Начальный этап отношений Испании и нато 4 icon

Начальный этап отношений Испании и нато 4


Смотрите также:
Рабочая программа дисциплина Теория и методика обучения иностранному языку (начальный этап)...
Глава 1 история отношений россии и нато...
Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление...
Программа дисциплины «Экономика и политика Испании» для специальности 080102...
Пути и способы повышения эффективности обучения русскому языку как иностранному в Иране...
Программа дисциплины «Экономика Испании» для направления 060600-Мировая экономика подготовки...
Программа дисциплины «Экономика Испании» для направления 060600-Мировая экономика подготовки...
Программа обучения...
История Испании...
Тема Кол-во страниц...
Бюллетень новых поступлений июль сентябрь 2007 г...
Гузель майтдинова государство кирпанд – империя в срединной азии...



Загрузка...
скачать





Содержание работы

Введение 3

Глава 1. Начальный этап отношений Испании и НАТО 4

1.1. Вступление Испании в НАТО 4

1.2. Политические проблемы в отношениях Испании и НАТО 8

Глава 2. Политика Испании в отношении стран-участниц НАТО 16

2.1. Отношения с США 16

2.2. Отношения с Францией 21

2.3. Отношения с латиноамериканскими странами 25

2.4. Перемены во внешней политике и поиск консенсуса 31

Заключение 36

Список использованной литературы 37



Введение



Официальной датой вступления Испании в НАТО считается 30 мая 1982 г., однако данный факт неоднозначно оценивается как ведущими политическими партиями, так и общественностью страны.

Дело в том, что с момента окончания Второй мировой войны и до смерти Франко (1975) реального диалога между сторонами не получалось. На то были объективные причины. Диктаторский режим, сотрудничавший с нацистами, вызывал отрицательную реакцию со стороны международных организаций и мировой общественности. Да и сама Испания не проявляла ярко выраженного желания присоединиться к НАТО. Имели место лишь попытки интеграции страны в структуры блока невоенного характера.

Отсутствие четкой позиции по вопросу НАТО с 50-х до начала 80-х гг. ХХ в. было обусловлено еще одним немаловажным фактором. Речь идет о военном сотрудничестве с США, являющимися главенствующим членом Североатлантического альянса. Еще в 1953 г., в разгар конфронтации между Испанией и мировым сообществом, был заключен испано-американский договор о военном сотрудничестве, в котором, в частности, оговаривались вопросы размещения военных баз и финансовой помощи. Такие "особые" отношения с США на фоне общей изоляции страны позволяли не беспокоиться о примыкании к каким-либо военным блокам.

В данной работе будут рассмотрены вопросы в отношении проведения политики Испании в НАТО в период в конце XX- начале XI века.

В этот период сложилась наиболее конфликтная ситуация в отношениях между государствами, вступившими в союз НАТО.


^

Глава 1. Начальный этап отношений Испании и НАТО




1.1. Вступление Испании в НАТО


Даже после смерти диктатора, когда сложились условия для переговоров об интеграции в альянс, все ограничилось лишь подписанием испано-американского Договора о дружбе и сотрудничестве (ноябрь 1976 г.), который предусматривал сохранение за США трех военно-воздушных баз (в Торрехоне под Мадридом, в Сарагосе и близ Севильи) и крупной военно-морской базы в Роте, имеющей 9 тыс. военнослужащих; предоставление военно-экономической помощи в размере 1,25 млрд дол. США; создание испано-американского совета, возглавляемого государственным секретарем США и министром иностранных дел Испании; вывод американских подводных лодок с базы в Роте к 1 июля 1979 г. и неразмещение на испанской территории ядерных сил1.

Тогда же была организована первая за годы существования альянса поездка высокопоставленных испанских военных по ряду важных военных объектов блока в Риме, Неаполе, Брюсселе, а также посещение ими штаба верховного главнокомандующего соединенными вооруженными силами НАТО в Европе американского генерала А. Хейга. В июне 1977 г. в Брюсселе побывал министр иностранных дел Испании М. Ореха Агирре, который имел встречи с генеральным секретарем НАТО Т. Лунсом и А. Хейгом. Предметом встреч был вопрос о расширении альянса.

С начала 1980-х гг. наблюдается эволюция позиции руководства страны по вопросу вступления в альянс. Если раньше присоединение к блоку рассматривалось как несрочное, то теперь оно стало одним из приоритетов внешней политики. 9 марта 1978 г. министр иностранных дел Испании М. Ореха заявил в своем выступлении в сенате "о целесообразности проведения обсуждения в общенациональном масштабе вопроса о вступлении Испании в Организацию Североатлантического договора".

Окончательно стремление включиться в НАТО было сформировано председателем правительства Л. Кальво-Сотело в его программной речи в парламенте при вступлении в должность 18 февраля 1981 г.3 В то время в Испании бытовало мнение, что вступление в НАТО — попытка умиротворить военных. Основания для этого действительно существовали, так как 23 февраля 1981 г. произошла попытка военного переворота, грозившая стране возвратом в диктаторское прошлое. Если бы не своевременное вмешательство короля, то путчисты имели бы все шансы на успех.


Л. Кальво-Сотело в отличие от своего предшественника на посту А. Суареса был активным проевропейцем и уделял проблемам внешней политики не меньшее внимание, чем внутренним. В своей книге "Наследие переходного периода" ("Memoria viva de la transiciуn") он так описывал поведение А. Суареса в вопросах внешней политики: "Суарес был мало путешествовавшим человеком и пришел в политику во времена франкизма, когда перспективы были туманны и существовало недоверие к западным демократиям… Когда я, ответственный за отношения с Европейскими сообществами, делал доклад Совету министров, Адольфо зачастую оставлял вместо себя Гутьерреса Мельядо, а сам шел прогуливаться во внутренний дворик с колоннами дворца Монклоа с каким-либо министром, который разговаривал с ним о внутренней политике"4. А. Суарес не говорил на иностранных языках, поэтому его тяготили сами переговоры с европейскими лидерами, где ему приходилось пользоваться услугами переводчиков. В этом, по мнению современников, кроется причина склонности А. Суареса делать акцент во внешней политике на сотрудничество со странами Латинской Америки и арабским миром. Дополнить картину внешнеполитических взглядов А. Суареса может его инаугурационная речь при вступлении в должность премьера 30 марта 1979 г., в которой, в частности, говорилось: "… вопрос о членстве в НАТО должен быть поставлен в свое время, с учетом условий, исходящих из ее особенностей, нужд безопасности, а также необходимости широкой поддержки в парламенте".

Любопытно, что, по опросам общественного мнения в 1975 г., после смерти Франко общество в большинстве своем было настроено за вступление в НАТО. Однако ни тогдашнее правительство А. Наварро, ни последующие правительства А. Суареса не могли форсировать решение данного вопроса вследствие двух основных причин. Речь идет о позициях Коммунистической партии Испании (КПИ) и Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Если действия КПИ были последовательны и понятны, так как коммунисты руководствовались антиимпериалистическими лозунгами, идеалами равенства, справедливого общества, то стратегия ИСРП заслуживает детального анализа как из-за своей неоднозначности, так и в силу исторической значимости.

Парадокс деятельности Ф. Гонсалеса и возглавляемой им ИСРП заключался в том, что, будучи убежденным проевропейцем, как и другие находящиеся в оппозиции левые силы, он был явным противником вступления в НАТО2. В середине 1970-х гг. ощущалось сильное влияние Социалистического Интернационала на группировавшиеся вокруг него политические партии, и в канве этой политики ИСРП стала нейтралистской. На XXV съезде ИСРП в 1974 г. генеральным секретарем партии избирается Ф. Гонсалес, который объявил себя "противником существования военных блоков"7. Такая стратегия в вопросах обороны предполагала крен в сторону сотрудничества с СССР. Действительно, в 1977 г. Ф. Гонсалес и А. Герра посетили Советский Союз, где подписали договор с КПСС, по которому "обязывались не допускать вступления новых членов в существующие военные альянсы, т. е. вступления Испании в НАТО, что являлось известной целью СДЦ и каталонских и баскских националистов"8. Такое соглашение оказалось для Гонсалеса недальновидным и с политической, и с экономической точки зрения. Во-первых, в 1985 г. в СССР начались серьезные преобразования, которые ослабили страну и снизили поддержку родственных партий за рубежом. Во-вторых, с подписанием СССР и США в середине 1980-х гг. договоров о разоружении СНВ-1 и СНВ-2 Испания потеряла 150 млрд песет, инвестированных до этого в военные программы.

^

1.2. Политические проблемы в отношениях Испании и НАТО


28 октября 1982 г. состоялись генеральные выборы в Испании, на которых социалисты одержали убедительную победу. Новое правительство заявило о начале "периода осмысления и о приостановке переговоров о военной интеграции Испании в НАТО". Такое заявление было сделано на основании решения XXIX съезда ИСРП, в котором говорилось, что вступление в НАТО — это "усиление диалектики военных блоков"11. Апелляция социалистов к патриотическим чувствам граждан сыграла свою роль. В частности, по данным опроса, опубликованным в октябре 1981 г. газетой "Паис", 52 % опрошенных высказались против вступления страны в альянс и лишь 18,1 % — за; при этом 69 % респондентов высказалось за проведение референдума.

Стало очевидно, что референдуму быть, хотя сроки его проведения пока не озвучивались. Гонсалес был связан обязательством провести его, но, с другой стороны, мог обратиться напрямую к парламенту (кстати, избранному народом) с предложением пересмотреть свое решение. Но испанский лидер решил поступить как настоящий социалист, испросив мнение непосредственно у народа, минуя посредников. Он хорошо помнил предвыборное обещание провести референдум, но "забыл" основное — что собирался вытащить страну из НАТО, хотя в Испании уже было принято решение о членстве в блоке. Ф. Х. Лосантос так прокомментировал это решение: "Референдум по вопросу НАТО был громадной манипуляцией, чтобы скрыть ошибку — ошибку ИСРП, продолжающуюся в течение 1982 г., когда испанский парламент уже проголосовал подавляющим большинством по предложению СДЦ за интеграцию Испании в НАТО. Таким образом, социалистическая партия организовала крупномасштабную кампанию против вступления, отождествляя НАТО с войной, милитаризмом, подчинением США и военной службой за пределами наших границ. При неинформированном, боязливом и легко переубеждаемом демагогами общественном мнении эта кампания вызвала разрушительный политический резонанс для правых в правительстве, и решительным образом повлияла на исход выборов 1982 г."

В дальнейшем негативное отношение официальных лиц государства к НАТО усиливалось. Этому способствовала и резко обострившаяся проблема Гибралтара. Общество полагало, что возвращение колонии под суверенитет страны будет с вступлением в альянс значительно упрощено. В противовес такому мнению тогдашний министр иностранных дел Испании Ф. Моран утверждал: "Что дает НАТО? Без сомнения, не защиту территориальной целостности Испании, так как по пункту 6 [Североатлантического договора] исключаются Сеута и Мелилья [испанские города на севере Африки]. Также не предполагается возвращение Гибралтара. Я задавал вопрос этим высокопоставленным американцам: имела бы Испания, будучи в НАТО, вето, чтобы он [Гибралтар] не использовался в качестве базы НАТО? Нет, она бы его не имела"

На фоне внутриполитической борьбы наблюдалась странная тенденция в двусторонних отношениях страны с блоком. Формально процесс дальнейшей интеграции был "заморожен", однако испанцы продолжали активно участвовать в работе многих органов альянса, таких, как Комитет военного планирования и "Еврогруппа". Страна имела также статус наблюдателя в группе ядерного планирования и специальной консультативной группе. Помимо этого испанский министр обороны присутствовал на совещании с представителями стран, образующих так называемую интегрированную оборонную структуру союза. Надо полагать, что двойная игра лидеров ИСРП вокруг членства в НАТО имела явно выраженную цель: манипулировать общественным мнением, чтобы обеспечивать партии победу на выборах.

Окончательно позиция ИСРП касательно референдума сформировалась 23 октября 1984 г., когда Ф. Гонсалес в своей речи о национальном государстве объявил о "десяти принципах обороны и безопасности", которые включали проведение референдума о продолжении участия страны в НАТО15. С этого момента "обработка" общественного мнения усилилась. Состоявшийся 12 марта 1986 г. референдум принес несколько сенсационные результаты: 52,54 % граждан выступили за продолжение участия страны в альянсе, 39,83 % — против, 6,54 % — воздержались, причем приняли участие в голосовании только 59,71 % электората16. Рычагами выигрыша референдума ИСРП можно назвать контроль над СМИ, обязательство сократить военное присутствие США, ведение разговора о вступлении только в политическую, а не военную структуру альянса и т. д.

Итак, проблемы Испании при вхождении в блок НАТО носили либо конъюнктурный характер, либо были искусственно созданы. Если до 1975 г. из-за неприятия режима Франко речь о приеме в альянс вестись не могла, то со смертью диктатора стране открылись новые перспективы. Однако сложная внутриполитическая ситуация и необходимость структурных преобразований не оставляли времени молодой демократии заняться проработкой интеграционной проблематики. Кроме того, страна активно сотрудничала с США в вопросах обороны, что позволяло не форсировать переговоры с организациями, занимающимися вопросами безопасности. Только с приходом к власти Л. Кальво-Сотело (1981) началась официальная процедура примыкания к НАТО, результатом которой стало вступление Испании в Североатлантический альянс 30 мая 1982 г.

Политическим препятствием на пути дальнейшей интеграции Испании в НАТО явилась позиция Испанской социалистической рабочей партии. Руководствуясь электоральными соображениями, она демонстративно выступала против этого шага. Даже изменившаяся международная ситуация в начале 1980-х гг. и фактическое вхождение в НАТО в 1982 г. не повлияли на стратегию социалистов. Проведенный в 1986 г. референдум по вопросу продолжения участия страны в альянсе подтвердил несостоятельность взглядов ИСРП и обозначил окончательное складывание режима правления, получившего в дальнейшем название "фелипизм".

После референдума испанское руководство действовало дипломатично и взвешенно, делая сначала ставку на двустороннее сотрудничество со странами — членами блока. В это время сложилась уникальная международная обстановка, когда СССР и США решили обуздать гонку вооружений. Это не могло не вызывать определенных изменений и в Западной Европе. В частности, в связи с заключением договора по ракетам средней и меньшей дальности между СССР и США, в Западной Европе стали возникать проекты различного рода локальных интернациональных военных структур, и один из них — проект "ось Париж—Бонн". Ф. Гонсалес во время своей поездки в Бонн в 1987 г. заявил о готовности Испании присоединиться к данному проекту. Выгоды от такого сотрудничества для страны были очевидны. Во-первых, налаживание диалога в оборонной сфере с ведущими странами континента было серьезным шагом на пути европейской интеграции. Во-вторых, это давало возможность повысить собственный престиж на европейской и международной арене. В-третьих, и это самое главное, испанские вооруженные силы, активизируя и расширяя прямое сотрудничество с вооруженными силами Германии и Франции и извлекая определенные выгоды в плане получения ценной информации и т. д., формально сохранили бы свою независимость от НАТО3.

Шагом в сторону сближения с Европой несомненно можно считать вступление Испании в Западноевропейский союз (ЗЕС) в июне 1987 г. ЗЕС — это организация оборонного характера, созданная после окончания Второй мировой войны участвовавшими в ней западноевропейскими странами. После образования НАТО значение ЗЕС заметно уменьшилось, однако в новых условиях в середине 1980-х гг., при усилении роли Европы в международных отношениях и тенденции усиления ее обособленности от США, роль ЗЕС стала снова возрастать. По мнению И. В. Данилевич, такой шаг Испании "отвечал ориентации ИСРП на усиление роли европейских стран в общей системе безопасности Запада. ИСРП подчеркивала необходимость выработки специальных принципов и мер, направленных на обеспечение безопасности именно данного региона, поскольку Западная Европа, с ее политическими, экономическими и культурными традициями способна играть роль альтернативы великим державам, сдерживать и продлевать глобальную "биполярность".

Как уже отмечалось, такая позиция Испании по вопросам европейской интеграции не оставляла стране другой альтернативы, как определить свои отношения с военной организацией альянса. В этом смысле важным стал 1988 г., когда завершился процесс выработки и утверждения ряда документов, определявших место и степень участия Испании в НАТО. За 2 года после противоречивого по результатам референдума руководству страны удалось не только укрепить свои позиции в блоке, но и документально их оформить. Такая ситуация свидетельствует, что высокий уровень сотрудничества не мог бы быть достигнут без взаимной заинтересованности партнеров друг в друге. В 1988 г. Испания вошла в комитет планирования НАТО, стала членом группы ядерного планирования, приняла участие в организации ПВО НАТО, в формировании ВМС НАТО в Восточной Атлантике, взяла на себя определенные обязательства по материально-техническому снабжению воинских подразделений блока, по охране Гибралтарского пролива. При этом страна сохраняла формальную независимость от военной организации альянса. Испания заключила на 8 лет новый военный договор с США.

С 1994 г. начался очередной этап переговоров между странами — участницами НАТО по вопросу создания новой европейской оборонительной архитектуры, что предполагало естественным образом реформу военной организации блока. Испания активно включилась в этот процесс с целью вступления в уже обновленную структуру альянса. Результатом переговоров стало одобрение новой структуры командования в НАТО. 16 декабря 1997 г. Испания стала членом военной организации блока.

Этот шаг был воспринят в стране с энтузиазмом. По мнению пресс-секретаря по обороне Народной партии (правящей с 1996 г.) А. Фернандеса де Меса, это было важное и обоюдовыгодное событие, "поскольку Испания перестала быть страной в арьергарде, которой она была во время "холодной войны". Теперь она — страна в авангарде и находится в благоприятной ситуации, и альянс заинтересован иметь с ней дело в качестве полноправного члена". Нужно сказать, что ИСРП также приветствовала этот шаг испанского руководства. Заместитель председателя комиссии партии по международным делам Р. Эстрелья сказал, что "это было очень позитивное решение, которое полностью совпадает с волей конгресса и с желанием стран альянса".

Фактором, форсировавшим принятие данного решения, стало снятие Лондоном последних оговорок по вопросу, связанному с требованием к Испании устранить все ограничения в аэропорту Гибралтара. Надо сказать, что Мадрид и ранее использовал любую возможность притеснения гибралтарцев, например, вводил различные ограничения на передвижение через границу Испании и Гибралтара. Однако властям двух стран удалось вынести этот вопрос "за скобки" военной организации блока. По выражению министра обороны Испании Э. Серры, проблема Гибралтара является "спорным вопросом двусторонних отношений, а военная структура является делом общего интереса"21. Вообще же реформа военной структуры НАТО была сложным процессом, который предполагал создание более гибкой цепи управления и сокращение управленческих расходов. Таким образом, вместо 65 ставок командования, доставшихся в наследство от "холодной войны", было решено оставить всего лишь. Причем Испания согласно реформе должна была теперь иметь на своей территории подрегиональный командный штаб, который должен был непосредственно подчиняться региональному военному командованию в Неаполе (Италия). С введением в действие нового штаба страна официально была наделена ответственностью за юго-западный фланг НАТО. Полномочия этого органа распространялись на всю территорию страны, включая Канарские острова. Сам испанский штаб был расквартирован в окрестностях Мадрида — Ретамарес (Посуэло де Аларкон), вблизи от армейского центра стратегических передач. Одна из самых важных задач, которая возлагается на него, — поддерживать мир и безопасность на Средиземноморье. По словам А. Фернандеса де Меса, "это является самым срочным. Испания является ключом к Средиземноморью, и она будет действовать особым способом во время проведения операции в этой зоне".

Вместе с тем, участие страны в военной структуре блока не ограничивается лишь учреждением подрегионального командного штаба в Мадриде. Испания пытается поставить на некоторые ключевые посты в НАТО своих представителей. В частности, Х. Солана уже являлся долгое время генеральным секретарем блока. В общей сложности около 220 испанских специалистов работают в различных штабах и структурах НАТО, включая мадридский штаб. Кроме того, руководство альянса обратилось к Испании с просьбой, чтобы та смогла выделить до 50 тыс. солдат, которые во взаимодействии со ставкой в Неаполе будут использованы для контролирования зоны, включающей в себя Марокко, Тунис и Алжир. Начиная с момента вступления в военную структуру блока, Испания напрямую принимает участие в разработке планов и операций, в которых участвуют испанские военнослужащие в Боснии. В этой связи одной из важнейших задач Народной партии до 2003 г. является полная профессионализация испанской армии. Бюджетные расходы на оборону, по словам А. Фернандеса де Меса, должны будут возрасти "и перейти от 1,1 % ВВП в настоящее время к "потолку" в 1,5 %"23. Это далеко не полный перечень мероприятий и операций, в которых Испания принимает активное участие4.

Таким образом, окончательное вступление Испании в военную организацию НАТО завершило многолетний этап интеграции страны в Североатлантический альянс. Этот процесс не был равномерным. На начальной стадии правительство Л. Кальво-Сотело поспособствовало скорейшему вхождению страны в блок (1982). Однако общественное мнение страны неоднозначно восприняло этот шаг правительства. Антинатовские настроения в стране вынудили ИСРП, сменившую правительство Л. Кальво-Сотело, пообещать провести общенациональный референдум по вопросу продолжения участия страны в НАТО. Референдум стал очередной вехой на пути интеграции, так как население страны, хотя и с небольшим перевесом, одобрило этот шаг. Далее испанское руководство стало активно искать возможности развития военного сотрудничества как с отдельными странами — членами НАТО, так и с самой организацией, формально оставаясь вне подчинения военной структуре альянса. Отношения Испании и США составляли важный и определяющий элемент интеграции. Долгий и поэтапный процесс сотрудничества Испании с НАТО закончился ее вступлением в военную организацию блока в 1997 г.


^

Глава 2. Политика Испании в отношении стран-участниц НАТО

2.1. Отношения с США


Испания явилась единственным европейским союзником США, в котором, по данным испанского Центра социологических исследований, 83% населения заняли твердую антивоенную позицию (при этом число тех, кто был «не совсем против войны», составило 17%), что свидетельствовало о серьезном провале действующего кабинета и лично председателя правительства Аснара, особенно если учесть, что на выборах 2001 г. за возглавляемую им Народную партию (НП) проголосовало около 45% избирателей.
Против политики правительства выступали обе крупнейшие оппозиционные партии, ИСРП и «Объединенные левые» (бывшие коммунисты), а также почти все партии национального и регионального характера, все крупнейшие профсоюзы, практически все СМИ и множество неправительственных организаций, деятели культуры и искусства, видные юристы, преподаватели университетов и студенты, национальные спортивные звезды.
Жесточайшие политические схватки ежедневно происходили в испанском парламенте. Вопрос о войне регулярно выносился на повестку дня, все текущие дебаты были отложены, а председатель правительства должен был лично отвечать на разнообразные нападки левых депутатов. Две оппозиционные партии умело разделили роли: коммунисты, под руководством Гаспара Льямасареса, требовали отставки правительства в полном составе, в то время как социалисты, во главе с Хосе Луисом Родригесом Сапатеро – всего лишь возврата на родину отправленных в Ирак испанских частей.
Король старался быть в стороне от политических споров и только призывал противников перейти к диалогу. После начала атаки на Ирак антивоенные демонстрации в Испании проходили во всех крупных городах. Организованное общественное давление дало свои конкретные политические результаты. Основной союзник Народной партии – каталонские умеренные националисты – заявили о прекращении всякой поддержки правительства. Более того, почувствовав слабость центральной власти, три ведущие каталонские и одна баскская партия выступили с радикальными проектами национального самоопределения (Каталония и Страна Басков должны войти на правах отдельных членов в Евросоюз, оставаясь лишь в «ассоциированных отношениях» с Испанией).
Основная проблема заключалась не в возможном уменьшении электората правых: волна протестов захватила общество до такой степени, что ожидался приход на избирательные участки тех, кто в последние годы пренебрегал своим конституционным правом и прежде всего молодежи. Через неделю после начала войны в Ираке председатель правительства Испании в интервью журналу Nueva Economia заявил о том, что не собирается выставлять свою кандидатуру на парламентских выборах в 2004 г. В своей политической кончине он просит не винить никого, кроме лично Саддама Хусейна.
Вопрос о терроризме вновь вышел на первый план 11 марта 2004 г., в четверг, когда в Мадриде был совершен крупнейший за всю историю страны террористический акт: 10 бомб практически одновременно взорвались в трех пригородных поездах. Было убито 192 человека и ранено около 1500. Это произошло на завершающей стадии избирательной кампании – 14 марта, в воскресенье, состоялись парламентские выборы
5.
Согласно большинству прогнозов на выборах должна была в третий раз победить Народная партия. События 11 марта (11-М) радикальным образом изменили ход избирательной кампании. Лидеры НП и в первую очередь Хосе-Мария Аснар практически сразу же после взрывов и, не дожидаясь хотя бы предварительных результатов расследования, возложили всю вину за теракты на боевиков из баскской сепаратистской организации ЭТА, Если бы эта версия подтвердилась, победа НП на выборах была бы обеспечена. Такая позиция, во многом противоречившая здравому смыслу, вызвала широкое возмущение в стране. Действительно, события 11 марта не укладываются в «стиль» боевиков ЭТА, которые обычно не совершают немотивированных терактов, а целенаправленно устраняют политических деятелей, представителей сил безопасности, неугодных им предпринимателей и т.д. Но главное, конечно, не в этом. Сам масштаб трагедии указывает, что к этому не могла быть причастна ЭТА (здесь следует оговориться – не «не хотела», а именно «не могла»), у которой нет ни финансовых, ни людских, ни технических ресурсов для осуществления столь крупной, дорогой и четко спланированной акции.
По сообщениям газеты El Pais полицейские сводки в первые же часы после взрывов 11-М указывали на связь с исламскими террористическими группами. Если это правда, тогда министр внутренних дел НП Анхель Асебес намеренно вводил в заблуждение испанское и мировое сообщество, когда в течение 48 часов настаивал на том, что основными подозреваемыми являются бойцы ЭТА.


Во второй половине дня 11 марта Анхедь Асебес заявил журналистам, что вина ЭТА не вызывает сомнения. Издатели двух крупнейших испанских газет El Periodico и El Pais получили беспрецедентные звонки лично от Аснара, который также сообщил им, что взрывы были организованы ЭТА. Высокопоставленные правительственные деятели обратились с аналогичной просьбой к ряду известных журналистов, причем уже после того, как полиция нашла подозрительный автомобиль с записями на арабском языке. На следующий день после того, как ЭТА объявила о своей непричастности к взрывам, а испанский народ и средства массовой информации заговорили о возможной связи этих преступлений с исламскими террористическими группами, министр иностранных дел Ана Паласио продолжала утверждать, что это страшное преступление — дело рук ЭТА.
Умело используя антивоенные настроения, оппозиция внушала населению, что существует непосредственная связь между войной в Ираке и 11-М. Найденные суры из Корана рядом со взрывными устройствами в фургоне, предположительно принадлежащим террористам; письма террористических организаций, взявших на себя ответственность за теракты; арест трех марокканцев и двух индусов, причастных к сотовому телефону, найденному вместе с неразорвавшейся бомбой, воспринимались как неопровержимые доказательства. В то же время не следует забывать и о том, что буквально накануне взрывов был предотвращен теракт в Куэнке, когда два члена ЭТА перевозили 400 кг взрывчатых веществ. Существует версия о совместной акции ЭТА и исламистов, ибо у них есть исторические связи еще со времен холодной войны, установленные в тренировочных лагерях в Алжире, Ливии и Йемене.

Тем не менее, 12–13 марта на улицы испанских городов вышли около 8 млн. человек, демонстрирующие свой протест не только террору, но и политике правящей партии, которая, по мнению большинства, своей безоговорочной поддержкой войны в Ираке привела к тому, что «Аль-Каида» «отомстила» Испании.

Победитель на выборах 14 марта 2004 г. Сапатеро подтвердил свое намерение вывести войска из Ирака в июне, как он и обещал во время предвыборной кампании, в случае, если сохранится положение с оккупацией этой страны. В интервью агентству Europa Press он уточнил, что теракты в Мадриде не повлияли на это решение, ибо оно было зафиксировано еще в избирательной программе ИСРП:

Будущая внешняя политика правительства ИСРП вызвала тревогу в США, так как Вашингтон потерял в лице Аснара безусловного сторонника политики вооруженного вмешательства в странах, которые, на его взгляд, представляют угрозу миру. Но не только администрация Буша реагировала на слова Сапатеро о том, что он выведет 1300 испанских военнослужащих из Ирака, если НАТО не возьмет эту страну под свой контроль до 30 июня 2004 г. Лидер демократов Джон Керри, сторонником победы которого являлся Сапатеро, также просил его не выводить войска из Ирака.
Госсекретарь США К. Пауэлл заявил, что, кто бы ни выиграл выборы в Испании, антитеррористическая борьба должна продолжаться. При этом он выразил готовность «проанализировать возможности наделения ООН новой ролью в Ираке и обсудить предложения в отношении находящихся там войск на Совете Безопасности». Иными словами, Пауэлл дал понять, что вполне реально принятие новой резолюции СБ ООН для предотвращения вывода испанских войск из Ирака
6.

Итак, новое правительство могло согласиться на дальнейшее пребывание испанских войск в Ираке, если полностью изменятся поставленные перед ними задачи, и они перестанут быть оккупационными войсками, превратившись под мандатом ООН в часть контингента, проводящего операцию помощи демократизации Ирака. Такая позиция испанцев, по мнению администрации США, говорила о том, что шантаж «Аль-Каиды» Достиг своей цели. Иными словами, если «Аль-Каида» действительно спланировала и осуществила взрывы в Мадриде с целью свержения правительства Аснара, то можно смело сказать, что она добилась своего. Это чрезвычайно опасная ситуация, которая в принципе может быть экстраполирована на любую другую демократическую страну. Поэтому, как никогда, требуется сплочение перед лицом террористической угрозы, то есть новому правительству необходимо достичь с НП консенсуса по этому вопросу. Антитеррористический пакт, направленный против ЭТА, недостаточен для ответа на эти новые вызовы. Необходим широкий политический компромисс, чтобы дать ответ «мегатерроризму», который появился в Испании.

^

2.2. Отношения с Францией


Если первым приоритетом нового правительства было установление определенной степени автономии в отношениях с США, основанных на равноправном партнерстве, зафиксированном в Соглашении 1988 г., то вторым — явилось восстановление отношений с ЕС.
Европейскому направлению внешней политики страны был придан приоритетный характер. В отличие от модели внешней политики консервативной партии, которая характеризовалась приоритетом трансатлантических отношений и — конкретно – отношений с администрацией Буша, с соответствующими последствиями для остальных направлений испанской внешней политики, речь идет о создании модели, в которой Европа и прежде всего ЕС вновь станут основными осями внешней политики, исходя из того, что мощная Европа усилит другие измерения внешней политики Испании.

Эти изменения коренным образом затрагивают, с одной стороны, европейскую политику Мадрида, которая отказывается от скептицизма и атлантизма и вновь становится явно европеист-ской, выступая за прогресс и углубление европейского строительства. С другой – они затрагивают двусторонние отношения Испании со странами – членами ЕС, то есть воссоздаются привилегированные отношения с Германией и Францией — основными моторами европейского строительства.

Касательно последнего пункта перемены являются радикальными. Если Аснар считал, что политика Германии и особенно Франции не отвечает испанским интересам и препятствует усилению роли Испании в Европе и мире, в связи с чем Испании следовало искать поддержки у стран – не членов ядра ЕС и у США, вследствие их растущего влияния на расширяющийся Евросоюз, Сапатеро придерживается совершенно иной точки зрения. Учитывая, что основные политические, экономические, стратегические и культурные интересы Испании сосредоточены скорее в Европе, чем в США, он считает, что европейское направление должно стать приоритетом внешней политики Испании и что она должна стать центральной осью процесса европейского строительства.

В этих целях необходимо поддерживать хорошие отношения с Францией и Германией. Заявление Ширака в ходе визита Сапатеро во Францию о создании оси Берлин-Париж-Мадрид знаменовало собой не только кардинальный поворот в европейской политике Испании, но и заинтересованность Германии и Франции во включении Испании в ядро Европы. Это сближение с Германией и Францией, наряду с согласием Испании с принципом двойного большинства [8], облегчило заключение соглашения о системе голосования в ЕС, которое не ущемляет интересы Испании, и открыло дорогу к одобрению европейской конституции. Вместе с тем такое сближение особенно важно в момент расширения, что и позволит Испании войти в центральное ядро ЕС. Активная роль Испании в Евросоюзе, реализуемая совместно с Германией и Францией, позволит преодолеть раскол, возникший вследствие войны в Ираке между «старой» и «новой» Европой, раскол, в который Аснар внес решающий вклад подписанием Хартии «восьми» в поддержку США 30 января 2003 г.
Однако сближение Испании с Германией и Францией в ЕС ни в коем случае не должно происходить в стиле, которого придерживался Аснар в отношениях с администрацией Буша. Устанавливая привилегированные отношения с этими странами, что позволит стать частью ядра Европейского союза, следует действовать достаточно гибко, на уровне союзов, и в определенных автономных рамках, в интересах Испании, которые не всегда совпадают с интересами этих стран. Автоматическое следование в фарватере чьей-либо политики всегда отрицательно сказывается на внешней политике страны.

Итак, уже в апреле 2004 г. Сапатеро совершил визиты во Францию и Германию, которые продемонстрировали «возвращение» Испании в Европу. Главы этих государств поддержали новую проевропейскую политику Мадрида, и визиты прошли в обстановке сердечности и оптимизма. В сентябре того же года состоялись повторные встречи. Сапатеро выразил мнение, что для ЕС чрезвычайно важно стать сильнее и сплоченнее, оказывать большее влияние на международные дела, и он хочет, чтобы Испания играла ключевую роль в этом процессе. В более практическом плане он стремится обеспечить продолжение получения Испанией помощи из европейских фондов, несмотря на вступление в ЕС новых более бедных стран.

Испания широко пользовалась средствами из этих фондов на протяжении последних 15 лет, и многие испанские шоссейные и железные дороги, исторические памятники и т.д. были построены и восстановлены на европейские деньги. Во время встречи в Мадриде Сапатеро, Ширак и Шредер проанализировали современное положение в ЕС и согласились в том, что строительство сильной Европы – лучший способ «разрешить проблемы ее граждан», при этом особую важность приобретает ратификация европейской конституции. Признавая заслуги Испании в достижении консенсуса по проекту конституции и в память жертв 11-М, Ширак и Шредер предлагали провести церемонию подписания документа в Мадриде, но испанское правительство решило, что это должно произойти в Риме, где в 1957 г. и были подписаны исторические документы о создании ЕЭС. Франция и Германия одобрили назначение испанца Хавьера Соланы на должность высокого представителя по вопросам внешней политики и безопасности ЕС7.

Некоторые изменения наблюдаются и в еще одном весьма болезненном для Испании вопросе – проблеме суверенитета над Гибралтаром. Вскоре после победы ИСРП на выборах состоялся визит министра иностранных дел Великобритании Джека Стро в Мадрид и обсуждение проблем Гибралтара с министром иностранных дел Моратиносом. В результате переговоров было объявлено, что в будущем впервые за долгие годы двусторонних переговоров правящая партия Гибралтара будет приглашена участвовать в них, а мнение гибралтарцев будет приниматься во внимание при принятии решений. Одновременно испанское правительство дало обещание «отложить» свои требования и сконцентрировать усилия на создании атмосферы доверия с гибралтарцами.
Джек Стро обсудил результаты встречи с губернатором Гибралтара Петером Каруаной, который выразил полное удовлетворение этим соглашением, указав, что тем самым положен конец так называемому Брюссельскому процессу и начинаются переговоры, на которых Гибралтар будет обладать правом голоса.
Другие важные вопросы, которые обсуждались во время встречи, включали использование испанских аэропортов самолетами, везущими пассажиров в Гибралтар, испанских портов лайнерами, которые останавливаются в Гибралтаре, а также ситуацию с выплатой пенсий испанским пенсионерам, проживающим в Гибралтаре.

^

2.3. Отношения с латиноамериканскими странами


Следует отметить, что эти направления особенно пострадали от безусловной поддержки Аснаром политики администрации Буша. Средиземноморье, а также Север Африки по стратегическим, политическим, экономическим, культурным причинам, следующим из близости этого региона, Латинская Америка по политическим, экономическим причинам вследствие исторических факторов, общих культуры и языка - единственные два региона (за исключением Европы), в которых Испания как средняя держава может проводить активную внешнюю политику, защищающую интересы страны и усиливающую ее роль в международном масштабе.
В этом отдавали себе отчет все правительства Испании. С начала переходного периода центристские, а затем социалистические правительства с различной степенью успеха стремились развивать активную и относительно автономную политику, которая и делала независимой внешнюю политику страны
8. Эта степень автономии усиливалась, в частности при социалистических правительствах, европейским направлением внешней политики и ослаблялась политикой США ё обоих регионах.
Средиземноморская и латиноамериканская (ибероамериканская) политика Мадрида после вступления страны в ЕС была очень европеизированной, а поддержка, получаемая от Евросоюза, в определенной степени ограничивая отношения Испании с обоими регионами, позволяла уменьшить издержки, связанные с поддержанием автономных позиций по отношению к США.
Сапатеро намерен восстановить относительно автономную средиземноморскую и иберо-американскую политику Испании, возвратившись к ее европеизации, и ликвидировать в той мере, в какой это возможно, автоматическое подчинение интересам США. Тем не менее, европеизация политики не должна приводить к ограничению степени автономии, ибо совершенно очевидно, что в некоторых вопросах, прежде всего в отношениях с Марокко, имеют место расхождения с позициями других европейских стран, прежде всего Франции. Политика восстановления автономии должна проводиться в активной форме, особенно на двустороннем уровне, причем большое значение здесь будут иметь визиты короля и главы правительства. При этом Испания намерена играть роль моста между Европой, Средиземноморьем и Латинской Америкой.
Что касается палестино-израильского конфликта, то, по мнению Сапатеро, необходимо вести борьбу против радикального терроризма, опираясь на спецслужбы, поскольку «терроризм нельзя победить войнами. Войны порождают лишь ненависть, насилие и террор». В то же время Испания должна проводить более активную политику на Ближнем Востоке, направленную на существование двух государств в рамках безопасных и признанных границ, а также совместно с ООН участвовать в восстановлении и обеспечении безопасности и территориальной целостности Ирака.
Сапатеро подчеркнул необходимость развития «привилегированных» отношений с Марокко, регулирования потоков иммигрантов и обеспечения политики социальной интеграции. В Средиземноморье Испании необходимо вернуться к глобальной и сбалансированной политике в отношении Магриба, основанной не на конфронтации, а на сотрудничестве с Марокко, к активным поискам решения западносахарской проблемы и к стимулированию средиземноморской политики ЕС. Далеко не случайно Сапатеро нанес свой первый после выборов визит за рубеж именно в Касабланку. Политика правительства ИСРП в отношении Сеуты и Мелильи останется неизменной, но придется взять под контроль иммиграцию и демографическое давление, используемое Марокко на испанские города, расположенные на африканской территории.


В этом контексте стоит вспомнить о намеренном коллапсе, организованном марокканской стороной на границах Сеуты и Мелильи, где тысячи человек вынуждены проводить по несколько часов под солнцем с тем, чтобы марокканская таможенная полиция поставила печать, которая позволила бы им пересечь границу. Такая политика ведет к экономическому удушению этих анклавов, а ее следствием является то, что многие жители Сеуты и Мелильи в течение уже многих лет не посещали соседнюю страну.
Вместе с тем та легкость, с которой тысячи марокканцев пересекают границу с Испанией, отражает отсутствие взаимности и слабость позиции Испании по отношению к Марокко. Все это уже вызвало критику со стороны оппозиции в адрес правительства Сапатеро, которое якобы таким образом реабилитирует в Европе коррумпированный режим Мохамеда VI. Ранее в качестве лидера оппозиции Сапатеро в ходе визита в Марокко обратился к средствам массовой информации на фоне карты «Большого Магриба», на которой Западная Сахара, Канарские острова, Сеута и Мелилья были окрашены тем же цветом, что и Марокко. Эта карта отражает марокканские претензии, но здесь возникает вопрос, как далеко может зайти Сапатеро в целях «улучшения» отношений с Марокко. На самом деле отказ от прежней политики и столкновение с США делают необходимым идти на уступки Марокко. Пока еще рано говорить о серьезных подвижках в этом направлении. Однако если они и будут, то прежде всего в отношении Западной Сахары.

Изменение позиции Испании в ООН является решающим для того, чтобы положить конец 25-летней истории принятия неисполнимых резолюций в пользу народа Западной Сахары. В условиях ухудшения отношений с Соединенными Штатами, традиционного союзника Марокко, Сапатеро может счесть необходимым частично отказаться от поддержки народа Западной Сахары.

Между тем в Испании существует мощное движение солидарности с Фронтом ПОЛИСАРИО, а просахарские настроения являются преобладающими в обществе. Каждый год 10 тыс. сахарских детей проводят лето в испанских семьях, в то время как более 200 тыс. взрослых продолжают влачить существование в лагерях беженцев.
Испания вывела свою администрацию из Западной Сахары в 1975 г. вследствие Мадридского пакта, заключенного между Испанией, Марокко и Мавританией. Мавритания отказалась от своей части Сахары, а Марокко внезапно оккупировало часть Мавритании (юг территории), то есть часть ни в коей мере ему не принадлежащую по Мадридскому пакту. Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР) признана 70 странами и ОАЕ, членом которой она является, поэтому Марокко вышло из ОАЕ. Затем Фронт ПОЛИСАРИО интенсифицировал боевые действия, а Марокко приняло и подписало соглашение о проведении референдума, которое не было выполнено.
Марокко последовательно отвергало все планы ООН по урегулированию западносахарской проблемы. ООН, которая признает Фронт ПОЛИСАРИО как представителя сахарского народа, считает, что Испания не может передать суверенитет над этой территорией в одностороннем порядке (недействительность Мадридского пакта 1975 г.), и в связи с этим продолжает рассматривать Испанию как колониальную державу, не признавая одновременно и законность марокканской оккупации.
В настоящее время одобренным ООН решением западносахарской проблемы стал так называемый План Бейкера-213. Этот план предполагает создание автономии под марокканским суверенитетом и проведение в течение пяти лет референдума о самоопределении. Под давлением международного сообщества ПОЛИСАРИО выразило готовность «изучить план», в то время как Марокко не хочет и слышать о самоопределении «южных провинций». Камнем преткновения является избирательный ценз, то есть вопрос о том, кто будет включен в избирательные списки в случае проведения референдума. План Бейкера-2 предусматривает предоставление права голоса марокканцам, проживающим на территории с 30 декабря 1999 г., а также беженцам, проживающим на территории Алжира.

Во время визита в Марокко Сапатеро не говорил о самоопределении, а лишь о достижении двусторонней договоренности. Возможно, он апробирует идею о решении сахарской проблемы не в рамках ООН (мировой уровень), а на региональном уровне, чего давно добивается Марокко. Здесь же встает вопрос о достижении предложенного Францией четырехстороннего соглашения по Западной Сахаре (с участием Франции, Марокко, Испании и Алжира), без участия самих сахарцев9.

Одновременно состоялся визит министра иностранных дел Моратиноса в Алжир, где он постарался уверить, что позиция Испании остается неизменной, принимая во внимание, что Алжир не желает принимать участия в четырехстороннем соглашении и поддерживает Фронт ПОЛИСАРИО.
В Латинской Америке Испании предстоит вернуться к избирательной политике помощи, поставленной в зависимость от положения с правами человека. Если для Аснара приоритетной была юридическая безопасность инвестиций, то ИСРП намерена дополнить это борьбой с бедностью и маргинализацией.

К уже упоминавшемуся и трудноразрешимому противоречию между европеизмом и ибероамери-канизмом при правительстве Аснара добавилось противоречие между атлантизмом и ибероамериканизмом, которое невозможно было преодолеть, следствием чего стала утрата направляющей во внешней политике.

Ибероамериканская политика Испании должна включать не только проведение встреч на высшем уровне и развитие общего ибероамериканского пространства, а также стимулирование развития этого направления политики ЕС, включая подписание соглашений об ассоциации. Эта политика должна способствовать восстановлению высокого уровня двусторонних соглашений, поощряя не только политико-дипломатическое и экономическое, но и культурное, и социальное присутствие Испании в этих странах.
Сапатеро, выступая в Сан-Хосе (Коста Рика) на XІV Ибероамериканском саммите, призывал центральноамериканские страны к интеграции, которая позволит достичь соглашения с ЕС. Эти страны подписали в 2003 г. с ЕС Соглашение о политическом диалоге и сотрудничестве, которое позволит впоследствии заключить соглашение об ассоциации. Мадрид старается выступить посредником в данном вопросе. На саммите Сапатеро также затронул проблему коррупции в регионе.

После Ибероамериканской встречи на высшем уровне Испания будет работать над введением поста генерального секретаря этой организации и предложением обменять часть внешнего долга латиноамериканских стран на инвестиции в образование. Генеральный секретариат организации расположится в Мадриде, а возглавит его, вероятно, Энрике Иглесиас, президент Межамериканского банка развития (об этом достигнуто предварительное соглашение). XV саммит планируется провести в октябре 2005 г. в Саламанке, что совпадет с 30-й годовщиной вступления в должность короля Хуана Карлоса, вдохновителя форума.
Новый председатель правительства обещал подход к Латинской Америке как к равноправному партнеру и обратился со словами солидарности к родственникам жертв теракта в Мадриде – гражданам Эквадора, призвав ко всеобщему диалогу, в том числе и с Кубой, что вызвало неоднозначную реакцию. Так, перуанский писатель Марио Варгас Льоса подчеркнул, что «сожалеет» об этом предложении, поскольку оно может разрушить единую политику солидарности Европы с кубинским народом, страдающим от одной из худших диктатур Латинской Америки и, конечно, самой продолжительной. За все 45 лет своего правления Кастро ни разу не сделал ответный шаг навстречу тем правительствам, которые видели в нем разумного политика. Предложение Сапатеро кажется писателю продиктованным лишь причинами внутреннего характера и не учитывающим интересы самих кубинцев. Варгас Льоса отметил, что Испания неизбежно становится ближе к Европе, что в свою очередь в сочетании с серьезными экономическими проблемами латиноамериканских стран вполне объясняет, почему отношения, которые должны были перерасти в тесное сотрудничество, постепенно охладели.


^

2.4. Перемены во внешней политике и поиск консенсуса


Подводя итоги, отметим следующее. Перемены во внешней политике Испании после прихода к власти ИСРП значительны: борьба с международным терроризмом хотя и сохраняет приоритетный характер, но будет осуществляться без безусловного следования стратегии Вашингтона. Победа социалистов привела к налаживанию конструктивных, а не подчиненных отношений с США и изменению соотношения между «старой» и «новой» Европой. Старая Европа (Франция и Германия) укрепится включением Испании, которая дистанцировалась от атлантического братства с США и Великобританией. Внешняя политика приобретает более многосторонний характер и возвращается к трем приоритетным направлениям: Европа, Средиземноморье и Латинская Америка. Такая политика является объективным отражением политической, географической и экономической реальности10.

Новое испанское правительство не только заявило о своих приоритетах, но и с необычной поспешностью воплощает их в жизнь, ясно обозначив разрыв с моделью внешней политики, которой придерживался Аснар в последние годы. Сапатеро предпринял решительные действия в сфере внешней политики, наиболее значительными среди которых стали провозглашение им в инаугурационной речи цели проведения внешней политики, основанной на консенсусе основных политических сил; заявление о выводе войск из Ирака, сделанное Сапатеро 18 апреля 2004 г. сразу после вступления в должность в присутствии короля, и одновременное заявление о том, что пришел конец безусловному следованию в фарватере внешней политики администрации Буша; визит в Марокко – первый визит председателя правительства за границу 24 апреля, встреча с королем Мохамедом VI с целью выровнять ухудшившиеся отношения с этой страной — ключевой с точки зрения испанских интересов; визиты в Германию и Францию (28 и 29 апреля), призванные продемонстрировать, что отныне Европа — это основное направление внешней политики и что Испания стремится вернуться в число стран, входящих в основное ядро ЕС.
Итак, Сапатеро исправляет ошибки, допущенные Аснаром, и восстанавливает ущерб, нанесенный имиджу страны. Именно этим объясняется крутизна и быстрота перемен во внешней политике, обычно не подверженной быстрым изменениям.
Эти действия показывают, какое значение испанские социалисты придают внешней политике Испании и как сильно их стремление воплотить в жизнь ее новую модель. Однако вызывает сомнения скорость, с которой происходят изменения, в то время как преемственность является фундаментальным принципом любой внешней политики, а перемены в этой сфере обычно происходят весьма медленно.

Фактами, оправдывающими такие резкие перемены, по мнению нового правительства, были незаконность войны в Ираке и недостоверность аргументов, использованных Бушем, а также неблагоприятное развитие послевоенной ситуации в этой стране; рост ненависти к Западу и международного терроризма, вызванного стратегией США как в Ираке, так и в отношении палестино-израильского конфликта; систематические пытки, нарушения прав человека в Ираке, военные преступления, которые сказываются на имидже Буша; превращение США в фактор международной нестабильности. Негативными последствиями политики НП для Испании, по мнению правительства, явились: осложнение и ослабление положения Испании в рамках ЕС; урон, нанесенный престижу и роли Испании в Латинской Америке, осложнение положения Испании в арабском мире.
Таким образом, происходит крутой поворот во внешней политике Испании, которая характеризуется утверждением автономии, приоритетом европеизма и поиском консенсуса в отношении основных направлений. Это должна быть истинно государственная политика, внешняя политика Испании, а не внешняя политика ИСРП.

Новое правительство Испании возвращается к принципам и приоритетам, определявшим внешнюю политику страны в переходный период в то время, когда необходимо искать ответы на новые вызовы, связанные с событиями 11-S и 11-М. Консенсус во внешней политике Испании соблюдался в целом на протяжении всего послефранкистского периода – примерно до 2002 г., а затем был нарушен, так как разные силы по-разному оценивали, какой ответ следует дать на вызовы 11-S. Однако Сапатеро все равно придется искать консенсус с НП – нельзя проводить резкие односторонние действия в сфере внешней политики, как Аснару нельзя было поддерживать войну в Ираке наперекор общественному мнению. В этом смысле можно говорить о том, что, если односторонняя безусловная поддержка войны в Ираке была, как уже говорилось, контрпродуктивной, то еще более контрпродуктивным можно считать поспешное и не до конца продуманное одностороннее решение о выводе из Ирака испанского воинского контингента - шага, который лишь укрепил веру международных террористических организаций в свою способность навязывать демократиям Запада выгодные для них решения.

Слабой стороной левых сил Испании является то, что они в целом не верят, что страна может играть значительную роль в мире. Большинство испанцев сознательно или бессознательно решили, что Испания входит в полосу внутренней нестабильности и падения международного престижа и что ничего не остается, как принять такое положение дел. Следует преодолеть историческое искажение, которое допустил Аснар, стремясь поставить Испанию в один ряд с теми державами, которые действительно имеют вес и принимают решения, — гораздо выше, чем позволяет ее положение средней державы, причем при отсутствии возможностей для того, чтобы играть роль страны первого эшелона.

Нужно быть реалистом в отношении возможностей внешней политики, В этой сфере важно не то, что ты думаешь о себе, а то, что о тебе думают другие. Последнее достигается не декларациями, а реалиями. Речь идет о проведении новой модели внешней политики, которая характеризуется утверждением автономии по отношению к чуждым интересам, приоритетом европейского направления и поиском консенсуса в отношении основных составляющих, то есть подлинно государственной политики, мало зависящей от политических преференций или смены правительств. Это должна быть не «своя» политика правительства социалистов, как это было при Аснаре, а внешняя политика Испании, и ответственность за ее построение лежит как на правительстве, так и на основной оппозиционной партии. Внешняя политика, основанная на международном праве и многосторонности, является для такой средней страны, как Испания, минимальной гарантией независимости от крупных держав11.

Сапатеро сделал особый упор на своих разногласиях с правительством Аснара, который путем проведения политики свершившихся фактов и опираясь на абсолютное большинство в конгрессе депутатов с 2002 г. в одностороннем порядке нарушил консенсус как в сфере внешней политики, так и в сфере политики безопасности и обороны, выбрав стратегию превентивных ударов в борьбе против терроризма. Происходит возвращение к принципам и приоритетам внешней политики, более соответствующей интересам Испании и проводимой в переходный период сначала центристскими, а затем социалистическими правительствами и, наконец, правыми до 2002 г., но вместе с тем это должна быть политика, которая отвечает новым реалиям и вызовам 11 сентября и 11 марта.
Такая государственная внешняя политика может заслуживать доверия в средне- и долгосрочной перспективе, если она базируется на консенсусе основных политических сил, выше сиюминутных политических интересов и не зависит от смены правительства. При этом консенсус понимается как соглашение между основными политическими партиями в отношении основных направлений внешнеполитической деятельности. Сама быстрота и крутизна изменения внешнеполитического курса правительством Сапатеро может не оставить ему места для поиска консенсуса. Остается лишь надеяться, что его заявления о стремлении к консенсусу станут реальностью, и подлинно государственная внешняя политика Испании будет в полной мере отвечать ее интересам на международной арене.



Заключение



Итак, позиция Испании по вопросам европейской интеграции не оставляла стране другой альтернативы, как определить свои отношения с военной организацией альянса. В этом смысле важным стал 1988 г., когда завершился процесс выработки и утверждения ряда документов, определявших место и степень участия Испании в НАТО. За 2 года после противоречивого по результатам референдума руководству страны удалось не только укрепить свои позиции в блоке, но и документально их оформить. Такая ситуация свидетельствует, что высокий уровень сотрудничества не мог бы быть достигнут без взаимной заинтересованности партнеров друг в друге. В 1988 г. Испания вошла в комитет планирования НАТО, стала членом группы ядерного планирования, приняла участие в организации ПВО НАТО, в формировании ВМС НАТО в Восточной Атлантике, взяла на себя определенные обязательства по материально-техническому снабжению воинских подразделений блока, по охране Гибралтарского пролива. При этом страна сохраняла формальную независимость от военной организации альянса. Испания заключила на 8 лет новый военный договор с США.


^

Список использованной литературы



1. Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006.

2. Discursos y declaraciones del ministro de asuntos exteriores D. Marcelino Oreja Aguirre. Madrid: Ministerio de Asuntos Exteriores, 1978. P. 87.

3. Cronologнa de Espana en la OTAN // www.mde.es.

4. Sotelo L. C. Memoria viva de la transiciуn. Madrid, 1990. P. 126.

5. Cortes. Diario de sesiones del Congreso de los diputados. 1979. N 3. P. 43.

6. La opinion publica espanola ante la OTAN // Revista espaсola de Investigaciones Sociologicas. 1983. N 22.

7. Sotelo L. C. Op. cit. P. 127.

8. Losantos F. J. La dictadura silenciosa. Mecanismos totalitarios en nuestra democracia. 9 edicion. Madrid, 1993. P. 115.

9. Herrera J. D., Duran I. Pacto de silencio. 5 edicion. Madrid, 1996. P. 304.

10. Cronologia de Espana en la OTAN // www.mde.es.

11. Resoluciones. 29 Congreso PSOE. Anexo del acta del 29 Congreso. Madrid, 1981. P. 34.

12. El Pais. 1981. 20 octubre.

13. Losantos F. J. Op. cit. P. 114.

14. Don Fernando Moran Lopez. Comparecencia ante la Comision de Asuntos Exteriores del Senado (30.06.83) // www.mae.es/mae/textos/OID/Gibraltar/maefml1830630.htm.15 Cronologia de Espana en la OTAN // www.mde.es.

15. Красиков А. Борьба не окончена // Новое время. 2004. № 14. С. 24.
16. Данилевич И. В. Испытание властью. М., 2001. C. 116—117.

17. Casado M. La OTAN del siglo XXI // Cambio-16. 1997. 22 dicembre.

1 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 11

2 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 25

3 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 31

4 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 26

5 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 29

6 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с.33

7 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 35

8 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 45

9 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 64

10 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 65

11 Евстегнеев В. П. Испания: основные направления внешней политики. М., 2006, с. 76




Скачать 373,94 Kb.
оставить комментарий
Дата16.09.2012
Размер373,94 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх