Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества» Сборник научных статей Омск 2012 icon

Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества» Сборник научных статей Омск 2012



Смотрите также:
Петродворцовый район г. Санкт- петербург...
Сборник статей Научный редактор А. Э. Еремеев Ответственный редактор В. А. Евдокимов Омск...
Журнал экономической теории, 2012, №1 Аннотации статей / Abstracts Акулов А. О...
С. Е. Метелёв перспективы социально-экономического развития страны и смена модели ее участия в...
Иональных социально-экономических системах сборник научных статей Под редакцией И. В...
Речевой деятельности сборник научных статей выпуск 6 Нижний Новгород 2011 Печатается по решению...
Сборник статей посвящен научным и методическим исследованиям по проблемам российского общества и...
«специфика социально-экономической модели малайзии»...
Социально-трудовая адаптация в условиях социально экономической трансформации современного...
Концепция долгосрочной целевой программы “ Развитие информационного общества в Республике...
Рефераты публикуемых статей...
Роль социальной инфраструктуры общества в...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
скачать
Академия гуманитарных наук и образования

(Омское отделение)

НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия»


VI НИКУЛИНСКИЕ ЧТЕНИЯ


«Модели участия граждан

в социально-экономической жизни

российского общества»


Сборник научных статей


Омск 2012





УДК 338(470)+ 351

ББК 65.9(2Рос)

М 744

Печатается по решению

Редакционно-издательского совета

НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия»



^ VI Никулинские чтения


М 744 Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества: Сборник научных статей / Под ред. д.филол.н., проф. А.Э. Еремеева – Омск: Изд-во НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия», 2012. – 264 с.


ISBN 978-5-98566-085-2

В сборник включены научные статьи участников VI Никулинских чтений «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества», состоявшихся 28 февраля 2012 года на базе НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия». В сборник вошли статьи профессоров, доцентов, преподавателей и аспирантов российских и зарубежных вузов, в которых освещаются актуальные проблемы современной экономики организаций, управления, политики и права, организационного поведения и управления развитием системой качества высших учебных заведений.

Сборник предназначен для студентов вузов, аспирантов, преподавателей, а также широкого круга специалистов, интересующихся вопросами экономики, менеджмента, организационной психологии, а также политики и права современного общества.


ISBN 978-5-98566-085-2


© НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия;

© Коллектив авторов.





Никулинские чтения – это международная конференция, которая ежегодно проходит на базе НОУ ВПО «ОмГА». Конференция посвящена Юрию Владимировичу Никулину, который всю свою сознательную жизнь посвятил педагогической деятельности. Юрий Владимирович стал первым деканом факультета экономики Омского гуманитарного института. Под его руководством были открыты новые специальности, Академия (тогда еще Институт) встала на вершину своего развития.

В память о Юрии Владимировиче, продолжая начатое им дело, ежегодно проходят «Никулинские чтения».








^ ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ


О.А. Глухих

Северо-Казахстанский государственный университет имени М. Козыбаева


МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


Экономический контроль в Казахстане становится одним из важнейших элементов рыночной экономики. Появились и действуют новые контролирующие государственные и негосударственные органы, позволяющие обеспечить необходимой информацией всю систему и уровни управления. Одним из значимых в настоящее время, а также перспективных и эффективных видов экономического контроля в условиях рынка является независимый контроль. Независимый контроль проводится аудиторами, аудиторскими организациями, осуществляющими свою деятельность на договорной коммерческой основе за счет заказчика.

В стране за последние годы проведена большая работа по созданию системы независимого аудиторского контроля, подготовке кадров аудиторов и лицензированию их деятельности, регламентации профессиональных обязанностей, прав и ответственности аудиторов в соответствии с принятыми отдельными законодательными актами. Опубликованы ряд учебников, учебных и практических пособий по аудиту. История, проблемы, опыт развития и становления аудита рассматриваются учеными – экономистами и практиками на страницах различных журналов и других периодических изданий. Вместе с тем проблемы организации, методологии и техники проведения аудита применительно к сельскохозяйственным формированиям остаются мало изученными и не получают информационного освещения.

В трудах современных философов метод все больше становится «средством реализации научного подхода к исследуемым явлениям», в ходе практической деятельности. Метод определяется как «путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний». Таким образом, в философии метод воспринимается именно как возможность познания истины.

Другие науки конкретизируют и детализируют метод научного познания, рассматривая его как приемы, способы, инструменты познания предметов и явлений. «Метод – это система принципов, приемов, правил, требований, которыми необходимо руководствоваться в процессе познания». Следовательно, общенаучные методы представляют собой специальные приемы, способы и инструменты.

Вполне общепринятым можно считать и то, что каждая отрасль науки используемые приемы, способы и средства определяет как методы, а применение методов в какой-либо отдельной отрасли науки с четкой последовательностью действий - как методику. И все же метод следует понимать более широко: он характеризует технологию научного познания, являясь способом познавательной деятельности, ее правилом и нормой.

Что касается аудита, то здесь должен использоваться довольно широкий арсенал различных методов. При этом последние, будучи по сути субъективными, могут по-разному интерпретироваться в зависимости от целей и задач, которые ставятся в той или иной ситуации перед аудитом.

Обратим внимание на то, что с помощью методов (способов, приемов, инструментов) не только познается объект аудита, но, что особенно важно, упорядочивается также процесс его организации. К сожалению, в настоящее время неизвестны факты проведения кем-либо специальных исследований по вопросам методов аудита. Более того, даже в учебной методической литературе по аудиту эти вопросы как будто бы специально замалчиваются. Исключением здесь являются, пожалуй, лишь работы А.Д. Шеремета и В.П. Суйца, а также Л.Р. Смирновой. В практической работе большинство аудиторов сейчас используют лишь незначительную часть существующих методов. При такой ситуации аудит, хотя и претендует на высокоинтеллектуальный вид деятельности по уровню научной обеспеченности, он по существу продолжает оставаться не чем иным, как ремеслом [4].

Именно поэтому возникает объективная необходимость во всестороннем изучении и научной классификации известных специалистам и возможных к использованию методов проведения аудита, что обуславливает актуальность данной темы.

Как в среде практикующих аудиторов, так и среди научных работников принято считать, что методы аудита содержатся в стандартах аудиторской деятельности. Строго говоря, это не совсем так. Действительно, некоторые рекомендации о методах организации проведения аудита, сбора аудиторских доказательств содержатся в ряде Международных стандартов аудита, таких как: «Аудиторские доказательства», «Аудиторская выборка», «Использование работы эксперта» [3]. Но методы организации проведения аудита, методы сбора аудиторских доказательств - это, строго говоря, не есть методы аудита. Нельзя считать методами аудита и аудиторские процедуры.

Применяемые в настоящее время методы организации проведения аудита подразделяются:

- по степени охвата проверяемых данных (сплошная, выборочная, комбинированная проверки);

- в зависимости от метода проведения проверки (документальная или камеральная, фактическая проверки).

Центральным блоком методологических основ аудиторской деятельности являются сами методы аудита. Однако на сегодняшний день именно этот аспект научного обеспечения аудита остается менее всего разработанным. Вместе с тем для его решения имеются хорошие научные предпосылки. Обусловлено это тем, что в период с 20-х по 90-е годы прошлого века в СССР уделялось большое внимание контролю за деятельностью хозяйствующих субъектов [2]. В связи с этим в настоящее время вопросы теории финансового контроля в нашей стране можно считать разработанными достаточно неплохо. Аудит, являясь одним из видов финансового контроля, безусловно может и должен использовать весь арсенал методов финансового контроля.

К общенаучным методам, которые могут использоваться в ходе аудита, относятся законы диалектической логики (закон перехода количественных изменений в качественные, закон единства и борьбы противоположностей, закон отрицания), а также законы формальной логики (закон противоречия, закон исключенного третьего, закон тождества).

Не менее важной составляющей методов познания, наряду с законами диалектической и формальной логики, являются категории диалектической логики. На практике нередко они рассматриваются и как методы аудита.

Одна из важнейших функций аудита заключается в том, чтобы своевременно выявить негативные явления в хозяйственно-финансовой деятельности проверяемой организации и способствовать их корректировке до того, как эти проблемы перерастут в кризис (до даты составления аудиторского отчета). Поэтому в аудиторской практике возникает необходимость использования различных форм осуществления, во времени и в пространстве, контроля с целью своевременной выработки для клиента направлений управления финансами и способов использования ресурсов.

Форма осуществления контроля характеризует методологические аспекты и зависимости от признака, лежащего в основе того или иного методологического подхода, выделяют различные формы проведения контроля. К таким признакам относятся время проведения контроля, источники контрольных данных, способы и приемы его осуществления.

В зависимости от времени проведения аудита можно различать предварительный, текущий и заключительный (последующий) контроль. В зависимости от источников контрольных данных выделяют документальный и фактический контроль. По способам осуществления контроля различают следствие (расследование), хозяйственный спор, проверку (обследование), экономический анализ и ревизию.

Наиболее высокая эффективность аудиторского контроля (в рамках поставленной договором цели проверки) достигается путем разумного и четкого сочетания всех форм - по времени проведения контроля и использования организационных систем обратной связи с объектами субъекта аудиторской проверки.

В зависимости от поставленной цели аудита, полноты охвата проверяемых объектов и необходимости получения разнообразной, доказательной информации о хозяйственно-финансовой деятельности проверяемого субъекта аудиторы при проведении проверок могут использовать различные методические приемы и способы аудирования. Так, например, аудиторы при выполнении процедур контроля могут пользоваться приемами фактического контроля, к которым относятся инвентаризация, лабораторный анализ, экспертная оценка, контрольные проверки и устный опрос [1].

В настоящее время многие аудиторы используют экспертные системы в проведении аудита. Экспертные системы представляют собой компьютерные программы, используемые уникальные методы программирования с целью представления информации пользователю. Они используются при планировании аудита, проверок и подготовке заключений финансовых отчетов.

Экспертные системы оказывают воздействие при изучении системы внутреннего контроля, сборе фактических данных о системе контроля, деталях хозяйственных операций, остатках средств на счетах, помогают оценить риск аудита, уточнить его данные, с их помощью осуществляется экономический анализ. Системы подтверждают аудитору, что все его требования были удовлетворены. Основными компонентами экспертной системы являются информационная база и механизм выдачи рекомендаций пользователю.

Экспертные системы облегчают труд аудитора на стадиях планирования, оценки аудиторского риска, определения набора статистических данных для проведения аудита, осуществления аналитических процедур. Они используются для оценки структуры расходов с помощью тестов контроля, оценки риска, проверки сведений о производственных операциях и расчетных балансах, для оказания помощи аудитору в определении производственного потенциала организации путем построения модели документооборота и контроля за осуществляемыми процедурами. На заключительной стадии проверки экспертные системы помогают определить оценку, которая должна быть дана в отчете аудитора.

За последние годы в аудиторской деятельности широкое использование получают переносные компьютеры – например, для подготовки пробных балансов, отправки входных сообщений о корректировке данных, группировки учетных записей по разделам финансового отчета в электронных таблицах, составления сравнительных таблиц финансовых отчетов за ряд лет и расчета относительных показателей для анализа, а также составления проектов финансовых отчетов. Многие крупные аудиторские фирмы применяют переносные компьютеры для оценки риска неэффективности контроля, выполнения сложных аналитических функций, получения доступа к базе данных в случае нестандартных проблем аудита и бухгалтерского учета и, кроме того, для программной поддержки процесса принятия решений в ходе комплексной оценки [2].

В ближайшее время можно ожидать появления мощных высоко интегрированных аудиторских систем на базе переносных компьютеров, которые позволят в будущем проводить и документировать аудиторские проверки, начиная со стадии подготовки письма с обязательствами и кончая аудиторским заключением с сопровождающей его финансовой отчетностью. Однако внедрение и использование любых аудиторских систем на практике проведения аудита зависят от состояния информационной базы – бухгалтерского учета. Поэтому требуется дальнейшее совершенствование бухгалтерского учета как информационной базы аудита.

К собственным методам аудита можно отнести: метод существенности, специальные методы.

Существенность – это способность информации об отдельных активах, обязательствах, доходах, расходах и хозяйственных операциях в случае ее пропуска или искажения повлиять на экономические решения пользователей. При формировании суждения по вопросам существенности аудитор должен основываться на требовании «профессионального скептицизма», что должно подталкивать его к поиску новых доказательств и подтверждений фактов деятельности [2].

Специальные подходы к интерпретации результатов проверки реализуются в форме аудиторских выводов по результатам аудиторской проверки. Интерпретация результатов проверки состоит в формировании мнения аудитора с использованием профессиональных суждений, подходов и оценок относительно влияния отдельных фактов и событий на деятельность субъекта. На основе полученной информации аудитор формулирует выводы и подготавливает аудиторский отчет.

В праве метод представляет собой определенный подход, с помощью которого общественные отношения регулируются нормами общественного права, специфический способ правового воздействия на поведение участников правовых отношений. Нормативно-правовые методы аудита чаще всего подразделяются на административно-правовые и гражданско-общественные.

К числу эмпирических методов, прежде всего, относятся: сводки и группировки; исчисление абсолютных, относительных, а также средних величин; построение рядов динамики; индексный метод; элиминирование; детализация; балансовый метод; графический метод и др.

Чаще всего в аудите применяются методы, которые используются в таких науках, как теория вероятности, информационные технологии, бухгалтерский учет, эконометрика, статистика, математические методы анализа, менеджмент, теория денег и др. Из методов теории вероятности в аудите находят применение: методы комбинаторики, дисперсии случайной дискретной величины и др. Из бухгалтерского учета в аудите широко используются такие методы, как оценка, система счетов, двойная запись, инвентаризация, калькуляция, нормативный метод. При проведении аудита широко используются и многие известные методы финансового анализа: горизонтальный, вертикальный, трендовый анализ, метод финансовых коэффициентов [1].

К сожалению, в работе аудиторов все еще редко находят применение экономико-математические методы анализа. К числу этих методов относят: классические методы математического анализа, методы математической статистики (теория корреляции), эконометрические методы, методы математического программирования, методы исследования операций, методы экономической кибернетики, математической теории оптимальных процессов и др. Каждый из этих методов включает в себя целую группу методов, например, методы математической статистики подразделяются на методы изучения одномерных статистических совокупностей и методы изучения многомерных статистических совокупностей; методы исследования операций в свою очередь подразделяются на методы решения линейных программ, методы управления запасами, теорию игр, теорию расписания, сетевые методы планирования и управления, теорию массового обслуживания. Среди эконометрических методов в аудите могут использоваться методы ковариации, дисперсии, корреляции, регрессионного анализа и др.

Последним блоком в системе методов и процедур, используемых в аудиторской деятельности, являются сами процедуры проведения аудита, или аудиторские процедуры (процедуры проверки).

Слово процедура (происходит от лат. procedo – прохожу, происхожу) означает проведение тех или иных действий для выполнения данной работы или достижения определенных целей. Аудиторская процедура - это определенный порядок действий аудитора для получения необходимых результатов на конкретном участке аудита. В действующих ныне международных стандартах аудита определение понятия «аудиторские процедуры» отсутствует. На практике различают несколько видов аудиторских процедур, а именно: аудиторские процедуры по существу, контрольные процедуры, процедуры согласования.

С методологической точки зрения аудиторские процедуры следует рассматривать как определенные действия аудитора, основывающиеся на эффективном применении существующих методов аудита или их комбинации, процедур получения аудиторских доказательств, а также методов рациональной организации аудиторской деятельности. Значимость аудиторских процедур в процессе проведения аудита трудно переоценить. Именно поэтому обязательные из них приводятся в международных стандартах аудита и составляют содержательную основу требований, предъявляемых к аудиторам. Во внутрифирменных стандартах аудиторские процедуры должны получать последующую детализацию.

Методологически обоснованные подходы к содержанию и роли аудиторских процедур являются основой для определения их состава, полноты, а также для эффективного решения стоящих перед аудитом задач [1]. Особенно это важно сейчас, когда во всем мире перед аудиторами стоят проблемы совершенствования организации и усиления контроля за качеством аудиторских услуг. Все это говорит о том, что разработка более совершенных и эффективных процедур осуществления аудита является актуальной не только для тех, кто связан с разработкой стандартов аудиторской деятельности, но и непосредственно для аудиторских фирм, занятых подготовкой внутрифирменных стандартов аудиторской деятельности.

Казахстанский аудит только складывается в качестве самостоятельного института и ему еще предстоит нелегкий путь завоевания своего достойного места в противоречивой структуре рыночной экономики.

Тем не менее, опираясь на современную казахстанскую аудиторскую практику, в данной статье обобщены и проанализированы основные принципы организации и методики проведения общего аудита.

На основании изложенного, можно сделать ряд выводов. Во-первых, изложенные основные принципы организации и методики проведения общего аудита опираются как на анализ научно-методической литературы, так и на практический опыт, что и определяет практический характер данной работы. Таким образом, анализ теории и практики аудита позволил сформулировать оптимальную схему проведения аудиторской проверки как по форме, так и по существу.

Во-вторых, поскольку успех аудиторской деятельности определяется во многом не техническими процедурами и приемами, а опытом, эрудицией, интуицией и порядочностью аудитора (что и определяет жесткость требований к личности аудитора), то всеобъемлющей регламентации всех сторон аудиторской деятельности, которая относится к творческой деятельности, в принципе не может быть. Даже используемые в мировой практике аудиторские стандарты не навязывают аудитору конкретные приемы и процедуры, а лишь рекомендуют определенную последовательность действий. При этом аудитор вправе самостоятельно организовывать свою деятельность с учетом собственного опыта и жизненной позиции. Однако аудиторские стандарты и призваны не регламентироваться аудиторскую деятельность, а лишь упорядочить ее.


Библиографический список

  1. Абленов Д.О. Профессиональный аудит: Учебное пособие. - Алматы: Экономика, 2008. – 557с.

  2. Ажибаева З. Н. Аудит: Учебник. – Алматы: Экономика, 2004. – 527с.

  3. Нурсеитов Э.О., Нурсеитов Д.Э. Международные стандарты аудита: принципы и практика: Учебное пособие. – Алматы: Экономика, 2008 – 478с.

  4. Шеремет А.Д., Суйц В.П. Аудит: Учебное пособие. - М.: ИНФРА – М, 1995. – 541с.



^ Н. Е. Алексеев

Омская гуманитарная академия

Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия

Столичная финансово-гуманитарная академия, (филиал в г. Омск)


^ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭВОЛЮЦИИ КАТЕГОРИИ

«ПОТРЕБНОСТЬ»


Эволюция науки неизбежно влечет за собой изменение стереотипов потребностей, интересов, целей, мотивов, стимулов, производства, потребления.

По всей видимости, трудности в становлении нормативных эволюционных подходов и, в частности, эволюционного подхода к категории потребность, обусловлены многоаспектностью предмета исследования, недостаточной консолидацией усилий представителей различных областей гуманитарных знаний. Настоящее исследование призвано обеспечить продвижение в указанном направлении.

Определение природы потребностей сопряжено с рядом сложностей. Во-первых, данной категорией интересуются ученые различных отраслей знания. Во-вторых, исторически сложились существенные расхождения между отечественной и зарубежными экономическими школами. В-третьих, изучение природы потребностей охватывает длительный эволюционный период.

Представители классической школы рассматривают следующие теоретические проблемы: определение причин богатства нации, экономического роста и распределения доходов между общественными классами. А. Смит, оперируя категориями «желания» и «интересы», считал, что каждый человек лучше других знает свои желания и интересы и вправе свободно им следовать. Подтверждением для него служили законы рынка: «не от благожелательности мясника, пивовара и булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов» [1, с. 91].

Интерес и потребность – действительно близкие и связанные между собой категории, если потребность – это состояние, которое может быть либо реализовано в деятельности человека, либо нет, то в интересе проявляется деятельное отношение субъекта.

Представители классической школы выводили ценность из издержек производства, т. е. определяли ее со стороны предложения. Отсутствие же определения ценности со стороны спроса свидетельствует о том, что классики игнорировали непосредственное отношение субъекта к конкретному благу, то есть его потребность в этом благе. Отсутствие у классиков прямого интереса к категориям «потребность», «полезность», «благо», объясняется тем, что классическая школа не включала личное потребление в предмет политэкономии, т. к. влияние привычек и традиций делает человеческое поведение непредсказуемым.

Большой вклад в определение природы потребностей внес К. Маркс, который подчеркивал, что потребности – неотъемлемое свойство всего живого, внутренний стимул всякого поведения живого существа.

Потребность, являясь внутренним стимулом всякой жизнедеятельности, одновременно есть отношение субъекта действия к необходимым условиям своего бытия. В этом смысле слова, потребность – есть выражение необходимости. Необходимость воспроизводства и развития себя заставляет индивида на начальных ступенях приспосабливаться к окружающей среде. В этом как раз и проявляется связь эволюции индивида и его потребностей с эволюцией человеческой деятельности.

Посредством потребностей и их систематического удовлетворения внешние условия бытия как бы переходят внутрь; условия формируют потребности, а потребности ориентируются и замыкаются на условиях. Жизнедеятельность любого организма включает в себя момент избирательности и предпочтения. Почти во всех случаях избирательность и предпочтение – это реагирование на условия среды. Именно эти свойства и обуславливают тот факт, что потребности становятся дифференцированными и многообразными. Но в то же время, если факторы жизнедеятельности не зафиксированы в сознании индивида, то они и не становятся потребностями.

Толкование потребностей у маржиналистов несколько отличается от марксистского подхода. У. Джевонс полагал, что политэкономия должна заниматься изучением человеческих потребностей и рациональным использованием ресурсов. По мнению маржиналистов, человек в их теории предельной полезности знает иерархию своих потребностей.

К. Менгер определял благо как предмет, удовлетворяющий определенную человеческую потребность, чтобы предмет приобрел характер блага, необходимо совпадение следующих четырех условий: человеческой потребности; свойств предмета удовлетворять эту потребность; познания человеком этой причинной связи; возможности распоряжаться предметом так, чтобы действительно употреблять его для удовлетворения этой потребности. Здесь К. Менгер особенно подчеркнул субъективный характер благ, т.к. человек может ошибочно приписывать предмету способность удовлетворять его потребность наилучшим образом.

Важным моментом теории всей австрийской школы является разделение благ на блага первого порядка, непосредственно удовлетворяющие человеческие потребности, и блага второго, третьего и т. д. порядков, которые служат для производства благ первого порядка и удовлетворяют человеческие потребности через них, т.е. косвенно. К. Менгер выводит понятие экономических благ, необходимость в которых превышает к настоящему времени их уровень. И тогда человек делает выбор между потребностями. Если приходится делать выбор между несколькими различными, исключающими друг друга потребностями, то при рациональном ведении хозяйства должна быть выбрана важнейшая из этих потребностей [3].

Как видим, подход маржиналистов к теории ценности был противоположен подходу классической школы, а именно рассматривался «со стороны спроса».

Основные положения, изложенные маржиналистами, нашли своеобразное отражение в витке американской экономической мысли – институционализме.

Т. Веблен отвергал представление об «экономическом человеке», выступающем в качестве субъекта максимизации полезности. Его основная мысль состояла в том, что человеческую жизнь нельзя нормализовать статистическими или математическими моделями. Экономический процесс динамичен, эволюционен, его двигают вперед развитие техники и конфликты между интересами различных классов и групп людей [4].

В основу модели homo economicus ставится эгоистический материальный интерес, стремление индивидуума получить максимальный результат при минимальных затратах в условиях ограниченности используемых возможностей и ресурсов. Для реализации такого рационального поведения субъект экономической деятельности нуждается в свободе выбора, что возможно при ликвидации политических, классовых и прочих ограничений.

Эволюция общества является процессом естественного отбора институтов, которые, являются привычными образами мыслей в том, что касается отношений между обществом и личностью, индивидом и его потребностями. Ведь именно под нажимом обстоятельств, складывающихся в жизни общества, происходит изменение образов мышления людей, а, следовательно, и структуры потребностей, т. е. развитие институтов, и перемены в самой человеческой природе, предполагающей новые потребности.

У. Митчелл считал правильной критику Т. Вебленом модели рационального гедониста, полностью исключающего ориентацию на социальную политику. Он подчеркивал ошибочность принятия классической школой жесткой поведенческой модели человека, преследующего свой рационально просчитанный интерес, и исключающего целую группу потребностей – социальных. В центре внимания У. Митчелла находится поведение, а, следовательно, и потребности людей в обществе. Он основывался на положении, что главный фактор экономического развития людей заключается в их психологии, в традициях и обычаях.

Д. Коммонс выражал несогласие с маржиналистской трактовкой распределения дохода и игнорирование исторической изменчивости отношений собственности и прав личности, включающих право на возможно большую долю в национальном продукте. Он пришел к пониманию институтов как исторически сложившихся, уходящих корнями в коллективную психологию, что еще раз подчеркивает историческую природу формирования потребностей. Действующие коллективные институты направляют поведение индивидов в сфере удовлетворения их потребностей. Таким образом, речь идет, во-первых: о потребностях удовлетворяемых нерыночными институтами; во-вторых, о возможности и необходимости влиять на потребительское поведение.

Что касается русской экономической мысли, то необходимо отметить выдающегося русского ученого – С. Н. Булгакова, который внес серьезный вклад в разработку теории благосостояния, полагая, что богатство общества является условием свободы человека. Бедность, навязанная обстоятельствами жизни, рассматривается им как условие невозможности осуществления свободы. Рост богатства, напротив, создает потенциальные возможности для утверждения и развития человеческого духа, является предпосылкой организации и реализации духовного потенциала человека [5, с. 400–409].

М. И. Туган-Барановский поставил задачу примирения трудовой теории стоимости и теории предельной полезности. Он положил в основу построения нового общества принцип верховной ценности человеческой личности, полагая, что именно человек определяет субъективную полезность любого блага, которое становится ценным не само по себе, а в оценке человека (позиция маржинализма). В то же время М. И. Туган-Барановский утверждал, что субъективная ценность блага зависит как от его количества, так и от объема затраченного труда [6]. Следовательно воспроизводство ценности человеческой личности, зависящей от качества удовлетворения ее потребностей, является основой пропорциональности трудовых затрат, реструктуризации экономики, рационализации распределения ресурсов и качества структуры потребления.

Во второй половине ХХ века в нашей стране растет интерес ученых к исследованию проблем природы потребностей. По поводу соотношения объективного и субъективного в процессе формирования потребностей в современной экономической литературе высказываются различные точки зрения. Согласно мнению Э. П. Горбунова, П. Г. Олдака, И. С. Шевцова потребности формируются исключительно под влиянием самой личности, ее психофизических свойств и особенностей [7, 8, 9]. Ряд экономистов: Я. А. Кронрод, И.Н. Шутов утверждает, что потребности порождаются общественными условиями, и субъективный момент не участвует в их формировании [10, 11]. Сторонники первой точки зрения основываются на том, что потребности человека заложены в самом человеке, рождаются вместе с ним и что, следовательно, общественная среда не имеет исходного, решающего значения для их формирования. Во втором случае исходят из того, что потребности порождаются обществом и не зависят от психофизических свойств личности.

Неправомерность обеих точек зрения объясняется ограниченностью подходов: преуменьшения в одном случае общественного характера потребностей, в другом – абсолютизацией генетической природы потребностей.

Процесс формирования потребностей подчиняется действию объективных экономических законов, и, прежде всего – закону возвышения потребностей. Но вместе с тем объективный процесс формирования потребностей связан и с некоторыми субъективными факторами, которые выступают в виде психофизических особенностей человеческого организма и личности. Субъективные факторы, определяющиеся психофизической природой, также находятся под воздействием социальных условий развития общества, ибо человек есть существо общественное.

Проблема объективного и субъективного в формировании потребностей представлена также в работах С. П. Богачева [12, 13, 14, 15]. Как отмечает С. П. Богачев, в понятии «потребность» нет нужды, поскольку «полезность» определяет выбор потребителя.

Такая ситуация вынуждает нас выработать собственную точку зрения, способствующую, по крайней мере, обоснованию наличия объективного и субъективного в понятии «потребность».

Потребность, будучи объективной категорией, возникает независимо от познавательного процесса. Более того, прежде чем быть осознанными, потребности должны существовать в реальной действительности. На наш взгляд, потребности, в этом смысле, нельзя назвать потребностями. Буквально они представляют собой ни что иное как природную предпосылку. В определенном смысле речь идет лишь о биологических факторах жизнедеятельности индивидов. Объективная необходимость сохранить жизнедеятельность стимулирует поиск индивидом определенных способов и приемов ее сохранения.

В формировании потребностей участвуют как объективные, так и субъективные факторы. Но решающим является объективный фактор, т. е. те общественные условия, в которых живет и воспитывается человек.

Потребности индивидов лишь кажутся чем-то внутренним, а в действительности порождены обществом, определяются обществом, формируются им, определяются достигнутым уровнем производительных сил, типом и зрелостью общественных производственных отношений. Сама сущность человека не может проявляться иначе как через совокупность разнообразных общественных потребностей, поскольку через потребности проявляется деятельное отношение человека к окружающему его природному и социальному миру.

Итак, реально существующая потребность предполагает наличие своего объекта и субъекта и формируется в результате их взаимодействия.

Субъект – носитель потребностей, отражает ту или иную объективную необходимость в условиях жизни сквозь призму собственной индивидуальности. Поэтому объективно обусловленные по происхождению потребности всегда проявляются у конкретного лица в определенных границах в субъективной форме: субъект имеет возможность по-своему выбрать объекты, средства и способы их удовлетворения. Иначе говоря, лишь в плане того, что потребность носит осознанный характер, проявляется как осознанная необходимость, можно говорить о субъективной стороне потребностей [16, с. 718].

В то же время потребности определяются как объективно необходимые условия жизни и как объективная необходимость условий жизни. В отечественной литературе часто понимание потребностей как объективно необходимых условий жизни и как объективной необходимости условий жизни четко не разграничивается и встречается даже в одних и тех же работах [17]. Между тем в первом делается упор именно на условия жизни, во втором – на объективную необходимость. И именно это различие является принципиальным при определении сущности потребностей. Основным недостатком первого определения, на наш взгляд, является отождествление потребностей с условиями жизни [18]. При таком подходе неоправданно сужается предмет исследования, игнорируется субъект потребностей, который также изменяется по определенным законам. Получается, что потребность отделена от субъекта. С одной стороны – субъект, с другой – объективно необходимые условия жизнедеятельности субъекта. Хотя формирование потребностей происходит через развитие условий жизни, но отсюда вовсе не следует, что условия жизнедеятельности тождественны потребностям. Сведение потребностей к объективно необходимым условиям жизни упрощает содержание процесса их формирования, который не сводится к созданию условий жизни, а предполагает также осознание субъектом созданных условий жизни как общественно необходимых. Кроме того, если отождествлять потребности с объективно необходимыми условиями, как тогда объяснить формирование в обществе неразумных потребностей. Разве может быть неразумно то, что объективно необходимо для существования человека? С другой стороны, отождествление делает невозможным процесс регулирования потребностей, совершенствования их структуры, ибо зачем формировать то, что объективно существует. Подход к определению потребностей, как объективной необходимости условий жизни, заключает главное в характеристике потребностей – их объективную целенаправленность. Объективная необходимость условий жизни ближе к цели деятельности людей и определяет ее.

Категории «потребность» и «необходимость» тесно взаимосвязаны. Поскольку субъектами потребностей являются индивиды и их ассоциации, постоянно существует объективная необходимость в определенных условиях воспроизводства их жизнедеятельности, которые требуется создать. Эта объективная необходимость отражается в сознании субъектов, т. е. потребность как осознанная объективная необходимость направлена на определенную цель, а именно на воспроизводство жизни субъектов – носителей общественных отношений. Одновременно потребность дает представление о необходимости создания указанных условий. Следовательно, потребность – это необходимость, но не всякая необходимость, а осознанная субъектом. А поскольку потребности субъекта не только объективны, социально обусловлены, но отражают и индивидуальные особенности их субъекта-носителя, постольку о потребностях в строгом смысле можно говорить только тогда, когда две необходимости – объективная и субъективная – сливаются воедино. При таком понимании потребностей, определение ее К. Марксом как объективной необходимости условий жизни, на наш взгляд, требует уточнения, мы определяем потребности как осознанную субъектом объективную необходимость в общественных условиях воспроизводства его жизнедеятельности, соответствующих достигнутому уровню развития производительных сил и производственных отношений. Ведь осознанная объективная необходимость в благе – есть сама по себе основа формирования потребности. В то же время, ценность блага – это осознанная категория, составляющая основу иерархии потребностей и их удовлетворения через структуру потребления.


Библиографический список

  1. Смит, А. Исследование о природе и причинах богатства народов [Текст] / А. Смит // Антология экономической классики. В 2 т. Т. 1. – М., 1991. – 322 с.

  2. Маркс, К. Экономические рукописи 1857–1859 года [Текст] / К. Маркс, Ф. Энгельс : соч. изд-е 2 – е. М. : Политиздат, 1970, Т. 46, Ч 1. – 641 с.

  3. Менгер, К. Основания политической экономии [Текст] / К. Менгер. – Одесса, 1903. – 486 с.

  4. Веблен, Т. Теория праздного класса [Текст] / Т. Веблен. – М. : Прогресс, 1984. – 256 с.

  5. Автономов, В. С. История экономических учений : учебное пособие [Текст] / В. С. Автономов, О. Н. Ананьина, Н. Б. Макашева. – М. : ИНФРА – М, 2000. – 784 с.

  6. Туган-Барановский, М. И. Основы политической экономии [Текст] / М. И. Туган-Барановский. – Петербург, 1915. – 410 с.

  7. Горбунов, Э. П. Структура и эффективность общественного производства [Текст] / Э. П. Горбунов. – М. : Мысль, 1974. – 199 с.

  8. Олдак, П. Г. Взаимосвязь производства и потребления. Критерии и оценки [Текст] / П. Г. Олдак. – М. : Экономика, 1966. – 145 с.

  9. Шевцов, И. С. Категории политической экономии социализма [Текст] / И. С. Шевцов. – Казань : изд-во Казанского ун-та, 1973. – 80 с.

  10. Кронрод, Я. А. Система общественных потребностей, закономерности их формирования в условиях социализма [Текст] / Я. А. Кронрод. – М. : АН СССР, 1966. – 320 с.

  11. Шутов, И. Н. Личное потребление при социализме [Текст] / И. Н. Шутов. – М. : Мысль, 1972. – 294 с.

  12. Богачев, С. П. Исследование и моделирование потребительского выбора [Текст] / С. П. Богачев // Вестник МГУ, серия 6, экономика. – 2000. – № 6. – С. 18–31.

  13. Богачев, С. П. Системно-потребностный подход – основа теории покупателя [Текст] / С. П. Богачев // Вестник МГУ, серия 6, экономика. – 2001. – № 3. – С. 30–46.

  14. Богачев, С. П. Соотношение категорий “ценность” и “спрос” [Текст] / С. П. Богачев // Вестник МГУ, серия 6, экономика. – 2003. – № 6. – С. 3– 22.

  15. Богачев, С.П. Ценность – основа систематизации потребностей [Текст] / С. П. Богачев // Вестник МГУ, серия 6, экономика. – 2003. – № 1. – С. 3-23.

  16. Маркс, К. Из рукописного наследия. Производство, потребление, распределение, обмен [Текст] / К. Маркс, Ф. Энгельс : соч. изд-е 2 – е. М. : Политиздат, 1970, Т. 12. – 853 с.

  17. Радаев, В. В. Потребности как экономическая категория социализма [Текст] / В. В. Радаев. – М. : Мысль, 1970. – 222 с.

  18. Мстиславский, П. С. Народное потребление при социализме [Текст] / П. С. Мстиславский. – М. : Госполитиздат, 1961. – 158 с.






оставить комментарий
страница1/18
Дата18.09.2012
Размер4,35 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх