Трансактный анализ э. Берна и диалектический архетип icon

Трансактный анализ э. Берна и диалектический архетип


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Трансактный анализ как психотерапевтическое средство в работе с клиентом...
Вечные двигатели работают в швейцарии...
Архетип Трикстера (по К. Г. Юнгу)...
Образовательная программа «Управление инновационными проектами и разработками в высшем учебном...
Рабочая учебная программа дисциплины для студентов (Syllabus) Наименование дисциплины:...
Контрольная работа по дисциплине Тема...
Лекция №8
Сценарий Эрика Берна...
Архетип и символ...
Архетип, ментальность и оппозиция «свой  чужой»...
Архетип дома в творчестве к. Д. Бальмонта...
Беседа Прокуратора и Прокруста под деревом Бодхи...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
^

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АРХЕТИП


 

Здравствуйте, дамы и господа!

Основные понятия, которые мы с вами сегодня будем разбирать, это внутренний мир человека (представляющий, собственно говоря, основной интерес психологии) и его внешний мир – но взятый в субъективном его преломлении. На мой взгляд, это основные темы психологии. Если помните, в начале этого курса лекций (см. часть 1, лекция 8) я вам рассказывал о Карле Юнге и его учении? Я напоминаю: он посвятил этой теме толстый трактат "Психологические типы", в котором делил людей на интровертов и экстравертов. Их точки зрения Юнг характеризует так: "Интровертная точка зрения есть та, которая всегда и при всех обстоятельствах стремится поставить эго или субъективно психологический процесс над объектом, так, что уровень ценности объекта всегда будет ниже уровня ценности субъекта. Объект является лишь внешним объективным знаком, воплощением идеи, причем существенной остается всегда сама идея. Экстравертная точка зрения, наоборот, ставит субъекта в подчинение объекту ("объект" по Юнгу можно понимать как внешний мир – А. П.), причем объекту принадлежит преобладающая ценность. Субъективный процесс нередко мешает и является ненужным придатком к объективным событиям". И после этого Юнг дал длинный исторический обзор, в котором показывал, что основные теологические споры в раннехристианской и среднехристрианской церкви, в сущности, вращались вокруг тем интровертности и эктравертности, хотя внешне они обсуждали такие, например, вопросы, как природа сущности Христа – человеческая она или Божественная, и тому подобные фундаментальные для христианина вопросы. Но фактически, как писал Юнг, это было отражение двух психологических акцентуаций, которые существуют в психике человека: экстравертной и интровертной.

 

А теперь мы обсудим вопрос об уровнях осознания человеком своего внутреннего мира, или об уровнях осознания себя как субъекта, как сказал бы Юнг. Затем мы рассмотрим уровни осознания человеком внешнего мира и уровни осознания связей между внешним и внутренним миром. Дело в том, что все это выглядит совершенно по-разному в зависимости от того, насколько человек развит, насколько он склонен к осознанию себя и окружающего мира и насколько у него есть склонность к постижению своих внутренних пространств,. И для того, чтобы понятия внутреннего мира и внешнего мира в его субъективном преломлении для вас сколько-нибудь материализовались, я сейчас попытаюсь описать эти уровни.

 

^ Уровни осознания внутреннего мира.

Я предложу вам семь уровней осознания человеком своего внутреннего мира, которые обычно проходятся человеком последовательно один за другим.

На первом уровне осознания своего внутреннего мира человек считает, что никакого внутреннего мира у него нет. На его взгляд, не существует такой вещи, как внутренний мир или хотя бы внутренняя реальность. Он полагает приблизительно так: "Я есть то, что объективно, в глазах социума, представляю собой. У меня бывают, конечно, какие-то мысли, какие-то эмоции, но они как ко мне приходят, так через меня они и уходят, и никакого особого внутреннего пространства, в котором шли бы какие-то особые процессы, и которое существовало бы автономно, то есть независимо от внешнего мира, и отличающего меня от других людей, у меня нет." Взгляд этот очень распространенный и не только в субъективном представлении (то есть многие люди действительно так о себе думают), но и с научной точки зрения. Например, есть такая ветвь психологии, которая называется бихевиоризм, от английского слова behaviour ("поведенчество", так сказать), в которой человек рассматривается как набор программируемых реакций, то есть своего рода черный ящик, к которому мы обращаем определенный стимул и он по определенным законам (может быть, пока не до конца выясненным) выдает нам реакцию. Но при этом разбираться в природе этого черного ящика человеку первого уровня в голову не приходит, и он не предполагает, что там есть что-то, управляемое волей и сознанием самого человека.

Итак, на первом уровне осознания внутреннего мира его как бы нет, а есть лишь набор тех или иных реакций. Тогда возникает вопрос: как такой человек относится к своим фантазиям? Ответ прост: он относится к ним как к галлюцинациям в худшем смысле этого слова, то есть как к чистому мусору сознания; их наличие он воспринимает как признак несовершенства человека; когда у него возникают какие-то мысли, какие-то чувства, какие-то образы, он считает, что за ними абсолютно ничего реального не стоит. Совсем ничего.

На втором уровне осознания внутреннего мира происходит его обнаружение как такового, или признание человеком существования у него внутренней реальности. Этот человек мыслит себя примерно так: "У меня есть психика, но что это такое, не вполне понятно. У меня есть внутреннее пространство, есть подсознание, по крайней мере, есть что-то такое, что управляет моим состоянием сознания. Эта психика, это подсознание непознаваемы сами по себе, но они обладают самобытием и в какой-то степени управляют моим внешним поведением", – причем это управление понимается на достаточно наивном уровне: например, как склонность к запоминанию и забыванию. Люди, которые интенсивно учат слова иностранного языка, отмечают такой интересный факт: некоторые слова почему-то заучиваются очень быстро, буквально с одного-двух раз, а некоторые, сколько их ни учи, от простых повторений не запоминаются никак, и нужно придумывать какие-то специальные методы их запоминания. Ясно, что подсознание, психика на разные слова реагирует по-разному, некоторые признает, а другие – как будто решительно не желает включать в себя, и почему так происходит, непонятно. Человек понимает, что у него избирательна память, что у него есть одни способности, а других нет, и что это связано с какими-то его внутренними предрасположенностями, которые где-то в его психике закодированы. Его фантазии имеют для него прагматическую ценность: например, они развлекают его, когда ему скучно, или отвлекают его от боли, но принципиальной, существенной роли в своей жизни он им не отводит.

Итак, на втором уровне внутренний мир обнаруживается, но скорее как загадка, и максимальную ценность в нем составляет то, что еще не проявлено; в частности, мысли и эмоции, которые человек внутри себя переживает, особой ценности для него пока не представляют.

На третьем уровне происходит открытие внутреннего мира на качественном уровне. На втором уровне внутренний мир представляется человеку как предметный набор определенных проявлений: мыслей, образов, фантазий, воображения, эмоций, которые человек проживает внутри себя – и только. На третьем же уровне происходит обнаружение постоянных, часто противоречивых тенденций внутри самого человека, то есть здесь уже можно начинать говорить о субличностях. Помните, в самом начале нашего курса (часть 1, лекция 5) я рассказывал вам о субличностях? Так вот, пока человек (ваш клиент, например) находится на первом или на втором уровне осознания своего внутреннего мира, с ним о субличностях лучше не разговаривать – он не поймет, о чем идет речь. Это понятие будет для него (в лучшем случае) совершенно абстрактным и к нему самому неприложимым. А здесь, на третьем уровне осознания себя, человек обнаруживает, что у него есть достаточно глубоко укорененные, нередко противоречивые тенденции, или части психики, или субличности, которые в нем постоянно существуют, причем чаще всего одна его часть хочет чего-то одного, а другая – чего-то совершенно другого, и обе они иногда управляют его волей. Другими словами, человек обнаруживает, что на его центр принятия решений влияет не меньше трех сил. Первая сила – это его рациональное сознание. Вторая сила – это его некоторая подсознательная тенденция, которую он может частично осознавать, но корни ее ему непонятны. И третья сила – это в каком-то смысле противоположная подсознательная тенденция. И это самый распространенный случай, когда человек обращается за помощью к психотерапевту, и это обращение осмысленно. Когда человек находится на третьем уровне осознания своего внутреннего мира, он понимает, что кроме его сознательной воли, которая настроена на реализацию его проекта, на него еще действуют подсознательные тенденции, которые ему не вполне понятны, но которые могут быть отчетливо оппозиционны его проекту, и их действие может приводить к тому, что в ответственной ситуации он вдруг забывает сделать важный звонок, или на ответственных переговорах начинает совершенно неадекватно себя вести и проваливает дело, на которое потратил много времени и сил. И он понимает, что это не есть чисто внешняя случайность (как говорится, не повезло), но результат действия каких-то его установок, которые постоянно в нем существуют и незаметно влияют на его волю и на принимаемые им решения.

И здесь человек обнаруживает, что его подсознательные тенденции или установки часто выступают как противоречащие его сознательной воле, идут поперек намеченной им программе, а когда этой воли или программы нет, он все равно ведет себя как-то очень непоследовательно. Он не может этого регулировать, но он отмечает, что эти тенденции в нем есть.

Фриц Перлс, о котором я вам рассказывал на прошлой лекции, ввел в типичной для него грубоватой манере понятия "верхняя собака" и "нижняя собака ". "Верхняя собака" – это супер-эго по Фрейду, то есть это, попросту говоря, моральный долг и цензура человека. "Нижняя собака" – это понятие, которого у Фрейда не было. Это сила (обычно подсознательная), которая противопоставлена тому давлению, которое оказывает на волю человека его "верхняя собака". "Нижняя собака" может подстраивать внешние обстоятельства, она может заставлять человека по каким-то причинам увиливать от своего долга, но это вполне определенная, объективно существующая программа подсознания, или тенденция подсознания, которая представлена в психике любого человека. И если вы хотите его правильно понимать, то вы должны не только слушать "верхнюю собаку", то есть его супер-эго, но должны также иметь в виду, что в его внутреннем мире представлена и "нижняя собака", которая делает нечто противоположное.

Еще раз повторю: Перлс не был теоретиком; он в первую очередь был практиком, и если он в своих теоретических книгах вводит какие-то архетипы, то надо думать, что они были свойственны очень многим его пациентам, и вполне вероятно, что описанные им эффекты обнаружатся и у ваших клиентов, как только вы начнете профессионально ими заниматься.

Следующий, четвертый уровень осознания человеком своей психики характеризуется созданием (и практическим использованием) ее трехэтажной модели. Человек на четвертом уровне начинает разбираться в структуре своего внутреннего мира и приступает к реальной работе с ним. И в первую очередь он выстраивает трехэтажное представление о своем внутреннем мире.

На третьем (высшем) этаже он располагает свое осознаваемое внутреннее пространство. Здесь происходит важное событие: человек осознает, что то, что раньше, на низших уровнях развития, он считал своими случайными фантазиями, галлюцинациями, мыслями, эмоциями, и они казались ему хаотичными и ни к чему не привязанными – на самом деле представляет собой некоторую систему, определенное пространство, в котором, собственно говоря, и функционирует его психика. Здесь внутреннее пространство осознается, как существующее не совсем, конечно, автономно, но, по крайней мере, относительно независимо от внешнего мира. В частности, человек понимает, что у него есть свой внутренний язык, набор метафор и ассоциаций для представления внешнего мира, и свойственный именно ему набор эмоций, который начал формироваться еще в детстве. Все это собирается вместе и образует его внутреннее метафорическое пространство, и он понимает, что оно устойчиво, оно не случайный факт его психической деятельности. Это систематически повторяющийся факт его внутреннего видения и внутреннего ощущения, это устойчивая структура, которая не только на него как-то влияет, но и на которую он может существенно опираться.

Второй этаж этой трехэтажной модели внутреннего мира – это слой, который я назвал бы так: полуосознаваемое. Он находится в промежутке между первым этажом, который мы назовем словом подсознание, и который не осознается, и уже описанным третьим этажом, который есть, наоборот, хорошо осознаваемое внутреннее пространство. Итак, второй этаж это особая прослойка, которая состоит из определенных влияний, которые поднимаются из подсознания, но которые человек может осознавать специальным усилием воли, специальной концентрацией внимания. Это, например, те моменты, на которые мы обращаем внимание, если оно не отвлечено какими-то более важными, с нашей точки зрения, делами. Таким образом, ко второму этажу относится то, что человек в принципе осознать может. Таковы, например, модальности высших архетипов, о которых я вам много рассказывал, и таков же, по большей части весь язык и инструментарий психологии для начинающих изучать эту науку. Можно сказать так: к полуосознаваемой части внутреннего мира относятся те части вашего психического устройства, которые можно осознать, когда вам показали на них пальцем.

И, наконец, первый этаж внутреннего мира – это подсознание, относительно которого человек третьего уровня догадывается, что в нем есть много всего разного, много всяких зверей и рыб, теплых холодных течений, тенденций, программ, которые влияют на его поведение, но которые для него малодоступны, за исключением того случая, когда какая-то крупная рыбина высунет морду из этого океана и достигнет второго этажа, то есть сферы полуосознаваемого и тогда, осознав ее глаз или жабру, можно догадываться о том, какова она (то есть программа подсознания) в целом.

И на четвертом уровне человек уже получает возможность работать над собой в узком смысле этого слова. Он, во-первых, отслеживает влияние внешнего мира на свой внутренний мир, он отслеживает, какие процессы идут в полуосознаваемом слое психики, и он сознательно совершенствует свое осознаваемое внутреннее пространство.

Например, ученый говорит: "Я хорошо продумал эту тему". Что это означает? Он занимается этой темой, он собирает информацию, а потом из этой информации он начинает выстраивать некоторую систему. Он начинает классифицировать объекты, которые попали в сферу его внимания, устанавливает связи между ними, уровни различных иерархий и так далее.

Совершенствование осознаваемого внутреннего пространства касается и впечатлений от внешнего мира, которые получает человек четвертого уровня по ходу своей жизни. На первых двух уровнях он относится к ним равнодушно, он не воспринимает их как материал для внутренней работы. Здесь это уже не так. Здесь впечатления от внешнего мира или сами по себе, или с помощью волевого усилия человека выстраиваются в определенные линии, в определенные сюжеты: он начинает вычленять события из сплошного жизненного потока и по своему усмотрению связывать их друг с другом.

В этом месте, кстати говоря, трещит по швам предсказательная астрология, потому что сама идея прогнозировать события упирается в то, что не совсем понятно, что есть событие – по крайней мере, на субъективном уровне. Вообще, астрология наука субъективная, то есть она рассказывает не о том, что с человеком объективно происходит, а о том, как он субъективно это воспринимает. И тогда возникает вопрос: что же такое событие в субъективном мире? Я думаю, что предсказательная астрология, если и будет когда-нибудь создана как более или менее адекватное искусство, то начнет с того, что тщательно разберет этот вопрос – что же такое есть субъективное событие?

На пятом уровне осознания внутреннего мира человек по косвенным признакам учится проникать в невидимую для него самого часть внутреннего мира, то есть в свое подсознание. Он уже не удовлетворяется тем, что он отслеживает полуосознаваемые моменты и как-то их уточняет: он овладевает искусством работы с теми частями своего подсознания, которые ему прямо совсем не видны.

В качестве примера могу привести уже не раз упоминавшуюся мной технику косвенной психокоррекции с помощью освоения модальностей высших архетипов. Основная моя идея заключается в следующем. Если у человека есть болезненная зона в психике, настолько болезненная, что она не переносима для его сознания, и сознание ее полностью вытесняет, то вокруг нее, как вокруг черной дыры, возникает определенное искажение всех энергетических структур, в частности, искажаются используемые модальности – причем в случае тяжелых психических травм нарушения в их использовании наблюдаются не только непосредственно около травматической зоны, но и по всему спектру его жизненных проявлений человека. Чаще всего это выражается в том, что одни модальности он использует постоянно, а другие, наоборот, упорно игнорирует, словно стараясь исключить соответствующие архетипы из своей жизни целиком. Поэтому, балансируя использование архетипов в какой-то другой области, пусть на первый взгляд и очень далекой от патологической, человек выстраивает отношения с архетипами как таковыми, и тем самым косвенно подлечивает и свою проблемную зону, которая, повторяю, может быть совершенно недоступна его прямому сознанию.

Конечно, работа с совершенно не видимой частью подсознания это не обязательно работа с модальностями. Но конструктивный подход к глубинам своей психики для человека становится естественным и необходимым: он понимает, что он хорошо ориентируется в осознаваемом внутреннем пространстве, что-то видит в полуосознававаемом, но самая фундаментальная, самая глубинная работа у него идет с теми частями психики и внутреннего мира, на которые он свое внимание направить в принципе не может. На эту тему я могу привести пример.

Когда-то очень давно я разговаривал с одним молодым человеком, который был профессиональным художником, в частности, писал портреты, которые пользовались определенным успехом. Я спросил, как он добивается передачи внутреннего состояния своего героя, то есть пишет именно психологический портрет, в котором проступают не просто похожие черты лица, а именно внутреннее выражение души? На что он мне сказал, что об этом специально думать не надо, поскольку если ты правильно настраиваешься и хорошо рисуешь, то это получается само. И позже, уже на собственном опыте я понял, что это было совершенно точное наблюдение: правильно работая над формой, которую вы осознаете, вы приходите в состояние, когда на самом деле идет работа с глубинным содержанием, которого вы не осознаете, хотя, может быть, вы его тонко интуитивно чувствуете (а может быть, и не чувствуете – точнее, не осознаете своих чувств).

Здесь, на пятом уровне, происходит осознанная фильтрация влияний внешнего мира на внутреннее пространство. Например, человек говорит: "Вот об этом я сейчас думать не буду", – и смещает свое восприятие, намеренно делает его поверхностным, чтобы не воспринять того, что, с его точки зрения, в его внутренний мир входить не должно. И человек учится делать это сознательно, развивая тонкие техники. (Неосознанно, хотя и грубо, это делают абсолютно все люди, независимо от уровня осознания своего внутреннего мира.)

На шестом уровне как результат всей этой работы происходит частичное разрешение конфликтов внутри самой психики, то есть внутренних антагонистически конфликтующих тенденций становится меньше, и человек с ними как-то разбирается: или учится включать их по очереди, или находит компромиссные варианты, или обнаруживает третий способ видения, который не сводится ни к одной подсознательной позиции, ни к другой, но частными случаями которого являются та и другая; можно сказать, что у него появляется объемное видение вместо плоского.

Здесь человек приучает работать на себя совсем невидимую часть своего подсознания, причем делать это как во внутреннем пространстве, так и во внешних ситуациях. Например, не имея представления о том, как работают его механизмы памяти, он тем не менее учится настраивать себя таким образом, что когда ему нужно что-то вспомнить, оно приходит ему в голову, а когда ему не нужно об этом помнить –вытесняется. Я читал как-то заметки известного путешественника, у которого, помимо прочих талантов, был еще и замечательный лингвистический талант: он с необыкновенной скоростью умел учить незнакомые языки. Когда он путешествовал по Южной Америке и приходил в совершенно изолированные от внешнего мира дикие племена, он в течение нескольких недель в совершенстве выучивал их языки – при том, что переводчиков у него зачастую не было. Так вот, он рассказывал, что когда его корабль отчаливал от берегов этой самой Южной Америки, то он начисто забывал все языки, на которых свободно говорил, находясь в ее пределах. И все то время, что он находится у себя дома, он эти языки не помнил, а когда в следующий раз приплывал в Южную Америку, то снова эти языки вспоминал и мог на них свободно разговаривать.

Аналогичные эффекты наблюдаются иногда под действием глубокого гипноза или после приема психотропных препаратов: человек вспоминает не только подробности своих прошлых воплощений, но и языки, на которых он тогда разговаривал и иногда умеет удержать эту память, вернувшись из гипноза.

Сознательное и систематическое использование глубинно-подсознательных структур – характеристика человека шестого уровня. И здесь же происходит откровение внутреннего "я", которое человек видит как своего высшего руководителя и как творческий источник всей внутренней жизни. Здесь внутреннее пространство уже очень велико; человек осознает, что у него есть внутренняя ценностная система и выстраивает внутренние приоритеты, то есть можно уже говорить о развернутом внутреннем мире, в котором обнаруживается первоисточник, некоторая сила, которая ведет его развитие.

А на седьмом уровне становится возможным сознательное, осознанное, управляемое движение точки сборки, то есть управляемая волей человека смена состояний сознания, когда оно сфокусировано во внутреннем пространстве человека. Этот человек легко управляет состоянием своего сознания, и с помощью этого умения разрешает противоречия во внутреннем пространстве, причем делает это, главным образом, путем выстраивания взаимоотношений между ценностями внутреннего мира и внутренним "я". Его внутреннее "я" подсвечивает ему его истинные ценности, в результате чего образуется интегрированная личность и единый внутренний мир. Конечно, деление внутреннего пространства на три этажа: осознаваемое, полуосознаваемое и неосознаваемое – сохраняется на всех уровнях, но каким-то образом для самого человека его внутренний мир делается единым – в первую очередь за счет усиления взаимосвязей всех этих его слоев.

 

^ Уровни осознания внешнего мира.

Таковы уровни осознания внутреннего мира. Я рассказал о них немного схематично, но, надеюсь, какой-то образ у вас возник. А теперь давайте поговорим об уровнях осознания внешнего мира. Причем я подчеркиваю, что здесь внешний мир рассматривается как воспринимаемый данным человеком: помните, что я веду обсуждение с точки зрения индивидуума, а не с точки зрения "объективной" науки; а это очень разные вещи, и я надеюсь, что сегодня по ходу лекции это станет вам понятно.

Итак, вопрос идет о том, как человек осознает внешний мир – и мы рассмотрим семь уровней осознания человеком внешнего мира и себя в нем.

Первый уровень я бы назвал экзистенциальным в худшем смысле этого слова; так экзистенциализм преподносится в книгах Камю, Сартра и, в меньшей степени, в трудах своего основоположника – философа XIX века С. Кьеркегора. Эта позиция выглядит примерно так: "Есть объективный мир, мною неуправляемый и практически мною непознаваемый, и я в нем – тотальная марионетка, и никак на него влиять не могу. Я могу, конечно, бить лапами, но по существу ни на что всерьез воздействовать не могу." Здесь человек отказывает себе, во-первых, в личной воле, а во-вторых, в действенности своего осознания, то есть считает, что оно на что не влияет. Личная воля здесь понимается как что-то совершенно несущественное: если на меня опускается дубина, я могу подставить под нее правый бок или левый бок, но по существу никакой разницы нет. И главное, человек об этом не думает.

Второй уровень осознания внешнего мира характерен для массовой психологии стран западного мира. Эта позиция выглядит примерно так: "Существует объективный мир, а я в нем – участник с независимой волей. Я в этом мире могу проводить свою программу – будучи в рамках, которые мир мне предоставляет". На политическом языке эти рамки обозначаются как "законы" или "права человека", но в качестве жизненной позиции человека второго уровня они понимаются скорее чисто поведенчески: человеку представляется, что у него всегда есть какие-то варианты выбора, и у него есть свободная воля и инициатива, реализуя которые, он может в этом мире существовать. На втором уровне человек подсознательно полностью подчинен общественному сознанию, потому что он считает, что есть объективный мир и объективная истина, которую он постигает в какой-то степени, а в чем-то не постигает – но не потому, что она для него несправедлива, а потому, что у него для этого не хватает времени или умственных способностей. Но эта истина, касающаяся объективного мира, одинакова и обязательна для всех.

На третьем уровне у человека возникает взгляд, за который многие граждане жестоко преследовались, иногда даже до смертной казни. Этот взгляд можно сформулировать так: "У меня, как и у всякого другого человека, есть право на свой независимый взгляд на внешний мир, и этот свой взгляд я имею по праву рождения. Истина мира, развернутого лично ко мне, отличается от истины мира, развернутого к другим людям и коллективам". Казалось бы, что уж такого преступного в таком взгляде? Он кажется вам несколько экстравагантным, но не более того? Однако, как это ни покажется странным, для того, чтобы последовательно стоять на этих позициях, нужна большая личная энергетика и стойкость. Как социум обычно относится к таким людям? Вот Чаадаев, например, заявил такой взгляд – и его объявили сумасшедшим. И подвергли, по-моему, домашнему аресту. Такая была выбрана превентивная мера суровым царским режимом России начала XIX века.

А вот другой пример, уже из нашего времени. Это было в начале 90-х годов, когда я, уже будучи знаком с астрологией, завершал свою казенно-социальную карьеру, и занимался проблемами безопасности сложных технических объектов, каковая тема напрямую связана с проблемой защиты от землетрясений. И у нас в институте нередко обсуждались формальные и неформальные методы прогноза землетрясений, в частности упоминалась какая-то женщина на Украине, по поводу которой даже не говорилось, что она ясновидящая; нет, все было гораздо научнее: она построила модель и по этой модели точно предсказала там два землетрясения: и время, и место, и даже приблизительную силу. По поводу чего один научный сотрудник, который слушал этот рассказ, сказал так: "Если точно предсказала, значит – сумасшедшая."

Итак, право человека иметь свой оригинальный взгляд на внешний мир, и представление о том, что он имеет на него право, потому что мир действительно развернут к нему не так, как к другим людям, требует очень большой собранности, поскольку общественное подсознание, а также порой и сознание порой прямо указывают человеку: нет, не имеешь ты права на свой личный взгляд; а если будешь настаивать, то значит, ты – шизофреник, или что-нибудь в этом роде. Как (не мной) было сказано: если вы разговариваете с Богом и отчитываетесь ему о своих делах, то вы – верующий, а если Бог разговаривает с вами и говорит вам что-то о Своих планах, то вы – сумасшедший.

На четвертом уровне человек уже не просто дает себе естественное право воспринимать внешний мир уникальным, лично ему свойственным способом, но у него к тому же появляются ощущения по поводу того, как именно внешний мир вокруг него развернут. Здесь у человека нередко возникает ощущение, что внешний мир развернут к нему так, что он человека любит и постоянно учит. Практически все люди на определенном этапе своего эволюционного развития получают такое откровение, причем нередко очень яркое. По этому поводу говорится, например, так: что Бог ни делает – все к лучшему. Но при этом сам человек достаточно критично к себе относится и считает, что он плохо (и далеко не всегда) воспринимает адресованные ему уроки внешнего мира, и убежден в том, что если бы он воспринимал их лучше, то и его жизнь, и жизнь мира были бы лучше.

На пятом уровне осознания внешнего мира человек воспринимает мир в большой степени в динамике, то есть он ощущает, что его внешняя жизнь подчинена определенной логике, что есть определенный внешний сюжет развития, который ведет его по жизни. Иногда, правда, сюжет этот почти теряется, и тогда в его жизни идет тяжелый, скучный период, сумерки богов, что называется, но даже и тогда человек смутно чувствует, что все-таки некоторая высшая сила его по жизни ведет. (Это примерно уровень юношеской личности.) А иногда, в высшие минуты, логика индивидуального сюжета чувствуется очень сильно: буквально до того, что с человеком происходят чудеса и он понимает, что это – перст судьбы или перст Божий. Например, он понимает, что в какой-то ситуации он выжил чудом или что к нему пришла такая поддержка, на которую он, исходя из логических соображений, никак не мог рассчитывать.

На этом уровне у человека часто возникает мания величия: он не понимает, что у всех остальных людей получается так же, что мир тоже развернут к ним индивидуальным образом. Он считает, что он выделен из всех людей. И это, надо сказать, сильное переживание, и вы просто так его не разубедите: это переживается очень интимно, очень глубоко. Это глубинное (и пробуждающее чрезвычайное самомнение) ощущение своего равенства с внешним миром, и человеку трудно поверить, что оно может быть свойственно и другим людям тоже.

На шестом уровне осознания внешнего мира человек улавливает не только то, что у него есть внешняя судьба как таковая, но и обнаруживает некоторые ее закономерности – то, что называется ритмом этой судьбы. Однако он по-прежнему видит их во внешнем мире, то есть как чисто внешние повороты сюжетов; в этом он усматривает некоторую логику. На этом уровне человек уже хорошо понимает, что есть мировая карма и есть индивидуальная карма и, вероятно, у него у самого тоже есть какие-то кармические завязки, а иногда происходят их развязки, и порой он знает, что сделал что-то не то, попался на провокацию внешнего мира – и в свое время будет за это платить, причем платить очень жестко. А иногда, наоборот, он чувствует, что сейчас пришло время, когда можно побезобразничать, и никакой особенной расплаты за это не будет. Этот человек улавливает ритм своей судьбы, но ее этика, то есть правила, по которым она идет, ему не всегда понятны и не всегда его устраивают. Он подчиняется воле судьбы, он делает то, чего судьба от него хочет, понимая, что никуда не денешься. Но его внутренняя этика не выстроена, ему не до конца очевидно, этично его поведение или нет. У него есть сомнения по поводу себя – и это иногда правильные сомнения.

На шестом уровне человеком уже наблюдается четкая связь внешнего мира с внутренним. Хотя он (особенно будучи экстравертом) может быть об этом и не думать, но фактически сознательно окрашивает любое внешнее событие своими внутренними ощущениями. Но внутренний и внешний миры у него пока еще не вполне согласованы

А на седьмом уровне происходит интеграция внешнего и внутреннего миров, то есть человек согласует свою внутреннюю этику и систему внешних ценностей в единое целое. В результате у него получается единый ритм существования – это примерно соответствует уровню интегрированной личности. Его жизнь в общем и целом видна ему заранее достаточно хорошо. Свои жизненные сюжеты он видит достаточно четко, как будто судьба ему их заранее показывает и ждет его эмоциональной реакции. Если он их эмоционально принимает, то они идут, если он не принимает, то они или откладываются, или существенно модифицируются, или вообще отменяются. Другими словами, этого уровня характерно буддхиальное ясновидение в области внешней жизни человека.

 

^ Двухуровневая модель психики.

А теперь я хочу предложить вам простейшую модель функционирования психики, которую буду сегодня развивать, и которая имеет очень естественную астрологическую интерпретацию. Мы с вами разделили психическую деятельность на два типа: первый тип связан с внутренними процессами, идущими в психике, когда органы чувств человека отвлечены от внешнего мира, и он полностью занят своими мыслями, чувствами, фантазиями и т. п. – это внутренняя жизнь человека, и место, где она происходит, называется его внутренним миром. Второй тип психической деятельности связан с вовлеченным во внешний мир существованием человека, когда он как бы забывает про свой внутренний мир и полностью вовлекается во внешнее действие, то есть во внешний мир, который воспринимается им особым, лично ему свойственным образом. Но это еще не все: существуют еще два психических состояния, или состояния сознания, когда происходит обмен информацией между внешним и внутренним мирами человека.

Взгляните на схему, изображающую процессы, о которых я говорю: перед вами Психологический архетип, или двухуровневая модель психики (рис. 3.1). Вверху вы видите внутренний мир, внизу – внешний. Их соединяют две стрелки, или информационно-энергетических потока: стрелка вниз это трансляция из внутреннего мира во внешний мир, стрелка вверх – обратная трансляция из внешнего мира во внутренний. Что это такое?

 


Внутренний мир






 

 


Внешнее

выражение

Внутреннее

восприятие












 

 

 

 

 

 

 

 


Внешний мир






 

 

 

 

Рис. 3.1 Психологический архетип, или двухуровневая модель психики.

 

Рассмотрим сначала нисходящий поток. Что это за процесс, когда что-то из внутреннего мира становится внешним? Говоря об этом действии, обычно употребляют слово "самовыражение", но оно не совсем удачно. Приставка "само" подразумевает самость, "я", личность. Но внутренний мир не тождественен личности. У человека может быть богатейший внутренний мир, собранный из стихов любимых поэтов. Вот он ходит и внутри себя эти стихи перечитывает. Это его личность? Нет. Это им субъективно воспринятые, но все-таки чужие стихи. Личность – это что-то другое, и что-то гораздо более узкое по сравнению с внутренним миром. Поэтому слово самовыражение здесь не очень удачно – я предпочитаю говорить "внешнее выражение" или просто "выражение", в том смысле слова, который имеют в виду, когда говорят: "А теперь я хочу выразить свою мысль…"

Я думаю, теперь вам уже понятно, что такое восходящая трансляция из внешнего мира во внутренний – это не что иное, как восприятие, или, точнее, внутреннее восприятие. Заметьте: есть обычное, или объективированное восприятие, и есть внутреннее, или личное восприятие. Личное восприятие более интимно, чаще сопровождается эмоциями: например, восприняв что-то особенно лично, человек легко обижается. А объективированное восприятие – это загрузка внешней информации в автоматически работающие программы подсознания, никак прямо не связанные с внутренним миром человека: так футболист регистрирует положение мяча на игровом поле.

 

^ Уровни осознания связей между внешним и внутренним мирами.

А теперь я перехожу к следующей теме, а именно, к осознанию человеком связи между внутренним и внешним мирами. При этом внешний мир, я подчеркиваю, понимается в его субъективном восприятии данным человеком. Я предлагаю вам два описания этого осознания; из них первое свойственно экстравертному типу психики, а второе – интровертному. Это осознание эволюционирует, проходя последовательно несколько уровней. На их описаниях вы, кроме всего прочего, сможете увидеть, насколько различаются интро- и эктравертные восприятия и установки.

^ Эктравертное осознание связей между внешним и внутренним мирами.

На первом уровне осознания внутренний мир для человека тождественен внешнему. Этот человек считает, что он в своем внутреннем восприятии абсолютно адекватен: что он внутрь себя воспринял, в свой внутренний мир загрузил, ровно то же самое имеется и снаружи, то есть в объективном внешнем мире. А там, где ему информации не хватает, он способен ее домыслить, совершенно точно представив себе внешний мир, причем никаких искажений у нет и быть не может. Он мыслит приблизительно так: "Я увидел какого-то человека, я познакомился с ним, этот человек мне понравился, значит он вообще человек хороший и всегда будет хорошим. Я могу, будучи подозрительным по натуре, заподозрить в нем некоторую лживость, или неискренность, но я не могу при этом ошибиться. Что я увидел, так оно и есть, что я домыслил – ровно так оно и обстоит". Другими словами, этому человеку свойственна не то что претензия, но глубокая убежденность в полной адекватности его восприятия. И аналогично он убежден в полной адекватности своего самовыражения, то есть предъявления вовне своего внутреннего пространства.

Итак, этот человек считает, что он абсолютно адекватен в своем восприятии и абсолютно адекватен в своем выражении вовне. И это тоже очень важно понимать, поскольку внешне он выглядит совершенно иначе: он мямлит, он говорит совершенно непонятно, он не может разобраться в собственных эмоциях, он вас не слышит и не видит – но, тем не менее, ему кажется, что он совершенно адекватно выражает свои мысли и чувства, и любые замечания того рода, что вы его плохо понимаете, воспринимаются им как лицемерие с вашей стороны. Чего там не понимать? Он сам для себя прозрачен, и точно так же он прозрачен для любого человека, который его воспринимает. Часто такой человек просто очень выразительно на вас смотрит, думая: "И чего тебе еще надо? Вот она я: вся перед тобой, как на ладони. Вот мои чувства, вот мои мысли, вот они через мой взгляд тебе передаются – чего тут непонятного?" И то, что вы поняли, скажем мягко, не все, человеку просто непонятно. Как же так? Она же себя видит?!

Впрочем, возможен и второй вариант, когда человек, наоборот, считает, что он полностью для внешнего мира непрозрачен и не виден – за исключением того, что он выражает прямо. Он совершенно искренне думает, что там, где он не выразил свое внутреннее состояние, окружающим ничего не заметно.

На втором уровне осознания связей между внутренним и внешним мирами человек понимает, что внутреннее домысливание чревато ошибками. Другими словами, он осознает и признает для самого себя, во-первых, что его восприятие неполно, а во-вторых, что его психика в случае неполноты информации способна самостоятельно дополнить ее с помощью фантазии, что ведет в вероятным искажениям. Помните, в "Трех мушкетерах" А. Дюма перевязь Портоса: она была спереди расшита золотом, и он старательно поворачивался ко всем своим собеседникам лицом, потому что сзади этого золота не хватило. И человек на втором уровне осознает этот эффект, и начинает руководствоваться правилом, которое можно было бы назвать принципом перевязи Портоса: "Если человек стоит к вам лицом и спереди весь золотой, то это не значит, что со спины он тоже золотой – надо посмотреть, даже если на эту тему у вас не возникает сомнений."

Итак, на втором уровне до человека доходит, что его внутренний мир, хоть чуть-чуть, пусть в каких-то акцентуациях, есть результат искаженного и ограниченного восприятия внешней реальности. В результате человек делает вывод о том, что если ему что-то показалось, то это еще не значит, что оно так и есть, и нужно сделать паузу и посмотреть повнимательнее. В меньшей степени человек проецирует это качество и на других, но он частично понимает, что если он своему партнеру один раз что-то сказал, то вовсе не факт, что партнер это воспринял. Я как-то видел интервью, которое давал руководитель известного театра моды. И он, в частности, сказал, что в процессе подготовки манекенщиц к показу он не меньше пятидесяти раз повторяет им, что они должны сделать, и они его за это ненавидят. "Но, – сказал он, – я хорошо знаю, что если я скажу манекенщице один раз, то она этого точно не сделает".

И этот человек также понимает, что самовыражение – это некоторая проблема, что есть внутри него моменты, которые он не может выразить адекватно, и он понимает, что другие люди воспринимают его не вполне правильно именно потому, что он неадекватен в своем выражении.

На третьем уровне человек обнаруживает, что его внутренний мир часто влияет на внешние процессы сам по себе, без помощи внешнего выражения. Например, он замечает, что, работая над собой в обычном смысле слова, совершенствуя свою энергию и вырабатывая в себе определенные внутренние качества, он косвенно влияет на внешний мир – или, во всяком случае, на то, как этот мир развернут к нему лично. Кроме того, он замечает, что информация из внешнего мира во внутренний у него идет с систематическими искажениями: например, он регистрирует свое полусознательное сопротивление чему-то и понимает, что оно не дает ему воспринимать нежелательную информацию о внешнем мире. Ч. Дарвин, например, был честным ученым, и когда заметил, что информация из научных статей, противоречащая его эволюционной теории, слишком легко им забывается, то завел себе специальную тетрадочку, куда такую информацию записывал – чтобы она не забывалась. Пример, достойный подражания, я считаю.

На четвертом уровне человек учится осознавать и решать внутренние проблемы по ходу своей внешней жизни. В частности, он вырабатывает положительные привычки вместо отрицательных, если последние мешают ему вести его программы во внешнем мире. Например, он отучает себя от необязательности, учиться подавлять свою вспыльчивость, вырабатывает привычку систематически трудиться и тому подобные добродетели – но все это он делает не по внутреннему побуждению, а в прямой связи с отчетливым внешним стимулом. Например, он вырабатывает в себе привычку систематически трудиться, но не просто абстрактно трудиться, а в связи с той внешней работой, которую он производит – и не более того.

Этот человек пытается работать с искажениями своего подсознания на входе и выходе из внутреннего мира. Он осознает главные моменты искажения своего восприятия и пытается корректировать их внешними методами. В книжке "Физики шутят", я помню, наполовину в шутку, но и наполовину всерьез говорится, что если у вас есть эмпирическая кривая, которая должна подтвердить или опровергнуть вашу теорию, то лучше, если интерпретировать эту кривую будете не вы сами, а ваши коллеги по работе. Такой подход типичен для человека четвертого уровня, то есть он понимает опасность неконтролируемого восприятия и последующей неконтролируемой оценки внешних событий. Он замечает, что если он находится в одном (умо)настроении, то он одним способом воспринимает то, что происходит, а потом, через некоторое время, его восприятие может измениться, и тогда он скажет: "Ах! Ведь я же воспринял все ровно наоборот! Как же я этого не видел!" Он понимает, что за этим стоит что-то внутри него, и что ему необходим какой-то контроль, но этот контроль он больше понимает как внешний.

На этом уровне происходит осознание человеком своих внутренних ценностей и установок, не связанных с внешним миром напрямую, и человек понимает, что они косвенно влияют на его внешние обстоятельства. Я напоминаю, что речь у нас идет об экстраверте – и для него это совершенное откровение. На низших уровнях осознания он убежден в том, что его успехи обусловлены исключительно тем, что он делает во внешнем мире, где, конечно, ему может везти или не везти, но уж это-то от него никак не зависит. А тут оказывается, что у него есть постоянно работающее подсознание, преследующее не только внутренние, но и (какая наглость!) внешние цели, нередко расходящиеся с его собственными. Он обнаруживает, что его внутренние, может быть, совсем неосознанные ценности заставляют его играть в ролевые игры по Берну, заставляют его следовать по вполне определенному жизненному сюжету, который может быть ему непонятен и неприятен, и причины его "невезения" и "случайных" неудач заключены не во внешнем мире, а в его собственных внутренних обстоятельствах, которые, в частности, проявляются и через систематическое и целенаправленное искажение его восприятия и самовыражения.

Например, он думает: "Я люблю эту женщину, почему же я с ней всегда так грубо разговариваю? Почему я делаюсь с ней таким вспыльчивым, хотя я исполнен лучших чувств? Что-то на меня находит!" И он понимает, что это "что-то" находит на него во внутреннем мире и связано, в частности, с искажением его восприятия, и это его, а не ее проблема, и пытается решить ее сам.

На пятом уровне человек понимает, что его внутренний мир – это существенная часть всех его внешних программ, и для того, чтобы быть адекватным в своих внешних программах, ему нужно работать как внутри себя самого, так и совершенствовать свое восприятие и внешнее выражение. Он (и это очень важно) учится переводить внешние знаки во внутренние символы. Другими словами, он понимает, что знаки судьбы, которые он видел и раньше, суть не просто внешние закономерности: он осознает, что им соответствуют внутренние символы, на которые он сильно эмоционально реагирует (С. Гроф бы сказал: эмоционально заряженные). Эти внутренние символы обозначают (шифруют) его собственные подсознательные программы, ценности, установки, чаще всего им неосознаваемые, но отчетливо влияющие на внешние обстоятельства, а также на его восприятие и внешнее выражение. И здесь у человека возникает опыт символического мышления, которое связывает вместе его внешний и внутренний мир: один и тот же символ работает и во внутреннем мире человека, и как знак в его внешних программах.

И здесь человек осознает прямое влияние своих внутренних установок на внешнюю жизнь. У него появляется представление о том, что внешний мир развернут к нему в соответствии с его внутренним состоянием, в соответствии с обстоятельствами его внутреннего мира. Или, иначе говоря, он начинает понимать и одновременно ощущать, что внутренний и внешний миры связаны очень интимно. Он учится контролю за своими интерпретациями, за своим пониманием при восприятии; с несколько большим трудом он учится более адекватно выражать себя во внешнем мире. Он понимает, что есть не только адекватность выражения, но и адекватность восприятия миром того, что он выражает – и это разные вещи.

Что я имею в виду? Например, начинающий астролог при интерпретациях говорит на астрологическом языке, и его никак с этого не сдвинешь –по-другому он ничего не скажет. Хороший астролог говорит только на человеческом языке, а это, поверьте, нелегко. А хороший психолог-астролог говорит на языке, понятном и сущностно значимом для самого клиента – и это уже совсем другой уровень квалификации.

На пятом уровне человек понимает необходимость участия своего внутреннего мира в любой внешней деятельности, и большое значение приписывает своему внешнему выражению, прикладывая много сил для того, чтобы оно было адекватно воспринято внешним миром. Он в большой степени ощущает себя артистом. Он понимает (и чувствует), что когда он приходит во внешний мир, он не только что-то непосредственно делает: не меньшую роль в его воздействии на внешний мир играют его внутренние установки и его внутренняя энергия, которые влияют на внешние обстоятельства прямо. Когда мы смотрим на игру хороших актеров, мы обращаем внимание не только на сюжет, но еще и на то, как актер ведет себя: нас привлекает к нему его личное обаяние, выразительность, неповторимость, и все это в первую очередь – внутренние или внутренне вырабатываемые качества.

Конечно, для экстраверта любого уровня развития главное – это внешний мир. Но на этом уровне развития человек уже понимает, что без адекватной внутренней подготовки ничего в внешнем мире он не сделает – сколь бы выразителен он ни был. На эту тему я могу рассказать вам поучительную историю о том, как Константин Райкин стал артистом.

Один раз Аркадия Райкина, знаменитого на всю страну артиста, попросили выступить перед какими-то школьниками. Он сразу согласился, а потом сообразил, что его репертуар для этих школьников совершенно не подходит, и понял, что срывает встречу, что не может просто так выйти на сцену и неизвестно что рассказывать. И, благо сын был недалеко, Райкин попросил его занять публику. А Костя славился своим умением подражать голосам и повадкам различных животных, даже, кажется, специально ходил в зоопарк изучать их – и этим школьников развлек, чем и спас ситуацию. Как видите, даже Аркадий Райкин, человек совершенно гениальный по части внешнего выражения чего угодно, не имея внутренней подготовки, не мог (как он считал) ничего предъявить внешнему миру. Он был настоящим артистом.

И, наконец, на шестом уровне человек осознает прямую связь внутреннего мира и внешнего мира: внешний мир видится им как символическое зеркало внутреннего не только на уровне программ, но и на уровне непосредственных действий. И его внутреннее "я" насыщает собой все его внешние образы, и происходит своего рода слияние его внутреннего и внешнего мира в интегрированной личности, о которой я вам когда-то рассказывал.

^ Интровертное осознание связей между внутренним и внешними мирами.

У интроверта, находящегося на первом уровне осознания этой связи, внутренний мир существует совершенно независимо от внешнего и на него практически не влияет, то есть человек живет в своем внутреннем пространстве, которое может быть более или менее богатым, но в любом случае человек считает внешний мир для себя несущественным и подсознательно бдительно следит за тем, чтобы его восприятие внешнего мира не слишком влияло на его внутренний мир; сознательно же он считает, что внутри себя существует практически независимо от внешних реалий. Он считает, что внутри себя он сочиняет свою сказку, которая есть плод его воображения в чистом виде, а то, что есть во внешнем мире, для него в принципе несущественно. Он полагает, что его внешнее восприятие незначимо, а главное для него – это то, что происходит у него внутри. Самовыражение для него не играет никакой роли: как именно его поймут – это последнее, что его интересует.

Он считает, что внешний мир существует совершенно независимо от того, что происходит в его внутреннем мире. Этот человек не то чтобы отрицает внешний мир, он в нем как-то существует и может его признавать, но внешнее для него никак не связано со внутренним.

До второго уровня осознания связи между внешним и внутренним мирами доходят не все интроверты. Здесь человек уже понимает, что внешние впечатления важны для внутреннего мира не только как катализаторы внутренних процессов. Он сознает, что его внутренний мир построен из каких-то объектов, которые похожи на встречающиеся во внешнем мире; можно сказать, что основные кирпичики, из которых выстроен его внутренний мир, заимствованы из внешнего мира – если не все, то многие. Например, если у него во внутреннем мире есть свой особенный пруд, то скорее всего этот пруд навеян впечатлениям от увиденных им во внешнем мире прудов. Если у него в этом пруду водится какая-то химера, то ее отдельные части: зубы, хвост, чешуя – тоже навеяны впечатлениями из внешнего мира. Это понятно и на первом уровне. Но на втором уровне человек понимает, что впечатления из внешнего мира – это не формальные моменты: они обладают особой энергией, которую нельзя заменить внутренней энергией. Но после того, как эти внешние впечатления им восприняты, человек считает себя свободным в их освоении и формировании из них новых внутренних объектов.

Например, такой интроверт может раз в полгода пойти в театр. Он представляет собой довольно неприятное явление для актеров – такой человек сидит как шпион, он не выдает никаких эмоций: он воспринимает – но ничего не выражает. А потом, когда он все, его интересующее, воспринял, он будет дома это переживать – вспоминать, ставить свои акценты, перестраивать свое внутреннее пространство. И это может длиться очень долго. Он получает какой-то внешний стимул (он понимает, что этот стимул ему нужен, он время от времени чувствует в нем необходимость), а потом его расчленяет, режет, как отдельную колбасу, и составляет бутерброды на свой вкус.

Его внутренние установки и переживания, он это признает, иногда как-то влияют на внешние обстоятельства, но это его не очень интересует, поскольку к внешнему миру самому по себе он практически равнодушен. Однако у него возникают первые идеи о полезности адекватного внешнего выражения, потому что он иногда чувствует, что внешний мир нуждается в том, чтобы человек себя правильно выражал. (На первом уровне этого понимания совсем нет.) Он понимает, что есть разные пути выражения себя, и разные способы восприятия мира и что в некоторых случаях это полезно иметь в виду.

В частности, он понимает, что он не прозрачен. (Я обращаю ваше внимание на то, что совершенно непонятный для вас интровертный человек первого уровня в очень многих случаях считает себя абсолютно прозрачным для внешнего мира.)

На третьем уровне осознания внешние обстоятельства становятся осознаваемыми ценностями человека. Он понимает, что его восприятие дает ему то, что он во внутренней жизни воспроизвести или заменить не может; другими словами, он осознает, что его внутренний мир прямо зависит от его внешних впечатлений. И он начинает совершенствовать свои каналы восприятия. Кроме того, и это тоже важно, человек пытается как-то управлять процессом внутреннего представления (репрезентации, как говорят психологи) результатов своего восприятия. Что это значит?

Мы воспринимаем внешний мир органами чувств, но их сигналы превращаются в образную или логическую систему, которая должна встроиться в наш внутренний мир – и это (внутренняя репрезентация) – достаточно сложный процесс, в котором есть много стадий; и человек начинает понимать, что здесь от него многое зависит: что от того, насколько полно его восприятие, и насколько оно искажается в процессе переработки, очень сильно зависят обстоятельства его внутреннего мира. Он делает первые шаги к восприятию своего подсознания и своей цензуры, направленной на внешний мир; в частности, он пытается эту цензуру ослабить или хотя бы понять.

У него возникают внутренние ценности, касающиеся внешнего мира, чего раньше не было. В частности, образ внешнего мира в его внутреннем мире приобретает определенную значимость, ценность. На предыдущих уровнях образом внешнего мира во внутреннем пространстве человека была груда мусора, из которого можно было произвольно выбирать что понравится – с тем, чтобы потом свободно перерабатывать свои находки, произвольно адаптируя их к своим внутренним нуждам. На третьем уровне эта картина кардинально меняется, и представления о внешнем мире становятся для человека осознаваемой ценностью сами по себе.

На четвертом уровне человек осознает, что у него есть образ внешнего мира как отдельно существующий объект в его внутреннем мире. Он разделяет внутренние и внешние ценности, проводит между ними качественное различие. И поскольку внутренний образ внешнего мира становится для него определенной ценностью (где-то положительной, где-то отрицательной), то косвенным образом это обстоятельство переносится и на сам внешний мир, то есть он сам по себе и взаимодействие человека с ним становятся для человека значимыми. Заметьте: для сильно интровертной личности такое признание равнозначно подвигу.

Кроме того, этот человек пытается осознанно выражать существенные для себя, но невидимые окружающим моменты своей внутренней жизни – это для него тоже подвиг. Он это переживает как устрица, которая при знакомстве с подводным миром, причем с весьма подозрительными и прожорливыми существами этого самого мира, стала бы раздвигать свои створки – прекрасно понимая, что ее могут сожрать тут же, на месте. Но, тем не менее, в каких-то ситуациях, в каких-то случаях человек это делает и, более того, специально подбирает себе формы адекватного самовыражения.

Для интроверта этого уровня характерна манипуляция окружающими через свое состояние. Всем известно, как маленькие дети манипулируют родителями – надул губки, изобразил себя полностью несчастным – и тут же получил запретный плод. Но дети делают это стихийно, а этот человек осознает силу и возможности тонкой манипуляции внешним миром через свое внутреннее состояние и учится делать это тонко и корректно. И очень эффективно. Например, если ему нужно, чтобы внешний мир стал повеселее, он усилием воли приходит себя в веселое настроение – и вскоре внешние обстоятельства таинственным образом перестраиваются и начинают ему улыбаться.

Иногда ко мне после нескольких массажных сеансов приходит улыбающееся, счастливое существо с розовыми щеками и говорит: "Надо же, какое чудо на работе случилось – все вдруг стали мне так улыбаться и так радоваться, когда меня видят, и такие добрые со мной стали." А я думаю: насколько же люди не видят себя со стороны: три сеанса назад это было мрачное, угрюмое, несчастное существо с угрожающими манерами, и совершенно понятно, что внешний мир от него оборонялся, как мог – а теперь в этом нет необходимости – вот и все чудо, но как его человеку-то объяснить?

На пятом уровне у человека налаживается взаимодействие внутренней и внешней ценностных систем, то есть ценностей, связанных с внутренним миром и с внешним миром, и они частично выравниваются в правах. Дело в том, что раньше ценности, связанные с внешним миром, были вторичными по отношению к внутренним, а теперь они уже приобретают самостоятельное значение. И у человека возникает представление об интеграции личности. В частности, его начинает тревожить, что для него слишком уж сильно разделены внутренние переживания и внешняя деятельность. Он (с ломками, с трудом) приходит к выводу, что внешняя жизнь тоже может быть организована таким образом, чтобы она приносила не меньшее удовлетворение, чем внутренняя. Более того, он хочет, чтобы та и другая соединились вместе. Он обнаруживает, что многие отработанные им во внутреннем мире техники являются на самом деле совершенным инструментом для внешней деятельности. Здесь осваивается сознательное управление точкой сборки (состоянием сознания) как техника настройки на эгрегоры, на архетипы, на любую внешнюю работу. В Японии говорят, что настоящий воин, самурай при сражении на мечах (чисто, казалось бы, внешняя ситуация) находится в состоянии очень глубокой медитации. Конечно, это не та медитация, когда человек закрывает глаза, отключает остальные органы чувств и успокаивает свой ум. Здесь внешний мир воспринимается всеми рецепторами, но тем не менее, это особое измененное состояние сознания, которому сопутствует полное внутреннее спокойствие и абсолютное бесстрашие. Во всяком случае, человек понимает, что находясь во внешнем мире, он в очень большой степени зависит от своего внутреннего состояния и внутреннего мира в целом, и именно внутренний мир напрямую ведет его во многих внешних ситуациях.

На этом уровне возникают спонтанные моменты синтеза внутреннего и внешнего состояний, и начинается процесс интеграции личности.

А на шестом уровне происходит полная интеграция внешней и внутренней ценностных систем и интеграция личности, то есть здесь внутренний мир как бы растворен во внешнем мире и наоборот, и человек их жестко не разделяет, хотя его интровертная акцентуация все равно остается.

 

А сейчас я хочу несколько подробнее рассмотреть устройство внутреннего и внешнего миров, выделив в каждом по два различных слоя.

 

^ Два слоя внутреннего мира.

Начнем мы с мира внутреннего. Что такое вообще жизнь во внутреннем мире? Если говорить на наивном языке, то это такое состояние человека, когда он отключен от внешних источников информации, то есть когда по сенсорным каналам ( это зрение, слух, осязание, обоняние и вкус) к нему ничего не поступает. Он сосредоточен на себе, то есть на тех фантазиях, мыслях, чувствах, которые проплывают перед его внутренним взором.

Человека, ориентированного на внутренний мир, Юнг называет интровертом. Но здесь мы должны сделать четкое различение, поскольку внутренний мир человека не однороден, и, следовательно, интроверты бывают разные. Во внутреннем мире очень четко выделяется две разных области, причем они выделяются на любом уровне развития психики – по-видимому, начиная с того момента, когда ребенок осознает себя. Первую часть я условно назову Автономным миром, а вторую – Обусловленным миром. Если говорить о модальностях, или о состояниях сознания (положении точки сборки), то состояние сознания, когда человек находится в Автономном мире, мы назовем интро-интровертным, а человека, для которого оно типично и любимо – интро-интровертом. Состояние сознания, когда человек находится в Обусловленном мире, мы назовем интро-экстравертным, а человека, для которого оно типично и любимо – интро-экстравертом.

Что же это за области внутреннего мира? Автономный мир это внутренняя реальность, которая создается человеком путем своих собственных внутренних усилий, внутренней работы, фантазии, воображения, и которая обладает определенной устойчивостью, так что практически не зависит от его внешних впечатлений. Типичный пример: человек сам себе сочиняет сказку – там есть особый им придуманный мир со своей флорой и фауной, а также ландшафтами и народонаселением, там могут быть говорящие животные и самосознающие прыгучие подстаканники или канделябры, там между различными существами возникают свои отношения, идут какие-то интриги, оформляется сюжет. Понятно, что это все есть продукт чистого воображения человека, который не зависит от его внешней жизни.

Интро-интровертное состояние человека, когда он полностью поглощен своим Автономным миром, может быть совершенно бессмысленно-хаотичным (таковы неуправляемые грезы), а может быть и конструктивным – сочиняет человек себе сказку, и неплохо сочиняет. Но в любом случае для Автономного мира характерно то, что он никак не используется для взаимодействия с внешним миром. Он – личная собственность данного человека, которая мыслится им как таковая, а не в связи с обстоятельствами его внешней жизни. Он нередко переживается как нечто очень интимное, личное и оберегается от окружающих – и вообще от внешней реальности.

Автономный мир человек творит самостоятельно, хотя и пользуется при этом переработанными образами и сюжетами из внешнего мира. Но, кроме того, он при этом пользуется чисто внутренними источниками, например, своим внутренним "я", трансляциями из Мирового Разума, ноосферы, различных эгрегоров и т. п. Оттуда, изнутри, идут информация, энергия, динамика. И в результате внутри человека возникает весьма своеобразное, лишь ему одному свойственное, автономное образование, резко отличающееся от его Обусловленного мира.

Обусловленный мир – это тот образ мира, который создается внутри человека с целью поддержки его непосредственного внешнего поведения. Это трезвое, а точнее – внешне-ориентированное представление человека о внешнем мире. Это инстанция, специально предназначенная для взаимодействия человека с внешним миром – таким, каким он предъявляет себя этому человеку. Состояние сознания, обращенное к Обусловленному миру, я далее называю интро-экстравертным, а человека, для которого оно наиболее типично – интро-экстравертом.

Между этими двумя частями внутреннего мира есть определенное взаимодействие. В частности, существует нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный мир, и восходящая трансляция из Обусловленного мира в Автономный (рис. 3.2). Далеко не все элементы и образы Обусловленного мира попадают в Автономный, и по пути их ожидает расчленение, модификация, доработка и переработка с целью приспособления их к структуре и фактуре Автономного мира – в этом направлении трудится восходящая трансляция, снабжая Автономный мир необходимыми ему элементами субъективно воспринятой внешней реальности.

 

 

 

 

Автономный мир

 

 

Обусловленный мир





 

 

 

 

 

 

Рис. 3.2 Внутренний мир человека: два слоя.

 

Что же такое нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный? Могу привести пример. Когда у меня возникает желание поведать своему собеседнику о своем интимном, сокровенном внутреннем пространстве – я не могу сделать это без подготовки. Сначала я хотя бы в общем должен представить себе своего партнера – насколько интересны будут ему мои откровения, как он к ним отнесется, насколько окажется доброжелателен и скромен, какие мои слова и образы окажутся ему близкими или хотя бы понятными. И это и означает, что перед тем, как начать реально что-то говорить, я сначала попытаюсь разместить свою интимную информацию (расположенную исходно в Автономном мире) в своем обусловленном мире, и посмотреть, что из этого получится, и лишь затем приступлю к реальной исповеди.

А вот другой пример. Представьте себе женщину, у которой имеется уже взрослый сын. Она сама для себя, то есть в Автономном внутреннем мире, видит его пятилетним мальчиком, и все, что он делает, где-то внутри себя интерпретирует именно так, хотя ее Вовасику уже сорок лет и метр восемьдесят росту. Но вот он приходит домой вечером после работы – и ей представляется маленький мальчик, который бегал где-то на улице, может быть, падал и ушибался, где-то и безобразничал, а сейчас вот вернулся домой, грязный, усталый и голодный, и надо его умыть, накормить и обласкать. Такой образ формируется у нее внутри в Автономном мире. Но этот образ не рабочий, он для нее не функционален, он уместен только наедине с самой собой. Ей все же надо взаимодействовать с реальным взрослым мужчиной, Владимиром Игнатьевичем, солидным, уважаемым человеком, мастером ремонтного цеха, и она свою заботу о нем, интонации и слова, которые хотела бы ему сказать, подвергает определенной цензуре и трансформации. Она ему не говорит, как это звучит у нее в Автономном мире: "Бедный Вовасик, как ты, наверное, устал, давай я тебя умою, накормлю и поглажу по головке", – она знает, что он такого обращения не примет, и переводит эту фразу в Обусловенный мир, где ее сын уже не пятилетний мальчик, а взрослый мужчина, и она ему говорит: "Здравствуй, Володя. Раздевайся, ужин на плите, еще теплый". Заметьте: это совсем другая фраза, и она резко отличается от первой по многим своим модальностям: например, первая идет от Родителя к Ребенку, а вторая – от Взрослого к Взрослому, и их интонации тоже совсем разные. Так работает нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный.

Аналогичная ситуация возникает у любого человека, который начинает практически реализовывать давно лелеемый в своем свободном воображении проект, своего рода идеал. Например, вырастает интро-интровертная девушка, у которой уже давно в Автономном мире сформирован четкий образ любимого: она точно знает, каким он должен быть. (Многочисленные слащавые "дамские" романы в очень большой степени ориентированы на создание этого образа именно в Автономном мире.) И этот образ идеального любимого может быть очень ярким, четко обрисованным и весьма энергетичным. Что же происходит, когда в ее жизни появляется реальный мужчина? С одной стороны, его сравнительно похожий образ появляется в ее Обусловленном мире как отражение ее непосредственных впечатлений о новом знакомом. Но затем на этот обусловленный образ накладывается (готовый заранее) идеальный образ, взятый из Автономного мира – и в результате возникает очень большое несоответствие и внутренний конфликт, который чаще всего проецируется вовне, то есть виноватым в несоответствии объявляется новый знакомый.

Искусство жить в большой степени заключается в умении блокировать, когда это необходимо, нисходящий канал, идущий из Автономного мира в Обусловленный. Это умение – начальный этап работы над собой человека, который всерьез взялся за это занятие. Он должен четко разделить в своем внутреннем пространстве Автономный и Обусловленный миры и научиться отслеживать и по своей воле блокировать информационные обмены между ними. Он должен осознать, что смешивание этих миров и неконтролируемые, неосознаваемые им свободные перемещения образов из Автономного мира в Обусловленный ведут порой к катастрофическим последствиям. Неконтролируемые обратные трансляции, то есть свободный переход образов из Обусловленного мира в Автономный, не столь опасен для обычного человека, но ведет к замусориванию его Автономного мира; однако для творческого человека эти трансляции, если не научиться их контролировать, становятся чрезвычайно опасными, и могут иногда парализовать его деятельность или направить ее неудовлетворительным для него образом.

Я еще раз подчеркиваю: Автономный и Обусловленный миры различны у любого человека, независимо от уровня его развития. Если вы повнимательнее посмотрите на человека, когда его внимание сосредоточено на образе внешнего мира, то вы обнаружите, что у него и внешний вид, и осанка, и жесты, и выражение лица совсем не такие, как когда он находится в Автономном мире. Однако стандартный способ самоутешения у многих людей – это наложение реалий и образов Автономного мира на Обусловленный мир – в тех местах последнего, которые для человека огорчительны или травматичны.

Однако не нужно думать, что Автономный мир всегда лучше и светлее Обусловленного. У многих людей он тяжелый, темный, гнетущий – и во многом неприятнее их Обусловленного мира. В частности, для невротиков такая внутренняя диспозиция типична. У таких людей, если они не контролируют нисходящих трансляций, их чисто внутренняя тяжесть идет в Обусловленный мир и его нагружает, делая совершенно неадекватным внешнему миру. А у многих внутренне не проблемных людей, оптимистов по натуре, Автономный мир высветляет Обусловленный – что тоже хорошо в разумных пределах, за которыми стоит совершенная неадекватность поведения человека.

Резюмируя, я могу сказать, что несанкционированный, бесконтрольный один-к-одному перенос объектов Автономного мира в Обусловленный мир означает, как правило, сильный самообман человека и обман им окружающей среды – это тонкое лицемерие, которое приводит к очень негативным психологическим и жизненным результатам, и которое, видимо, лежит в центре большинства так называемых психологических проблем человека (не всегда являясь их источником, но обязательно – важным инструментом). Как именно он происходит, я еще расскажу. Но сначала мы рассмотрим аналогичную структуризацию внешнего мира, которая не менее важна для психологов.

 

^ Два внешних мира, или два способа внешней жизни.

А теперь мы с вами рассмотрим состояние сознания, направленное на внешний мир, и у него тоже будет два варианта: экстра-интровертное и экстра-экстравертное.

Что такое экстра-интровертное состояние сознания? Это состояние, когда внимание человека направлено на внешний мир, но при этом происходящее во внешнем мире, с точки зрения самого человека, находится в рамках его представлений о нем, то есть в основном соответствует его Обусловленному миру. Другими словами, можно сказать, что это состояние сознания, когда человеку представляется, что мир загипнотизирован его психикой – а точнее, он загипнотизирован его внутренней картиной мира. Синонимом (несколько абстрактным) для Обусловленного мира является слово "мировоззрение"; если им воспользоваться, то можно сказать так: экстра-интровертное состояние сознания наблюдается у человека, который смотрит на мир сквозь призму своего мировоззрения, то есть как на подчиняющийся его мировоззрению или, по крайней мере, согласующийся с ним. Типичные для этого состояния роли это Учитель, Гипнотизер, Администратор, Руководитель – словом, человек, который знает, как надо внешний мир понимать, что с ним можно делать и что нельзя, и к каким это приведет последствиям; для него внешний мир, если пользоваться языком техники, находится в штатном (то есть заранее предусмотренном) состоянии. Это состояние сознания, когда человек уверен в своей внутренней картине мира, она ему помогает и является для него естественным фундаментом его внешней деятельности; она его держит и в ее рамках он воспринимает происходящее и воздействует на мир. Но, я подчеркиваю, это экстравертное состояние сознания, и здесь основное внимание человека сосредоточено на внешнем мире, хотя фоновое внимание – во внутреннем мире; на языке Перлса можно сказать, что фигура у него находится стоит во внешнем мире, а фон – во внутреннем мире, причем в его обусловленной части.

Можно сказать и так: экстра-интровертное состояние сознания соответствует вовлеченному взаимодействию человека с внешним миром в рамках усвоенного им внешнего опыта. И этот свой опыт он накладывает на внешний мир. Это состояние сознания сопровождает любое рутинное действие, которое не требует от человека особых психологических затрат, но требует постоянного внимания. Вот вы ведете машину. На дороге все более или менее в порядке, вы посматриваете на светофоры, и не слишком в целом переживаете, хотя пока не очень хорошо ее водите, так что не можете позволить себе расслабиться и начать думать о чем-то своем (последнее означало бы уход в интровертное состояние, но это еще не ваш уровень вождения). Ваше внимание сосредоточено на внешнем мире: на светофорах, на пешеходах, стоящих на тротуаре и собирающихся переходить улицу, на машинах спереди и сзади, но в целом ситуация относится к тем, которые вы считаете для себя знакомыми: что-то похожее происходило на курсах вождения, когда рядом с вами сидел инструктор – и молчал. Попросту говоря, все происходит так, как оно и должно происходить: кого-то вы обгоняете, кто-то обгоняет вас: внешний мир дает вам знакомые вам предсказуемые реакции на ваше поведение. Вы воспринимаете и понимаете (интерпретируете) внешний мир с помощью знакомых вам символов, и полученная информация укладывается в вашу привычную картину мира.

Итак, экстра-интровертному состоянию сознания соответствует Предсказуемый мир – таким он предстает перед человеком. Он поддается привычным схемам понимания и методам интерпретации с помощью уже имеющихся в распоряжении человека средств, в частности, символов.

Но не нужно думать, что это всегда хорошо; иногда для окружающих это бывает чрезвычайно обидно. Порой они ждут от человека чего-то другого. Знаете, каков первый признак того, что мужчина стареет? Это такая ситуация: он нежно целует девушку, а она в ответ говорит ему: "Спасибо". Что произошло? Говоря на нашем языке, ему не удалось вывести ее сознание из экстра-интровертного состояния, и она отреагировала по тем стереотипам, которые у нее есть – то есть не вышла из своего представления о том, что он – старший, которого надо уважать, может быть, даже уступать свое место в транспорте, и уж во всяком случае словами благодарить за услугу.

В экстра-интровертном состоянии все эмоциональные акценты заранее выстроены и предсказуемы, и если происходит что-то отчасти неожиданное, то эмоциональная реакция человека все равно находится в тех рамках, которые заранее обозначены его (обусловленной) картиной мира. И, что очень важно, положение точки сборки (центра внимания) управляется человеком изнутри, то есть им самим; иными словами, он сам контролирует способ своего восприятия. В этом состоянии у человека есть определенная этика, или, шире говоря, набор принципов, которые он навязывает миру, то есть предполагает, что мир им должен соответствовать. Если же какая-то часть мира этим принципам не соответствует, то человек как бы накладывает на нее слепое пятно, то есть ее игнорирует. В таких случаях он обычно говорит: "Я этого не понимаю, я этого не воспринимаю", – то есть отрезает от мира этот кусок и выбрасывает его из своего сознания. Таков экстра-интроверт.

Я не знаю, насколько вам симпатичен этот образ. Иногда он бывает внешне эффективным – но обычно в довольно узких психологических границах, за пределами которых оказывается совершенно неадекватным. Если человек – последовательный экстра-интроверт, то он может быть страшным занудой, но при этом и чрезвычайно надежным человеком, который, невзирая ни на какие соблазны внешнего мира, проведет взятую на себя программу. Если его внутренний мир сильно хаотичен, он может быть, по большому счету, и непоследователен и ненадежен, но, по крайней мере, быстро сдвинуть ему состояние сознания сложно. Он устойчив в рамках всех состояний сознания, которые у него есть.

И теперь следующий вариант – это экстра-экстравертное состояние сознания. Оно качественно отличается от экстра-интровертного, и одновременно включены они не бывают. И не существует промежуточных вариантов между ними: сознание как бы скачет из одного состояния в другое, иногда довольно быстро, но все равно можно понять, где человек находится.

Если, находясь в экстра-интровертном состоянии, человек гипнотизирует внешний мир, то экстра-экстравертное состояние означает, наоборот, положение, когда он сам загипнотизирован внешним миром. Он полностью в него вовлечен, так что и фигура и фон находятся во внешнем мире. При этом идет взаимодействие с внешним миром, игнорирующее рамки его личного опыта. Здесь происходит полное вовлечение человека во внешнюю ситуацию, в которой у него нет определенной, заранее известной ему роли. Иногда он при этом входит в совершенно непривычные для себя роли, которые он должен осваивать. Здесь все его внимание направлено на внешнюю ситуацию, которая является нештатной. Здесь не работает его привычный внутренний образ мира. Слишком сильно действие внешнего мира – здесь человек не пограммирует себя изнутри, у него не предопределено внимание, он не занимается привычными интерпретациями – он непосредственно воспринимает то, что происходит; интерпретации будут когда-нибудь потом. А сейчас он интенсивно вовлечен и проживает свою жизнь, которая оказалась вдруг для него совершенно неожиданной и не вмещающейся в знакомые рамки. Иногда при этом она оказывается очень яркой, хотя, может быть, и негативно яркой – и тогда у него идут очень неприятные переживания, но они полностью его захватывают.

В экстра-экстравертное состояние приводит человека любая остро-неожиданная ситуация, выходящая за рамки привычного, сбивающая его с толку и полностью захватывающая его внимание, так что у него, как говорится, съезжает крыша, и его действия становятся продиктованными этой конкретной ситуацией, а не какими-то внутренними мотивами (последнее – важный и необходимый признак экстра-экстравертного состояния сознания).

И вот он непосредственно реагирует, будучи полностью вовлеченным в ситуацию. В этот момент его обусловленная картина внешнего мира как будто стирается, ее словно бы и нет вовсе: он в чистом виде находится в плену внешнего мира и его чар. Можно сказать, что психика на этот момент становится вторичной по отношению к непосредственному переживанию. Мысли и эмоции человеком не контролируются изнутри, они идут как прямые реакции на внешние события: они не опосредованы его внутренним образом мира. Если, будучи сильно вовлечен во внешний мир, человек оказывается жертвой психологически несовместимых воздействий, он впадает в истерику или в транс, в обоих случаях отключаясь от внешнего мира, то есть меняя состояние сознания – чаще всего на интро-интровертное. В практиках гипноза известно: один из самых эффективных способов введения человека в транс – это сенсорная перегрузка, то есть такой поток внешних стимулов, который разрушает привычные рамки внешнего функционирования (то есть жизни под руководством Обусловленного мира). Есть такой анекдот. Продается дорогой попугай; продавец делает ему рекламу: он очень древний, он очень умный, он знает два языка – английский и французский: если потянуть его за правую лапку, он будет говорить по-французски, если потянуть его за левую – то по-английски. Покупатель, заинтересовавшись, спрашивает: "А если за две сразу?" – "Разорвешь пополам, дурак!" – кричит ему попугай по-русски. И что-то похожее получается с человеком, когда он попадает в слишком нагруженную для себя внешнюю ситуацию. У него резко меняется состояние сознания, и иногда при этом происходят совершенно неожиданные вещи: ему на помощь приходит его внутренний потенциал, то есть активизируется его внутреннее "я": как говорится в сказках, "откуда ни возьмись" появляются энергия, сила, возможности – и внешняя ситуация тоже чудом меняется.

Мир, в котором оказывается человек в экстра-экстравертном состоянии сознания, можно назвать Поглощающим – ибо человек оказывается полностью им поглащенным, теряя всякий интерес к своему внутреннему миру и его установкам и фактически выходя из-под их магической власти.

 

_____________________

Я хочу заметить, что самопознание и проявление внутреннего "я" возможны во всех четырех описанных мной состояниях сознания: от интро-интро до эктра-экстра, так же, как и самовыражение и самореализация. Человек может познавать самого себя, как углубляясь в дебри никак не контролируемых фантазий, так и оказываясь во внешних ситуациях, которые не укладываются в имеющиеся у него представления о реальном мире. Это судьба людей, которые идут на большой риск, например, путешественников в неизведанные края и непознанные культуры.

Интересно, что интро-интроверт во внешней реальности чаще всего оказывается в экстра-экстравертном состоянии сознания. Как говорится, крайности сходятся; аналогично, экстра-экстраверт, уходя внутрь себя, предпочитает интро-интровертное состояние сознания: оно представляется ему более интересным и продуктивным. И эти два психотипа часто хорошо друг друга понимают. С другой стороны, экстра-интроверт хорошо понимает интро-экстраверта, и наоборот. И у того, и у другого центральную роль играет обусловленный образ внешнего мира. И эти два человека нередко хорошо взаимодействуют друг с другом.

А теперь вы можете подумать на тему о том, какой из этих четырех психологических типов вам ближе, какое из этих четырех состояний сознания вам наиболее свойственно, какое вам более комфортно, какое вы считаете правильным, а какое (может быть) – для себя недопустимым. Подумайте, людей каких типов вы недолюбливаете, каких вы плохо понимаете, а с какими вам легче находить общий язык и иметь дело. Но самое главное, мне бы хотелось, если говорить о практическом использовании этого материала, чтобы вы научились не только различать, в каком состоянии сознания находится в данный момент ваш партнер или вы сами, но и, исходя из этого, строить свое поведение. Представьте себе, что вы ведете деловые переговоры, и ваш партнер переходит в интро-интровертное состояние, а вы этого не заметили, и считаете, что он находится в экстра-интровертном – я думаю, вы понимаете, что в лучшем случае он вставит вас как персонаж в свою внутреннюю сказку (например, в образе настырного бегемота), и уж точно не воспримет сложную и тщательно вами продуманную идею переорганизации пассажиропотоков на железных дорогах Новосибирской области. Если у вас хорошая энергетика, и вы на него сильно нажмете, он перейдет в экстра-экстравертное состояние, у него станут удивленно-загипнотизированные глаза и он пообещает вам ровно то, что вы от него хотите. Но потом, на следующий день, он перейдет в свое нормальное экстра-интровертное состояние сознания и попросту забудет все, что от вас воспринял и вам обещал. Его поведение, его этика будут уже абсолютно другими, потому что в экстра-экстравертном состоянии этики как таковой вообще нет. Там есть единственный принцип поведения: человек пытается соответствовать тому, что ему навязывает внешний мир, и он, как говорят в таких случаях, за себя не отвечает. Можно себя ругать за это, можно пытаться вводить этику и какие-то правила поведения в свои нештатные ситуации – но результат будет лишь тот, что вы переместите их в Обусловленный мир и сделаете штатными. А природа внезапно-неожиданных для человека ситуаций и соответствующих им экстра-экстравертных состояний сознания такова, что никакой этики там нет и быть не может. Поэтому предъявлять претензии человеку, на которого вы слишком уж наехали и он вам (в порядке самозащиты в экстра-экстравертном состоянии) что-то нереальное для себя пообещал, конечно, можно – но вы должны понимать, что эту ситуацию все-таки создали сами. И на этом я сегодня хочу остановиться.

Спасибо. До свидания.

 


 

Лекция 4

 




оставить комментарий
страница4/12
вводит понятия
Дата20.10.2012
Размер3,62 Mb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх