Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права icon

Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права



Смотрите также:
1. Принципы гражданского процессуального права: понятие, значение, система, классификация...
Лекция 1 предмет и система гражданского процессуального права...
Темы дипломных работ по дисциплине «Арбитражный процесс» Соотношение арбитражного...
Учебно-методические материалы по дисциплине «Конституционный процесс» для студентов дневного...
Тематика курсовых работ по курсу «Гражданский процесс»...
Теория права включает в себя следующие основополагающие вопросы: происхождение права...
«Предмет, метод и система гражданского процессуального права»...
Программа по дисциплине «теория государства и права»...
Программа итогового (государственного) экзамена по направлению 521400(030500...
Программа вступительного экзамена по специальности 12. 00...
Программа по теории государства и права для вступительных экзаменов собеседования лиц...
Учебник



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
4.1. Понятие процессуально-правового механизма и его элементы

Всесторонность исследования роли и назначения процессуального права, его совершенствование возможны лишь на основе системно-функционального подхода, суть которого заключается, во-первых, в необходимости исследовать все процессуальные правовые явления, как, впрочем, и другие правовые явления, в их системной и неразрывной связи, во-вторых, в их назначении (роли) относительно друг друга и целого. Одним из направлений системно-функционального подхода в праве явилась разработка понятия механизма правового регулирования. В рамках проводимого исследования хотелось бы обратить внимание на необходимость разработки и изучения в общей теории права категории «механизм процессуального регулирования».

Одна из задач теории права — обеспечение синтеза юридических знаний. Именно синтез знаний позволяет сделать следующий шаг в познании, перейти от статической картины явления к динамической1. Поэтому накопленные знания об отдельных элементах процессуальной формы необходимо интегрировать и показать общее взаимодействие этих элементов в процессе функционирования процессуаль-

1 См.: Авдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994. С. 310.

 

4.1. Понятие процессуально-правового механизма                                                                                                                                                                              157

ной формы. Другой важной задачей общей теории права является повышение эффективности действия правовых норм (материальных и процессуальных). Реализация этой задачи также связана с необходимостью изучения механизма процессуального регулирования.

Первоначально идею механизма воздействия права на общественные отношения выдвинул Н. Г. Александров. В работе «Право и законность в период развернутого строительства коммунизма» им был сделан набросок основных направлений правового воздействия на условия общественной жизни. Определенные теоретические обобщения по данной проблеме в этот период были проведены Л. С. Явичем, а несколько позднее В. М. Горшеневым1.

По мнению Н. Г. Александрова, звеньями механизма правового регулирования (МПР) являются: 1) установление правового статуса лица; 2) придание известным видам жизненных фактов значения юридических фактов; 3) установление моделей правоотношений; 4) установление мер правовой охраны и юридической ответственности2.

Определенный вклад в разработку вопросов механизма правового регулирования внесли П. Е. Нед-байло, А. С. Пиголкин, М. П. Лебедев, Н. И. Мату-зов и ряд других ученых-юристов.

Но свои развернутое обоснование и законченный вид идея МПР приобрела в работах С. С. Алексеева, в частности в работе «Механизм правового регулирования в социалистическом государстве». Предложенная  им  конструкция  МПР  в  последующем  ис-

1  См.: Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961; Горшенев В. М. Участие общественных организаций в правовом регулировании. М., 1963.

2  См.: Теория государства и права / Под ред. Н. Г. Александрова. М., 1974. С. 542—545.

П-1307

 

158                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Глава 4. Процессуально-правовой механизм

пользовании не претерпела, по существу, никаких изменений.

С. С. Алексеев характеризует механизм правового регулирования как взятую в единстве систему правовых средств1, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения. При этом он полагает, что эта важная общетеоретическая категория позволяет не только собрать вместе явления правовой действительности, связанные с решением жизненных ситуаций, и обрисовать их как целостность, но и представить их в работающем, системно воздействующем виде2. Указанная категория выработана для отображения момента движения, функционирования правовой формы.

В соответствии со стадиями правового регулирования С. С. Алексеев выделяет три основных элемента (звена) в механизме правового регулирования: 1) юридические нормы; 2) правовые отношения; 3) акты реализации прав и обязанностей. Факультативным элементом являются акты применения права3.

Изложенное представление о структуре МПР широко распространено, но не является единственным, существуют иные точки зрения на проблему (в част-

1  Правовые средства — такие институционные образования (формы, установления), реальное функционирование, использование которых приводит к практическому осуществлению объективного и субъективного права, его претворению в жизнь, достижению конечного социально-экономического результата. См.: Сапун В. А. Механизм реализации советского права // Правоведение. 1988. № 1. С. 5. По содержанию, функциям правовые средства подразделяются на регулятивные и охранительные. Охранительные правовые средства вступают в действие в случаях, когда регулятивные средства не обеспечивают надлежащей реализации права. К ним относятся, например, юридические санкции и акты их реализации, притязания, выраженные в виде жалобы, заявления, иска и т. п.

2  См.: Алексеев С. С. Право. С. 364.

3  Там же. С. 364—365.

 

4.1. Понятие процессуально-правового механизма                                                                                                                                                                                159

ности, указанная ранее позиция Н. Г. Александрова). Попробуем сформулировать одну из них. Общеизвестно, что правовое регулирование состоит из следующих стадий:

1)  издания нормы права и ее общего воздействия (регламентация общественных отношений);

2)  возникновения субъективных  прав и юридических обязанностей;

3)  реализации субъективных прав и юридических обязанностей, воплощения их в конкретном, фактическом поведении участников общественного отношения;

4)  применения права (эта стадия правового регулирования является факультативной и существует между первой и второй или второй и третьей стадиями)1.

Бесспорно, что первым элементом механизма правового регулирования является норма права — это исходная юридическая база для правового регулирования, в ней заложена модель нужного поведения. Для того чтобы заложенная в правовой норме модель поведения воплотилась в реальной действительности, необходимо наступление специальных условий — юридических фактов. Юридические факты (фактический состав, фактическая система) являются, таким образом, вторым элементом механизма правового регулирования. Однако некоторые ученые не признают за юридическими фактами статуса самостоятельного элемента в МПР, полагая, что значение юридических фактов сводится к тому, чтобы обеспечить переход от одной стадии правового регулирования к другой. «Сам по себе юридический факт, — пишет, например, Ю. И. Гревцов, — является жизненным обстоятельством, с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение  правоотношения.  Следовательно,  юриди-

1 См.: Общая теория государства и права. Т. 2. С. 439.

 

160                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

ческий факт — необходимая предпосылка правового отношения и не большее»1.

В противовес этому существует мнение, что юридические факты выполняют в механизме правового регулирования ряд самостоятельных задач. «Понимание юридических фактов лишь как предпосылки движения правоотношения, — считает С. И. Реутов, — обедняет их подлинное значение — важнейшей составной части МПР»2.

Самостоятельность юридических фактов в механизме правового регулирования, по мнению В. Б. Исакова, предопределяется тем, что юридические факты связаны не только с правоотношениями, но и с иными элементами МПР. Правильное закрепление юридических фактов в гипотезах юридических норм — одна из задач, стоящих перед правотворческими органами при разработке нормативно-правовых актов. Полное, точное и достоверное установление юридических фактов — необходимая предпосылка для применения правовых норм3.

Кроме того, роль юридических фактов в механизме правового регулирования, как будет показано ниже, не исчерпывается образованием, изменением и прекращением правоотношений. Поэтому полагаем, что установление видов жизненных фактов (или группы таких фактов), которым придается значение юридических фактов, является самостоятельным звеном в механизме правового регулирования.

Стадии реализации субъективных прав и субъективных юридических обязанностей, воплощения их

1  Гревцов Ю. И. Указ. соч. С. 73.

2 Реутов С. И. Юридические факты в семейном праве: Авто-реф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1976. С. 5; Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 5—6; Матузов Н. И. Личность. Право. Демократия: Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972. С. 60.

3  См.: Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. С. 56.

 

4.1. Понятие процессуально-правового механизма                                                                                                                                                                                161

в конкретном фактическом поведении субъектов соответствует следующий элемент механизма правового регулирования — правовые отношения. Правоотношение является главным средством, которое позволяет определить, кто и как будет выполнять требования нормы права. В нем общая модель поведения конкретизируется применительно к субъектам, фиксируются и воплощаются в жизнь их субъективные права и юридические обязанности. И именно здесь, в правоотношении, заканчивается нормативное действие механизма правового регулирования, обеспечивается то фактическое, реальное поведение субъектов, тот результат, на который была направлена воля законодателя. Итак, представляется логически неоправданным выделение в качестве самостоятельного такого элемента МПР, как акты реализации прав и обязанностей. Если правоотношение понимать как единство юридической формы и фактического содержания (именно такого понимания мы придерживаемся), то этот элемент механизма правового регулирования будет включать как юридический элемент — наделение субъектов правами и обязанностями, так и фактический — акты реализации прав и обязанностей.

Таким образом, механизм правового регулирования включает следующие обязательные элементы: 1) нормы права; 2) юридические факты (фактическую систему); 3) правоотношения. Акты применения права, как уже указывалось, являются факультативным элементом МПР.

Полученные выводы возьмем за основу конструирования понятия механизма процессуального регулирования, он же процессуально-правовой механизм, — одна из новейших категорий в общей теории права, еще не получившая своего глубокого исследования. Лишь в работе В. Н. Протасова «Основы общеправовой процессуальной теории» обосновывается   необходимость   выделения   такой   катего-

 

162                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Глава 4. Процессуально-правовой механизм

рии, формулируется понятие, показана структура процессуально-правового механизма, однако не характеризуются его элементы.

Процессуально-правовой механизм (ППМ) — это элемент общего механизма правового регулирования, относительно самостоятельная подсистема правовых средств. Он вступает в действие на некоторых этапах общего правового регулирования, в случаях возникновения препятствий нормальной реализации правовых норм и имеет охранительную направленность.

Данная правовая категория позволяет адекватно отразить одну из важнейших правовых подсистем, полнее выявить особенности процессуальных явлений, ибо они наиболее четко выражены в общем механизме их действия; глубже понять природу юридического процесса через изучение его взаимосвязей с другими процессуальными явлениями1.

Понятие «процессуально-правовой механизм» является основной обобщающей категорией в общеправовой процессуальной теории и охватывает, по мнению В. Н. Протасова, совокупность взаимосвязанных процессуальных средств отраслевого характера, необходимых и достаточных для выявления и реализации материального охранительного правоотношения2.

Основными элементами процессуально-правового механизма, считает автор, выступают основной процесс (процесс — правоотношение), предпроцесс (процесс — юридический факт) и нормативная основа их функционирования. Предпроцесс (процесс — юридический факт) — формирующаяся на базе норм процессуального права система процессуальных правоотношений — отличается от основного процесса сво-

1  См.: Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 100.

2  Там же.

 

4.1. Понятие процессуально-правового механизма                                                                                                                                                                                 163

ей целью. Если назначение последнего состоит в установлении действительного существования охранительного правоотношения и его последующей реализации, то цель предпроцесса — установить достаточность оснований для возникновения основного процесса1.

Указанные рассуждения автора, на наш взгляд, нуждаются в некоторых уточнениях. Во-первых, установление действительного существования охранительного правоотношения и его последующая реализация — это конечная цель (по мнению автора, высказанному ранее2, и по нашему мнению) всего юридического процесса, в том числе и предпроцесса.

Непосредственной же целью основного процесса является реализация норм процессуального права в фактическом поведении субъектов процесса. Во-вторых, целью предпроцесса (процесса — юридического факта) является установление достаточности оснований не только для возникновения, но и для развития основного процесса; или создания условий для реализации норм процессуального права путем установления оснований возникновения, изменения и прекращения процессуальных правоотношений.

Не отрицая существо идеи автора, используя сделанные ранее выводы об общем механизме правового регулирования и учитывая цели процессуального регулирования, определим понятие и структуру процессуально-правового механизма следующим образом.

Процессуально-правовой механизм — это динамическая система правовых средств, при помощи которой упорядочивается охранительная деятельность уполномоченных органов в области юрисдик-ционного правоприменения.

1  См.: Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 101.

2  Там же. С. 62 и след.

 

164                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

Основными элементами ППМ, т. е. явлениями, в которые процессуальное право «развертывается» каждый раз, когда возникает потребность в разрешении конкретного юридического дела, являются:

1)  нормы процессуального права;

2)  юридические факты, опосредующие процессуальные правоотношения,  или процессуальная фактическая система;

3)   процессуальные   правоотношения   (юридический процесс).

Все указанные элементы ППМ имеют сложное строение, обусловленное сложностью самого процессуально-правового регулирования. Совершенствование основных элементов механизма процессуального регулирования для ученых — задача номер один. Так, сложным является его нормативное звено. М. А. Гурвич писал о том, что процессуальное право применяется по каждому делу, как правило, в полном объеме и устанавливает для процесса «целостную абстрактную форму»1. Таким образом, важнейшим свойством процессуально-правовых норм является их системность. Системность — общее свойство правовых норм. Но в отношении процессуального права это качество проявляется наиболее ярко, в своем практически абсолютном варианте.

Действительно, юридический процесс, возникающий по конкретному делу, обслуживается не отдельными нормами, как это существует применительно к правоотношениям в материально-правовых отраслях, а по каждому случаю задействуется практически вся отрасль процессуального права и создается сложная и целостная нормативная основа функционирования данного юридического процесса2.

1 Гурвич М. А. Основные черты гражданского процессуального правоотношения // Советское государство и право. 1972. № 2. С. 31—33.

2  См.: Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 101.

 

4.1. Понятие процессуально-правового механизма

165

Сложным является и следующий элемент ППМ — процессуальная фактическая система. Она относится к типу больших закрытых фактических систем1 — это совокупность юридических фактов, необходимых для возникновения и развития юридического процесса при разрешении конкретного юридического дела, перечень которых установлен в законодательстве исчерпывающе.

Процессуальная фактическая система характеризуется сложным составом, сложным характером связей между ее компонентами и другими элементами геханизма процессуального регулирования (право-этношениями). По своему строению процессуальная фактическая система не просто юридически значи-1ая деятельность, как обычные юридические факсы, а система процессуальных действий и правоот-юшений, формирующаяся на основе норм процессу-1льного права2. При этом процессуальные действия

правоотношения, как основные и необходимые эридические факты в процессуальном фактическом составе, выполняют в ППМ функцию гарантий законности. Эти юридические факты — своего рода tключевые точки» процессуально-правового регулирования. Скажем, законное принятие искового заяв-1ения, возбуждение уголовного дела предопределя-эт правомерность всех последующих действий.

Сложное динамическое образование представляет гобой юридический процесс, состоящий из множества процессуальных правоотношений и развиваю-щйся стадийно.

1  Большая фактическая система — это широкий комплекс оридических фактов, взятых в масштабе нормативного акта, !равового института, отрасли права или всей правовой систе-йы  за  определенный  отрезок  времени.   См.:    Исаков  В.  Б. 7каз. соч. С. 94.

2  См.: Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 103.

 

166                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Глава 4. Процессуально-правовой механизм

Процессуальное правоотношение, в свою очередь, имеет сложный состав — это динамичная, развивающаяся, изменяющаяся правовая связь субъектов процесса. Особенностью процессуальных правоотношений является их взаимосвязь, взаимозависимость и взаимообусловленность; процессуальные правоотношения представляют собой систему, направленную на достижение единой цели.

Важной особенностью механизма процессуального регулирования является релятивность (относительность) составляющих его элементов. На уровне процессуально-правового механизма в целом она проявляется во взаимопревращении одних его элементов в другие. Так, в процессуальном механизме юридические факты и правоотношения могут «меняться местами», правоотношения способны выступать в роли юридических фактов. На уровне отдельных элементов релятивность проявляется, в частности, в том, что процессуальная норма-предписание, рассматриваемая в определенном аспекте, может выступать как гипотеза, диспозиция или как санкция. Процессуально-правовой механизм обладает рядом других особенностей, исследование которых является перспективной задачей правовой науки.

Представляется, что научная разработка проблемы ППМ будет способствовать повышению эффективности процессуального регулирования общественных отношений, укреплению и развитию механизма защиты прав и свобод граждан и организаций.

^ 4.2. Процессуальные правовые нормы и их особенности

При конструировании понятия «норма процессуального права» необходимо учитывать существующие в юридической науке представления о правовой норме. Как указывает Н. А. Чечина, специфика про-

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         167

цессуальных норм не лишает их конструктивных качеств норм права, не исключает их из группы социальных норм и не изменяет ни одного из обязательных свойств правовой нормы1.

Процессуальные нормы являются особой разновидностью правовых норм, им присущи все признаки, которые свойственны любым нормам права вообще: они носят волевой характер, объективны по содержанию, исходят от государства, устанавливаются либо санкционируются им. Так же как и иные нормы, они служат определенным масштабом поведения, их назначение в правовом регулировании состоит в том, чтобы регламентировать поведение субъектов, они обладают свойством формальной определенности, общеобязательности, неперсонифици-рованности, неоднократности действия и в соответствующих случаях обеспечиваются возможностью государственного принуждения.

Особенности процессуальных норм. Наряду с тем общим, что присуще процессуальной норме как правовой, ученые-процессуалисты обращают внимание и на ее отличительные особенности. Отвечая на вопрос: из чего вытекают отличительные черты процессуальной нормы, авторы единодушны в ответе, объясняя их качественными особенностями регулируемых этими нормами общественных отношений, т. е. предметом процессуально-правового регулирования. С методологической точки зрения, указывает П. Ф. Елисейкин, такое объяснение безупречно2.

1  См.: Чечина Н. А. Нормы гражданского процессуального права и их применение: Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. Л., 1965. С. 4.

2  См.: Елисейкин П. Ф. Предмет процессуального регулирования и понятие процессуальной нормы // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР. Ярославль, 1977. С. 29.

 

168                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

1.   Кроме предмета правового регулирования к особенностям    процессуальных    норм    относятся, как правило, категорический характер их предписаний1, а также то, что эти предписания адресуются в основном субъектам,   наделенным властными полномочиями2 в сфере охранительной деятельности государства (однако это не исключает начал дис-позитивности в процессе в случаях, допускаемых законом).

2.   К числу  особенностей  процессуальных  норм большинство  авторов  относят  и  то,   что  основной формой их реализации является  исполнение3, т. е. совершение  активных  действий,  направленных на реализацию обязывающих правовых предписаний.

3.  Следующая особенность процессуальных норм связана с тем, что они носят   процедурный характер4. Процедурный характер процессуальных норм заключается  в том,  что они описывают не только действия участников  процесса,  но и способ,  порядок,   последовательность  их  совершения,   а  также форму закрепления результатов этих действий.

Сложная конструкция процессуально-правовых норм обусловлена сложностью регулируемых ими общественных отношений, которая, по мнению Р. В. Шагиевой, выражается в следующих моментах. Во-первых, в силу множественности участников процессуальной деятельности отношения между ними чаще всего представляют взаимосвязи, взаимозависимости, взаимоограничения одновременно нескольких субъектов, а это требует отражения и закрепления последовательности и образа действия каждого из них по отношению друг к другу. Во-вто-

1  См.: Галаган И. А., Глебов В. П. Указ. соч. С. 45.

2  См.: Юридическая процессуальная форма. С. 36.

3  См.: Галаган И. А., Глебов В. П. Указ. соч. С. 45.

4  См.: Шагиева Р. В. Указ. соч. С. 49.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  .      169

рых, в ходе процессуальной деятельности осуществляется правоприменение, предполагающее специфический вид познания в ходе доказывания. Соответственно, результаты правоприменительной деятельности должны быть определенным образом объективированы вовне, что не может не сказаться на структуре и форме диспозиций процессуальных норм. И появляются многочисленные статьи, регламентирующие порядок оформления тех или иных процессуальных действий1.

4. В процессуальной литературе неоднократно отмечалась и такая особенность процессуальных норм, адресованных государственно-властным субъектам в процессуальных отношениях, как совпадение субъективного права с юридической обязанностью, когда использование права при определенных условиях является обязанностью2. Однако не стоит признавать за этим обстоятельством абсолютного характера. Как указывает Г. Н. Ветрова, права и обязанности, составляющие полномочия суда и должностных лиц, не сливаются в нечто целостное и единообразное по своему содержанию, между ними существуют вполне определенные различия. Правовые нормы, закрепляющие полномочия, в большинстве своем предполагают определенную свободу выбора поведения в зависимости от оценки обстоятельств дела, т. е. возможность усмотрения в границах должного, обязанного поведения. Такое поведение обеспечивается процессуальными санкциями, как пра-

1  См.: Шагиева Р. В. Указ. соч. С. 50.

2  См.: Строгович М. С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 74; Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 54; Советское гражданское процессуальное право. М., 1964. С. 11; Шакарян М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970. С. 5; Демократические основы советского социалистического правосудия. М., 1965. С. 122—123.

 

170                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

вило, в виде отмены решений, признанных незаконными. Собственно же право отличается от обязанности в составе полномочий тем, что предоставляет его обладателю больший спектр возможностей не воспользоваться правом даже при наличии условий, указанных в норме1.

Таким образом, отличие между субъективным правом и обязанностью в составе полномочий органов и должностных лиц в процессуальном правоотношении проводится по признаку: последуют ли санкции за невыполнение предписаний процессуальных норм.

Под санкцией в процессуальной литературе понимается указание на неблагоприятные последствия, наступающие для субъекта процессуальных правоотношений при невыполнении либо ненадлежащем выполнении требований процессуальной нормы2. Такой подход к определению санкции процессуальной нормы поддерживается большинством авторов-процессуалистов. Между тем в теории права вопрос о понятии санкции правовой нормы является дискуссионным (имеется в виду логическая структура правовой нормы).

Чаще всего понятие санкции в общей теории права связывается с применением принуждения за противоправное поведение3. Вследствие этого в процессуальной литературе встречается мнение, что многие процессуальные нормы не содержат санкции за нарушение установленных процессуальных правил4.

1  См.: Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. М., 1991. С. 26—27.

2  См.:  Громов Н. А., Полунин С. А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М., 1998. С. 30; Ветрова Г. Н. Указ. соч. С. 45.

3 См.: Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 7; Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 48.

4  См.: Советский уголовный процесс. Общая часть / Под ред. Б. А. Викторова и В. Е. Чугунова. М., 1973. С. 57.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         171

Такое суждение вряд ли оправданно. Без санкции норма права становится бездейственной, а потому более предпочтительным представляется подход, согласно которому санкция есть неблагоприятные последствия, которые наступают за нарушение содержащихся в диспозиции предписаний. В этом случае всякая процессуальная норма будет обеспечена определенными отрицательными последствиями либо процессуально-правового, либо материально-правового характера. Так, например, несоблюдение лицом сроков на подачу кассационной жалобы или протеста влечет такие отрицательные последствия (санкции), как оставление жалобы или протеста без рассмотрения и возвращение их лицу, подавшему кассационную жалобу или протест (ст. 284 ГПК РФ, ч. 3 ст. 356 УПК РФ).

5. Процессуальные санкции обладают рядом особенностей, которые предопределяют особенности самой процессуальной нормы.

Особенностью процессуального права является такое построение норм, когда за нарушение разных процессуальных норм предусмотрена одна санкция, которая формулируется в виде отдельного от них предписания1.

Особенностью процессуальных норм является и то, что значительная их часть охраняется санкциями материального: уголовного, административного, гражданского права, но применяются они не вместо, а наряду с собственно уголовно-процессуальными санкциями2.

Специфику санкций процессуальных норм составляет то, что они, главным образом, выражают-

1  См.: Громов Н. А, Полунин С. А. Указ. соч. С. 32.

2 См.: Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. С. 90; Столмаков А. И. Понятие и классификация санкций уголовно-процессуального права // Правоведение. 1977. № 3. С. 42; Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. С. 91—95.

 

172                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

ся в таких последствиях, как отмена процессуального акта, принятого в нарушение данной процессуальной нормы1, признание доказательства, полу ценного с нарушением закона, не имеющим юридической силы, оставление заявления или жалобы без движения, если не выполнены все требования зако на к их составлению и подаче2. Иногда санкция процессуальной нормы может выражаться в признании недействительными, юридически ничтожными действий, не соответствующих требованиям процессуальной нормы3. И лишь в небольшом числе случаев выполнение норм процессуального права обеспечивается возможностью применения мер непосредственного принуждения, таких как штрафы, приводы, принудительное исполнение обязанности.

Таким образом, в отличие от норм материального права, которые преимущественно обеспечиваются мерами юридической ответственности или принудительным исполнением обязанности, процессуальные нормы обеспечиваются чаще всего при помощи восстановительных санкций4.

6. Среди особенностей процессуальных норм некоторыми авторами отмечается, что нормы процессуального права не могут конструироваться как предоставительно-обязывающие5.

Однако трудно согласиться с этой позицией, в частности, на том основании, что остается без ответа вопрос, как юридически связаны между собой субъекты   процессуальных   правоотношений   и   как

1  См.: Юридическая процессуальная форма. С. 33.

2 См.: Ветрова Г. Н. Указ. соч. С. 47.

3  См.: Юридическая процессуальная форма. С. 47.

4  См.: Шагиева Р. В. Указ. соч. С. 57.

5  См.: Гурвич М. А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Труды Всесоюзного заочного юридического ин-та. М., 1965. Т. 3; Гурвич М. А. Судебное решение: Теоретические проблемы. М., 1969; Галкин Б. А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы

173

эта связь обеспечивается государством1. Представляется также, что данная конструкция противоречит фундаментальным положениям теории права о понятиях нормы права и правоотношения.

Структура процессуальной нормы. Определение процессуальной нормы2. Прежде чем рассмотреть структуру процессуальной нормы, необходимо определиться с общими положениями о структуре правовой нормы. Попытки теоретиков права сформулировать одну жесткую конструкцию составляющих норму права элементов оказались безуспешными. В общей теории права существуют различные точки зрения на структуру правовой нормы. Остановимся кратко на некоторых из них.

В деонтологии различаются собственно содержание правовой нормы и источник, императив, которым норма установлена и (или) охраняется от нарушения3.

В имеющейся юридической литературе структура правовых норм чаще всего строится в виде трех структурных элементов деонтической логики, получивших в правовой науке название гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза — это та часть правовой нормы, где содержится указание на жизненные ситуации, при которых приходит в рабочее состояние, «срабатывает» ее диспозиция.

Диспозиция — это та часть правовой нормы, где описываются масштабы (правила, образцы) возможного, должного или возможно-должного поведения участников регулируемого общественного отношения.

1  См.: Елисейкин П. Ф. Процессуальная норма и ее диспозиция // Проблемы защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1979. С. 47.

2  Имеются в виду структура и определение процессуальной нормы непосредственного регулирования.

3  См.: Кудрявцев Ю. В. Нормы права как социальная информация. М., 1981. С. 80—87.

12-1307

 

174                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

Санкция — это мера государственного обеспечения предусматриваемого в ее диспозиции масштаба поведения1.

Именно благодаря такому строению правовой нормы достигаются цели и задачи правового регулирования. Трехчленная структура правовой нормы выражается в связи таких элементов, которые в своей совокупности обеспечивают государственно-властное регулирование общественных отношений. Как указывает С. С. Алексеев, «набор»' элементов логической нормы должен позволять быть ей «автономным», относительно обособленным регулятором2.

Однако изложенное представление о структуре правовой нормы не является общепризнанным.

Некоторые теоретики считают, что правовая норма состоит не из трех, а из двух элементов, которые называются по-разному: первая часть нормы, обозначающая условия ее применения, именуется гипотезой или диспозицией, вторая часть, определяющая само правило поведения, — диспозицией или санкцией. Так, Е. Я. Мотовиловкер указывает, что логические отношения гипотезы, диспозиции и санкции не представляют структурного единства. Ни гипотеза, ни диспозиция логически непосредственно с санкцией не связаны: гипотеза — потому что она есть условие, влекущее диспозицию, диспозиция — потому что она как структурное образование является правовым последствием, заканчивающим нормативное предписание. Диспозиция сама по себе логически не способна вызвать санкцию. Санкция актуализируется, если произойдет факт, препятствующий реализации первоначальных прав и обязанностей. Но это уже новый факт, отраженный другой гипотезой. Таким образом, санкция в компании с гипотезой и

1  См.: Фаткуллин Ф. Н. Проблемы теории государства и права. С. 229—233.

2  См.: Алексеев С. С. Проблемы теории права. С. 222.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          175

диспозицией остается без своего логического основания. Выходит, что концепция трехчленности юридической нормы не в состоянии выразить правовую норму как структурное образование... ибо ее модель структуры нормы содержит в себе логический пробел в отношении «диспозиция—санкция». Значит, продолжает автор, требуется еще один нормативный элемент, способный устранить «разрыв» в структуре и логически обусловить санкцию. Им является отрицание диспозиции. Разумеется, этот элемент диспозицией не охватывается, а находится за ее пределами. В правовой системе, таким образом, реально функционируют, конкретно проявляются двучленные правовые нормы — нормы-предписания, состоящие из гипотезы и диспозиции1. При этом нормы, в состав которых входит юридический факт, связанный с предоставлением субъективных прав и возложением юридических обязанностей в целях обеспечения нормативной организации общественных отношений, именуются регулятивными. Нормы, устанавливающие правовые последствия правонарушений и других обстоятельств, препятствующих осуществлению регулятивных норм, называются охранительными.

В последние годы наметилось сближение этих поначалу противоположных взглядов на структуру правовой нормы. Сторонники «трехэлементной структуры» правовой нормы ввели в категориальный аппарат теории права понятие «нормативное предписание», под которым понимается сформулированное в тексте нормативного акта логически завершенное положение, направленное на регулирование определенного вида общественных отношений2.

1  См.: Мотовиловкер Е. Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 7—9.

2  См.:  Мицкевич А. В. Акты высших органов советского государства. М., 1967. С. 34.

 

176                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Глава 4. Процессуально-правовой механизм

С другой стороны, теоретическое и практическое значение «трехэлементной» структуры правовой нормы стало признаваться ее авторитетными критиками. В результате понятие «норма права» исследуется в двух аспектах: 1) логическая норма; 2) норма — предписание. Логическая норма — это та же «трехэлементная» структура (гипотеза—диспозиция—санкция), рассматриваемая как способ (закон) связи правовой системы на уровне ее первичных элементов»1.

Особого внимания заслуживает концепция структуры правовой нормы, предложенная О. Э. Лейстом, который, в свою очередь, развивает выводы Н. Г. Александрова о том, что логическая структура правовой нормы включает гипотезу и диспозицию, необходимым атрибутом которых является санкция2.

Как видим, санкция отрицается в качестве структурного элемента, а понимается как свойство правовой нормы.

Системность, пишет О. Э. Лейст, является существенным качеством права — правовые нормы неразрывно связаны между собой и в определенных аспектах выступают как диспозиции, имеющие свои гипотезы и санкции, в других — как элементы гипотез или санкций других норм; санкция одной нормы становится диспозицией при нарушении охраняемой нормы и применении мер принуждения к правонарушителю; гипотезы также в определенном аспекте становятся диспозициями, указывающими, каким именно обстоятельствам следует придавать юридическое значение3.

1 Алексеев С. С. Проблемы теории права. С. 215—222; Он же. Структура советского права. С. 30, 83.

2  См.: Александров Н. Г. Сущность социалистического государства и права. М., 1969. С. 105—106.

3  См.: Лейст О. Э. К вопросу о структуре правовой нормы // Ученые записки Всесоюзного ин-та юридических наук. М., 1962. Вып. 15. С. 21; Проблемы теории государства и права: Уч. пособие. М., 1999. С. 443.

 

1.2. Процессуальные правовые нормы

177

У О. Э. Лейста, таким образом, атрибутом правовой нормы признается уже не только санкция, но и гипотеза.

В конечном счете взгляд, согласно которому санкции и гипотезы являются лишь «атрибутами» правовой нормы, снимает вопрос о ее структуре, пишет С. С. Алексеев, ибо это вопрос о частях ее содержания. По О. Э. Лейсту, каждая норма выступает в конечном счете в качестве «бесструктурного» правила, гипотезы же и санкции представляют собой «диспозиции», самостоятельные правила, нормы1.

Итак, следуя рассуждениям автора, можно сделать вывод о том, что правовая норма и диспозиция — понятия тождественные. Такой вывод вытекает также из положения о системности права. Системность — это общее свойство правовых норм. Но в отношении процессуального права, на наш взгляд, это качество проявляется наиболее ярко в своем практически абсолютном варианте. Как указывалось выше, юридический процесс, возникший по конкретному делу, обслуживается не отдельными нормами, а по каждому случаю задействуется практически вся отрасль процессуального права и создается целостная нормативная основа функционирования данного юридического процесса. Поэтому нормам процессуального права в гораздо большей мере, чем нормам материального права, свойственна релятивность (относительность).

Сказанное можно проиллюстрировать на примерах. Так, ч. 2 ст. 43 ГПК РФ гласит: «Дела юридических лиц ведут в суде их органы (диспозиция. — Е.Л.). Руководители организаций, выступающие в качестве органа юридического лица, предоставляют суду документы, удостоверяющие их служебное положение или полномочия (диспозиция. — Е.Л.)». Приведенный текст можно сформулировать другим

1 См.: Алексеев С. С. Проблемы теории права. С. 228.

 

178                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

образом: «Если руководители организаций, выступающие в качестве органа юридического лица, предоставят суду документы, удостоверяющие их служебное положение или полномочия (гипотеза), то они могут вести в суде дела юридических лиц (диспозиция)». Такая форма изложения ничуть не меняет положения указанной статьи. Согласно ч. 1 ст. 114 УПК РФ «дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (диспозиция. — Е. Л.) и принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения (диспозиция.—Е.Л.)». Положения данной статьи не изменятся, если ее сформулировать следующим образом: «Если дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор приняли сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (гипотеза), то они обязаны принять по ним решения в срок не более трех суток со дня получения указанного сообщения (диспозиция)». Это позволяет сделать вывод, что в процессуальном законодательстве гипотезы и санкции, «рассматриваемые в определенном аспекте», — это те же диспозиции.

Поэтому имеются все основания рассматривать диспозицию в процессуальном праве в качестве исходного первоначального элемента.

Существуя в системе с подобными себе элементами, диспозиция может видоизменяться в зависимости от ее связей с другими, такими же как она сама диспозициями. В одной связи она выполняет роль диспозиции, в другой она становится гипотезой, в третьей она может стать санкцией1.

Важным аргументом в пользу высказанного мнения является, на наш взгляд, то обстоятельство, что основными  юридическими  фактами,  опосредующи-

1 См.: Елисейкин П. Ф. Процессуальная норма и ее диспозиция. С. 50.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы

179

ми процессуальные правоотношения, являются процессуальные действия и сами процессуальные правоотношения, которые представляют собой реализацию субъективного права или юридической обязанности, т. е. определенное поведение, предусмотренное процессуальной нормой. Таким образом, условием действия одной диспозиции (гипотезой) является реализация другой диспозиции.

Итак, под процессуальной нормой будем понимать установленное государством общеобязательное правило поведения процедурного характера, регулирующее общественные отношения, складывающиеся в сфере юрисдикционной и иной охранительной деятельности уполномоченных субъектов.

Процессуальные нормы в механизме процессуального правового регулирования. Для того чтобы получить правильное целостное представление о процессуально-правовом механизме, в котором все его элементы находятся в постоянном движении, развитии и диалектических взаимопереходах, необходимо уяснить, когда и при каких условиях, в какой связи и в связи с чем, процессуальное предписание выполняет роль диспозиции, гипотезы и санкции.

Процессуальные нормы, также как и материально-правовые нормы, могут быть регулятивными и охранительными. Роль диспозиции в собственном смысле слова (диспозиции в трехчленной структуре) в процессуально-правовом механизме выполняют регулятивные нормы, тогда как роль санкции выполняют охранительные процессуальные нормы. Охранительная норма или санкция — это та же диспозиция, правило поведения, рассчитанное, однако, на случай отклонения от нормального развития процесса. Как диспозиция, охранительная процессуальная норма определяет, что вправе требовать управомо-ченный субъект процесса от обязанного лица, не желающего исполнять требования закона.  В качестве

 

180                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Глава 4. Процессуально-правовой механизм

санкции именно такое правило обеспечено мерами принуждения. Причем в качестве санкции такое правило выступает по отношению к обязанному лицу, к лицу, допустившему нарушение. С позиции же управомоченного такое правило остается диспозицией. Поэтому несоблюдение управомоченным такой диспозиции влечет за собой вступление в действие нормы, обладающей всеми свойствами охранительного предписания.

П. Ф. Елисейкин выделяет в системе процессуальных норм, помимо регулятивных и охранительных, организационные процессуальные предписания, определяющие порядок, условия и формы реализации регулятивных и охранительных норм. Такие предписания, по мнению автора, выполняют функцию гипотез в механизме процессуального регулирования1, и к ним относятся, например, правила, определяющие подведомственность, подсудность юридических дел и др. (нормативные обобщения, статутные нормы).

Виды процессуальных норм. Теперь рассмотрим особенности процессуальных норм применительно к отдельным их разновидностям. Их исследование даст нам возможность более глубоко показать, какую роль играют процессуальные нормы в механизме процессуального регулирования.

Процессуальные нормы, исходя из их функций в механизме правового регулирования, подразделяются на две группы: нормы конкретного содержания (собственно правила поведения) и нормы общего содержания.

Процессуальные нормы конкретного содержания — это большинство правовых норм, обладающих предоставительно-обязывающим характером, т. е. непосредственно устанавливающих процессуальные права и обязанности субъектов процесса, условия  и  порядок  их  реализации.   Так,   например,

1 См.: Елисейкин П. Ф. Процессуальная норма и ее диспозиция. С. 51.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         181

ст. 34 ГПК РФ, содержащая процессуальную норму конкретного содержания, указывает на право истца в гражданском процессе изменить основания или предмет иска, увеличить или изменить размер исковых требований. Одновременно той же нормой предусматривается обязанность суда признать эти действия, если они не противоречат закону и не нарушают интересы других лиц.

Процессы специализации, свойственные праву, приводят к тому, что в его системе обособляются нормы, имеющие высокий уровень обобщения правовых предписаний, — нормы общего содержания. Они являются нормами опосредованного регулирования, участвуют в правовом регулировании в системе с другими правовыми нормами1.

Среди норм общего характера в системе процессуального права выделим:

а)  нормы-задачи;

б)  нормы-принципы;

в)  нормативные обобщения (юридические конструкции, предписания-дефиниции);

г)  статутные нормы.

Нормы-задачи выражают намерения законодателя, указывают на тот результат, который он стремится достичь, устанавливая процессуально-правовые нормы. Так, например, положения ст. 24.1 КоАП РФ указывают на результаты, которые необходимо достичь в процессе производства по административному делу: всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснить обстоятельства каждого дела, разрешить его в соответствии с законом, обеспечить исполнение вынесенного постановления, выявить причины и условия, способствующие совершению административных правонарушений.

Нормы-принципы. Особое место среди норм общего  характера  занимают   предписания-принципы.

1 См.: Алексеев С. С. Проблемы теории права. С. 215.

 

182                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Глава 4. Процессуально-правовой механизм

Этот правовой феномен, который определяет направление общественного поведения и становится наиболее общим социальным ориентиром, закладывает фундамент правового регулирования общественных отношений.

Для процессуального права характерна более высокая степень обобщенности нормативных предписаний и, соответственно, большее количество, чем в отраслях материального права, предписаний-принципов1.

Неслучайно пионерами в исследовании проблем принципов в юридической науке исторически являются представители процессуальных отраслей. В особенности это относится к науке уголовно-процессуального права, где учение о принципах возникло ранее и разработано более обстоятельно, чем в других подразделениях правоведения2.

В системе процессуального права принципы занимают главенствующее место, они всегда являются первичными нормами, не выводимыми друг из друга и охватывающими все остальные нормы, в которых содержание этих принципов конкретизируется и которые этим принципам подчинены. Обладая высокой степенью общности, опосредствуясь в других правилах, принципы синхронизируют всю систему процессуальных норм3 и придают глубокое единство механизму процессуального регулирования. Именно такая взаимосвязь общих и конкретизирующих норм обеспечивает единство процессуального порядка по всем юридическим делам и соблюдение законности в процессуальной деятельности.

1  См.: Борисов Г. А. Отправные нормативные установления советского законодательства: Дисс. ... д-ра юрид. наук. Харьков, 1991. С. 193.

2  См.: Крыленко Н. В. Судоустройство в РСФСР. М., 1923. С. 44; Революция права. 1928. № 1. С. 103, 121.

3  См.: Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. № 7. С. 34.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы

183

Принципы права являются его основополагающими началами, исходными положениями, его основа-шем1, они выступают в качестве категории правосознания2. Каждый принцип — это идея, т. е. мысль как продукт человеческого мышления, об общем и наиболее существенном представлении о праве, правовом мировоззрении, о ценности права. Идеи-принципы дают представление о долженствующем в праве, каким оно должно быть. С другой стороны, принципы выступают в виде положения нормативного характера. Поэтому в науке процессуального права приемлемой является точка зрения, что принципы процессуального права — это основополагающие руководящие идеи, имеющие нормативно-правовой характер3.

Между тем в теории уголовного процесса вопрос, касающийся нормативности принципов правосудия, остается дискуссионным. Так, И. Р. Демидов пишет: «Отдельные принципиальные идеи не находят своего закрепления в правовых нормах в виде специальных терминов и соответствующих формулировок. По этой причине принципы не следует всегда отождествлять с процессуальными нормами»4.

Далее автор выражает свои идеи более категорично: «Свое регулирующее воздействие на правоприменительную практику могут оказывать и такие пра-

1  См.: Малеин Н. С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. № 6. С. 12.

2 См.: Лукашева Е.А. Принципы социалистического права // Советское государство и право. 1970. № 6. С. 22.

3  См.: Громов Н. А., Николайченко В. В. Указ. соч.; Принципы гражданского процессуального права. СПб., 1993;  Баландин В. Н. Принципы юридического процесса: Автореф. ... канд.   юрид.   наук.   Самара,   1998.   С.   11;    Тараненко  В.  Ф. Принципы арбитражного процесса. М., 1998.

4 Демидов И. Р. Принципы советского уголовного процесса // Курс советского уголовного процесса.  Общая часть.  М., 1989. С. 136.

 

184                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

вовые идеи-принципы, которые не закреплены в процессуальном законе»1.

Однако с этим трудно согласиться. Несмотря на то что принципы вырабатываются наукой, надо помнить, что обязательную силу они приобретают только после закрепления в законодательстве.

Идеи, не получившие закрепления в законодательстве, остаются началами правосознания, научными выводами, представляют замысел нормы-принципа, а не правовую норму. Нормативность — имманентное свойство принципов, неотделимое от природы процесса как особого рода государственно-правовой деятельности. По своей сути процессуальные принципы носят императивный, властно-повелительный характер, они содержат обязательные предписания, исполнение которых обеспечивается арсеналом правовых средств2.

В теории права отмечают регулятивную функцию правовых принципов3, которая проявляется в том, что в случае пробелов в законе, несогласованности конкретных правовых норм или затруднений в их применении правоприменитель должен руководствоваться правовыми принципами.

Назначение правовых принципов также состоит в обеспечении идеологического единства правотворчества, правореализации и правопорядка в целом. Они пронизывают всю правовую систему, ориентируя ее развитие на общезначимые, наиболее ценные идеалы4.

Исходя из сказанного определим нормы-принципы процессуального права следующим образом. Принципы процессуального права — это теорети-

1 Демидов И. Р. Принципы советского уголовного процесса // Курс советского уголовного процесса.  Общая часть.  М., 1989. С. 137.

2  См.: Громов Н. А., Николайченко В. В. Указ. соч. С. 33.

3  См.:  Зажицкий В. И. Правовые принципы в законодательстве РФ // Государство и право. 1996. № 11. С. 93.

4  См.:  Вопленко Н. Н. Сущность, принципы и функции права. Волгоград, 1998. С. 36.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         185

чески обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые идеи, которые выражают демократическую и гуманистическую сущность юридического процесса.

Характер предписаний-принципов имеют, например, статьи с 6 по 19 УПК РФ, ст. 5, 7—9 и др. ГПК РСФСР, в которых формулируются такие основополагающие правовые идеи, как осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону, гласность судебного разбирательства, обеспечение права на защиту и юридическую помощь и др.

Рассматривая вопрос о принципах процессуального права, необходимо остановиться еще на одном важном, на наш взгляд, моменте. Принципы процессуального права являются одним из системообразующих признаков этого правового блока. На принципы права как системообразующий фактор в ряду материальных и юридических признаков указывал С. С. Алексеев1.

В силу целого ряда причин, и прежде всего идеологических и политических реалий советского периода развития российской государственности и правовой системы, основная причина общности процесса никогда не была обозначена как общность его идеалов (принципов), пишет В. Н. Баландин2.

К процессу, как и к праву в целом, следует подходить с точки зрения функциональной трактовки ipaea, которая, по точному замечанию Ю. В. Тихон-завова, наиболее основательно связывает само его юнимание с принципами, ценностями и идеалами социальной свободы, ориентирована на общественное идеалы — демократию, гуманизм, социальный iporpecc3.

Пути общности понимания юридического прогресса, продолжает В. Н. Баландин, следует искать

1  См.: Алексеев С. С. Отрасли советского права // Советское государство и право. 1979. № 9. С. 18.

2  См.: Баландин В. Н. Указ. соч. С. 32.

3  См.:   Тихонравов Ю. В.  Основы философии  права.  М., 1997. С. 66.

 

186                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

именно в его принципах, ибо процедура должна быть демократична, справедлива везде, независимо от сферы и применения1.

Думается, что идея автора о системообразующем характере единых принципов процессуального права заслуживает внимания и одобрения.

Нормативные обобщения (предписания-дефиниции, конструкции) являются средством правового закрепления контуров (облика) целостного юридического явления, а также средством оценки фактических обстоятельств, критерием обоснованности юридической квалификации во всех видах юридической деятельности, им присуща роль своего рода трафарета для удостоверения, юридической характеристики определенного фактического обстоятельства, состояния, имеющего юридическое значение2.

Характером нормативных обобщений обладают, например, положения ст. 42, 46, 47 УПК РФ, ст. 49 ГПК РФ, в которых формулируются определения обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления, потерпевшего, понятие доказательств в гражданском процессе.

Нормативные обобщения характеризуются неразрывной связью с предписаниями конкретного содержания, о чем свидетельствует исключение возможности их самостоятельной реализации.

Статутные нормы, или закрепительные нормы, направлены на фиксирование в обобщенном виде определенных элементов регулируемых отношений3. Развитие этой разновидности норм связано с выведением за скобки некоторых общих моментов в правовом опосредовании общественных отношений. К их числу относятся, например, нормы, регламентирую-

1  См.: Баландин В. Н. Указ. соч. С. 31.

2 См.: Горшенев В. М. Нетипичные нормативные предписания в праве // Советское государство и право. 1978. № 3. С. 117.

3  См.: Алексеев С. С. Проблемы теории права. С. 241.

 

4.2. Процессуальные правовые нормы

187

щие процессуальную правосубъектность, подведомственность юридических дел и др.

Особенность правовой природы статутных предписаний заключается в том, что они вместе с нормативными обобщениями составляют ядро мощного пласта процессуального законодательства1.

Подводя итог изложенному, необходимо отметить, что нормативная основа механизма процессуального регулирования по своему содержанию неоднородна. Нормативное регламентирование общественных отношений, складывающихся в ходе юрисдикционной деятельности государства, достигается благодаря системности процессуальных норм.

Итак, процессуальные нормы являются основой процессуального правового регулирования и определяющим звеном ППМ. Их роль в механизме процессуально-правового регулирования заключается в том, чтобы обеспечить нормативное регламентирование общественных отношений, складывающихся в ходе охранительной деятельности уполномоченных органов по разрешению и устранению правовых аномалий.

В чем же конкретно состоит роль процессуальных норм как средств регламентирования охранительной деятельности уполномоченных субъектов? Процессуально-правовые нормы, пишет П. Ф. Елисейкин, определяют:

1)  задачи и цели охранительной деятельности государства;

2)   принципы   этой   деятельности   и   принципы организации юрисдикционных органов;

3)  отношения юрисдикционных и примыкающих к ним органов и должностных лиц друг с другом;

4)  объем и содержание компетенции   (юрисдикции) названных органов;

1 См.: Борисов Г. А. Отправные нормативные установления советского законодательства: Автореф. ... д-ра юрид. наук. Харьков, 1991. С. 29.

 

188                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 4. Процессуально-правовой механизм

5)  объем и содержание процессуальной правоспособности и дееспособности участников процесса;

6)  условия, порядок и формы возбуждения, движения и окончания процессуальной деятельности;

7)  свойства и последствия юрисдикционного акта;

8)  порядок обжалования и пересмотр таких актов;

9)  порядок принудительного их исполнения1.






оставить комментарий
страница7/9
Дата19.10.2012
Размер2,94 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх