Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается. Просто крылья самолета несут ее туда, где будет поставлена твердая, жирная точка icon

Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается. Просто крылья самолета несут ее туда, где будет поставлена твердая, жирная точка


Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
Крылья границы...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
В. Г. Исаченко Архитектура Петербургского модерна в русской литературе...
Вопросы
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
Асефа Баята «Ислам, исламизм и диалоги о культуре в Европе»...
План: Вступительное слово (предисловие) Странности любви в мировой литературе...
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
вернуться в начало
скачать

13.

Если несколько месяцев назад Катя Луговая на пути в Москву жила любовной восторженностью к своему мужу и олицетворяла самую счастливую особу на свете, то обратно ехала совсем иная женщина. Катей овладела печаль и невеселые думы, и только светлая благодарность Артему и Виктору сглаживали горечь воспоминаний. Под стук колес скорого поезда острая радость освобождения прошла, вставала невеселая перспектива объяснения своего отсутствия на факультете, явное фиаско в глазах однокурсников всех радужных устремлений, какие несли ей корона первой красавицы и блестящее замужество. Ей стыдно показываться на глаза даже маме, которая предостерегала от столь сомнительной поездки за границу с богатым любовником. Возможно, мама пощадит ее и не станет упрекать в свершившемся горе. Слава Богу, хоть вырвалась на свободу живая и здоровая.

Внешне здоровая, а внутренне она вся надорвана и опустошена настолько, что не сможет ответить взаимностью этому благородному человеку, который ее спас и обожает. Она видит, понимает, догадывается. Иначе ради чего бы он ввязался в опасное дело? Мама заплатить ему не в состоянии, и она тоже. У нее есть только ее красивое тело. Но ни за что в жизни она не станет расплачиваться с Артемом таким способом, да и он вряд ли нуждается в таком расчете. Ему нужна ее любовь, такая же, как у него к ней. Но пока, кроме глубочайшей благодарности, восхищения его мужеством, удалью, она ничем ответить не может. А почему бы не полюбить этого верного и преданного парня? Нет родника чище, чем его душа! И любовь глубокая, как Байкал.

Чем ближе подъезжали к дому, Катя замечала, тем сильнее мрачнел ее избавитель. С каждым днем они все меньше разговаривали. Если в первый день, накупив продуктов, насколько им позволяли деньги, Катя с удовольствием хозяйничала за столиком купе, старалась сытнее накормить Артема и почти беспрестанно говорила ему что-то о своей любимой кухне, об обилии самых разнообразных салатов в их рационе, то к концу дороги ее живость улетучилась, как пар от шашлыка, оставляя ненадолго след запаха, и тяжкие думы о будущем сковали все ее чувства. И только один стыд ежовым колесом накатывался на нее своим жгучим оперением. Ей стыдно перед человеком, который ее любит, за свое легкомысленное прошлое, за то, что она так легко дала себя обмануть и втоптать в несмываемую грязь. Она часами сидела и молчала, словно замороженная, или уходила в коридор вагона, попросив извинения у Артема, смотрела в мелькающую за окном пожухлую рыжую степь или холмы и горы в лесистом багряном убранстве и не воспринимала проносящуюся красоту, находясь в абберации чувств, когда действительное воспринимается ложно. Стук колес в первые часы пути, казавшиеся Кате прекрасной музыкой, сопровождающей ее в новую жизнь, теперь этот перемежающийся звук раздражал своей монотонностью и бесконечностью, являясь неким укором за безоглядную любовь и доверие, за совершенное легкомыслие, за пренебрежение к советам мамы и высказанным предостережениям.

Их соседи по купе, тоже молодая пара, ехавшая почти до самого их города молчаливо переглядывались, недоумевая, что за кошка пробежала между их соседями, но из деликатности расспросами не досаждали. Чужая тайна - кладезь домыслов и пересудов. Проблема, заложенная в ее основу вполне разрешима для постороннего, только поделись, и рецепт готов. Особенно, когда находишься в пути, а твои попутчики становятся истинными друзьями, и даже чуть ли не родственными душами. Как хорошо решаются коллективом проблемы, как легко вылетают советы! За столь серьезной занятостью время летит, как стая борзых во время травли. Но, увы, у соседей ротик на замочке, а ключик потерян. Словом, с попутчиками не повезло.

И все же Катя заставила себя объясниться с Артемом.

Они остались в купе одни, а ехать предстояло еще часа три. Артем мучался, сидя у окна, иногда бросая на нее взгляды, полные любви и тоски, но не решался завести откровенный разговор, боясь его исхода. Ему было одновременно стыдно за свои претензии на любовь девушки якобы за освобождение, и он не смел говорить на эту тему сейчас, откладывая и страдая. Хотя стыд для храброго человека не позор, а инструмент высокой его нравственности. Наконец, он не выдержал, встал, собираясь покинуть купе до приезда в город, но Катя удержала его.

- Артем, не уходи, я хочу поговорить о нас.

Он остановился на полпути, повернулся с проблеском надежды в глазах и сел.

- Катя, если тебе тяжко и неприятно, не надо. Вот приедем, я отведу тебя к маме, и ты забудешь всю эту эпопею, как страшный, кошмарный сон.

- Нет, Артем, не забуду. Особенно тебя.

- Спасибо,- с благодарностью сказал Артем.

- Не благодари меня, я пока ничего не заслужила. Я знаю, почему ты бросился меня освобождать, как в омут, из которого вынырнуть не просто. Еще в самолете, по твоим глазам я прочла причину, а в Киеве убедилась: тебя толкала бескорыстная любовь, а Виктора - ваша мужская, крепкая дружба. Да-да, это так, не отводи глаза.

- Догадаться не трудно, я согласен. Это так, я тебя люблю!

- Спасибо тебе, Артюша, ты прекрасный человек! Я восхищаюсь тобой и Виктором. Вы те парни, каких надо любить, и я убеждена, что в тебя влюбится не одна девчонка, и ты можешь кого-то осчастливить. К сожалению, я к таким не отношусь. После той грязи, в которой я была, я даже не смею стоять рядом с тобой. И только огромная благодарность, какую нельзя измерить человеческими понятиями, заставляет меня быть подле тебя, и, зная о твоих чувствах ко мне, не уйти, не броситься вон. Ты не должен пасть жертвой публичной особы. Мне надо очиститься.

- Это не жертва, Катя, это большая любовь, благодаря которой ты на свободе. Она, только она толкала меня на риск.

- Надо быть неблагодарной слепой свиньей, чтобы не увидеть такого яркого порыва, я полностью отдамся тебе, когда мы сможем остаться наедине. Но ты ведь не хочешь получать мое тело, как плату. Не скрою, ты мне очень мил. И все же мне надо время на очищение. На месть! Я слабо верю в Бога, но теперь, когда он послал тебе любовь, и она вершила нашими судьбами, я начинаю думать, что Всевышний есть! Свобода, добытая твоими и Витиными усилиями, не полная, моя душа, мой дух по-прежнему в плену прошлого коварного обмана, угнетена позором. Возможно, я буду орудием мести, как недавно являлась орудием забавы. И когда я отомщу, я обрету полную свободу и стану твоей и душой и телом.

- Хорошо,- после некоторого раздумья сказал Артем.- Если ты моя жизнь, то твое мщение и очищение - тоже дело моей жизни. Как ты это себе представляешь, ты все же слабая женщина, а коварства я в тебе не вижу.

- О, коварство придет, его рождает во мне неистребимое желание мести - этого сладкого слова! Я понимаю, разве можно без денег, величайшей силе, какую изобрел человек для своего порабощения и могущества, одолеть светского льва, который на ужин заказывает свежего фазана, черную икру, живую стерлядь и элитное шампанское «Вдова Клико» по несколько сот долларов за бутылку. Чтобы отомстить богатому человеку, надо тоже стать богатой. Я не знаю, как это сделать, но попробую одно средство,..- Катя закусила губу с трудом овладевая чувствами негодования и отчаяния, охватившие ее и понятыми Артемом. Но она собралась с силами и продолжила: - Если бы ты знал, как я страдала под жирной тушей Али, как душило меня омерзительное чувство насилия, как я мечтала вонзить в живот своего истязателя кинжал, как мечтала о мщении главному виновнику своего рабства, ты бы меня сейчас не корил в своей душе. Но если я отступлюсь от мщения, я возненавижу себя. Рядом с тобой я вновь почувствовала себя если не счастливой, то просто полноценной женщиной. Но чем ближе к дому, откуда начался мой позор, тем больше я теряю присутствие духа и вижу себя раздавленной черепахой.

- Большая скорбь - часто венец душевным силам: либо человек мужает, либо тает, не находя опоры. Все же ты должна поделиться своими намерениями и опереться на меня. Ты убедилась, что я кое-что умею делать.

- Мстить не значит, обложить себя трупами. У меня пока все смутно, потому что нет денег. Но одно ясно, узнав, что я сбежала, Корзинин, я даже не хочу произносить это слово, может меня попросту заказать и уничтожить. Мне надо быть невидимкой. Этакой нимфой, которая владеет тайными силами природы и, накопив их, поразит недругов.

- Ты хочешь прибегнуть к ядам?

- Как одно из крайних мер, если не возможны иные. Но я сказала об одном средстве, которое тебе может не понравиться.- И она, как бы опасаясь, что их услышат, зашептала ему на ухо.

- Что ж, приятного мало, но недурно. Это средство способно сожрать человека заживо. Но знаешь ли ты всех своих врагов?

- Корзинин, кто ж еще?- удивилась Катя.

- Корзинин далеко не самостоятельный бизнесмен, он под пятой у своего шефа, а шеф - отец одной особы.

- Да, Миры, моей бывшей соперницы. Не хочешь ли ты сказать, что она во всем виновата?

- Она - причина твоего заточения.

- Для женщины борьба за мужчину естественна. Не думаю, что она подсказала негодяю такой план избавления от соперницы.

- Я тоже, но у нее есть любящий всемогущий отец, на совести которого, по словам Кости, несколько заказных трупов. Он перешагнет через любое препятствие, растопчет любого человека ради барыша и слепой отеческой любви к дочери, которой Бог наградил его в наказание. Она вьет из него веревки.

- Ты считаешь, он причастен?- тихо спросила Катя, падая духом.

- Бесспорно, он надавил, может быть, даже подсказал способ, а Корзинин осуществил. Обмануть тебя, влюбленную и доверчивую, прости меня за эти слова, было совсем не трудно.

- Я это поняла давно, и гнусное предательство жжет мое сердце каленым железом,- гневно сказала Катя, и зрачки в ее синих глазах расширились, а губы задрожали.

«В раненом сердце нет пока места еще для одной любви»,- с горечью подумал Артем, наблюдая за душевным состоянием девушки.

- Хорошо, как учил меня полковой «батя», без глубокой разработки нескольких вариантов операции, успеха не добьешься. Если ты мне доверяешь, давай просчитаем первые шаги.

- Давай,- согласилась Катя.

Артем расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, вынул на цепочке крестик и поцеловал его, пробормотав: «Благослови на возмездие!»

14.

Излишне говорить, что встреча матери и дочери была трепетной и слезливой, выражала искреннюю радость и глубокую любовь. Эту вечную непреходящую ценность. Она существует на земле независимо от нас и многолика. Это не только любовь мужчины к женщине и наоборот, это любовь матери к дочери, какую мы сейчас наблюдаем, к сыну, отца к детям и детей к старикам; это любовь человека к животным, к долам и рекам, ко всему миру, что нас окружает. Если этого нет в человеке, он просто урод, недоношенное существо. Любовь зверя к своему дитя, защиту его, человек называет инстинктом. Да, это вечный инстинкт и потеря его - разрушение мира, того баланса, на котором он держится. Настоящая человеческая любовь всепрощающая и неиссякаемая, как источник, с которого берет начало река. Со своим миром и силой жизни, способная накормить и напоить все живое и человека, обласкать своей прохладой в жаркий день, но быть суровой в стужу и в бурю, стать его могилой или недругом.

Выплакавшись, Вера Андреевна отправила дочь в ванную, а сама бросилась накрывать на стол. Она хоть и сожалела, что Артем не остался ужинать с ними, но находила это правильным. Молодой человек должен явиться к родителям, успокоить их своим благополучным возвращением, но больше всего потому, что женщинам надо побыть одним, излить душу, а тут третий лишний.

Освеженная горячей и душистой ванной, Катя облачилась в свой банный халат и влекомая мамой, прошла в уютную кухню, где ее ждала мамина любимая стряпня, стояла бутылка вина. Упреждая все будущие расспросы, Катя сказала:

- Мама, я вернулась. Мне было там тяжко, мне стыдно перед тобой за свое легкомыслие, но прошу тебя, не расспрашивай меня ни о чем. Я, конечно, никогда не забуду этого прошлого, но помоги мне обрести душевный покой, а вот о будущем можно говорить сколько угодно.

- Доченька, я так исстрадалась за эти месяцы, и этого довольно, я не стану упрекать тебя ни в чем, но давай впредь не делать ошибок. Давай с тобой сначала выпьем за твое счастливое возвращение, за твоего спасителя, я так долго ждала этой минуты!- Вера Андреевна потянулась к бутылке вина, чтобы разлить его в бокалы, и вскрикнула от резкой боли в сердце, замерла, закрыв глаза и плотно стиснув зубы.

- Мама, что с тобой!- воскликнула Катя, бросаясь на помощь.

- Ничего, доченька, сейчас пройдет. Кольнуло в сердце, это от радости. Подай-ка мне валидол, он в кухонном шкафчике.

Встревоженная Катя бросилась к знакомому шкафчику, где всегда хранятся лекарства и быстро отыскав упаковку, отделила таблетку и сунула в рот матери. Та, не двигаясь, спрятала ее под язык.

- Может быть, тебе прилечь?

-Нет, я боюсь шевелиться, сейчас боль пройдет. Вот видишь, мне всегда валидол помогает. Мне уже лучше.

Катя со страхом смотрела на мать. Страх становится для нее нормой жизни, где бы она ни находилась. Страх перед Али, перед очередным клиентом, страх за возможное избиение плетью сменился страхом за жизнь мамы. Но быть рабою страха- значит отказаться от борьбы и расписаться в своем малодушии. Катя не из таких. Страх этот у нее чисто женский инстинктивный, перерастающий в благородную ярость. Если соглашаться с Шекспиром, утверждающего, что страх - всегда спутник неправды, то чувство боязни вовсе и не страх, ибо Катя никогда не стремилась лгать и выкручиваться, присутствие сильного духа ее никогда не покидало. Тем более теперь, когда она рядом с родным человеком.

- Давно это у тебя?- спросила она, собираясь услышать отговорку.

- Месяца два,- виновато, но мужественно ответила мама.

- Ты обращалась за помощью?

- Да, дважды ходила на прием к врачу. Это у меня на нервной почве. Чаще всего подскакивает давление, а сегодня - кольнуло. Теперь все наладится, коль ты дома.

- Да-да, мама. Устроюсь на работу и буду жить тихо, как мышка.

-Это не в твоем характере. Но меня теперь не меньше беспокоит твоя безопасность.

- Ты о чем, мама?

- О Корзинине, конечно. Думаю, ему очень не понравится твое возвращение, ты владеешь его тайной.

- Вот ты о чем! Твои опасения не беспочвенны. Только я теперь не та наивная девочка, что была весной. Я много передумала, во многом поняла сущность человеческую, особенно зараженную бациллой алчности. Эти люди напоминают мне бешенную собаку, а бациллу бешенства в их кровь занес передел собственности.

- Ты верно рассуждаешь, но от этого нам не легче. Я по-прежнему боюсь Корзинина. Что нам делать?

- Уничтожить Корзинина!- Катя стояла возле мамы любимая и беззащитная, красивая и слабая и совсем не показалась Вере Андреевне могучим атлантом, который схватит врага за горло и выбросит на помойку. Она еще не знала, насколько ее дух крепок, а ненависть сильна.

- О чем ты говоришь, дочка! Выкинь из головы.

- Что же мне тогда делать, ждать милости или смерти?

- Господи, как только Артем заронил во мне надежду на твое спасение, так я стала беспрестанно думать о Корзинине и пришла к выводу, что он постарается от тебя избавиться, и решила, что куплю пистолет, научусь стрелять и убью его!- лицо Веры Андреевны полыхало такой бесстрашной решимостью, что Катя поразилась, открывая в маме это новое качество. Качество защитницы, способной на самопожертвование, ради своего дитя. Разве мама все эти годы была иной, вскормившей ее и оберегавшую, просто в обыденных делах это никто не замечает, все совершается, как само собой разумеющееся, а сейчас материнские и дочерние чувства обострились и увиделись рельефно, словно через линзы микроскопа.

- Мама, милая мама, тебе этого не удастся сделать, даже если бы ты заручилась моим согласием. Он труслив, как шакал, но осторожен, как разведчик.

- Все равно он совершит непродуманный шаг и подставится мне,- решительно возразила мама.

- Не представляю, как ты его станешь выслеживать? Его охрана вычислит тебя на второй день слежки. У тебя нет никаких средств, как и у меня.

- Что же нам делать?- растерялась от такой аргументации мать.

- Жить инкогнито, мне во всяком случае.

- Но он рано или поздно узнает о твоем побеге и спросит об этом меня. И тут я с ним расправлюсь.

- Помилуй, мама, но как?

- Есть такое понятие - эффект неожиданности. О нем мне рассказал наш ангел- хранитель Артем. Мы совсем о нем забыли. Но сейчас поговорим и о нем, дай только выскажу свою мысль. Так вот, никто из его молодчиков не будет ожидать дерзкого удара, я поставлю условие, что говорить буду только с ним, и я нанесу ему укол с ядом. Не гляди на меня жалостливыми глазами. Я, как и ты, занималась самбо, и у меня хватит ловкости на мгновение стать неудержимым ниндзя. Два молниеносных движения, которые я отрабатываю каждый день, и Корзинин - труп,- Вера Андреевна неожиданно встала и, в мгновение ока, в руку Кати уткнулся зачехленный шприц. Она ойкнула, и уставилась на мать восхищенными глазами.- Мы должны умело защищаться. При агрессии любого подозрительного мужчины, я готова вонзить в его тело вот этот шприц, начиненный нервно-паралитическим препаратом.

Мама извлекла из кармана халата маленький шприц, до половины наполненный какой-то прозрачной жидкостью с укрепленной на нем короткой и зачехленной иглой, вновь спрятала его, завернув в носовой платочек.

- И где же ты его достала?- пораженная столь ошеломляющим открытием спросила Катя.

- Я пока еще весьма привлекательная женщина, и у меня есть поклонники среди военных. Буквально вчера, я получила этот препарат и теперь хорошо вооружена.

Катя сидела по-прежнему ошеломленная и восхищенная. Вот уж поистине не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Она ломала себе голову над тем, как же подойти к вопросу мести, как убедить маму, что ей необходимо временно скрываться под чужой фамилией, точнее продолжать играть роль жены Артема Белянина, но жить на даче у его родителей, в деревне, в приличном брусовом доме, пока что-то не прояснится. Теперь она нашла в лице мамы самого верного союзника в предстоящей борьбе за жизнь, в основе которой лежит месть врагам. Поэтому она решила не таиться от мамы и посвятить ее в свои первоначальные шаги, обсужденные с Артемом.

-Вот такие у нас с ним замыслы,- подчеркнула свой рассказ Катя,- одобряешь ли ты их?

- Хороша же буду я, если отвергну помощь такого человека. Я скажу больше, почему бы тебе действительно не стать ему верной женой и стать счастливой?

- Мама, я объяснялась уже с Артемом. Он мне мил, но я не могу после всей грязи, в какой сидела по уши взять и вот так полюбить человека, как он меня. Он не примет моей жертвы. Но пройдет время, и я осчастливлю его.

- Доченька, я заранее даю тебе свое благословение, я бы не торопилась, если бы не опасность, нависшая над нами. Я думаю, у вас все получится. Ничто не сближает людей так, не роднит их, как совместное дело или поставленная цель. Симпатия, которую ты питаешь к Артему, вот увидишь, перерастет в глубокую любовь.

-Мамочка, не думай, что твоя дочь беспросветная дура, спасибо тебе за благословение, я постоянно думаю об Артеме, но дайте мне время для очищения!- Катя сделала паузу, гася вспышку раздражительности, и мягко сказала:- Если ты себя хорошо чувствуешь, давай все же выпьем вина за нашу встречу. Не настаиваю, ты можешь только пригубить, а я выпью!- и наполнила бокалы.


В один из хмурых октябрьских дней в посольстве Турции было получено и зарегистрировано письмо от гражданки России Е.А.Луговой, жительницы сибирского города на сносном турецком языке. Прочитав его, помощник посла решил, что его компетенции недостаточно для решения вопроса и передал своему господину. В письме значилось:

«Господин Посол!

Я очень долго раздумывала, как мне поступить: обратиться ли к Вам за действенными мерами, или дать интервью российским и зарубежным газетам и телекомпаниям? Но пришла к убеждению, что Вы исполните мою просьбу: проведете расследование и накажете владельца казино «Босфор» Алитета Османа в Стамбуле за то, что он покупает русских девушек у наших нечестных коммерсантов, содержит их как рабынь, использует для сексуальных услуг посетителям своего казино. При этом Алитет Осман девушкам почти ничего не платит, удерживает их в комнатах круглосуточно, за непослушание или за вялое обслуживание клиентов подвергает телесным истязаниям. Такой жертвой оказалась и я, Екатерина Александровна Луговая, девятнадцати лет от роду».

Далее излагались сведения, когда и как автор письма была продана в рабство, какие страдания и издевательства пришлось испытать, при каких обстоятельствах невольнице удалось бежать из казино, и о том, что о побеге была извещена полиция, так как в аэропорту искали беглянку, но не нашли. Автор письма просит также заставить возместить моральный ущерб, нанесенный Алитетом Османом автору письма в размере тысяча долларов за каждый день содержания в неволе, то есть сто двадцать тысяч долларов.

О преступной сделке российского коммерсанта с турецким гражданином, автор письма уведомила местную прокуратуру, с просьбой возбудить уголовное дело по данному факту и провести расследование.

В письме сообщались адрес автора, номер счета и остальные реквизиты Сберегательного банка, дата послания. Поставлена разборчивая подпись: Екатерина Александровна Луговая.

К письму прилагалась копия контракта на производство рекламных видеоклипов.

В верхнем углу письма, после непонятной аббревиатуры, была наложена резолюция посла:

«Срочно, для решения вопроса Правительству. Автору сообщить о принимаемых посольством мерах».

15.

Ранним августовским утром в офисе одной из фирм города раздался телефонный звонок. Звонили из Москвы и просили к телефону самого Родиона Самуиловича Марчуса. Он был немедленно информирован и небрежным жестом взял трубку.

- Я слушаю.

- Дорогой Родион, тебя приветствует твой незабвенный друг и партнер. В свое время мы тебе подсказывали погадать на бумагах. Ты послушался нас и, как оказалось, не зря: наварил тройную шкуру.

- Вашими молитвами, уважаемый друг. В чем вы тоже не обижены.

- Без претензий! Но наступила пора в срочном порядке обменять бумаги на твердую валюту. У вас в распоряжении всего неделя, а потом пожар.

- Премного благодарен за дельный совет, дорогой друг,- отвечал льстиво Родион Самуилович, вынимая из кармана платок и промокая вдруг вспотевший лоб.- Чертовски маленький срок.

- Постарайся, Родион, постарайся. И благодари Всевышнего за упреждение. Удачи.

Телефон отключился. Родион Самуилович с сединой на висках, резко оттеняющих его черную блестящую прическу, поджарый и оттого кажущийся гораздо моложе своих лет, откинулся на спинку кресла, задумался. Его овальные глаза забегали, что подчеркивало напряженность мысли и поиск непростого решения. Найдется ли в банке такое количество валюты, ведь он далек от мысли, что подобный же звонок не получили остальные держатели облигаций. Бесспорно, он владел самым крупным пакетом, но какой найти повод, чтобы не вспугнуть своих конкурентов? Не праздный вопрос, где хранить эти миллионы, пока спадет напряженка и их можно будет пустить в дело.

Накануне он зондировал почву о крупной ссуде для приобретения большой партии товаров. Вопрос решался туго? Не из-за этого ли очередного обвала рубля? Вот и повод: ждать не могу, решил обменять на валюту весь пакет облигаций. Банкир старый приятель. Если он не упрежден, то шепну и ему. У него тоже солидный пакет.

Банкир был в курсе, но требование своего приятеля и основного кредитора выполнил. Вечером следующего дня мешки с валютой Родион Самуилович грузил с личным водителем Анатолием. Отставной прапорщик, он стал членом семьи, женившись на засидевшейся в девках племяннице, держатель акций его фирмы. К личной преданности приятно добавляется его расторопность и понятливость. Валюту повезли на дачу Родиона, в деревню, где работало крупное удержавшееся от развала хозяйство, преобразованное в акционерное общество. Дача строилась с размахом на двух усадьбах из белокаменного кирпича с подземным гаражом, сауной с крошечным бассейном. В глубине подполья замурован потайной несгораемый сейф. Сгори или рухни дом - сейф останется невредим, вскрыть его можно только единственными ключами, хранящимися в личном сейфе Родиона или вырезать автогеном. Тайной клада владел он и его водитель. Это не совсем устраивало Родиона Самуиловича, но приходилось мириться. Сколько там миллионов долларов, Родион Самуилович, разумеется, Анатолию, пусть даже и члену семьи и держателю акций, не сказал. Но приврал, что это секретные бумаги, которые могут стоить многим уважаемым людям города жизни, и в будущем они помогут нарастить капитал.

Таская мешки, Родион сбился со счета, хотел вновь пересчитать, но устал от физической нагрузки в его немолодые годы и плюнул. Главное, он знал сумму. В рублевом эквиваленте - астрономическая.

Каково же было ликование Родиона Самуиловича, когда через несколько дней в стране грянул дефолт, и те, кто держал облигации вылетели с ними в трубу. Мало что они обесценились, за них теперь никто не давал ломаного гроша.

Его ликование было поддержано московским звонком. Было также сказано, что ближе к зиме в городе пройдет крупная приватизация недвижимости, в которой должен участвовать Родион Самуилович, как обладатель немалой наличности. Это были только наметки. И вскоре Родион Самуилович полетел в столицу обговорить детали этой приватизации, уяснить свою роль и роль московских партнеров, которые по праву претендовали на значительную частью имеющейся наличности. Вот тогда-то и пойдет она вход, чтобы миллионы превратить в заводскую недвижимость стоимостью в миллиарды.

Торги назначены на середину ноября, и всю наличность он должен оприходовать через коммерческий банк в оговоренный с москвичами срок. Родион Самуилович обещал быть точным, в чем партнеры не сомневались.

Эту весьма ответственную миссию Родион возложил на себя, сына и члена семьи водителя Анатолия. Утречком все тот же знакомый джип с блестящим бампером на носу, стоял во дворе особняка Родиона. Хозяин спустился в подземелье, построенное отдельно от гаража, и почти час провозился с секретными замками, кроя отборной бранью всех святых и не святых, какие попадались ему на язык. Родион заподозрил водителя в попытке вскрыть сейф, от чего тот категорически открещивался, клялся своими родителями и детьми. Наконец замки подчинились усилию Родиона, и он с облегчением, весь взмокший, откинул тяжелую крышку и приказал носить мешки в машину, сказав, что в мешках исключительно доллары.

Водитель присвистнул, оскорбился уловки Родиона Самуиловича, но тот посмеиваясь, отечески потрепал молодца по загривку, молвив:

- Скажи я тебе всю правду, глядишь, ты ночами бы не спал, и чего доброго принял бы грех на душу? А так и я спокоен, и ты.

Резонное замечание удовлетворило Анатолия, который не очень-то поверил в секретные документы, но хитрости, обманы, лукавство выливающиеся в плутовство его шефа дело привычное, а министерская зарплата за баранку укрощает любого строптивца. Чего уж тут дуться, как мышь на крупу.

Родион стоял в демисезонной куртке, в меховой фуражке и считал мешки, а молодые мужики быстро их грузили в салон джипа. С севера тянул колючий ветер, гнал поземку, временами летел хлопастый снег. Родиона Самуиловича, как и его водителя, такая погода не смущала, джип - машина надежная, ходкая, до города добежит за полчаса. Но задержка, вызванная капризными секретными замками, несколько раздражала, назначенный час в банке мог передвинуться, о чем по сотовому телефону Родион сообщил его главе. Тот посетовал на неточность, но простил уважаемому человеку такую мелочь. Родиону Самуиловичу не понравился насмешливый тон банкира, и он приказал водителю поторопиться. Но, как говорят, чему быть того не миновать: Аннушка уже разлила масло, а Берлиоз двигался к турникету. Чтобы поскорее выскочить на асфальтированную трассу, следует проехать проселком, который шел мимо фермы, и, обогнув ее, нырнуть под горку, через лесок выкатиться на широкий простор автострады. На душе тревога: с таким грузом ехать где угодно опасно, хотя все трое при пистолетах и одном «АК». Но кто знает о таком грузе? Только сам господь Бог, да они - трое.

На этом-то проселке все и случилось. У водовоза Гришина, что ежедневно возил теплую воду на ферму, слетел шланг как раз на спуске с пригорка, поросшего хилым сосняком. Он, правда, заметил в зеркало бьющую струю, остановился, чертыхнулся. Голова с похмелья раскалывалась. Он со злостью пнул шланг, который вильнул змеей, рассеивая струю по дороге, посмотрел, как лучше привязать кишку? Алюминиевая проволока, замещающая некогда надежный ремень, вся исковеркана, переломана. Гришин нехотя поднял шланг, напился воды, окатывая себя брызгами, привязал шланг огрызками, тронулся к ферме. Вода расползлась по заснеженной дороге, вскоре схватилась, образовав небольшой каток. Час спустя над окрестностями нависла тучка, стряхнула порцию снега, заплясал ветерок и скрыл этот маленький каток, который и стал тем маслицем Аннушки, которое так подвела беднягу Берлиоза, а в нашем случае Родиона Самуиловича.

Джипы по природе своей никогда медленно не ходят, но уступать дорогу им все же приходится. Разбежавшись с пригорка, Анатолий увидел, как навстречу ему поднимается «Москвич» и тоже на приличной скорости. Расстояние быстро сокращалось, осталось всего ничего, чтобы разминуться, как вдруг «Москвича» занесло, и он готов был боднуть носом никелированный лоб родионовского джипа. Ловкий Толя в последний момент вильнул и ушел от столкновения. Но там, где поскользнулся драный отечественный автомобиль, там же поскользнулся и джип. Не будь его маневра при уходе от столкновения, этот присыпанный снежком искусственный каток, устроенный Гришиным, был бы для могучего и широкоскатного джипа, что слону дробина. Но маневр сделал свое дело: джип занесло, и он завалился в кювет, перевернулся, и встал на ноги, как ни в чем не бывало. Распахнулась лишь одна дверка, через которую вывалилось несколько мешков. «Москвичишка», маяча желтым пятном, удирал не останавливаясь, зная, что с крутыми свяжешься, спустят последние штаны, а то и жизни лишат.

Родион Самуилович при сальто-мортале джипа больно ударился головой и плечом так, что у него все гудело, а в глазах метлячками заплясали синие искры. Не иначе, как сотрясение мозга. Сын болезненно мычал, показывая на голову. Его затылок был обагрен кровью, а правая рука висела как плеть. Меньше всех, как водится, пострадал Анатолий, он просто отделался легким испугом да болью в пояснице. Чертыхаясь, на чем стоит свет и, слыша вдогонку навороченные матюги, Толя тут же выскочил из кабины, бросился собирать мешки и заталкивать их в салон.

- Ты запомнил номер «Москвича»?- мстительно спросил Родион.

- Кто смотрит номер на встречной, да еще когда торопится?

- Ладно, как там Борис, у него кровь на голове, где твоя аптечка, окажи ему помощь и надо ехать. Выбраться на дорогу сможешь?

- Без проблем, насыпь невысокая, снегу еще мало.

- Давай, посмотри Борю, я что-то не могу пошевелиться, голову разламывает, ключицу выставил,- зло ворчал Родион.

Борис, бледный и перепуганный, после шока почувствовал нестерпимую боль в руке, заскрежетал зубами.

- Угораздило же тебя, Толька, лихачишь, скотина, калекой меня сделал. Рука сломана. Вези быстрее в больницу, нечего тут торчать.

- А голова, может стоит перевязать?- возразил отец.

- Там просто ссадина. Руку жжет.

- Ладно, все собрал мешки, Анатолий?

- Все, они горкой лежали. Гляну еще раз,- Анатолий угорело обошел джип, прикладывая руку к пояснице, морща лоб, посмотрел на вмятины в кузове и уселся за баранку.- Надо подержаться немного, я с разгончика чуть повыше возьму. Там насыпь положе и ниже. Держитесь?




оставить комментарий
страница7/14
Дата21.10.2012
Размер3,57 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх