Крылья границы icon

Крылья границы


5 чел. помогло.
Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается...
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Как возникает феодальная самостийность: Крепости строят неумышленно в основном вдоль границ...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
С посещением Варшавы, Берлина, Амстердама, Брюгге, Гента, Праги...
Розенталь Д. Э. и др. Словарь лингвистических терминов...
Вавилон
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
вернуться в начало
скачать
5. Боевая деятельность 1-го истребительного авиаполка погранвойск в битве за Москву

Массовый героизм проявили авиаторы-пограничники москов­ских авиационных полков и эскадрилий погранвойск, входящих в разное вре­мя в состав авиационной бригады погранвойск НКВД, базировавшейся в Бы­кове. До начала войны в Быкове была только одна 1-я транспортная отдельная авиационная эскадрилья, состоящая из нескольких авиаотрядов и авиазвень­ев с общим количеством самолетов от 15 до 18 единиц в разные периоды вре­мени. Командиром ее был майор В. Емельянов.

В связи со сложной обстановкой и приближением немецко-фашистских войск к столице нашей Родины Москве, в сентябре 1941 г. был сформирован 1-й истребительный авиационный полк погранвойск НКВД в количестве 36 самолетов. Командиром полка был назначен майор В. Емельянов — депу­тат Верховного Совета Казахской ССР, военным комиссаром — батальонный комиссар Л. Азаров, начальником штаба — капитан Г. Софии, старшим инже­нером — инженер-капитан Е. Шеверга. На вооружении полка вначале посту­пило несколько высотных истребителей МиГ-1, а затем их в течение недели срочно заменили на более совершенные МиГ-3. По штату полк имел 32 боевых самолета МиГ-3, в конце битвы за Москву их в наличии было не более 26, один транспортный самолет ПС-84 и один самолет связи У-2. Личный состав состо­ял из 191 человека.

Спустя месяц для выполнения специальных боевых задач к полку была прикреплена 4-я эскадрилья самолетов Пе-2 в составе 8 единиц. Фактически в полку их было не более 4—6 специально оборудованных самолетов Пе-2. Пе­реучиванием инженерно-технического состава на новую материальную часть занимался главный инженер авиабригады Н. Сергеев. Обучение летного со­става полетам на истребителях МиГ-3 проводили бывший командир 10-й Гродненской авиаэскадрильи майор Кудрявцев и старший инспектор-летчик авиабригады подполковник Шишков, а на самолет Пе-2 — бывший командир 11-й Сааремской авиаэскадрильи майор Петров и командир 1-й Быковской авиаэскадрильи капитан Бабанов. Общее руководство переучиванием осуще­ствлял командир полка майор Емельянов. Уже 4 августа появился приказ по авиабригаде, которым допускалась к самостоятельным полетам на истребите­ле МиГ-3 первая группа летчиков из 16 человек.

Формирование полка закончилось в конце сентября. Летчиков набрали как из авиачастей погранвойск, так и из других авиационных структур и ве­домств. На переучивание летного и технического состава на новую авиатехни­ку ушло не более месяца. Аэродром Быково, учебные аэродромы Мячково и Раменское, а также две запасные посадочные площадки авиабригады работа­ли круглосуточно. 1-й истребительный авиаполк вошел в оперативное подчи­нение 6-го истребительного авиакорпуса ПВО, который прикрывал Москву от воздушных налетов противника. Штаб корпуса выделил полку для охраны с воздуха восточный сектор, в который вошли Москва, Ярославль, Кашира, Ко­ломна. Полк также выполнял задачи по прикрытию железнодорожных пере­возок войск Западного фронта, участков других особо важных железных и шоссейных дорог, выполнял другие задачи. Осенью и зимой 1941 г. полк охра­нял ближайшие подступы к Москве в своем восточном секторе, в котором на­ходилась Каширская электростанция, дающая электроэнергию столице. За­дача по-военному стояла конкретной и однозначной: не допустить ни одного прорыва немецких самолетов к электростанции и десяткам крупных заводов в своей зоне ответственности, выпускающих военную продукцию.

К осени 1941 г. аэродром Быково стал прифронтовым. На его территории заблаговременно силами личного состава и семей военнослужащих были по-

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны

строены бомбоубежища, блиндажи и перекрытые щели. Под землей был оборудован командный пункт, связанный прямой телефонной связью с опе­ративной группой ГУПВ и 6-м авиакорпусом ПВО. На границе аэродрома и вблизи него были оборудованы зенитные позиции для защиты аэродрома от нападения с воздуха. На аэродроме всегда дежурило звено самолетов в готовности № 1.

Личный состав авиационного гарнизона вместе с правоохранительными ор­ганами вел активную борьбу с диверсантами, провокаторами и паникерами. Ежедневно выделялись наряды для патрулирования на улицах и окрестно­стях прилегающих поселков.

В дни решающей битвы за Москву летчики 1-го истребительного авиапол­ка совершили более 2 тыс. боевых вылетов для прикрытия наших войск и от­ражения налетов вражеской авиации на город. Пример высокого мастерства по отражению вражеской авиации показал командир полка майор В. Емелья­нов, на счету которого было 156 боевых вылетов. Летчики во главе со своим ко­мандиром не допустили ни одного случая налета врага на охраняемые объек­ты. Среди лучших летчиков полка были капитаны Жук, Тавгень, старшие лей­тенанты Беляев, Кухтин, Магдалин, Судаков, Бычков, лейтенанты Шмигель, Старченко и др.

Обстановку тех дней в какой-то мере восстанавливают оперативные свод­ки полка. Вот сводка за 10 октября 1941 г.: «В 8.45 экипажи старшего лейтенан­та Магдалина и старшего лейтенанта Судакова в районе 10 км западнее же­лезнодорожной станции Запутня, на высоте 1300м обнаружили самолет Ю-88, пикировавший на железнодорожный эшелон. Противник отогнан от объекта атаки, но не сбит, так как ушел в облака».

За 7 декабря 1941 г. в боевом журнале полка есть такая запись: «В 13.20 в районе Верхне-Мячково, за облаками на высоте 2500 — 3000 м в упорном воз­душном бою с самолетами противника... погиб командир 2-й эскадрильи капи­тан Беляев. Полк потерял одного из лучших своих летчиков. В этот сложный период обороны Москвы в боях с численно превосходящим противником по­гибли летчики Кухтин, Магдалин, Беляев, Богданов, Астахов, Лыжков. 10 де­кабря геройски, на глазах обороняющихся советских войск погиб командир 1-й эскадрильи капитан Гришин».

Когда немецкие войска были отброшены от Москвы, полк прикрывал наши наступающие части в направлении Москвы, Наро-Фоминска, Малоярославца, а потом прикрывал железнодорожные станции и участки дороги Наро-Фо­минск — Балабаново — Малоярославец. Так, например, на 16 декабря 1941 г. командир 6-го истребительного авиакорпуса ПВО поставил полку задачу: «Прикрыть с воздуха наши наступающие части в районе Наро-Фоминска, Ко­ломенского». Потом к этим названиям добавились Балабаново, Боровск. Полк прикрывал также от налетов воздушного противника Малоярославец, Об­нинск, Белоусово.

В боях под Москвой отличился летчик-пограничник старший лейтенант Ф. Тарасов. Будучи заместителем командира 2-й авиаэскадрильи 426-го ис-

требительного полка он сбил три фашистских бомбардировщика. В марте 1942 г. в боевой схватке с немецким истребителем Тарасов геройски погиб. Лет­чик с почестями похоронен в с. Рамушевичи Старо-Рузского района Новго­родской области. В пос. Удельная Московской области на обелиске, воздвигну­том в честь погибших летчиков-пограничников быковских авиаполков и от­дельных авиаэскадрилий бригады погранвойск в период войны среди 82 фа­милий есть и его имя.

Постепенно фронт уходил все дальше от Москвы. Нагрузка на истреби­тельный авиационный полк заметно уменьшилась. И совсем неожиданно при возвращении с очередной командировки после инспектирования авиационной части г. Мары в декабре 1942 г. погиб любимец авиационной бригады коман­дир 1-го истребительного авиаполка майор В. Емельянов. Самолет Ли-2, на котором Емельянов летел пассажиром, в районе г. Уральска попал в сильную фронтальную грозовую облачность, обледенел и упал на землю. Экипаж и пассажиры погибли. Все они были занесены на памятную плиту на стеле по­гибших летчиков авиабригады в период войны.

Со дня формирования истребительного полка и по декабрь 1942 г. полком командовал В. Емельянов. После его трагической гибели в авиационной ката­строфе полк возглавил К. Шишков, который в качестве командира полка ус­пел сделать всего 17 боевых вылетов на прикрытие Москвы и барражирова­ние в восточном секторе обороны столицы до прихода приказа о передаче полка в ПВО. При передаче полка в состав 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО Красной Армии командиром полка был назначен майор Б. Жук. Произошло это по личной просьбе подполковника К. Шишкова, после ране­ния, контузии и ожогов, имеющего проблемы со здоровьем и считавшего что он больше принесет пользы в авиации погранвойск.

Передача 1-го истребительного авиаполка в состав 6-го авиационного корпуса Московского фронта ПВП прошла на основании приказа НКВД в начале 1943 г. Полк стал именоваться 11-м истребительным авиационным пол­ком 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО (ЦАПВ, ф.14. оп. 011, ед.хр. 43).

^ 6. Боевая деятельность 1-й отдельной транспортной авиаэскадрильи в начале войны и 1-го отдельного авиационного полка погранвойск в ходе войны

Еще до начала войны в октябре 1939 г. при формировании авиа­бригады погранвойск была создана 1-я отдельная транспортная авиаэскадри­лья, командиром которой был назначен капитан В. Емельянов. В начале вой­ны, после назначения майора В. Емельянова командиром 1-го истребительно­го авиаполка, командиром этой эскадрильи стал капитан А. Бабанов, началь­ником штаба — капитан А. Завьялов, инженером авиаэскадрильи — военин-женер 3 ранга А. Васягин. Эскадрилью укомплектовали самолетами Р-10, СБ, Р-5, По-2, а затем и ПС-84 и Ли-2. С началом войны командование авиабригады

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 83

полностью укомплектовало экипажами все имеющиеся на аэродроме самоле­ты и, в первую очередь, недавно полученные Р-10 и СБ. В эти 15, а затем 18 штатных экипажей, кроме офицеров 1-й авиаэскадрильи, были включены также и офицеры летных должностей штаба авиабригады. Однако летная на­грузка на эти экипажи намного превышала возможности летного состава -почти ежедневно при постоянной боевой готовности к вылету приходилось выполнять по два-три полета по специальному заданию.

В конце 1942 г. 1-я отдельная авиаэскадрилья была развернута в авиацион­ный транспортный полк. После передачи 1-го истребительного авиационного полка в состав ВВС Красной Армии, транспортный авиационный полк был пе­реименован в 1-й отдельный авиационный полк пограничных войск. Команди­ром полка был назначен подполковник В. Сычев, начальником штаба — май­ор В. Куцемелов, старшим инженером — инженер-капитан Е. Шеверга. Коли­чество самолетов в транспортном полку по списку вначале было 36 и доходило порой до 42 единиц, но их на базе находилось постоянно не более 20-25 еди­ниц. Остальные самолеты работали в различных точках страны и фронта, в так называемых служебных командировках, периодически прилетая, при не­обходимости меняя экипажи, ремонтируя материальную часть и улетая на новые задания.

Летчики 1-го отдельного авиационного полка авиабригады Погранвойск НКВД СССР с момента формирования и до конца войны выполняли важные боевые задания командования по обеспечению боевых действий войск Крас­ной Армии, по охране тыла фронтов и армий, осуществляли связь Центра со штабами фронтов, партизанских соединений и отрядов. Именно эти экипажи, звенья, а иногда и эскадрильи почти каждый день и ночь доставляли опера­тивные группы НКВД на фронт и в тыл врага, выбросили несколько тысяч де­сантников в глубокий тыл противника. Самолеты полка доставляли народным мстителям вооружение и боеприпасы, взрывчатку, обмундирование и продук­ты питания, обеспечивали медикаментами, рациями, вывозили больных и ра­неных партизан на Большую землю.

1-й отдельный авиационный полк пограничных войск выполнял много спе­циальных заданий командования по связи со штабами фронтов, приграничны­ми округами и прифронтовыми городами, в том числе с осажденным Ленингра­дом, производил переброски оперативного состава Главного управления погра­ничных войск и Центрального аппарата комиссариата НКВД СССР.

Специальные полеты в осажденный Ленинград и в глубокий тыл врага вы­полняли практически все экипажи 1-й авиаэскадрильи полка, летающие на самолетах Ли-2 и ПС-84. Другого варианта просто не существовало...

Оперативные полеты производились с аэродрома Зябровка, в 13 км юго-восточнее Гомеля. В результате совершенных 10 полетов в тыл противника, из них четыре с посадкой на партизанские аэродромы, было переброшено 36 оперативных работников НКВД СССР и 3 человека из штаба партизанско­го движения; вывезено тяжело раненных партизан — 41 человек, женщин и детей — 12 человек. На парашютах было сброшено 4230 кг боеприпасов.

84

Во время выполнения задания имели место встречи с ночными истребителя­ми противника и в двух случаях партизанами не были приняты самолеты из-за усложнившейся обстановки в районе цели. Личному составу авиагруппы за отличную боевую работу народным комиссаром внутренних дел БССР объяв­лена благодарность и представлено ходатайство о представлении к прави­тельственным наградам (ЦАПВ, ф.14, оп. 4, ед.хр. 512, л. 166).

Примером геройских действий при полетах в глубокий тыл к партизанам и в осажденный Ленинград можно привести прежде всего экипаж М. Скрыль-никова. Только за одну самую тяжелую для нас зиму 1941/42 гг. в соответст­вии с записями в летной книжке на самолете Ли-2 он совершил 122 боевых вылета, что практически означало, что он летал в тыл врага ежедневно, а ино­гда и дважды в сутки. И каких только случаев с ним не происходило. Десятки раз прилетал Скрыльников с пулевыми пробоинами и боевыми повреждения­ми, выбрасывал парашютистов ночью, в глубоком тылу противника, а на об­ратном пути садился к партизанам и забирал раненых, дважды был ранен, попадал под бомбежки и обстрелы на промежуточном аэродроме Новая Ладо­га и на партизанских аэродромах, садился на вынужденные посадки на под­битой машине с полной грузовой кабиной раненых партизан и всегда находил выходы из этих труднейших ситуаций. Подсчитано, что за время войны М. Скрыльников на своем транспортнике Ли-2 перевез около 3500 тыс. чело­век и почти 500т различных воинских грузов.

Летом 1942 г. старший лейтенант М. Скрыльников оказался в командиров­ке на Кавказе, в Новороссийске. Здесь, забыв про усталость и сон, прорываясь сквозь огонь немецких зенитных батарей и вражеских истребителей, водил он свой самолет в осажденный Севастополь, доставляя туда боеприпасы, продо­вольствие и медикаменты, а обратно увозя раненых, женщин и детей.

Экипажу М. Скрыльникова посчастливилось участвовать в обеспечении Тегеранской и Крымской конференций глав правительств трех государств антигитлеровской коалиции. На его борту в Тегеран и обратно летала группа обеспечения безопасности советской правительственной делегации во главе с генералом А. Аполлоновым. Но сам М. Скрыльников очень скромно отзывался о своей роли в этом поистине историческом событии. По его словам «...это были самые обыкновенные транспортные полеты с непривычно большой ох­раной и минимальной долей риска».

Нам уже известны полеты экипажа М. Скрыльникова в июне 1945 г. из Вильнюса, вошедшие в учебники всех советских послевоенных спецслужб, как образец проведения специальной операции под названием «полеты в Бу­харест». Перед началом войны с Японией М. Скрыльников улетел с замести­телем наркома внутренних дел генералом А. Аполлоновым на Дальний Вос­ток, облетел весь дальневосточный театр военных действий и вернулся об­ратно только после подписания акта о капитуляции Японии.

После окончания войны подполковник М. Скрыльников продолжал слу­жить в 1-м отдельном авиаполку погранвойск в Быково. Был командиром авиаэскадрильи и шеф-пилотом министров госбезопасности СССР генерал-

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 85

полковников В. Абакумова и И. Серова, выполнял специальные задания. На­гражден четырьмя орденами Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени, медалями «Партизану Оте­чественной войны» I степени, «За боевые заслуги», многими другими боевыми медалями, а также специальным знаком «За налет одного миллиона километ­ров». По данным справочной карточки Центрального музея пограничных войск подполковник М. Скрыльников трижды представлялся к званию Героя Советского Союза, но так его и не получил. Это один из первых летчиков по­граничной авиации, общий налет которого на всех типах самолетов превыша­ет 10 тыс. ч...

Не менее сложный боевой путь проделал П. Кудицкий. Война застала его в Якутии летчиком самолета По-2. Как и многие другие летчики и техники П. Кудицкий подал заявление в военкомат с просьбой направить его на фронт. Но первые военные недели еще никто из авиаторов Якутии не знал, что уже действует приказ наркомата обороны от 9 июля 1941 г., в соответствии с кото­рым весь личный состав, работающий в летных подразделениях, находящих­ся в тылу, призыву в Красную Армию не подлежит, а закрепляется за Глав­ным управлением ГВФ.

Уже на второй день войны в Архангельске был сформирован Северный от­дельный авиаотряд ГВФ, а с организацией Карельского фронта в ноябре 1942 г. созданная на его базе особая авиационная группа была переименована в 5-й отдельный авиаполк ГВФ, которым командовал Н. Опришко.

В конце 1943 г. Павел Семенович был переведен в авиацию погранвойск на должность заместителя командира эскадрильи (немного позднее, он же шеф-пилот заместителя министра госбезопасности) 1-го авиаполка погранвойск в Быково. В соответствии с записями в летной книжке ветерана, П. Кудицкий совершил в годы войны 486 боевых и специальных вылетов.

После войны П. Кудицкий пилотировал самолеты Ли-2 и Ил-14 во все сто­личные, краевые и областные города союзных республик, а также в ГДР, Ру­мынию, Болгарию, Югославию, Монголию, Китай и другие столицы госу­дарств мира с делегациями СССР на борту. В 1958 г. П. Кудицкий уволился в запас по болезни. Награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орде­нами Отечественной войны, тремя орденами Красной Звезды, многочислен­ными медалями. По воспоминаниям ветеранов авиабригады он представлялся к званию Героя Советского Союза, но был награжден очередным орденом Красной Звезды. Этот боевой летчик тоже входит в десятку авиаторов по­гранвойск, имеющих общий налет на всех типах самолетов более 10 тыс. ч.

С. Анисифоров прибыл в авиацию погранвойск в Быково на должность ко­мандира самолета Ли-2 весной 1943 г. уже опытным летчиком. До этого вре­мени он имел несколько сот боевых вылетов на самолете Ли-2 в осажденный Ленинград по доставке продуктов и вывоза оттуда людей и более сотни рей­сов на самолете С-47 по трассе Якутск — г. Фербенск на Аляске. Он достав­лял туда советских летчиков-перегонщиков американских самолетов, кото­рые Советский Союз получал из США по ленд-лизу, а обратно перевез в раз-

86

личные города СССР и прифронтовые аэродромы не одну сотню тонн грузов и запасных частей для военной техники и промышленности.

Кроме привычных полетов в тыл врага по выброске парашютистов и до­ставке ответственных оперативных работников и различных грузов к парти­занам и обратно раненых и больных, пришлось ему участвовать в операции по очистке глубокого тыла от диверсантов. В марте — апреле 1944 г. немцы, отступив с Кавказа, оставили в горах Главного Кавказского хребта большую группу диверсантов. Для их ликвидации специальные отряды войск НКВД поднялись в горы. Операция затягивалась. Авиагруппа из четырех самолетов Ли-2, в том числе и экипаж Анисифорова получил задание обеспечить отря­ды продовольствием, боеприпасами, медикаментами и теплым обмундирова­нием.

Посадочных площадок в районе специальной операции не было. Единс­твенная возможность — производить выброску грузов парашютным способом. Руководил выброской грузов начальник парашютно-десантной службы авиа­бригады подполковник И. Старчак. Грузы предварительно сосредоточивались на аэродроме близ ж.-д. ст. Слепцовская, а оттуда доставлялись самолетом к местам назначения, по периметру окруженной группировки противника. По­года в этот период года была неблагоприятная: горы большей частью были за­крыты сплошной облачностью, снежные бураны и туманы мешали работать. Экипажу приходилось «ловить погоду» и вылетать в заданный район бук­вально по тревоге.

В мае 1944 г. экипаж Анисифорова срочно вылетел из Быково в Симфе­рополь, принял на борт 12 вооруженных проводников со служебными соба­ками и доставил их к вечеру в Минеральные Воды. Позднее узнали, что че­тырехмоторный немецкий самолет с диверсантами ночью перелетел линию фронта и сделал посадку в степях Калмыкии. То ли при посадке самолет загорелся, то ли диверсанты его подожгли, но этим они себя и обнаружили. Развернулась срочная операция по поиску и ликвидации гитлеровцев, раз­бежавшихся в разные стороны, для чего и понадобились проводники с со­баками. После доставки «спецгруза» экипаж в течение недели осуществ­ляя поиск и наведение оперативных групп НКВД на отряды противника, высаживал десанты прямо в степи на направлениях вероятного движения диверсантов.

В апреле — июле 1945 г. Анисифоров принимал участие в строительстве линии связи Чита — Приморье в составе 7-го авиаполка погранвойск под ко­мандованием подполковника И. Мустыгина.

В августе 1945 г. сразу после окончания строительства линии связи Анисифо­ров со своим экипажем вылетел из Нерчинска в Читу, где получил боевую задачу доставить генерала Шишкарева в Монголию, к границе с Маньчжурией, недалеко от города Чойбалсан. Там и узнали, что началась война с Японией. Экипаж Аниси­форова поступил в распоряжение генерала Григоряна и за месяц, выполняя зада­ния по охране тыла армии, вместе с генералом облетел всю Маньчжурию, вплоть до Порт-Артура и порта Дальний.

^ Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 87


После окончания войны экипаж Анисифорова из Быкова летал в команди­ровки во все стороны нашей необъятной страны: на охрану границы Заполя­рья, на Черное и Каспийское моря, выполнял задания по доставке людей и грузов в различные города Советского Союза и соседние страны социалисти­ческого лагеря. В 1948 г. в горах Гиссарского хребта Таджикистана случилось крупное землетрясение, в результате которого были разрушены все дороги и тропы, связывающие Гиссарскую долину с внешним миром. По заданию ко­мандования погранвойск из Быково в Душанбе были направлены два самоле­та Ли-2 (командиры экипажей Анисифоров и Карпенко), которые в трудней­ших метеорологических условиях сумели вывезти из горного плена около 600 местных жителей и несколько тонн особо ценного имущества. Работать при­ходилось с единственной, пригодной для Ли-2 посадочной площадки, распо­ложенной на высоте 2500 м. Причем площадка была пригодна для посадки и взлета самолетов только в одну сторону и только с рассвета и до 10 ч утра. И пассажиров можно было брать не более 12—15 человек при условии заправ­ки самолета минимальным запасом горючего. Соблюдая эти ограничения и особую осторожность, этим двум опытным и геройским экипажам, с риском для собственной жизни удалось выполнить 60 рейсов в практически разру­шенную стихией местность. Кстати, все эти подробности мы узнали из днев­ника второго командира экипажа майора П. Карпенко.

П. Карпенко — выпускник авиационного отделения 2-й объединенной пог­раничной школы г. Харькова — до войны успел послужить в Москве, Алма-Ате, Нерчинске. В 1942 г. был вновь переведен в 1-й транспортный авиаполк в Быково, вначале командиром звена, затем начальником штаба 1-й авиацион­ной эскадрильи самолетов Ли-2. Наравне с другими летчиками летал на бое­вые и специальные задания в прифронтовой полосе и за линию фронта. Более трехсот боевых вылетов сделал П. Карпенко в тыл врага и в осажденный Ле­нинград, в Астрахань, Баку, Тбилиси.

После Великой Отечественной войны П. Карпенко совместно с другими экипажами нес службу по охране границы на Белом, Баренцевом, Балтий­ском, Черном и Каспийском морях в целях недопущения захода иностранных рыболовецких судов в наши территориальные воды. В 1954 г. вновь был на­значен командиром звена 1-го транспортного авиаполка, был начальником штаба и командиром эскадрильи, и даже два года был шеф-пилотом замести­теля министра внутренних дел. В 1959 г. по состоянию здоровья подполков­ник П. Карпенко был уволен в запас. Имеет награды: орден Красного Знаме­ни, три ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны I и II степени, две медали «За боевые заслуги», другие многочисленные медали, а также две почетных грамоты от Президиума Верховного Совета Туркменской ССР...

А. Савиных в суровом октябре 1941 г. прибыл для прохождения службы в авиационную бригаду погранвойск в Быково, где летал сначала вторым пило­том, а затем и командиром самолета Ли-2. У него подобрался очень хороший

экипаж: второй летчик Швецов, штурман Долонин, бортовой техник Волков, бортрадист Злотников. С этим экипажем Савиных часто летал на выполнение ответственных боевых и специальных заданий. В 1941—1942 гг. это были по­леты в осажденный Ленинград и в тыл врага по доставке в партизанские от­ряды боеприпасов, продовольствия, медикаментов и вывозке раненых и боль­ных партизан на лечение в Москву. В 1943 г. преимущественно были полеты по переброске оперативных работников и различных воинских грузов на Кав­каз и в Крым.

В начале 1945 г. экипаж А. Савиных был включен в состав 7-го авиаполка и перебазировался в г. Нерчинск для строительства линии связи по трассе Чита — Даурия. Работали с полным напряжением сил, ежесуточно производили от трех до восьми вылетов. В полетной документации отмечено: «Экипаж Сави­ных при выполнении строительных работ совершил 143 вылета с общим нале­том 225 часов, при этом перевез 60 778 кг различных грузов, только медной и железной проволоки было сброшено 30 тонн, из них сброшено с парашютом 165 и без парашюта 109 единиц (объектов) груза».

После окончания строительства линии связи два экипажа 7-го авиаполка ПВ, А. Савиных и А. Герасименко принимал участие в боевых действиях в Маньчжурии в составе 16-й отдельной Хинганской бригады войск правитель­ственной связи Забайкальского фронта, за что имеют благодарность от Вер­ховного Главнокомандующего СССР.

После разгрома японских самураев экипаж А. Савиных вместе с 7-м авиа­полком ПВ из Нерчинска был перебазирован на Южный Сахалин и включился в охрану государственной границы в районе Сахалина и Курильских островов.

Савиных много лет служил командиром корабля и командиром звена в 1-м авиаполку в Быкове. Закончил службу майор А. Савиных в 1956 г. команди­ром эскадрильи 8-го отдельного авиаполка погранвойск в Одессе. Имеет на­грады: три ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны I и II степе­ни, медали «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и множество др.

Алексей Николаевич Герасименко был переведен в 1-й авиационный полк погранвойск на должность командира самолета Ли-2 в начале 1943 г. До этого назначения он прошел тяжелыми дорогами войны, отступая от Киева до Мо­сквы, где летал в 1-й авиационно-транспортной дивизии особого назначения ГВФ во Внуково.

Как и большинство опытных летчиков 1-го транспортного авиаполка, ка­питан А. Герасименко с мая по сентябрь 1945 г. участвовал в строительстве правительственной линии связи на участке Чита — Даурия, Хабаровск, Са­халин и в военных действиях против японских самураев в Маньчжурии в составе 16-й отдельной Хинганской бригады войск правительственной связи Забайкальского фронта. После окончания войны с Японией майор А. Гераси­менко служил в Быкове и Одессе. Уволился из авиации в 1959 г. по состоя­нию здоровья. Имеет награды: орден Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, два ордена Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги» и многие др.

Отдельная авиационная бригада пограничных войск НКВД СССР

в годы Великом Отечественной войны 89

^ 7. Специальное задание командования НКВД СССР

В июне 1943 г. командование авиабригады получило от генерала А. Аполлонова секретное задание: переоборудовать два новых американских транспортных самолета «Дуглас» С-47 и один наш Ли-2 под пассажирский ва­риант с удобными салонами класса «люкс».

Группа авиационных специалистов бригады во главе с подполковником М. Красильниковым взялась за переоборудование. Трудились напряженно и днем и ночью. Тем более что опыт такой работы в бригаде уже был, еще в 1941 г. пришлось переоборудовать несколько самолетов Ли-2 под пассажир­ский вариант. Наконец все самолеты были переоборудованы и опробованы в воздухе. Покрашенные в светлые тона самолеты выглядели непривычно красиво и очень эффектно. Генерал И. Чупров доложил руководству об окончании работ. Специально созданной комиссией самолеты были приняты с хорошей оценкой. Два самолета С-47 экипажи правительственной авиади­визии ВВС полковника В. Грачева перегнали на Центральный аэродром име­ни М.В. Фрунзе. Затем в ноябре на этих самолетах экипажи ВВС улетели в Баку. Из летного состава авиабригады в состав одного из этих экипажей во­шел в качестве бортового радиста начальник связи штаба авиабригады май­ор В. Куцемелов в совершенстве знающий особенности радиосвязи на этом направлении.

В августе 1943 г. из авиабригады в Тегеран поездом была направлена инже­нерно-авиационная группа обеспечения перелета, в которую входили инженер-подполковник Красильников (старший группы), опытные авиационные техники Морозов, Воронцов, Бубенин, Баранов, инженер эскадрильи Ростокин, замес­титель по тылу эскадрильи Калабушкин, начальник связи авиабригады Куце­мелов, начальник метеослужбы авиабригады Комолов, синоптик Смирнов и др. Задача этой группы заключалась в том, чтобы принять самолеты с советской правительственной делегацией на аэродроме в Тегеране, обслужить эти само­леты, обеспечить им надежную связь и охрану, а после окончания конференции обеспечить их обратный вылет. Естественно, вся подготовка и сама работа про­водилась в строжайшей тайне. Вся подготовительная работа была выполнена уже к середине октября, потянулись долгие дни ожидания.

В назначенный день 10 ноября 1943 г. генерал А. Аполлонов с группой офи­церов на самолете Ли-2 (командир экипажа майор М. Скрыльников) прилетел в Баку. Там его уже ждал Н. Комолов, который доложил ему прогноз погоды по маршруту и в пункте посадки. Он просил Аполлонова дать разрешение на вылет группе правительственных самолетов из Баку в Тегеран, пока не за­крыты горы и перевалы. Комолов утверждал, что к прилету самолетов в Теге­ран аэродром там откроется. После некоторых сомнений разрешение на вылет из Баку в Тегеран было дано. Самолеты один за другим поднялись в воздух и взяли заданный курс.

Руководитель перелета, командование ВВС и другие специалисты настаи­вали на возвращении самолетов в Баку. Им было не понятно как можно лететь

90 Г л а в а II

на закрытый аэродром. Комолов настаивал на том, чтобы самолеты не возвра­щались. Его прогноз оправдался: за час до подхода к Тегерану туман над аэродромом рассеялся, и самолеты благополучно произвели посадку на теге­ранском аэродроме. Все самолеты были взяты под охрану, а экипажи отправ­лены в советское посольство. Кстати, для охраны советской правительствен­ной делегации в Тегеране привлекался полнокровный полк НКВД, полностью состоящий из пограничников....

Не менее успешно прошел вылет самолетов правительственной делегации из Тегерана в Баку, а затем и в Москву после окончания конференции глав трех великих держав.

За успешное выполнение специального правительственного задания М. Красильников был награжден орденом Красного Знамени, были отмечены высокими наградами все члены группы обеспечения. В 1946 г. полковник М. Красильников по состоянию здоровья вышел в отставку. Но неуемный ха­рактер не позволял ему сидеть без работы. С 1947 по 1954 г. он трудился стар­шим инженером ВНИИ ВВС № 4, затем главным механиком Ярославского тех­нологического института и в других организациях. Михаил Сергеевич прини­мал активное участие в общественной работе. На общественных началах рабо­тал старшим инженером Кировского райисполкома, вел технический надзор за строительством зданий университета, райвоенкомата и райисполкома. На­гражден двумя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды, Оте­чественной войны, «Знак Почета», медалями.

За успешное выполнение правительственного задания летный и техниче­ский состав авиационной бригады погранвойск, принимавший участие в обес­печении Тегеранской конференции глав правительств СССР, США и Велико­британии был награжден правительственными наградами, в том числе коман­дир авиабригады генерал-майор И. Чупров был награжден орденом Красной Звезды.





оставить комментарий
страница6/32
Дата15.09.2012
Размер9,13 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
плохо
  3
хорошо
  1
отлично
  15
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх