Курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей 030504 icon

Курс лекций для студентов 1 курса всех форм обучения специальностей 030504


Смотрите также:
Курс лекций по химии для студентов i-го курса железнодорожных специальностей всех форм обучения...
Курс лекций по отечественной истории для студентов заочной формы обучения...
Курс лекций для студентов специальностей 060800, 060500 всех форм обучения Бийск...
Концепция и анализ денежных потоков курс лекций для студентов экономических специальностей...
Курс лекций предназначен для студентов всех форм обучения по специальности 092108, 092...
Курс лекций для студентов всех форм обучения Махачкала 2008...
Методические указания к лабораторной работе №76 по физике для студентов всех специальностей и...
Методические рекомендации по выполнению лабораторных работ для студентов всех форм обучения всех...
Методические указания к изучению курса «Политология» для студентов всех специальностей и всех...
Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей и всех форм обучения www...
Методические указания по выполнению лабораторной работы №7 для студентов 1-го курса дневной и...
Программа, методические указания и контрольные задания для студентов всех специальностей и форм...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
^

1.2.2. Город как конструкт цивилизации


По данным археологов, первые города появились около 3 500 лет до нашей эры. Если принять во внимание, что современный человек появился около 40 000 лет назад, то в городах люди живут меньше 10% времени своей истории.

Гедеон Шоберг (1960) называет три причины появления городов: благоприятная экологическая база, новые технологии в сельскохозяйственной и несельскохозяйственной сферах, сложная социальная организация и высокоразвитая структура власти.

В числе «технологических» причин появление первых городов — революция в сельском хозяйстве, которая позволила иметь значительный излишек сельскохозяйственной продукции (появились высокоурожайное и хорошо сохраняющееся зерно и домашние животные), а также появление средств транспорта и форм социальной организации, позволяющих организовать жизнь большого числа людей.

^ Черты первых городов: постоянное население с высокой плотностью жилья; большое число людей, занимающихся сельским хозяйством; высокие налоги и аккумуляция капитала; монументальные общественные сооружения; правящий класс; письменность; использование точных наук; торговля; расселение не по признакам родственных отношений.

В первых городах Месопотамии жило от 8 до 25 тыс. человек. Маленькие по своим меркам, они были огромны по сравнению с деревнями. Города Месопотамии имели сходные организационные и экологические черты: управление царем; однотипность материальной культуры (возделывание ячменя и пшеницы, бронзовая металлургия, использование тягловых волов и т. д.); пространственная структура (дворец в центре, знатные люди, купцы вокруг дворца, дальше ремесленники и служилые, у городских стен беднота, за городскими стенами — крестьяне). Все эти города были весьма уязвимы от эпидемий, неурожаев, войн. В то же время, именно древнейшие города Месопотамии и Египта позволяли оседлому населению противостоять нападкам кочевников, а также создать образцы высокой культуры утилитарной и гуманистической направленности.

Города древности, по данным археологических исследований, имели системы канализации, городского благоустройства, включая специальным образом организованные пространства перед дворцами и храмами.

В древней Греции искусство градостроения приобретает особую роль (с именем Гипподама связывают первые прямоугольные регулярные планы городов). Греческие города-государства имеют сильно повторяющуюся структуру. В центре города на возвышении находился Акрополь. У подножия священной части города строились жилые кварталы и агора (торговая площадь). Город был защищен стенами по всему периметру. Разрушение греческих городов в ходе греко-персидских войн привело к перестройке их на основе регулярных планов. Население большинства городов не превосходило, по мнению историков, 50 тысяч человек.

^ Города древности и раннего средневековья выполняли, прежде всего, функцию политико-административного управления. Эта функция реализовывалась в разных историко-географических формах; наиболее известными являются: древневосточная деспотия и античный полис.

^ Теория восточного деспотизма. Город-крепость примитивных деспотий, названный так его исследователем К. Бюхером, является древнейшим типом известных нам городов. Этот город есть не что иное, как военная резиденция деспотического главы племени – его жилище, а также орудие защиты и господства. Процесс урбанизации протекал по общему правилу: сколько деспотов, столько и городов. Но древнейшие восточные защищённые поселения можно назвать городом достаточно условно. Они представляли собой обширное пространство, обнесённое стеной, в границах которого имеется резиденция деспота, обнесённая новой стеной. На территории всего защищённого пространства растут разбросанные группы дворцов вельмож и домов с усадьбами, пашнями, финиковыми садами. Размеры их поистине колоссальны. По Геродоту, например, Вавилон имел в окружности 480 стадий, т.е. 88 километров, а по рассказу Аристотеля, когда Вавилон был взят, то часть его населения узнала о том только через три дня. Однако эти города не имели ничего общего с нашими современными городами-гигантами. Они представляли собой, в сущности, целые простейшие государства, обнесенные стенами, и были своеобразным сочетанием города и деревни. То же самое представляли собой «города» древнеиндийских общин, вроде Калькутты, являвшие собой группы деревень, имеющих в «городе» общее пастбище, или же обнесенные стенами «города» Средней Азии с их пашнями и обширными загонами для скота, которые служили местом спасения и питания людей в случаях неприятельской осады. Самое впечатляющее «ограждение» древности – Великая китайская стена. Все культурные достижения этих центров были, прежде всего, подчинены укреплению деспотического правления. Социальная структура таких «городов» была достаточно однородна, точнее, социальные различия (кроме властного) были несущественны. Управление осуществлялось в основном силовыми методами. По мере усложнения жизнедеятельности и управления появляется письменность и зачатки законодательства.

^ Античный город-государство. Вторым, по времени возникновения, основным типом городского строя является, несомненно, “город-государство” античного мира (по-древнегречески ροιίν, по латыни “civitas” по-немецки Stadtstaat, по-английски citystate). Он был, прежде всего, военно-административным, политическим и юридическим центром. Города античности, являясь экономическим паразитом окружающей сельской местности, занимаются преимущественно войной и политикой, решая за «деревню» все вопросы, не спрашивая и не считаясь с нею. Доминирование управленческой функции накладывало отпечаток на жизнь и духовную атмосферу города-государства. Города античности можно представить как единый управленческий аппарат – «муниципальный». Муниципально-общинная форма управления и самоуправления, впервые зародившаяся в городе-государстве греков и римлян, оказала очень большое влияние на становление западной цивилизации. «Римское право» рассматривается как фундаментальное основание западной культуры.

^ Согласно бурговой теории генетическая функция города – оборонительная. Среди германо-романского мира, в начале средних веков, не существовало социальной безопасности: передвижение племен, военные нападения, разбои, грабежи были хроническими явлениями. При таких условиях феодальные владельцы для защиты своих земель и построек воздвигали укрепленные замки, в соседстве которых охотно селились земледельцы и ремесленники, искавшие внешней безопасности. Так возникали постепенно вокруг замка все более людные поселения, и наиболее крупные из них, в свою очередь, часто укреплялись, т.е. обносились стенами, рвами, частоколами. Эти поселения со временем превратились в военную общину с определенными правами и обязанностями. Все входящие в этот союз селения были обязаны заботиться о поддержании укреплений городища, а в случае войны защищать их с оружием в руках. За это они пользовались правом, в случае опасности, укрываться за стенами бурга, вместе с семьями и всем движимым имуществом. Это право носило название «Burgrecht», а тот, кто пользовался им, назывался Burger (посадским). Это право постепенно эволюционировало в сторону буржуазного права.

До X века городами преимущественно владеет светский сеньор (граф или князь), а далее власть над городами постепенно переходит (особенно в Германии и Италии) к церкви, которая управляет ими при помощи целого ряда должностных лиц: praefectus urbis, advocatus, monetae, magister. Постепенно усиливается борьба городов за свободное самоуправление. Она всё более приобретает идеолого-мировоззренческий, антиклерикальный характер и в ходе «коммунальной революции» города одновременно получают независимость, подрывают основы феодального строя и формируют правовые основы капитализма.

Бурговая теория исходит из понимания города первоначально как оборонительного, а затем – как политико-юридическую явления: та же защитная функция, но уже не силовыми, а правовыми средствами.

В средневековых городах проживало от 2 до 10 тысяч человек. Лишь такие центры мировой торговли, как Венеция и Флоренция, имели население около 100 тыс. человек.

Характерными чертами российских средневековых городов, переживавших расцвет в ХIV — ХV вв., являлись: преобладание в них крупного феодального землевладения — княжеского, боярского и церковного, представленного городскими вотчинными дворами и слободами феодалов-землевладельцев. Основным признаком города цветущего феодализма ХVI — ХVII вв. являлась принадлежность его Великому Государю Московскому, который отдавал эту территорию в держание военное, белое, оброчное, черное, своим государевым «холопам» — служилым людям и «сиротам» — черным тяглецам. Мелкие держатели городских «данных» земель занимались преимущественно ремеслами и торговлей, но не порывали окончательно с сельским хозяйством.

Город раннефеодального периода ХIV — ХV вв. был прежде всего укрепленным поселком земли владельцев: феодалов-князей, бояр, монастырей. Городские стены оберегали от внешнего врага именно эту часть городского населения. Крестьяне, ремесленники жили в открытых подгородных слободах или посадах, в селах и деревнях и только в минуты опасности вбегали внутрь укрепленных городов.

Самой распространенной целью приобретения городского двора была необходимость иметь «осадный двор», куда в случае неприятельского набега могли бы спастись уездные крестьяне вотчин. Городской двор также использовался во время приездов вотчинных властей.

Итак, городские дворы, образующие город, имели значение как военные убежища, центры хозяйственных предприятий, административно-судебные центры государственного значения.

Тесно примыкавшие к городам слободы-поселки или группы поселков на владельческих территориях, на которые население привлекалось обещанием «свободы» от холопства, от иных форм зависимости, являлись центрами ремесленной и торговой деятельности и сохранили свое значение, превратившись затем в посады.

Итак, экономическая организация доиндустриальных городов глубоко отличается от экономики индустриальных центров. ^ Первое кардинальное отличие в этой сфере связано с изменением источников энергии. В доиндустриальных городах основными «энергоносителями» выступали тягловые животные и сами люди. С появлением электричества, паровых двигателей многократно увеличились возможности человека. Другое отличие характеризует способ организации производства. В доиндустриальных обществах труд был неспециализированным. Ремесленник участвовал во всех фазах производственного цикла, управлении им и даже торговле. «Фабричная система» производства полный антипод ремесленничества. Важнейшую роль в преемственности экономической деятельности доиндустриальных городов играли гильдии. Они монополизировали производство определенного типа, следили за ценами, регулировали воспроизводство профессиональной структуры, выполняли ряд функций охранных агентств и т. д. Таким образом, экономическая система доиндустриального города базировалась на «тягловой энергетике» и характеризовалась специфической классовой, религиозной, образовательной, семейной и правительственной системами.

Решающим компонентом классовой структуры городов являлась элита. От принадлежности к тому ли иному отряду элиты зависели возможности человека оказаться на той или иной должности. Социальная мобильность в городах того типа была минимальна. Крупные семьи также являлись характерной особенностью доиндустриальных городов. Размер семьи и длительность родословной были важными факторами значимости семей. Женщины были лишены большинства прав и их участие в общественной жизни было весьма ограниченным. Их место определялось позициями мужей или отцов.

Церковь играла центральную роль в определении норм, ценностей горожан, а также организующую роль самой повседневной жизни горожан. Формальное образование обычно было рассчитано на мужскую часть элиты. В доиндустриальных городах отсутствовали средства массовой информации. В результате этого города были чрезвычайно изолированы друг от друга.

В эпоху нового времени, с точки зрения экономической теории, фундаментальным основанием возникновения и магистральным путём развития урбанизации и капитализма является дифференциация труда. Это, пожалуй, наиболее распространённая точка зрения, начиная с К. Маркса и Э. Дюркгейма. Основным фактором дифференциации труда является развитие техники и изменение на этой базе способов производства, с последующим изменением всех других сторон жизни. Ремесленное, а затем промышленное производство приводит к переходу от экстенсивного к интенсивному хозяйствованию, что в свою очередь приводит к появлению прибавочного продукта и рынка (на место сезонного обмена, который в сельской местности был всегда). Экономическим атрибутом города является производство, а не торговля.

В современном мире условно можно выделить урбанизацию в узком смысле слова, как рост городского населения и рост городов, и в широком смысле слова, как исторический процесс повышения роли городов и городского образа жизни в развитии общества. Повышение роли городов наблюдалось на всем протяжении истории человечества, но лишь в ХIХ веке начинается существенная концентрация людей в городах, которая усиливается в ХХ веке и достигает своего пика после второй мировой войны. Современная урбанизация — это процесс появления уже не только крупных городов, но и объединений городов — агломераций.


В содержательном плане урбанизации понимается как целостный процесс, содержанием которого являются изменения культурного значения и социальных функций городской концентрации населения, орудий производства, капитала, наслаждений, потребностей.

Для современной урбанизации характерны следующие особенности:

  1. Концентрация, интенсификация, дифференциация и разнообразие городских видов деятельности в городах и агломерациях.

  2. Распространение вне центров и урбанизированных ареалов городского образа жизни.

  3. Развитие крупных городских агломераций.

  4. Усложнение форм и систем урбанизированного расселения: переход от точечных агломераций к линейным — к узловым, полосовым.

  5. Увеличение радиусов расселения в пределах агломераций и урбанизированных районов, связанных с местами приложения труда, зонами отдыха и т. д.

Урбанизация неминуемо затрагивает и существенно деформирует структуру пригородов, размеры сельской местности сокращаются. Стремительное развитие пригородов (субурбанизация) и внедрение городских норм условий жизни на селе (рурурбанизация) — сущностные черты современной урбанизации.

Уже в ХIХ веке становится заметной тенденция увеличения численности населения в крупнейших городах. В 1800 году в мире насчитывалось 750 городов с населением более 5 тыс. жителей, из них лишь около 50 имело 100 тысяч и более жителей. В 1900 году городов с теми же параметрами насчитывалось уже более 300, в 43 из них проживало более 500 тыс. жителей, а в 16 — свыше одного миллиона.

Ныне в агломерациях-миллионерах проживает 1/3 всех горожан мира. В 1950 г. в мире были лишь две сверхагломерации с населением выше 5 млн. человек: Нью-Йорк и Лондон, в ХХI веке — 20, из них 14 в развивающихся странах. В результате слияния агломераций, вдоль транспортной магистрали возникают мегалополисы. Самый большой в мире мегалополис сложился в Японии вдоль Тихоокеанского побережья, в нем проживает свыше 70 млн. человек.


В числе особенностей урбанизации на территории государств бывшего СССР, в том числе в Украине, можно выделить следующие:

  1. Незавершенный односторонний характер развития самого процесса. Урбанизация расценивалась лишь как побочный эффект индустриализации. Миграция из села не сопровождалась созданием подлинно городского образа жизни. Многие горожане продолжали репродуцировать элементы сельского образа жизни.

  2. Высокие темпы роста городского населения.

  3. Крупногородской характер урбанизации.

  4. Деформация функциональной структуры городов, преобладание монопрофильных, узконаправленных центров (городов одной отрасли).

  5. Низкое качество городской среды.

  6. Экологическое неблагополучие урбанизации.



Базовые понятия содержательного модуля «Генезис города»

Потребность – это противоречие между фактическим и необходимым состоянием человека, это рассогласование фактического и необходимого состояния: противоречие между «есть» и «надо», между сущим и должным, между реальным и идеальным.


Способность – это деятельная сила человека, обусловленная как его биопсихическим субстратом, так и социокультурным субстратом общества.

^ Городское поселение — населенное место, имеющее определенную (не ниже официально установленного уровня) людность, жители которого выполняют специфические, преимущественно несельскохозяйственные функции.

Территория – совокупность объектных аспектов жизненной среды, места жизни человека как психофизического, индивидуального существа.

Пространство – совокупность субъектных аспектов жизненной среды – место жизни, существования человека как личности, индивидуальности в её социальном, культурном (мировоззренческом, ценностном и т.п.), коммуникативном, ментальном (личностно-историческом), метафизическом (идеально-фантастическом) измерениях.

^ Уровень урбанизированности страны — соотношение численности городского и сельского населения.

Урбанизм — образ жизни жителей крупных городов.

Урбанизация — процесс экстенсивного роста численности населения и размеров городов.

Агломерация — компактная пространственная группировка поселений, главным образом городских, объединенных в сложную систему многообразными интенсивными связями (производственными, трудовыми, культурно-бытовыми, рекреационными). Моноцентрическая А. возникает вокруг одного крупного города-ядра.

Контрольные вопросы для самоподготовки по содержательному модулю «Генезис города»
  1. ^

    Назовите основные особенности дефиниции «город».

  2. Каковы основные черты городов древности?

  3. Охарактеризуйте первопричины появления средневековых городов.

  4. Чем отличались индустриальные города от городов средневековья?


  5. Какими причинами был вызван процесс «субурбанизации»? Назовите его основные особенности.

  6. В чем заключается территориально-демографическое основание дефиниции «город»?

  7. Каковы политико-административные основания дефиниции «город»?

  8. Охарактеризуйте экономические признаки города.

  9. В чем заключаются социокультурные основания дефиниции «город»?

  10. В чем заключаются социоструктурное основание дефиниции «город?

  11. Раскройте сущность теории «восточного деспотизма»

  12. Раскройте сущность теории античного города-государства-полиса

  13. Охарактеризуйте бурговую теорию возникновения города.
  14. ^

    В чем проявляется специфика изучения города как социальной системы?

2. МЕСТО ГОРОДА В ПЕРЕХОДНЫХ ПРОЦЕССАХ

2.1. Городской социум


2.1.1. Многоаспектность анализа городского социума

2.1.2 Понятие и виды социального пространства города

2.2.3. Коммуникация как принцип существования социокультурного

пространства города


2.1.1. Многоаспектность анализа городского социума

Территориально-поселенческий аспект. В первом, самом элементарном представлении, город – поселение людей, и первые научно-систематические его описания содержатся в работах географов. До сих пор в справочной литературе используется определение города, данное немецким географом конца XIX в. Рацелем: город – концентрированное поселение людей, занятых несельскохозяйственной деятельностью. В данном определении содержится указание на социально-экономический фактор возникновения городов – появление других, несельскохозяйственных видов деятельности - и на эмпирический признак выделения поселения городского типа – численность и плотность населения. Указанные основания определения города использовались и развивались в дальнейшем, в том числе и социологами (например, М. Вебером, Л. Виртом и др.). В качестве частной причины возникновения конкретных городов в этом аспекте выделяется геоландшафтный фактор; развивается и конкретизируется тезис, что города возникают не на любом месте: функциональная специфика города связана с геоландшафтной спецификой места. Так, например, торговые центры возникали в удобном месте пересечения торговых, а в последствии – транспортных путей. Изучая социальный аспект города, мы принимаем во внимание геоландшафтный аспект территории – в силу следующих причин: 1. Специфика территории является одним мотивирующих детерминант выбора места проживания, отношения к данной территории, а значит лучше позволяет понять социальное поведение горожан. 2. Информация об отношении населения к территории является важной для принятия проектировочных и управленческих решений; например, известны многочисленные случаи нежелания населения переезжать на другое место, обусловленное отношением к конкретным особенностям ландшафта. 3. Геоландшафтные особенности территории являются одним из макрофакторов расселения человечества, что необходимо принять во внимание при глобальном прогнозировании урбанизации.

^ Социально-экологический аспект территории: город как ареал взаимодействия антропогенных и природных элементов среды обитания человека. В качестве междисциплинарных и актуальных проблем можно выделить следующие: 1. Соотношения естественных и искусственных компонентов среды. 2. Соотношение природо- и антропно-охранных пропорций использования территории. 3. Социально-эстетический аспект соотношения элементов среды. 4. Факторы экологического сознания и поведения и др.

Нас в этом аспекте интересует зависимость поведения горожан от состояния среды обитания; состояние экологии является одним из факторов сознания и поведения человека, а социально-экологический комфорт является в настоящее время очень важным показатель уровня жизни.

^ Демографический аспект территории. Для сравнительной характеристики городов и последующей типологии по демографическому основанию используются следующие демографические понятия: плотность населения, демографическая структура (пол, возраст, брачно-семейный статус), профессиональная структура, структура занятости, структура и характер воспроизводства населения, структура, факторы и формы миграций.

^ Социальный аспект требует обратить внимание: 1. На отклонения статистических показателей от среднего уровня и поставить вопросы о специфике городской территории, обусловившей отклонение протекания демографических процессов, о факторах, тенденциях, последствиях конкретной специфики демографических процессов в конкретных городах; эти вопросы необходимо обсуждать на базе социологической теории города. 2. На социальные последствия структурных диспропорций (проблемы монофункциональных, молодых и др. городов). 3. На специфику, факторы, тенденции и последствия урбомиграций.

На данный момент наиболее употребительными социолого-демографическими понятиями являются «большой», «средний» и «малый» город; представляется, что этой типологии недостаточно, необходимо учитывать не только количественные, но и качественные параметры. Интересно, на наш взгляд, проанализировать понятия «студенческий» город (или «город науки»), каким является Харьков.

^ Психоментальный аспект территории. Этот аспект основывается на тезисе о взаимовлиянии и взаимопереходе структур ландшафта и сознания (индивидуального и коллективного, в том числе и бессознательных структур). Ландшафт при этом понимается как «композиция мест, наделённых смыслом» (В.Л. Каганский). В качестве актуально обсуждаемых проблем можно выделить следующие: 1. Топографический фактор сознания и поведения населения: как ландшафт осмысляется, раскодируется людьми в индивидуальных и социально-групповых формах; 2. Топонимический фактор сознания и поведения населения: как конкретная физическая территория воспринимается проживающими на ней людьми в связи с теми образами, которые содержат названия данной местности.

Экономический аспект. Здесь типология городов по 1. Производственно-экономическим функциям: моногорода, полифункциональные города, диверсификационные центры, «информационный город», финансовый центр, «глобальный город» и др.; 2. Определения ранга территориального статуса и зон влияния города: «метрополитенский центр», «мегаполис», «юридический город», «географический город», «пригород», «город-спутник» и др.; 3. Морфологической структуры городской территории: «зоны», «сектора», «ядра», «центры», «микрорайоны» и др. Именно в рамках экономической географии городов начался процесс осмысления оснований структуирования городской территории.

Работы немецких урбоэкономистов не дали прерваться традиции анализа социального пространства, начатого немецким социологом Г. Зиммелем. Ставя задачу объяснить закономерности размещения городов, немецкий урбанист А. Вебер предложил понимать город как геометрическую точку экономического пространства, в которой издержки производственно-экономической жизни минимальны. Очень большое влияние на урбанистику оказал другой немецкий исследователь В. Кристаллер. Он понимал город как место, функцией которого является обеспечение окружающего пространства услугами и товарами («закон урбогравитации»). Но особенно убедительно у него получился «закон ранга»: существование прямо пропорциональной зависимости между числом функций и размерами города.

В качестве конкретных экономических факторов, определяющих городскую структуру и динамику изменений, были взяты и исследованы: дифференциация труда, динамика трудовых и профессиональных ресурсов, транспорт, цены на землю, развитие технических средств связи.

Для описания и анализа структуры и динамики города широко используются экономические и политико-экономические понятия, разработку которых (в том числе и в плане урбанистики) начал К. Маркс. Город трактуется в самом широком политико-экономическом смысле как пространственная форма определённого типа социально-экономических отношений, как производственно-экономическая система. Основанием политико-экономической типологии является характер «способа производства», элементами которого являются «производительные силы» и «производственные отношения». В применении к городу два последних понятия конкретизируются. Города различаются продуктом, который они производят в большей степени, а значит доминирующим характером производительных сил: промышленный, финансовый, информационный, рекреационный и др. Характер социально-экономической системы города зависит от характера доминирующего типа производства, а значит и большей представленности определённого вида производительных сил. Так, например, доминирующим производственным продуктом г. Харькова являются знания и специалисты, и в нём доминируют такие производительные силы как наука, образование, информационные технологии. Понятие «производственные отношения» в применении к городу конкретизируются через понятие тип политико-экономической системы: либеральной экономики, централизованной плановой экономики, социально ориентированной экономики.

Важным экономическим параметром жизни города является характер экономической ситуации (урбоэкономический баланс), влияющей на особенности функционирования и тенденции изменения города. Его экономико-математическим показателем является добавленная стоимость как разница между входящими и исходящими из города финансовыми потоками. С точки зрения экономистов эта ситуация является основным фактором развития города. Другим важным параметром экономической жизни города является бюджет города. Его описывают и анализируют с позиций структуры, источников и механизмов формирования. Экономическая система города характеризуется также по уровню потребления экономических ресурсов (степень экономической самостоятельности), по структуре и объёму производственно-экономических лимитов: природные ресурсы, финансовые ресурсы, промышленные ресурсы, информационные ресурсы, энергетические ресурсы, демографические ресурсы.

Градостроительный аспект. Город как система социально-функционального расселения: места работы, жилья, развлечения и т.п.; Город как искусственная среда обитания: совокупность архитектурно-инженерной инфраструктуры; Город как объект эстетического восприятия: эстетические основания градостроительства. В социальном плане в этом подходе обсуждаются вопросы: 1. Взаимовлияние архитектурных и социокультурных сфер жизнедеятельности человека (мира вещей с миром идей); 2. Влияние архитектоники города на внутренний мир и поведение личности; 3. Влияние социокультурной атмосферы в обществе на форму и принципы градостроительного проектирования; 4. «Метафизическое самочувствие» человека в символическом пространстве города и др.

Исторический аспект. Историческая наука традиционно акцентировала внимание на политических аспектах городской жизни. В этом плане историю изучения города можно начать с французских историков О. Тьерри и Ф. Гизо. Их основная идея о том, что возникновение городов знаменует собой зарождение нового социально-политического, а в дальнейшем и экономического строя, что история города есть история борьбы буржуазных слоёв с феодальным строем. Не изменила принципиально такой взгляд на город и хорошо аргументированная точка зрения немецкого историка Г. Маурера, который полагал, что город формировался из крестьянской общины и являлся исторической формой общинного равенства и самоуправления. Статистические методы изучения хозяйственной жизни, которые продемонстрировал К. Лампрехт, поставили под большое сомнение романтическую картину городского равенства и общинного единства. Была написана страница истории социальных антагонизмов и конфликтов в городах. Проблематика социальных противоречий в городах и сейчас является предметом социологии.

Понимание сущности города как общественно-политического и административного центра со ссылками на исторический материал достигло своего наивысшего историко-социологического уровня в работах В. Зомбарта и М. Вебера. В. Зомбарт выделил в качестве самостоятельных объектов исследования город как экономическую систему и город как политико-административную систему. В экономическом плане он впервые подчеркнул различие между «городом потребляющим» и «городом производящим». Тем самым, появилась традиция не только различать функции города, но выделять для конкретных городов доминирующие функции. Эта типология легла в основу наиболее распространённой классификации городов, используемой и поныне. В то же время, в работах Зомбарта содержалась и другая перспективная мысль: у городов есть магистрально-историческая функция – управление социальными процессами, протекающими на окружающих территориях. М. Вебер, опираясь на Зомбарта и обладая обширными историческими знаниями, в выявлении сущности города пошёл значительно дальше. Он обозначил её, используя современные понятия, как интегративную и коммуникативную. Если типология Зомбарта пробила брешь в представлениях об унифицированности структуры города, то историческая социология М. Вебера - первый опыт интегрирования экономических, социальных и политических структур и формирования представления о городе как пространстве коммуникации. Городской социум, по мнению Вебера, можно назвать общиной, но особого, не традиционного, а городского типа. Таким образом, он предложил новое и перспективное основание типологии городов и городских сообществ – социокультурное. Заслугой Вебера также является особая методология использования конкретного исторического материала, которую он называл «понимающей социологией» и задачей которой было «вживание» в социокультурную атмосферу конкретного социального пространства. Причина возникновения города по М.Веберу специфична для каждого конкретного города и многофакторна – и экономические, и политические, и правовые, и другие обстоятельства интегрируются в систему на определённом культурном фоне. Город вообще, конкретные города в частности, возникают в определённой культурно-исторической ситуации. Эта ситуация возникает в результате ряда социальных процессов: демографический рост деревни; возрастание социокультурной мобильности (в том числе и этнической); секуляризации политической власти; распад или трансформация общины; возрастающая дифференциация труда; изменение структуры и средств коммуникации и других.

Продолжали дело М. Вебера историки школы «Анналов». Специфику европейского города они понимали как специфику ментальности – устойчивого и качественно определённого единства сознания и поведения, формы активности в повседневной жизни. По мнению Ж. Ле Гоффа, оригинальность городской ментальности ярче всего проявляется не в экономической области, а в области культуры, для которой были характерны такие ценности как трудовая этика, прагматизм, деньги, профессионализм, особые представления о времени и пространстве и др. Новые ценностные принципы породили новые формы солидарности, как и новые формы конфронтации. Новые принципы породили новые смыслы и цели, а значит – новые структуры поведения и взаимодействия, формирующиеся в процессе повседневной жизни.

Психологический аспект. Широкое понимание города как пространства жизнедеятельности, как среды обитания, а не только как места проживания и производственной деятельности ставит ряд проблем, связанных с психикой и индивидуальным сознанием. Элементами пространства и среды являются феномены, возникающие в результате «встречи» объективной и субъективной реальности. Образное выражение «встреча» на язык науки переводят терминами «восприятие», «образ», «установка», «архетип» «интерпретация», «означивание», «конструирование». Эти понятия разрабатывались социальными психологами. Дадим им самое общее определение.

Восприятиецелостное и комплексное отражение предметов, ситуаций и событий, возникающее при соприкосновении с ними личности как с объективной реальностью (в том числе и другими личностями). Со стороны личности восприятие обусловлено целым рядом индивидуально-психологических особенностей (памятью, характером, мотивацией и др.) и социально детерминированной целью. Восприятие является не пассивным копированием мгновенного воздействия, а из потока информации человек выбирает личностно значимую, а, в конечном счёте – социально значимую информацию. Восприятие города личностью имеет свою специфику.

^ Образ – субъектная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. Образ есть результат (продукт) восприятия. На формирование образа города оказывают влияние целый ряд факторов. Психологи выделили и исследовали три из них: особенности среды, установки личности и архетипы сознания.

Установка готовность, предрасположенность субъекта, возникающая при предвосхищении им определённого объекта (или ситуации) и обеспечивающая устойчивый целенаправленный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту. Установки формируются в группах под влиянием социальной ситуации и представляют коллективное определение ситуации и поведение в ней. Особенно ярко установки проявляются при изменении ситуации, зачастую в виде нежелания людей менять своё привычное поведение

Архетипыбессознательные структуры психики, лежащие в основе первичных схем образов и априорно формирующие активность воображения. Они лежат в основе общечеловеческой символики, выявляются в мифах и верованиях, в сновидениях и произведениях искусства.

«Интерпретация», «означивание», «конструирование» - эти понятия подчёркивают активную и творческую роль личности в процессе восприятия среды и ситуации, человек не реагирует непосредственно на сумму отдельных внешних воздействий, а воспринимает мир в виде целостной и определённой картины мира, в которой чувственные и рациональные компоненты находятся в единой системе. Интерпретация есть придание значений предметам и ситуации, из которых и конструируется картина мира. Особенно символические интеракционисты подчёркивали решающую роль слова, знака, символа в процессе восприятия и формирования отношения к окружающему миру и, в частности, для формирования образа города.

Психологами были разработаны собственные основания типологии личности, которые широко используются представителями различных гуманитарных наук. Особо употребительной для описания личности горожанина оказалась типология К. Юнга по характеру отношения к миру и людям: интроверты (внутриличностное дистанцирование от мира) и экстраверты (личностная открытость миру). Вначале сложилась точка зрения, что городская жизнь способствует формированию интровертивного типа личности в силу множественности, интенсивности и противоречивости внешних воздействий. Однако социально-психологические наблюдения и эксперименты показали, что это не столь однозначно, что поведение горожанина ситуативно и обусловлено множеством обстоятельств. Кроме того, вопрос о типе личности горожанина связан с вопросом, кого считать «типичным горожанином», по каким основаниям его выделять. В то же время, очевидно, существующая специфика городской среды накладывает отпечаток и на тип личности горожанина.

Другая область городской жизни, изучение которой невозможно без психологических знаний - особенности межличностных отношений в городе. Социальные психологи, изучавшие интерактивный аспект взаимодействия в городах, поставили проблему коммюнити): в чём специфика городских сообществ? Проблема возникла после того, как стало очевидно, что межличностное взаимодействие в городах отличается от традиционных семейно-родовых, общинных, товарищеских и других известных форм межличностного взаимодействия. Первоначально был выдвинут тезис, что отличия носят негативный характер, т.е. межличностные отношения в городах качественно хуже, беднее, даже примитивнее, чем в традиционном обществе. Этот тезис психологов в значительной степени был подготовлен высказываниями авторитетных социологов. Ф. Тённис говорил о формализации личностных отношений в городах; Э. Дюркгейм сетовал на ослабление моральных принципов; М. Вебер писал о снижении глубины и интимности межличностных контактов; Ч. Кули полагал, что в больших городах вообще ослабляются первичные межличностные контакты; Г. Зиммель считал, что духовная жизнь в больших городах характеризуется чрезмерным прагматизмом и расчётливостью. Безусловно, их суждения были не беспочвенны, поэтому появился тезис о негативных социально-психологических последствиях урбанизации в области межличностных отношений: отчуждение личности, морально-психологическая пустота межличностных контактов, деиндивидуализация и, как следствие, немотивированное насилие в межличностных отношениях и др. Однако эмпирическое изучение межличностных контактов ослабляло этот тезис и ориентировало на изучение структуры и механизмов взаимодействия коммюнити как городских сообществ особого рода.

Другой важной проблемой, в изучении которой сотрудничали психологи и социологи, была проблема городского стресса. Тезис о имманентно стрессовом характере городской жизни сменился тезисом о социально-ситуационной и социокультурной обусловленности восприятия городской среды.

Семиотический аспект. Семиотика – наука о знаках. Из знаковых систем для изучения города мы выделим: собственно язык, язык искусства, знаки сенсорных (в том числе и территориальных) образов. В собственно языке закодированы: мировоззрение, нормы (правила) взаимодействия, модели поведения. Последние существуют также в языке поз, жестов, ритуалов. Изучая поведение горожан, социологи ставят задачу описания указанных структур методами: интервью - респондентов просят пояснить содержание слов, составляется тезаурус (данное понятие мы определим пока как толковый словарь какой-либо группы или субкультуры города); наблюдения – описываются действия, следующие за словоупотреблением, а также ситуация словоупотребления; эксперимента – наблюдаются реакции и действия на словоупотребления в различных социальных и смысловых ситуациях, в том числе искусственных и произвольно сконструированных. Другими важными семиотическими предметами для анализа города как социальной системы являются значения и смыслы – вещей, действий, ситуаций. Эти предметы изучаются в разделе семиотики – семантике, центральной задачей которой является установление, прояснение содержательных связей между предметом, значением предмета для субъекта и смыслом знака, побуждающим активность субъекта.

Семантические ситуации формируется в процессе коммуникации – диалогическом обмене значениями и смыслами - и возникают при наложении трёх коммуникативных пластов: семиотического (собственное содержание знака), социолингвистического (содержание знака, возникающее в социолингвистическом сообществе), личностного – (индивидуально-психологическое и индивидуально-ситуативное прочтение знаков). Если взаимодействие происходит в коммуникативном пространстве, то оно представляет собой процесс создания понятного для всех субъектов – диалога. Понятие «диалог» характеризует коммуникацию с процессуальной стороны. Со структурной стороны коммуникативное пространство последнее время всё чаще описывают как структуру дискурса. Дискурс – семиотическая конструкция коммуникативного пространства, она создаётся людьми сознательно и бессознательно, целенаправленно и произвольно. Но, будучи сконструированным, дискурс приобретает относительно устойчивое и самостоятельное существование.

Пространство города – это, конечно же и коммуникативное пространство. В семиотическом ракурсе город можно (и нужно) рассматривать как «текст истории» и как «текст социокультурного диалога». Город как текст истории – это вся архитектоника городской среды – совокупность исторических событий, опредмеченных в материальных носителях. Социальный аспект изучения города предполагает принимать во внимание такие категории как «архетипы города», «миссия города», «символические референты города» и др. Город как текст социокультурного диалога состоит из таких «страниц» как «местечки» личного городского пространства («мой город»). Но эти тексты города написаны не обычным языком (по крайней мере, не только), но и языком искусства и языком образов.

Философско-методологический аспект. Проблематика этого подхода наиболее явственно звучит в двух контекстах рассуждений о городе: 1) гносеологическом – когда обсуждаются вопросы, связанные с самим процессом познания города и 2) системном – когда говорят о городе как системе, о необходимости системного анализа городских процессов, о системном подходе в проектировании и управлении города.

Социологический аспект. Многоаспектность и изменчивость феномена города ориентирует на поиск интегрального, учитывающего все стороны и обстоятельства городской жизни основания его научного определения. Такое, наиболее приемлемое для представителей различных наук, базовое определение города формировалось в русле социологии. Это было обусловлено двумя причинами: социология как научная дисциплина сама возникла в результате синтеза ряда наук и её понятийный аппарат весьма разнообразен и наиболее приспособлен к методологическому синтезу всеобщего и конкретного; социология анализирует отношенческую реальность, которая занимает «срединное положение между реальностью субстратных свойств и метафизической реальностью».


^ 2.1.2. Понятие и виды социального пространства города


Пространство – совокупность субъектных аспектов жизненной среды – место жизни, существования человека как личности и индивидуальности в её информационном, социально-нормативном, диспозициональном, коммуникативном, ментальном измерениях (пространствах).

Можно сказать, что социологию пространства как предмет анализа основал Георг Зиммель. Остановимся кратко на его рассуждениях по этому поводу.

Представляется, что проблема разделения территории и пространства – одна из проблем перехода от традиционного общества к цивилизации, от территориально-хозяйственного типа социальности – к другому типу, которое Зиммель обозначает как «общественное единство».

Содержание жизни сельского поселения преимущественно исчерпывается «территориальными событиями» – хозяйственными делами на конкретной территории: земледельческой, охотничьей, пастбищной и т.п. Содержание жизни, события пространства большого города выходят по своему значению далеко за пределы его территориальных границ. В работе «Большие города и духовная жизнь» Зиммель отмечает, что человек не исчерпан пределами его тела или области, которую он непосредственно заполняет своей деятельностью, но лишь суммой влияния, которое он оказывает во времени и в пространстве, — так и город равен совокупности оказанного им за его ближайшими пределами влияния. Это только и есть его настоящий объём, в котором выражается его бытие. Каждый человек наполняет своей субстанцией и деятельностью непосредственно свое место. Если между людьми нет взаимодействия, то пространство между ними — это, «практически говоря, — ничто». В то мгновение, когда оба они вступают во взаимодействие, пространство между ними оказывается заполненным и оживотворенным.

Пространство – это, по Зиммелю, совокупность «точек вращения» — горожанин «вращается в разных кругах», соприкасаясь с различными социокультурными мирами. Граница — это не факт территории, а «социологический факт», обозначающий различие отношений между элементами одной сферы и элементами другой сферы жизни. Наличие общего пространства означает, что соприкоснулись между собой элементы, ранее независимые. Пространство - место соединения разнородных духовных элементов: взглядов, ценностей, смыслов и т.п.

Зиммель указывает, что сначала в городе не было единого городского пространства, но были, могли сосуществовать и соприкасаться разные общины. Именно их пространственно-символическое соприкосновение привело в конечном счете к тому, что образовалось то общее пространство города, в котором они могли рассчитывать на правовую защиту. В этом правовом пространстве как раз и возникает функциональное разделение общего пространства между отдельными цехами, имеющими, однако, определенные территории. Зиммель проводит различение между пространством и территорией. Можно ли считать, что место цеха — какая-то определенная улица или определенный район города, который исключительно, наподобие государства или города, занят этим цехом? По контексту рассуждений Зиммеля, это не так; хотя улицы кожевенников или каретников существуют, Зиммель указывает не на это, но на то, что в городе нет места для другого такого же цеха. Он говорит о городе как о пространстве, которое делят, в котором уживаются... и так далее. Точка пространства - место локализации отношений по поводу обмена взглядами, центр кристаллизации новых социальных связей, возникающих экстерриториально.

Одновременно с этим возникает социальная дистанция. Дистанция предполагает интеллектуализм, интеллектуализм создает дистанцию между людьми. Сохранять или устанавливать дистанцию — значит быть социально компетентным, уметь уловить тонкие различия и т. п.

В пространстве города появляется феномен «чужака» – тот, кто пришёл из другой жизни (пространства), а не только (и не столько) с другой территории. «Чужак» может проживать на той же территории, но не разделять пространство взглядов других. «Чужак» – тот, кто непонятен, тот, кто не разделяет наших взглядов. Чужак может работать с нами, но он на дистанции. Он чужак потому, что – в другом пространстве. «Чужак» – феномен городского общества. В традиционном сельском обществе пришлый с другой территории либо ассимилируется (культурно–символически и нормативно-поведенчески) с теми, с кем непосредственно проживает и работает, либо – полностью отторгается – в пространственном и территориальном плане.

Таким образом, основаниями различения двух видов «мест»: территориальных и пространственных являются:

  • чувственная близость – интеллектуальная позиция и дистанция. Пространство – интеллектуальная сфера жизни, место возникновения и существования социальных различий;

  • индивидуально-психическое – духовно - символическое. Пространство место существования взглядов, значений, смыслов, объективированных в знаках и символах;

  • социальная статика (структура) - социокультурная динамика и мобильность. Пространство – место социокультурных инноваций.

Символическое пространство опредмечивается. Так формируется городская среда.

Историческое проживание, или даже временное, но концентрированное местонахождение определённых социальных групп, субкультур накладывает отпечаток на конкретную территорию. Речь идёт о «духе места» - о традициях и моделях поведения, доминирующих в определённой «местности», о стереотипах восприятия физических объектов конкретной территории. Это обстоятельство ставит задачу структурирования городского пространства по культурно-историческим единицам. В качестве первоначального примера можно назвать лондонский Сити. Небольшие города, как правило, тождественны одной единице. При дальнейшем росте населения и территории города вокруг первой центральной единицы начинают развиваться следующие единицы - меньшего размера и меньшей интенсивности. Крупные города складывались постепенно из таких социально-пространственных единиц. В Праге 14–15 веков существовало, по крайней мере, 5 единиц, да еще имеющих автономный статус самостоятельного города. Градчаны – верхний город с королевской резиденцией и высшей аристократией; Младостранский – нижний город; Старый город на другой стороне Влтавы с торговой площадью (Тыном), ратушей и собором; Юзефов город еврейской общины; Новый город, заложенный королем Карлом. Будапешт в действительности представляет собой два города: это Буда и Пешт. В современных городах Украины с населением 250 тысяч человек, как правило, имеются 2–4 единицы, включая одну центральную. В городах с населением 500 тысяч человек количество единиц увеличивается до 6–7. В городе с населением в 1 млн. жителей формируется уже 8–10 единиц, расположенных вокруг центральной единицы.

Эти свойства городского пространства позволяют горожанину наиболее эффективно и экономично, по сравнению с другими формами поселения, найти удовлетворяющие его условия и создать привлекательную среду проживания.

Городское пространство также состоит из смысловых точек. Жизнедеятельность горожан протекает и упорядочивается в процессе осмысления материальных и идеальных условий жизни. Смыслы становятся точками жизненного пространства, а применительно к городу – точкой отсчета городского пространства. Главная функция любых точек отсчета заключена в том, что они оформляют некоторый порядок, в котором становится возможна некоторая траектория поведения и жизненного пути, таким образом, пространство превращается в обжитое осмысленное пространство города. Люди насыщают точки своими символами: храмами, властью, развлечениями, торговлей, жильем.

^ Виды социального пространства города

В изучении пространства можно выделить следующие виды: информационный, нормативный, поведенческий, коммуникативный и ментальный.

Информационное пространство города существует на двух уровнях: индивидуально-психологическом и социогенетическом. Первый уровень – это поле индивидуального восприятия городской среды, существующего в виде совокупности образов, возникающих в сознании горожан. Единицами наблюдения и описания здесь могут быть чувства и впечатления, которые испытывают горожане. Образования этого уровня неустойчивы и нередко иллюзорны, но они отражают как субъективный опыт людей, так и объективные состояния городской среды. На социогенетическом уровне информация закодирована в социопрограммах, совокупность которых составляет социогеном города - социокультурный механизм наследования и трансляции культурно–исторического опыта.

Социопрограммы с самого начала запечатлелись не только в словах обучающего, но и на носителях — плугах, станках, домах, приемах труда и т.д. Они накапливаются, наследуются, трансформируются, стареют, разрушаются и т.д. Это квинтэссенция опыта, отобранная методом проб и ошибок поколениями, — это то, что делает человека человеком.

Поле социопрограмм формируется потребностями, т.е. определенным кругом информации, которую человек вычленяет из окружающего его многообразия для поддержания и развития жизнедеятельности. Можно назвать две большие группы потребностей, существующие объективно, биофизиологические и социокультурные.

Первая группа индивидуальных потребностей может быть обобщена понятием «здоровье», вторая – понятием «взаимодействие». Способ удовлетворения потребностей в рамках существующих природных и социальных ограничений можно обозначить понятием образ жизни.

Нормативное пространство. Взаимодействие и поведение регулируется нормами. Спецификой пространства города является его социокультурная гетерогенность и всё возрастающая социокультурная мобильность. В силу этих обстоятельств в городе формируется другая по сравнению с традиционным обществом нормативность – статусно-институциональная. Структурными элементами пространства отношений становятся функциональные сообщества или формально-статусные группы.

Модели поведения горожан. Нормы чаще всего носят конвенциональный характер, т.е. не задают однозначного поведения. Поэтому существуют варианты реального поведения представителей одних и тех же статусных групп. Городская среда, специфические городские ситуации (например, транспортные) преломляют, модифицируют общие конвенциональные нормы. В практике реального поведения горожан наблюдаются поступки, не соответствующие или непонятные с позиции конвенциональных норм. Специфика городских ситуаций и нормативности порождают устойчивые ритуально-поведенческие комплексы, например, широко известен феномен городского карнавала, «поход по магазинам», «летние кафе» и т.п. Ритуально-поведенческие комплексы нередко являются значимыми событиями городской жизни, оказывающими влияние на личностные структуры горожан.

Коммуникативное пространство города. В качестве самого общего понятия, выражающего структурный аспект коммуникации в городе, используется понятие «текста» как семантической структуры, концентрирующей в себе духовную жизнь города, являющейся субстратом социокультурного пространства. Представляется, что можно различать два уровня текстов. 1) Текст всей среды города в слитности территориального (культурный ландшафт) и пространственного (события духовной жизни) аспектов – семантика городской среды, смысловое звучание мест, «дух города» и его «настроение». 2) Тексты городских сообществ. Разные городские сообщества говорят на разных языках. В структурно-семантическом плане существует традиция употребления и анализа тезауруса. Специфика восприятие городской среды различными сообществами анализируется через понятие дискурс.

Ментальное пространство города

Понятию «ментальность» нельзя дать однозначного социологического, психологического или философского определения. Термин был введён французскими историками школы «Аналлов» с целью выразить мысль о взаимообусловленности культуры и структуры взаимодействия; представлений людей и устойчивых моделей поведения в их взаимозависимости (mentalite – фр.- склад ума, образ мыслей). В социологии эта мысль в классическом варианте разрабатывалась М. Вебером (категории «понимающей социологии»), а в современной – П. Бурдьё (категории «Habitus», «символический капитал», «власть номинации» и др.). В историю содержания этого понятия включают «коллективные представления» Э. Дюркгейма, «архетипы сознания» К. Юнга, «темницы долгого времени» Ф. Броделя. Последний под ментальностью понимал структуры повседневности, складывающие на протяжении жизни многих поколений, некоторый устойчивый социальный порядок, проступающий в ткани действий и поступков, совершаемых людьми в самых разных сферах жизни: бытовой, религиозной, экономической, территориально-географической и др. Большинство людей в процессе повседневной жизни не ставит сознательных целей изменения общества или создания истории. Социологический аспект изучения ментальности заключается, на наш взгляд, в том, чтобы через описание социальной ситуации, в которой находятся люди, понять их мотивы, т.е. сформулировать на конвенциональном языке направленность их повседневных устремлений и в некоторой степени спрогнозировать их действия и возможные результаты их действий.


^ 2.2.3. Коммуникация как принцип существования социокультурного

пространства города


Город по своей природе — генератор социокультурного разнообразия. Социокультурная сущность города состоит в том, что он является генератором новых смыслов, инновационным полем общества, самоусложняющейся и повышающей уровень собственной организации системой. Город постоянно рождает проблемы, и сам же их решает. Причем, выходя из одного неравновесного состояния, город создает другое.

Дифференциация культуры и деятельности в городе носит всеохватный характер. Город формирует разные настроения, новые смыслы, нормы и ценности. И, наконец, новые слова и символы для выражения этих сущностей. В городе рождаются разные мироощущения и нетождественные интересы различных субкультур, страт, срезов и групп, формирующих городское сообщество. Город явлен человеку как субъект диалога. Соотнося себя с конкретным городом, каждый человек считывает бесконечный текст этого города, вписывается в него, отталкивается, любит или ненавидит, устанавливает с городом самые разные экзистенциально значимые отношения.

Интенция диалога - то есть способность к диалогу, готовность к нему – составляет природу горожанина. Через диалог идет взаимоувязка качественно различных субъектов и феноменов, вырабатывается понимание иного, вырабатываются общие смыслы, нормы и конвенции.

Диалог разворачивается в двух планах. Во-первых, в социокультурном пространстве города. В этой перспективе мы получим диалог между различными сообществами и субкультурами. Этот род диалога реализуется в бесконечном многообразии диалогов больших и малых: от дискуссии в стенах парламента до перепалки в семье, объединяющей представителей различных субкультур, этносов, носителей различающегося образа жизни (а таких семей – подавляющее большинство).

Диалог происходит в территориальном плане. Примером такого диалога будет типичная ситуация диалога промышленно развитого севера и сельскохозяйственного юга. Другой пример: диалог город — город (в нашем случае наиболее заметен диалог Киева и Харькова), или исключительно важный диалог типа город—провинция, или город—деревня.

Все формы произведения человека читаются как текст и оказываются элементом городского диалога. Политика, ухаживание, любовные игры, искусство, архитектура, публицистика, наука, городской фольклор - все это и многое другое – формы диалога. Число субъектов такого диалога практически неисчислимо: и коллективные, и индивидуальные, и город как целое. Субъекты диалога в городе образуют сложную, постоянно изменяющуюся и как бы мерцающую структуру. Они появляются и исчезают.

Следует также различать понятия «коммуникация» и «воздействие». «Воздействие» - это термин, описывающий один из феноменов функционирования информационно-кибернетических систем, где в качестве ключевых выступают «субъект-объектные» отношения, а при коммуникации – «субъект-субъектные». В этой связи то, что традиционно называют средствами массовой коммуникации, следовало бы назвать средствами массового информационно-пропагандистского воздействия.

Коммуникацию следует рассматривать как особую разновидность социальной активности, наделенную своей специфической функцией - служить обмену всеми видами деятельности и ее продуктами. Стратегическая цель коммуникации - обеспечение согласованных действий социальных субъектов на всех уровнях организации общества, или, иными словами, - управления социальным взаимодействием.

^ Субъекты городской коммуникации. Социологи Чикагской школы, изучая коммуникативные процессы, пришли к выводу, что поведение горожан в социокультурном пространстве города детерминировано не только статусной нормативностью, но и нормативностью, формирующейся в сообществах и субкультурах.

Городские сообщества – объединения людей на основе общности проблем и образа жизни. Городские субкультуры. Общепризнанного определения понятию субкультура не существует. В контексте нашей проблематики в содержании понятия субкультура целесообразно выделить пространство нормотворчества и пространство коммуникации.


2.2. Город в меняющемся мире: переходы и процессы

2.2.1. Специфика города как пространства взаимодействия

2.2.2. Образ города в меняющемся мире:

а) образ города в социокультурном контексте

б) меняющиеся ценности в образе города

в) образ города как семантическая конструкция


^ 2.2.1. Специфика города как пространства взаимодействия


Характерной чертой территориально-поселенческого взаимодействия в городе являлось взаимодействие на базе специализированной деятельности отдельных групп населения, что явилось одной из предпосылок дифференциации труда; распространение на фоне специализации деятельности стоимостного механизма интеграции труда, а значит и социальных отношений. Проще говоря, деньги в городе – основа отношений и основа функционирования города как территориально-производственного комплекса. Деньги для западной цивилизации – «скрепляющий раствор» всего общества.

Другим, фундаментальным для становления цивилизации, феноменом городской жизни являлось появление письменности, которая появилась в городах и была связана с культурной гетерогенностью населения. Письменность, возникнув, радикально изменила коммуникативное пространство древних городов, а затем и всего общества.

Особо следует отметить цивилизационную роль храмов. Они являлись центром поселения. С них начиналось строительство поселения, которое в немалой степени и становилось благодаря им городским, они являлись центром и самой жизни поселения. Храмы в древности являлись центром идеолого-мировоззренческой жизни, местом концентрации «специалистов» - людей, специализирующихся в каких-либо отраслях знаний, местом первоначальной аккумуляции прибавочного продукта потому, что сакральные предметы не несут утилитарно-прагматического назначения: они появляются и накапливаются как избыточные в плане выживания. Храмовое имущество носило характер сокровища – первоначальной формы капитала. Храмовые сокровища нередко использовались впоследствии в истории как средства для реализации социальных инновационных проектов. Весьма показательным является история книгопечатания. Гутенберг в 1442 г. взял на эти цели заём у страсбургского монастыря св. Фомы, но решающую роль сыграли средства архиепископа Д. фон Изенбурга. Книга, деньги и церковь во взаимосвязи изначала являлись атрибутами западной цивилизации.

Таким образом, город как социокультурный феномен представляет собой единство и взаимопереход территории, социокультурного пространства, образа жизни и типа личности. Город есть взаимопроникновение техногенных, социогенных и ментальных аспектов человеческой деятельности.


^ 2.2.2. Образ города в меняющемся мире:

а) образ города в социокультурном контексте

Рассмотрим этот процесс на примере восприятия и создания произведений архитектуры как основных объектов, создающих городское пространство. Вспомним, к примеру, что в XIX в. в России возникает интерес к памятникам русской средневековой архитектуры. Академией художеств организуются экспедиции в города для изучения памятников древнерусского зодчества; выполняются обмеры и рисунки обнаруженных памятников; возникают проекты «воссоздания древних храмов» (одним из которых стала Десятинная церковь в Киеве, разрушенная еще в средние века). Когда был объявлен конкурс на проектирование церкви Св. Екатерины у Калинкина моста в Санкт-Петербурге, то в условиях конкурса значилось требование сооружения такого храма, который свидетельствовал бы об «усердии россиян к православной вере». Побеждает проект Константина Тона, план которого предусматривал, что формы храма Св. Екатерины будут напоминать московские храмы ХV-ХVI вв. Композиционная схема этого храма в дальнейшем получила широкое распространение в храмах русско-византийского стиля, который, собственно, и начался с проекта К. Тона. Русско-византийский стиль становится символом официальной народности в архитектуре и получает повсеместное распространение. Многие храмы, построенные по тоновским проектам в С.Петербурге, являлись полковыми; они строились как памятники воинской доблести и мемориалы войны 1812 года. Храм Христа Спасителя в Москве также был построен по проекту К. Тона Специальными изданиями 1838 и 1844 гг. были выпущены целые альбомы, содержащие, наряду с изображениями выстроенных сооружений, «образцовые проекты» храмов.

В народных сказках серой обыденности деревенской жизни противопоставляется праздничный и яркий образ города. Это иной мир, где героя всегда ожидает богатый пиршественный стол, музыка, пение, прекрасная и экзотическая обстановка. Вместо тяжелого крестьянского труда в городе царствует блаженное безделие, при этом неважно, что реальные города не соответствуют данным характеристикам. Устойчивость сказочного образа города в человеческом сознании становится, тем сильнее, чем меньше индивид знаком с городской жизнью. Формирование образа города подпитывается специфической социально-психологической мотивацией, и далеко не всегда связано с восприятием реального города.

С этой точки зрения город явлен не только в своих зримых, вещественных формах, но и в слове, литературных текстах, системе живых образов, продуцируемых культурой. Ю.М. Лотман говорил о том, что мы используем в своей мыслительной практике готовые идеи как формообразующие элементы для реальной жизни. К примеру, Петербург вспоминается нам прежде всего по произведениям А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя и Ф.М. Достоевского. Этот, казалось бы, образцовый «западный» город включает в себя мощную русскую культуру, сформировавшуюся на национальной почве. Лауреат Нобелевской премии в области литературы поэт И. Бродский писал: «К середине XIX столетия отражающий и отражение сливаются воедино: русская литература сравнялась с действительностью до такой степени, что когда теперь думаешь о Санкт-Петербурге, невозможно отличить выдуманное от доподлинно существовавшего, что довольно-таки странно для места, которому всего лишь 275 лет. Современный гид покажет Вам здание Третьего отделения, где судили Достоевского, но также и дом, где персонаж Достоевского, Раскольников зарубил старуху-процентщицу» (Бродский И. Меньше единицы. М., 1999).

Таким образом, Петербург предстает перед нами как феномен не только западного урбанизма, но и русской культуры. Поэтому можно говорить о смысловой наполненности образа города как идеи, идеального образования, которое существует в виде определенной культурной «рамки», предшествующей и сопутствующей развитию и становлению реального города. С этой точки зрения он раскрывается не только в качестве особым образом организованного географического пространства, но и важнейшего элемента культурного пространства, существующего в виртуальности его понятийно-образного прочтения.

В свое время известный российский философ М.К. Мамардашвили писал о том, что З. Фрейд и Р. Музиль создали славу Вене, и Вена стала местом бытия в культуре, поскольку в ней сосредоточилась тонкая культурная пленка, позволяющая преодолеть небытие. Подобный тонкий слой культуры невозможно пересадить из другого общества. Его можно только взрастить на собственной почве. А.С. Пушкин, к примеру, не любил города, предпочитая ему Болдино и Михайловское, но именно с «Медным всадником» связано наше современное представление о Санкт-Петербурге.

Точно так же можно сказать, что Прага, где жил Кафка, явно присутствует в его сочинениях, несмотря на то, что он с самого начала отмежевывается от «поэзии» Праги. «Кафка совсем не восприимчив к поэзии Праги, он ничего не заимствует из ее традиций и легенд, так как он ненавидит Прагу. Всю свою жизнь он хотел бежать из нее. В декабре 1902 г. в одном из своих первых сохранившихся писем он пишет своему другу Оскару Поллаку после короткого пребывания в Мюнхене, где он собирался записаться в университет: «Прага не отпускает нас. Ни тебя, ни меня. У этой матушки, говорит он, трансформируя чешское Maticka Praha, – есть когти. Надо покориться или же... Надо бы поджечь ее с двух концов, поджечь Вышеград и Градчаны – тогда, может быть, удалось бы вырваться. Представь себе этот карнавал!» ( Клод Давид. Франц Кафка. Прага. 1987. Ч. 1. С. 76.) Кафка на протяжении всей своей жизни будет стремиться сбежать подальше от Праги.

Это желание сбежать из города не было чисто кафкианским. Подобные чувства испытывали и многие великие представители модернистского искусства. Например, Р.М. Рильке в 21 год покидает свой родной город с тем, чтобы не вернуться туда никогда; Ф. Верфель, признаваемый в довоенной Праге гением, также уезжает в Гамбург. При этом интересно отметить, что пражские мотивы никогда не покидают творчества этих писателей и поэтов. Мы просмотрим два фильма об образе Петербурга и Праги.

Образ города оказывается «рассыпанным» во множестве культурных текстов, даже специально и не посвященных именно данному конкретно-историческому городу. Например, у Кафки пражские элементы присутствуют даже в тех сочинениях, где повествование разворачивается в мире абстракций и фантазий. Можно проследить шаг за шагом в «Описании одной борьбы» Ф. Кафки дорогу, по которой однажды вечером следует герой повествования вместе со своим спутником: здесь узнаются мост Карла IV с его барочными статуями, Остров Лучников, Большая площадь Старого Города с колонной Девы, которую младочехи собирались разрушить в 1918 г. как символ австрийского гнета. В знаменитом кафкианском «Процессе» Йозеф К. отправляется на свой первый допрос в рабочий квартал с маленькими лавочками, расположенными в подземельях. Пражане узнавали в этом описании предместье Жижков, где находилась асбестовая фабрика.

В самом пейзаже, с которого начинается «Приговор», воспроизводится вид, находящийся перед окном Кафки почти у самой реки с высотами Градчан и садами Бельведера на другом берегу. Таким образом, противоречивый и исторически развивающийся «город» как идеальное отражение вполне реальных земных городов в искусстве оказывается мощным фактором воздействия на сознание и, прежде всего на подсознание читателей, публики, «потребляющей» художественные произведения.

Человек не воспринимает образ даже незнакомого города «как он есть», непосредственно. Образ – это продукт нашего сознания, реагирующего на видимую действительность сквозь призму памяти. На восприятие реально существующего города накладывается образ «прекрасного города», который представляет собой сложный синтез прямых впечатлений от пребывания в разных городах, виденного на фотографиях, в живописи или графике, прочитанного и услышанного. Другими словами, всякое «непосредственное» восприятие не является таким уж непосредственным: оно опосредовано бессознательным сопоставлением того, что находится перед глазами, с тем, что было выстроено внутри нашего сознания. Более того, «вымышленные» города оказывают прямое воздействие на восприятие городов реальных.

Никто не был ни в Лиссе, ни в Зурбагане, поскольку эти и другие при- морские города выдумал Александр Грин, но каждый, кому довелось побывать в южных приморских городах, находит в них черты Лисса и Зурбагана. Искусство с древнейших времен формирует образ города. Так, в романе Ахилла Татия мы встречаем описание Александрии как целостного эстетического феномена: «Когда я входил в ворота, называемые Вратами Солнца, развернулась передо мною сверкающая красота города, исполнившая наслаждением мой взор.

Прямой ряд колонн высился с обеих сторон от этих ворот Солнца до ворот Луны; божества эти охраняют входы в город; а между колоннами тянулась равнинная часть города. Ее пересекало множество улиц, и, не выходя из города, можно было сделать большое путешествие.

Немного пройдя по городу, я вышел на площадь, носящую имя Александра. Отсюда я увидел остальные части города, и здесь красота делилась. Лес колонн располагался прямо передо мною, другой такой же – в поперечном направлении. А я, ненасытный зритель, пытался как-нибудь поделить свои глаза на все улицы, и не хватало у меня сил охватить взором красоту целого. На одно я смотрел, на другое только посмотреть хотел, одно спешил увидать, но и другого не желал миновать... Скитаясь по улицам, горя тщетным желанием обозреть все, я наконец измучился и сказал: «Очи мои, мы побеждены!»

Писатель Либаний в IV в. пишет об Антиохии (территория современной Сирии): «Полагаю, среди существующих городов не найдется ни одного такой величины, при столь прекрасном местоположении. В самом деле, начинаясь с востока, город по прямой линии идет на запад, простирая двойной ряд высоких портиков. Эти портики отделяет друг от друга улица под открытым небом, мощенная камнем, той же ширины, что и они.

Длина этих тянущихся галерей так велика, что много рабочих рук потребовалось только для того, чтобы выровнять такую площадь, а пройти ее всю от начала до конца утомительно, и приходится ехать на конях; и так гладка и непрерывна эта дорога, не преграждаемся ни впадинами, ни обрывами, ни другого рода препятствиями, что уподобляется она краскам в картине, сменяющим друг друга по воле художника... .

Гора тянется около города, возносясь ввысь, словно щит, высоко поднятый для обороны, но тем, кто живет под нею, ничто не угрожает от подобного ее соседства, а все прелести весны – источники, травы, сады, ветерки, цветы, голоса птиц – достаются на их долю раньше, чем всем остальным.

Портики кажутся реками, текущими вдаль, а переулки – каналами, от них отведенными. Одни, обращенные в сторону горы, ведут к прелестям предгорья, а те, что обращены в другую сторону, выводят к другой дороге открытой, с домами по обеим сторонам ее, словно это каналы, прорытые для того, чтобы переплывать из одной реки в другую. И эта часть города кончается во многих местах цветущими садами, которыми окаймлены берега Оронта ... (Цит. по: Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Мир архитектуры. Язык архитектуры. М., 1985).

В «Описании Греции» Дикеарха (между 250 и 200 гг. до н.э.) зафиксирован процесс «узнавания», который переживают многие люди, впервые посещающие известный город: «Дорога [к Афинам] приятна, кругом все возделано и ласкает взор. Самый же город – весь безводный, плохо орошен, дурно распланирован по причине своей древности. Дешевых домов много, удобных мало. При первом взгляде на него «приезжим не верится, что это и есть прославленный город афинян; но вскоре же всякий тому поверит: самый прекрасный на земле – Одейон; замечательный театр, большой и удивительный; расположенный над театром богатый храм Афины, называемый Парфеноном, приметный издали, достойный созерцания, приводит зрителей в величайшее восхищение; Олимпион, недоконченный и тем не менее поражающий своими архитектурными очертаниями, стал бы превосходнейшим сооружением, будь он достроен; три гимнасия, Академия, Ликей, Киносарги, все усаженные деревьями, с зелеными лужайками; цветущие сады различных философов – очарование и отдых души; множество мест для ученых занятий, беспрерывные игры» (Цит. по: Гутнов А.Э., Глазычев В.Л. Указ. соч.).

Оба образца: один эстетический, другой сложный, сочетающий эстетическое отношение с сугубо практической оценкой комфортности городской жизни, были заданы в культуре чрезвычайно давно. Оба продолжали на нее влиять, формируя образец для подражания, и все дальнейшее представляет собой грандиозное собрание индивидуального следования образцам в столкновении с индивидуальностью бесчисленных городов.

Возникает странный парадокс: о некоторых замечательных городах древности, от первоначального облика которых остались лишь несколько разрозненных памятников и руин, мы можем иметь лучшее представление, чем о множестве мест города, в котором живем, если литератор и художник не «помогли» нам увидеть его как художественное целое.

Только с эпохи Возрождения можно говорить о формировании осознанного эстетического восприятия города. В самом деле, прибывая в уже преобразившиеся города Италии XV в., путешественники с севера и востока Европы в равной степени испытывали затруднения в передаче читателям образов, которые их восхитили. Так, в дневниках немецкого рыцаря Арнольда фон Харфа, бродившего по Венеции, мы читаем: «Вплотную к храму Сан Марк стоит Палаццо Дожей, очень красивый и со дня на день становящийся все краше старанием Дожа Августина Барбариго, который теперь покрывает дворец мрамором и золотом. Он строил в это время лестницу целиком из мрамора с чудной резьбой, которая теперь была выполнена наполовину, и эта половина стоила десять тысяч дукатов...».

«Иными словами, можно говорить не столько об образе, сколько об эволюционно складывающейся иерархической образной системе, формируемой при сочетании целенаправленных художественных актов, непреднамеренных действий и их результатов. На каждом этапе развития образной системы города она представляет собой сложный конгломерат самостоятельных образов и фрагментов, приобретающий художественную целостность не только в нашем сознании (что несомненно и закономерно), но и как объективно складывающаяся пространственная структура» (Яргина З.Н. Эстетика города. М., 1991. С. 39)

Таким образом, весьма важной становится проблема субъектного восприятия города как реального условия жизнедеятельности «горожанина», способа его самоидентификации, необходимого условия структуирования социального пространства.

В рассматриваемом аспекте город – это и реальное социальное образование, и феномен духовной жизни человека. Конечно, город как понятие не существует в реальности, если иметь ввиду, что наука изучает то, что Платон называл миром идей, находящимся вне эмпирического бытия человека, т. е. в современной интерпретации – идеальные сущности, законы развития природы и общества. В понятиях отражается сущностная сторона конкретных эмпирических вещей. С точки зрения Ф. Хайека, например, такие «вещи», как «классы», «общества», «государства» – это понятия, которые конструируются людьми. В действительности же существуют отдельные индивиды, обладающие идеями и ценностями, и действующие на их основе (см.: Хайек Ф. фон. Познание. Конкуренция. Свобода. М., 1999). В этом смысле город как феномен культуры рождается, исходя из значимости самой идеи огораживания и социальной организации пространства.


б) меняющиеся ценности в образе города

У каждого исследователя при рассмотрении города превалируют положительные или отрицательные стороны образа: город рассматривается как источник преступлений, отклонений и разного рода девиаций или город рассматривается, как более интенсивное коммуникативное пространство, место концентрации науки, культуры и образования.

В других случаях город может выступать как объект микро- и макроанализа. Микроанализ города ставит во главу угла конкретные явления и феномены городской жизни. Увеличение масштаба анализа дает возможность взглянуть на город во всей его целостности и полноте.

^ Город как базар можно отнести к положительным образам. Это место, дающее рыночные возможности для выбора форм самоуправления. Это богатство и разнообразие черт, позволяющее каждому найти в городе свое. Ф. Зиммель пишет о кругах — «паутине» человеческих взаимозависимостей. Если человек рождается как представитель лишь одного круга, то в течение жизни каждый расширяет круг своего проникновения в самые различные слои, начиная от семейных и заканчивая профессиональными. Впоследствии взгляды Зиммеля творчески развивались учеными, увидевшими в городе богатство представляемых возможностей.

^ Город как джунгли. В данном случае город предстает как место, где идет постоянная борьба за выживание. Это плотно населенная территория, различные части которой охраняются теми, кто имеет на нее права. Это каждодневные контакты с чужаками, которые в любой момент могут стать проблемами. Не следует отождествлять джунгли с хаотизмом и беспорядочностью.

Если социологов, изучающих город-базар, интересует в основном личностная сторона взаимоотношений, то для другой части социологов в большей степени важна общественная, межличностная сторона взаимодействий. Работы авторов Чикагской экологической школы позволили выделить в городе различные территориальные общности, занявшие в нем определенные ниши и успешно сосуществовавшие друг с другом. Количественный рост и возрастание сложности организации территориальных сообществ рассматривались через призму экологических терминов: вторжение, накопление, вытеснение. Город в работах этих авторов выступал отнюдь не как дезорганизованное пространство. Напротив, за всеми основными процессами прослеживалась борьба за недостающие ресурсы.

^ Город как организм. Такого рода традиции в описании города восходят к работам Г. Спенсера, синтезировавшего «эволюционистскую перспективу» с разделением труда А. Смита. В рамках данного направления, город предстает как система, в которой имеется новое качество, иное, нежели чем в отдельных его частях.

В числе наиболее авторитетных авторов, изучавших город в таком контексте, можно назвать Э. Дюркгейма. «Органическая солидарность», лежавшая в основе современного ему общества, базировалась на связи социально специализированных единиц. В то время как «механическая солидарность» традиционного общества базировалась на гомогенных общественных единицах. В современном обществе каждая часть его системы зависит от другой, именно это не позволяет ему ввергнуться в пучину постоянных конфликтов. Через «органическую солидарность» разнообразие ведет к специализации — основе нового социального порядка. Подход к городу с позиций «органической солидарности» выводит предмет с позиций его внутренней замкнутости, характерной для социологов Чикагской школы. Таким образом, город начинал представать как часть сложной системы общества, где его формирование было лишь частью многомерного исторического процесса.

^ Город как машина. Наиболее ярко картину города, отвечающую данному образу, можно увидеть в фильме Ч. Чаплина «Новые времена». Эта машина создана ради собственного интереса создателя механизма. Ее целью является отнюдь не благополучие отдельных ее составляющих и обслуживающих, скорее наоборот. В работе 1988 г. Д. Логэна и Х. Молоча «Городское богатство. Политэкономия места» анализируется возрастание зависимости города от интереса правящих элит, от выгоды и процветания данных групп городского населения. В рамках этого направления работает целая плеяда выдающихся социологов: Д. Харвей, М. Кастелльс. Все они в основу анализа города кладут изучение экономических процессов и политического властного процветания, влияющего на формирование города.


в) образ города как семантическая конструкция

Образ – это субъектная картина мира. Кто является субъектом? До определённых пределов у каждого горожанина – «свой город». Существует также коллективный образ города, субъектом которого является городское сообщество – «наш город». Образы городов различаются в истории, субъектами которых являются культурно-исторические сообщества: античный город, средневековый город, город эпохи Возрождения и т.п. Существуют национальные образы городов. Наконец, урбанисты говорят об архетипе города как таковом, о существовании чуть ли не общечеловеческой символики города. В религиозной философии обсуждается проблема «Града небесного». Все эти образы действительно существуют в реальности отношения человека к городу. Субъектами социальных отношений, социального взаимодействия являются социальные группы – совокупность людей, объединённых социально значимыми признаками социальной дифференциации. Какие признаки являются значимыми, кто, какие группы являются субъектами восприятия конкретной городской среды? Ответ на эти вопросы можно получить лишь в процессе конкретных социологических исследований комплексного характера, в том числе и исследований по социальной структуре города. В разных городах может доминировать «картина» разных субъектов восприятия: «студенческая», «рабочая», «военная», «монастырская», «великорусская» и т.п. А может и не доминировать никакая, а иметь место сложная интерференция различных «картин» и образов – это случай наиболее типичен. Бывают и «безликие» города. Полный образ не создан ни для одного города. Восприятие города индивидуально, но оно социокультурно детерминировано. Человек смотрит на мир через призму групповых норм. Эту ситуацию П. Бергер и Т. Лукман называли социальным конструированием реальности. В то же время конструирование образов – это личностный процесс. На этот процесс оказывает влияние конкретная социокультурная ситуация. Конкретность её заключается в том, что определяет ситуацию личность. И процесс этот осуществляется семантическими средствами. Образ существует в форме языка сообщества - лингвистическая форма. Одновременно образ существует в форме индивидуально эмоционального переживания – психологическая форма. Образ имеет также символическую форму, т.е. имеет общезначимое содержание.

^ Особенности восприятия города:

1. Окружающая жизненная среда не совокупность дискретных объектов, а некоторая протяжённость, взаимосвязь и взаимопереход территории, пространства отношений, событий и ситуаций. («Хорошее место» – это место где всё-всё хорошо.). Изменение одного приводит к изменению всей среды. Территориальная, социальная и культурная мобильность взаимосвязаны.

2. Город – поток изменений, смена ситуаций, непрерывный спектакль с разными действующими лицами и сменой декораций. Город – непрерывная и нескончаемая последовательность «драматургических действий» самопрезентации горожан. Циклические процессы – не характерны для городской жизни.

3. Все предметы среды существуют не сами по себе, а как элементы событий. Характер их значимости обусловлен контекстом всей жизни. Предметы свидетельствуют, напоминают о том, что было. Город запечатлевает и хранит в своей предметной сфере события, историю, дела и мысли людей. Город – опредмеченный «текст истории», он помнит, напоминает и рассказывает. В то же время события, как значимая система действий существуют в смысловом контексте, при утрате которого отдельные фрагменты городской среды теряют свою выразительность или даже исчезают для восприятия.

4. Город одновременно и продукт и источник активности. В восприятии, сознании горожанина территориальные места сливаются с пространством отношений и символикой места, уходящей в глубь индивидуальной жизни и истории. Люди живут не вообще в пространстве, а в пространстве, имеющем «имена»: люди как то обозначают их. Иногда эти имена совпадают с топонимикой, иногда – нет. Это конструкция жизненного пространства, созданная человеком из материальных и духовных аспектов экзистенции, одухотворённое место. И если у человека его нет, то нет жителя, а есть проживающий на данной территории. Территория становится ландшафтом – «композицией мест, наделённых смыслом» (В.Л. Каганский). Ландшафт создаёт умонастроение, в определённой мере определяет поступки.

5. Город – продукт интерпретационной деятельности. Горожане придают определённые значения окружающим их предметам, событиям, процессам. Совокупность значений формирует, создаёт ситуацию.

В качестве наиболее общих условий формирования образа города, являющихся одновременно и принципами проектирования, К. Линч называет следующие. 1) Опознаваемость: как отдельные фрагменты городской территории (так и город в целом) имеют (или не имеют) знаковые предметы, т.е. то, что их более всего характеризует, отличает, на чём «останавливается глаз»; порой люди так и говорят: «это район, где есть… (например, «У башни», «У Максима», «У Пушкина»). Существуют символы города, территории, пространства. 2) Композиционность – существование смысловых связей между наблюдателем и средой – семантическая ситуация, когда предметы среды сливаются в единый ансамбль, несущий гуманистические, возвышающие человека смыслы; «любые фрагменты городской среды хороши, если они коммуникативны, т.е. осмысленны и гуманны» (Т.М. Дридзе, 1999). 3) Вообразимость – способность среды «пробуждать воображение», быть полем символической коммуникации, способствовать социокультурному диалогу субъектов разного типа и уровня.

Конструирование образов городов – создание новых социокультурных проектов – задача одновременно научно-инженерная и идеолого-мировоззренческая. Если этими задачами не заниматься конструктивно, то появляются деструктивные формы восприятия города и деструктивные феномены городской жизни: «исчезновение», «затерянность» районов – ситуация, когда жители ведут себя так, будто района нет; «безликость» района и акты вандализма по отношению к нему; «забытые», «потерянные» районы с разочарованными и раздражёнными жителями; чувства беспокойства, опасности.


^ Функции образа города.

Значение адекватного и творческого восприятия города обнаруживает себя в следующих функциях образа города:

1) Коммуникативная функция - единый образ территории, города может явиться основой территориального сообщества: соседства, землячества и т.п.

2) ^ Мировоззренческая функция. В картине мира образ среды обитания играет далеко не последнюю роль. Первоначальные впечатления о мире и людях связаны с непосредственным окружением. Его значение подчёркивается выражением «малая родина». Патриотизм горожанина непосредственно связан с чувством любви и гордости к своему городу.

3) ^ Социлизационная функция. Социальные нормы, которые усваивает человек – это опять же нормы непосредственного окружения. Особо значимы первичные нормы поведения. Большинство людей их усваивают в семье. Но в городах всегда было немало детей улицы. Гаврош – беспризорный мальчик Парижа из романа В. Гюго «Отверженные» – стал нарицательным именем. Культура беспризорников – это в значительной степени городская субкультура. Образ города включает в себя представления о нормах поведения в городе вообще. В то же время каждому городу присуща своя специфика нормативности, представления о «нормальном» и «правильном». Города и горожане сильно отличаются друг от друга по нормам поведения.

4) ^ Функция личностной самореализации. Образ города – это, прежде всего, конструкция личностного пространства: пространства отношений, связей, значимых предметов и фрагментов городской среды. Личностно значимые аспекты жизни определяют и траекторию территориальной мобильности. «Мой город» – это «Я в городе». Данная функция реализуется через: 1. Самоидентификацию (в том числе и территориальную); 2. Выбор норм и форм поведения; 3. Ценностно-мировоззренческое самоопределение. Город не только даёт возможность, но и интенсифицирует личностный рост ситуацией социокультурной гетерогенности.

5) ^ Прагматическая функция. Адекватный образ города просто практичен, он позволяет правильно ориентироваться и на территории и в пространстве отношений. Но у людей разные представления о пользе, поэтому и различна прагматика отношения к городу.

6) ^ Магическая функция. Город завораживает многим, в том числе и своими тайнами. Город всегда загадка – «лабиринт», идя по которому сталкиваешься со многими неожиданностями и переживаешь превращения.

Общей задачей является представить себе образ города, адекватный субъекту восприятия. Это позволит через специфику восприятия понять жизненный мир и проблемы субъектов городских отношений. В конечном счёте, это позволит лучше понять поведение горожан. В основе понятия «образ города» лежит идея единства, взаимообусловленности среды и образа жизни.
^

2.3. Глобализация и мегалополизация: новые пути перемен





Скачать 1,19 Mb.
оставить комментарий
страница4/5
Дата29.09.2011
Размер1,19 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх