Крылья границы icon

Крылья границы


5 чел. помогло.
Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается...
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Как возникает феодальная самостийность: Крепости строят неумышленно в основном вдоль границ...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
С посещением Варшавы, Берлина, Амстердама, Брюгге, Гента, Праги...
Розенталь Д. Э. и др. Словарь лингвистических терминов...
Вавилон
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32
вернуться в начало
скачать
^ УЧАСТИЕ АВИАЦИОННЫХ ЧАСТЕЙ ПОГРАНВОЙСК

В ОХРАНЕ ЮЖНЫХ, ВОСТОЧНЫХ И ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ

УЧАСТКОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ СССР

В ПЕРИОД ВОЙНЫ

В то время когда авиационные части погранвойск западных по­граничных округов героически сражались на фронтах Великой Отечествен­ной, а авиационные полки и эскадрильи авиабригады в Быкове участвовали в обороне Москвы и боевых действиях на фронтах и в тылу врага, пограничные эскадрильи, а затем и полки Закавказья, Средней Азии, Забайкалья и Дальне­го Востока с удвоенной бдительностью и в усиленном варианте охраняли госу­дарственные рубежи СССР от происков вражеских разведок и провокаций.

Авиационными полками в годы войны помимо 1-го авиаполка в Быкове стали: 4-й авиаполк в Мары, 2-й — в Петропавловске-Камчатском, 3-й — в Нерчинске, 5-й — в Пярну, 6-й — в г. Городок Львовской области, 9-й —

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 91

в пос. Озерский на Сахалине. Авиаполками стали бывшие отдельные эскадри­льи в Одессе и Хабаровске, но после улучшения обстановки на охраняемых участках государственной границы они опять стали отдельными авиационны­ми эскадрильями.

В период войны авиационные части погранвойск, как и все сухопутные и морские части охраняли границу по усиленному варианту. Подразделе­ния авиачастей базировались, как правило, на ближайших к границе аэро­дромах и посадочных площадках на наиболее важных направлениях. Авиа­ция погранвойск в этот период применялась в охране границы с учетом кон­кретной оперативной обстановки, климатических и природных условий, в тесном взаимодействии с сухопутными и морскими пограничными частя­ми. Пограничные самолеты постоянно несли дозорную службу и вели воз­душную разведку вдоль линии границы на сухопутных участках, морском побережье и в территориальных водах СССР, проверяли КСП и снежный покров, острова на приграничных реках; охраняли тыл нашей пригранич­ной полосы, горные перевалы и ущелья, вели наблюдение за сопредельной территорией, производили фотографирование отдельных участков линии границы.

^ 1 . Служебно-боевая деятельность

4-го Марыйского отдельного авиационного полка

Авиационная часть, дислоцировавшаяся в г. Мары, несла служ­бу в пустынной местности на участке от Каспийского моря до предгорий Па­мира. Участок и обстановка на нем были крайне сложными из-за того, что сразу после нападения фашистской Германии на Советский Союз, разнуздан­ный характер приняла подрывная деятельность фашистов в Иране. Стремясь втянуть Иран в войну, гитлеровское командование усилено готовило военно-фашистский переворот в стране. Как известно, советское руководство неодно­кратно обращало внимание правительство Ирана на необходимость пресече­ния подрывной деятельности гитлеровской агентуры, но правительство Ира­на никаких мер не принимало.

В целях предотвращения готовящегося военно-фашистского переворота в Иране наше правительство согласно договору от 26 февраля 1921 г. дало соот­ветствующие указания войскам. Авиаторы Марыйского авиационного полка под командованием командира полка майора П. Гринева, а затем с 1943 г. и майора С. Ющенко, совместно с сухопутными пограничниками обеспечили пе­реход советско-иранской границы частями Красной Армии и ликвидацию иранских пограничных постов, а в дальнейшем продвижение войск в глубь Ирана.

Неоднократно в этот период подразделения полка вылетали на разведку и бомбометание укрепленных пунктов в районе государственной границы, вплоть до г. Мешхед. Наиболее часто это делали экипажи самолетов СБ, кото­рыми командовал капитан П. Смирнов. С самолетов пограничники попутно сбрасывались листовки, разъяснявшие населению Ирана сущность и харак-

92

тер войны с гитлеровской Германией. Помимо разведывательных полетов и авиационных ударов на пограничную авиацию, в основном на самолеты СБ и Ли-2, легла довольно сложная задача по обеспечению пограничных гарнизо­нов, оторванных от своих баз, снабжением. На протяжении всей войны обста­новка и положение на границе с Ираном оставалась очень напряженной. Со­ветский Союз вынужден был держать здесь в резерве крупные воинские со­единения и части, столь необходимые на фронтах Великой Отечественной.

В период с 1942 по 1945 г. самолеты 4-й Марыйской отдельной авиаэскад­рильи, а с 1943 г. и 4-го отдельного авиационного полка, неоднократно участ­вовали в боевых операциях по ликвидации немецких диверсионных и разве­дывательных групп в нашем глубоком тылу. Под руководством начальника парашютно-десантной службы авиабригады подполковника И. Старчака они производили выброску парашютно-десантных групп в Калмыкии и Прикас-пии для борьбы с выброшенными с самолетов немецкими десантами. Только в 1944г. авиационным полком было высажено 72 парашютно-десантные группы.

^ 2. Служебно-боевая деятельность

8-й Ташкентской отдельной авиационной эскадрильи

Не менее успешно действовали авиаторы 8-й Ташкентской от­дельной авиаэскадрильи, сформированной еще 9 августа 1939 г. и охранявшей государственную границу на участках Казахского и Таджикского пограничных округов. Они производили полеты на охрану границы в горных условиях Пами­ра и Тянь-Шаня, многократно вылетая для поиска банд в нашем тылу. За время Великой Отечественной войны ими осуществлено 1572 самолето-вылетов с об­щим налетом 2630 ч. Общий объем пребывания самолетов на границе составил только в 1945 г. 1458 самолето-дней, из них на участке Таджикского погранично­го округа — 1131 день. С помощью самолетов обнаружено и задержано 33 нару­шителя государственной границы, перешедших к нам из Афганистана. Авиато­ры по заданию командования неоднократно вылетали для розыска бандитских группировок в нашем тылу, вступали с ними в бой и в случае сопротивления, в соответствии с законами военного времени, самостоятельно уничтожали их всех до единого. Не случайно и награды им вручались тоже боевые.

С участком ответственности Ташкентской авиаэскадрильи связаны серь­езные события, которые произошли на хорогском направлении буквально во второй месяц войны. Резко участились бандитские вылазки не добитых бас­маческих групп через р. Пяндж на нашу сторону, и в несколько раз увеличи­лись случаи обстрела наших пограничных нарядов, постов и застав со сторо­ны афганских пограничных постов прямо с территории Афганистана. Руково­дство наркомата внутренних дел приняло решение: быстро и решительно пресечь эти провокационные действия, вплоть до нанесения бомбовых ударов по постам пограничной охраны, которые злобно и систематически вели об­стрелы наших подразделений.

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 93

В связи со сложностью ситуации и не ясностью обстановки начальник по­гранвойск генерал А. Аполлонов поручил выполнение этого ответственного задания своему заместителю генералу М. Кривенко и помощнику по авиации — командиру авиабригады полковнику И. Чупрову. Перед вылетом в Хорог М. Кривенко связался с начальником войск Среднеазиатского пограничного округа и проинформировал его о полученной задаче, уточнил обстановку на участке Хорогского погранотряда и отдал распоряжение командиру 4-й авиа­ционной эскадрильи майору П. Гриневу срочно направить в Сталинабад звено самолетов СБ (в Ташкентской авиаэскадрильи их не было) и связной самолет Р-5. Генерал М. Кривенко взял с собой в оперативном отделе две закодиро­ванные карты участка Хорогского погранотряда.

На следующий день на самолете Ли-2 М. Кривенко и И. Чупров прилетели в Сталинабад, где находилось звено самолетов СБ и Р-5. Разобравшись в об­становке, И. Чупров вручил командиру звена карту участка Хорогского по­гранотряда, привезенную из Москвы, и поставил задачу на бомбометание по трем афганским постам. Затем на самолете Р-5, командиром которого был старший лейтенант Ф. Мальков, вместе с представителем штаба погранично­го округа М. Кривенко и И. Чупров вылетели в Хорог.

В то время посадочная площадка в Хороге была очень маленькой. Зажатая между гор, она требовала при посадке исключительно точного расчета. По­садка была возможна только с одной стороны, малейшая ошибка и на второй круг не уйти. Поэтому к полетам туда привлекались наиболее опытные лет­чики.

Начальник пограничного отряда обстоятельно доложил обстановку и со­стояние дел на своем участке. С его слов выяснилось, что за последние сутки на границе было спокойно, наряды и заставы не обстреливались. Афганская сторона притаилась, словно бы пряталась. Связавшись по телефону с Моск­вой, Кривенко рассказал обо всем заместителю наркома по войскам генералу А. Аполлонову, который подтвердил ранее отданное распоряжение — нанес­ти бомбовый удар по самым активным постам афганской пограничной охраны, ведущим по нам обстрел. Сообщив начальнику войск округа, что руководство наркомата приказало выполнить ранее поставленную задачу, Кривенко и Чу­пров решили выехать под видом пограничного наряда на участок границы, чаще всего подвергавшийся обстрелу с афганской стороны, чтобы лично озна­комиться с тревожной обстановкой.

Переодевшись в форму рядовых пограничников, в сопровождении офице­ра штаба, они выехали на границу. Затем, пересев на лошадей, продолжили путь, тщательно разглядывая местность. Одновременно уточняли по карте, на которой были нанесены вражеские огневые точки, систематически обстрели­вающие советскую территорию. Время позволяло все изучить, во всем убе­диться, самим разобраться и помочь советами офицерам отряда, находящим­ся на острие постоянной опасности.

Возвратившись в штаб отряда, М. Кривенко снова позвонил в Москву и до­ложил о результатах рекогносцировки. В конце разговора А. Аполлонов под-

94

вел итоги: «...все, о чем говорили, остается в силе». И. Чупров позвонил в Ста-линабад и дал распоряжение командиру звена самолетов СБ в 4.00 следующе­го утра произвести вылет для нанесения бомбового удара по ранее указанным трем огневым точкам противника. Командир звена доложил, что все к вылету готово, но бомбардировщики так и остались на земле в связи с тем, что погра­ничный конфликт был улажен по дипломатическим каналам.

^ 3. Служебно-боевая деятельность

3-й Алма-Атинской отдельной авиационной эскадрильи

3-я отдельная авиаэскадрилья под командованием капитана В. Сердюкова несла службу на границе с Китаем на очень сложном участке от Хорогского погранотряда до границы с Монголией. Внутри Китая шла борьба с японскими захватчиками, и, по сути, гражданская война между разными политическими группировками, но на этом участке государственной границы было относительно спокойно. Практически не было крупных боевых столкно­вений, много было так называемых «хозяйственных» нарушений, связанных с переходом скота через границу, беженцами, травниками, золотоискателями, наркокурьерами. Это относительное затишье даже позволило командованию авиабригады в конце 1941 и начале 1942 г. на базе 3-й отдельной эскадрильи в Бурундае сформировать отдельную авиаэскадрилью для Забайкальского по­граничного округа, отмобилизовать и укомплектовать ее, и даже подготовить для нее несколько десятков летчиков.

Самым сложным делом для экипажей Алма-Атинской авиаэскадрильи было обеспечение службы на высокогорных участках государственной грани­цы. Летать, как правило, без кислородного оборудования, приходилось на вы­сотах 5—6 км, а садится на площадки в горах на высотах 3—4 км. Поэтому на первый план здесь выдвигались уровень подготовки летного состава и под­держание в боеготовом состоянии посадочных площадок комендатур и застав вдоль государственной границы.

Однако спустя месяц после окончания Великой Отечественной войны лет­чикам 8-й и 3-й отдельных авиаэскадрилий погранвойск по просьбе прави­тельства Китая пришлось участвовать в боевых действиях на севере провин­ции Синцьзянь против японских оккупационных войск. Смешанная авиацион­ная группа самолетов СБ и Р-5 от этих авиачастей внезапно 12 июня 1941 г. была переброшена вначале в Панфилов, а затем на приграничный высокогор­ный аэродром Кульджа, на котором уже дислоцировался авиационный полк ВВС.

Командиром сформированной смешанной авиационной пограничной группы в Кульдже был назначен командир 3-й отдельной авиаэскадрильи капитан В. Сердюков, прибывший сюда из Бурундая со звеном самолетов Р-5 и инженером эскадрильи П. Елецких. Заместителем его был утвержден заместитель командира 8-й Ташкентской отдельной авиаэскадрильи капи­тан А. Курбатов, прибывший в Кульджу во главе звена самолетов СБ. В со­став экипажей самолетов СБ входили летчик — капитан А. Курбатов, штур­ман звена — В. Мильков, стрелок-радист — сержант Жадан, ведомые — ко-

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 95


мандир 2-го экипажа — Н. Кочемасов, штурман — лейтенант В. Пестов, стре­лок-радист — сержант Гостев, командир 3-го экипажа — П. Филиппов, штур­ман — Ю. Полунин, стрелок-радист, он же техник звена — Ф. Жалыбин. Все экипажи прибыли из Бурундая с подвешенными под крыльями авиабомбами и загруженными внутрь самолетов 50 и 100 кг бомбами и запасом пулеметных патронов, так как уже знали, что в Кульдже боеприпасов нет. Как потом по прилету оказалось и горючего тоже было весьма ограниченное количество.

Главной задачей этой группы было бомбометание по сильно укрепленным опорным пунктам и базам противника в районах Дзиньхо, Шихо и по крепо­стям Манас, Санджи, Урумчи. Вскоре был произведен первый боевой вылет всем составом авиагруппы по двум ближайшим укрепленным базам Дзиньхо и Шихо. Результаты оказались неудовлетворительными, так как 50- и 100-килограммовые бомбы не пробивали толстые стены этих старинных толсто­стенных каменных зданий, построенных как крепости.

Командованием Казахского погранокруга срочно был организован и нала­жен канал доставки топлива и крупнокалиберных бетонобойных 250-кило­граммовых бомб из Алма-Аты до Панфилова. С Панфилова до Кульджи при­шлось перевозить все необходимые материально-технические средства на самолетах Р-5. Из-за отсутствия дорог и разрушенных мостов через реки и ущелья другого пути просто не существовало.

Одновременно с полетами на боевые задания наши экипажи оказывали помощь в ремонте самолетов И-16 и И-15 бис, обучали китайских летчиков и техников знанию авиатехники. После окончания боевых действий весь истре­бительный авиаполк, который базировался в Кульдже, был торжественно пе­редан в дар китайскому народу от Советского Союза. Боевые полеты закончи­лись также внезапно, как и начались. В конце октября месяца, все наши эки­пажи срочно улетели в Алма-Ату. Всего за неполных пять месяцев самолета­ми СБ было выполнено 742 специальных задания или боевых вылета, с общим налетом 2350 ч, и сброшено около 8000 авиабомб различного калибра.

За успешную работу при оказании помощи в борьбе с японскими милита­ристами правительство Китая представило к самым высоким в Китае награ­дам семь летчиков: Сердюкова, Курбатова, Милькова, Кочемасова, Пестова, Филиппова и Полунина. Вручение их предполагалось провести 7 ноября 1945 г. в юбилей Великой Октябрьской социалистической революции. Однако в связи со срочным убытием советских летчиков из Китая награды эти получены не были, и только лишь в 1946 г. все семеро летчиков были награждены Совет­ским правительством орденом Красной Звезды.

^ 4. Служебно-боевая деятельность 3-го Нерчинского Краснознаменного отдельного авиационного полка

Славный боевой путь прошел 3-й Нерчинский Краснознамен­ный отдельный авиационный полк погранвойск. Начало формирования его бы­ло заложено в январе 1942 г. в г. Алма-Ате путем выделения отдельной авиа­ционной эскадрильи самолетов Р-10, Р-5 и По-2 для Забайкальского погра-

ничного округа. Тогда, в начале пути, у летного состава, прибывавшего из раз­личных авиационных школ ГВФ, ОСОАВИАХИМа и «Динамо», не было еще достаточного опыта и мастерства. Но месяцы и годы тяжелого и упорного тру­да личного состава превратили часть в крепкую боевую единицу.

Овладев уже немалым опытом полетов, авиационная часть в феврале 1942г. перебазировалась из Алма-Аты в Нерчинск, покрыв расстояние в 4000 км. Длительный групповой перелет над тайгой, в сложных метеорологи­ческих условиях, в зимний период еще больше закалил авиаторов-погранич­ников. На новом месте службы летный состав сразу же приступил к выполне­нию заданий по охране государственной границы, к разведке ближайших ее подступов. Командование пограничных отрядов Забайкальского округа полу­чало разведывательные данные. Нередко офицеры отрядов лично вылетали на разведку приграничной полосы.

В формуляре авиационной части можно обнаружить только следующие скупые данные: «Приказом НКВД СССР от 19 июня 1942 г. 3-я отдельная эс­кадрилья переформируется в 3-й отдельный легкобомбардировочный авиа­ционный полк погранвойск». Командиром полка был назначен бывший коман­дир Хабаровского отдельного авиаотряда майор А. Шестов. В него входили две эскадрильи: разведывательная на самолетах Р-10, Р-5 и По-2 и бомбардиро­вочная на самолетах СБ и ТБ-1, а затем перед началом войны с Японией была придана и третья истребительная эскадрилья на самолетах И-16 и И-15 бис. В последующие 1943 и 1944 гг., понимая сложившуюся обстановку на Дальнем Востоке, личный состав полка, выполняя служебно-боевые задачи по охране Государственной границы СССР, повышал свою боеготовность и боеспособ­ность. На основании приказа НКВД от 24 мая 1945 г. часть была переименова­на в 3-й отдельный авиационный полк погранвойск НКВД СССР.

В период заблаговременной подготовки к боевым действиям по разгрому Квантунской армии авиация погранвойск широко использовалась для развед­ки противника. Экипажи самолетов, хорошо знающие линию прохождения государственной границы и объекты противника непосредственно на границе, получили боевые задачи по фотографированию и наблюдению за сопредель­ной территорией, за скоплением и перегруппировкой японских войск.

^ 5. Служебно-боевая деятельность специального 7-го Нерчинского отдельного авиаполка (будущего 9-го Сахалинского отдельного морского авиаполка)

5 апреля 1945 г. в соответствии с приказом НКВД СССР в авиа­гарнизоне Быково был сформирован 7-й специальный отдельный авиацион­ный полк погранвойск. Он был предназначен для выполнения специального задания правительства по обеспечению строительства линии ВЧ связи в райо­нах от Читы до Даурии, затем до Приморья и Сахалина. В середине апреля полк был перебазирован в г. Нерчинск. Первым командиром вновь сформиро­ванного полка стал бывший заместитель начальника штаба авиабригады по­гранвойск подполковник И. Мустыгин, заместителем по летной подготовке

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 97

бывший командир авиаэскадрильи самолетов Ли-2 из 1-го Быковского авиа­полка майор М. Гамаюнов, начальником штаба полка майор Ф. Апатенко. Лет­ный состав в основном комплектовался из опытных экипажей 1-го Быковского транспортного авиаполка.

В течение апреля и мая 1945 г. шла напряженная учеба и подготовка летно­го состава к полетам в сложных природных и метеорологических условиях. Предстояло строить линию связи по непроходимой бездорожной тайге, через скалистые сопки, через места, где не ступала нога человека.

Все военнослужащие понимали важность и ответственность предстоящих работ. Летный состав самоотверженно, с полным напряжением сил работал днем и ночью в любых условиях. Ежесуточно экипажи самолетов совершали от трех до восьми вылетов с грузами.

Были и аварийные ситуации. В этих условиях авиаторы, не жалея сил, де­лали все возможное. Так, экипажу самолета По-2 в составе летчика Г. Степа­нова и штурмана Назарова было приказано доставить на трассу груз и сбро­сить его без парашюта. При сбрасывании груза бухта проволоки массой 90 кг концом подвесной системы зацепилась за бомбодержатель и осталась висеть под плоскостью. Попытки летчика сбросить груз оказались безрезультатны­ми. Создалось угрожающее положение, казалось, авария неизбежна. Тогда штурман Назаров, рискуя жизнью, обмотал себя веревкой и вылез на плос­кость самолета, обрезал зацепившийся конец подвесной системы, освободил самолет от груза, благополучно возвратился в кабину и занял свое место в ма­шине. Экипаж успешно выполнил задание и без повреждений благополучно приземлился на своем аэродроме. Аналогичный случай произошел и у летчи­ка И. Кувшинова. Различные казусы, связанные с зацепкой грузов за детали самолета, были и у других экипажей.

Самолеты полка при выполнении строительных работ совершили 2854 са­молето-вылетов с общим налетом 4495 ч, перевезли 1 млн. 215 тыс. 570 кг раз­личных грузов. Только медной и железной проволоки было доставлено около 600 тыс. кг. Сброшено с парашютом 3318 и без парашюта — 2197 единиц (объ­ектов) груза. Покрыто расстояние 764 026 км.

В период с 20 мая по 31 июля 1945 г. в исключительно трудных климатиче­ских и метеорологических условиях правительственное задание по обеспече­нию строительства линии связи личным составом полка было выполнено рань­ше установленного срока на 45 суток. К началу войны с империалистической Японией столица нашей Родины Москва имела прямую засекреченную теле­фонную связь с самыми отдаленными районами страны от Забайкалья до Приморья и Сахалина.

За успешное окончание работ по созданию крайне необходимой перед вой­ной с Японией линии специальной связи с советским Дальним Востоком были награждены орденами и медалями 81 человек из 7-го специального авиапол­ка. В том числе И. Мустыгин, М. Гамаюнов, Ф. Апатенко, С. Анисифоров, И. Кувшинов, А. Савиных, И. Метла, Г. Степанов, А. Герасименко и многие др.

Глава II

^ 6. Служебно-боевая деятельность

Хабаровской отдельной авиационной эскадрильи

В ноябре 1939 г. 10-я Хабаровская отдельная авиаэскадрилья погранвойск в полном составе с экипажами и самолетами была передислоци­рована на западную границу СССР в г. Гродно. Для оперативного обслужива­ния авиацией Хабаровского пограничного округа от 5-й Владивостокской от­дельной авиаэскадрильи было выделено одно авиазвено самолетов МБР-2 с дислокацией на речном гидроаэродроме на р. Уссури, а немного позднее от 9-й отдельной авиаэскадрильи (ст. Белая) было выделено одно звено самолетов По-2, дислоцирующихся на сухопутном аэродроме г. Хабаровска.

В начале и в ходе Великой Отечественной войны самолеты Хабаровского от­дельного авиаотряда так и базировались: авиазвено самолетов МБР-2 --на речном гидроаэродроме на р. Уссури, а звено самолетов По-2 — на аэродроме местных воздушных линий. Летали летчики много, потому что несли ежеднев­ную дозорную службу и постоянно участвовали в поисках, разведках и пере­возках оперативных групп на весьма протяженном участке округа. Граница с Китаем и Монголией, захваченных японскими милитаристами, была на этих участках очень напряженной и до предела опасной. Средний налет летчика в год был порядка 460 ч, количество суток в командировках около 220 суток.

Часто возникали конфликтные ситуации и откровенные провокации, пе­реходящие в стычки и локальные боевые действия. В архиве погранвойск есть документ, точнее справка, датированная 25 октября 1941 г., в одном из пунк­тов которой предлагалось якобы за нападение нашего пограничного самолета на японский пограничный катер, нарушивший нашу государственную грани­цу, предать суду командира авиазвена старшего лейтенанта А. Шестова за отсутствие на борту самолета, находящегося в воздухе, морских кодов связи. И это, несмотря на то что пограничные самолеты по всему периметру госу­дарственной границы пользовались своими авиационными кодами связи. Только благодаря вмешательству начальника войск генерала Никифорова дело было прекращено.

Так, по воспоминаниям бывшего начальника войск Хабаровского погранич­ного округа генерала Никифорова, в феврале 1941 г. экипаж летчика Дмитри­ева вылетел на Сахалин, чтобы доставить в обком партии переходящее Крас­ное Знамя крайкома и крайисполкома для вручения Сахалинскому погранич­ному отряду в связи с празднованием 23-й годовщины пограничных войск. До­летев до Комсомольска-на-Амуре и обнаружив неисправность самолета, Дмитриев решил вернуться в Хабаровск, о чем доложил по радиосвязи коман­диру звена. А. Шестов, чтобы не сорвать задание, с разрешения начальника войск пограничного округа, дождавшись возвращения Дмитриева, срочно сам вылетел на Сахалин. Он рассчитывал, что успеет долететь до Александровс-ка-Сахалинского за светлое время суток. Однако во время перелета через хре­бет Сихотэ-Алинь, ветер резко изменил направление, лететь стало намного труднее и дольше. Наступили сумерки, на аэродроме уже закончили работу,

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 99

считая, что самолетов больше не будет. И тут, уже в полной темноте, появил­ся самолет Шестова. Только высокое искусство летчика обеспечило благопо­лучную посадку. Задание было выполнено.

В 1942 г. капитан А. Шестов был назначен командиром отдельного авиаот­ряда пограничных войск Хабаровского округа, в состав которого, кроме звена морских самолетов МБР-2, были введены два звена сухопутных самолетов По-2 и Р-5, базирование которых было определено на аэродроме для местных воздушных авиалиний. Дисциплинированный, исполнительный, всегда подтя­нутый А. Шестов любил строгий порядок, непримиримо относился к недостат­кам подготовки самолетов к полетам. Много труда вложил он и его подчинен­ные, чтобы самолеты были постоянно в боевой готовности. Шестов был всегда примером для личного состава, любил получать и лично выполнять трудные, связанные с опасностью задания. Много сил и энергии отдал он делу обучения и воспитания личного состава, подготовке парашютистов из состава офицеров штаба округа и радистов из отдельного батальона связи.

Но чтобы сохранить историческую правду необходимо честно признать, что много зависело и от отношения командования войск пограничного округа к авиации вообще, и к своей авиационной части в частности. В этом плане ха­баровским летчикам периода Великой Отечественной войны просто повезло, что начальником войск округа был думающий, инициативный, грамотный ге­нерал А. Никифоров. Ведь только благодаря его постоянному вниманию, над авиационной частью округа во всех пограничных отрядах, комендатурах и са­мых удаленных заставах округа силами личного состава этих отрядов были построены и поддерживались зимой и летом в постоянной боевой готовности к приему самолетов отличные посадочные площадки. По утверждению многих пограничных авиационных командиров, служивших на дальневосточной гра­нице в 80-е гг., многие из построенных в войну посадочных площадок сохра­нились и до сих пор.

Генерал-лейтенант А. Никифоров лично еженедельно летал на самолетах на визуальную проверку контрольно-следовой полосы (КСП) наиболее про­блемных пограничных отрядов, и уже в то тяжелое военное время ставил пе­ред наукой вопрос о техническом контроле КСП с воздуха. Он ввел в штат авиационного отряда парашютно-десантную службу и взвод повышенной бое­готовности, поощрял прыжки с парашютом добровольцев из числа офицеров округа, пограничных отрядов и эскадрильи. Именно эти десантные подразде­ления сыграли важную роль в быстрой ликвидации очагов вооруженных кон­фликтов на протяженной дальневосточной границе в то сложное военное вре­мя. Он же разрешил и утвердил план подготовки радистов из окружного ба­тальона связи на базе авиационной эскадрильи, предвидя, что надо будет как-то управлять многочисленными десантными и поисковыми группами на гра­нице.

В 1943 г. после окончания курсов усовершенствования при Военной акаде­мии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии, А. Шестов вновь командует авиационным отрядом пограничных войск Хабаровского по-

гранокруга, а в конце года назначается командиром 3-го Нерчинского отдель­ного легкобомбардировочного авиаполка погранвойск.

В 1944 г. на базе отдельного авиаотряда была сформирована Хабаровская отдельная авиаэскадрилья в составе шести морских самолетов МБР-2 и шес­ти сухопутных самолетов По-2 и Р-5. В мае 1945 г. в преддверии войны с Япо­нией на базе отдельной эскадрильи в Хабаровске был сформирован 8-й от­дельный авиаполк погранвойск, командиром которого был назначен бывший командир 9-й отдельной авиаэскадрильи майор Н. Енин.

^ 7. Служебно-боевая деятельность 5-й Владивостокской отдельной морской авиаэскадрильи

Большую служебно-боевую работу в годы Великой Отечествен­ной войны проделала 5-я Владивостокская отдельная морская пограничная авиаэскадрилья, сформированная на базе 2-го отдельного авиаотряда погран­войск. Командиром эскадрильи с 1940 по 1942 г. был майор В. Балясников. Эс­кадрилья имела на вооружении самолеты По-2 и гидросамолеты МБР-2. Ле­тали, базируясь в основном, в пограничных отрядах (командировки составля­ли до 240 дней в год). Уровень подготовки летного состава был высокий. Гра­ница охранялась в усиленном варианте. Особенно много неприятностей дос­тавляли японские суда и японские кордоны вдоль государственной границы, проходившей в труднодоступной морской, речной и горной местностях. Бое­вая готовность была повышенная, в связи с чем на вылет экипажа и звена по тревоге отводилось не более 20 мин.

Большой патриотический подъем царил среди личного состава авиаотряда. Все стремились быть среди тех, кто непосредственно на фронтах вел борьбу с фашистскими агрессорами. Только за один 1941 г. летчиками было подано 38 рапортов с просьбой отправки их на фронт. Однако не все из подавших ра­порта направлялись в боевые авиачасти. Необходимо было надежно охранять и неспокойную дальневосточную границу. Те же из воинов авиаотряда, как и из других частей погранвойск, кто был направлен на фронты Великой Отече­ственной войны, проявили мужество и отвагу в боях с фашистами, демонстри­ровали лучшие качества, присущие авиаторам границы. Так, бывший коман­дир роты аэродромного обеспечения еще отдельного авиаотряда майор Дани­лов, командуя батальоном при обороне подступов к Москве на Можайском шоссе, умело руководил боем батальона и при этом лично проявил героизм и отвагу. Правительство высоко оценило его мужество, присвоив ему звание Ге­роя Советского Союза. Бывший командир звена этой же Владивостокской авиаэскадрильи полковник Матюшкин погиб смертью храбрых в воздушных боях за освобождение г. Киева.

Личный состав части в годы войны с фашистской Германией не только нес службу по охране дальневосточной границы, участвовал в боевых действиях на различных фронтах, но, так же как и другие авиачасти погранвойск, оказы­вал посильную материальную помощь государству и армии. В течение 1942 г. авиаторы-пограничники 2-й отдельной морской авиаэскадрильи внесли

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 101

в Фонд обороны страны на постройку эскадрильи самолетов «Чекист» и «При­морье» 22,8 тыс. руб.; В 1943 г. — 210 тыс. руб., а в 1944 г. только подписка на третий государственный заем составила 1 млн. 823 тыс. руб. И это тоже была помощь фронту.

^ 8. Служебно-боевая деятельность

2-го Камчатского отдельного морского авиаполка

Являясь старейшей воинской частью на Камчатке, 2-я отде­льная авиаэскадрилья погранвойск с 1933 г. неустанно несла службу по охра­не наших дальневосточных рубежей. Нам уже известно, что свою историю часть начала как частица авиации Черноморского флота. В 1931 г. в Севастопо­ле была сформирована отдельная морская авиаэскадрилья, на вооружении ко­торой находились гидросамолеты МБР-1 и «Савойя» С-55 и С-62бис. Затем эс­кадрилья по железной дороге перебазировалась в Хабаровск, а оттуда осу­ществила сложный перелет в Петропавловск-Камчатский на усиление погра­ничного отряда. Из формуляра части известно, что эскадрилья начала перелет 25 августа 1933 г. из Владивостока в Николаевск, а после сложного перелета над Охотским морем 3 сентября 1933 г. одиннадцать самолетов, пилотируемые летчиками Пармичевым, Соловьевым, Лисиненко, Горечкиным, Макаровым, Кузнецовым, Мурашовым, Луговым, Шестовым, Шурыгиным и Святогоро-вым произвели посадку в районе гидроаэродрома Большая Александров-ка. Служба авиаторов на Камчатке начиналась в сложных условиях: предсто­яло строить служебные и аэродромные помещения, жилые дома, оборудовать стоянки самолетов.

Большую работу в военные годы проделала 2-я Камчатская морская авиа­ционная эскадрилья по охране государственной границы. Находясь в оператив­ном подчинении начальника Камчатского пограничного отряда, в течение все­го периода войны отдельная эскадрилья, а затем и отдельный авиаполк охра­няли государственную границу не только на Камчатке, но и на Крайнем Севе­ре, в районах Чукотки, Магадана и Якутии в сложных физико-географиче­ских, климатических и метеорологических условиях.

Морская граница вдоль побережья Камчатки характеризуется сложно­стью рельефа местности, суровостью и изменчивостью климатических усло­вий, оно представляет собой сплошные скалистые сопки с глубокими ущелья­ми и высокими перевалами, быстрыми горными реками, трудными и опасны­ми для передвижения. Зима в этих районах с сильными снегопадами и частой пургой, заметающей аэродромы и посадочные площадки. Столбик термомет­ра часто опускается до отметки —40° С .

В этих условиях пограничники строили на участках комендатур и застав посадочные площадки для легких самолетов, а там, где возможно, применяли гидросамолеты. Посадочные площадки особенно необходимы были для достав­ки нарядов на отдаленные участки границы, ведь шоссейные и грунтовые до­роги на Камчатке почти отсутствовали. Связь с внешним миром поддержива­лась в основном по радио, а также кораблями и самолетами.

102 Глава II

Из-за сложности географических и климатических условий охрана грани­цы на таких участках сопряжена с большими трудностями. Поэтому при орга­низации службы по охране границы штабы пограничного округа, погранич­ных отрядов и авиачасти всесторонне учитывали не только оперативную об­становку, но и суровый климат этого края. Они знали, что беспечность и недис­циплинированность могут повлечь за собой гибель людей и авиационной тех­ники. Усложняло ситуацию то, что на полуострове было всего 10 примитивных метеостанций, которые порой не имели связи даже с г. Петропавловск-Кам­чатский.

С началом Великой Отечественной войны более 10 самых опытных летчи­ков части, по их личной просьбе, были направлены на фронт. В числе первых оказались В. Голубев и Л. Говорухин, совершившие более 300 боевых вылетов и удостоенные звания Герой Советского Союза. После окончания войны от­важный летчик Герой Советского Союза капитан А. Рыхлов вернулся в авиа­цию погранвойск, служил заместителем командира части на Камчатке, а за­тем был первым командиром Чукотской пограничной отдельной авиаэскадри­льи.

Были разные по сложности служебно-боевые задачи, в том числе и прави­тельственные задания. Так, в самом начале войны, 6 июля 1941 г. по приказу заместителя наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанта Масленни­кова и начальника Главсевморпути Папанина для обеспечения воздушной разведки, проводки и охраны на переходах судов Главсевморпути была выде­лена группа самолетов МБР-2 Камчатской авиаэскадрильи. 10 июля группа под командованием старшего лейтенанта Иванова вылетела из Петропавлов-ска-Камчатского и 14 июля, впервые в истории авиации погранвойск, пройдя более 2000 км с посадками на незнакомых и тогда не оборудованных аэродро­мах, благополучно произвела посадку на аэродроме Уэллен, где и приступила к выполнению задания.

Базируясь в бухте Провидения с 25 июля по 24 сентября 1941 г. авиагруппа вела разведку Берингова пролива и прикрывала советские суда от иностран­ных подводных лодок и кораблей. Перелеты по маршруту караванов судов и полеты на разведку пролива происходили в исключительно трудных метео­рологических условиях, а в некоторых местах по совершенно неизведанной трассе, но благодаря, как отмечает приказ от 16 февраля 1942 г. № 80/24 за­местителя наркома внутренних дел генерал-полковника Аполлонова, «глубо­кому пониманию чувства ответственности за выполнение важного задания личным составом звена, большевистской смекалке и взаимопомощи, отличной подготовке материальной части, перелет в оба конца и задание были выполне­ны отлично, без летных происшествий. Весь состав экипажа поощрен денеж­ной премией».

Оперативная обстановка на участке отряда к началу войны складывалась так, что необходимость усиления охраны государственной границы была оче­видной. Отмечался массовый подход к побережью японского рыболовецкого флота и заход многих судов в наши территориальные воды. Японская и амери-

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 103

канская разведка широко использовала эти суда в своих целях. Создавалась угроза высадки на наше побережье их агентуры. Систематическими стали по­леты вдоль нашего побережья американских разведывательных самолетов, заходы их подводных лодок в наши территориальные и даже внутренние воды. Самолетам авиаэскадрильи приходилось не только вести воздушную разведку, дозорную службу и поиск нарушителей границы, но и постоянно сопровождать свои суда, и конвоировать задержанные корабли в Петропав­ловск-Камчатский морской порт.

Такая обстановка требовала более совершенной тактики охраны границы. Охранять следовало все подходы к нашим берегам, районы и пункты, куда воз­можны были выходы агентуры после ее высадки на побережье, или выброски на парашютах, а также направления на берегу, на которых возможна высадка людей с помощью различных плавсредств для дальнейшего следования на ма­терик в районы и пункты, интересующие иностранные разведки. Погранотряд широко использовал в охране границы корабли, катера и самолеты, организо­вав взаимодействие между ними, без чего нельзя было успешно решать зада­чу надежной охраны морской границы. Самолеты, находившиеся в оператив­ном подчинении погранотряда, успешно несли дозорно-разведывательную службу в тесном взаимодействии с пограничными кораблями; обеспечивали оперативное руководство подразделениями погранотряда, их материально-техническое снабжение, производили высадку пограничных нарядов на отде­льные участки.

9 июля 1942 г. 2-я отдельная морская авиаэскадрилья приказом НКВД СССР была переформирована во 2-й отдельный легкобомбардировочный мор­ской авиаполк погранвойск НКВД СССР. В штатах полка вначале было 32 са­молета, из них 12 МБР-2, 10 По-2 и Р-5, 2 Ли-2 и 8 СБ, но в ходе войны коли­чественный состав самолетов всех 3 эскадрилий достаточно резко изменился, причем в сторону уменьшения. В полк передали два американских гидроса­молета «Каталина — ГСТ». Полк выполнял задачи по ведению воздушной разведки и несению дозорной службы вдоль побережья Камчатки и Чукотки, а также охране транспортных коммуникаций в районах Охотского и Беринго­ва морей.

В годы Великой Отечественной войны Камчатский авиаполк внес посиль­ный вклад в дело охраны государственной границы и борьбы с японскими аг­рессорами. Он совершил 830 вылетов на выполнение различных боевых задач. Охраняя морскую границу на Крайнем Севере, нес службу на советских ком­муникациях в районе пролива Беринга, прикрывая наши суда и охраняя гра­ницу на участке, связывающем СССР и США. Только в течение 1943—1945 гг. экипажами полка было обнаружено более 150 японских судов, о действиях ко­торых своевременно докладывалось командованию.

Одной из серьезных задач, выполняемых Камчатским авиаполком в пери­од Великой Отечественной войны, была доставка золота, которым рассчиты­валась наша страна за поставки американской техники по ленд-лизу. Вначале золото самолетами По-2 перевозилось с приисков в Магадан, а затем из Мага-

дана на Аляску. Приказом по части для перевозки «спецгрузов» были допу­щены только три наиболее подготовленных экипажа. Из воспоминаний вете­ранов Камчатки известно, что золото на самолетах перевозилось в слитках и мешках, общим весом до одной тонны в каждом рейсе. На борту постоянно присутствовали два человека в штатском. Экипажи с охраной даже ночевали в самолете, если где-то приходилось садиться в промежуточном аэропорту из-за метеоусловий. Совершенно точно известен факт, что один из рейсов окончился весьма неудачно — из-за резкого ухудшения метеоусловий и штормового ветра экипаж уклонился от побережья в сторону моря и погиб над океаном. Долго проводились поиски, но они оказались безрезультатными. В части по этому поводу производилось тщательное расследование со всеми вытекающими оттуда последствиями. Командир полка Балясников, с его слов, получил за это выговор, командир эскадрильи был понижен в воинском зва­нии. Однако в архиве пограничных войск этот факт не значится, вернее авто­ром не был обнаружен.

За успешное выполнение специальных заданий правительства, за отлич­ное выполнение боевых заданий в борьбе против японских империалистов, а также за долголетнюю и безупречную службу в войсках за годы Великой Отечественной войны из личного состава Камчатского авиаполка было награ­ждено: орденами Красного Знамени - 6 человек, Красной Звезды — 54 чело­века, Отечественной войны — 3 человека, медалями «За боевые заслуги» — 100 человек, «За отвагу» — 1 человек. Так выполнял поставленные служебно-боевые задачи летный состав авиационных частей погранвойск, охраняя юж­ные, восточные и дальневосточные рубежи нашей Родины в период Великой Отечественной войны.





оставить комментарий
страница7/32
Дата15.09.2012
Размер9,13 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   32
плохо
  3
хорошо
  1
отлично
  15
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх