Н. А. Некрасов (1821-1877/78) Вопросы и задания icon

Н. А. Некрасов (1821-1877/78) Вопросы и задания


Смотрите также:
В. М. Акимов (Н. В. Гоголь), докт филол наук...
Н. А. Некрасов (1821-1878) Викторина...
Ф. М. Достоевский (1821-1881) вопросы и задания...
Ф. М. Достоевский (1821-1881) вопросы и задания...
Достоевский Федор Михайлович (1821-81), русский писатель...
Николай Алексеевич Некрасов...
Тест по литературе состоит из 36 вопросов: вопросы...
Тест по литературе состоит из 36 вопросов: вопросы...
Лекция №11. Общая экология 2 Лекция №11 Тема: Классификация и структура экосистем...
Вопросы и задания...
I. Контрольные вопросы Предмет информатики. Информационные технологии...
Вопросы задания 3...



Загрузка...
скачать
Н.А. Некрасов (1821-1877/78)

Вопросы и задания

Лирика

Работа с текстами

1.

В дороге – 1845 г.

Тройка – 1847 г.

«Вчерашний день. Часу в шестом...» - 1848 г.

«Мы с тобой бестолковые люди...» - 1851 г.
Забытая деревня – 1855 г.

Поэт и гражданин – 1856 г.
Размышления у парадного подъезда – 1858 г.

Крестьянские дети – 1861 г.

Железная дорога – 1864 г.

Элегия – 1874 г.

О, муза, я у двери гроба – 1877 г.


«В дороге»:


«Скучно! скучно!.. Ямщик удалой,

Разгони чем-нибудь мою скуку!»


«...смолоду, сударь, она

В барском доме была учена

Вместе с барыней разным наукам,

Понимаешь-ста, шить и вязать,

На варгане играть и читать -

Всем дворянским манерам и штукам.»


«Воротил он ее на село -

Знай-де место свое ты, мужичка!

Взвыла девка – крутенько пришло:

Белоручка, вишь ты, белоличка!»


«При чужих и туда, и сюда,

А украдкой ревет как шальная...

Погубили ее господа,

А была бы бабенка лихая!»


«...как щепка худа и бледна,

Ходит, тоись, совсем через силу,

В день двух ложек не съест толокна -

Чай, свалим через месяц в могилу...»


«Тройка»:


«И зачем ты бежишь торопливо

За промчавшейся тройкой вослед?...»


«Поживешь и попразднуешь вволю,

Будет жизнь и полна и легка...

Да не то тебе пало на долю:

За неряху пойдешь мужика.»


«Будет бить тебя муж-привередник

И свекровь в три погибели гнуть.»


«И схоронят в сырую могилу,

Как пройдешь ты тяжелый свой путь,

Бесполезно угасшую силу

И ничем не согретую грудь.»


«Не гляди же с тоской на дорогу

И за тройкой вослед не спеши,

И тоскливую в сердце тревогу

Поскорей навсегда заглуши!»


«Поэт и гражданин»:


«Пора вставать! ты знаешь сам,

Какое время наступило;

В ком чувство долга не остыло,

Кто сердцем неподкупно прям,

В ком дарованье, сила, меткость,

Тому теперь не должно спать...»


«Нет, ты не Пушкин. Но покуда

Не видно солнца ниоткуда,

С твоим талантом стыдно спать;

Еще стыдней в годину горя

Красу долин, небес и моря

И ласку милой воспевать...»


«Иди в огонь за честь отчизны,

За убежденье, за любовь...

Иди и гибни безупрёчно.

Умрешь не даром: дело прочно,

Когда под ним струится кровь...»


«Поэтом можешь ты не быть,

Но гражданином быть обязан.

А что такое гражданин?

Отечества достойный сын.»


«О Муза, гостьею случайной

Являлась ты душе моей?

Иль песен дар необычайный

Судьба предназначала ей?

Увы! кто знает? рок суровый

Всё скрыл в глубокой темноте.

Но шел один венок терновый

К твоей угрюмой красоте...»


«Размышления у парадного подъезда»:


«Ты, считающий жизнью завидною
Упоение лестью бесстыдною,
Волокитство, обжорство, игру,
Пробудись! Есть еще наслаждение:
Вороти их! в тебе их спасение!
Но счастливые глухи к добру...»


«Что тебе эта скорбь вопиющая,
Что тебе этот бедный народ?
Вечным праздником быстро бегущая
Жизнь очнуться тебе не дает.
И к чему? Щелкоперов забавою
Ты народное благо зовешь;
Без него проживешь ты со славою
И со славой умрешь!»


«Родная земля!
Назови мне такую обитель,
Я такого угла не видал,
Где бы сеятель твой и хранитель,
Где бы русский мужик не стонал?»


«Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется -
То бурлаки идут бечевой!..
Волга! Волга!.. Весной многоводной
Ты не так заливаешь поля,
Как великой скорбью народной
Переполнилась наша земля...»


«Эх, сердечный!
Что же значит твой стон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Все, что мог, ты уже совершил,-
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил?»


«Крестьянские дети»:


«Чу! шепот какой-то... а вот вереница

Вдоль щели внимательных глаз!

Все серые, карие, синие глазки -

Смешались, как в поле цветы.

В них столько покоя, свободы и ласки,

В них столько святой доброты!»

«О милые плуты! Кто часто их видел,

Тот, верю я, любит крестьянских детей;

Но если бы даже ты их ненавидел,

Читатель, как "низкого рода людей",-

Я все-таки должен сознаться открыто,

Что часто завидую им:

В их жизни так много поэзии слито,

Как дай бог балованным деткам твоим.»

«Однажды, в студеную зимнюю пору

Я из лесу вышел; был сильный мороз.

Гляжу, поднимается медленно в гору

Лошадка, везущая хворосту воз.

И шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведет под уздцы мужичок

В больших сапогах, в полушубке овчинном,

В больших рукавицах... а сам с ноготок!»

«Но мальчик был мальчик живой, настоящий,

И дровни, и хворост, и пегонький конь,

И снег, до окошек деревни лежащий,

И зимнего солнца холодный огонь -

Всё, всё настоящее русское было,

С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы,

Что русской душе так мучительно мило,

Что русские мысли вселяет в умы...»

«Играйте же, дети! Растите на воле!

На то вам и красное детство дано,

Чтоб вечно любить это скудное поле,

Чтоб вечно вам милым казалось оно.

Храните свое вековое наследство,

Любите свой хлеб трудовой -

И пусть обаянье поэзии детства

Проводит вас в недра землицы родной!..»

«Железная дорога»:


«В мире есть царь: этот царь беспощаден,

Голод названье ему.»


«Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.

А по бокам-то всё косточки русские...

Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?»


«Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.

Грабили нас грамотеи-десятники,

Секло начальство, давила нужда...

Все претерпели мы, божии ратники,

Мирные дети труда!»


«Да не робей за отчизну любезную...

Вынес достаточно русский народ,

Вынес и эту дорогу железную -

Вынесет всё, что господь ни пошлет!»


«Праздный народ расступается чинно...

Пот отирает купчина с лица

И говорит, подбоченясь картинно:

«Ладно...нешто... молодца!.. молодца!..

С богом, теперь по домам, - проздравляю!

(Шапки долой – коли я говорю!)

Бочку рабочим вина выставляю

И – недоимку дарю!..»


«Элегия»:


«Пускай нам говорит изменчивая мода,

Что тема старая «страдания народа»

И что поэзия забыть ее должна.

Не верьте, юноши! не стареет она.»


«...пока народы

Влачатся в нищете, покорствуя бичам,

Как тощие стада по скошенным лугам,

Оплакивать их роды, служить им будет Муза,

И в мире нет прочней, прекраснее союза!..»


«Я лиру посвятил народу своему.

Быть может, я умру неведомый ему,

Но я ему служил – и сердцем я спокоен...»


«Довольно ликовать в наивном увлеченье, -

Шепнула Муза мне. - Пора идти вперед.

Народ освобожден, но счастлив ли народ?...»


«...Природа внемлет мне,

Но тот, о ком пою в вечерней тишине,

Кому посвящены мечтания поэта,

Увы! не внемлет он – и не дает ответа...»


2. Тема любви:


«Если проза в любви неизбежна,

Так возьмем и с нее долю счастья:

После ссоры так полно, так нежно

Возвращенье любви и участья...» («Мы с тобой бестолковые люди...»)


«Я не люблю иронии твоей.
Оставь ее отжившим и не жившим,
А нам с тобой, так горячо любившим,
Еще остаток чувства сохранившим -
Нам рано предаваться ей!» («Я не люблю иронии твоей...»)


«Тот день, когда меня ты полюбила

И от меня услышала: люблю -

Не проклинай! близка моя могила:

Поправлю всё, всё смертью искуплю!» («Тяжелый крест достался ей на долю...»)

3. Тема судьбы (доли):


«Поживешь и попразднуешь вволю,
Будет жизнь и полна и легка...
Да не то тебе пало на долю:
За неряху пойдешь мужика.

Завязавши под мышки передник,
Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж - привередник
И свекровь в три погибели гнуть.» («Тройка»)


«Ах, странно так я создан небесами,

Таков мой рок,

Что хлеб полей, возделанных рабами,

Нейдет мне впрок!» («На Родине»)


«В полном разгаре страда деревенская...
Доля ты!- русская долюшка женская!
Вряд ли труднее сыскать.


Не мудрено, что ты вянешь до времени,
Всевыносящего русского племени
Многострадальная мать!» («В полном разгаре страда деревенская...»)


4. Тема свободы:


«Господь! Твори добро народу!

Благослови народный труд.

Упрочь народную свободу!

Упрочь народу правый суд!


Чтобы благие начинанья

Могли свободно возрасти,

Разлей в народе жажду знанья

И к знанью укажи пути!» («Песни»)


5. Тема закона:


«По губернии раздался

Всем отрадный клик:

Твой отец под суд попался -

Явных тьма улик.

Но отец твой - плут известный -

Знает роль свою.

Спи, пострел, покуда честный!

Баюшки-баю.» («Колыбельная песня»)

6. Мотив протеста и борьбы:


«Я лиру посвятил народу своему.

Быть может, я умру неведомый ему,

Но я ему служил - и сердцем я спокоен...

Пускай наносит вред врагу не каждый воин,

Но каждый в бой иди! А бой решит судьба...

Я видел красный день: в России нет раба!» («Элегия»)


«Кто, служа великим целям века,

Жизнь свою всецело отдает

На борьбу за брата человека

Только тот себя переживет...» («Зине»)


7. Мотив терпения:


«Тяжелый крест достался ей на долю:

Страдай, молчи, притворствуй и не плачь;

Кому и страсть, и молодость, и волю -

Всё отдала - тот стал ее палач!» («Тяжелый крест достался ей на долю...»)

«Слышится крик у соседней полосыньки,
Баба туда - растрепалися косыньки, -
Надо ребенка качать!

Что же ты стала над ним в отупении?
Пой ему песню о вечном терпении,
Пой, терпеливая мать!..» («В полном разгаре страда деревенская...»)

8. Тема народного горя:


«Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется -
То бурлаки идут бечевой!..
Волга! Волга!.. Весной многоводной
Ты не так заливаешь поля,
Как великой скорбью народной
Переполнилась наша земля...» («Размышления у парадного подъезда»)


«...вдруг я стоны услыхал,

И взор мой на берег упал.

Почти пригнувшись головой

К ногам, обвитым бечевой,

Обутым в лапти, вдоль реки

Ползли гурьбою бурлаки,

И был невыносимо дик

И страшно ясен в тишине

Их мерный похоронный крик-

И сердце дрогнуло во мне.» («На Волге»)


9. Мотив сна:


«Мне снилось: на утесе стоя,
Я в море броситься хотел,
Вдруг ангел света и покоя
Мне песню чудную запел:
«Дождись весны! Приду я рано,
Скажу: будь снова человек!
Сниму с главы покров тумана
И сон с отяжелелых век...» («Сон»)


11. Тема России:


«И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов,
Где было суждено мне божий свет увидеть,
Где научился я терпеть и ненавидеть...» («Родина»)


«В столицах шум, гремят витии,

Кипит словесная война,

А там, во глубине России,-

Там вековая тишина.» («В столицах шум, гремят витии...»)


12. Тема поэта и поэзии:


«А ты, поэт! избранник неба,
Глашатай истин вековых,
Не верь, что не имущий хлеба
Не стоит вещих струн твоих!
Не верь, чтоб вовсе пали люди;
Не умер бог в душе людей,
И вопль из верующей груди
Всегда доступен будет ей!» («Поэт и гражданин»)


«Его еще покамест не распяли,

Но час придет - он будет на кресте;

Его послал бог Гнева и Печали

Рабам земли напомнить о Христе.» («Пророк»)

13. « .......одинокий, потерянный,

Я как в пустыне стою,

Гордо не кличет мой голос уверенный

Душу родную мою.» («Одинокий, потерянный...»)

«Я за то глубоко презираю себя,

Что потратил свой век, никого не любя,

Что любить я хочу... что люблю я весь мир,

А брожу дикарем - бесприютен и сир...» («Я за то глубоко презираю себя...»)

«Я призван был воспеть твои страданья,

Терпеньем изумляющий народ!

И бросить хоть единый луч сознанья

На путь, которым бог тебя ведет,

Но, жизнь любя, к ее минутным благам

Прикованный привычкой и средой,

Я к цели шел колеблющимся шагом,

Я для нее не жертвовал собой,

И песнь моя бесследно пролетела,

И до народа не дошла она...» («Умру я скоро...»)

Развитие навыков литературоведческого анализа.

1. Железная дорога.

Стихотворение Некрасова «Железная дорога» было написано в 1864 году. Дорогу, о которой идет речь, строил граф П.А. Клейнмихель – так говорит папаша Вани в эпиграфе. Однако автор в стихотворении опровергает эту мысль, раскрывая читателю правду. Железную дорогу строил русский народ:


Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.

А по бокам-то всё косточки русские...

Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Разговор папаши с сыном наводит поэта на думу В своем стихотворении Некрасов сочетает реальные факты со сказочными мотивами. В 1864 году между Москвой и Петербургом действительно была построена Николаевская железная дорога, и управлял строительством граф Клейнмихель. Крестьяне и после отмены крепостного права вынуждены были выполнять тяжелую работу, многие из них гибли. В стихотворении появляется «толпа мертвецов», которые и рассказывают о своем нечеловеческом труде:

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.


Грабили нас грамотеи-десятники,

Секло начальство, давила нужда...

Всё претерпели мы, божии ратники,

Мирные дети труда!.

Тема стихотворения – эксплуатация крестьян - раскрывается постепенно: сначала следует разговор отца с сыном, затем описание пейзажа. Создателем всего прекрасного является простой народ – это главная мысль стихотворения.

В стихотворении преобладает четырехстопный дактиль, и читатель словно слышит стук колес поезда. Эмоциональная характеристика думы лирического героя создается с помощью звукового символизма, появляется ассонансный звук «у»:

Всё хорошо под сиянием лунным,
Всюду родимую Русь узнаю…
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Думаю думу свою…

Размышления у парадного подъезда.

Стихотворение написано в 1858 году, а впервые напечатано в газете «Колокол» за границей. «Парадный подъезд» действительно существовал и был виден Некрасову из окон его квартиры, он предстает как символ могущества и власти богачей над бедным народом. «Парадный подъезд» - настоящая обвинительная речь, памфлет - жанр политической статьи.

В первой части автор рассказывает читателю о парадном подъезде: «по торжественным дням» здесь собираются богатые гости, а в обычные дни:

...этот пышный подъезд
Осаждают убогие лица:
Прожектеры, искатели мест,
И преклонный старик, и вдовица.

Затем Некрасов переходит к конкретному примеру:

Раз я видел, сюда мужики подошли,
Деревенские русские люди,
Помолились на церковь и стали вдали,
Свесив русые головы к груди...

В лице этих мужиков к подъезду подходит с мольбой о помощи и справедливости вся крестьянская Россия, в их поведении подчеркиваются такие христианские черты, как нищета, смирение. Некрасов хочет пробудить жалость в сердцах читателей.

Во второй части Некрасов обращается с гневными обвинениями к «владельцу роскошных палат»:

Ты, считающий жизнью завидною
Упоение лестью бесстыдною,
Волокитство, обжорство, игру,
Пробудись! Есть еще наслаждение:
Вороти их! в тебе их спасение!
Но счастливые глухи к добру...


Рисуя прекрасные пейзажи, описывая праздную жизнь богача, Некрасов прибегает к жанру идиллии. Появляется романтические эпитеты: «пленительный», «ласковый», «благовонный», «пурпурный», «лазурный». Некрасов сочетает мужские и дактилические рифмы, а иногда дополнительно использует интонационные переносы.

Далее чередование дактилических и мужских рифм заменяется на чередование мужских и женских, общей интонацией песни становится стон:

Родная земля!
Назови мне такую обитель,
Я такого угла не видал,
Где бы сеятель твой и хранитель,
Где бы русский мужик не стонал?


В качестве анафоры выступает глагол «стонать», во всех уголках страны слышится один и тот же скорбный плач:

Стонет он по полям, по дорогам,
Стонет он по тюрьмам, по острогам,
В рудниках, на железной цепи;
Стонет он под овином, под стогом,
Под телегой, ночуя в степи;
Стонет в собственном бедном домишке,
Свету божьего солнца не рад;
Стонет в каждом глухом городишке,
У подъезда судов и палат.

Здесь есть синекдоха: о «русском мужике» говорится в единственном числе, это образ всего русского народа.

В конце стихотворения Некрасов задает риторический вопрос, призывающий к размышлению:

Где народ, там и стон… Эх, сердечный!
Что же значит твой стон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Все, что мог, ты уже совершил,-
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил?


Тройка.

Это стихотворение было написано в 1846, оно является одним из ранних произведений поэта. Некрасов экспериментирует, соединяя совершенно разнородные жанры. Стихотворение это четко делится на три части. Начало его выдержано в жанре городского любовного романса, очень распространенного в середине ХIХ века:

Что ты жадно глядишь на дорогу

В стороне от весёлых подруг?

Знать, забило сердечко тревогу -

Всё лицо твоё вспыхнуло вдруг.

Взгляд один чернобровой дикарки,

Полный чар, зажигающих кровь,

Старика разорит на подарки,

В сердце юноши кинет любовь.

Пока ничто не намекает на социальную проблематику, романс захватывает своей страстностью и удивительной напевностью. Девушка, нарисованная поэтом, имеет определенно южную внешность, что отсылает нас к цыганским образам. Но вот тема внезапно меняется, и в стихотворение вторгаются совершенно иные мотивы:

Поживешь и попразднуешь вволю,

Будет жизнь и полна и легка...

Да не то тебе пало на долю:

За неряху пойдешь мужика.

Завязавши под мышки передник

Перетянешь уродливо грудь,

Будет бить тебя муж-привередник

И свекровь в три погибели гнуть.


Неожиданное нарушение жанра любовного романса звучит как резкий диссонанс, лексика утрачивает поэтичность. Появляются слова из крестьянского обихода, грубо просторечные: «привередник», «неряха», «передник», «уродливо», «в три погибели гнуть». Авторская мысль становится все мрачнее, очерчивая жизнь крестьянки до печального ее конца:

И схоронят в сырую могилу,

Как пройдешь ты тяжелый свой путь,

Бесполезно угасшую силу

И ничем не согретую грудь.


Завершается стихотворение возвращением к началу, кольцевой композицией:

Не гляди же с тоской на дорогу

И за тройкой вослед не спеши,

И тоскливую в сердце тревогу

Поскорей навсегда заглуши!

2. Жанры лирики: ода, элегия, песня, эпиграмма, фельетон, баллада, поэма, романс, гимн, сонет, памфлет.

«В дороге» - сказ.

«Тройка» - песня.

«Размышления у парадного подъезда» - памфлет.

«Железная дорога» - фельетон.

«Крестьянские дети» - поэма.

3. Парадный подъезд - символ мира богачей и власть имущих, перед которыми раболепно пресмыкается весь Петергубрг.

А в обычные дни этот пышный подъезд
Осаждают убогие лица:
Прожектеры, искатели мест,
И преклонный старик, и вдовица.

4. Чу! восклицанья послышались грозные!

Топот и скрежет зубов;

Тень набежала на стекла морозные...

Что там? Толпа мертвецов!

Фольклорная лексика, сказочный сюжет.

5. Метафора: «...Всю до капли досаду излей...», «Стряхнуть ярмо тяжелого, гнетущего труда...»,

«Не все же спит мертвецки совесть...», «Он лелеет красавицу Машу, выпив полную чашу труда...»

6. Сравнение: «Лед неокрепший на речке студеной словно как тающий сахар лежит...»,

«Около леса, как в мягкой постели...», «Листья...желты и свежи лежат, как ковер»,

«Все серые, карие, синие глазки – смешались, как в поле цветы»

7. Аллегория: «Не нагнать тебе бешеной тройки: кони крепки, и сыты, и бойки...»,

«Прости слепцам, художник вдохновенный,

И возвратись!.. Волшебный факел свой,

Погашенный рукою дерзновенной,

Вновь засвети над гибнущей толпой!»

8. Гипербола: «Когда мой ближний утопал в волнах существенного горя...»

9. Ирония: «Живя согласно с строгою моралью, я никому не сделал в жизни зла...»,

«Будешь ты чиновник с виду
И подлец душой,
Провожать тебя я выду –
И махну рукой!
В день привыкнешь ты картинно
Спину гнуть свою…
Спи, пострел, пока невинный!
Баюшки-баю.»

10. «Железная дорога»

Стихотворение разделено на четыре части: первая является экспозицией (в эпиграфе мы слышим разговор папаши с сыном, а далее следует описание пейзажа), во второй Ваня узнает правду о том, кто строил дорогу, и появляется толпа мертвецов, в третьей генерал смеется над рассказом лирического героя, в четвертой описана «светлая сторона» произошедшего. В произведении две главные сюжетные линии: повествование лирического героя и рассказ самих строителей, которые снятся Ване. В стихотворении преобладает четырехстопный дактиль.

11. В первой части поэмы «Железная дорога» Некрасов рисует осенний пейзаж, восторгается им.

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно— покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,
Ясные, тихие дни…
Нет безобразья в природе! И кочи,
И моховые болота, и пни —

Всё хорошо под сиянием лунным,
Всюду родимую Русь узнаю…
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Думаю думу свою…

Осенняя природа гармонирует с душевным состоянием поэта, пробуждает в нем жизненные силы. Читатель не только видит картины, описанные автором, но и чувствует их.

Анализ проблематики.

1. Во многих своих произведениях Некрасов раскрывает образ жизни русского народа, например, в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Поэт избрал традиционную для жанра поэмы форму путешествия, именно она позволяет писателю развернуть перед нами всю народную жизнь. Семь мужиков странствуют по всей русской земле в поисках того, кому «вольготно» живется, но вскоре понимают, что счастливых на Руси очень мало. В поэме раскрываются народные черты русского крестьянина: покорность, добродушие, простота, вспыльчивость. Любит русский мужик и выпить, но, как часто подтверждают герои произведения, в этом заключается его единственная радость. Яким Нагой говорит:

Нет меры хмелю русскому.
А горе наше меряли?
Работе мера есть?
Вино валит крестьянина,
А горе не валит его?
Работа не валит?
Мужик беды не меряет,
Со всякою справляется,
Какая не приди.
Мужик, трудясь, не думает,
Что силы надорвет,
Так неужли над чаркою
Задуматься, что с лишнего
В канаву угодишь?

В произведении «Размышления у парадного подъезда» раскрывается нелегкая жизнь и доля русского крестьянина. Поэт часто использует слова «стон», «стонет».

Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется -
То бурлаки идут бечевой!..
Волга! Волга!.. Весной многоводной
Ты не так заливаешь поля,
Как великой скорбью народной
Переполнилась наша земля...»

Жизнь русского крестьянина представляет собой «бесконечный стон», отсутствие жизненных целей и радостей.


«Эх, сердечный!
Что же значит твой стон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Все, что мог, ты уже совершил,-
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил?»

2. В стихотворении «Железная дорога» лирический герой ведет речь о дороге, которая существовала в действительности. Папаша Вани говорит, что она была построена графом П.А. Клейнмихелем, и это было так. Дорога, описанная в стихотворении, была одной из первых железнодорожных линий – Николаевской, соединившей Москву и Петербург. Она стала настоящим событием в жизни России того времени.

В стихотворении «Поэт и гражданин» герой-поэт цитирует Пушкина:

Не для житейского волненья.
Не для корысти, не для битв.
Мы рождены для вдохновенья.
Для звуков сладких и молитв.

Кому на Руси жить хорошо.

Работа с текстом.

1. Часть первая.

Пролог: На «столбовой дороженьке» собираются семь мужиков, жители разных деревень: Роман, Демьян, Лука, Иван, Митродор, Пахом и Пров, и спорят о том, кому на Руси жить хорошо. Заговорившись, они проходят «верст тридцать» от дороги, и решают отдохнуть до утра в лесу. Снова начинается спор, крестьяне даже дерутся, но вскоре успокаиваюися. Пахом ловит птенчика, и пеночка, чтобы его отпустили, обещает показать мужикам, где лежит скатерть-самобранка. Крестьяне находят волшебную скатерть, и решают, что не вернутся домой, пока не выяснят, кому же на Руси жить хорошо.

Глава 1. Поп: Крестьяне встречают на пути попа. Он рассказывает, что у него нет ни покоя, ни богатства, ни чести, а поэтому он несчастлив. Каждый день поп слышит «надгробное рыдание», и от этого у него болит душа. Странники понимают, что священникам не живется «счастливо, вольготно на Руси», и продолжают свой путь.

Глава 2. Сельская ярмонка: Путешественники попадают на праздничную ярмарку в село Кузьминское, где они встречают старика Вавилу. Он не может купить внучке башмачки, потому что пропил все деньги, и Павлуша Веретенников дает ему денег на покупку.

Глава 3. Пьяная ночь: Семь мужиков идут «широкой дороженькой», по которой возвращаются домой пьяные крестьяне. У «столбика дорожного» странники встречают Павлушу Веретенникова, который говорит о том, что русские крестьяне «пьют до одурения» и это их недостаток. Тут появляется Яким Нагой. Он считает, что у русского народа нет никаких радостей, кроме выпивки, и что это единственное спасение от непосильной работы. Оказывается, что когда-то Яким купил сыну картины, и когда произошел пожар, он не деньги спасал, а «картиночки стал со стены срывать».

Глава 4. Счастливые: Странники обещают людям выпивку за рассказ о счастливой жизни. Желающих выпить много, но мало кто по-настоящему счастлив. Тут путешественникам рассказывают о Ермиле Гирине, бурмистре в вотчине князя, очень справедливом и добром человеке. Только однажды во время рекрутского набора он «повыгородил» младшего брата Митрия. Но оказалось, что и Ермил теперь несчастлив: он сидит в остроге. Под утро народ расходится, странники решают лечь спать, но тут на дороге показывается «тройка с колокольчиком».

Глава 5. Помещик: «Тройка с колокольчиком» везет соседнего помещика Гаврилу Афанасьича Оболта-Оболдуева. Помещик думает, что семь мужиков – разбойники, которые хотят ограбить его, поэтому выхватывает «пистолетик». Путешественники объясняют Гавриле Афанасьичу, что они не грабители, а простые крестьяне, и просят его рассказать, хорошо ли живется помещику на Руси. Оказывается, что раньше Гаврила Афанасьич жил хорошо, русский народ его любил, но все изменилось после принятия крестьянской реформы: везде «попадаются крестьяне пьяные, акцизные чиновники, поляки пересыльные, да глупые посредники», на Руси «все вымерло». Крестьяне понимают, что и помещику на Руси живется несладко.

Последыш.

Путешественники доходят до Волги. Под берегом «раскинуты шатры», на лугу работают крестьяне-сенокосы. Странники решают потрудиться: они берут вилы и начинают косить траву. Кончив работу, мужики садятся завтракать к стогу, и начинают разговаривать. Вдруг они слышат музыку: это едет барин. К берегу причаливают три лодки, в одной прислуга, во второй кормилица, няня и «приживалка», а в третьей господа. Помещик идет осматривать работу крестьян и находит «мокрое сено», из-за чего очень сердится. Господа садятся завтракать, а странники начинают разговор с седым крестьянином Власом и рассказывают ему о себе. Влас объясняет, что жители села Вахлачина помогают наследникам выжившего из ума помещика Утятина скрывать отмену крепостного права, и за это им обещают дать «поемные луга». Странники идут за Власом к столу господ, и Утятин расспрашивает мнимого бурмистра Клима о работе крестьян. Клим произносит «покорную» речь, и в это время один из слушателей не выдерживает и хохочет. Утятин в гневе приказывает найти бунтовщика, и Клим просит странников выйти к барину: «Вы люди чужестранные, что с вами он поделает?» Но никто из путешественников не соглашается выходить к барину, и тогда бурмистрова кума обманывает Утятина. Она говорит, что это ее сын «надурил», что он очень «смешлив». Помещик успокаивается, и весь народ начинает веселиться, петь песни. Барин засыпает под одну из песен. Поздним вечером, возвратившись в деревню, мужики узнают, что Утятин скончался. Однако после смерти Последыша крестьяне не получают обещанные наследниками луга.

Крестьянка.

Странники решают искать счастливого не среди мужчин, а среди женщин. В селе Наготине путешественникам говорят, что в Клину живет Корчагина Матрена Тимофеевна, счастливая «губернаторша». Странники идут в Клин и доходят до усадьбы Матрена Тимофеевны. Они видят, что крестьяне в этом селе живут бедно: одеты, «как в крестьянском таборе», неграмотные, «слоняются по нетопленой горнице». Матрена Тимофеевна обещает рассказать мужикам историю своей жизни, если они выполнят работу. Путешественники соглашаются, и «губернаторша» начинает свой рассказ.

Глава 1. До замужества. До замужества Матрена жила в непьющей зажиточной семье. Она смолоду была «доброй работницей», и вскоре в ее жизни появился жених Филипп Корчагин. Сначала Матрена отказалась от его предложения, но потом он ей «пал на сердце» и она согласилась.

Глава 2. Песни. Семья, в которую попала Матрена после свадьбы, оказалась очень «сварливой». Филипп «отправился в работу», и его молодая жена осталась с «золовками, со свекром, со свекровушкой», работала не покладая рук, никому не перечила. На Блговещенье Филипп снова ушел, а вскоре Матрена родила сына. Единственным человеком в семье мужа, кто жалел Матрену, был Савелий, отец ее свекра.

Глава 3. Савелий, богатырь святорусский. Савелия звали «клейменым, каторжным», потому что он провел двадцать лет в каторге после убийства немца-управляющего, который разорил корежских крестьян. Дедушка рассказывал Матрене, что русского богатыря невозможно победить, потому что он «и гнется, да не ломится».

Глава 4. Демушка. Рождение Демушки, первого сына Матрены, скрасило ее жизнь. Но свекровь запретила ей брать Демушку в поле, и Матрена оставила его Савелию, который не уследил за ребенком и «скормил свиньям». Матрену обвинили в том, что она намеренно вместе с Савелием убила ребенка. На глазах матери прибывшие из города лекари произвели вскрытие ее сына. Матрена «металась и кричала», за что ее связали, начали опрашивать понятых, замечал ли кто-нибудь из них «в ней помешательство». Демушку похоронили в крытом гробу.

Глава 5. Волчица. После смерти Демушки Матрена не могла придти в себя, нормально работать. Свекор надумал "поучить" ее вожжами, но когда она поклонилась ему в ноги и попросила: "Убей!", он отступил.

Матрена «день и ночь» жила на могиле сына, а дедушка Савелий ушел в монастырь. У Матрены каждый год рождались дети, но она все никак не могла забыть своего первого ребенка. Савелий прожил недолго: «на шее рана сделалась» и, когда он умер, его похоронили рядом с Демушкой. Прошло четыре года, и Матрена смирилась, начала усердно работать, а за своих детей «горой стояла». Одного из сыновей, Федотушку, свекор Матрены «в подпаски сдал», и случилось так, что он «скормил» одну овцу голодной волчице. Мать пыталась спасти сына от наказания, попросила помощи у помещика, который решил, что нужно «подпаска малолетнего по младости, по глупости простить... а бабу дерзкую примерно наказать».

Глава 6. Трудный год. Наступил голодный год, и свекровь обвинила в это Матрену, она «рубаху чистую надела в Рождество». Как только крестьяне справились с «бесхлебицей», пришла другая беда – рекрутский набор. Брата мужа Филиппа забрали служить, а вскоре и самого мужа Матрены, которой пришлось «послать деток по миру».

Глава 7. Губернаторша. Беременная Матрена Тимофеевна пошла к губернатору, но швейцар сказал, что нужно приходить позже. Когда женщина возвратилась через два часа, она увидела губернаторшу. Матрена бросилась к ней с просьбой и потеряла сознание. Когда очнулась, ей сказали, что она родила ребенка. Губернаторша помогла Матрене: в город «послали нарочного» и все узнали, а мужа вернули.

Глава 8. Бабья притча. Матрена Тимофеевна заканчивает свой рассказ, и говорит, что странники могут идти в вельможам, чиновникам, царям, но среди простых женщин они не найдут счастливых.

2. Персонажи поэмы: семь мужиков, поп, Павлуша Веретенников, Яким Нагой, Ермил Гирин, помещик Гаврила Афанасьича Оболта-Оболдуева, Влас, помещик Утятин, Матрена Тимофеевна, Филипп, Савелий, Демушка, Федотушка.

3. «В каком году — рассчитывай,
В какой земле — угадывай,
На столбовой дороженьке
Сошлись семь мужиков:
Семь временнообязанных,
Подтянутой губернии,
Уезда Терпигорева,
Пустопорожней волости,
Из смежных деревень:
Заплатова, Дырявина,
Разутова, Знобишина.
Горелова, Неелова —
Неурожайка тож,
Сошлися — и заспорили:
Кому живется весело,
Вольготно на Руси?»

«...Кукушка старая
Проснулась и надумала
Кому-то куковать;
Раз десять принималася,
Да всякий раз сбивалася
И начинала вновь...
Кукуй, кукуй, кукушечка!
Заколосится хлеб,
Подавишься ты колосом —
Не будешь куковать!
Слетелися семь филинов,
Любуются побоищем
С семи больших дерев,
Хохочут, полуночники!
А их глазищи желтые
Горят, как воску ярого
Четырнадцать свечей!»

«Чудесно спела барыня!

Ласкала слух та песенка,

Негромкая и нежная,

Как ветер летним вечером,

Легонько пробегающий

По бархатной муравушке,

Как шум дождя весеннего

По листьям молодым!»

«Усоловцы крестилися,

Начальник бил глашатая:

"Попомнишь ты, анафема,

Судью ерусалимского!"

У парня, у подводчика,

С испугу вожжи выпали

И волос дыбом стал!

И, как на грех, воинская

Команда утром грянула:

В Устой, село недальное,

Солдатики пришли.

Допросы! усмирение!

Тревога! по сопутности

Досталось и усоловцам:

Пророчество строптивого

Чуть в точку не сбылось.»

«Уж налились колосики.

Стоят столбы точеные,

Головки золоченые,

Задумчиво и ласково

Шумят. Пора чудесная!

Нет веселей, наряднее,

Богаче нет поры!

"Ой, поле многохлебное!

Теперь и не подумаешь,

Как много люди божии

Побились над тобой,

Покамест ты оделося

Тяжелым, ровным колосом

И стало перед пахарем,

Как войско пред царем!

Не столько росы теплые,

Как пот с лица крестьянского

Увлажили тебя!..»

«Шли долго ли, коротко ли,

Шли близко ли, далеко ли,

Вот наконец и Клин.

Селенье незавидное:

Что ни изба - с подпоркою,

Как нищий с костылем;

А с крыш солома скормлена

Скоту. Стоят, как остовы,

Убогие дома.»


«Ты стань-ка, добрый молодец,

Против меня прямехенько,

Стань на одной доске!

Гляди мне в очи ясные,

Гляди в лицо румяное,

Подумывай, смекай:

Чтоб жить со мной - не каяться,

А мне с тобой не плакаться...

Я вся тут такова!»

«Ах! кабы знать! Послала бы

Я в город братца-сокола:

"Мил братец! шелку, гарусу

Купи - семи цветов,

Да гарнитуру синего!"

Я по углам бы вышила

Москву, царя с царицею,

Да Киев, да Царьград,

А посередке - солнышко,

И эту занавесочку

В окошке бы повесила,

Авось ты загляделся бы,

Меня бы промигал!..»

«Ногами я не топтана,

Веревками не вязана,

Иголками не колота...

Чего же вам еще?

Сулилась душу выложить,

Да, видно, не сумела я,-

Простите, молодцы!»


«Подходит лето красное,

Ждем грамоты... Пришла...

А в ней уведомление,

Что господин Шалашников

Под Варною убит.

Жалеть не пожалели мы,

А пала дума на сердце:

"Приходит благоденствию

Крестьянскому конец!"

И точно: небывалое

Наследник средство выдумал:

К нам немца подослал.

Через леса дремучие,

Через болота топкие

Пешком пришел, шельмец!»

«Теперь уж я не дольщица

Участку деревенскому,

Хоромному строеньицу,

Одеже и скоту.

Теперь одно богачество:

Три озера наплакано

Горючих слез, засеяно

Три полосы бедой!»

«Вдруг песня хором грянула

Удалая, согласная:

Десятка три молодчиков,

Хмельненьки, а не валятся,

Идут рядком, поют,

Поют про Волгу-матушку,

Про удаль молодецкую,

Про девичью красу.

Притихла вся дороженька,

Одна та песня складная

Широко, вольно катится,

Как рожь под ветром стелется,

По сердцу по крестьянскому

Идет огнем-тоской!..»

«Идите по лесу,

Против столба тридцатого

Прямехонько версту:

Придете на поляночку,

Стоят на той поляночке

Две старые сосны,

Под этими под соснами

Закопана коробочка.

Добудьте вы ее,-

Коробка та волшебная:

В ней скатерть самобранная,

Когда ни пожелаете,

Накормит, напоит!»

«Как писаный был Демушка!

Краса взята у солнышка,

У снегу белизна,

У маку губы алые,

Бровь черная у соболя,

У соболя сибирского,

У сокола глаза!»

«Пока они гуторили,

Вилась, кружилась печочка

Над ними: все прослушала

И села у костра.

Чивикнула, подпрыгнула

И человечьим голосом

Пахому говорит...»

Ф.И.Тютчев (1803-1873)

Вопросы и задания

Работа с текстами

1.

Цицерон – не позднее 1830 г.

Silentium – не позднее 1830 г.

Весенние воды – не позднее 1830 г.

«О чем ты воешь, ветр ночной?...» - начало 30-х гг.

«Тени сизые смесились» - 1835 г.

Два голоса – 1850 г.

«О, как убийственно мы любим» - первая половина 1851 г.

«Я очи знал, - о, эти очи...» - не позднее начала 1852 г.

Последняя любовь. - между 1852 и началом 1854 г.

К.Б. - 1870 г.


«Цицерон»:


«Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые -
Его призвали Всеблагие,
Как собеседника на пир;
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был,
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил.»


«Silentium»:


«Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.»


«Лишь жить в себе самом умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,-
Внимай их пенью - и молчи!..»


«Весенние воды»:


«Весна идет, весна идет,
Мы молодой весны гонцы,
Она нас выслала вперед!»

«Весна идет, весна идет,
И тихих, теплых майских дней
Румяный, светлый хоровод
Толпится весело за ней!»

«О чем ты воешь, ветр ночной?...»:


«О чем ты воешь, ветр ночной?
О чем так сетуешь безумно?..
Что значит странный голос твой,
То глухо жалобный, то шумно?»


«О, страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!»


«О, бурь заснувших не буди -
Под ними хаос шевелится!..»


«Тени сизые смесились»:


«Тени сизые смесились,
Цвет поблекнул, звук уснул...
...Мотылька полет незримый
Слышен в воздухе ночном...
Час тоски невыразимой!..
Всё во мне, и я во всем!..»


«Сумрак тихий, сумрак сонный,
Лейся в глубь моей души,
Тихий, темный, благовонный,
Всё залей и утиши.
Чувства мглой самозабвенья
Переполни через край!..
Дай вкусить уничтоженья,
С миром дремлющим смешай!»


«Два голоса»:


«Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,
Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!»


«Мужайтесь, боритесь, о храбрые други,
Как бой ни жесток, ни упорна борьба!»


«Пускай олимпийцы завистливым оком
Глядят на борьбу непреклонных сердец.
Кто ратуя пал, побежденный лишь Роком,
Тот вырвал из рук их победный венец.»


«О, как убийственно мы любим»:


«О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепости страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!»


«Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!»


«И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль злую, боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!»


«Я очи знал, - о, эти очи!»:


«Я очи знал,- о, эти очи!
Как я любил их - знает Бог!
От их волшебной, страстной ночи
Я душу оторвать не мог»


«В непостижимом этом взоре,
Жизнь обнажающем до дна,
Такое слышалося горе,
Такая страсти глубина!»


«В эти чудные мгновенья
Ни разу мне не довелось
С ним повстречаться без волненья
И любоваться им без слез.»


«Последняя любовь»:


«О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...»


«Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность:
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство, и безнадежность.»


«К.Б.»:


«Я встретил вас - и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло...»


«Как после вековой разлуки
Гляжу на вас, как бы во сне...»


«Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, -
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..»


2. Переживание катастрофы:


«Когда в кругу убийственных забот
Нам всё мерзит - и жизнь, как камней груда,
Лежит на нас, - вдруг знает Бог откуда
Нам на душу отрадное дохнет,
Минувшим нас обвеет и обнимет
И страшный груз минутно приподнимет.» («Когда в кругу убийственных забот...»)


«Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые –
Его призвали всеблагие,
Как собеседника на пир;
Он их высоких зрелищ зритель,

Он в их совет допущен был
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил.» («Цицерон»)


3. Мотив борьбы и гибели:


«О Господи, дай жгучего страданья
И мертвенность души моей рассей:
Ты взял ее, но муку вспоминанья,
Живую муку мне оставь по ней, -

По ней, по ней, свой подвиг совершившей
Весь до конца в отчаянной борьбе,
Так пламенно, так горячо любившей
Наперекор и людям и судьбе...» («Есть и в моем страдальческом застое...»)


«Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует:
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит:
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры: но о ней не просит.» («Наш век»)


4. Мотив созерцания:


«Смотри, как на речном просторе,
По склону вновь оживших вод,
Во всеобъемлющее море
Льдина за льдиною плывет.» («Смотри, как на речном просторе...»)


«Глядел я, стоя над Невой,
Как Исаака-великана
Во мгле морозного тумана
Светился купол золотой.

Всходили робко облака
На небо зимнее, ночное,
Белела в мертвенном покое
Оледенелая река.» («Глядел я, стоя над Невой...»)


5. Мотив тайны:


«И стоит он, околдован, -
Не мертвец и не живой -
Сном волшебным очарован,
Весь опутан, весь окован
Легкой цепью пуховой...» («Чародейкою зимою...»)


«Здесь фонтан неутомимый
День и ночь поет в углу
И кропит росой незримой
Очарованную мглу.

И в мерцанье полусвета,
Тайной страстью занята,
Здесь влюбленного поэта
Веет легкая мечта.» («Как ни дышит полдень знойный...»)


«Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум...» ("Silentium!")


6. Тема Космоса и природы:


«Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик -
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык:

Вы зрите лист и цвет на древе:
Иль их садовник приклеил?
Иль зреет плод в родимом чреве
Игрою внешних, чуждых сил?..» («Не то, что мните вы, природа...»


«На небе месяц - и ночная
Еще не тронулася тень,
Царит себе, не сознавая,
Что вот уж встрепенулся день, -

Что хоть лениво и несмело
Луч возникает за лучом,
А небо так еще всецело
Ночным сияет торжеством.» («Декабрьское утро»)


«Как по условленному знаку,
Вдруг неба вспыхнет полоса,
И быстро выступят из мраку
Поля и дальние леса.
И вот опять всё потемнело,
Всё стихло в чуткой темноте -
Как бы таинственное дело
Решалось там - на высоте.» («Ночное небо так угрюмо...»)

7. Мотив одиночества:


«И вот уж год, без жалоб, без упреку,
Утратив всё, приветствую судьбу:
Быть до конца так страшно одиноку,
Как буду одинок в своем гробу.» («Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло...»)


8. Мотив воспоминания:


«Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.» («Я помню время золотое...»)


«Я вспомнил, грустно-молчалив,
Как в тех странах, где солнце греет,
Теперь на солнце пламенеет
Роскошный Генуи залив...» («Глядел я, стоя над Невой...»)


9. Тема поэзии (творчества):


«Среди громов, среди огней,
Среди клокочущих страстей,
В стихийном, пламенном раздоре,
Она с небес слетает к нам -
Небесная к земным сынам...» («Поэзия»)


«Поэт всесилен, как стихия,
Не властен лишь в себе самом;
Невольно кудри молодые
Он обожжет своим венцом.» («Не верь, не верь поэту, дева...»)


10. Тема любви:


«Я очи знал, - о, эти очи!
Как я любил их - знает Бог!
От их волшебной, страстной ночи
Я душу оторвать не мог.» («Я очи знал, - о, эти очи!»)


«Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность:
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство, и безнадежность.» («Последняя любовь...»)


11.

«Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.

Но и в избытке упоенья
Нет упоения сильней
Одной улыбки умиленья
Измученной души твоей.» («Сияет солнце, воды блещут...»)


«В разлуке есть высокое значенье:
Как ни люби, хоть день один, хоть век,
Любовь есть сон, а сон - одно мгновенье,
И рано ль, поздно ль пробужденье,
А должен наконец проснуться человек.» («В разлуке есть высокое значенье...»)


«Люблю глаза твои, мой друг,
С игрой их пламенно-чудесной,
Когда их приподымешь вдруг
И, словно молнией небесной,
Окинешь бегло целый круг...» («Люблю глаза твои, мой друг...»)


Развитие навыков литературоведческого анализа.

4. Метафора: «Уж солнца расскаленный шар с главы своей земля скатила...», «Металла голос погребальный порой оплакивает нас!», «Там, где с землею обгорелой слился, как дым, небесный свод...», «Бесцветный грунт небес, песчаная земля – все на душу раздумье наводило.»

5. Символ:

«С поляны коршун поднялся,

Высоко к небу он взвился;

Все выше, дале вьется он,

И вот ушел за небосклон.» (Коршун – символ свободы)

7. Сравнение: «И сладкий трепет, как струя, по жилам пробежал природы...», «И наша жизнь стоит пред нами, как призрак на краю земли...», «Сии светила, как живые очи, глядят на сонный мир земной...», «Кустарник мелкий, мох седой, как лихорадочные грезы смущают мертвенный покой.»

8. Эпитет: «Стеклянными очами», «в зеркале волшебном», «грустно-сиротеющая земля», «свинец смертельный», «пламенный гнев», «непостижимая высота», «загадочное счастье».

9. Параллелизм:

«Как верим верою живой,

Как сердцу радостно, светло!

Как бы эфирною струей

По жилам небо потекло!»


«Лениво дышит полдень мглистый,

Лениво катится река,

И в тверди пламенной и чистой

Лениво тают облака.»


«Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край...»

10. Риторический вопрос: «Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя?», «Что ты, клонишь над водами, ива, макушку свою? И дрожащими листами, словно жадными устами, ловишь беглую струю?..», «О, полно кружиться, мой гость дорогой! Могу ли, воздушный, тебя не узнать?», «О, кто мне поможет шалунью сыскать, где, где приютилась сильфида моя?»

11. Смысловая антитеза:

«Волн неистовых прибоем

Беспрерывно вал морской

С ревом, свистом, визгом, воем

Бьет в утес береговой, -

Но спокойный и надменный,

Дурью волн не обуян,

Неподвижный, неизменный,

Мирозданью современный,

Ты стоишь, наш великан!»

Анализ проблематики.

4. Противопоставление ночи и дня у Тютчева представляет отличие всего будничного, земного и «ночного» мира мистики. Дневной мир связан с шумом:

Лишь жить в самом себе умей –
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи <...>

День может ассоциироваться с гармонией и разумом; ночь – с хаосом, тоской.

Тени сизые смесились,
Цвет поблекнул, звук уснул –
Жизнь, движенье разрешились
В сумрак зыбкий, в дальний гул

5. Земое и небесное отчетливо противопоставлены в поэзии Тютчева, но в то же время они тесно связаны. «Небесное» отражается в «земном», а «земное» в «небесном». Эта связь обнаруживается в ситуации исторической катастрофы, когда человек становится «собеседником» «небожителей»:

Ты скажешь: ветреная Геба
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.


А.А.Фет (1820-1892)

Вопросы и задания

Работа с текстами

1. «На заре ты ее не буди...» - 1842 г.
«Кот поет, глаза прищуря...» - 1842 г.

«Шепот. Робкое дыхание...» - 1850 г.

«Сияла ночь. Луной был полон сад...» - 2 августа 1877 г.

«Одним толчком согнать ладью живую...» - 28 октября 1877 г.

«На заре ты ее не буди...»:

«На заре ты ее не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.»

«А вчера у окна ввечеру

Долго-долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что, скользя, затевала луна.»


«И чем ярче играла луна,

И чем громче свистел соловей,

Все бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.»


«...Не буди ж ты ее, не буди...

На заре она сладко так спит!»

«Шепот. Робкое дыхание...»:

«Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья.»


«В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря, заря!..»

«Сияла ночь. Луной был полон сад...»:

«Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали

Лучи у наших ног в гостиной без огней.

Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,

Как и сердца у нас за песнию твоей.»


«Ты пела до зари, в слезах изнемогая,

Что ты одна – любовь, что нет любви иной,

И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой.»


«...жизни нет конца, и цели нет иной.

Как только веровать в рыдающие звуки,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой!»

«Одним толчком согнать ладью живую...» :

«Одним толчком согнать ладью живую

С наглаженных отливами песков,

Одной волной подняться в жизнь иную,

Учуять ветр с цветущих берегов...»

«Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец -

Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чем его и признак и венец!»

2. Сущность поэзии:

«Пришла и села. Счастлив и тревожен,

Ласкательный твой повторяю стих:

И если дар мой пред тобой ничтожен,

То ревностью не ниже я других.


Заботливо храня твою свободу,

Непосвященных я к тебе не звал,

И рабскому их буйству я в угоду

Твоих речей не осквернял.» («Музе»)

«Как богат я в безумных стихах!

Этот блеск мне отраден и нужен:

Все алмазы мои в небесах,

Все росинки под ними жемчужин.» («Как богат я в безумных стихах...»)

«Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец -

Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чем его и признак и венец!» («Одним толчком согнать ладью живую...»)

3. Красота жизни:

«Только месяц взошел

После жаркого дня, -

Распустился, расцвел

Цвет в груди у меня.


Что за счастье – любя,

Этот цвет охранять!

Как я рад, что тебя

Никому не видать!» («Только месяц взошел...»)

4. Внутренняя жизнь человека:


«В груди восторг и сдавленная мука,

Хочу привстать, хоть раз еще вздохнуть

И, на волне ликующего звука

Умчася вдаль, во мраке потонуть.» («Грезы»)

«В полуночной тиши бессоницы моей

Встают пред напряженным взором

Былые божества, кумиры прежних дней,

С их вызывающим укором.


И снова я люблю, и снова я любим,

Несусь вослед мечтам любимым,

А сердце грешное томит меня своим

Неправосудьем нестерпимым.» («В полуночной тиши бессонницы моей...»)

5. Сущность любви:

«О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной,

Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,

Перстам послушную волос густую прядь

Из мыслей изгонять и снова призывать;

Дыша порывисто, один, никем не зримый,

Досады и стыда румянами палимый,

Искать хотя одной загадочной черты

В словах, которые произносила ты...» («О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной...»)

«Нет, я не изменил. До старости глубокой

Я тот же преданный, я раб твоей любви,

И старый яд цепей, отрадный и жестокий,

Еще горит в моей крови.


Хоть память и твердит, что между нас могила,

Хоть каждый день бреду томительно к другой, -

Не в силах верить я, чтоб ты меня забыла,

Когда ты здесь, передо мной.» («Нет, я не изменил...»)

6. Природа:

«Снова птицы летят издалека

К берегам, расторгающим лед,

Солнце теплое ходит высоко

И душистого ландыша ждет.» («Весенние мысли»)

«На пажитях немых люблю в мороз трескучий

При свете солнечном я снега блеск колючий,

Леса под шапками иль в инее седом

Да речку звонкую под темно-синим льдом.» («На пажитях немых люблю в мороз трескучий...»)

«За облаком до половины скрыта,

Луна светить еще не смеет днем.

Вот жук взлетел и прожужжал сердито,

Вот лунь проплыл, не шевеля крылом.» («Степь вечером»)

7. «Музыкальность»:

«За мглой ветвей синеют неба своды,

Как дымкою подернуты слегка,

И, как мечты почиющей природы,

Волнистые проходят облака.» («Как здесь свежо под липою густою...»)


«Покрылись нивы сетью золотистой,

Там перепел откликнулся вдали.

И слышу я, в изложине росистой

Вполголоса скрыпят коростели.» («Степь вечером»)

9. Использование приемов звукоподражания:

«И стекол нет, и свищет вихорь ночи...» («Notturno»)

«И долго, мнится мне, звук колокольчика трепещет в тишине.» («Вот утро севера...»)

«И слышишь дыханье свое, и бой отдаленных часов, да крик часового, да изредка стук колеса или пение вестника утра.» («Ночью как-то вольнее дышать мне...»)




Скачать 390,27 Kb.
оставить комментарий
Дата29.09.2012
Размер390,27 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх