И. М. Сазонова спид чудовищный обман icon

И. М. Сазонова спид чудовищный обман


Смотрите также:
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
Приговор отменяется...
Семинар «современные вопросы этики в исследованиях в области вич/спид»...
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
И. М. Сазонова "вич-спид" виртуальный вирус или провокация века культурно-просветительский центр...
План мероприятий в рамках Всемирной кампании против спид и Всемирного дня профилактики спид в...
Отчет подготовлен и издан при технической и финансовой поддержке гранта Глобального Фонда по...
Профилактика вич/спид...
Классный час «спид смертельная угроза»...
Мошенничество со стороны кандидатов при поступлении на работу: виды, последствия, предупреждение...
Мошенничество со стороны кандидатов при поступлении на работу: виды, последствия, предупреждение...
Вич-активизм как стратегия выживания: исследование случая...



Загрузка...
страницы: 1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
вернуться в начало
скачать

^ Признак преступного умысла


Статья 30 Римского Устава гласит:

1. В случае, если не доказано обратное, субъект несет уголовную ответственность и подлежит наказанию за преступление в соответствии с юрисдикцией суда только при условии наличия фактов, свидетельствующих, что преступление совершено намеренно и осознанно.

2. В соответствии с этой статьей, считается, что действие было совершено намеренно, если:

a) что касается поведения – субъект сознательно вел себя именно таким образом;

b) что касается последствий преступления – субъект сознательно совершал действия, которые обычно приводят к такого рода последствиям.

3. В соответствии с этой статьей, «осознание своих действий» означает, что субъект хорошо осведомлен о том, что он совершает свои действия при определенных обстоятельствах или о том, что совершаемые действия приведут к определенным последствиям. Таким образом, понятия «знать» и «действовать намеренно» являются здесь равнозначными.


Начиная с октября-ноября 1999 г., когда президент Мбеки и доктор Тшабалала-Мсиманг предостерегали население Южной Африки об опасности применения токсичного АЗТ, направленные на геноцид действия Ахмата в продвижении этих лекарств были совершены сознательно, с преступным «намерением и знанием». Ахмат знал также, что его действия приведут к «определенным последствиям» – тысячи жителей Южной Африки, главным образом, чернокожих, будут, вероятно, убиты или серьезно заболеют.


^ Обстоятельства, исключающие любую защиту

ошибочного события


Можно себе представить, что, когда Ахмат, так же как и нацисты в Нюрнберге, столкнется с чудовищностью своего преступления, конкретизированного в обвинительном акте Международного уголовного суда, он может попытаться потребовать защиты ошибочного события. Однако, как предусмотрено в Статье 32.1: «Ошибочное событие должно быть основанием для исключения уголовной ответственности только в том случае, если оно отрицает признак преступного умысла».

Необходимо сказать: для того, чтобы избежать наказания, Ахмат может попробовать принести извинения со скамьи подсудимых и утверждать, что он действительно думал, будто выполнял спасательную миссию, а не действия, направленные на геноцид. В этом случае, вероятно, он будет обращаться к суду, говоря, что он не закончил последний год высшей школы и, следовательно, испытывает недостаток даже в самом элементарном знании биологии и общей науки.

Ахмат, соответственно, может утверждать, что причиной его упорства в преступном поведении, даже после высказанных в Парламенте предупреждений президента Мбеки и доктора Тшабалала-Мсиманги о серьезной опасности АЗТ, было не то, что он не хотел видеть, как иссякнут его миллионы в иностранном финансировании и взорвется его новая карьера в качестве сутенера всемирно известной фармацевтической корпорации, а скорее то, что он был слишком глуп и слишком неосведомлен, чтобы понять сказанное президентом Мбеки и доктором Тшабалала-Мсиманг.

Как убедительное свидетельство этого, Ахмат может процитировать утверждение, которое он сделал в Saturday Star 12 января 2002 года: «Это может быть только верой Табо Мбеки, что антивирусные препараты типа АЗТ являются ядовитыми и разрушают иммунную систему. Нет никакого другого объяснения этой продолжающейся паранойе».

Ахмат, очевидно, обращался к точке зрения президента Мбеки, высказанной в его письме Тони Леону 1 июля 2000 года: «В Вашем письме ко мне от 19 июня Вы делаете экстраординарное утверждение, что АЗТ повышает иммунную систему. Но даже изготовитель этого препарата не делает такого глубоко ненаучного заявления. Действительность – точная противоположность тому, о чем Вы говорите. Препарат АЗТ является иммунодепрессивным. Вопреки требованиям, Вы участвуете в поощрении АЗТ, хотя все ответственные медицинские власти неоднократно выпускают серьезные предупреждения о токсичности АРВ-препаратов, которые включают и АЗТ».

Сама фирма GlaxoSmithKline предостерегает в своей «Информации о приеме» для АЗТ: «Пациентам нужно сообщить, что главные токсические последствия приема РЕТРОВИРа (RETROVIR) – нейтропения и/или анемия».

По определению Оксфордского краткого медицинского словаря, нейтропения – это уменьшение числа нейтрофилов в крови, что приводит к повышению восприимчивости к инфекциям. Нейтрофил – это разновидность гранулоцита (тип белой клетки крови), способного поглощать и убивать смертельные бактерии и обеспечивать важную защиту против инфекции.

На самой первой странице предисловия стандартного руководства «Аналоги нуклеозида в терапии рака» (Nucleoside Analogs in Cancer Therapy, New York: Marcel Dekker Inc, 1997) подчеркивается этот вредный эффект лечения препаратом АЗТ-класса. Терапия препаратами типа аналогов нуклеозида из-за их мощных иммунодепрессивных свойств часто сопровождается глубокой иммунодепрессией. Даже судья Кеймрон, который рекомендует Ахмата как «человека принципа», потому что сам также продвигает препараты, знает это, но противоречит Ахмату и подтверждает смертельную токсичность АРВ-препаратов в канадской Globe and Mail 13 сентября 2003 года: «Конечно, препараты ядовиты, – сказал г. Кеймрон, почти дрожа от раздражения. – TAC недавно потерял трех видных активистов, организмы которых не могли противостоять лекарствам».

Международный уголовный суд может быть несколько озадачен замечанием старшего юриста, последовавшего после такой здравомыслящей уступки: «Но никто из заслуживающих доверия ученых не подвергает сомнению, что АРВ-препараты – единственное средство, которое позволяет большинству людей со СПИДом оставаться живыми».

Это мнение особенно озадачивает в свете самооценки г. Кеймрона, данной им в интервью Daily Dispatch 13 ноября 2001 года: «Я не сомневаюсь, что я одарен интеллектом от природы».

Но тайна может раскрыться, когда суд узнает, что сказал этот необычно одаренный человек приблизительно неделей раньше в телешоу Carte Blanche на канале MNet 4 ноября 2001 года: «Я такой тип человека, который говорит со своими лекарствами и просит, чтобы они вошли в него: я говорю с ними. Я говорю, вы – мои союзники. Я хочу, чтобы вы вошли в мою вирусную систему, и я хочу, чтобы вы боролись вместе со мной против этого иностранного захватчика».

В другом интервью газете Rapport, где обсуждалось утверждение президента Мбеки о токсичности АРВ-препаратов, которые разрушают иммунную систему, Ахмат искренне подтвердил очевидный вывод, что он является полным научным идиотом. Он заявил (переведено с африкаанса): «Честно сказать, TAC всегда пробовала понять медицинскую науку. И всегда было что-то, с чем всегда боролись все жители Южной Африки. Мы с научной точки зрения неграмотны».

Другими словами, Ахмат признает, что он «не понимает медицинскую науку», потому что он неспособен понять какой-либо смысл медицинской литературы, а уж тем более читать ее с каким-либо критическим анализом. Однако проецирование собственных интеллектуальных недостатков Ахмата на всех остальных в Южной Африке объективно не поддержано президентом Мбеки и информированной оппозицией доктора Тшабалала-Мсиманги, которые обеспокоены обусловленной приемом АРВ-препаратов типа АЗТ серьезной опасностью для здоровья жителей Южной Африки, главным образом чернокожих. Но глупость Ахмата в этом отношении можно объяснить главным наблюдением философа Артура Шопенгауэра: ум всегда невидим для человека, который его не имеет.

Может быть, Ахмат, сидя на скамье подсудимых в Международном уголовном суде, будет приводить в свое оправдание нехватку высшего образования, которая и ответственна за его неспособность понять позицию президента Мбеки. Понять то, что президент Мбеки вник в «страшные предупреждения, которые сделали медицинские исследователи об АЗТ» и по этой причине решил немедленно оставить поддержку маркетинговой операции GlaxoWellcome’s по продаже южноафриканскому правительству препарата для отравления народных масс. Вместо этого президент предложил применить миллионы TAC к кампании по привлечению внимания населения Южной Африки к серьезной опасности того, что люди могут быть отравлены преступной лекарственной корпорацией.

Защита, которую Ахмат мог бы постараться поднять перед Международным уголовным судом – это то, что он не может – как любой взрослый, полный здоровья и трезвого ума – быть подвергнут наказанию, так как не полностью уголовно виновен, потому что он, по его собственному признанию, идиот в области медицинской науки (наверное, поэтому абсолютно пригоден, чтобы быть с 2004 года членом Стратегического и Технического Комитета по ВИЧ при ВОЗ) и поэтому по-детски и некритически верит всему, что бы ни говорили фармацевтические компании о своих товарах в их маркетинговой пропаганде – будет испорчена тем фактом, что Ахмат имеет прямое личное знание опасной токсичности АРВ-препаратов, поскольку он лично испытал действие этого яда с тяжелыми для себя последствиями, которые чуть не убили его.

На брифинге, проведенном СМИ 8 сентября 2003 года, Ахмат сказал, что четырьмя днями ранее он принял свою первую дозу Триомуна (Triomune), антиретровирусного коктейля, состоящего из d4T, 3TC и невирапина (nevirapine) в одной таблетке. У него сразу же появилась тяжелая головная боль и легкая форма отравления, которая заставила его чувствовать себя «пьяным» В течение нескольких месяцев ядовитые препараты сделали его настолько больным, что он стал полностью инвалидом. Статья в Daily Dispatch от 28 мая 2004 года сообщала, что тройная комбинация АРВ- препаратов нанесла Ахмату вред и искалечила его как физически, так и умственно.

Он решительно скрыл это – по причине того, что не хотел потерять лицо перед президентом Мбеки и доктором Тшабалала-Мсимангой, которых сурово критиковал из-за их отвращения к лекарствам, которые теперь и сам нашел слишком неудобоваримыми. Но больше, чем потери лица, он страшился потери политического фундамента, который приобретен неустанным проведением пропагандистской кампании.

В марте 2006 года на обложке своего журнала Equal Treatment Ахмат помещает ложное заявление, в котором категорически опровергает, что АРВ-препараты через несколько месяцев после начала их приема ему серьезно навредили, написав: «Я снова здоров благодаря им». Для пущей достоверности на обложке помещено фото счастливого Ахмата.

Конечно, он пояснил, что не хочет, чтобы кто-нибудь контролировал, что он действительно принимает свои ядовитые пилюли, как предписано (это врачи называют DOT, то есть Directly Observed Therapy – непосредственный контроль за лечением), заявив 7 мая 2006 г. изданию Statesman: «Это для меня является недопустимым, потому что ограничивает автономию и достоинство каждого человека».

В действительности же причина в том, что его могут поймать на обмане, когда он выбрасывает свои антиретровирусные препараты в канализацию.

В новом исследовании «Преобладание неблагоприятных осложнений, связанных с мощным антиретровирусным лечением при обычном, двойном и тройном режимах приема антиретровирусных препаратов» (Prevalence of adverse events associated with potent antiretroviral treatment in single, double and triple regimens of ARV’s»), опубликованном в Lancet 358 (9290): 1322–7 в октябре 2001 года, Феллай и др. (Fellay et al.) сообщили «о высокой распространенности токсических эффектов в группе из 1160 пациентов». Более двух третей пациентов пострадали от этих препаратов, которые вызвали у них тяжелые побочные эффекты. Сорок семь процентов сообщили о таких клинических симптомах, как рвота, диарея, тошнота, ожирение, колебание настроения, бессонница и усталость. Анализы крови показали «серьезные» отклонения у двадцати семи процентов. Исследователи классифицировали «существенную пропорцию» этих неблагоприятных осложнений как «серьезную или тяжелую». Почечная дисфункция и сильная усталость, которые были «вероятно или непосредственно» связаны с их ВИЧ-лечением, доводили некоторых пациентов до больницы.

Выпущенные 30 сентября 2005 года CDC (американский центр по контролю за заболеваемостью) «Обновленные рекомендации по ВИЧ-профилактике для американских работников здравоохранения» («Update U.S. Public Health Service Guidelines for the Management of Occupational Exposures to HIV and Reccommendation for Postexposure Priphylaxis») процитировали многочисленные исследования, сообщив, что существенная часть работников здравоохранения (диапазон: 17 % – 47 %), начавших профилактический прием АРВ-препарата после контакта с ВИЧ-положительным во время работы, не заканчивала полный 4-хнедельный курс терапии из-за токсичности препаратов и вызываемых ими побочных эффектов.

Но Ахмат, вместо того, чтобы проводить кампанию, предупреждающую людей в Южной Африке о ядовитости препаратов, вновь говорит: «Я снова здоров благодаря им».

Невирапин (Nevirapine), который Ахмат также принимал, тоже является нейротоксическим препаратом и вызывает серьезные умственные проблемы, о чем сообщали Вайс и др. (Wise et al.), в британском Медицинском Журнале (Britis Medical Journal, 324 (7342): 879) в апреле 2002 года в статье под названием «Психоневрологические осложнения при лечении невирапином» («Neuropsychiatric Complications of Nevirapine Treatment»), Морлес и др. (Morlese et al.) в AIDS 16 (13): 1840–1841: «Психоневрологические осложнения, вызванные невирапином, – это классическое действие ненуклеозидных ингибиторов обратной транскриптазы?» (Nevirapine-induced neuropsychiatric complications, a class effect of non-nucleoside reverse transcriptase inhibitors?)»

В случае Ахмата эти «психоневрологические осложнения» проявились почти немедленно. Он сказал журналисту Дженнифер Барретт (Jennifer Barrett) в интервью, опубликованном в Newsweek 24 ноября 2003 года: «За первые три недели после того, как я начал принимать лекарства, я фактически впал в такую сильную депрессию, в какую не впадал никогда в моей жизни».

После замены в лекарственном коктейле d4T на АЗТ, Ахмат, очевидно, вообразив, что это решило его проблемы, утверждает, что он продолжал ежедневно принимать АРВ-препараты до 28 марта 2005 года, когда он в возрасте сорока трех лет перенес сильный сердечный приступ, после которого был срочно отправлен в больницу.

В том же самом месяце, когда у Ахмата ухудшилось состояние, когда у него был сердечный приступ, когда он стонал и корчился на полу от боли, МакКей и др. (McKee et al.) в своей статье «Фосфорилирование тимидина и АЗТ в сердечных митохондриях: разъяснение нового механизма кардиотоксичности АЗТ» («Phosphorylation of Thymidine and AZT in Heart Mitochondria: Elucidation of a Novel Mechanism of AZT Cardiotoxicity») в журнале «Сердечно-сосудистая токсикология» (Cardiovascular Toxicology, 4 (2): 155–67) сообщили об одном из нескольких путей, по которым АЗТ повреждает сердце. Токсическое действие антиретровирусных аналогов нуклеозида, используемых в высоко активной антиретровирусной терапии (ВААРТ), на сердечно-сосудистую и другие ткани, связано с митохондриальным истощением ДНК. По их мнению, «АЗТ является мощным ингибитором фосфорилирования тимидина в сердечных митохондриях». Это означает, что АЗТ разрушает синтез клеточной ДНК и таким образом отравляет сердечную ткань.

В пресс-релизе от 5 февраля 2001 года американское Министерство здравоохранения и социального обеспечения объявило о резком отказе от своего лозунга «ранний успех, сильный успех» в подходе к лечению СПИДа АЗТ и подобными АРВ-препаратами. Спустя год после того, как президент Мбеки официально привлек внимание мирового сообщества к опасной токсичности АЗТ, директор американского Национального Института аллергий и инфекционных болезней Энтони Фаучи (Anthony Fauci) объяснил: «Нас очень интересует множество токсических проявлений, связанных с долгосрочным использованием АРВ-препаратов. Мы видим возрастающее число пациентов с опасно высокими уровнями холестерина и триглицеридов. Плохие новости – это то, что мы теперь должны иметь дело с непредвиденными токсическими проявлениями, включая потенциальную возможность возникновения преждевременной коронарной болезни».

«Преждевременная коронарная болезнь», обнаруженная кардиологом у Ахмата, проявилась усиленной дислипидемией, которую Фаучи назвал бы «опасно высокими уровнями» липидов в крови Ахмата.

Следовательно, Ахмату нельзя рассчитывать на успех своего обращения к Международному уголовному суду.

Ахмат в зале Международного уголовного суда не может притвориться, что он не знал об опасно вредной токсичности АРВ-препаратов, которые убивают тысячи африканцев в Южной Африке и почти убили его. Он не может требовать искренней ошибочности события (факта) как основания для любой защиты, исключая преступную ответственность, как предусмотрено Статьей 32 Римского Устава, потому что он субъективно оценил на личном опыте, что его преступная деятельность в Южной Африке привела тысячи людей, главным образом чернокожих и бедных, к смерти.


^ Факты, исключающие любые защиты,

основанные на умственной болезни или дефекте


Поскольку его защита во время суда разрушится под массой свидетельств его преступления, Ахмат может обратиться с требованием специальной защиты, изложенной в Статье 31.1 (a) Римского Устава.

Это предоставило бы ему иммунитет от осуждения и наказания, если он мог бы доказать, что страдает умственной болезнью или дефектом, который разрушает способность человека оценить незаконность или природу его или ее поведения, или способность контролировать его или ее поведение, чтобы соответствовать требованиям закона.

В этом отношении Ахмат находится на высоте: он неоднократно утверждал, что с детства является хронически больным, получает лечение психиатрическими лекарствами, которые изменяют нормальные химические процессы в мозге, и страдает серьезной депрессией. Если степень его эндогенной умственной болезни достаточно высока и/или ухудшение его познавательных способностей связано с влиянием психиатрического лечения, то этого достаточно для его юридического оправдания. В этом случае суд должен направить Ахмата на полное расширенное обследование судебными медиками в соответствующей психиатрической больнице.

Препятствием для уверенности Ахмата в том, что вследствие ум-
ственной немощи его защитит Римский Устав, будет бодрое утверждение его собственного врача, данное им под присягой в 2006 году в Верховном суде Кейптауна, дело № 12156/05. Он утверждал, что Заки (Zackie) в настоящее время полностью контролирует свою умственную деятельность.

Однако, омрачая картину, доктор Эндрюс (Dr. Andrews) также отметил, что лечение Ахмата АРВ-препаратом повредило не только нервы в его ногах («периферическая нейропатия 2 степени с присоединившимися неврологическими болями»), но также и мозг, вызвав «сенсорные, моторные и проприоцептивные» нарушения. Врач-исследователь оставляет открытым вопрос относительно того, является ли это результатом интоксикации АРВ-препаратами или Заки изначально не мог полностью контролировать свою умственную деятельность.

Во всяком случае, даже если данные назначенной судом психиатрической экспертизы подтвердили бы, что ухудшение умственного состояния Ахмата наступило вследствие лечения АРВ-препаратами, это не может помочь ему в качестве основания для защиты по ст. 31. Дело в том, что в сговоре с другими заинтересованными фармацевтическими группами Ахмат начал принуждать Южно-африканское правительство обеспечить АРВ-препаратами систему здравоохранения для назначения их бедным людям, главным образом, африканцам, гораздо раньше, а именно 17 апреля 2003 года,

Ахмат может справедливо утверждать, что нейротоксическое воздействие на его мозг АРВ-препаратов, которые он принимал в течение нескольких месяцев, было настолько сильным, что разрушило способность оценивать незаконность своих действий. Это в соответствии со ст. 31.1 (b) предусматривает исключение уголовной ответственности за содеянное.

Та же статья 31.1 (b) отвергает защиту, если интоксикация получена добровольно, т. е. при таких обстоятельствах, когда человек знал или игнорировал риск того, что результат интоксикации может вызвать поведение, имеющее состав преступления в соответствии с юрисдикцией суда.

Высказанные президентом Мбеки и доктором Тшабалала-Мсимангой неоднократные предупреждения об опасной токсичности АЗТ и специальное заявление последней в Парламенте 16 ноября 1999 года о том, что АЗТ разрушает нервные клетки, уведомляли Ахмата, что он может стать еще более глупым от лекарств этого типа, когда начнет принимать их. Поэтому Ахмат не может положиться и на защиту, созданную Статьей 31.1 (b).


^ Факты, отягчающие уголовное преступление


При обсуждении в Международном уголовном суде следующие факты должны будут рассматриваться как обстоятельства, отягчающие вину Ахмата в геноциде бедных слоев африканского, преимущественно чернокожего, населения.

Ахмат не только продолжает подвергать ядовитым нападкам президента Мбеки и доктора Тшабалала-Мсимангу, разрушая их репутации, дискредитируя их предостережения о токсичности АРВ-препаратов, особенно опасных для бедного африканского большинства в Южной Африке, основными причинами приобретенного иммунодефицита среди являются бедность и недоедание.

Сбыт АРВ-препаратов, выпускаемых фармацевтической промышленностью, проводился Ахматом в чрезвычайно нечестной, вводящей в заблуждение манере, по нескольким направлениям. Он так расхваливал антиретровирусные препараты, словно не знал о их крайней токсичности. Если бы он таким образом продавал лекарство в США, его немедленно арестовали бы и подвергли судебному преследованию за ложные сведения. В Южной Африке он делает это безнаказанно.

12 мая 2001 года Британский медицинский журнал (British Medical Journal) 322 (7295): 1143 сообщил, что американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) специальным письмом предупреждает изготовителей лекарств против СПИДа о необходимости снизить оптимистический тон антиретровирусной уличной рекламы и рекламных объявлений о препаратах в журналах.

Томас Aбрамс (Thomas Abrams), директор отдела лекарственного маркетинга, рекламы и коммуникаций FDA, сказал, что находящиеся в обращении антиретровирусные рекламные объявления вводят потребителей в заблуждение, что является нарушением Федерального закона о пище и лекарствах.

Однако Ахмат, его TAC и другие заинтересованные в расширении продаж АРВ-препаратов фармацевтические группы игнорировали эту информацию, и правящая партия Южной Африки правильно отметила в ANC Today 18 мая 2001 года, что ложными обещаниями они фактически дезинформируют людей.

Вполне понимая, что токсичность АРВ-препаратов нанесла существенный вред его здоровью, Ахмат по настоящее время не только скрывает это от общественности, но и продолжает кампанию по дезинформации, заявляя, в частности (Cape Times 17 февраля 2006 г.), что АРВ-препараты дают ему такой интерес к жизни, что он даже «поднимается в горы». То есть фактически формирует рекламный образ здорового человека
с плаката АРВ-препаратов, которые даже дружественное фармацевтической промышленности FDA объявляет вне закона как вводящие в заблуждение потенциальных потребителей этих препаратов.

Как указал Британский медицинский журнал (British Medical Journal), этот вид нечестной рекламы АРВ-препаратов в США незаконен.

Даже фармацевтические корпорации, изготовляющие АРВ-препараты, в отличие от Ахмата, не утверждают, что способны сделать больного человека здоровым. Например, изготовитель АЗТ GlaxoSmithKline говорит о своем новом антиретровирусном препарате Зиагене (Ziagen): «Зиаген не был изучен достаточно долго, чтобы знать, поможет ли это Вам жить дольше или иметь меньше медицинских проблем, которые связаны с ВИЧ-инфекцией или СПИДом».

О Комбивире (Combivir), комбинации АЗТ с химически подобным по составу 3TC, GlaxoSmithKline сообщает: «Комбивир не излечивает ВИЧ-инфекцию, и пациенты могут и дальше страдать болезнями, связанными с ВИЧ-инфекцией, включая оппортунистические инфекции». Фирма Boehringer Ingelheim говорит о невирапине (вирамуне): «Вирамун (VIRAMUNE) не вылечивает ВИЧ или СПИД, и неизвестно, поможет ли это Вам жить с ВИЧ дольше».

Фирма Merck сообщает о своем препарате – ингибиторе протеазы: «Неизвестно, продлит ли Криксиван (Crixivan) вашу жизнь и сможет ли он снизить риск получения других болезней, связанных с ВИЧ».

Ученые столь же пессимистичны в отношении препарата тенофовир (tenofovir, viread). Однако Ахмат и его ТАС в настоящее время стараются заручиться одобрением Совета по контролю за лекарствами в отношении этих новинок.

Еще одним прискорбным аспектом преступной деятельности явилась его кампания культурного геноцида вековых африканских целебных систем и медицинских знаний в Южной Африке, упоминаемых на Западе как традиционная африканская медицина.

Любого традиционного целителя, который лечит людей, страдающих от связанных со СПИДом болезней, естественными местными средствами, Ахмат называет «неэтичным». Он считает, что целители, предупреждающие людей о токсичности АРВ-препаратов. должны быть уголовно наказуемы, о чем Ахмат заявил в передовой статье «Остановить неэтичных целителей» в майском выпуске 2005 года своего журнала Equal Treatment.


^ Применение уголовной санкции


Ввиду масштабности и серьезности преступления Ахмата и его прямой личной уголовной виновности в «смерти тысяч людей», цитируя его собственные слова, с почтением указываем, что Международный уголовный суд должен применить к нему самую высокую санкцию, предусмотренную Статьей 77.1 (b) Римского Устава: приговорить к постоянному заключению в маленькую белую стальную или бетонную клетку с ярким флуоресцентным светом, чтобы все время следить за ним. Он должен принимать АРВ-препараты ежедневно в полной предписанной дозе под строгим медицинским контролем, чтобы предотвратить фальсификацию. В случае необходимости лечить его принудительно, пока он не испустит дух, чтобы уничтожить это самое грязное, наиболее отвратительное, недобросовестное и злорадное чудовище человеческого рода, которое в течение почти десятилетия с тех пор, когда он и его TAC впервые появились на сцене, мучил и отравлял людей Южной Африки, главным образом, чернокожих и бедных.


Подписано в Кейптауне, Южная Африка, 1 января 2007 г.


Энтони Бринк (Anthony Brink)

Адвокат Верховного суда Южной Африки

Председатель Группы лечебной информации


Подробные сведения о контактах:

Почтовый адрес:

Адвокат Ф. Бринк arbrink@iafrica.com

Группы лечебной информации

Postnet Suite 273 Телефон: 0027 21 426 4513

Домашний Bag X1 Vlaeberg 8018

Телефакс: 0027 86 6720776

Кейптаун, Южная Африка: www.tig.org.za

PDF-копии этого документа могут быть напечатаны с вебсайта TIG.

^ Заявление для прессы

от «Тритмент Информейшн Груп»

31 октября 2007


Октябрь 1957 г.: талидомид и беремонность

Октябрь 2007 г.: азидотимидин и беременность

Предсказывая еще одну трагедию – огромное количество детей может быть убито и искалечено


Пятьдесят лет назад в это же время немецкая фармацевтическая компания «Хеми Грюненталь» начала рекламировать талидомид, предлагая использовать препарат беременным женщинам в качестве успокоительного и противорвотного средства. Трагические результаты хорошо известны всем – тысячи детей погибли в утробе матери или родились с гротескно недоразвитыми конечностями или вообще без них и/или с деформированными внутренними органами.

Немного известно о том, что тысячи других детей пострадали от неврологических травм, таких, как глухота и поражения нервной системы, обрекающие их на боль в течение всей жизни, и у еще большего количества нарушения были бессимптомными, что навсегда подорвало их здоровье и ухудшило качество жизни.

Также немного известно и о том, что талидомид имел большой спрос и отлично продавался, как отдельно, так и в комбинации с другими лекарствами, заявленная безопасность приема которых во время беременности превозносилась в рекламе производителя, а участливые, действующие из лучших побуждений врачи соответственно рекомендовали препарат беременным женщинам.

Хотя до 1962 года, когда талидомид был изъят из продажи на Западе, на него были выписаны миллионы рецептов, в результате его применения было изуродованы всего около десяти тысяч детей. Так что, исходя из этих цифр, можно поспорить, что талидомид безопасен в применении во время беременности, потому что риск навредить ребенку незначителен. Но невозможно вообразить, чтобы в западных странах беременной женщине дали лекарство, которое потенциально может навредить ребенку, которого она носит под сердцем. И особенно если это женщина с белой кожей.

Из-за того, что множество повреждений, которые талидомид наносил еще не родившимся малышам, были слишком подозрительны и вследствие этого с готовностью обсуждались журналистами в газетах и на телевидении, распространено мнение, что эпизод с талидомином – самая большая современная катастрофа, случившаяся из-за приема лекарства. Это не так. Непосредственно этому случаю предшествовал еще более страшный: начиная со второго десятилетия прошлого века до конца пятидесятых годов врачи постоянно вводили сальварсан (мышьяк) людям, у которых диагностировали сифилис по методу Вассерсмана – этот способ лечения был официально одобрен Организацией здравоохранения Лиги Наций в 1934 году. Это лечение включало беременных женщин для предотвращения передачи болезни от матери к ребенку. Уже тогда было известно, что мышьяк чрезвычайно токсичен; сейчас Агентством США по регистрации токсичных веществ и заболеваний он официально признан самым смертоносным ядом, известным человечеству, учитывая риск контакта с ним.

В течение пятидесяти лет врачи утверждали, что дети, погибшие в утробе, родившиеся с раком, слепыми, глухими, парализованными, психически неполноценными, с повреждениями мозга, уродствами и/или очень болезненные и вскоре умершие, заразились «наследственным сифилисом» от матерей – когда-то это заболевание часто встречалось, но практически исчезло после прекращения лечения беременных женщин мышьяком. Хотя эта грубейшая медицинская ошибка и человеческая трагедия, ставшая результатом введения мышьяка участливыми, действующими из лучших побуждений врачами в течение полувека в качестве предполагаемого лечебного и профилактического средства от сифилиса, намного превышает по масштабам трагедию из-за талидомида, она не так широко известна журналистам и, следовательно, практически неизвестна сегодняшней широкой публике.

Первого числа этого месяца, в тот же самый день, когда пятьдесят лет назад начался талидомидовый ужас (и продолжается по сей день в развивающихся странах, особенно в Латинской Америке), благотворительная организация «Тритмент Экшн Кампейн» поставила правительству Южной Африки условие предоставить АЗТ ВИЧ-положительным беременным женщинам – большей частью африканкам, большей частью бедным.

Журналистам практически неизвестно, а поэтому неизвестно и широкой публике, что АЗТ – клеточный яд, специально разработанный доктором Ричардом Бельтцем в 1961 году для того, чтобы убивать клетки крови и, возможно, использовать его в качестве противораковой химиотерапии при лечении лейкемии [1].

С момента выпуска в 1987 году АЗТ в качестве лекарства от СПИДа, после в высшей степени искаженных клинических испытаний сотни исследований заключали, что АЗТ является токсичным для всех клеток человеческого тела, что вполне предсказуемо, учитывая, что АЗТ был специально синтезирован как клеточный яд, чтобы их убивать. Краткий обзор приведен в буклете «Почему президент Мбеки и доктор Тшабалала-Мсиманг предостерегают от использования антиретровирусных препаратов типа АЗТ?» [4]

Журналисты об этом практически не знают, и, соответственно, не знает и широкая публика, что в соответствии с базовым фармакологическим действием препарата, который является клеточным ядом, в результате десятков исследований было обнаружено, что новорожденные, в утробе и после рождения подвергавшиеся действию АЗТ, из-за действий участливых, действующих из лучших побуждений врачей, по сравнению с детьми, родившимися у ВИЧ-положительных матерей, лечение которых не проводилось, и не подвергавшимися действию препарата, в очень большом числе случаев погибают в младенческом возрасте, страдают серьезными болезнями, иммунологическими нарушениями, повреждениями головного мозга, слепотой, параличом, мышечной спастичностью, эпилепсией, задержкой психического развития, трудностями при обучении и другими неврологическими травмами. Выдержки из некоторых из этих сведений приведены в буклете «Почему Заки Ахмат, Натан Джеффен и Марк Хейвуд предлагают лечить беременных африканских женщин и их новорожденных препаратом АЗТ? Каковы результаты воздействия АЗТ на еще нерожденных и новорожденных детей?» [6].

В работе «Преступления должностных лиц в фармацевтической промышленности» (издательство Routledge&Kegan Paul, 1984 г.) Джон Брэйтуэйт заметил, что «в том, чтобы спасти детей от талидомида, во многих странах мира пытливые журналисты играли более важную роль, чем здравоохранительные органы». Видукинд Ленц, врач из Германии, который вместе со своим австрийским коллегой Вильямом МакБрайдом положил конец талидомидовой катастрофе на Западе, подтвердил, что «препарат прекратили использовать в значительной мере из-за репортажей в прессе».

В интересах поколения детей в Южной Африке, большей частью африканцев, найдется ли хотя бы один журналист в нашей стране, обладающий умственными способностями, усердием, независимостью, прямотой и смелостью, чтобы последовать примеру своих европейских коллег, когда они выступили против талидомида пятьдесят лет назад, и работать над предотвращением еще одной надвигающейся трагедии тысяч детей, убитых или, кто в большей степени, кто в меньшей, искалеченных АЗТ, привлекая внимание общественности к фактам о том вреде, который наносит этот препарат? Даже если нерожденные или новорожденные дети в Южной Африке, которым угрожает опасность отравления, всего лишь африканцы?


Примечания:

Все нижеупомянутые статьи и книги доступны на сайте TIG www.tig.org.za под ссылкой «Quick links»:

1. Inventing AZT (PDF, 28 kB).

2. Licensing AZT (PDF, 40 kB).

3. Debating AZT: Mbeki and the AIDS drug controversy (2000) (PDF, 1.19 MB). Отчеты, опубликованные начиная с 2000 года, включены в брошюру Introducing AZT: «A World of Antiretroviral Experience» (445 kB), где также приведены цитаты высказываний некоторых выдающихся местных и зарубежных экспертов по СПИДу и активистов лечения в пользу АЗТ.

4. (PDF, 98 kB); см. ссылку «Quick links» в правой колонке на сайте TIG по адресу www.tig.org.za.

5. Poisoning our Children: AZT in Pregnancy (PDF, 537 kB) – обстоятельный обзор медицинской и научной литературы о токсичности АЗТ для плода и новорожденных, и критическое обсуждение рекомендаций Всемирной Организации Здравоохранения и других организаций по применению этого препарата в лечении беременных женщин и их новорожденных детей.

6. (PDF 76 kB); см. ссылку «Quick links» на сайте www.tig.org.za.







оставить комментарий
страница16/16
Дата02.10.2012
Размер3.77 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх