Доклад подготовлен аналитиком Центра экстремальной журналистики Михаилом Мельниковым icon

Доклад подготовлен аналитиком Центра экстремальной журналистики Михаилом Мельниковым


Смотрите также:
Центр экстремальной журналистики...
Центр экстремальной журналистики...
Центр экстремальной журналистики...
Центр экстремальной журналистики...
Доклад подготовлен экспертом Центра экстремальной журналистики...
Доклад Центра экстремальной журналистики к...
-
-
Ежемесячный бюллетень событий...
Ежемесячный бюллетень событий...
Ежемесячный бюллетень событий...
Стандарты сертификации международного консорциума по преемтвенности сертификатов...



Загрузка...
скачать

Центр экстремальной журналистики

Союза журналистов России


Россия, 119021, Москва, Зубовский бульвар, 4

Телефоны: (+7 095) 201-7626, 201-3550 доп. 124, факс (+7 095) 201-7626

e-mail: center@monitoring.ru Вэб-сайт: www.cjes.ru


Rep/2003-05/#13

Российская пресса и иракский кризис

Доклад подготовлен аналитиком Центра экстремальной журналистики Михаилом Мельниковым




Желание манипулировать общественным мнением – один из тревожных симптомов отрицательного воздействия новой информационной политики в России на средства массовой информации. Примеров – большое количество, но самые явные - война в Чечне, югославский кризис 1999 года, операция коалиционных сил в Афганистане, наконец, операция в Ираке.


Каждое из этих событий в той или иной степени находило отражение в публичной реакции российских властей, и если операция в Афганистане вызывало одобрение российского президента и других политиков, то события в Югославии и Ираке становились поводом для охлаждения отношений между Россией и Западом. Официальные оценки всех этих конфликтов отражались в информационной политике российской прессы, что свидетельствует и о существенной зависимости самой прессы от власти. Более точно: манипуляция общественным мнением посредством прессы в России является важной частью деятельности государства.


Понятно, что у Российского государства есть свои причины для критики западных стран, прежде всего США: это - потерянные экономические (Ирак) и геополитические дивиденды (Югославия). Однако целью настоящего небольшого обзора является не оценка экономических или внешнеполитических действий власти во время этих конфликтов, а использование российской прессы для обозначения, часто ложной, роли средств массовой информации, как индикатора общественного мнения. Иными словами, можно подчеркнуть не столько значение общественного мнения на формирование внешней политики руководства страны, сколько – о восстановлении и развитии государственной пропаганды.


Обычно подобные доклады должны заканчиваться рекомендациями государственным органам и учреждениям с тем, чтобы изменить ситуацию. Мы вынуждены в данном случае отказаться от этого раздела, поскольку не видим реального механизма изменения государственной информационной политики.


Олег Панфилов,

директор Центра экстремальной журналистики


=====

События в Ираке (вторая половина марта – первая половина апреля 2003 года) стали объектом пристального внимания российской прессы. И это понятно, поскольку любой крупномасштабный вооруженный конфликт представляет известный общественный интерес, тем более конфликт в стране, с которой у России существуют давние многосторонние связи и традиционно дружественные отношения.

Как освещала российская пресса кризисные события в Ираке? Получил ли читатель объективную картину происходящего в «горячей» точке? Как были «маркированы» прессой главные участники вооруженного столкновения?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, необходимо учитывать не только специфику отношений между Ираком и Россией, но также то, что вооруженные конфликты, участниками которых являются государства, как правило, сопровождаются сторонами противостояния активным пропагандистским обеспечением всех своих действий. Поэтому представляется целесообразным оценить (хотя бы приблизительно) качество иммунной системы отечественной прессы, ее защищенность от официальной пропаганды.

В основу данной работы положена выборка из 709 печатных центральных и региональных изданий, их публикации за период 20 марта -10 апреля текущего года, то есть в период активной фазы конфликта. Подавляющее большинство этих изданий освещало события в Ираке в контексте защиты прав человека (557 изданий), а действия войск коалиции оценивали как агрессию (502 издания). Для сравнительного анализа использовалась аналогичная выборка СМИ, но уже за период 10-30 апреля.

Эмоциональный настрой прессы в значительной степени отражают уже заголовки публикаций. Многие редакции постарались внести в них максимум экспрессии и изначально обеспечить пропагандистский эффект. Наиболее характерными в этом смысле являются, так называемые, заголовки-призывы. Сошлюсь лишь на несколько характерных примеров из региональных газет: «Руки прочь от Ирака!» («Архангельск»), «Разоружить Америку!» («Дагестанская правда»), «Нет войне в Ираке!» («Ингушетия»), «Остановить войну» («Краснодарские известия»), «Держись, Ирак!» («Красноярский рабочий»), «С народом Ирака солидарны!» («Северная Осетия»).

Весьма распространенными были газетные заголовки, содержащие конкретные определения одной стороны вооруженного конфликта, ее персонификацию и даже оценку действий: «Америка вообразила себя мировым жандармом» («Вечерний Новосибирск»), «Разбой средь бела дня» («Забайкальский рабочий»), «Фашистская агрессия против Ирака» («Камчатское время»), «Мировому жандарму закон не писан» («Марийская правда»), «Вседозволенность перешла все границы» («Советская Чувашия»), «Слон-Буш в Ираке» («Наш голос», Тамбов), «Сынок – убийца весь в папу» («Орловская правда»), «Кулачное право» («Ставропольская правда»).



Содержание публикаций также в значительной мере содержало протест против войны в Ираке, осуждение действий коалиционных сил и носило очевидный мобилизационный характер. Наиболее ярко эта направленность публикаций проявлялась в отражении различных публичных акций, воспроизводстве коллективных заявлений и авторитетных мнений общественно значимых персон. Тональность и характер этих публикаций во многом проистекали из выступления Президента России Владимира Путина от 20 апреля, в котором было осуждено начало военных действий в Ираке, отмечено, что военная акция осуществляется вопреки мировому общественному мнению, и в ней не было никакой необходимости.


«Эстафета» была подхвачена. Наибольшую активность проявляли местные парламентарии. К примеру, депутаты Воронежской областной Думы, по сообщению газеты «Коммуна», приняли заявление, в котором «решительно осуждают необузданную агрессию США против Ирака и считают, что все негативные последствия этого шага…целиком и полностью лежат на совести администрации Дж. Буша, политического и военного руководства США». Газета «Тюменские известия» проинформировала своих читателей об обращении депутатов Тюменской областной Думы – членов фракции «Единая Россия» к своему партийному лидеру В. Пехтину. В обращении содержится протест «против агрессивных действий США и Великобритании, которые предприняли военное нападение на Ирак, не посчитались при этом ни с позицией большинства государств- членов Организации Объединенных Наций, ни с нормами международного права, не приняли во внимание отсутствие реальной опасности со стороны Ирака…». Депутаты Волгоградской областной Думы, как сообщила газета «Волгоградская правда», на своей сессии приняли заявление, в котором решительно осудили «варварские действия США и их подручных в Ираке», предпринятые «вопреки мнению мировой общественности и международному праву», а заодно отметили возросшую агрессивность милитаристских кругов США.


Примеры рефлексии региональных парламентов на выступление главы государства можно было бы продолжить, их немало и все они заняли видное место на страницах местной печати. Охотно писала пресса и о неофициальных акциях протеста представителей научной общественности, студентов, отдельных партий. Эти мероприятия хоть и не отличались большим числом участников, но, тем не менее, давали информационный повод для выпусков новостей. Так, газета «Вечерняя Казань» сообщила об антивоенной акции антиядерного общества Республики Татарстан. А газета «Советская Чувашия» поведала об акции «Покупаешь американское - поддерживаешь войну», в рамках которой молодежь республики пикетировала торгующие чизбургерами точки общепита и выливала на асфальт кока-колу. Газета «Вечерний Новосибирск» проинформировала своих читателей о том, что некоторые закусочные города решили отказаться от продаж продукции с американскими торговыми марками.


Характерной особенностью многочисленных заявлений, суждений следует признать воспроизводство различных фобий, использование апокалипсических прогнозов для всего мира и для России, в частности, что, безусловно, усиливало отрицательное восприятие массовой аудиторией прессы одной из сторон («агрессора», «оккупанта», «мирового жандарма» и т.д.) вооруженного конфликта. Причем, негативные прогнозы делались применительно чуть ли не ко всем важным сферам жизнедеятельности: политике, экономике, экологии.


Политические прогнозы региональной прессы не отличались разнообразием, доминировала тема «мирового господства». Газета «Весть» (Калуга) заявляет, что «начав войну в Ираке, США поставили точку в дискуссии о будущем мироустройстве». США хотят изменить географическую и политическую карту Ближнего Востока, и, начав с Ирака, скорее всего, на этом не остановятся, утверждает «Советская Чувашия». Некий офицер со страниц газеты «Архангельск» не исключает возможности перерастания событий в Ираке в третью мировую войну.


Характерно, что одновременно с подобными опасениями и пацифистскими высказываниями нередко звучали и голоса откровенно милитаристского толка. «Надо вооружаться»- так незатейливо озаглавлена статья в газете «Владимирские ведомости», автор которой итожит свой панегирик отечественной оборонной промышленности следующей фразой: «Не будь у нас мощного оружия, нас бы давно слопали, как Гренаду, Югославию, теперь вот Ирак». Тема российского оружия проходила и в контексте сожаления об утраченной Россией позиции экспортера вооружения. Общий характер этих публикаций можно выразить одной фразой: «Если бы у Ирака были наши современные ракеты, танки и самолеты, то ситуация была бы иной».


Гораздо больше прагматизма было в публикациях по поводу возможных экономических последствий иракского кризиса для России. Речь шла не только о потерянных миллиардных (в долларовом исчислении) долгов Ирака, но и о срыве существующих контрактов с иракской стороной или о плохих перспективах экономического партнерства с Ираком. Сами за себя говорят заголовки статей: «Буш перешел дорогу липецким тракторостроителям» (газета «Металлург», Липецк), «Сотрудничество мценского завода с Багдадом под вопросом» (газета «Коммуна», Воронеж). В статье «Аукнулось» владимирская газета «Призыв» рассказала об опасениях тепловозостроителей Мурома, получивших большой заказ от иракского правительства. Газета «Краснодарские известия» в публикации «Война в Ираке ударила и по нашему краю» сообщила, что новороссийские компании и моряки терпят миллионные убытки.


Надо отметить, что многие газеты в специально созданных рубриках новостей добросовестно воспроизводили информацию из официальных источников, представляющих точку зрения сторон конфликта. Но поскольку эти сообщения нередко отличались друг от друга как черное и белое, то для российского читателя, далекого от реального места событий, куда как большую актуальность приобретали самые различные размышления «по поводу», имеющие хоть какое-то отношение к местным проблемам. К примеру, газета «Симбирский курьер» в статье «Гречка будет дорожать» приводит ссылку на мнения умудренных жизненным опытом людей, связывающих подорожание крупы с началом войны в Ираке. А газета «Южный Урал» (Оренбург) в публикации «Пернатые жертвы войны» ссылается на мнение уральского ученого-орнитолога, заявившего, что «война в Ираке представляет серьезную угрозу и для российских гагар, уток, чаек и куликов», поскольку «российские перелетные птицы могут не вернуться домой с зимовки на территории Ирака».


Даже беглый обзор публикаций российской прессы позволяет вычленить причины протеста против военных действий коалиционных сил в Ираке.


1.Гуманитарные аспекты. «Любая война приносит человеческие жертвы, разрушения, страдания людей».


2. Возможность разрастания войны в регионе, пограничном с Россией.


3. Опасения по поводу укрепления гегемонии США в мире.


3. Упущенная экономическая выгода.


4. Сожаление по поводу утраченного влияния Россией на ход исторических событий.


Стоит ли удивляться результатам всероссийского опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» 5 апреля? Результаты показали, что за предшествующую опросу неделю отношение россиян ухудшается к США (49% опрошенных) и улучшаются к Ираку (24%). Свыше половины опрошенных все же полагали, что победят в войне США и их союзники. Если США одержат победу, считали 54% респондентов, то это приведет к негативным последствиям для России. В частности, возникнут экономические проблемы в связи с падением цен на нефть, страна не получит иракский долг, вырастет курс доллара, оборвутся экономические связи с Ираком.


Однако аналогичный опрос Фонда «Общественное мнение» от 12 апреля (после взятия Багдада) показал уже иные результаты. 44% процента респондентов заявили, что свержение режима Саддама Хусейна не изменило отношения между Россией и США, тогда как неделей раньше так считало лишь 34% опрошенных. Причем 60% полагали, что нельзя из-за Ирака портить отношения с Америкой. 54% россиян после взятия Багдада сочли действия коалиционных сил успешными, между тем в первую неделю войны противоположное мнение высказывали 52% опрошенных.


Характерно и изменение отношения россиян к ^ Саддаму Хусейну. Если после начала военной операции оно заметно улучшилось (в марте 2003 года так считало 22% опрошенных), то после поражения Ирака в войне и исчезновения бывшего лидера страны доля россиян, испытывающих к нему симпатию, сократилась более чем вдвое (10% опрошенных в апреле). Доля же респондентов, демонстрировавших плохое отношение к бывшему лидеру иракской нации, увеличилась с 17% в марте до 29% в апреле.


Серьезную трансформацию претерпели взгляды россиян и на лояльность иракцев к своему лидеру. Если в марте 63% опрошенных считали, что большинство иракцев относятся к Саддаму Хусейну хорошо, то в апреле только 29% поддержали эту точку зрения. Зато доля уверенных в том, что большинство иракцев относится своему лидеру плохо, возросло в апреле почти в шесть раз (!) по сравнению с мартом (с 5% до 28%).


Что повлияло на трансформацию взглядов? Скорее всего, здесь надо иметь в виду корректировку официальной позиции России в отношении участников вооруженного конфликта. 2 апреля Владимир Путин в Тамбове заявил, что Россия не желает поражения США в войне с Ираком. И этот сигнал был услышан.


Если вновь обратиться к нашей выборке центральных и региональных печатных средств массовой информации, но уже за период с10 по 30 апреля, то краткий сравнительный анализ покажет следующие результаты. Доля публикаций, в которых военные действия против Ирака рассматривались как агрессия, сократилось с 70% (период с 20 марта по 10 апреля) до 56%. Число же публикаций, в которых иракский режим назывался диктаторским, увеличилось с 19% (период с 20 марта по 10 апреля) до 29%.


Возможно, эта трансформация взглядов была вызвана не только официальной пропагандой, но и работой прессы в зоне конфликта, и, прежде всего, телевидения. Демонстрация телевизионными журналистами роскоши президентских дворцов и ликующих иракцев на обломках поверженных статуй Хусейна сделала свое дело.


Кроме того, на перемену взглядов могло оказать влияние и изменение структуры информационного потока о конфликте в Ираке. Аудитория СМИ стала больше потреблять аналитических и ретроспективных сюжетов из Ирака, которые несколько потеснили в общем объеме информации «горячие» сообщения о действиях сил коалиции, стали замещать их. К примеру, россияне стали получать больше квалифицированной и разносторонней информации о политическом режиме Саддама Хусейна, правящей партии Ирака, о жизни рядовых иракцев, о чем раньше крайне мало сообщалось российской прессой. Россияне узнали немало подробностей о репрессиях в отношении религиозных и национальных меньшинств Ирака. В частности, о преследовании государством мусульман-шиитов, о трагедии коренных жителей Междуречья - «болотных арабов», о химических атаках режима на севере страны против курдского населения и многом другом, что раньше просто не попадало в эфир или на страницы газет и журналов.


Конечно же, данное исследование не может претендовать на полноту анализа всех аспектов информационного сопровождения печатной прессой военных действий в Ираке. И все же ряд выводов по поводу работы журналистов и редакций, освещающих события в Ираке, представляется на уровне очевидного.


  • Во-первых, российская пресса достаточно полно и оперативно отражала позиции сторон вооруженного конфликта, что свидетельствует о стремлении обеспечить плюралистическую картину происходящих событий. Аудитория СМИ хорошо разобралась в цене таких пропагандистских клише как «доблестные иракские войска» или «высокоточное американское оружие». Однако полярные пропагандистские установки вносили явную дисгармонию в сознание аудитории СМИ и далеко не всегда помогали разобраться в происходящем. При этом необходимо отметить явный дефицит независимых экспертных оценок, воспроизводимых прессой. Это снижало общий уровень объективности информационного потока.




  • Во-вторых, пресса не смогла освободиться от плена традиционных для недавнего прошлого пропагандистских стереотипов («Ирак-друг», «Америка-враг»). Безусловно, эти стереотипы все еще живут в самом массовом сознании, и отражать их необходимо. Однако очевидно, что прессе не хватило самостоятельности и компетентности при освещении сложных конфликтных событий, их предпосылок, глубинных причин. В частности, фактически вне внимания прессы остался ряд ключевых вопросов, имеющих непосредственное отношение к информационному сопровождению крупномасштабных конфликтов с применением вооруженных сил. Является ли проблема диктаторских режимов только внутринациональной проблемой? Насколько эффективны существующие международные механизмы сдерживания государственного терроризма, направленного, в том числе, и против собственного народа?




  • В-третьих, российская пресса добросовестно воспроизводила все возможные аргументы (и, прежде всего, гуманитарного свойства) против разрешения иракского кризиса силовым путем, и это делает ей честь. Война и в самом деле представляет собой воплощенное человеком зло, она не бывает без человеческих жертв и разрушений, несет страдания народам. Но российская пресса заставляет свою аудиторию усомниться в искренности и последовательности своего гуманистического отношения к войне как преступлению против человечности. В один и тот же временной отрезок (в рамках нашей выборки) в СМИ о войне в Ираке было опубликовано материалов в 2,5 раза больше, чем о событиях в Чечне. Применительно к событиям в Ираке слово «война» употреблялось в 4,3 раза чаще, чем по отношению к Чечне. Напрашивается вопрос, если в Чечне нет войны, то, может быть, и события в Ираке следовало бы преподносить как «конрттеррористическую операцию» или как «борьбу с диктаторским режимом»? Однозначного ответа нет. В любом случае, двойные стандарты в идентификации крупномасштабных военных действий нельзя признать приемлемыми.




  • В-четвертых, пресса по-прежнему обнаружила высокий уровень своей несвободы, как от официальной пропаганды, так и от популистских взглядов. Муссирование тезиса о «крупной ошибке» прекратилось после того, как «сверху» был спущен тезис о том, что для России поражение США в войне не выгодно. Потеряли актуальность многочисленные лозунги в поддержку Ирака, поскольку стало не ясно, какой, собственно, Ирак надо поддерживать - однопартийный Ирак Саддама Хусейна, Ирак шиитов и суннитов, Ирак мятежного Курдистана или Ирак массового мародерства?


После взятия Багдада и прекращения крупномасштабных боевых действий пресса пребывает в некоторой растерянности. О чем писать из Ирака? О новом и подобающем месте Ирака в мировой экономике? О радикальной трансформации политической системы страны? О решении проблем национальных и этнических меньшинств? Сложные это темы, требуют высокой квалификации от журналистов. Война кончилась и иссякла мотивация в освещении конфликта.


Еще раньше кончилась война в Афганистане, а до этого - в Сербии. И там, и там действовали «мировые жандармы». О том, что происходит в этих странах сейчас, россияне имеют довольно смутное представление. Знают, что там «идут демократические преобразования», «политический процесс нормализуется». Может, исчез интерес к жизни «братских народов» или испарился повод для официальной информационной пропаганды? Скорее, верно второе. Не хотелось бы, чтобы россияне (и российская пресса в том числе) забывали о балканских и афганских уроках, а за разрывами бомб и снарядов в других странах не забывали о собственной кровоточащей ране на Северном Кавказе.


Требовательная аудитория СМИ вправе рассчитывать и на то, чтобы тема Ирака не исчезла со страниц газет и российского эфира, чтобы подавалась она не в пропагандистском ключе, но профессионально, с учетом различных, объективно существующих интересов всех сторон конфликта и мирового сообщества, без оглядки на «домашнюю» политическую конъюнктуру и местечковые политические амбиции.






Скачать 154,33 Kb.
оставить комментарий
Дата08.10.2012
Размер154,33 Kb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх