личность) несколько раз покушалась на жизнь своего сына Ему пришлось бежать от

нее в горы, где поначалу он вел жизнь охотника Потом перебрался в город и, скрыв

свое имя, нанялся служителем при караване. По-видимому, он уже тогда предвидел

свое будущее и времени даром не терял. К четырнадцати годам изучил двадцать два

(!) языка и обошел с караваном почти всю Малую Азию Зная, что это пригодится ему

в дальнейшем, он, как заправский шпион, изучал обычаи местных племен, разведывал

их военные силы, нравы, сильные и слабые стороны властителей. Запоминал дороги,

удобные для передвижения войск, ознакомился со всеми крепостями и вызнал их

оборонительные возможности. Множество способностей проявилось в этом

четырнадцатилетнем от-

10

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

роке. Кроме того, во всех городах он имел верных друзей, которые позже стали его

шпионами.

Наконец, набравшись сил и знаний, он вернулся в Синоп. Тут Мит-ридат уже открыто

объявил, кто он такой. Начал с того, что убил брата, а мать заключил в темницу.

Теперь ему никто не мешал занять трон, что он и сделал. Укрепившись, повсюду

разослал своих шпионов. Митридат готовился к большим войнам не только в Малой

Азии и на Кавказе, но и с самим Римом. А для этого ему был необходим надежный

тыл. Потому он и умертвил мать, второго брата, сестру и нескольких сыновей.

Одного из них, красивого и безобидного царевича Эксиподра, он казнил на глазах

его матери, своей любимой жены Стратоники за то, что она выдала римлянам

местонахождение сокровищ Митридата. Но это случилось позже, уже во время его

войн с Римом. Для полноты его портрета можно упомянуть и о том, что своих

многочисленных дочерей он превратил в разменную монету и расплачивался ими,

выдавая их замуж за царей и царьков, чтобы привлечь их на свою сторону, что,

правда, не всегда получалось.

Митридат был порывист, суеверен, склонен не только к проявлениям отваги, но и к

столь же неожиданным припадкам малодушия и какого-то детского испуга. Чтобы

подбодрить себя перед охотой или боем, он принимал наркотические вещества, более

того, давал сено с наркотиками своей лошади. Но имея точные разведывательные

данные, Митридат всегда знал слабые стороны противника и наносил удары в нужное

время и в нужном месте. Он воевал со скифами, подавил восстание Савмака в

Боспорском царстве и подчинил себе все побережье Черного моря.

Затем Митридат объявил войну Риму. Всего было три Митридатовых войны. Они шли с

переменным успехом. Во всех трех войнах большую часть его войск составляли не

регулярные части, созданные по греческому или римскому образцу, а полчища

восточных кочевников да разношерстные толпы случайных людей, охотников за

богатой добычей. Противниками Митридата были выдающиеся римские полководцы

Сулла, Лукулл и Помпеи.

Опьяненный успехами, он переоценил свои силы и решил в третий раз идти на Рим.

Но тут он совершил ошибку, свойственную многим властителям: он не поверил своей

разведке, которая предупреждала, что силы Рима велики и далеко не исчерпаны. Его

вторая ошибка заключалась в том, что на захваченных территориях он дал свободу

римским рабам, рассчитывая, что они вольются в его армию. Он даже собирался

поддержать восстание Спартака, намереваясь впоследствии, когда станет владыкой

Рима, подавить его железной рукой. И это в то время, когда разведчики

предупреждали царя, что освобожденные рабы частью вернутся к себе на родину, а

частью сплотятся в разбойничьи шайки, действующие и против римлян, и против

самого Митридата.

Так и случилось. Митридат начал терпеть одно поражение за другим. Его сторонники

отвернулись от него. Последний оставшийся в живых сын Фарнак поднял восстание

против отца. Покинутый всеми, он принял яд. Однако яд не подействовал, так как

будучи человеком крайне подозрительным, боящимся заговоров и покушений, Митридат

приучил свой организм к различным ядам. Тогда он приказал своему слуге отрубить

ему голову. Но перед этим, чтобы врагам не достался его гарем, по

^ ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ

11

его приказу были убиты все наложницы и сестры, а сам он дал яд двум дочерям.

Так закончилось царствование царя-шпиона Митридата VI.

^ ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ

Екатерина Медичи - это целая эпоха французской истории. Племянница римского папы

Климента VTI, супруга короля Франции Генриха II (1533-1559), а затем фактическая

правительница при своих сыновьях Франциске II (1559-1560), Карле IX (1560-1574)

и Генрихе III (1574-1589). Жестокая, коварная и вероломная, организовавшая

знаменитую Варфоломеевскую ночь, она создала агентурную сеть не только в своей

стране, но и в Европе.

Одним из ее любимых детищ стал, как его впоследствии называли историки, "летучий

эскадрон любви", состоявший из двухсот фрейлин королевского двора, "разодетых

как богини, но доступных как простые смертные". Писатель и историк Анри Эстьен в

своей книге "Диалоги куртизанок былых времен. Прекрасные речи о жизни, деяниях и

поведении Екатерины Медичи", изданной еще в 1649 году, писал: "Чаще всего именно

с помощью своих девиц своей свиты она атаковала и побеждала своих самых грозных

противников. И за это ее прозвали "великой сводницей королевства".

Красивые и беззастенчивые девицы по указанию Екатерины Медичи запросто

вытягивали любые сведения из мужчин или оказывали на них нужное ей влияние. Их

жертвами становились короли и министры, иностранные дипломаты и полководцы,

прелаты, принцы и вельможи. Мемуарист Брантом, который был очень близок с

некоторыми из этих девиц, вспоминал: "Фрейлины были столь соблазнительны, что

могли зажечь огонь в ком угодно, опалив своей страстью большую часть мужчин при

дворе, а также всех, кто приближался к их огню. Никогда ни до, ни после постель

не играла на политической сцене такой важной роли".

Одной из самых красивых фрейлин "эскадрона" была дочь господина де Сурж и д'Иль

Руэ Луиза де Лаберодьер, которая при дворе больше была известна как красотка

Руэ. Ей и поручила Екатерина Медичи важное задание.

Для того, чтобы стать всемогущей, королеве требовалось привлечь на свою сторону

принцев из династии Бурбонов. Глава их семейства, один из вождей гугенотов

(протестантов) король Антуан Наваррский открыто высказывался против

вмешательства Екатерины в государственную политику и претендовал на регентство.

Королева решила сделать его союзником и эту задачу возложила на мадемуазель Руэ.

12

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

Пара ночей, проведенных с Руэ, сделали свое дело: Антуан, увидев ее плачущей,

растроганно спросил, в чем дело.

Девица с рыданиями объяснила, что она боится, что королева, узнав об их связи,

удалит ее от двора и куда-нибудь сошлет.

Галантный король, к тому же уже безумно влюбленный в Руэ, обещал похлопотать за

нее и действительно отправился к королеве.

Разговор между высочайшими особами состоялся серьезный и долгий и закончился

тем, что он предложил королеве "полностью распоряжаться королевством Наваррой",

а она в ответ на это назначила его Верховным главнокомандующим над всеми

войсками Французского королевства.

Антуан дал свое согласие занять этот пост, что означало, что он признает

главенство Екатерины и отказывается от притязаний на регентство. Это напугало

вождей протестантов, они с ужасом думали о том, что король Наваррский уйдет из

их партии. Вечерами он, не окончив ужина, вставал из-за стола:

- Господа, вы продолжайте, а меня ждут неотложные дела. Однако его союзники и

вассалы хорошо знали, какие дела его ждут.

Глава протестантов Кальвин писал в одном из своих писем: "Он весь во власти

Венеры. Матрона (Екатерина), которая очень искусна в этой игре, отыскала в своем

гареме девушку, которая смогла поймать в сети душу нашего человека".

Так оно и было. Антуан Наваррский пренебрег личным посланием Кальвина. Уже ничто

в мире не могло заставить его расстаться со своей возлюбленной.

Однажды Екатерина пригласила к себе мадемуазель Руэ и долго беседовала с ней.

Когда на следующую ночь Антуан явился к своей возлюбленной, он снова застал ее в

слезах. После его настойчивых расспросов она "призналась":

- Милый, моя любовь к тебе столь сильна, что я согласилась стать твоею,

несмотря на то, что я католичка, а ты протестант. Но так дальше продолжаться не

может. Наверное, нам с тобой придется расстаться. Но это убьет меня.

Вынести этого Антуан не мог. На следующий день, движимый страстью, он отрекся от

своей веры и примкнул к католикам.

Вскоре началась гражданская война. Король Наваррский сражался в рядах войск

католиков против своих бывших союзников. Как водилось в те времена, прекрасные

дамы часто сопровождали своих любимых в походах и сражениях. Руэ не была

исключением. 17 ноября 1562 года в битве под Руаном Антуан Наваррский получил

смертельное ранение и скончался на руках красавицы Руэ.

Между тем в рядах гугенотов у Екатерины Медичи имелись и другие серьезные

противники, и первый из них - лидер реформации принц Конде. В этой же битве

Конде командовал войсками протестантов. В одном из последовавшим за ней

сражением он попал в плен. Но так как вскоре был убит глава католического войска

Франсуа де Гиз и военное равновесие восстановилось, Екатерина Медичи предложила

Конде заключить мир. Начались переговоры. В те времена они происходили в

светской обстановке, с балами, приемами и даже совместной охотой. Помимо

советников и генералов Екатерина привлекла к переговорам свою "главную удар-

^ ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ

13

ную силу", самую красивую девицу "летучего эскадрона" мадемуазель Иза-бель де

Линей.

Нежная и обаятельная Изабель была "подставлена" Конде в первый же вечер.

Очарованный ею принц все свободное время проводил с нею, все меньше

интересовался условиями мирного договора и с каждой встречей становился все

более уступчивым. Кончилось дело тем, что Конде, не прислушавшись к мнению своих

советников, подписал договор, выгодный для Екатерины Медичи, а в ответ получил

желанную свободу и Изабель, вместе с которой отправился наслаждаться любовью в

свой замок.

Но на этом ставить точку было рано. Вскоре в замок к Изабель прибыла тайная

посланница Екатерины, передавшая новое, более сложное задание. Дело заключалось

в том, что за помощь, оказанную протестантам в гражданской войне, они подарили

Елизавете Английской город Гавр, который требовалось теперь вернуть французской

короне. Естественно, что по доброй воле Елизавета не собиралась возвращать этот

город Франции. Назревала война. Но хотя протестантские вожди уже жили в мире со

своей королевой, они отказались воевать против своей бывшей союзницы, а

Екатерина хотела вернуть Гавр руками протестантов.

Тут-то Изабель и проявила свою силу и влияние. Трудно сказать, что она говорила

по ночам принцу Конде, но вскоре он уже был готов идти воевать против англичан.

Роль Изабель отражена в письме сэра Томаса Смита, английского посла во Франции,

Государственному секретарю Сесилу: "Конде - это второй король Наваррский, он

увлекся женщинами и вскоре будет противником Богу, нам и самому себе".

Так оно и случилось. Через несколько недель принц Конде во главе войска появился

у стен Гавра, и его артиллерия открыла ураганный огонь по городу. Англичане были

вынуждены ретироваться.

Протестантов ошеломило поведение принца Конде. Тот же Кальвин прислал ему

письмо, полное упреков: "...Когда нам сказали, что вы занимаетесь любовью с

дамами, мы поняли, что это сильно вредит вашему положению и вашей репутации.

Добрые люди этим оскорблены, а хитрецы этим пользуются".

Однако на Конде это письмо не произвело впечатления. Поставленный перед выбором,

он остался верен Изабель, даже отказавшись от предложенного ему поста главы

протестантской партии.

Все было бы хорошо, но случился "форс-мажор" (что, собственно, не так уж редко

бывает при использовании женщин-агентов): Изабель по-настоящему влюбилась в

принца Конде и в 1564 году родила от него сына. Екатерина Медичи, запрещавшая

своим фрейлинам "приносить в подоле", была возмущена этим обстоятельством.

Пользуясь королевской властью, она арестовала Изабель и, несмотря на просьбы

Конде, сослала ее в монастырь. Но год спустя помиловала ее. И не без умысла.

К этому времени вожди гугенотов стали заигрывать с Конде, и он, тоскующий от

одиночества, склонялся к сотрудничеству с ними. Изабель прибыла вовремя. Начался

жестокий поединок между красавицей фрейлиной и вождями гугенотов, и мечущийся

между любовью и верой Конде соглашался то с одной, то с другой стороной.

И все же победила женщина. Однако на этот раз другая. Гугеноты сумели подобрать

для Конде невесту - ревностную протестантку, к тому же не уступавшую Изабель в

красоте. Конде влюбился в нее.

14

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

I

Мадемуазель де Линей вынуждена была проститься со своим слабохарактерным

возлюбленным и вернуться в Париж. Тосковала она недолго и вскоре утешилась,

благополучно сочетавшись браком с богатым итальянским банкиром Сципионом

Сардини.

^ ФРЕНСИС УОЛСИНГЕМ

(1532- ок. 1589)

Времена королевы Елизаветы и ее противоборства с Марией Стюарт - одни из самых

драматических в истории Англии. Именно к этому времени относится деятельность

Френсиса Уолсингема, которого называют создателем британской разведывательной

службы.

Собственно говоря, утверждение это спорное. В широком смысле создавала эту

службу сама королева Елизавета I во многом руками Уильяма Сесили, получившего

титул лорда Берли. В течение сорока лет он был фактически ее первым министром,

независимо от занимаемой им должности. И все это время он заправлял секретной

службой, которая до этого по указу Генриха VIII находилась в ведении Тайного

совета.

Его первым помощником по линии разведки был Николас Трокмор-тон, хитрый и

коварный, верный слуга Елизаветы. Он, как это было принято в те времена,

обязанности посла во Франции сочетал с функцией резидента. Именно он обратил

внимание на талантливого молодого человека Френсиса Уолсингема, приобщил его к

разведывательной работе и стал его наставником.

Френсис появился на свет в 1532 году в семье видного юриста. Он состоял в очень

отдаленном родстве с королевой Елизаветой, впрочем, почти все дворяне тех лет

были в какой-то степени родственниками.

Юность и молодость Френсиса ничем не примечательны. Он учился в Кембридже,

обучался в коллегии адвокатов, изучал право в Падуе, много практических знаний и

навыков получил, общаясь с образованными и умными флорентийцами и венецианцами.

Изучил труд Маккиавели "Князь", что, кстати, и явилось поводом для знакомства и

диспутов с другим поклонником и последователем Маккиавели Николасом Трок-

мортоном, английским послом в Париже.

В двадцативосьмилетнем возрасте Френсис вернулся в Англию и после нескольких лет

сельской жизни в 1568 году поступил на королевскую службу. Лорд Берли приметил

его, стал давать важные поручения разведывательного и контрразведывательного

характера. Поскольку "горячей" проблемой тогда были готовившиеся настоящие или

мнимые покушения на королеву Елизавету, это и стало главной заботой нового

сотрудника разведки.

С целью выявления возможных заговорщиков он начал с того, что договорился с

лорд-мэром Лондона о регистрации иностранцев и еженедельном составлении списков

лиц, снимающих помещения в столице.

В 1570-1572 годах Уолсингем был английским послом и резидентом в Париже. В

основном он руководил разведывательной сетью, созданной там лордом Берли и

Николасом Трокмортоном, но со временем создал

^ ФРЕНСИС УОЛСИНГЕМ

15

свою агентуру. Не брезговал никем, вербовал профессиональных преступников,

убийц, авантюристов, щедро расплачиваясь с ними. "Нет платы слишком высокой за

нужные и ценные сведения", - говорил он.

Уолсингем никогда не пользовался своими шпионами и сыщиками для расширения

личной власти. Он всецело был предан своей королеве, хотя иногда вступал в споры

с ней. Елизавета ценила его и называла своим "мавром" - может быть, за черный

цвет волос и смуглое лицо.

В 1572 году Берли занял пост лорда-канцлера. Он отозвал из Парижа Уолсингема,

который с 1573 года стал официальным главой английских спецслужб, хотя Берли

оставил общее руководство за собой.

Главными задачами разведки были предотвращение заговоров против Елизаветы и

выявление планов испанского короля Филиппа II и его союзников, в том числе по

подготовке и высадке десанта в Англии. Была и еще одна косвенная, но важная

задача - способствовать непрерывной войне против испанского судоходства. Ею

занимались английские корсары, "королевские пираты", которые, с одной стороны,

ослабляли Испанию, с другой - обогащали казну Елизаветы.

С этой целью Уолсингем завел агентуру во всех портах, куда могли заходить

испанские корабли. Об их маршрутах, грузах, времени выхода в море агенты

своевременно информировали Уолсингема, а тот - "королевских пиратов".

Среди агентов Уолсингема были, конечно, не только бандиты и авантюристы, но и

дворяне, монахи, адвокаты, студенты, купцы, священники. Кроме того, английская

разведка уже в те далекие времена широко использовала в качестве агентов

писателей, драматургов, актеров, журналистов, так сказать, "творческую

интеллигенцию".

Среди агентов Уолсингема были известные актеры и драматурги Энтони Мэнди, Мэтью

Ройстон, Уильям Фаулер, Кристофер Марло. Они оказали ему немалую помощь. В

частности, Энтони Мэнди, выдав себя за католика, проник в Английский колледж в

Риме, который готовил агентов-миссионеров для засылки в Англию. Вернувшись на

родину, он не только сообщил имена слушателей, но так же и участвовал в их

розыске и поимке.

Впервые в истории разведки Уолсингем создал техническую службу. Ее возглавил

Томас Фелиппес, блестящий специалист в области дешифровки, а также вскрытии

писем, подделке почерков и печатей. Эта служба создавала уникальные по тем

временам устройства для подслушивания, имела специалистов по проделыванию в

стенах незаметных отверстий, через которые велось подглядывание. Есть сведения,

что некий венецианский монах продал Уолсингему сделанный им для этой же цели

ш

16

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

т

перископ, но неизвестно, использовался ли он. Существовала даже школа

сотрудников наружного наблюдения, где их учили незаметно вести слежку, мгновенно

изменять свой облик. Для дезинформации противника использовал даже астрологов.

Годы, когда Уолсингем был руководителем спецслужб, отмечены непрерывными

войнами, перемириями, интригами, переговорами, в которых были замешаны и

перемешаны интересы Англии, Франции, Испании, Нидерландов. Ссоры и примирения с

королем Испании Филиппом II, королем Франции Генрихом III, вождями голландских

повстанцев, герцогом Альба осуществлялись с помощью дипломатии и разведки.

Пожалуй, никогда до этого она не была столь активна.

Но все внешние интересы спецслужб временно отошли на второй план, когда они

всерьез занялись разоблачением заговоров против Елизаветы. Еще в 1580 году Рим

объявил, что всякий, убивший Елизавету "с благочестивым намерением свершить

божье дело, не повинен в грехе и, напротив, заслуживает одобрения". Видимо, за

"божье дело" были обещаны и земные блага.

В 1582 году службой Уолсингема был задержан шпион нового испанского посла дона

Мендосы. При тщательном обыске в изъятом у него зеркальце за задней крышкой

обнаружили важные бумаги. Из них следовало, что иезуиты составили новый заговор

с целью убийства Елизаветы и возведения на престол Марии Стюарт. Заговор имел

кодовое название "английское дело".

Когда это "дело" стали раскручивать, то обнаружили, что Мария ведет переписку с

католическими державами через французского посла и членов его свиты. Агент

Уолсингема поступил на службу к послу и сумел выведать подробности заговора. В

результате сложного расследования с применением жестоких пыток Уолсингем узнал,

что душой заговора является испанский посол. Уолсингем предложил Мендосе в

течение пятнадцати дней покинуть Лондон.

Но в Англии продолжали зреть новые заговоры против Елизаветы. Поскольку их корни

находились за границей, Уолсингем направил туда много агентов,

"перекрестившихся" в католиков. Они проникали в центры заговорщиков. Иногда

честно информировали своего шефа, иногда же, вроде некоего доктора Парри, вели

двойную игру. Парри настолько увлекся своей ролью, что сам предложил своим

собеседникам организовать заговор. Те, конечно, донесли, и несчастному Парри в

1585 году отрубили голову.

Всякая спецслужба, обязанная охранять покой и безопасность властителя, нуждается

в двух вещах, деньгах и наличии заговорщиков, оправдывающем выплату этих денег.

Если настоящие заговорщики иссякают, можно выдумать новых и разоблачить их.

Таким, сфабрикованным, явился один из крупнейших заговоров против Елизаветы. При

этом Берли и Уолсингем решили вовлечь в заговор и саму Марию Стюарт.

История и интрига этого заговора слишком сложна и требует отдельного рассказа.

Тем более что о судьбе несчастной шотландской королевы создано множество

прекрасных драматургических и литературных произведений; достаточно упомянуть

среди их авторов Фридриха Шиллера и Стефана Цвейга.

^ ФРЕНСИС УОЛСИНГЕМ

17

.

Мы лишь подчеркнем еще раз, что фактически инициаторами этого заговора были лорд

Берли и Френсис Уолсингем, подчиненный которого Томас Фелиппес, как считают

многие исследователи, и написал роковые письма, приведшие на плаху главного

заговорщика Бабингтона, а затем и королеву Марию Стюарт. 8 февраля 1587 года она

была казнена. Чтобы устраниться от ответственности, от участия в принятии

решения о казни, Уолтингем сказался тяжело больным.

Дела шли своим чередом. В июле 1586 года Уолсингем получил донесение от

английского посла в Париже Стаффорда о создании в Испании мощного флота -

"Непобедимой армады", который и доставит в Англию многотысячную армию. В этой

ситуации забавно то, что сам Стаффорд был уже завербован испанцами и получал от

них круглые суммы. Это обстоятельство не ускользнуло от внимания Уолсингема, и

он установил за послом наблюдение, которое вел некий Роджерс. Он выяснил, что

Стаффорд подкуплен вождями католиков и показывает им поступающие из Лондона

письма. Уолсингем, узнав об этом, не отстранил Стаффорда, а пошел на хитрость:

он начал направлять ему дезинформацию.

Одновременно Уолсингем стал создавать во Франции агентурную сеть, независимую от

той, которую, видимо, уже успел предать Стаффорд. Теперь основное внимание

британской разведки было обращено на выявление планов испанского короля и его

союзников.

Сам Уолсингем составил документ, который мы теперь назвали бы "план

мероприятий", а тогда он назывался "Заговор для получения информации по

Испании". План предусматривал перехват писем французского посла в Испании,

получение сведений об Испании из портовых городов, засылку агентов разных

национальностей на испанское побережье и другие меры, в том числе создание

наблюдательного поста в Кракове (!) для ознакомления с отчетами об испанских

делах, которые поступали из Ватикана.

Все агенты Уолсингема, где бы они ни находились, получили задание выведывать

замыслы испанцев.

В Венеции Стивен Пол внимательно выслушивал разговоры сведущих лиц и доносил

всё, что касалось Испании.

Фландрский купец Вэйхенхерде, постоянно передвигаясь по оккупированной испанцами

части Южных Нидерландов, был в курсе многих вопросов, касавшихся испанской

армии, осаждавшей город Слейс, который мог стать плацдармом для подготовки

испанского десанта.

Английский купец Роджер Боуденхел, торговавший с Испанией и несколько лет живший

в Севилье, имел много друзей среди испанских купцов и моряков и тоже добывал

полезную информацию.

Лучшим из агентов Уолсингема, занимавшихся Испанией, был Энтони Стэнден (под

кличкой Помпео Пеллегрини). Он сумел стать другом Джованни Фильяцци, тосканского

посла в Испании, и был в хороших отношениях с правительством Тосканы. Стэнден

отправил в Испанию некоего Флеминга. Тот оказался очень ценным агентом, ибо его

родной брат состоял на службе у маркиза Санта-Крус, адмирала испанского флота.

Флеминг посылал свои донесения через тосканского посла Фильяцци, от которого они

попадали к Стэндену, а от последнего к Уолсингему.

Сведения Флеминга были настолько точными, что Уолсингем в марте 1587 года

представил королеве копию доклада Санта-Круса своему ко-

18

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ролю (это был подробнейший отчет об армаде и ее кораблях, снаряжении,

вооруженных силах и запасах). Из другого доклада Стэндена в июне того же года

вытекало, что армада не сможет выступить в поход в 1587 году, что давало

англичанам время для неспешной и тщательной подготовки.

Одновременно с агентурной работой по выявлению планов Филиппа II, Уолсингем

проводил и то, что теперь называют "активными мероприятиями". Вот лишь несколько

примеров. Генуэзских банкиров склонили к тому, чтобы они воздержались от

предоставления займа Филиппу II, что значительно затруднило формирование флота.

В начале 1587 года англичанин Ричард Гибс, выдававший себя за католика, сообщил

испанцам заведомо ложные сведения о Темзе: она, мол, слишком мелка для испанских

кораблей.

Наконец, когда армада уже должна была двигаться к берегам Англии, Уолсингем,

чтобы помешать вербовке английских и ирландских католиков в испанские войска,

организовал распространение по всей Англии и Ирландии "предсказаний" своего

астролога Джона Ли, согласно которым должны начаться страшные бури, которые

рассеют вражеский флот и погубят всех, находящихся на кораблях.

24 мая 1588 года армада отплыла от испанских берегов, взяв курс на Англию.

Буквально накануне внезапно умер адмирал Санта-Крус. Он был заменен герцогом

Медина-Сидония, полным невеждой в морском деле. Путь армады прослеживался

агентами Уолтингема почти на всем протяжении Атлантического побережья, вдоль

которого она двигалась. Английские капитаны знали время прибытия неприятеля,

слабые стороны испанских галионов. В конце июля "Непобедимая армада" была

полностью разбита и рассеяна английским флотом.

Вскоре после разгрома "Непобедимой армады" Френсис Уолсингем, выполнив главное

дело своей жизни, умер.

^ ДЖОН ТЕРЛО

(XVII век)

В истории Англии был короткий период, когда страна была республикой.

В начале XVII века сложилась классическая ситуация - когда "верхи не могли

управлять по-новому, а народ жить по-старому". Новое дворянство вошло в союз с

буржуазией против старого, враждовали англиканская церковь и пуритане,

усиливалась враждебность с Шотландией, вылившаяся в войну, которую в 1639 году

проиграл Карл I. В 1640 году был созван так называемый "долгий парламент" (1640-

1653) и произошла революция. Ее возглавил Оливер Кромвель, выступивший

защитником интересов нового дворянства и буржуазии. История его войн и побед

интересна сама по себе, но мы коснемся только деятельности его спецслужб.

Кромвель был мудрым правителем и полагал, что в эпоху внутренних и внешних войн,

междоусобицы и заговоров гораздо выгоднее платить своей спецслужбе, нежели

пожинать плоды незнания замыслов врагов.

^ ДЖОН ТЕРЛО

19


,

Спустя десять лет после смерти Кромвеля, вспоминал разведчик и мемуарист Пепис,

"14 февраля 1668 года министр Моррис заявил в парламенте, когда речь шла о

разведке, что ему ассигновано только семьсот фунтов стерлингов на весь год,

тогда как Кромвель отпускал для этой цели семьдесят тысяч фунтов стерлингов в

год; это было подтверждено полковником Бер-чем, заявившим, что благодаря этому

Кромвель носил тайны всех монархов Европы в своем кармане. Парламент вернулся к

обсуждению вопроса о секретной службе через три дня, и скудная сумма, отпущенная

Моррису на разведку, была увеличена на пятьдесят фунтов стерлингов".

Но, конечно, этими семьюдесятью тысячами надо было умело распоряжаться, чем и

занимался "скромный адвокат из Эссекса" Джон Терло, которого Кромвель сделал

министром. Фактически он сосредоточил в своих руках портфели всего кабинета, а

сверх того был главой полиции и секретной службы. Этот человек обладал

незаурядной бдительностью и неистощимой изобретательностью.

После победы английского адмирала Блэйка над испанцами внешние враги уже меньше

угрожали режиму Кромвеля. Но роялисты перешли от открытой вооруженной борьбы к

тайным политическим заговорам. Однако они тщетно пытались прорваться через

непроходимую стену, которую составили многочисленные агенты Терло и военная

полиция.

Шпионы Терло были повсюду. Многие из них были доверенными свергнутого короля

Карла Стюарта, поэтому министру немедленно и дословно сообщалось о заговорах,

постоянно организовывавшихся в Брюсселе, Кельне, Гааге, Париже и Мадриде. И хотя

кабинеты Франции и Испании заседали за плотно закрытыми дверями, уже через

несколько дней Терло читал отчет о том, что говорилось на этих тайных совещаниях

и какие там были приняты решения.

Посол Венеции в Лондоне Сагредо докладывал Совету Десяти: "Нет правительства на

земле, которое скрывало бы свои дела больше, чем английское, или было бы точнее

осведомлено о делах других правительств".

Среди агентов Терло были обедневшие роялисты, эмигрировавшие военные, ученые,

молодые распутники, преследуемые правосудием и даже приговоренные к смертной

казни, но получившие отсрочку по распоряжению "свыше", писатели. Он использовал

всех, кого можно, причем многие даже не знали, что служат ему.

На Терло работал знаменитый дешифровалыцик доктор Джон Уоллис Оксфордский.

Служба Терло перехватывала письма с таким постоянством, словно почта роялистов

предназначалась именно его ведомству. Но обычный просмотр почты без участия

Уоллиса был бы не более чем рутинной цензурой. Уоллис же умел расшифровывать

любой код или шифр, известный конспираторам той эпохи.

20

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

Жизни Кромвеля постоянно грозила опасность. В 1654 году находившийся в Испании

король объявил, что дарует дворянство и пятьсот фунтов стерлингов любому, кто

убьет "интригана, называемого Оливером Кромвелем". Агенты Терло обезвредили

гнезда заговорщиков во многих городах. Кромвель приказал разделить Англию на

одиннадцать округов, во главе каждого был поставлен генерал-майор с приданными

ему войсками и полицией. Это сберегло жизнь Кромвеля, но делу управления

государством нисколько не помогло, и через два года эта мера была отменена.

Попытки покушения на жизнь Кромвеля были неоднократными, но все они пресекались

полицией: ему прислали корзину "с продуктами", которая должна была взорваться;

контрразведчики обнаружили сэра Джона Пакингтона, провозившего боеприпасы под

видом вина и мыла; некий Панраддок поднял восстание в Уилтшире, но правительство

узнало об этом заранее и легко подавило, и т.д.

Роялисты создали тайное общество под названием "Припечатанный узел". Оно

потребовало большого внимания Терло. За обществом установили наблюдение, но

захватить заговорщиков не удалось. Один из агентов сумел проследить за курьером

этой организации, и он привел его в Кёльн, где обнаружили короля с

телохранителем. При попытке захвата король бежал в Мадрид, где его укрыли, а

Кромвель объявил Испании войну.

После смерти Кромвеля его преемник Ричард Кромвель оставил Джона Терло своим

министром. После реставрации Терло отказался служить Карлу II, хотя тот нуждался

в его услугах. Король высоко ценил способности Терло, ибо никто не сделал так

много, чтобы расстроить бесчисленные козни его сторонников, эмигрантов-

роялистов. Отказавшись, Терло навсегда ушел от политических дел.

^ ЖОЗЕФ ФУШЕ, ГЕРЦОГ ОТРАНТСКИЙ

(1759-1820)

Наполеон не начинал ни одной крупной кампании, не располагая, по возможности,

наиболее полными сведениями о противнике: его армии, экономическом и людском

потенциале, ведущих полководцах и государственных деятелях. Тем не менее

постоянной разведывательной службы он не имел. Разведка, как правило, находилась

в ведении министра полиции. Наряду с борьбой с врагом внутренним, он занимался

борьбой и с врагом внешним. Это вполне объяснимо, так как долгое время главными

противниками Бонапарта были якобинцы и эмигранты-роялисты. Именно они устраивали

заговоры и покушения. Можно провести некоторую аналогию с послереволюционным

периодом в нашей стране, когда главные усилия разведки и контрразведки

фокусировались на борьбе с белогвардейской эмиграцией. Даже термин "белый

террор" был заимствован у французов. Как видно, это удел каждой крупной

революции.

Первым (а впоследствии и последним) министром полиции Наполеона был Жозеф Фуше,

герцог Отрантский. Это сложная и противоречивая фигура, двуличный негодяй и

предатель. Предав якобинцев, он переметнулся к Наполеону, затем плел заговоры

против него, сам разоблачал их,

^ ЖОЗЕФ ФУШЕ, ГЕРЦОГ ОТРАНТСКИЙ

21

перешел на службу к Бурбонам, организовал заговор против них, во время "ста

дней" поддержал Наполеона, предал его, снова перешел к Бурбонам... Удивительно,

как Наполеон терпел возле себя такую фигуру. Правда, какое-то время, именно как

разведчик и контрразведчик, Фуше приносил пользу Наполеону, борясь с заговорами

якобинцев и роялистских эмигрантов. В своем циркуляре от 6 фримера (27 ноября

1799 года) он предал проклятию эмигрантов, которых отечество "навеки извергает

из своего лона".

А заговоры и покушения, как настоящие, так и мнимые, не были плодом его

фантазии.

24 декабря (3 нивоза) 1800 года,

когда Наполеон ехал в карете в Оперу, один из роялистов по имени Сен-Режан,

попытался убить его, взорвав бочонок с порохом, спрятанным в тележке. При этом

на улице Сен-Юмсез было убито четыре и около шестидесяти человек ранено. Первый

консул остался невредим. Обнаружился целый ряд обстоятельств, доказывающих, что

покушение было делом рук роялистов, действующих из-за рубежа, но Бонапарт всю

вину свалил на республиканцев и подверг их жестоким репрессиям. Несколько жен и

вдов республиканцев, в том числе вдовы Марата и Бабефа, были без суда заключены

в тюрьму.

Фуше подхватил "идею" Наполеона о расправе над республиканцами и якобинцами.

Пять человек были преданы военному суду по обвинению в принадлежности к

воображаемому заговору, организованному, в действительности, полицией, и

расстреляны. Еще четыре обезглавлены позже. Несколько сот республиканцев было

сослано в Гвиану, откуда впоследствии вернулись лишь единицы.

Полиция, разведка и контрразведка Фуше действовали повсеместно. Они проникли и в

армию, где тоже существовали антинаполеоновские настроения.

Прославленный республиканский генерал Моро не участвовал в заговорах, это

подтверждала Фуше крутившаяся вокруг генерала агентура, но сам факт, что этот

генерал, выйдя в отставку, был независим, являлся протестом против диктатора.

Главнокомандующий западной армией генерал Бернадотт не скрывал своего

недовольства. Агентам Фуше не удалось установить, участвовал ли он в подготовке

заговора, но на всякий случай начальник его штаба Симен и адъютант Марбо были

арестованы.

Известно еще несколько заговоров, раскрытых Фуше. Они имели целью покончить с

первым консулом путем убийства или насильно навязанной ему дуэли. Важнейшим из

них был заговор, в котором приняли участие генералы Донадье и Дельма, полковник

Фурнье и другие офицеры. Дельма спасся, а остальные были арестованы.

22

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ЖОЗЕФ ФУШЕ, ГЕРЦОГ ОТРАНТСКИЙ

23

Бонапарт старался скрыть от общества все эти заговоры (о них стало известно лишь

позднее) Поступал он так для того, чтобы и Франция и Европа считали, что народ

полностью и безусловно одобряет политику гениального человека, прокладывающего

себе путь к престолу.

В 1800-1801 году повсеместно действовали чрезвычайные трибуналы для борьбы с

роялистами и республиканской оппозицией

Однако активность роялистов-эмигрантов, подогреваемая стремлением Англии убрать

Наполеона, нисколько не уменьшалась.

Весной 1800 года полиция Фуше вскрыла заговор шуанов (вооруженных сторонников

Бурбонов), предполагавших напасть на конвой, сопровождавший Наполеона по пути из

Парижа в Мальмезон, и похитить первого консула.

Фуше заслал двух агентов к вождю шуанов Кадудалю, чтобы отравить его. Но

Кадудаль оказался весьма проницательным и без труда разоблачил агентов Обоих

повесили на деревьях в назидание другим. Сам Кадудаль почувствовал опасность и

бежал в Англию, где продолжал организовывать антинаполеоновские заговоры

Примерно в то же время до Франции дошло известие об убийстве в Петербурге

императора Павла I, стремившегося наладить добрые отношения с Францией. Полагая,

что движущая сила заговора находится в Лондоне, Наполеон заявил1 "Англичане

промахнулись по мне в Париже 3 нивоза, но они не промахнулись в Петербурге!" Он

дал указание Фуше усилить работу против англичан и против роялистов,

находившихся в эмиграции Фуше охотно выполнил это поручение Наполеона.

Чтобы не возвращаться больше к этому вопросу, заметим, что агентурой Фуше было

пронизано все французское общество, вся Франция. Его агенты находились при всех

европейских дворах, во всех эмигрантских центрах.

Бороться с английскими спецслужбами было непросто, прежде всего потому, что они

были прекрасно организованы и располагали большими денегами. У

высокопоставленных деятелей наполеоновского режима можно было легко покупать

жизненно важные сведения. Иногда англичан подводила их вера во всемогущество

денег. Полномочный министр Дрэйк, аккредитованный при баварском дворе в Мюнхене,

подкупил директора баварской почты, обеспечив себе доступ ко всей французской

корреспонденции. И все же он скомпрометировал себя, вздумав воспользоваться

услугами человека, оказавшегося агентом Фуше Дрэйк хорошо платил ему за

информацию, оказавшуюся ложной, в то время как упомянутый агент выудил у самого

Дрэйка важные конфиденциальные документы, которые Наполеон не замедлил

опубликовать

У Англии была целая армия наемных шпионов, и со всех концов европейского

континента в Лондон рекой лилась информация Английские агенты прибегали к самым

разнообразным уловкам для пересылки сведений. Полиция Фуке перехватила и

расшифровала письмо, написанное сплошь нотными значками и по внешнему виду

выглядевшее как невинный музыкальный этюд.

Английская разведка использовала различные способы шифровки. В архивах хранится

секретный доклад министра полиции Фуше Наполеону, в котором сообщается, что по

сведениям полиции специальные тер-


мины, заимствованные из области музыки и ботаники, английской секретной службой

больше не будут употребляться; впредь же в постоянных кодах она будет

пользоваться терминами из области часового мастерства, хозяйственного

обслуживания и кулинарии.

Особенно усердствовала английская разведка в годы континентальной блокады. К

этому времени уже действовала тайная система транспорта и связи, беспрецедентная

по своему объему, сложности и рискованности. Сообщение с Англией еще со времен

революции и директории являлось преступлением, которое вплоть до 1814 года

военный трибунал карал беспощадно Вместе с тем оно стало выгодным промыслом для

жителей приграничных районов, рыбаков, матросов, контрабандистов. Дело было

поставлено на широкую ногу- Английским и роялистским агентам удалось подкупить

муниципалитет Булони, который стал выдавать фальшивые паспорта. Об этом доложили

Фуше. Разгневанный министр полиции направил в Булонь агента Манго, которого он

называл своим "громаднейшим бульдогом"; и тот вскоре разоблачил и ликвидировал

это "предприятие".

Однако вернемся к антинаполеоновским заговорам, раскрытым Фуше

Наиболее агрессивно настроенные эмигранты группировались в Англии вокруг графа

д'Артуа, герцога Беррийского и принца Конде. Граф Карл Филипп д'Артуа был братом

Людовика XVI и Людовика XVIII. После революции он вместе с другими французскими

эмигрантами и уцелевшими вождями вандейского восстания и шуанской войны нашел

приют в Англии, где занялся активной антинаполеоновской деятельностью.

Впоследствии он станет французским королем Карлом X. Герцог Шарль Фердинанд

Беррийский был его вторым сыном. Принц Луи Жо-зеф Конде также принадлежал к

свергнутому дому Бурбонов, впоследствии он возглавит армию эмигрантов,

вторгнувшуюся вместе с союзниками во Францию

Их поддерживал старый республиканский генерал Пишегрю, прославившийся своими

победами в Голландии еще в 1795 году и перешедший на роялистские позиции. Он был

выслан в колонии и бежал оттуда в Англию.

Заговорщики стремились привлечь к заговору отставного генерала Моро,

единственного соперника Наполеона по военной славе. С этой целью они

намеревались примирить враждовавших между собой Моро и Пишегрю. Моро согласился

помириться, но от участия в заговоре отказался.

Несмотря на это в начале 1803 года Кадудаль и его друзья предложили графу

д'Артуа план нового покушения на Наполеона. В случае удачи к власти должны были

прийти генералы Моро и Пишегрю. Позднее для руководства роялистами во Францию

должны были прибыть граф д'Артуа или герцог Беррийский.

Весь этот заговор был составлен по наущению агента Фуше некоего Mere де Латуша.

Одной из целей Фуше было погубить генерала Моро, представив его лидером

заговорщиков. Он стремился также заманить в ловушку бурбонских принцев.

30 августа 1803 года Жорж Кадудаль и несколько шуанских вождей тайно прибыли в

Париж. Сначала они намеревались поднять при содей-

24

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

ЖОЗЕФ ФУШЕ, ГЕРЦОГ ОТРАНТСКИЙ

25

ствии Моро военный мятеж в столице. Убедившись, что осуществить этот план

невозможно, решили напасть на первого консула на улице с отрядом, равным

количественно его свите, с целью убить или похитить его. В случае удачи

покушения граф д'Артуа и герцог Беррийский должны были высадшься во Франции.

Излишне говорить, что вся эта операция проводилась под контролем консульской

полиции, и Фуше знал о каждом шаге заговорщиков. Полиция до времени не мешала

развитию заговора, желая захватить Моро и принцев "с поличным".

Кадудаль, самый осторожный из заговорщиков, ни одной ночи не провел дважды в

одном доме. Охота за ним длилась несколько месяцев. С разрешения Наполеона Фуше

сформировал подвижные колонны, которые прочесывали районы, где мог скрываться

Кадудаль.

Министерство полиции к тому времени уже имело картотеку, содержащую более тысячи

досье на особенно опасных роялистов. Она носила название "шуанская география".

Хотя тот факт, что о заговоре было известно полиции, содержался в глубокой

тайне, Фуше все же приказал арестовать и допросить нескольких шуанов,

участвующих в заговоре. Один из них, Буве де Лозье, показал, что во Францию

приехал Пишегрю и 28 января 1804 года состоялась встреча Моро, Пишегрю и

Кадудаля. Моро, хотя и сочувствовал заговорщикам, отказался помогать им, и

собеседники расстались, не придя к соглашению.

Еще один арестованный шуан сообщил адреса конспиративных квартир, используемых

вождями заговора. На одной из них задержали слугу Кадудаля. На допросе под

пыткой он выдал адреса, где мог скрываться Кадудаль. В результате его удалось

схватить. Вслед за ним арестовали и Пишегрю.

Хотя показания задержанных обеляли Моро, Бонапарт велел арестовать и его, как

сообщника убийц-шуанов. Газеты поливали генерала грязью.

Узнав о провале заговора, ни граф д'Артуа, ни герцог Беррийский не высадились во

Франции.

Заговорщики были преданы суду. Кадудаля приговорили к смертной казни и

гильотинировали. Пишегрю до суда удавился (или его удавили) в тюремной камере.

Многие из современников утверждали, что его смерть была делом рук Бонапарта,

опасавшегося впечатления, которое могла произвести публичная защита обвиняемого

в предстоящем процессе.

Местью Наполеона заговорщикам стал и расстрел герцога Энгиенс-кого, но поскольку

хитрый Фуше сумел "самоустраниться" от этой грязной операции, мы об этом эпизоде

расскажем в другом очерке.

Из действительных или мнимых участников заговора в живых оставался один генерал

Моро. Бонапарт не хотел, чтобы суд над ним выглядел как месть его старому

сопернику, и отказался передать дела в военный трибунал. В результате его судил

трибунал по уголовным делам. Учитывая смягчающие вину обстоятельства, Моро был

приговорен к двухлетнему тюремному заключению, которое Наполеон заменил

изгнанием. Он уехал в США, а в 1813 году вернулся в Европу.

Генерал Жан Виктор Моро присоединился к русской армии. 27 августа 1813 года, к

концу битвы под Дрезденом, ядро, упавшее посреди главного штаба импертора

Александра, раздробило Моро оба колена. Уми-

рая и проклиная себя, он воскликнул: "Как! Мне, мне, Моро, умереть среди врагов

Франции от французского ядра?!"

Раскрытие и ликвидация заговора подняли авторитет Фуше в глазах Наполеона. В

отсутствие императора он иногда фактически правил страной.

Он продолжал руководить полицией и разведкой, ведал агентурой и проводил то, что

в разведке называют "активными мероприятиями". Например, во время кампании 1807

года, с целью столкнуть венгерское население с австрийцами, распространил среди

венгров газеты, доказывавшие, что Австрия и Англия обманывают их.

Еще со времени Эрфуртского конгресса 1808 года Фуше вместе с Та-лейраном втайне

строили козни против императора. Эту игру они начинали всякий раз, когда им

казалось, что жизнь или судьба императора находится в опасности. Они принимались

изыскивать средства, чтобы самим заменить его или заменить другим лицом, или, в

случае надобности, устранить его, ускорив его гибель, чтобы успеть самим

спастись при крушении империи. Один из таких заговоров они устроили, когда

Наполеон отправился в Испанию в 1808 году. Они организовали за кулисами новое

правительство, во главе которого должны были стоять оба, а Мю-рат лишь формально

представлял бы власть.

Меттерних узнал об этом заговоре и сообщил о нем своему правительству, а

Наполеону были переданы перехваченные письма. Разгневанный, он вернулся в Париж,

но в результате... простил заговорщиков. Однако его терпению пришел конец, и

Наполеон все же сместил с поста министра полиции такого изобретательного,

ловкого и отлично осведомленного человека, как Фуше. В 1810 году он решил

заменить его на туповатого, но исполнительного генерала Рене Савари, герцога

Ровиго.

Смена министров не обошлась без скандала, о котором мы расскажем в очерке о

Савари, и завершилась письмом Наполеона в адрес Фуше:

"Господин герцог Отрантский, ваши услуги больше не могут быть угодны мне. Вы

должны в течение 24 часов отбыть к месту вашего нового назначения".

Новому министру полиции было поручено проконтролировать, чтобы Фуше немедленно

покинул страну.

Но карьера Фуше на этом не завершилась. С падением Наполеона Фуше вернулся в

политику. Власть Бурбонов угрожала его положению. Чтобы успешнее обороняться,

он, как и другие политики, начал нападать на правительство. Когда ему не удалось

пройти в палату пэров, а король Людовик XVIII не пожелал иметь с ним дело и

назначить министром, он стал во главе заговора, целью которого был

насильственный переворот в пользу герцога Орлеанского (Фуше был против призвания

Наполеона). Осуществление заговора совпало со "Ста днями" Наполеона. Когда

император победил, Фуше объявил себя его приверженцем. Он сделал вид, что его

заговор был в пользу Наполеона, и тот вновь назначил Фуше министром полиции.

Наполеон оставил его при себе скорее всего для того, чтобы лучше следить за ним,

но тем самым "поселил змею под своей подушкой"!

При отречении Наполеон, объявив императором своего сына Наполеона II, передал

власть временному правительству во главе с Фуше, всячески старавшимся добиться

согласия французов на возвращение Бурбонов.

26

^ 100 ВЕЛИКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

РЕНЕ САВАРИ, ГЕРЦОГ РОВИГО

27

После реставрации Фуше всеми способами стремился показать свою приверженность

королю Людовику XVIII Он принялся с усердием преследовать бывших сторонников

Наполеона По своей инициативе опубликовал список пятидесяти семи опальных

деятелей, подлежавших розыску

При формировании нового правительства 6 июля 1815 года Людовик XVIII назначил

Фуше министром полиции Было создано так называемое "министерство Талейрана -

Фуше"

8 июля того же года Людовик XVIII въехал в Париж "во главе англичан и пруссаков,

имея по одну сторону преступление, а по другую порок" Так французский историк,

писатель и государственный деятель Шатобриан характеризовал Фуше и Талейрана

Роялисты были возмущены тем обстоятельством, что в совете министров заседает

"цареубийца" Фуше Многочисленные протесты заставили короля уже через пару

месяцев отказаться от этого назначения Фуше был отрешен от должности и 19

сентября направлен в "почетную ссылку" - посланником при дрезденском дворе

Его дальнейшая жизнь ничем не примечательна Меттерних преследовал его, и в

условиях господства "Священного союза" никаких перспектив на возобновление

карьеры у Фуше не было Он писал мемуары, но так и не закончил их 26 декабря 1820

года на шестьдесят втором году жизни он скончался в Триесте

^ РЕНЕ САВАРИ, ГЕРЦОГ РОВИГО

(XIX век)

Генерал Рене Савари, адъютант Наполеона, был отважным воином, преданным Франции

и своему императору За заслуги и подвиги он получил титул герцога Ровиго (став

правителем этого крошечного герцогства в Италии) и, помимо жалования, как

кавалер ордена Почетного легиона, ежегодную "пенсию" в размере ста шестидесяти

двух тысяч франков (одну из самых больших в стране)

Савари был исполнительным, может быть даже несколько туповатым выходцем из

военной среды, не обладавшим ни изворотливостью Фуше, ни хитростью Талейрана Тем

не менее Наполеон ценил его и давал ему серьезные поручения, не только военного

характера

Савари был искусным царедворцем и начальником императорской жандармерии

Некоторое время он руководил формально не существовавшей секретной службой

Наполеона Именно он отыскал и завербовал талантливого разведчика Шульмейстера

(см очерк о нем) Тот проявил свои способности еще во время кампании 1805 года,

внеся немалый вклад в победу Наполеона над русско-австрийскими войсками Его

действиями непосредственно руководил Савари, которому заслуженно принадлежит





Скачать 9,67 Mb.
оставить комментарий
страница1/38
Дата29.09.2011
Размер9,67 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх