Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права icon

Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права



Смотрите также:
1. Принципы гражданского процессуального права: понятие, значение, система, классификация...
Лекция 1 предмет и система гражданского процессуального права...
Темы дипломных работ по дисциплине «Арбитражный процесс» Соотношение арбитражного...
Учебно-методические материалы по дисциплине «Конституционный процесс» для студентов дневного...
Тематика курсовых работ по курсу «Гражданский процесс»...
Теория права включает в себя следующие основополагающие вопросы: происхождение права...
«Предмет, метод и система гражданского процессуального права»...
Программа по дисциплине «теория государства и права»...
Программа итогового (государственного) экзамена по направлению 521400(030500...
Программа вступительного экзамена по специальности 12. 00...
Программа по теории государства и права для вступительных экзаменов собеседования лиц...
Учебник



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
скачать
Теория процессуального права Лукьянова Е.Г. М.: 2003

Оглавление


     § Аннотация
     § Содержание
     § Введение

Аннотация

E. Г. Лукьянова

Теория

процессуального права

Издательство НОРМА Москва, 2003

 

УДК 340.12 ББК 67.4 Л84

Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права. — М.: Издательство НОРМА, 2003. — 240 с.

ISBN 5-89123-695-8 (НОРМА)

В исследовании с использованием структурно-функционального анализа рассматриваются общетеоретические проблемы процессуального права как одного из крупных правовых массивов в структуре российского права. В книге определяется назначение и место процессуального права в структуре права и механизме правового регулирования, выявляются его специфические признаки, функции, цели и задачи, показана система действующего в России процессуального права и законодательства, анализируются современные тенденции ее развития.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов, а также всех тех, кто интересуется современными проблемами теории права и процессуальных наук.

^ ISBN 5-89123-695-8 (НОРМА)

Е. Г. Лукьянова, 2003 Издательство НОРМА, 2003


Содержание


Введение...................................................................1

Глава 1. История возникновения и развития процессуального права и науки процессуального права............................................5

1.1.  История процессуального права.........................5

1.2.  История науки процессуального права.............. 19

Глава 2. Сущность процессуального права ..................43

2.1.  Понятие структуры права

и место в ней правового блока ......................43

2.2. Природа и признаки процессуального права....... 60

2.3.  Функции, цели и задачи

процессуального права................................. 84

^ Глава 3. Система процессуального права

и тенденции ее развития......................................114

3.1.  Характеристика системы процессуального

права ........................................................114

3.2.  Основные тенденции развития системы

процессуального права................................137

Глава 4. Процессуально-правовой механизм...............156

4.1.  Понятие процессуально-правового

механизма и его элементы...........................156

4.2.  Процессуальные правовые нормы

и их особенности........................................166

4.3.  Юридические факты, опосредующие

процессуальные правоотношения .................188

4.4.  Процессуальные правоотношения

и их особенности........................................201

Заключение............................................................229

 

Елена Геннадьевна Лукьянова Теория процессуального права

Издательство НОРМА

Лицензия № 03206 от 10 ноября 2000 г.

101990, Москва, Колпачный пер., 9а

Тел./факс (095) 921-62-95 E-mail: norma@norma-verlag.com

Подписано в печать 25.09.02

Формат 84x108/32. Бумага типографская

Гарнитура «Школьная». Печать офсетная

Усл. печ. л. 12,6. Уч.-изд. л. 10,94

Тираж 3000 экз.

Заказ № -1307

Официальным дистрибьютором Издательства НОРМА

является «Издательский Дом ИНФРА-М»:

127214, Москва, Дмитровское ш., 107

Опт, розница, книга-почтой, доставка:

Телефоны: (095) 485-45-44 (справки о наличии); (095) 485-74-36 (книга-почтой); (095) 485-74-00 (заключение договоров); (095) 485-69-44

Факс: (095) 485-53-18; 485-68-18 E-mail: books@infra-m.ru. Internet: www.infra-m.ru

Мелкооптовая продажа и розница:

Продажа со скидкой 10% для студентов и преподавателей

осуществляется в павильоне № 411-32

«Книжной ярмарки на Тульской»

по адресу: Варшавское ш., 9

(ст. м. «Тульская», далее трамв. № 3, 35, 47

до остановки «СтройДвор»)

Отпечатано в ОАО «Московская типография № 9»

109033, Москва, Волочаевская ул, д. 40

Телефон (095) 362-89^9

  

Введение

В структуре права функционируют два вида правовых норм — материальные и процессуальные. Материальные нормы имеют своим главным назначением регулирование нормального возникновения, развития и прекращения социально значимых общественных отношений, процессуальные предназначены для обеспечения реализации материальных норм в случаях возникновения различных отклонений от нормального развития социально значимых общественных отношений и направлены на их защиту. Процессуальные нормы играют весьма важную роль в обеспечении оптимальных условий правового регулирования, несут основную нагрузку нормативного способа упрочения законности, обеспечения прав, свобод и законных интересов граждан. Очевидно, что сегодня невозможно только по содержанию материальных отраслей права судить о демократичности правовой системы. Достаточно вспомнить советский период развития российского общества с его формально демократическим законодательством, провозглашением прав и свобод личности.

Истинное лицо правовой системы, направленность ее на всемерное обеспечение и защиту прав и свобод личности определяется не столько их количеством, закрепленным в законодательстве, сколько реальностью и степенью надежности демократического механизма их осуществления.

 

2                                                                                                                                                                                                                        

Без анализа юридического процесса как такового, процессуальных норм и правоотношений, без изучения процессуального права в целом невозможно объективно оценить реальное состояние механизма правового регулирования, ибо в обществе, объявляющем высшей ценностью человека, его права и свободы, именно демократическое процессуальное право, опосредуя взаимодействие государства и личности, является гарантом защиты ее прав и свобод, а также важным средством координации частного и публичного интереса.

Однако при всей социальной значимости процессуальных норм нельзя не признать, что в юридической литературе наблюдается некоторая недооценка их роли. В известной мере это характерно для общей теории государства и права. Очень долгое время процессуальные нормы исследовались преимущественно в рамках отраслевых юридических наук. Тем не менее сегодня можно констатировать, что представление о процессуальном праве, о юридическом процессе как объекте общеправовой теории прочно, хотя и не без труда, утвердилось в отечественном научном сознании.

Как предмет общей теории права вопрос о процессуальном праве привлек внимание ученых в конце 60-х — начале 70-х гг. XX в. Тогда в общей теории права получила развитие концепция так называемого «широкого» понимания процессуального права (т. е. под процессуальным правом понималась вся регламентированная правоприменительная деятельность). У истоков данной концепции стояли П. Е. Недбайло и В. М. Горшенев. Из исследований этого направления можно отметить такие работы, как «Юридическая процессуальная форма: теория и практика» (М., 1976), «Теория юридического процесса» (Харьков, 1985),   «Процессуальные нормы и отношения в со-

ветском праве (в «непроцессуальных» отраслях)» (Воронеж, 1985).

Концепция «широкого» понимания юридического процесса вызвала резкое неприятие со стороны представителей процессуальных наук. И эта реакция не случайна.

Дело в том, что теоретики права дедуктивным способом решали проблему процессуального права, распространив на эту сферу общие теоретические построения, но упуская из виду, что в процессуальных науках начиная с их возникновения в XIX в. процессуальное право понимается более узко и связывается лишь с регламентацией охранительной деятельности государства. Как считают процессуалисты, правильным представляется обратный, индуктивный путь, т. е. переход от знания частного к общему.

В конце прошлого века в правовой науке наблюдается некоторое возрождение интереса к процессуальным вопросам. Из исследований тех лет необходимо назвать работы В. Н. Протасова «Юридическая процедура» (М., 1991) и «Основы общеправовой процессуальной теории» (М., 1991), в которых автор с точки зрения традиционного понимания процессуального права предпринимает попытку исследования этой части общей теории права. Но это лишь первое приближение к проблеме. В общеправовой литературе все еще нет исследований, специально посвященных целостному комплексному изучению процессуального права, отсутствует общепризнанное его определение, неоднозначно трактуется его роль и место в структуре права, в механизме правового регулирования.

В связи с этим в предлагаемой вниманию читателя работе предпринята попытка устранить указанные пробелы и подойти к анализу процессуального

 

4                                                                                                                                                  

права комплексно — раскрыть его понятие, определить назначение и место в структуре права и механизме правового регулирования, выявить специфические признаки процессуального права, раскрыть его содержание, систему и показать тенденции ее развития.

 Глава   1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА И НАУКИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1. История процессуального права

Процессуальное право как совокупность правовых норм, регулирующих юрисдикционную и иную охранительную деятельность специально уполномоченных государством органов, появляется лишь на сравнительно поздних этапах жизни человеческого общества, отражением степени цивилизованности которого в определенной мере и являются процессуальное право и уровень его развития1.

Однако сама деятельность по разрешению правовых споров (процедура) возникла уже на ранних этапах развития общества и права. Так, Г. В. Мальцев пишет: «Зарождение примитивных процессуальных форм, упорядочивающих конфликтную ситуацию спора или наложения наказаний за действия, близкие к преступлению или являющиеся таковыми, относится к весьма ранним стадиям человеческого общества»2.

Процедура разрешения споров при ряде существенных общих черт различна у разных народов и в

1  См.: Кашанина Т. В. Происхождение государства и права. М., 1999. С. 298.

2  Мальцев Г. В. Происхождение и ранние формы права и государства // Проблемы общей теории права и государства. М., 1999. С. 111.

 

g                                                                                                                                                   

разные периоды развития общества, и она видоизменяется в соответствии с исторически обусловленными представлениями о ее оптимальности. Рассмотрим, как появляется это правовое явление, каковы закономерности его развития и этапы применительно к этому общеевропейскому процессу. Различают следующие этапы в этом развитии: а) архаичное право (? — IX—XI вв.); б) сословное или корпоративное право (IX—XI вв. — XIII—XIV вв.); в) развитое или общегосударственное право (XIV—XVII вв. — ...). В качестве этапа перехода к развитому праву выделяют королевское право1.

Особенности архаичного права: устный характер норм, их казуистичность, несистематизированность, неструктурированность и необязательность предопределили и соответствующие особенности процедур разрешения споров. В древнем обществе не существовало специальных юридических учреждений, разрешавших правовые споры2. Дела о правонарушениях рассматривались у различных народов различными органами: народными собраниями, вождем, старейшинами, официальными и неформальными лидерами. Целью архаичного права было примирение сторон3. В соответствии с этим задача органов, рассматривающих правовой спор, состояла не столько в том, чтобы выявить факты, сформулировать правовые нормы и применить их с учетом этих фактов, сколько в том, чтобы устранить причиненное зло и восстановить гармонию во встревоженной общине.

Примирения можно достигнуть, лишь если все вовлеченные в конфликт стороны будут уверены в том, что справедливость восторжествовала. Обижен-

1  См.: Кашанина Т. В. Указ. соч. С. 217.

2 См.: Алексеев В. П., Першиц А. И. История первобытного общества. М., 1990. С. 306.

3  См.:  Аннерс Э. История европейского права. М.,  1996. С. 10—20.

ная сторона должна увериться, что ей определена подобающая компенсация за причиненный вред. Виновника следовало убедить, что арбитр принял правильное решение, и дать ему гарантии, что, осознав содеянное и возместив ущерб, он вновь сможет влиться в общину. Именно это предопределило материальное возмещение за содеянное как основное наказание.

Доказательства, используемые в примирительном праве, при разрешении дел о правонарушениях отличались символичностью, демонстративнос-тью, церемониальностъю и красочностью, а в качестве их служили свидетельские показания, клятвы1. Суд руководствовался «доброй славой» сторон, довольствовался ритуальной присягой, широко практиковал судебные поединки сторон и ордалии2. Фор-мализованность и зрелищность доказательств обусловливались тем, что архаичное право было почти целиком устным, и, чтобы применение его норм не прошло незамеченным, надо было использовать такую процедуру осуществления архаичных норм, которая отпечатывалась бы в памяти людей. Это своего рода зачатки процедурной формы.

Вместе с тем примитивные народы не знают процесса как установленного государством порядка разрешения споров и иных конфликтных проявлений общественных отношений. Неразвившаяся и неокрепшая государственная власть еще не ставит в число своих задач разрешение социальных конфликтов. Инициатива разрешения споров всегда принадлежит потерпевшему3, имеют место самосуд, обычай частной мести. Однако отсутствие четко определенного  порядка  разрешения  социальных  спо-

1  См.: Всеобщая история государства и права / Под ред. К. И. Батыра. М., 1998. С. 26, 36, 47.

2  См.: Алексеев В. П., Першиц А. И. Указ. соч. С. 312.

3 Там же. С. 26.

 

8                                                                                                                                                      

ров ведет к ослаблению общины, и поэтому еще в период архаичного права возникающее и крепнущее государство постепенно начинает брать на себя функцию разрешения социальных противоречий.

Историческое развитие не всегда и не везде происходит прямолинейно и поступательно. Не составляет исключения и правовое развитие. Среди систем архаичного права особое внимание необходимо уделить римскому праву. Римское право занимает в истории человечества совершенно исключительное место — оно пережило создавший его народ и дважды покорило мир1. Мастерски разработанное в деталях римское частное право явилось синтезом всего юридического творчества античного мира, а затем легло в качестве фундамента правового развития новых народов. Глубокое развитие римского частного права обусловило и соответствующее развитие гражданского процесса — «совместной деятельности сторон и органов судебной власти, направленной на разрешение споров о гражданских правах»2.

Рассмотрим историю римского процесса. История гражданского процесса в Риме делит его на три периода: в древнем праве существовал легисакцион-ный процесс, в классическом праве был введен формулярный процесс, а в постклассическом праве стал функционировать экстраординарный процесс3.

Легисакционный и формулярный процессы делились на две стадии: производство in jure и производство apud judicem. Производство in jure совершалось перед римскими магистратами, которые должны были установить правильный способ осуществления

1  См.:  Покровский И. А. История римского права. СПб., 1998. С. 13.

2  Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996. С. 212.

3  См.:   Салогубова Е. В. Римский гражданский процесс. М., 1997. С. 36.


процессуальных действий и наличие предусмотренного правом требования.

Производство apud judicem совершалось перед избранным судьей или арбитром, который в ходе расследования проверял фактические показания сторон и после рассмотрения доказательств выносил приговор.

Черты легисакционного процесса. Это самый древний вид процесса, который характеризуется ле-гисакциями — исками, обладающими несколькими основными признаками.

1.  Все легисакции учреждались и регулировались законом — per legem, и почти все они были введены Законами XII таблиц.

2.  Легисакции отличались неукоснительным формализмом и обставлялись ритуальными формулами и жестами, так что малейшее отступление от ритуала приводило к проигрышу спора.

3.  Легисакции основывались на строгом цивильном праве. Поэтому исковое требование (petitio) отклонялось, если хоть в малейшей мере расходилось с тем, что был должен ответчик (plus petitiore)1.

Итак, уже в древнейшем римском праве можно говорить о становлении процессуального права (гражданского процессуального права) в собственном смысле — совокупности правовых норм, регулирующих порядок разрешения споров.

Чрезмерный формализм легисакции, а также пассивное положение магистрата в производстве in jure привели к тому, что древнее судопроизводство стало тормозом в развитии римской торговли. С внедрением принципа Ъопа fide легисакции стали непопулярны, а сам процесс сменился формулярным процессом, основной характеристикой которого являлась    неформальность:    стороны    теперь    свободно

1 См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право. М., 1999. С. 333.

 

10                                                                                                                                                   

выражали свои исковые требования. Потом претор давал правовую квалификацию спора и в конце процесса in jure составлял краткую запись, называемую формулой. Формула передавалась судье, который после расследования содержащихся в ней фактов выносил решение.

Существенной чертой формулярного процесса явилось также увеличение роли магистрата, который стал активным создателем формулы и тем самым творцом новых правовых отношений1.

Экстраординарный процесс представляет собой последний этап в развитии римского гражданского процесса. Первоначально он возник как исключение, а в период империи, когда вся власть сконцентрировалась в руках императора и высшей бюрократии, он стал обычным и единственным видом гражданского процесса. Его основные черты.

1.   Единый  принцип  совершения  всех  процессуальных действий — все они велись перед государственными чиновниками.

2.  Наличие иерархии ступеней процесса — решения чиновников низшего ранга стороны могли опро-тестовавать подачей жалобы высшим должностным лицам и даже самому императору2.

3.   Вместо прежней публичности,  когда процесс велся перед форумом, был введен принцип тайности судопроизводства,   выражавшийся   в   том,   что   все процессуальные действия совершались письменным путем и проходили в закрытом помещении, а государственные   служащие   работали   в   специальных канцеляриях.

4.   Введение  теории  оценки  доказательственной силы отдельных доказательств означало,  что были предписаны правила, по которым считалось, что какой-либо факт доказан. Таким образом, был отменен

1  См.: Пухан И., Поленак-Акимовская М. Указ. соч. С. 340.

2  См.: Новицкий И. Б. Римское право. М., 1995. С. 41.

 


11

принцип свободного убеждения и принцип материальной истины.

5. Были установлены правила компенсации расходов по процессу1.

Таким образом, можно констатировать достаточно высокую степепь развития римского гражданского процесса. Поэтому о римском гражданском процессуальном праве мы можем говорить как о самостоятельном правовом явлении, имеющем специфический предмет и сферу регулирования, отличные от материального права. И уже здесь можно проследить важную закономерность. Чем более развито материальное право, тем детальнее в законодательстве прорисовывается деятельность, связанная с осуществлением правосудия.

В сравнении с гражданским процессом уголовный процесс не получил глубокой разработки, характеризуясь даже в начале республиканского периода полной неопределенностью. Магистрат привлекал к ответственности за любое деяние, которое ему казалось преступным, и судил по своему усмотрению. Позже собственно органами уголовного суда становятся народные собрания, а производство магистрата приобретает характер предварительного следствия.

Во второй половине республики появляются постоянные судебные комиссии. Существенную особенность производства в судебных комиссиях составляет то, что инициатива обвинения принадлежит только отдельным гражданам, частным лицам. На обвинителе лежала обязанность собирать доказательства, вести обвинение в суде2. В более поздние периоды развития римского государства частная инициатива перестает быть исключительной, но не отменяется. Повсеместно утверждается уголовная юрисдикция императорских чиновников.

1  См.: Пухан И., ПоленакАкимовская М. Указ. соч. С. 352.

2  См.: Покровский И. А. Указ. соч. С. 169.

 

12                                                                                                                                                   

В развитии как римского гражданского, так и уголовно-процессуального права можно проследить специфическую правовую особенность (наряду с общей правовой закономерностью, отмеченной выше). Не только материальное право обусловливает развитие процессуального права, но в римском праве отчетливо прослеживается и обратное влияние. Особенно это характерно для уголовного и формулярного гражданского процессов, когда магистрат, удовлетворяя те или иные исковые требования, ставил под защиту новые общественные отношения, создавая тем самым новые нормы материального права.

На некоторое время ход общечеловеческого культурного развития как будто приостанавливается, недавно влившийся большой массой человеческий материал нуждается в предварительной обработке. Несколько веков проходит в беспрерывных передвижениях народов, в их взаимных столкновениях. Много ценного, конечно, погибает при этом из античной культуры. И лишь после того, как смутное время переселения и обустройства проходит, наступает возрождение античной культуры. Римское право начинает изучаться, оно переходит в законодательство — совершается так называемая рецепция римского права, но в области процессуального права (публичного права) его широкомасштабного принятия не произошло. Имели место лишь незначительные заимствования1. Поэтому история римского процесса — это особый этап в развитии процессуального права. Но вернемся к процессу общего правового развития.

^ Система корпоративного права, хотя и обогатилась новыми свойствами, причем явно отличающими его от архаичного права явно в выгодную сторону, все же не достигла должного развития. В этот период правосудие как вид социальной деятельнос-

1 См.: Салогубова Е. В. Указ. соч. С. 36.

13

ти еще далеко не полностью отделилось от управленческой деятельности. Сплошь и рядом эти виды активности сливались воедино. Отчетливо бросается в глаза отсутствие профессиональных судей, вершивших правосудие. Судебные функции выполняют люди, выделяющиеся по своим личностным качествам, главное из которых — врожденное чувство справедливости или, по крайней мере, их способность учитывать многие и многие параметры спорной ситуации и не бояться принимать решение, которое, возможно, устроит не каждую из сторон спора.

В сословном обществе не было и системы судов1, а суды торговые, гильдейские, церковные, помещичьи, городские не были взаимосвязаны и действовали самостоятельно. В этом обществе действовал принцип персонального права — каждого судили «по его закону»2. Внутри одной корпорации какой-либо судебной системы также не наблюдалось. Непременно присущий развитому обществу порядок обжалования вынесенных судебных решений во многом был еще не знаком. Однако в некоторых корпорациях начинается зарождаться иерархия судебных органов. Например, решения феодального суда можно было обжаловать в суд сеньориальный. Складывалась и относительно стройная система церковных судов. Однако на общем фоне это не было пока правилом.

Судебные заседания отличались неформальным характером и более походили на собрания. Каких-либо специальных процедур ведения судебных разбирательств не было. Однако постепенно в городском праве начинает фиксироваться и определяться порядок вызова в суд, расследования, вынесения приговора и его исполнения. Внедряется необходи-

1  См.: Аннерс Э. Указ. соч. С. 194.

2  См.: Гуревич А. Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М., 1970. С. 194.

2-1307

 

14                                                                                                                                                   

мость правильного и грамотного оформления всех бумаг для точной информации, памяти и проверки1. Все это вполне укладывается в следующую закономерность: сначала развитие получает материальное право, а затем право процессуальное.

Система доказательств, используемая в правосудии, приобретает рациональный характер, но все же нехватка рациональных подтверждений часто возмещалась доказательствами эмоционального свойства, такими как испытание, клятва и др.2

Среди нормативных систем корпоративного права особо следует выделить каноническое (церковное) право. Правосудию по церковным делам человечество обязано не только тем, что оно разработало стройную систему судов, но и тем, что оно сделало определенное продвижение в области процессуальной техники, а именно:

• правосудие   стало   носить    писаный   характер, т. е.   гражданский   или  уголовный   процесс  можно было начать только предъявлением письменной жалобы или обвинения с кратким изложением фактов, на  которые  противной  стороной  должен  быть  дан письменный ответ. Стал вестись и протокол слушаний. Судебное решение также облекалось в письменную форму;

• показания стали даваться под присягой, под угрозой ответственности за лжесвидетельство;

• появился институт представительства, которое выполняли адвокаты;

• поддержание обвинения поручалось особому человеку (обвинителю);

1  См.:   Тушина Г. М. Правовые нормы поведения в европейском городе XIII века (по городским статутам Прованса) // Право в средневековом мире. М., 1996. С. 9.

2  См.: История государства и права зарубежных стран / Под ред.  О. А. Жидкова, Н. А. Крашенинниковой. М., 1988. Т. 1. С. 227, 228, 238, 247.

 

15

• целью доказывания стало выяснение истины по делу и создание у судей убежденности в справедливости и обоснованности приговора;

• правосудие стало более дешевым в том смысле, что судебные издержки стали возлагаться на проигравшую сторону1.

В период корпоративного права происходит, следовательно, зарождение и развитие процедурной формы.

Если корпоративное право еще практически не знало процессуальных норм и сословное правосудие носило неформальный характер, то на переходном этапе зарождения и развития королевского права отчетливо начинают просматриваться в общем массиве правовых норм нормы процессуальные. Это выражается в следующем.

1.  Разработаны формы исков для определения правонарушений.

2.   Устанавливается  определенное   процедурное единство. Так, в частности, дело начинается с вызова ответчика повесткой, в которой указывается суть дела. Одним словом, происходит рост определенности в судейском деле — аналогичные дела рассматриваются аналогично.

3.  Вводится следственная процедура, а все следствие осуществляет судья.  Одной из весьма любопытных форм дознания по спорному случаю был опрос соседей под присягой.

4.   Вводится фигура обвинителя по уголовным делам, в качестве которого от имени короны выступает юстициарий — должностное лицо королевского двора, руководящее системой правосудия.

5. Дается перечень доказательств, которые принимаются во внимание по делу. К ним относились присяги, письменные доказательства, свидетельские показания, протоколы суда и др. Среди них наибо-

1 См.: Аннерс Э. Указ. соч. С. 187, 188.

 

16


лее важными были показания свидетелей. В целом же система доказательств носит рациональный характер.

6.  Изменяется и процессуальное положение судей— они должны занимать «срединную сторону», т. е. быть объективными и не принимать заранее позицию ни одной из соперничающих в деле сторон. Процесс ставится на почву законности.

7.  Постепенно происходит демократизация процесса, вводится принцип состязательности, презумпции невиновности, разбирательство дела становится публичным и устным1.

Как видим, наработки по процедурным вопросам были сделаны довольно значительные. Все это дает основание говорить о том, что в праве возникла новая структура — процессуальное право. Окончательное становление и развитие этой правовой структуры приходится на период развитого права. Укажем на следующие основные положения.

1.  С помощью норм процессуального права осуществляется    обеспечение    интересов    управомоченной стороны, что необходимым образом связано с наложением санкций на сторону, нарушившую эти интересы. Для выполнения столь специфической деятельности, которая осуществляется от имени общества, создается   целая   сеть   специальных   государственных органов:  суды,  милиция (полиция),  прокуратура и др. Поскольку задача у этих органов одна — защита прав и свобод, то их называют органами правоохранительными.   Целью процессуального права в большей мере и является упорядочение деятельности правоохранительных органов по применению санкций.

2.    Если    ранее    процессуальные    нормы    лишь вкрапливались в нормативные акты, в которых в ос-

1 См.: Жидков О. А. История буржуазного права. М., 1971. С. 76, 77, 128, 130, 135.

 

1.1. История процессуального права                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         17

новном содержались материально-правовые предписания, то на стадии развитого права количество процессуальных норм значительно увеличивается. Они становятся не подсобными или вторичными по отношению к материально-правовым, а полноправными видами правовых норм. Справедливо утверждение, что объем и значимость процессуального права есть показатель развитости, цивилизованности общества в целом. Дело в том, что какими бы гуманными и справедливыми ни были нормы материального права, их эффективность может быть сведена к нулю, если они будут применяться неверно. Процессуальное же право как раз и призвано не допустить этого.

3.  Формулированию процессуально-правовых норм теперь    уже    посвящаются    целые    нормативные акты, например российские Закон об оперативно-розыскной деятельности, Закон об исполнительном производстве. В сфере процессуального права встречаются и такие массивные нормативные акты, которые относятся к разряду кодексов.

4.   Идет  специализация самих  процессуальных нормативных актов. Так, в частности, выделяются российские Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный кодексы.

5.  Процессуальные акты имеют сложную структуру. Так, многие из них содержат раздел, который выполняет роль Общей части и называется «Общие положения». Другие разделы в основном привязываются к стадиям процесса (возбуждение дела, производство в  суде первой  инстанции,  производство  в кассационной инстанции, исполнение судебного решения, их пересмотр в порядке надзора).

6.  В законодательстве детальнейшим образом регулируется каждое действие участников процесса.   Столь   пристальное   внимание   законодателя   к каждому    процессуальному    действию    участников вызвано тем,  что  целью  и яя.чдячвнирм  нпрм  ПРР~

 

18                                                                                                                                                   

цессуального права является упорядочение защиты прав и свобод субъектов права, которое всегда связано с наступлением каких-либо неблагоприятных последствий для обязанной стороны в правоотношении. Таким образом, в обществе укореняется мнение, что применение репрессивных мер, если это вдруг окажется необходимым, должно осуществляться в определенных рамках. Задача процессуальных законов одна — поставить в рамки и проконтролировать каждый связанный с применением репрессии шаг правоохранительных органов.

7. Развитое право основано на принципе индивидуализации ответственности. Но для того чтобы индивидуализировать санкцию, нужны очень надежные способы доказывания. В процессуальных нормах развитого права дается не просто перечень видов доказательств, пригодных для использования, но и формулируются правила оценки доказательств, такие как относимость и допустимость доказательств. Кроме того, и сам перечень используемых доказательств получает дополнение новыми видами. В частности, доказательством признается и заключение эксперта1.

Современное развитие процессуального права характеризуется значительным усложнением процедуры. Во многом это объясняется тем, что одной из задач современного государства становится забота о правах личности. Существенно повлиял на процессуальную форму, вызвав ее дальнейшее усложнение, научно-технический прогресс (экспертиза, освидетельствование, участие в деле специалиста, применение магнитофона и других технических средств для фиксации и воспроизводства доказательств)2. Можно сделать вывод, что тенденцией развития процесса является усложнение и дифференциация процессуальной формы, направленность ее на всемерное обеспечение прав личности.

Таковыми представляются основные закономерности возникновения и развития процессуального права1. Теперь рассмотрим, как развивались знания об этой правовой структуре или ее теория.


^ 1.2. История науки процессуального права

Возникновение науки процессуального права в России. Вопрос о процессуальном праве в правовой науке проходил различные этапы становления и развития. Первые упоминания о возникновении науки процессуального права в России содержатся в дореволюционных исследованиях российских юристов2.

Так, профессор В. А. Рязановский отмечает, что начиная с римского права и вплоть до начала XIX в. процесс — гражданский, уголовный и канонический — рассматривался как дополнение к соответствующему материальному праву, как производное последнего3. Римские юристы не знали специальной науки гражданского процесса, пишет профессор А. X. Гольмстен. Слово processus никогда не употреблялось римлянами в том значении, которое оно имеет в современном праве. В работах Гая и Юсти-

1  Исследование в данной работе глобальных исторических проблем,   связанных   с   развитием   процессуального   права, даже сама постановка такого вопроса, по нашему мнению, невозможны. Поэтому мы вынуждены ограничиться лишь кратким изложением наиболее характерных особенностей этого процесса.

2 Необходимо отметить, что в основу научных разработок российских юристов положены исследования германских ученых.

3  См.: Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996. С. 14.

 

20                                                                                                                                                    

ниана изложение гражданского права и судопроизводства сливается в одно целое1.

Первые три четверти XIX столетия в науке господствовала так называемая материально-правовая теория права на иск, которая следующим образом определяет взаимодействие между материальным гражданским правом и процессом: иск присущ материальному праву, защите которого служит, он его принадлежность (Пухта, Вехтер, Дернбург); иск есть само материальное право в своем осуществлении (Бекинг, Гарсоне); или материальное право в судебном его осуществлении (Гольмстен); право на иск только особая форма, особое проявление того материального права, которое предполагается нарушенным (Малышев)2.

Уголовный процесс носил еще более зависимый характер, нежели гражданский, рассматриваясь как составная часть уголовного права (Вехтер), причем связь между уголовным правом и процессом предполагалась той же, что существует между материей и формой одного и того же организма. Отсюда уголовное право принято было называть материальным, а уголовный процесс формальным уголовным правом3. Считалось, что материальное и формальное уголовное право служат одной и той же государственной цели, а именно восстановлению нарушенного неправомерным деянием правопорядка, но уголовное право рассматривалось как право на наказание в статическом состоянии, а процесс как право на наказание в динамическом состоянии.

Научные выводы материально-правовой теории нашли в тот период широкое применение в российс-

1  См.: Гольмстен А. X. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894. С. 123.

2  См.: Рязановский В. А. Указ. соч. С. 14.

3  См.: Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1889. Т. 1. С. 2.

 

21

кой практике: в курсах и учебниках уголовный и гражданский процессы излагались вместе с материальным правом как его составная часть, законодатели не только в XVIII столетии и нередко в первой половине XIX столетия, но иногда и во второй половине его включали процессуальные нормы в материальные кодексы в виде особых частей или глав. Окончательное же разделение материальных и процессуальных законов в России было проведено лишь Судебными уставами 20 ноября 1864 г.

В университетском образовании эти науки также занимали подчиненное положение: гражданский процесс читался цивилистами, а уголовный — криминалистами. В науке господствовал взгляд на процессы как науки второстепенные, отсюда такая бедность русской процессуальной литературы в XIX в.1

Лишь в конце XIX — начале XX в. гражданский и уголовный процессы стали рассматривать как самостоятельные от материального права и друг от друга научные дисциплины. Так, по отношению к гражданскому праву и процессу, в частности, указы7 валось, что «гражданский процесс есть институт публичного права, а гражданское право есть право частное». Гражданский процесс имеет самостоятельный объект и самостоятельные задачи. Гражданское право как наука имеет предметом изучения систему субъективных гражданских прав, т. е. совокупность правил, нормирующих частные интересы, а гражданский процесс — организацию установления и охраны субъективных гражданских прав2. В трудах русских юристов начинает обосновываться также самостоятельность уголовного процесса (Н. Н. Розин, И. В. Михайловский, В. А. Рязановский, И. Я. Фой-

1  См.: Михайловский И. В. Судебное право как самостоятельная юридическая наука. СПб., 1908. С. 1.

2 См.: Рязановский В. А. Указ. соч. С. 15.

 

22                                                                                                                                                    

ницкий). Указывалось, что уголовный процесс, в отличие от уголовного права, так же как и гражданский, имеет и самостоятельный объект, и самостоятельные задачи1. Уголовное право имеет объектом, по выражению И. Я. Фойницкого, личную виновность и наказуемость, уголовный процесс — установление права государства на наказание2. Наряду с обоснованием самостоятельности гражданского и уголовного процессов в этот период более или менее ясно очерчивается в юридической науке предмет процессуального права. Так, профессор Н. Н. Розин пишет, что в отличие от науки материального права, которое, будучи публичным или частным, изучает юридические отношения в условиях их нормального возникновения, развития и прекращения, предметом науки процессуального права является деятельность государства по разрешению споров о праве, по установлению и охране действительного права3. Роль органа, призванного исключительно для разрешения споров о праве, установления и охраны права, играет суд. Он является единственным органом, на который государство обычно возлагает названную задачу, независимо от того, о каком праве идет спор. Отклонения от этого права, считает профессор Н. Н. Розин, вызываются исключительно внешними, историко-культурными условиями и не колеблют указанного общего начала4.

Возникновение концепции судебного права. Итак, в конце XIX — начале XX в. в правовой науке начинает складываться новая отрасль знания, имеющая предметом изучения процессуальное пра-

1  См.: Рязановский В. А. Указ. соч. С. 17.

2  См.:  Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. 4-е изд. СПб., 1912. С. 4.

3  См.:   Розин Н. Н. Процесс как юридическая наука // Журнал Министерства юстиции. 1910. № 8. С. 25.

4  Там же. С. 26.

                                                                                                                                                                                                                              23

во. Понимание процессуального права в этот период связывается с правоохранительной (включая правоустановительную) деятельностью судебных органов. В начале это были разработки, касающиеся отдельных отраслей процессуального права. Позже в научной мысли наметилось течение, рассматривающее процесс как единую научную дисциплину, построенную на единых общих началах, а отдельные процессы — гражданский, уголовный, административный — как ветви этой единой науки, как второстепенные разновидности одного основного вида. В этой связи отметим труды выдающихся русских юристов В. А. Рязановского «Единство процесса», Н. Н. Розина «Процесс, как юридическая наука», И. В. Михайловского «Судебное право, как самостоятельная юридическая наука». Рассматриваемая доктрина нашла также серьезных сторонников среди процессуалистов-криминалистов. Так, И. Я. Фой-ницкий пишет: «Примыкая к уголовному праву по содержанию и задачам, уголовное судопроизводство стоит в самой тесной связи с процессом гражданским по построению и по форме. Вместе с ним оно образует систему судебного права, ее второй член, подле которого развивается новый, третий член той же системы — административная юстиция»1. Профессор И. В. Михайловский, рассмотрев черты сходства и различия уголовного и гражданского процессов и найдя общность в предмете и в основных вопросах у обеих наук, однородность материала и совпадение массы частностей и вместе с тем незначительность и непринципиальный характер различий между ними, пришел к выводу, что оба процесса должны слиться в одну науку — судебное право, причем особенности уголовного и гражданского судопроизводства составляют лишь специальные вопросы (отделы, главы, параграфы) этой единой науки2.

1  Фойницкий И. Я. Указ. соч. С. 4.

2  См.: Михайловский И. В. Указ. соч. С. 8.

 

24                                                                                                                                                 

«Задача суда во всех трех процессах, — пишет профессор В. А. Рязановский, — установить право, в случае надобности охранить его и осуществить. Право, которое должен установить суд, может быть различно: субъективное гражданское право, субъективное публичное право, право государства на наказание. Вследствие этого, в зависимости от содержания и свойства материальных прав, должны быть проведены и известные различия в организации процесса, но задача суда во всех указанных случаях должна быть одной и той же. Если суд должен установить право, если установление права и охрана его в борьбе с неправдой и составляет задачу правосудия, в соответствии с этой задачей, целью (постулатом) процесса, всякого процесса, является достижение материальной истины, т. е. соответствия решения норме права (правомерность) и действительным обстоятельствам дела (материальная правда в узком смысле). И суд должен быть поставлен в такое положение, чтобы он мог достичь этой цели, т. е. процесс должен быть организован соответствующим для достижения материальной истины образом, сохраняя при этом, конечно, важнейшее приобретение современного правового государства — права личности»1.

Исследовав основные элементы процесса, профессор В. А. Рязановский пришел к выводу, что совпадают не только задачи и цели процессуальной деятельности, но и юридическая природа (конструкция) процесса, основные принципы судоустройства и судопроизводства2 .

Концепция судебного права в советской юридической науке. Концепция судебного права нашла свое продолжение в трудах советских ученых, хотя и разрабатывалась она в несколько ином аспекте. Идея судебного права,  по мнению ее сторонников,

1  Рязановский В. А. Указ. соч. С. 31.

2  Там же. С. 73.

 

                                                                                                                                                                                                                                                                                     25

выражает не только научную концепцию, но и реально существующее явление правовой науки, само действующее право1.

Сторонники концепции судебного права стремятся обосновать существование вторичной комплексной отрасли права, объединяющей судоустройство, уголовное и гражданское судопроизводства, являющиеся отдельными отраслями права, причем все они, сохраняя свою самостоятельность и специфические черты и свойства отдельных отраслей права, связываются непосредственным отношением каждой из них к единой отрасли государственной деятельности — правосудию.

В этом суть концепции судебного права, объединяющего те отрасли действующего права, которые определяют и регулируют организацию правосудия и его осуществление по отдельным категориям подведомственных суду дел2.

Дискуссия о судебном праве широко развернулась в советской юридической литературе. Впервые судебное право было упомянуто в 1927 г. в учебном пособии для вузов «Основы советского права», подготовленном Институтом советского права. В том же году вышла в свет книга Н. Н. Полянского «Очерки общей теории уголовного процесса», в которой концепция судебного права получила весьма глубокую для того времени теоретическую разработку.

Вопрос о судебном праве как предмет научной дискуссии привлекал к себе внимание ученых и в последующие годы. Были опубликованы многочисленные работы, посвященные судебному праву, проведены теоретические конференции по этой проблеме3.

60-е гг. XX в. отмечены кодификацией уголовно-процессуального   и   гражданского   процессуального

1  См.: Проблемы судебного права / Под ред. В. М. Савицкого. М., 1983. С. 3.

2  Там же. С. 13.

3  Подробнее обзор истории проблемы см. там же. С. 3—7.

 

26                                                                                                                                                    

права. Прежде резко отличавшиеся друг от друга не только в деталях, но и общих принципиальных положениях две эти отрасли законодательства после кодификации значительно сблизились. И как следствие этого факта в науке активизировались комплексные исследования проблем социалистического правосудия, одним из результатов которых явилась монография «Демократические основы советского социалистического правосудия» (1965 г.).

В 1974 г. сектор уголовного процесса Института государства и права АН СССР преобразуется в сектор теоретических проблем правосудия. Сотрудники сектора вплотную приступили к разработке проблем судебного права. Результатом проведенных глубоких исследований явилась коллективная монография «Проблемы судебного права» (1983 г.), в которой авторы поставили задачу обосновать существование этой комплексной отрасли права, показать ее теоретическую и практическую значимость, наметить возможные пути совершенствования законодательства о судоустройстве и судопроизводстве1.

Уголовный и гражданский процессы имеют много общего, и комплексное изучение их общей юридической природы, общих принципов, целей, свойств, истоки которых лежат не только в процессуальном праве, но и в природе суда как органа государства, призванного исключительно для разрешения споров о праве, в законах познания, лежащих в основе доказательственного права, во взаимоотношениях государства и личности, определяющих положение личности в судопроизводстве, несомненно, имеет большое положительное значение.

Тем не менее концепция судебного права была подвергнута острой критике. Отличительной чертой этой критики, наряду с ее остротой, явилось неприятие концепции как со стороны теоретиков права, так и процессуалистов   в целом.

1 См.: Проблемы судебного права / Под ред. В. М. Савицкого. С. 7.

 


27

Как было отмечено, авторы данной концепции настаивают на существовании самостоятельной отрасли судебного права, выявляют факторы, объединяющие исследуемые отрасли права, цементирующие их. Однако юридическая конструкция, предложенная ее авторами, не соответствует сложившемуся в науке определению отрасли права. Так, по мнению Р. Е. Гукасяна и П. Ф. Пашкевича, у судебного права отсутствует как единый предмет правового регулирования, так и метод1. Указывается также, что создание комплексной правовой отрасли судебного права ведет к игнорированию существенных различий между уголовным и гражданским процессами — уголовный и гражданский процессы различны по предмету, по задачам и процессуальным формам2.

Здесь следует согласиться с мнением В. Н. Протасова, что причиной обрушившейся на теорию судебного права острой критики явилось то обстоятельство, что ее авторы настаивают на существовании в системе права соответствующей сложной, комплексной отрасли и именно к этому сводят проблему, считают этот момент стержнем теории. А ведь для обоснования этой теории вовсе нет необходимости наличия отрасли судебного права. Для теории судебного права достаточно иметь свой предмет исследования3.

Основу же этого предмета составляет то общее, что внесено в содержание процессуальных отраслей природой и структурной организацией такого важного органа государства, как суд. Необходимость выполнения функций правосудия применительно к различным отраслям права приводит к определенному

1  См.: Гукасян Р. Е. Рец. на кн.: Проблемы судебного права // Правоведение. 1984. № 5. С. 107; Обсуждение проблемы судебного права // Советское государство и право. 1980. № 1. С. 141.

2 Обсуждение проблемы судебного права. С. 140, 141.

3  См.: Протасов В. Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 20.

 

28                                                                                                                                                   

универсализму в деятельности суда. В итоге, по словам В. Н. Протасова, происходит обратное влияние структуры на функцию. И теория судебного права призвана исследовать природу суда, оптимальные варианты организации его структуры, влияние последней на процесс и содержание процессуального права1.

Поэтому в данном аспекте как теоретическая конструкция, изучающая организацию суда и юридический процесс и их взаимное влияние, теория судебного права заслуживает поддержки.

«Традиционное» понимание процессуального права. Частью предмета теории судебного права является процессуальное право. Процессуальное право, по мнению сторонников указанной концепции, представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в процессе осуществления правосудия, в связи с ним или в связи с деятельностью, подготавливающей осуществление правосудия2.

Такое понимание процесса и, соответственно, процессуального права как специфической формы судебной деятельности называется традиционным, «узким». Как было уже указано, данной точки зрения придерживаются сторонники судебного права (Н. Н. Полянский, М. С. Строгович). Прочные позиции имеет этот подход к определению процессуального права у традиционных процессуалистов (однако большинство из них отрицательно относятся к концепции судебного права). Среди теоретиков права ее поддерживали А. М. Васильев, С. С. Алексеев3.

1 См.: Протасов В. Н. Указ. соч. С. 12, 13.

2 См.: Проблемы судебного права / Под ред. В. М. Савицкого. С. 17.

3 См.:   Абрамов С. Н. Советский гражданский процесс.  М., 1952. С. 5; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 13; Васильев А, М. Правовые категории. М., 1976. С, 261; Боннер А. Т. Карл Маркс о соотношении материального права и процесса // Правоведение. 1978. № 5. С. 23—31; Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 285—287.

 

                                                                                                                                                                                                                                                            29

Сторонниками «узкого» понимания процессуального права указывается, что общественные отношения, возникающие в процессе осуществления правосудия, имеют качественные специфические особенности, в частности особый субъектный состав и содержание1. Суд как участник процессуальных отношений — это особый орган государства. От других правоохранительных органов он отличается своей правовой природой, местом в системе органов государства и механизме правового регулирования, стоящими задачами, принципами, формами и методами деятельности.

Особый предмет процессуального регулирования не может не обусловить качественного своеобразия метода его регулирования. «Именно потому, — пишет С. С. Алексеев, — что государственное принуждение является особым средством воздействия, касается прав личности, и возникает необходимость особого («процессуального») регулирования деятельности юрисдикционных и связанных с ними субъектов. Отсюда те, отмеченные в литературе черты процессуальной формы, которые наиболее гарантируют установление истины и охрану прав заинтересованных лиц, в максимальной степени приспособлены для обеспечения правового принуждения и которые поэтому выражаются в сложной процедуре, детальной и тщательной регламентации совершения юридических действий»2.

Иными словами, особо сложный и ответственный характер судебной деятельности обусловливает и особый специфический процессуальный метод правового регулирования3. В наиболее концентрирован-

1 См.: Боннер А. Т. Существует ли юридический процесс? // Проблемы соотношения материального и процессуального права. М., 1980. С. 56.

2  Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971. С. 123.

3 См.: Боннер А. Т. Существует ли юридический процесс? С. 56.

3-1307

 

30                                                                                                                                                    

ном виде этот метод выражается в таких процессуальных принципах, как законность, объективная истина, диспозитивность, состязательность и процессуальное равноправие, презумпция невиновности, непосредственность, устность, гласность и др. Затем такой метод выражается в особых категориях процессуальной правоспособности и дееспособности со специфическим, присущим только им содержанием и объемом. Значение имеет и выделение такого элемента процессуального метода регулирования, как особая компетенция органов правосудия. Этими же причинами объясняется особая сила юрисдикци-онного акта — его законная сила. А уже на этой основе конструируется целая система субъективных прав и обязанностей заинтересованных лиц и властных полномочий органов правосудия. Все это находит закрепление в нормах процессуального права1.

Итак, как видим, сторонниками «узкого» понимания процесса были сделаны весьма обстоятельные попытки обосновать качественные особенности предмета и метода правового регулирования процессуального права.

60-е гг. XX в. отмечены тенденцией расширения понятия «юридический процесс». В литературе отмечается существование особой разновидности юридического процесса — административного процесса, представляющего собой деятельность государственных органов по рассмотрению споров, возникающих при разрешении индивидуальных административных дел, а также по применению мер административного принуждения2.

1  См.: Елисейкин П. Ф. Соотношение общего понятия юридического процесса и организационных форм реализации материального права // Проблемы соотношения материального и процессуального права. М., 1980. С. 33.

2 См.: Салищева Н. Г. Административный процесс в СССР. М., 1964. С. 11, 13, 16.

 

31

Н. Б. Зейдер, В. Н. Щеглов в начале 60-х гг. поставили под сомнение прежний взгляд на гражданский процесс как форму осуществления правосудия, полагая, что этим понятием в действительности охватывается также деятельность управленческих органов, арбитража, нотариата, товарищеских и третейских судов, КТС и ФЗМК1.

Этот подход к определению юридического процесса также называется традиционным, так как он отражает взгляды представителей традиционных процессуальных наук (а также теории административного процесса) на свои отраслевые процессы: гражданский, уголовный, административный. Как правило, ученые, работающие в области традиционных процессуальных наук, против разработки общетеоретического понятия «юридический процесс». Под процессом, согласно данной точке зрения, понимается юридическая деятельность, направленная на разрешение споров о праве и осуществление правового принуждения.

Например, один из сторонников традиционного «широкого» понимания процессуального права П. Ф. Елисейкин юридический процесс определяет как организационную форму правоприменения юрисдикционными органами санкций охранительных материально-правовых предписаний, взятую в единстве с осуществлением заинтересованными лицами своего права обращения за защитой нарушенных прав и интересов, законности и правопорядка2.

Более удачное определение, на наш взгляд, дает Т. Е. Абова, которая под процессом понимает право-

1 См.: Зейдер Н. Б. Предмет и система советского гражданского процессуального права // Правоведение. 1962. № 3; Щеглов В. Н. Соотношение гражданского процессуального правоотношения с другими правоотношениями // Ученые труды Томского государственного   университета им.  В.  В.  Куйбышева. Вопросы экономики и права. Т. 162. Томск, 1963.

2  См.: Елисейкин П. Ф. Указ. соч. С. 37.

 

32                                                                                                                                                  

применительную деятельность уполномоченных органов и лиц, а также связанные с этой деятельностью отношения, основное назначение которых — обеспечение защиты прав и законных интересов1 граждан и организаций.

«Широкое» понимание процессуального права. На этом развитие процессуальной науки не остановилось. Традиционное понимание процессуального права расширяется выводами о наличии своих процессуальных норм в государственном, финансовом, земельном, колхозном, трудовом, пенсионном праве2. Получает распространение так называемый «широкий» подход к определению понятия и границ юридического процесса. Сущность «широкой» концепции юридического процесса заключается в том, что функции процессуального права не ограничиваются только регламентацией принуждения и разрешения гражданско-правовых споров, что, помимо уголовного и гражданского процессов, в системе материальных отраслей права имеются многочисленные процессуальные нормы и институты, на основе которых осуществляется деятельность по применению материально-правовых норм любых отраслей.

Среди ученых, стоявших у истоков этой концепции, следует назвать представителей административно-правовой   и   государственно-правовой   науки:

1  См.: Абова Т. Е. Хозяйственный процесс — порядок защиты хозяйственных прав // Теоретические проблемы хозяйственного права. М., 1975. С. 320.

2  См.: Пиголкин А. С. Процессуальная форма в правотворчестве // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности. Ярославль, 1976;  Краснов Н. И., Иконицкая И. А. Процессуальные вопросы советского земельного права. М., 1975; Лучин В. О. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М., 1976;   Тарасова В. А. Процедурная форма деятельности органов социального обеспечения // Советское государство и право. 1973. № 11.

 

                                                                                                                                                            33

С. С. Студеникина, Г. И. Петрова, А. Е. Лунева, А. И. Кима, В. С. Основина, И. Н. Пахомова, Ю. М. Козлова, В. И. Попову, Д. Н. Бахраха, а также представителей науки общей теории права. Так, по мнению П. Е. Недбайло, «процессуальная форма присуща любой деятельности по применению правовых норм»1. Сходной позиции придерживается и Л. С. Явич. Он писал, «что процессуальные нормы регулируют также процесс применения гипотез и диспозиций», а не только санкций материальных норм. Этот автор обосновывал наличие в системе советского права «единой процессуальной отрасли права, призванной разрешать единую задачу регулирования отношений по применению юридических норм»2.

Систематическое обобщение и развитие новое направление в понимании назначения процессуальных форм в общетеоретическом плане получило в работах В. М. Горшенева. Им выдвинута идея о наличии в праве самостоятельной его части — процессуального права, нормы которого регламентируют все стороны деятельности и отношения не только в юрисдикционной области, но и при рассмотрении и разрешении любыми государственными органами и должностными лицами многообразных индивидуальных дел положительного характера. В. М. Горшенев полагает, что процесс как таковой имеет место всегда, когда осуществляется правоприменительная деятельность по реализации материально-правовых предписаний любых отраслей права, что с правоприменительной деятельностью  —  ее наличием  или отсут-

1  Недбайло П. Е. О юридических гарантиях правового осуществления норм советского права // Советское государство и право. 1957. № 6. С. 22; Он же. Применение советских социалистических правовых норм: Автореф. дисс.  ...  д-ра юрид. наук. М., 1956. С. 26.

2  Явич Л. С. Советское право — регулятор общественных отношений в СССР. Сталинабад, 1957. С. 96—97.

 

34                                                                                                                                                   

ствием — необходимо связывать наличие или отсутствие процесса1.

Развивая эту точку зрения, В. М. Горшенев утверждает, что «нормы процессуального права выступают своеобразной надстройкой над нормами материального права и поэтому направлены на регулирование общественных отношений, складывающихся в процессе применения норм материального права при наличии обстоятельств, требующих этого применения. Они имеют общую цель — способствовать достижению результата, преследуемого нормой материального права». В. М. Горшенев подчеркивает, что «в предмете правового регулирования следует различать два комплекса отношений: «организуемые» и «организационные». Первые составляют предмет регулирования норм материального права, а вторые — предмет норм процессуального права»2.

Усилия сторонников концепции «широкого» понимания юридического процесса были объединены в написанной под редакцией П. Е. Недбайло и В. М. Гор-шенева коллективной монографии. В ней со ссылкой на ранее цитированную статью П. Е. Недбайло уже утверждается как само собой разумеющееся: «Давно известно, что процессуальная форма присуща всякой деятельности по применению правовых норм. Ее значение в области положительной (а не только правоохранительной) деятельности органов государства по применению правовых норм не менее важно, чем в области юрисдикционной деятельности

1  См.: Горшенев В. М. Функции и содержание норм процессуального права по советскому законодательству // Проблемы правоведения. Новосибирск, 1967. С. 16—38.

2  Горшенев В. М. Способы и организационные формы правового   регулирования   в   социалистическом   обществе.   М., 1972. С. 219, 221.

3  Юридическая процессуальная форма: Теория и практика / Под ред. П. Е. Недбайло и В. М. Горшенева. М., 1976. С. 9.

 


35

по применению санкций»3. В монографии обосновывается мысль, что «любая отрасль материального права вызывает к жизни соответствующие процессуальные нормы». Под процессуальной формой В. М. Горшенев предлагает понимать «совокупность процедурных требований, предъявляемых к действиям участников процесса и направленных на достижение определенного материально-правового результата. Другими словами, процессуальная форма представляет собой особую юридическую конструкцию, воплощающую принципы наиболее целесообразной процедуры осуществления определенных полномочий. Такое определение подходит в одинаковой мере для характеристики процессуальной деятельности всех органов государства, а не только органов правосудия, применительно к которым традиционно использовалась категория «процессуальная форма». Процессуальная форма деятельности всех органов государства рассчитана на осуществление наиболее демократических принципов государственного руководства социалистическим обществом»1.

Исходя из этого предметом столь необычайно широкого «процессуального права» предлагается считать «организационные отношения», которые складываются в процессе правотворчества и правоприменения2. Отдельные же ученые вообще считают, что юридический процесс представляет собой любой порядок реализации субъективных прав и обязанностей3.

Несомненной заслугой авторов и сторонников широкого подхода к процессу является то, что они привлекли внимание к проблеме разработки общетеоретических признаков процессуального права.

Вместе с тем в науке обнаружилась тенденция решительного непризнания широкого подхода к пони-

1  Юридическая процессуальная форма. С. 12, 13.

2 Там же. С. 28.

3  Там же. С. 107.

 

36                                                                                                                                                 

манию процессуального права. Так, А. М. Васильев полагал, что нет достаточных оснований, чтобы согласиться со стремлением любую процедуру принятия юридически значимого решения государственными органами, даже если нет ее полной регламентации, рассматривать как процессуальную форму1.

Возражает против широкого понимания процесса и другой известный теоретик права С. С. Алексеев. Небезынтересна эволюция его взглядов на процессуальное право. В одной из своих работ назначение процессуальной формы он видит в регламентации принуждения в области правосудия, но лишь в сфере разрешения уголовных и гражданских дел, считая ее совершенно ненужной, в частности, для административной деятельности. Он пишет: «Если мы «просто» расширим понятие процессуальной формы и охватим им все виды юридических процедур, это приведет к его обеднению, к выветриванию из него того богатого содержания, которое вложили в рассматриваемое понятие законодательство, юридическая практика, правовая традиция»2.

С. С. Алексеев считает, что наряду с понятием «процессуальная форма», которое нужно сохранить для характеристики процедуры в области правосудия, необходимо введение в науку более широкой емкой категории — «юридическая процедура», которая охватывала бы всякую длящуюся юридическую деятельность3.

В другой своей работе С. С. Алексеев уже допускает в системе права наличие такой интегрированной структуры, как процессуальное право, которое

1  См.: Васильев А. М. Правовые категории и их место среди категорий обществоведения // Труды Всесоюзного заочного юридического ин-та. М., 1973. Т. 32. С. 184.

2  Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. С. 123.

3  См.: Алексеев С. С. Право в нашей жизни. Свердловск, 1975. С. 120—121.

 


37

охватывает процедурно-процессуальные институты, сложившиеся в ряде отраслей материального права — трудовом, колхозном, земельном и др. Однако назначение этого права он по-прежнему видит в регламентации государственно-принудительной деятельности компетентных органов1.

Концепция широкого понимания процесса была подвергнута всестороннему теоретическому анализу и со стороны процессуалистов. В результате был высказан ряд аргументированных критических замечаний2.

Решительно возражал против концепции общего юридического процесса М. С. Строгович, он считал ее искусственной конструкцией. «Ее коренным недостатком, — писал он, — является безмерное расширение понятия процессуального права, процессуальной формы, процессуальной деятельности. Если принять ее, то под понятие юридического процесса и процессуального права подойдут совершенно различные по своему существу явления»3. К числу таких явлений он относил, например, регулирование уличного движения или прием граждан. По его мнению, к процессуальному праву нельзя относить нормы, касающиеся порядка выборов. Он возражал также против наличия административного процесса, как урегулированного правом порядка разрешения отдельных категорий административных дел самими же административными, исполнительно-распорядительными органами4.

Также Н. А. Чечина считает идею общего юридического процесса абсолютно бесперспективной, поскольку   ее   реализация   может   послужить   не   на

М.,

1   См.:   Алексеев С.  С.  Структура советского  права. 1975. С. 197—198.

2   См.: Труды Всесоюзного заочного юридического ин-та. Проблемы соотношения материального и процессуального права / Под ред. проф. М. С. Шакарян. М., 1980; Строгович М. С. Судебное право: предмет, система, наука // Советское государство и право. 1979. № 12.

3  Строгович М. С. Указ. соч. С. 62.

4  Там же. С. 62, 63.

 

38                                                                                                                                                   

пользу и не для укрепления законности, а во вред, так как фактически приведет к растворению процессуальных норм в правилах процедуры и, соответственно, понизит требования к их содержанию и к их соблюдению, т. е. не будет способствовать укреплению законности1.

Отрицая саму идею общего юридического процесса, некоторые авторы признают, что деятельности государственных и общественных организаций свойственны «многочисленные и разнообразные процедурные правила», но эти правила тем не менее «существенно различаются по своим видам, целям, содержанию и основным принципам; поэтому идея их объединения общими процессуальными понятиями и тем более единым процессуальным правом, единым процессуальным законодательством, одной процессуальной наукой теоретически и практически не состоятельна»2.

По справедливому замечанию В. Н. Протасова, концепция «широкого» юридического процесса имеет ряд таких недостатков, которые делают ее тупиковой ветвью в развитии общеправовой процессуальной теории, не оставляют перспектив ни в теоретическом плане, ни в практическом отношении3.

Аргументированная критика концепции широкого понимания процесса возымела свое действие. В настоящее время в концепции уже не делается акцента на правоприменении как основании деления правовых явлений на материальные и процессуальные, а в ряду разновидностей «широкого» юридического процесса правоприменительной деятельнос-

1  См.: Чечина Н.А. Основные направления развития гражданского процессуального права // Проблемы защиты субъективных   прав   и   советское   гражданское   судопроизводство. Ярославль, 1978. С. 114.

2 Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 30.

3  См.: Протасов В. Н. Указ. соч. С. 49.

 


39

ги отводится теперь роль обычного участника наряду с правотворческой деятельностью и вновь введенными контрольной, учредительной и распорядитель-й1.

Некоторые сторонники этого подхода прямо признают непригодность правоприменения в качестве критерия отделения процесса от материально-правовых явлений2.

Отсутствие четкого единого критерия разграничения материальных и процессуальных явлений в праве делает концепцию «широкого» понимания юридического процесса весьма уязвимой.

Сторонники «широкого» понимания процессуального права пытаются отождествить «процесс» с «процедурой». Они нацеливают свое внимание на процедурные моменты всякой юридической деятельности. Это, несомненно, имеет положительное значение, так как нельзя отрицать наличие указанного явления в правовой материи (и никто этого не делает). Появляются научные исследования, посвященные правовой процедуре3. Однако зачем же переносить в данную правовую сферу юридический процесс? Перенесение термина «процесс», с его традиционно сложившимся содержанием, в область процедурных явлений может привести лишь к его недостаточно глубокому познанию и исследованию и к утрате его

1   См.:   Теория   юридического   процесса.   Харьков,   1975. С. 65—71; Правовые формы деятельности в общенародном государстве. Харьков, 1985. С. 21—84; Юридическая деятельность: сущность, структура, виды. Ярославль, 1989.

2  См.: Галаган И. А., Глебов В. П. Процессуальные нормы и отношения в советском праве. Воронеж, 1985. С. 21, 123, 148.

3  См.:  Протасов В. Н., Щеглов В. Н. Юридический процесс и процедура // Проблемы соотношения материального и процессуального   права.   М.,   1980;     Баришпольская   Т.   Ю. Гражданский процесс и процедура: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Томск, 1988; Протасов В. Н. Юридическая процедура. М., 1991.

 

40                                                                                                                                                 

существенных специфических особенностей. Думается, что такой подход не отвечает интересам развития научных знаний. Поэтому необходимо сохранить исторически сложившееся понятие процесса, а процесс в «широком» его понимании именовать правовой процедурой, исследование которой является достаточно перспективной задачей теории права.

Современное развитие науки процессуального права. В настоящее время одним из крупных исследований в области процессуального права на общетеоретическом уровне является работа В. Н. Протасова «Основы общеправовой процессуальной теории». Автор подошел к изучению юридического процесса как к изучению научной теории, причем как метатеории. Работа В. Н. Протасова — глубокий анализ места юридического процесса как теоретической конструкции среди прочих конструкций, категорий общей теории права, соотношения с ними. Им выявлены особенности методологии общеправовой процессуальной теории, ее функции, строение и категориальный аппарат, произведено соотношение категорий охранительного правоотношения, правового механизма, процессуальной формы и юридического процесса.

Юридический процесс определяется автором как разновидность юридической правореализующей процедуры, специфика которой определяется ее направленностью на выявление и реализацию особого материального охранительного правоотношения.

Работа В. Н. Протасова представляет собой весомый вклад в разработку теории процессуального права, глубокое общетеоретическое исследование проблем юридического процесса. В работе предпринята попытка обоснования с использованием новейших достижений теории права и теории правоотношения, в частности, традиционного понимания юридического процесса.

Итак, можно констатировать существование в нашей науке следующих подходов к определению юридического процесса и процессуального права:

 

41

а)  юридический процесс — это юрисдикционная и иная охранительная деятельность органов правосудия  (деятельность,   направленная  на  разрешение споров о праве и осуществление правового принуждения);    процессуальное  право  представляет  собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения,  которые возникают в процессе осуществления правосудия, в связи с ним или в связи с деятельностью, подготавливающей осуществление правосудия;

б)  юридический процесс — это юрисдикционная и  иная  охранительная  деятельность  уполномоченных органов государства и других субъектов.   Под процессуальным  правом  понимается совокупность правовых   норм,  регулирующих   деятельность,   направленную на разрешение споров о праве и осуществление правового принуждения;

в)  юридический процесс — это вся правоприменительная  и  правотворческая  деятельность  компетентных органов государства;   процессуальное право регулирует  общественные  отношения  («организационные»   общественные  отношения),  складывающиеся в процессе правотворчества и процессе применения норм материального права;

г)  юридический процесс — это процесс реализации материально-правовых норм безотносительно к формам   такой   реализации.    Процессуальное   право представляет собой  «инструкцию»  по реализации права материального. В данном случае достаточно трудно определить предмет процессуального права, провести границу между материальными и процессуальными  явлениями  в  праве,   тем  более  что  на долю материального права остается очень и очень немного.  Модификацией данного подхода является так называемая «релятивная» теория П. М. Рабиновича: материальные и процессуальные нормы и отношения  не  имеют  абсолютных  признаков,  а рассматриваются в качестве таковых лишь в определенном    соотношении,    в    зависимости    от    функции,

 

42                                                                                                                                                  

которую они выполняют применительно к тем или иным нормам и отношениям1;

д) юридический процесс — это вся юридическая деятельность государственных органов (правотворческая, правоприменительная, учредительная, контрольная, распорядительная). Соответственно, под процессуальным правом понимается совокупность правовых норм, регулирующих эту деятельность.

* * *

Таким образом, в процессе исторического правового развития процессуальное право, как совокупность правовых норм, регулирующих юрисдикцион-ную и иную охранительную деятельность государственных и иных специально уполномоченных органов, приобретает самостоятельное значение лишь на поздних этапах развития общества (этапе развитого права). Процессуальное право есть показатель степени цивилизованности общества.

Теоретические разработки (наука) процессуального права возникают лишь в XIX в., т. е. гораздо позднее самого предмета. В качестве самостоятельной области правового знания наука процессуального права оформляется в начале XX в. в рамках концепции судебного права. В советский период развития науки происходит постепенное расширение понятия процессуального права (вплоть до отождествления его со всей юридической деятельностью государства). Безмерное расширение понимания процессуального права привело к размыванию границ и утрате его специфики. Возникла необходимость обоснования иного понимания процессуального права в рамках общей теории права.

1 См.: Рабинович П. М. Упрочение законности — закономерность социализма. Львов, 1975. С. 274, 251.




оставить комментарий
страница1/9
Дата19.10.2012
Размер2,94 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх