Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается. Просто крылья самолета несут ее туда, где будет поставлена твердая, жирная точка icon

Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается. Просто крылья самолета несут ее туда, где будет поставлена твердая, жирная точка


Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
Крылья границы...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
В. Г. Исаченко Архитектура Петербургского модерна в русской литературе...
Вопросы
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
Асефа Баята «Ислам, исламизм и диалоги о культуре в Европе»...
План: Вступительное слово (предисловие) Странности любви в мировой литературе...
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
вернуться в начало
скачать

Просматривая свою жизнь в гареме казино, Алевтина с ненавистью вспоминала только о Димке, предателе и негодяе, но о таком образе обитания не жалела. Почти подзаборная жизнь после детдома, грязные подъезды и пачками пьяные мужики. Вот что осталось в памяти, пока ее смазливую и фигуристую не подобрал на пляже Димка, все с той же целью - переспать. Но она неожиданно ему понравилась своим умом и раскрепощенностью, и он взял ее в челночную поездку. Алевтина, казалось, поняла вкус в этой работе, никого не боялась, была не менее пронырлива, чем Димка. Но не коварна, без хитрости и злобы. Даже стала строить мечты о будущей семейной жизни. И тут такой удар ниже пояса! Но все перемололось, перетерлось, зажило. Она турецко-подданная, у нее растет сын от богатого человека и ни в чем не нуждается. Но Димка сволочь. Алевтина не могла простить его предательства, при встрече впилась бы зубами в горло.

Как же тяжко придется этой красавице, соотечественницы, если ее так коварно обманул любимый мужчина! У Алевтины в голове не укладывалось. Она ничем ей помочь не сможет, во всяком случае, сейчас. Только сочувствием, но для Кати в данной ситуации, оно гроша ломаного не стоит.

Сейчас вопрос стоит о жизни и смерти. Сознание девчонки держится на подпиленных костылях веры в любовь милого мужчины. Виноват во всем роковой донос! Толкни, то есть, скажи правду - и вера обрушится. Тогда катастрофа, девчонка может запросто свихнуться от горя и отчаяния, если сразу узнает о подстроенной ловушке своим возлюбленным. Сыром в мышеловке, как ни кощунственно, послужила ее слепая любовь и венчание. Алевтина ужаснулась коварству и изобретательности Корзинина, которого хорошо знала и даже обслуживала во времена своей притягательности. Не ее дело, но он заслуживает хорошего удара ножом в горло. Алевтина мыслила категориями мусульманина.

Новую встречу с Алевтиной Катя ждала с нетерпением. Ей дважды приносила пищу молчаливая турчанка, от которой Катя не могла добиться ни слова. Наступил час ужина, и девушка обрадовалась своей прежней тюремщице. Они уселись на диван как две подруги, и Алевтина без предисловий сказала:

- Сегодня ты выглядишь лучше. Дикий страх в твоих глазах исчезает. Тебе надо понравиться Алитету, тогда он не захочет продавать тебя в гарем другому, и ты останешься здесь.

- А как же контракт, хотя я ничего такого не подписывала,- воскликнула Катя, огорошенная неожиданным началом разговора.

- Эти бумаги - формальность. Они важны для Корзинина на тот случай, если твои родственники начнут розыски. Алитет может продать тебя по такому же контракту другому, вот и все. Только твоего согласия никто не спросит.

- У меня нет родственников, кроме мамы. Но я не знаю в безопасности ли она?

- В безопасности. Спокойно сидит дома.

- Слава Богу.

- Твои мольбы Всевышний может услышать, и что-нибудь сделает для тебя.

- Вы верите в Бога?

- Я теперь поклоняюсь Аллаху, а он всемогущ.

- Да-да, я согласна. Так вы уверены, что моя мама дома?

- Ни секунды сомнения. Сидит дома и даже не собиралась на венчание.

- Как, не хотите ли вы сказать, что она не поверила Корзинину?- ошеломленно воскликнула девушка

- Он ее приглашал?

- Да, он показывал мне визу и заграничный паспорт, которые после нашего отъезда ей должен вручить личный водитель моего мужа.

- Бедная, наивная девочка. Тебе надо бы говорить: бувшего мужа. Думаю, ни паспорт, ни виза в руки твоей мамы никогда не попадали.

- Не передал водитель?

- Возможно. Я бы тебе сейчас советовала сосредоточить свое внимание не на выяснении вопроса о Корзинине, о несостоявшемся венчании, а над своим будущим без Корзинина.

- Без моего Вовчика я не смогу жить!

- Сможешь, когда узнаешь, что это за птица.

- Вы меня снова пугаете.

- Привыкай к страху. Под страхом я прожила почти всю свою жизнь, за исключением последних пяти лет.

- Вы жили в России?

- Да, воспитывалась в детдоме, потому, когда сюда была продана своим любовником, не так страдала, как ты. Я уже пошла по рукам, но тут подвернулся один челночник, приютил меня, пригрел, потом продал Алитету.

- Что вы говорите, какой ужас!- в глазах Кати показались горькие слезы страха, что не ускользнуло от внимания Алевтины, и по ее мнению гораздо лучше сухого, воспаленного низменного чувства.

- Как видишь, из этого ужаса я рано или поздно выбралась. Получила турецкое гражданство, у меня сын, квартира, работа.

- И вы ни о чем не жалеете?

- Это чувство мне почти не знакомо. Я могла запросто скатиться в тюрьму, но могла бы завести свое дело, если бы не предательство продажного любовника Димки.

- Не хотите ли вы сказать,- с остекленелыми глазами стала задавать новый вопрос Катя, проникаясь в страшную догадку в результате намеков и недомолвок Алевтины,- что и я продана? Но кем? Моими похитителями? Они обобрали Вовчика, воспользовались подписью на договоре, сляпали этот контракт и подсунули Алитету? Отвечайте, это так?

- Не совсем, но суть верна.

- Кто же эти негодяи? Вы, по крайней мере, знали своего палача и могли проклинать его имя. Скажите мне, кто они, чтобы и я могла молить Бога о их наказании, могла бы проклинать!- речь Кати была настолько страстна и гневна, что Алевтина содрогнулась от ее силы и в то же время с восхищением смотрела на взбунтовавшееся сознание девушки, и поняла, дух у нее крепок, и ей не грозит сумасшествие от предательства, хотя правда ляжет на нее жерновами бремени и скорее пробудит жажду мести, прогонит все подавляющий страх перед неизвестностью. Но все же она решила еще повременить с окончательным разоблачением Корзинина, и направить струю гнева на мельницу своего хозяина.

- Я не знаю этих людей, но тебе может назвать их имена Алитет, если ты войдешь к нему в доверие своим послушанием. Мой совет повторю: постарайся ему понравиться и не отчаивайся. Из любой ситуации стремись извлечь свою выгоду. Тогда выживешь и добьешься своего.

- Вы правы, я постараюсь быть послушной, чтобы получить имена своих похитителей. Но мне будет не легко себя покорить. Я воспитывалась в хорошей, любящей семье, моя мама добрейший человек и во мне души не чает. Я выросла целомудренной девушкой, мой Вовчик был первым и последним моим мужчиной. У меня нет ни малейшего сексуального влечения к другим. Я очень закомплексованая особа,- Катя говорила с нежностью, когда это касалось своей семьи, с убедительной интонацией, когда сообщала о своей целомудренности, со скорбью и страхом о своей будущей, как она догадывалась, сексуальной работе в казино, что Алевтина прониклась глубоким чувством уважения к несчастной жертве, какой была сама в свое время.

- Не отчаивайся, милашка, у нас много всякой работы. Если ты наделена артистическими способностями, будешь осваиваться в роли певицы под фанеру или танцовщицы. Но главное, ты должна понравиться Алитету во всех отношениях, буду откровенна, особенно в постели.

Катя в отчаянии схватилась за голову, закрыв руками лицо, и глухой стон вырвался из ее груди.

-Вовчик, приди ко мне на помощь!- прошептала она.

-Не искушай себя надеждами, он никогда за тобой не придет.

- Не верю, он так меня любит!

- Ну, хватит, милашка, я думала, ты более проницательная,- рассердилась вдруг Алевтина.- Мне пора. Завтра я, возможно, не появлюсь. Пищу принесут другие. До встречи.

Катя осталась одна. Закончился третий день ее заточения, о Вовчике ни слуху, ни духу. Исчез без звука, словно в воду канул. Сомневаться в трудностях поиска ее персоны не приходится. Если крыло здания с этой комнатой примыкает к казино, то при желании рано или поздно он ее отыщет. С его деньгами можно подкупить любого полицейского и обшарить все углы. Очень странно, что ее далеко не прячут, а держат, по словам Алевтины, в стенах казино? Здесь что-то нечисто. Катя стала анализировать смысл всех бесед. Ей показалось, что Алевтина настойчиво внедряет мысль о том, что Корзинин нехороший человек, попросту редиска. Снаружи привлекательный, такой милый, а внутри дерьмо.

Горькая мысль кольнула в самое сердце. Превозмогая удушье, Катя усмехнулась. Явно Алевтина что-то недосказывает, чего-то боится. Она уже стала азиаткой и научилась азиатским хитростям. Кате показалось, что женщина щадит ее. Не самолюбие. Плевать на него малознакомому человеку и сострадать разрушенному венчанию. Боязнь болезненного разочарования в любви к Владимиру? Тоже чушь. Скорее всего, здесь кроется какое-то опасение. Как ей не хватает маминой поддержки, ее теплого слова ободрения. Глубже кого-либо она поняла бы ее горе, сама испытавшая пропасть несостоявшейся любви.

Пытка неизвестностью продолжалась. Катя с нетерпением ждала новой встречи с Алевтиной, но прошло два дня, а она не появлялась. До каких же пор будет продолжаться ее заточение в одиночной камере, в которой нет даже нормального туалета, а стоит горшок. Катя с отвращением пользуется им. Нет ни одной книги, ни журнала для чтения и нечем убить время. Она как затравленная, подобно Эдмону Дантесу, посаженному без вины в каменный мешок, ходит из угла в угол. Она еще в детстве читала книгу Дюма, видела фильм о мести графа Монте-Кристо, но тогда, разумеется, не могла со всей глубиной проникнуться в страдания бедного моряка. Теперь она знает, почем фунт лиха, как тяжко переживать обман, предательство, невинное заточение. Ни одна метафора не может выразить всей душевной боли и возмущения. Если так будет продолжаться, она вновь объявит голодовку, и уж не прекратит, пока не добьется ясности положения. Хотя куда уж яснее: от нее требуют покорности и омерзительной сексуальной работы.

«Мой совет повторю: постарайся ему понравиться и не отчаивайся. Из любой ситуации стремись извлечь свою выгоду. Тогда выживешь и добьешься своего»,- множество раз звучал в голове голос Алевтины.

Именно извлечь свою выгоду, должна она из всякого насилия, которое свершается над ней в этих стенах. Спокойно, идет психологическая борьба. Алевтина специально откладывает визит, ей умышленно не дают ничего читать, чтобы раздавить морально и добиться послушания. Это и козе понятно. Надо сделать выбор: или борьба через унижения к свободе, или смерть!

Голодная смерть - это мучительно. Проще свить веревку из своей одежды и повеситься на решетке. И оставить в страданиях и горе маму?

Впервые Катя не назвала имя своего Вовчика, не поставила его рядом с мамой. Он смирился с ее похищением, и если верить словам Алевтины, спокойно посиживает в своем офисе, а вечерами ублажает в особняке Миру.

-А-а!- задохнулась от ревности Катя,- вот чего добивается своим враньем Алевтина! Но зачем ей это? Может быть, для того, чтобы изгнать из сердца любовь к Вовчику, и тогда она сможет свободнее принимать Алитета? Жуткая мысль.

Катя вскочила с дивана и, как изможденный зноем зоопарка белый медведь, заметалась в клетке. Через несколько минут ненависти к лгунам и к Мире, Катя повернула ход мыслей.

«Зачем Алевтине врать? Ясно, что Корзинин ее не ищет после высылки из страны. Он знает адрес, у него куча денег, нанять толкового детектива проще пареной репы, даже двух, трех, чтобы крутые ребята взяли за жабры и киношников, и самого Алитета. Но, как видно, он этого не делает. Смирился, оставил меня на произвол судьбы. Это похоже на предательство».

Катя ужаснулась, и в который раз жгучие слезы заструились по ее щекам.


Алевтина появилась в ее клетке вечером. Истосковавшаяся по живому человеку и живому слову, Катя бросилась к ней, как к родному человеку, и сразу же выплеснула свою думу с устоявшейся уверенностью на избавление.

- Алевтина, твой хозяин, как и все бизнесмены, любит деньги. У меня на счету в банке лежит приличная сумма, я хочу откупиться ею у Алитета. Скажи ему о моем предложении.

- Милашка, никакого счета нет, - бесстрастно сказала Алевтина, замечая горячее нетерпение в узнице, что говорило о том, что она созрела для продолжения разговора.

- Почему вы так уверены?- насторожилась Катя,- я даже запомнила его номер. У меня прекрасная память.

- Выбрось из головы, тебя дурачили, я точно знаю.

Катя стояла перед Алевтиной онемевшая от ее категоричного заявления. Девушке не хватало воздуха, к горлу подкатил комок удушья, на глаза навернулись слезы. Но Катя от нанесенного удара не разрыдалась, а собралась с духом, подавила минутную слабость, но все же звенящим от напряжения голосом, сказала:

- В таком случае у меня складываются очень нехорошие предчувствия относительно Корзинина.

- Вот ты его уже и не называешь Вовчиком и моим мужем. Это похвально.

- Это прискорбно и жутко, я кое о чем догадываюсь, - Катя отвернулась от своей тюремщицы, чтобы скрыть происходящую в ней борьбу жалости к самой себе и зарождающуюся ненависть к низким людям, заточивших ее в клетку.

Алевтина не мешала ей горевать, обладая даром психолога, ждала естественного успокоения, которое последовало через несколько минут и было более глубокое и непринужденное, как если бы она расточала словеса соболезнования.

- Милашка, твой Корзинин такая же алчная пакость, как и мой любовник Димка. Только они разного масштаба. Чем масштаб крупнее, тем гнуснее и изощреннее поступки. Твой любовник тебя просто продал за большие деньги. Но человек должен радоваться жизни и в часы благополучия и в минуты несчастья, потому что он продолжает жить. Заруби это себе на носу.

Катя зажмурилась от окончательного удара. Это был нокаут. Воздуха не хватало, если шевельнешься, задохнешься. Но нокаут пройдет, она это знала. И он прошел. Странно, готовность умереть, как несколько дней назад, не появилась, напротив, озарение правдой заставляло жить, бороться и отомстить. За подлость, за надругательство над святым чувством, за будущее насилие. Пауза ее молчания затягивалась. Катя не смотрела на Алевтину, но почувствовала, как той не терпится услышать реакцию на свое сообщение.

- Ваша цель - подготовить меня к встрече с Алитетом?- наконец ледяным голосом спросила Катя.

- Да, я не скрываю этого. Как ты можешь отдаться другому, любя первого. Но поверь, я сказала правду. Никакого похищения не было. Все сделано с согласия и по предложению Корзинина. Уж я знаю этого субчика, его жадность, когда его обслуживала,- Алевтина увидела, как дрогнули побледневшие губы девушки, пересохшие от зноя ошеломляющей правды, как расширились в негодовании черные зрачки - характерный признак ярости и душевной боли и с расчетом делового игрока добавила.- Я скажу больше: чтобы усыпить бдительность твоей мамы, и предотвратить немедленные розыски, отсюда будут ежемесячно уходить денежные переводы на ее адрес от любимой дочери с самыми разными приписками. Например, мамочка, не волнуйся, я работаю по контракту, целую, и так далее.

- Неужели я действительно дорого стою? - в ужасе спросила самую себя Катя.

- Стоишь. Твоя красота пленит многих толстосумов. Твой безупречный стан, как у леди Гамельтон, захотят обнять многие отцы города. Ты уже пленила Алитета. Потому, скажу тебе по строгому секрету, он оставляет тебя пока для себя. Ты будешь играть в казино, но в ином принадлежать только ему. Это твоя удача. Воспользуйся ею.

- Да, сети расставлены хитро и по-азиатски коварно,- тихо проговорила Катя и задумалась.

Облик человека не каждому дает право называться человеком, дикое его состояние привлекательнее в оценке его человечности, поскольку поступки диктуются необходимостью выживания и предсказуемы. Цивилизованный варвар непредсказуем и готов вырастить термоядерного комара, чтобы извлечь из него барыш, вплоть до уничтожения своего конкурента при помощи этого насекомого. Тем не менее, человек всегда творец своего образа - привлекательного или отталкивающего. Крокодилова пасть, или зев райской птахи, одинаково требуют пищи. Борьба, малая или великая - все равно требует мужества и силы. «Мне предстоит борьба не только с противниками, но с собой. Одержу ли победу?» - вопрошала себя Катя.

- Надеюсь, ты поняла, что помощи ждать пока неоткуда,- прервала размышления девушки Алевтина.- Мама твоя временно нейтрализована. По контракту ты выйдешь отсюда через пять лет, за это время хитрецы что-нибудь придумают. У них большие возможности. Сейчас в России так много самоубийств от горя...

- Ради бога, только не это, только не это, я вас умоляю!- вскричала несчастная узница.

- Меня умолять бесполезно, я мелкая сошка. Алитет твой господин, его умоляй ублажением. Еще вопросы будут?- Алевтина встала, собираясь уходить.

- Дайте срок, я не могу сейчас видеть ни одного мужчину! Переведите меня в другую комнату, я не могу выносить этот горшок и мне надо принять душ.

- Деловой разговор. Сегодня же ты займешь лучшую комнату гарема Али. Там адаптируешься от всех потрясений, хотя сломать себя легче именно в часы отчаяния.

- Нет-нет, ради бога, дайте отсрочку!- вскричала бедная девушка, глаза которой горели диким огнем отчаяния.

- Пусть будет по-твоему. Воля твоя для меня будет законом,- мягко сказала Алевтина и, не попрощавшись, вышла из камеры узницы.

Катя в отчаянии бросилась на диван. Ее обуревали разноречивые чувства. Страх за себя и за маму доминировал. К радости своей она чувствовала, как из ее сердца вытекала кровавым потоком ее страстная любовь к Корзинину. Так, во всяком случае, ей казалось в первые минуты отрешения, потом этот поток превратился в холодную струю кислорода, от которой во все стороны расплывались колеблющиеся волны, наконец, и они исчезли, и в сердце вошел холод. Но там, в глубине его, теплилась маленькая точка сладкого слова - месть. Катя еще некоторое время прислушивалась к своему сердцу, ожидая продолжения диалога, но ничего больше не услышала, кроме шороха страха перед будущим, в котором не было самых крохотных иллюзорных надежд на избавление от сексуальных пыток.

8.

Новая камера невольницы утопала в роскоши, благоухала в зелени пальм, лотосов, причудливых кактусов, наполнена благовониями. Вдоль стен стояли диваны и столы, в центре, окруженная причудливой вязью гипюра разлеглась широкая кровать с высокой головкой, в которой сверкало золотом рамы встроенное зеркало. Белоснежное покрывало и высокие подушки дополняли убранство этого ложа любви, на котором Кате суждено провести не один час в телесных страданиях и душевных муках.

Первым желаниям, когда она осталась одна, было броситься на кровать и разорвать все ее убранство в клочья - совсем противоположные тем, какие вспыхнули две недели назад при виде подобного ложа в гостинице «Босфор».

Но прочь воспоминания о гадком человеке. Преодолевая искушение на расправу с бесчувственными предметами, Катя бросилась к окну. Оно выходило на балкон, который также утопал во вьющейся зелени поверх остекленных крепких пластиковых рам.

- Все у него предусмотрено, побег и отсюда невозможен,- тихо пробормотала Катя, боясь своего голоса, дабы он не был услышан всякими подслушивающими устройствами. В том, что они тут есть, Катя не сомневалась.

Катя зорко осмотрела еще раз убранство своей камеры, и на кушетке увидела самоучитель турецкого языка. Больше никаких книг и журналов. Что ж, неделя отсрочки, которую она получила перед встречей с Али, пройдет в изучении языка. Это пригодится. Затем она вошла в ванную комнату, отделанную в голубой фаянс, и с наслаждением приняла душ.

Перемена места и душ всего на несколько часов успокоили ее нервы. Вопреки своего намерения -убить время в изучении языка- ни к чему не привело. Катя читала слова и не запоминала их, поскольку потрясение от предательства с дурманящим запахом ядовитого цветка боли-головы свежо и сердце продолжает кровоточить. Она пыталась заставить себя изучать язык, вчитывалась в слова, но по-прежнему они проходили мимо ее пораженного предательством сознания, и, раздражаясь, отшвыривала разговорник, часами тупо стояла у окна потом, не ощущая вкуса пищи, принимала ее, принуждаемая турчанкой, пыталась уснуть, но сон не шел. Она снова брала разговорник, вчитывалась в чужие слова, но они наплывали на нее жирными телами турок, стремясь раздавить ее, превратить в нечто безобразное и ей самой отвратительное. Тогда она захлебываясь в слезах, бежала под душ, стремясь смыть с себя только что явившееся видение, и холодные струи успокаивали, укрепляли ее дух. Но лишь к концу недели ей удалось заставить себя заниматься, и несколько десятков слов осели в ее памяти.

Алитет появился в комнате без предупреждения, вечером. Он был человеком грузным, не склонным к безобразной полноте, но с солидным животом, характеризующим его малоподвижную жизнь на шестом десятке лет. Высокий с мощным торсом, с типичной смуглой физиономией турка. Большой орлиный нос показался Кате двумя тоннелями, по которым ходят игрушечные поезда, глаза внимательны, черные, не злые и не добрые. И, конечно же, элегантные тонкие усики над широким ртом придавали Али не только некоторую симпатию, но и похотливость.

Он прошелся по комнате, пристально всматриваясь во вскочившую с дивана Катю, и на хорошем английском языке сказал:

- Я Алитет, Катя, но ты зови меня просто Али,- он сделал паузу,- остановился против девушки, стараясь подобрать живот, который несколько скрывала широкая белая в полоску рубашка, надетая на выпуск белых же дорогих брюк, и подал ей влажную руку с длинными тонкими пальцами.- Ты боишься меня, верно?

Катя робко опустила на его руку свою, он наклонился и поцеловал ее сухими губами.

- Ты пуглива, как серна. Это хорошо. Я люблю скромность и согласен с вашим Плехановым, который говорил: «Почти всегда скромность прямо пропорциональна талантливости». Надеюсь, ты докажешь это работой в моем казино?

Катя молчала, ее лицо залила краска, что не ускользнуло от Алитета, он вскинул аккуратные, черные брови и с восторгом сказал:

- Ага, замечательно! Стыдливость украшает женщину, я вижу, она у тебя есть - ты краснеешь! У тебя есть просьбы?

- Единственная - отпустите меня домой!- проникновенно сказала Катя, собирая в кулак всю свою волю.

- Я заплатил за тебя хорошие деньги, ты должна вернуть их мне и преумножить красотой своего тела, талантом актрисы. Разве ты не согласна?

- Я не согласна с рабством в конце двадцатого века, господин Алитет. Но у меня нет выбора.

- Ко всему ты еще и смела!- воскликнул Алитет.- У меня никогда не было таких наложниц. Браво! Ты будешь очень дорого стоить. Но пока ты будешь только моей. Сейчас принесут нам яства, выпьем за знакомство по вашему обычаю, а потом а посмотрю твое тело.

Алитет хлопнул в ладоши, в комнату бесшумно вошли две женщины, неся подносы с вином, фруктами и сладостями. Поставив их на стол, стоящий против кровати, турчанки бесшумно удалились, а комнату заполнила тихая восточная мелодия.

- Прошу,- сказал Алитет,- будем угощаться. Я хочу убедиться, что ты владеешь искусством обслуживания так же хорошо, как прекрасна.

- К сожалению, этому я нигде не обучалась,- с дрожью в голосе сказала Катя, проходя к столу,- но я постараюсь.

- Постарайся, и ты не пожалеешь,- с веселым настроем сказал Алитет, и первый раз улыбнулся, обнажая ровные, как у певиц зубы.

Не будем сообщать читателю, с каким трудом Катя справилась с обязанностями наложницы, ибо этот глубоко интимный процесс всегда происходит за закрытыми дверями, и вряд ли вы поверите в наш домысел в его описании. Лучше в меру своих способностей пусть каждый вообразит себе, как это могло происходить. Но скажем об очевидном. Спустя несколько часов, к невольнице пришла Алевтина и увидела на ее шее и открытой части груди багровые синяки. Она ничего не сказала Кате по этому поводу, но объявила, что с завтрашнего дня девушку обязали репетировать танец и под фанеру песню одной турецкой кинозвезды. Кате надо очень постараться, чтобы не вызвать гнев господина Алитета.

9.

Артему Белянину последнее время часто вспоминалась картина из детства. Он не помнил ни автора, ни точного ее названия, но она всплывала перед глазами, видимо потому, что отражала его состояние. Спартак, пораженный в бедро дротиком, стоял на одном колене и отражал натиск легионеров. Артем тоже поражен в бедро, во всю левую ногу, стоит на колене: хромоногий, уволенный из армии по инвалидности и отражает натиск невеселых дум.

Думы разные, разумеется, о бытье-житье. Куда податься, где подороже продать себя, если только найдется покупатель на хромоногого офицера в отставке, за плечами которого девяносто девять боевых прыжков десантника, отлично владеющего оружием различного вида, а также рукопашным боем. Жилья, кроме родительского, нет. Этот пункт личной анкеты заставил холостяка вернуться под крышу дома своего в третий подъезд. Роль вышибалы в ночном клубе ему не нравится. Только на крайний случай. Личным охранником какого-нибудь толстосума - ниже своего достоинства. Капиталец, который собрался у него за службу под огнем, позволяет открыть торговую точку или шиномонтажку. Тут стоит подумать. Правда, есть у него корочки водителя, механизатора и вертолетчика. Но опять же с хромой ногой в вертолетчики можно пробиться только в услужение частного лица, которому закон не писан. И бегать на цирлах. Не пойдет. Если бы у него не оставалось в душе понятие о чести, как о зеркале души, в котором видны все прегрешения совести, пожалуй, не церемонился, каким образом можно хорошо зарабатывать. Но честь - всегда святой родник, пить из которого можно только чистыми устами. Труд его на гражданке должен быть равен его чести. Поскольку государева служба отпадает, остается шиномонтажка.

Его родители одобрили намерение. Артем, не откладывая, стал изучать вопрос. Он оказался не прост: едва ли не на каждой улице натыкался на вагончики с надписью: ремонт шин. Сунулся в администрацию района для открытия своего дела, столкнулся с такой махровой непробиваемостью, что его молодые нервы, правда, покоробленные гражданской войной на Кавказе, не выдержали, он едва не залепил в рожу одному клерку. Дело дошло до скандала, вызова милиции. Оперативником оказался, кто бы мог подумать, его одноклассник и друг Костик Шушанников, к которому он дважды заходил домой, но ни разу не застал. Он выдернул Артема из кабинета, сменился и увез его в свой гараж, где они киряли с ним до полночи. Костик вник в суть вопроса и обещал посодействовать с выколачиванием места под шиномонтажку. Все вроде стало налаживаться, участок выбили на следующий же день. Застолбили. Но тогда же, во время дружеской попойки, Артем рассказал Косте о том, что влюблен в девчонку из их двора, а вот как зовут, забыл, а может, никогда не знал, потому что девчонка, когда они заканчивали школу, была шестиклассницей, а сейчас писаная красавица. Артем, конечно, не питает никаких надежд на взаимность, но хотел бы еще раз увидеть. Не знает ли Костик ту, о ком он ему долдычит битый час. Костик поднял его на смех, потому что не знать о Кате Луговой, которая нынче весной выиграла конкурс красоты, просто невежество. Единственное, что спасает Артема, так это служба на Северном Кавказе.

- Вот где сейчас Катерина, я не знаю,- сказал Костя.- Раньше жила с матерью в той же квартире в Солнечном. Но выяснить не трудно, она учится на втором курсе юрфака. Сгоняем завтра на факультет и все дела. Я тебе обещаю, как другу.

- Смотри, корешок, ловлю тебя на слове.

Иметь в сыщиках друга-одноклассника, да еще профессионала, милое дело. В распоряжении не только он сам, но и его машина и время. В течение часа друзьям стало известно, что Екатерина Луговая, несмотря на месяц занятий в новом учебном году, на факультете не появлялась. От ее матери есть заявление с просьбой дать ей академический отпуск и больше ничего.

- Что за чертовщина?- изумился Костя. - Такая серьезная девица, на «отлично» заканчивает первый курс, вдруг исчезает, а за нее просит об отпуске мама. Ерунда на постном масле.

Парни вышли из приемной декана. Артем, подавленный известием, стоял рядом с другом в тиши коридора и молчал.

- Если беременность, могла бы и сама появиться. Но я же ее видел весной на конкурсе в купальнике. Рюмочка! Никаких следов. Вот что, гадать не стоит, дождемся перемены, отыщем ее группу и расспросим у студентов. Эти люди выдадут самую точную информацию.

- Верно, дружище, есть же у нее подружка,- воспрянул духом Артем.- Я тебе постеснялся сказать, что видел ее в июне, когда после недельного отдыха, ты, к сожалению, тоже уехал отдыхать, летел на Кавказ, она - тем же самолетом в Москву. Ее сопровождал красивый, высокий брюнет. Мне показалось, ее муж.

- Муж, не может быть. Я следил за Катькой из интереса, как за соседкой по дому и просто, как за красавицей, и точно знаю, она замуж не выходила. Это был ее деловой партнер по бизнесу.

- Ты думаешь? - облегченно спросил Артем.

- Почему бы и нет, Катерина снималась в рекламных роликах, их же крутит местное телевидение почти по всем каналам. Неужели не видел?

- Видел, но там ни имя, ни фамилии актеров не называют.

- Правильно, тот высокий и красивый брюнет вполне мог быть ее партнером, и летели они на новые съемки в столицу. Версия годится?- Костя старался выглядеть убедительным.

- Не совсем, почему же ее нет на занятиях. Ради съемок рекламного клипа серьезные люди университет не бросают.

- Аргументы! Но вот мы и нашли аудиторию, дождемся звонка и все выясним.

Лавина студентов едва не опрокинула наших детективов, оглушила. Костя увязался за одной симпатичной девушкой, остановил ее, спросил о Кате Луговой.

- Вы, часом, не Катина подружка?

- Нет, минутой, не подружка,- съязвила та,- вон Леночка Селезнева - подружка. Лена-Лена, Селезнева!- крикнула девушка,- задержись на минуточку, старший лейтенант, мальчик молодой, тебя хочет допросить.

- Не пугайте Леночку, - бросились за девушкой детективы,- всего парочку вопросов о Кате Луговой. Вы ее подружка?

- Да, а что?- окидывая оценивающим взглядом парней с ног до головы, словно цыган на покупке лошади, спросила Леночка,- с ней что-то случилось серьезное, и вы от меня хотите это узнать?

- Леночка, вы сама проницательность. Но мы не из уголовного розыска, и даже не из милиции, мы просто ее знакомые и хотели вас спросить, с чем вы связываете ее отсутствие?

- Тайна, покрытая мраком,- сказала Леночка.

- Но может быть, она делилась перед каникулами с вами своими планами?

- Ее секретные планы - выскочить замуж за Корзинина.

- И что же, она выскочила?- спросил нетерпеливо Артем.

- А вот этого я не знаю. Все было засекречено, закодировано. Спросите у ее мамаши. Мне пора на следующую лекцию, у нас с опозданиями строго,- Леночка помахала ручкой детективам и побежала за своими однокурсниками на третий этаж.

- Дела, как сажа бела,- протянул Костик,- этот Корзинин такой хлюст.

- Ты его знаешь?

- Не хотел бы, да служба заставляет. Его однажды накрыли с порнобизнесом. Торговал кассетами. Выскользнул из рук, как угорь. Есть подозрение, что он торгует смазливыми девочками, отвозя их «за бугор». Но это пока только подозрение.

- Как выглядит этот Корзинин? Высокий, красивый брюнет...

- Да, и еще элегантно одет.

- Неужели это был он в аэропорту и в самолете с Катей?- с тревогой в голосе спросил Артем.

- Вполне возможно. У меня сегодня свободный день, как ты видишь, если желаешь, поехали к ее матери на работу. Поговорим, или займемся документами на шиномонтажку?

- Сначала о Кате, я чувствую, с ней случилась беда. Чутье разведчика, оно не подводило, понимаешь, дружище?

- Еще бы, отличница курса не является на занятия в течение месяца!- сказал Костя, и друзья заспешили на выход.

Артем был бесконечно рад тому, что Костик оказался крепким плечом, каким был для него в десантной роте его Витек. Они сблизились в полковой разведке. В горах Чечни не раз рисковали жизнью, выводили из-под внезапного удара друг друга и полк. Настоящая дружба - сокровище, которое не продается, но всегда используется во благо. Она не кандалы и тяжкое бремя, а гроздь винограда, которая чем спелее, тем слаще. Еще в школьные годы Артем ощущал крепнущую спайку с Костей, но настоящая оценка была дана потом, во время коротких отпусков курсантов. Оба понимали, что тяга друг к другу у них из детства и юношества. Встречаясь, друзья всегда находили совместное, интересное дело, понимая, что дружба мужчин - тоже любовь, но любовь не сердец, а душ. Они переписывались, но редко. Встреча - всегда восторг. Теперь оба видели, как дело берет крутой оборот, оно проверит, насколько их дружба прочна. Артем ни в себе, ни в Косте не сомневался. Только настоящий друг способен все выслушать до конца и понять. Костя выслушал и понял его боль. Мудрецы говорят, что дружба в молодости и в старости не равнозначна. Понятно, она крепнет делами, а не праздностью, глубина становится бездонной, как Мариинская впадина.




оставить комментарий
страница4/14
Дата21.10.2012
Размер3,57 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх