И. М. Сазонова спид чудовищный обман icon

И. М. Сазонова спид чудовищный обман


Смотрите также:
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
Приговор отменяется...
Семинар «современные вопросы этики в исследованиях в области вич/спид»...
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
И. М. Сазонова "вич-спид" виртуальный вирус или провокация века культурно-просветительский центр...
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
Отчет подготовлен и издан при технической и финансовой поддержке гранта Глобального Фонда по...
Профилактика вич/спид...
Классный час «спид смертельная угроза»...
Мошенничество со стороны кандидатов при поступлении на работу: виды, последствия, предупреждение...
Мошенничество со стороны кандидатов при поступлении на работу: виды, последствия, предупреждение...
Вич-активизм как стратегия выживания: исследование случая...



Загрузка...
страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16
вернуться в начало
скачать

Ссылки


1. Мари Деваннье, Фрэнсис Харпер, Арелиент Ричод, Клер Летцелтер, Дэвид Рибет, Джерард Пьеррон и Тьерри Хайдман (Marie Dewannieux, Francis Harper, Aurelien Richaud, Claire Letzelter, David Ribet, Gerard Pierron, and Thierry Heidmann). Идентификация инфекционного прародителя многократных HERV-K копий человеческих эндогенных ретроэлементов. Журнал «Исследования генома» (Genome Res.) 31 октября 2006.

2. Баннерт Н., Курт Р. (Bannert N, Kurth R.). Сборник статей Национальной академии наук США (Proc Natl Acad Sci U S A). 5 октября 2004;101. Ретроэлементы и геном человека: новые перспективы и старые отношения. Приложение 2 : 14572-9. Опубликовано 13 августа 2004.

3. МакКлюр М. А., Ричардсон Х. С., Клинтон Р. А., Хепп К. М., Кроутер Б. А., Доналдсон Е.Ф. (McClure M. A, Richardson H. S., Clinton R. A., Hepp C. M., Crowther B. A., Donaldson E .F.). Автоматизированная характеристика потенциально активных ретроидных агентов в геноме человека. Журная «Геномика» (Genomics). апрель; 85(4):512-23, 2005.

^ Энтони Бринк (Anthony Brink),

адвокат Верховного суда Южной Африки,

председатель национальной Информационной группы

по лечению СПИДа,

автор книг и публикаций

о токсичности антиретровирусных препаратов


Южноафриканские войны

за лекарства от СПИДа:

уроки для России


В 1996 году, через два года после провозглашения национальной независимости Южно-Африканской Республики, фармацевтическая корпорация GlaxoWellcome (сейчас GlaxoSmithKline) начала агрессивную маркетинговую кампанию с целью принуждения впервые избранного демократического правительства тратить миллиарды рэндов на закупку своего препарата АЗТ для ВИЧ-инфицированных беременных женщин. Корпорация утверждала, что этот препарат будет препятствовать передаче ВИЧ-инфекции от женщин к детям и что без этого лекарства они заболеют и умрут. Никто даже не подумал оспаривать эту лживую торговую пропаганду. Журналисты начали превозносить препарат в прессе. Правительство отказалось его закупать – но только из финансовых соображений, ссылаясь на непозволительную дороговизну.

В том же году я узнал, что вся концепция «эмбрион/яд СПИД» была ложной с точки зрения медицины и науки и что антиретровирусные препараты, которые врачи назначают людям с ВИЧ, смертельно ядовиты и абсолютно бесполезны. Учитывая, какое давление оказывалось на наше правительство в вопросе закупки АЗТ, я чувствовал себя обязанным раскрыть сущность данного препарата: это клеточный яд, впервые созданный в 1961 году для экспериментальной онкологической химиотерапии, чтобы убивать лейкозные клетки крови. Первым успехом было то, что мне удалось заинтересовать этой проблемой Мартина Уэлза (Martin Welz), ведущего журналиста в нашей стране, занимающегося расследованиями; в октябре 1998 года он попросил меня написать статью об АЗТ.

Примерно в это же время недоучка по имени Заки Ахмат, занимавшийся в прошлом мужской проституцией, решил попробовать себя на новом поприще – в качестве торговца лекарствами. В декабре 1998 года стартовала его «Кампания за реальное лечение» (Treatment Action Campaign – TAC), которая была призвана помочь корпорации Glaxo заставить правительство ЮАР покупать их препарат. Для того, чтобы заручиться поддержкой руководителей профсоюзов, духовенства, журналистов и политической оппозиции, по сути, всех и каждого, Ахмату достаточно было сыграть на прочно укоренившемся стереотипе о расизме правительства ЮАР, сказав, что освободительное движение, получив власть, перестало думать о людях, и заявить, что его, Ахмата, дело – спасение человеческих жизней.

В марте 1999 года моя статья об АЗТ была опубликована в общенациональной газете «Гражданин» (The Citizen). В ответ последовала статья ведущего эксперта по лечению СПИДа в нашей стране, на которую я написал подробный отклик. Затем я направил обращение в правительство под названием «Споры об АЗТ», после прочтения которого президент Табо Мбеки 28 октября того же года распорядился провести расследование по поводу безопасности данного препарата, заявив в Национальном Совете Провинций, что «…существует большой объем научной литературы, где говорится о том, что... токсичность этого препарата такова, что он на самом деле опасен для здоровья. Эти вопросы вызывают большую озабоченность правительства, так как с нашей стороны было бы безответственно не замечать грозных предостережений, которые делают эти ученые».

То, что произошло дальше, должно стать уроком для вашей страны.

Представители Glaxo заявили, что президента Мбеки «ввели в сильное заблуждение». Медицинская элита, политическая оппозиция и журналисты в один голос осудили президента. Марионетки фармацевтической индустрии в Совете по контролю над лекарствами (the Medicines Control Council) отказывались замечать медицинскую и научную литературу, на которую ссылался президент Мбеки, и объявили АЗТ безопасным препаратом, безответственно заявив, что поводов для беспокойства нет. Президент Мбеки отреагировал на их некомпетентность в начале 2000 года, собрав международную экспертную группу из ортодоксальных и инакомыслящих ученых и врачей для обсуждения данного препарата, а также ВИЧ-теории СПИДа - базовой коммерческой модели, на которой основаны его продажи. И вновь его резко осудили со всех сторон. И вновь ортодоксальные эксперты обманули его надежды, отказавшись сотрудничать в этом вопросе. В результате президентская инициатива открытых дебатов по СПИДу умерла, не дав решения, на которое он рассчитывал. В недавно опубликованной биографии президента Мбеки есть слова большого сожаления по этому поводу.

Вскоре после этого все взгляды оказались прикованы к другому препарату, который рекламировали как спасительное средство для матерей и детей – невирапину (Nevirapine), который компания-производитель Boehringer Ingelheim предлагала развивающимся странам бесплатно в течение пяти лет в качестве маркетинговой уловки. В ответ правительство открыло 18 экспериментальных центров по всей стране, где роженицам и их новорожденным детям давали невирапин под пристальным наблюдением, чтобы убедиться в его безопасности и эффективности.

К этому моменту TAC привлекла миллионы в иностранной валюте на свою пропагандистскую кампанию в поддержку препарата и против правительства. Будучи недовольными осторожностью правительства, представители TAC обратились в Верховный Суд за постановлением, обязывающим правительство отказаться от экспериментальной программы и незамедлительно сделать невирапин повсеместно доступным в государственных больницах и назначать всем беременным женщинам с ВИЧ и их новорожденным детям. С заявлением о том, что на кону стоят жизни, TAC выиграла дело в 2001 году, и в следующем году это решение утвердил Конституционный Суд, рассмотрев апелляцию. Я описал всю эту сагу в своей книге «Неприятности с невирапином» (The trouble with nevirapine), включив неопубликованные сведения о серьезных патологиях и смертях детей во время клинических испытаний в Уганде, которые проводили распространители невирапина в доказательство его пользы.

Затем TAC начала оказывать давление на правительство, чтобы оно сделало антиретровирусные препараты общедоступными в системе общественного здравоохранения для всех людей с диагнозом ВИЧ и тех, у кого количество клеток CD4 ниже нормы. Президент Мбеки и министр здравоохранения д-р Тшабалала-Мсиманг (Tshabalala-Msimang) громко возразили против этих препаратов на том основании, что они крайне токсичны и вредны. Все это кратко изложено в подготовленной мною брошюре «Почему президент Мбеки и д-р Тшабалала-Мсиманг предостерегают против использования антиретровирусных препаратов, подобных АЗТ?» (Why do President Mbeki and Dr Tshabalala-Msimang warn against the use of ARV drugs like AZT?) Но их сопротивление было сломлено объединенным фронтом могущественных иностранных и местных заинтересованных фармацевтических групп, и в конце 2003 года правительство заявило, что будет предоставлять антиретровирусные препараты ВИЧ-положительным людям.

Это наглядно показывает, насколько беспомощно руководство демократического государства развивающегося мира в противостоянии транснациональным фармацевтическим корпорациям: оно даже не вольно проводить собственную политику здравоохранения.

Одним из политических трюков Ахмата и TAC в 2003 году стало предъявление полицией министру здравоохранения д-ру Тшабалала-Мсиманг обвинения в убийствах. Ей вменяли уголовную ответственность за тысячи жизней, потерянных вследствие ее несогласия с использованием антиретровирусных препаратов. В январе 2007 года я переиграл Ахмата на политической арене, обвинив его в геноциде перед Международным Уголовным Суде в Гааге. Я знал, что мои обвинения против Ахмата не возымеют действия, поскольку антиретровирусные препараты поддерживает Всемирная Организация Здравоохранения, подконтрольная фармацевтической индустрии. Поэтому я выстроил свое уголовное обвинение в форме изощренной многослойной пародии, высмеивая даже сам Международный уголовный суд – и одновременно высмеивая Ахмата, окатывая его волнами презрения, выставляя напоказ его глупость, невежество и лицемерие (в 2004 году антиретровирусные препараты нанесли тяжкий вред его собственному здоровью, но, тем не менее, он упорно их продвигает). Моя политическая забастовка против Ахмата в Международном уголовном суде вызвала широкий общественный резонанс в Южной Африке, четыре дня подряд в лучшее эфирное время я давал интервью нескольким национальным радиостанциям. В моем обвинении Ахмата есть полезный обзор медицинской и научной литературы, свидетельствующей о вреде антиретровирусных препаратов.

Литературы о смертельной токсичности АЗТ и подобных ему препаратов огромное количество, и обзор многих ведущих докладов представлен в моей книге «Споры об АЗТ: Мбеки и проблема лекарств от СПИДа» (Debating AZT: Mbeki and the AIDS drug controversy), изданной в январе 2001 года.

Также я сделал всесторонний обзор научной литературы о токсичности препарата для плода и новорожденного – «Отравление наших детей: АЗТ во время беременности» (Poisoning our Children: AZT in pregnancy). Выдержки из некоторых из этих источников есть в моей брошюре «Почему Заки Ахмат, Натан Геффен и Марк Хейвуд хотят, чтобы беременные африканские женщины и их дети получали АЗТ? Что АЗТ делает с еще не рожденными и новорожденными детьми?» (Why do Zackie Achmat, Nathan Geffen and Mark Heywood want pregnant African women and their babies to be given AZT? What AZT does to unborn and newly born children). Если коротко, у детей, подвергнутых воздействию АЗТ в утробе матери и после рождения, гораздо выше уровень смертности, частота серьезных заболеваний, иммунологических нарушений, повреждений головного мозга, прочих неврологических нарушений и других проблем по сравнению с детьми, не подвергавшимися воздействию препарата. Чего и следует ожидать при введении детям, организм которых особенно уязвим, клеточного яда, специально предназначенного убивать человеческие клетки.

Не обращая внимания на десятки научно-исследовательских докладов о вреде АЗТ для младенцев, TAC, угрожая новым судебным процессом, снова начала оказывать давление на правительство с тем, чтобы поставлять АЗТ и невирапин в родильные дома.

В конце прошлого года я предпринял попытку организовать информационную кампанию, чтобы привлечь внимание общественности к ужасу того, чего настоятельно требует TAC, и разослал во все национальные газеты заявление для прессы: «Октябрь 1957 года: талидомид во время беременности; октябрь 2007 года: АЗТ во время беременности; еще одна предсказанная трагедия тысяч детей, убитых или покалеченных» Однако СМИ, будучи полностью на стороне TAC, проигнорировали его.

25 января этого года Национальный Совет Здравоохранения (National Health Council) капитулировал перед угрозами TAC и рекомендовал Министерству Здравоохранения обеспечить АЗТ всех беременных африканских женщин и их детей. Ничего более кошмарного для президента Мбеки и д-ра Тшабалала-Мсиманг быть не могло.

В своем выступлении я говорил только о вредных лекарствах, оставив моим коллегам рассмотрение других важных вопросов: главным образом, бесполезные тесты на антитела и, самое главное, упущенную проблему вируса. Вам будет интересно узнать, что президент Мбеки живо интересуется всеми этими вопросами: он обсуждает их в своей подробной научно-идеологической критической статье о парадигме ВИЧ-СПИД под названием «Кастро Хлонгван, караваны, кошки, гуси, пища & рот и статистика: ВИЧ/СПИД и борьба за гуманизацию африканцев» (Castro Hlongwane, Caravans, Cats, Geese, Foot & Mouth and Statistics: HIV/AIDS and the Struggle for the Humanisation of the African). Он отмечает, что ВИЧ, предполагаемый вирус в центре всего спектакля, никогда не выделялся в соответствии со стандартами классической вирусологии:

«Это может показаться странным, учитывая, что наши друзья каждый день твердят нам о Вирусе [президент Мбеки саркастически написал слово полужирным шрифтом и с заглавной буквы], что никто его никогда не видел, в том числе наши друзья. Никто не знает, как он выглядит. Никто не знает, как он себя ведет. Все действуют на основании ряда гипотез о Вирусе, которые принимают за факты, подлинность которых будто бы установлена "клиническими данными".

Те, кто уверовал, что миллионы среди нас инфицированы смертельным Вирусом ИЧ, не поверят утверждению, что работа по выделению нашего уникального Вируса ИЧ не сделана. Всемогущий аппарат будет громко кричать о том, что говорить об этой истине является сутью проявления преступного несогласия, которое следует порицать и подавлять всеми средствами и любой ценой.

Вместо бесконечного самоподавления пришло время потребовать проведения необходимой научной работы по выделению и анализу Вируса, который, как говорят, является столь смертельным».

Поскольку некоторые из вас удивятся странным новостям, которые вы слышите на этой конференции, несоответствующим тому, что, как вам казалось, вы знаете, полезно помнить о том, что президент ЮАР, которого все признают человеком необычайно эрудированным, полностью отрицает ВИЧ-теорию СПИДа и применение антиретровирусных препаратов по той самой причине, что для него нет никакого «вируса».

В заключение: я приехал к вам в Россию, чтобы рассказать об ужасном поражении информированного, просвещенного демократического руководства ЮАР, которое нанесли невежественные, но напористые лоббисты фармацевтической индустрии, в надежде, что, узнав о произошедшем в моей стране, вы, возможно, сумеете избежать подобной катастрофы у себя.

Это урок того, как очень богатые, спонсируемые из-за рубежа неправительственные организации, которые преследуют чуждые геополитические и коммерческие интересы, могут обрести громадную политическую власть, привлечь на свою сторону и создать широкую коалицию институтов «гражданского общества», успешно извратить правду бесконечным повторением лжи, подорвать демократическую волю, представляемую демократически избранным правительством, и перехватить проведение политического курса в стране с самыми ужасающими практическими последствиями – и все под прикрытием служения на благо общества.


Примечание:

Этот доклад и документы, приведенные ниже, можно найти на русскоязычной странице сайта моей информационной группы Treatment Information Group (TIG): www.tig.org.za

1. Почему президент Мбеки и д-р Тшабалала-Мсиманг предостерегают против использования антиретровирусных препаратов наподобие АЗТ? (Why do President Mbeki and Dr Tshabalala-Msimang warn against the use of ARV drugs like AZT?)

2. Обвинение Заки Ахмата в совершении преступления в Международном Уголовном Суде в Гааге (Criminal Complaint against Zackie Achmat in the International Criminal Court at The Hague).

3. Почему Заки Ахмат, Натан Геффен и Марк Хейвуд хотят, чтобы беременные африканские женщины и их дети получали АЗТ? Что АЗТ делает с еще не родившимися и новорожденными детьми? (Why do Zackie Achmat, Nathan Geffen and Mark Heywood want pregnant African women and their babies to be given AZT? What AZT does to unborn and newly born children)

4. АЗТ во время беременности: заявление TIG для прессы


Я искренне благодарю д-ра Ирину Сазонову за перевод первых трех документов.


Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson),

писатель и журналист


Антиретровирусные лекарства

не могут увеличить продолжительность жизни пациентов с ВИЧ


Широко распространенное убеждение в том, что самые современные лекарства для борьбы со СПИДом уменьшают уровень смертности, было опровергнуто огромным исследованием, охватившим 10 лет лечения более чем 22 тыс. пациентов в Европе и Северной Америке.

В ходе исследования, сообщается в издании «Lancet», сравнивали группы ВИЧ-положительных пациентов, к которым в течение одного года применялась высокоактивная антиретровирусная терапия (HААRТ – ВААРТ) в разное время между 1995 и 2003 годами. Одним из открытий стало то, что, несмотря на эффективность ВААРТ в понижении уровня вируса, общее количество смертей не уменьшилось. На самом деле, риск развития СПИДа и смерти от СПИДа у пациентов в последние годы реально возрос.

В комментариях к первому десятилетию исследования ВААРТ было сказано, что успех приносит новые трудности; специалисты по СПИДу говорят, что эти «парадоксальные» тенденции могут быть обусловлены изменениями характеристик самих пациентов. Между 1995 и 2003 годами, в то время как доля ВИЧ-инфицированных мужчин-гомосексуалистов уменьшилась почти в два раза, стало больше пациентов, больных туберкулезом, возможно, среди иммигрантов и беженцев из стран, где эта болезнь наиболее распространена. Ученые еще раньше заметили, что у пациентов, больных туберкулезом, может наступить резкое ухудшение при лечении препаратами против СПИДа. Этот феномен они назвали «синдром восстановления системы иммунитета».

Авторы издания «Lancet» полагают, что эта болезнь может распространиться из-за использования более сильных антиретровирусных лекарств.

Они добавляют, что это не смогло бы полностью объяснить открытия, сделанные в результате исследования, поскольку «те же самые тенденции в уровне развития СПИДа наблюдались у мужчин, которые занимаются сексом с мужчинами, хотя и в меньшей степени». Они также отмечают, что у всех групп риска время между началом ВААРТ и развитием СПИДа уменьшилось.

Наряду с тем, что открытия стали потрясением для врачей, занимающихся проблемой СПИДа, они усилили аргументы ученых, которые утверждали, что наука о СПИДе серьезно сбилась с пути, наблюдая за предполагаемыми признаками ВИЧ-инфекции, но не имея возможности доказать наличие самого ВИЧ.

Если пациенты, больные туберкулезом, проходят тест на ВИЧ, и он дает положительный результат, они считаются носителями двух инфекций, страдающими от СПИДа. Хотя до сих пор, как сообщается в издании «The Business» (от 9–10 и 16–17 мая 2004 и 21–22 мая 2006), тесты на антитела к ВИЧ никогда не были признаны определяющими наличие ВИЧ. То же самое можно сказать о тестах на вирус. Существует также доказательство, что бактерии, вызывающие туберкулез, могут вызвать ложно-положительные результаты при тестировании людей на наличие ВИЧ. Это стало причиной острой дискуссии по поводу того, стоит ли внести туберкулез в список, включающий в себя около 30 болезней, которые считаются индикаторами наличия СПИДа, и лечить людей сильными противовирусными препаратами от инфекции, наличие которой не доказано. Поскольку туберкулез поражает миллионы голодающих людей, исключив его из списка болезней – индикаторов наличия СПИДа, можно значительно сократить статистику ВИЧ/СПИДа в странах, где большинство людей живет в бедности.

В результате исследований возник еще один важный вопрос: действительно ли лекарства от СПИДа спасают жизни людей? Были сделаны попытки сравнить результаты лечения пациентов препаратами с результатами применения плацебо. Наблюдались кратковременные улучшения у некоторых пациентов, но никто из ученых не смог доказать, что терапия ВААРТ лучше, чем отсутствие лечения, несмотря на давно установленное в медицине правило, согласно которому «ни один исследователь не может говорить об эффективности препарата без сравнения результатов применения препарата с результатами применения плацебо», отметил ведущий специалист по проблеме СПИДа.

В ответ на это руководитель исследований Маргарет Мей из Бристольского Университета заявила: «В ходе исследования просто сравнивались результаты наблюдения пациентов, проходивших терапию ВААРТ в разное время. Результаты исследования не говорят о том, что ВААРТ не приостанавливает заболевание и не снижает смертность, а только показывают, что за десятилетие применения ВААРТ общий уровень смертности не уменьшился. Похоже, что это происходит из-за изменения демографии пациентов, из-за того, что некоторые пациенты начинают лечение слишком поздно, чтобы добиться значительного улучшения, а также из-за увеличения количества носителей сразу нескольких инфекций и т. д.». По словам Мей, было бы неверно сравнивать ВААРТ с плацебо, поскольку есть доказательства того, что ВААРТ эффективнее в предотвращении СПИДа и смерти ВИЧ-инфицированных пациентов, чем отсутствие лечения. Количество смертей значительно уменьшилось в период применения ВААРТ (после 1996 года) по сравнению с предыдущим периодом.

Критики утверждают, что смертность от СПИДа с появлением ВААРТ частично снизилась потому, что в середине 1990-х наблюдался огромный рост количества пациентов, больных СПИДом, среди которых были пациенты без симптомов болезни (так как определение самой болезни было очень широким и размытым), а также потому, что наблюдалось резкое снижение в использовании против СПИДа таких препаратов, как АЗТ, которые, как выяснилось, могут привести к летальному исходу.

Невилл Ходжкинсон (Neville Hodgkinson)


^ АЗТ ДЛЯ МЛАДЕНЦЕВ:

ГРОМАДНЫЙ РИСК, НУЛЕВАЯ ПОЛЬЗА


Может ли противовирусный препарат АЗТ, назначаемый матерям с ВИЧ во время беременности и их новорожденным детям, защитить от передачи СПИДа от матери к ребенку? Утверждение о том, что это действительно так, носит всецело спекулятивный характер. Однако вредное воздействие данного препарата имеет массу документальных подтверждений [АЗТ означает азидотимидин; производитель называет его также зидовудином, а на рынке оно рекламируется под названием «Ретровир»].

Стратегия лечения с помощью АЗТ основана на ряде убеждений. Первое заключается в том, что определенные биологические сигналы, такие, как повышенная «вирусная нагрузка» и антитела к ВИЧ, являются признаком ВИЧ-инфекции. Второе – ВИЧ-инфекция является причиной СПИДа. Если какое-либо из этих предположений или оба они неверны, что утверждают некоторые ученые [см. прилагаемую статью], тогда все матери и младенцы, которых лечат этим препаратом, напрасно подвергаются воздействию бесспорно опасного химического вещества.

Доказанная токсичность АЗТ проявляется в форме сильных мышечных болей, слабости и атрофии мышц; изменений и дисфункции сердечной мышцы; угнетения костного мозга с последующей анемией и потерей всех типов клеток крови; печеночной недостаточности; полномасштабной и порой необратимой утраты и отравления митохондрий, энергетических «станций» внутри наших клеток. Также этот препарат вызывает перманентное повреждение ДНК, и исследования на мышах и обезьянах вызвали опасения, что у детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери, будет повышенный риск развития рака, когда они вырастут [1].

Повышенное содержание антител к ВИЧ обнаруживают у меньшинства младенцев, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Многие из этого меньшинства теряют ВИЧ-положительный статус в течение примерно 18 месяцев, и считается, что они не были инфицированы, а просто унаследовали повышенное содержание антител от своих матерей. Совместное европейское исследование, проведенное учеными Отделения педиатрической эпидемиологии Института здоровья ребенка в Лондоне, показало, что у 372 детей уровень естественной передачи составил всего12,9 %, и исследователи объявили, что «оценочные показатели во многих более ранних исследованиях, возможно, были ошибочно завышены» [2].

Итак, даже по обычным подсчетам, приблизительно девяти из десяти младенцев, рожденных от матерей с ВИЧ, терапия АЗТ не приносит никакой пользы.

Скрининг матерей на ВИЧ и лечение матерей и их детей с помощью АЗТ и других противовирусных препаратов на самом деле сокращает процент детей с положительной реакций – вплоть до 1 или 2 %, по данным некоторых исследований, в ходе которых использовали более одного препарата. Однако это может быть попросту результатом общего подавления иммунной системы лекарствами, что приводит к сокращению сигналов, которые, как считается, свидетельствуют о наличии ВИЧ-инфекции. Поскольку достоверность этих тестов, погрешности в интерпретации результатов и значение положительных результатов остаются под большим вопросом, главный вопрос таков: что происходит с малышами потом? Действительно ли противовирусные препараты помогают детям жить дольше и быть здоровее?

Ответ, по-видимому, отрицательный. Американский ученый Дэвид Расник, член Консультативной группы по СПИДу при правительстве ЮАР, отвечая на этот вопрос в июле 2000 года, сказал, что он «перелопатил литературу» в поисках подтверждения их пользы, но так ничего и не смог найти. Напротив, данные указывают противоположное. В июне 2000 года исследователи сообщили о том, что вероятность «быстрого прогрессирования болезни» (определяемого как наступление СПИДа или смерти вследствие СПИДа в возрасте до полутора лет) была в три раза выше у младенцев, чьих матерей лечили с помощью АЗТ, чем у тех, чьи матери не получали такого лечения. И это вопреки снижению заявленного уровня инфекции у малышей, подвергавшихся воздействию АЗТ, наполовину [3].

Аналогичным образом в ходе итальянского исследования с участием более 200 детей с положительной реакцией на ВИЧ выяснилось, что у детей, рожденных от матерей, которых во время беременности лечили АЗТ, в возрасте трех лет вероятность развития серьезных заболеваний была гораздо выше, чем у детей, чьих матерей не лечили АЗТ. Среди этих детей также был более высокий уровень смертности [4].

Во Франции исследователи обнаружили повреждение митохондрий у восьми детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери и после рождения. Двое из восьми умерли, а у остальных были тяжелые биологические и неврологические патологии [5]. Четверо из восьми подвергались воздействию АЗТ и другого противовирусного препарата, ламивудина, а четверо – только АЗТ; ни один не был признан ВИЧ-инфицированным. Эти данные еще до опубликования данных французского исследования заставили британский Комитет по безопасности лекарственных препаратов выступить с предупреждением о его опасности для младенцев [6].

Это исследование также ускорило формирование в США Рабочей группы по анализу перинатальной безопасности в феврале 1999 года. Были проанализированы 353 смертельных исхода в группе свыше 20 тыс. детей, подвергавшихся и не подвергавшихся воздействию противовирусных препаратов, и в сентябре того же года Рабочая группа сообщила, что смертей, похожих на те, что произошли во Франции, не выявлено [7]. Это могло бы обнадежить, если бы не явные доказательства, полученные в ходе исследований на животных и других исследований людей, что АЗТ и аналогичные препараты токсичны для митохондрий [8]. Кроме того, французские исследователи утверждали, что симптомы у детей во время исследования были выявлены только в ходе специального изучения повреждения митохондрий, «и поэтому, возможно, не были распознаны как токсический эффект лечения. Очень важно провести перспективные исследования для изучения этого эффекта».

Отдаленные последствия подвергания детей воздействию АЗТ неизвестны. В 1999 году американские ученые выяснили, что это химическое вещество проникает в ДНК у большинства пациентов, «в том числе у детей, подвергавшихся воздействию препарата в утробе» [9]. Они пояснили, что биологическая значимость мгновенного повреждения ДНК «и возможные последствия, такие как мутагенность, требуют дальнейшего изучения на больших группах ВИЧ-инфицированных людей». Эти же авторы сообщали о том, что АЗТ является «сильным трансплацентарным канцерогеном у мышей», который приводит к возникновению опухолей в легких, печени и женских детородных органах; это вещество быстро проникает в человеческую плаценту; и «у детей, подвергавшихся воздействию АЗТ в утробе матери даже в течение короткого периода, возможны генотоксические повреждения» [1].

Увеличение числа используемых во время беременности лекарств повышает риск для ребенка. В Нью-Йорке неинфицированный ребенок, ВИЧ-инфицированная мать которого во время беременности получала АЗТ и два других противовирусных препарата, родился с застойной сердечной недостаточностью вследствие очень сильной, опасной для жизни анемии. Врачи сказали, что причиной было угнетение костного мозга ребенка «одним или несколькими антиретровирусными средствами, которые назначили матери» [11]. Повреждение костного мозга препаратом АЗТ также может быть долговременным. Через год после разрешения этого препарата, в докладе 1988 года было сказано, что «изменения в костном мозге у пациентов от зидовудина, судя по всему, не так легко обратимы после прекращения приема препарата. Эти данные имеют серьезное значение при использовании зидовудина у ВИЧ-инфицированных, но не имеющих симптомов людей» [12].

В декабре 1998 года швейцарские исследователи сообщили, что «после сочетанной антиретровирусной терапии во время беременности у большинства ВИЧ-инфицированных матерей и примерно у половины их детей развилось одно или несколько осложнений». Из 30 детей «наиболее частым неблагоприятным эффектом была недоношенность (10 младенцев) с последующей анемией (восемь)». У двух малышей были кожные опухоли, у двух – кровоизлияние в мозг, у одного – патология желчного протока и у одного – транзиторный гепатит [13].

Некоторые исследования показали высокий уровень патологий у детей, подвергавшихся воздействию только АЗТ. Из 80 живорожденных детей от матерей, подвергавшихся лечению АЗТ в одной из больниц Индии, у 10 % были врожденные дефекты, в том числе отверстия в грудной клетке, аномальные углубления в основании позвоночника, смещенные уши, обезображенные лица, патологии сердца, дополнительные пальцы и альбинизм [14]. Возможно, это были дети из бедных семей, не получавшие достаточного питания, что уже создает риск патологии в развитии. Однако исследование в Нью-Йорке выявило повышенный риск врожденных патологий у детей, подвергнутых воздействию АЗТ, по сравнению с теми, кто был рожден от ВИЧ-инфицированных матерей, которым не назначали АЗТ [15].

В заключение, в обзорном докладе по молекулярной фармакологии АЗТ объемом 30 000 тысяч слов, опубликованном в июне 1999 года, представлены доказательства того, что режим антивирусного действия АЗТ не может быть таким, как заявляет производитель, и препарат не способен оказывать действие против ВИЧ. С другой стороны, заключают авторы, «несколько биохимических механизмов... свидетельствуют о вероятности широкомасштабной, сильной токсичности этого препарата» [16]. По словам юриста из ЮАР Энтони Бринка, это «испепеляющее обвинение» в адрес АЗТ «должно звучать как похоронный звон по нему в клинической практике. После этого ни один врач, чей взрослый или маленький пациент заболевает или умирает от АЗТ, не будет защищен от обвинений в медицинской халатности» [17].


ЛИТЕРАТУРА

1. A. Brink, Debating AZT: Mbeki and the AIDS Drug Controversy (Pietermaritzburg, South Africa: Open Books, 2000), 42–45. This is an extensive, up-to-date critical review of AZT by a South African advocate (arbrink@iafrica.com).

2. «Children Born to Women with HIV-1 Infection: Natural History and Risk of Transmission», European Collaborative Study, The Lancet 337 (1991): 253–260.

3. R. S. De Souza et al., «Effect of Prenatal Zidovudine on Disease Progression in Perinatally HIV-1 Infected Infants», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 24, no. 2 (June 1, 2000): 154–161.

4. Italian Register for HIV Infection in Children, «Rapid Disease Progression in HIV-1 Perinatally Infected Children Born to Mothers Receiving Zidovudine [AZT] Monotherapy During Pregnancy,» AIDS 13 (May 28, 1999): 927–933.

5. S. Blanche et al., «Persistent Mitochondrial Dysfunction and Perinatal Exposure to Antiretroviral Nucleoside Analogues», The Lancet 354 (September 25, 1999): 1084–1089.

6. «Perinatal AZT: New Warning on Potential Risk to Infants», www.aidsmap.com (July 21, 1999).

7. L. Mofenson and J. McIntyre, «Advances and Research Directions in the Prevention of Mother-to-child HIV-1 Transmission», The Lancet 355 (June 24, 2000): WA27–WA34.

8. K. Brinkman et al., «Adverse Effects of Reverse Transcriptase Inhibitors: Mitochondrial Toxicity as Common Pathway», AIDS 12 (1998): 1735–1744; M. C. Dalakas et al., «Mitochondrial Myopathy Caused by Long-Term Zidovudine Toxicity», New England Journal of Medicine 322 (1990): 1098–1105.

9. O. A. Olivero et al., «Incorporation of Zidovudine into Leukocyte DNA from HIV-1-positive Adults and Pregnant Women, and Cord Blood from Infants Exposed in Utero», AIDS 13 (May 28, 1999): 919–925.

10. O. A. Olivero et al., «[AZT] Transplacental Perfusion Kinetics and DNA Incorporation in Normal Human Placentas Perfused with AZT», Third Conference on Environmental Mutagens in Human Populations (February 18, 1999).

11. Watson et al., Pediatric Infectious Diseases Journal (May 1998), as quoted in Brink (See Note 1), 21.

12. Mir and Costello, The Lancet (1998). Study quoted in Brink (See Note 1), 21.

13. Brink (See Note 1), 33–34.

14. R. M. Kumar et al., «Zidovudine Use in Pregnancy: A Report on 104 Cases and the Occurrence of Birth Defects», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 7 (1994): 1034–1039.

15. C. J. Newschaffer et al., «Prenatal Zidovudine Use and Congenital Anomalies in a Medicaid Population», Journal of Acquired Immune Deficiency Syndrome and Human Retrovirology 24, no. 3 (2000): 249–256.

16. E. Papadopulos et al., «A Critical Analysis of the Pharmacology of AZT and Its Use in AIDS», Current Medical Research and Opinion 15, Supplement 1, 1999.

17. Brink (See Note 1), 97.


Джоан Шентон (Joan Shenton),

администратор фонда ресурсов иммунитета,

директор Meditel Productions.





оставить комментарий
страница9/16
Дата02.10.2012
Размер3.77 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх