Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 23-24 апреля 2003 г. Нижний Новгород: изд-во ннгу, 2003 icon

Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 23-24 апреля 2003 г. Нижний Новгород: изд-во ннгу, 2003


Смотрите также:
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 23-24 апреля 2003 г...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 14-15 ноября 2008 г...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции с международным участием...
Ю. В. Сочнев характеристика общих принципов...
Ю. В. Сочнев характеристика общих принципов...
Сборник статей по Материалам Всероссийской научной конференции...
Сборник статей к 70-летию со дня рождения Г. Л. Соболева...
Под научной редакцией профессора Н. А. Корнетова Издательство Томского университета Томск-2003...
Учебный курс Нижний Новгород 2003 удк 69. 003. 121: 519. 6 Ббк 65. 9 (2) 32 5...
Учебное пособие Нижний Новгород 2003 удк 69. 003. 121: 519. 6 Ббк 65. 9 (2) 32 5...
Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара...



Загрузка...
страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25
вернуться в начало
скачать
^

М.В. Курганова (Нижний Новгород)

Провинциальный мир в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» (тема православия)


В своем последнем романе Достоевский с большей настойчивостью заговорил о национальной трагедии русского народа, неожиданно обострившейся в нашей стране в ее пореформенный период, давший вместо ренессанса духовный упадок и разложение. Эта трагедия, по мнению писателя, заключается в отрыве русского общества (главным образом просвещенной интеллигенции) от национальной почвы (то есть от Церкви и Отечества) и неразумным преклонением его перед Европой. Европеизация, коснувшаяся основных сфер национальной государственной жизни (таких как: судопроизводство, наука, литература) грозит окончательным истреблением традиционной культуры, тесно связанной с православными идеалами, которые глубоко вросли в народный быт, привычки, правила жизни. И первым страшным следствием принятия секулярных западных ценностей явилось нарушение национального и человеческого единства, победа личного начала, противопоставление себя обществу. Силу, возрождающую народную целостность, Достоевский связывал с монашеством. Прямым указанием этому стал его роман «Братья Карамазовы», где монастырю и монашеству уделено чуть ли не основное внимание. Самое действие романа привязано к монастырю. Это небольшой провинциальный городок близ монастыря, Скотопригоньевск. Думается, место действия для своего произведения Достоевский выбрал не случайно. Во-первых, сказались представления писателя о неотделимости понятий «русскости» и «веры в Бога», народности и православия. В провинциальной глубинке эти понятия продолжают составлять существо жизни отдельно взятых людей из народа, хотя и здесь уже сильно ощутимы тлетворные западные веяния. Во-вторых, монастырь для Достоевского – это центр духовного возрождения, который в действительности не совпадает с государственным центром (Петербургом) и по отношению к нему находится как бы на периферии, представляя таким образом собой провинцию. Так как в провинции, в отличие от столичных городов, продолжает возделываться национальная почва, гораздо больше основания именно ее назвать сердцем России.

По отношению к России и Богу героев «Братьев Карамазовых» выявляется их нравственная жизнеспособность и в связи с этим национальная жизнеспособность России. Особенно выделяется в обществе небольшого уездного городка Иван Карамазов. В отличие от большинства окружающих, в нем особо подчеркивается отрыв от «почвы». Иван менее других братьев привязан к своему дому и семье, держит себя отстраненно и холодно. В силу широкой европейской образованности, развитая в нем способность к теоретизации заполняет все его существо, не оставляя место для нравственных притязаний, истинных духовных переживаний. Как мы помним, результатом его софизмов и философствований по духовным вопросам явилось больное раздвоенное сознание как проявление трагического разлада ума и сердца. Это трагедия многих представителей светской интеллигенции, не рассчитавшей своей натуры и пленившей свою совесть безжизненной западной схоластикой.

На другом нравственном полюсе – Дмитрий Карамазов, который в сравнении с Иваном хоть и вовсе необразован, бесконечно далек от всякого рационализма, но благодаря свойственному ему жизнелюбию, привязан сердцем к своей земле, народу, России, Богу. Дмитрий противопоставлен Ивану так же как простой народ европейски просвещенной интеллигенции. Их отличает прежде всего отношение ко греху. Простой народ (в том числе Дмитрий и Грушенька), греша, предвидит справедливое наказание, сознает свою вину перед Богом. А такие как Иван доказывают с помощью всевозможных теоретических построений, что нет преступления, нет греха и «все позволено». Таким образом, Достоевский убедительно доказывает, что нравственные преимущества на стороне народа, так как в нем сохранились нравственные условия для возрождения.

Нравственную мощь русского народа Достоевский показал, в первую очередь, в образе слуги Федора Павловича, старика Григория Кутузова. Пребывание и служение Григория в затхлой атмосфере карамазовского дома, в коем он видит свой священный долг христианина, граничит с подвижничеством и мученичеством. Он никогда не осуждает Федора Павловича, не грозит ему «страшным судом» – и в этом его смирение. Ему свойственны набожность (читает Ефрема Сирина), чистосердие, открытость, твердость убеждений, великодушие и сострадательность (велико его участие в судьбах братьев Карамазовых). Все это – оригинальные свойства русской национальной души, которые закрепились в устойчивых нравственных привычках, воспитанных силой религиозного одушевления православных подвижников и пастырей.

Прежний православный народ с его смиренным преклонением перед духовным авторитетом предстал в главе «Верующие бабы». Простые женщины-богомолки с покаянием, умилением и с духовным восторгом воспринимают назидания старца Зосимы и его советы. Нравственно воз­рож­денные, очищенные от греха и примиренные со своими ближними, расходятся они от старца. В контрасте с этой картиной предстает эпизод с «Маловерной бабой», дворянкой Хохлаковой, не умеющей принудить себя к деятельной любви, ждущей от старца Зосимы не столько духовного совета, сколько похвалы себе.

Ярко противопоставляется умиленное общение Зосимы и народа со сплошным скандалом, исходящим от совершенно нецерковных интеллигентов, из коих большинство взирало на Церковь свысока. По словам Антония Храповицкого, при виде старца и особенно при его словах, с ними делалось почти то же, что с евангельскими бесноватыми при встрече со Спасителем. Они сразу же чувствовали в своей душе сильнейшее волнение и начинали высказывать свои недоумения, стремления и чуть ли не хулы.

Здесь Достоевский показывает, как духовно просветленный человек, имеющий искреннюю любовь к ближним, способен воздействовать на нравственную природу человека, вызывая к жизни его внутреннее со­дер­жание, хотя бы в форме минутных ощущений, и тем самым показывая человеку его страсть извне. Таким образом, человек оказывается в ситуации неизбежного выбора одного содержания над другим.

Такую способность к деятельной, смиренной любви, не ищущей себе похвалы и награды (как в случае с Хохлаковой) усвоил от своего духовного отца старца Зосимы и матери Софьи Ивановны, безответной, крот­кой кликуши, Алеша Карамазов. В нем был особый дар вызывать к себе любовь. Дмитрий всегда говорил о своей горячей любви к Алеше, ему одному доверял свои тайны, называл его «ангелом на Земле». Отец, Федор Павлович, тоже относился с любовью к «тихому мальчику». Даже Иван, держащий всегда себя в заметном отдалении от окружающих, именно ему поверяет мучившие его душу вопросы. Алеша выступает свое­образным медиатором и примирителем среди других действующих лиц, не только между отцом и братьями, но и по отношению к Катерине Ивановне и Грушеньке, Хохлаковым, бедному капитану Снегиреву и его сыну, школьникам-соученикам последнего и т.д. Почти невольный духовный след оставляет на всех Алеша, притом не столько путем передачи каких-либо идей или фактов, но самым своим присутствием около нравственно больных людей. Все они чувствуют его сострадательную любовь, все знают, что хотел бы он им сказать, от чего предостеречь и к чему именно призвать. О влиянии Алеши на своего отца, Федора Павловича, Достоевский пишет так: «Алеша пронзил его сердце тем, что жил, все видел и ничего не судил. Мало того, принес с собою небывалую вещь: совершенное отсутствие презрения к нему, старику, напротив – всегдашнюю ласковость и совершенно натуральную прямодушную привязанность к нему, столь мало ее заслужившему. <...> По уходе Алеши он признался себе, что понял кое-что, чего доселе не хотел понимать» [Достоевский 1997,97-98].

Алеша, согласно завету Зосимы, служит объединению всех людей тонкой отзывчивостью, широчайшей терпимостью и чутким пониманием каждого. Это стремление к слиянности, объединению, а не к изолированности, мнимой самодостаточности есть плод действия истинной любви, христианской, жертвенной, о которой неустанно учил Зосима. Эта добродетель, которая стоит в центре православного культурного космоса, есть осуществление высшей заповеди христианства – заповеди о любви к ближнему. Западный человек, по мысли Достоевского давно отступил от нее, сделав единственным объектом любви самого себя, вплоть до обожествления, благодаря чему предопределил себя к экзистенциональному одиночеству, самозамкнутости, отрыву от целого, неотъемлемой частью которого он в то же время является. Вот почему повсеместное, тотальное увлечение западными идеями в нашей стране так обеспокоило писателя, который своим пророческим взглядом прозрел его опасные последствия. Воспринимая жизнь нашего народа и его идеалы как жизнь и идеалы церковные (о чем свидетельствует изображение простого народа в романе «Братья Карамазовы»), Достоевский мыслил Россию как общество православных христиан, как часть Вселенской Православной Церкви. Секулярному западному миру Достоевский противопоставляет Церковь и особенно монастырь как высшее выражение церковности, центра космической упорядоченности. Старец Зосима и монашество, по словам Антония Храповицкого, та организующая сила, через которую Церковь простирает свое возрождающее влияние на жизнь. «То и замечательно, что Достоевский противопоставляет организации Великого инквизитора не силу организованной православной иерархии, не Правительствующий Синод, не русских ученых архиереев, а совершенно вне их активного влияния выросшую из недр самой Церкви скромную монашескую общину близ уездного города» [Достоевский и Православие 1997,166-167].

Благодатное влияние Церкви, по мнению Достоевского, сосредотачивается не там, где наивысшая церковная власть или ученость (гражданская власть Папы, власть ума), а где высшая святость. Не Петербург и даже не Москва – столица Православия, а Святой Афон, Оптина Пустынь, Валаам и тому подобные святые места. Именно там осуществляется соединение нравственных и умственных сил человека, религиозности и просвещения. Именно там заново созидается почти безвозвратно утраченная на Западе гармония ума и сердца. Главное монашеское занятие, умное делание (схождение ума в сердце), – образ идеального духовного состояния человека и человечества в целом. Это состояние объединенности всех людей во Христе.

Таким образом, Ф.М. Достоевский в "Братьях Карамазовых" ясно показал, что возрождение России, возвращение к нарушенной общественной гармонии возможно через сакрализацию государственной жизни, через причащение к духовным народным началам, православной традиции. И согласно Достоевскому, мир скромного монашества и простого народа, олицетворяющего Православную Русь, является провинциальным только в смысле скромного пространственного удела на бескрайних просторах необъятной России и будет являться таковым до тех пор, пока ее отпавшая часть (в лице европейски ориентированного светского общества) не вернется к родным началам.
^

Список литературы


Гачев Г. Национальные образы Мира. Космо-Психо-Логос. – М., 1987.

Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. – М., 1997.

Достоевский и Православие. – М., 1997.

Иванова А.А. Философские открытия Достоевского. – М., 1995.

Касаткина Т.А. Характерология Достоевского. – М., 1994.

Мелетинский Е.Н. Заметки о творчестве Достоевского. – М., 2001.

Рейнус Л.М. Достоевский в Старой Руссе. – Л., 1971.




оставить комментарий
страница14/25
Дата29.09.2011
Размер1,9 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх