Крылья границы icon

Крылья границы


5 чел. помогло.
Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается...
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Как возникает феодальная самостийность: Крепости строят неумышленно в основном вдоль границ...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
С посещением Варшавы, Берлина, Амстердама, Брюгге, Гента, Праги...
Розенталь Д. Э. и др. Словарь лингвистических терминов...
Вавилон
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32
вернуться в начало
скачать
с 1 по 10 июля 1984 г. был вместе с Зиновьевым и Мусаевым на операции «Джавай» в районе Калай-Хумба. После этого я вернулся в Москву, а через месяц полетел на опе­рацию «Куфаб», проводимую с Шуроабада с 20 по 30 августа. Командиром авиагруппы и его заместителем опять были Зиновьев и Мусаев.

Полковник В. Зиновьев добросовестно «отработал» заместителем началь­ника авиаотдела Среднеазиатского погранокруга долгих 7 лет, при всех четы­рех начальниках авиаотдела округа. Летал на вертолетах Ми-8 и Ми-24. Ру­ководил десятками авиационных групп в самый сложный период боевых дей­ствий авиации погранвойск в Афганистане и в самых тяжелых высокогорных куфабско-джавайских операциях. Бывал сам в десятках не штатных ситуа­циях на своем вертолете и пережил сотни критических ситуаций на вертоле­тах экипажей авиационных групп, которыми руководил. Так уж получилось, что именно с ним автор на протяжении трех лет изучал и решал один из инте­реснейших тактических вопросов — где место командира авиационной груп­пы эскадрильского или полкового состава при высадке десантов при сильном сопротивлении противника, например, при захвате горных баз и штабов бан­дитов с мощной объектовой ПВО района. Эскадрилья десантно-транспортных вертолетов в разных условиях состояла из 8 или 12 единиц. Практически нами

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне


были опробованы десятки различных вариантов: в одном варианте — коман­дир был ведущим группы, во втором варианте — командир находился во втором экипаже авиагруппы, в третьем варианте — командир лично руко­водил высадкой десанта, в четвертом варианте — командир работал в каче­стве воздушного командного пункта, как правило, с руководителем опера­ции и группой поддержки на борту.

Самый оптимальный вариант у нас получился, когда командир авиа­группы, чтобы ни на минуту не терять управление всем подразделением (частью), находится в середине боевого порядка. В связи с тем, что в горах на одну площадку (ущелье, плато, гору) всю эскадрилью сразу не поса­дишь, мы разбивали ее на две равные части или на три звена в зависимо­сти от условий местности. Первым высаживал десант заместитель коман­дира авиагруппы по летной подготовке, у нас, как правило, был самый опытный летчик майор В. Мусаев. Если все было нормально, т.е. звено или половина эскадрильи отработала по плану, то заместитель командира группы принимал управление всей эскадрильей, а командир авиагруппы делал заход для высадки своего десанта. В этой ситуации руководитель операции или его заместитель были на борту командира авиагруппы, а ко­мандир десантного подразделения был на борту заместителя командира авиагруппы — ведущего экипажа или первого десантного вертолета. Не меньшую нагрузку несли и старшие инспекторы-летчики авиаотдела ок­руга -- подполковники В. Модин, В. Князев, Б. Хухарев, А. Артамонов; старшие инспекторы-штурманы: полковники В. Рыкованов, С. Прохорен­ко, подполковник А. Дуплякин, старший офицер аэрофотослужбы майор В. Мошков. Эти офицеры стояли на страже безопасности полетов в боевых условиях, руководили авиагруппами, сами постоянно выполняли боевые вылеты, участвовали в расследовании различных авиационных происше­ствий.

Из состава авиационного отдела в оперативную группу САПО с базирова­нием в Пяндже в 1981 г. был назначен старшим офицером по авиации майор В. Краснов, а в 1985 г. его сменило вновь сформированное в г. Душанбе авиаци­онное отделение оперативной группы САПО, начальником которого был на­значен подполковник Э. Сергун, старшим инспектором-штурманом подпол­ковник Е. Костюченко, старшим инженером-инспектором полковник В. Зубов. В обязанности этих представителей авиации, всегда и везде сопровождающих командование оперативной группы округа, входило непосредственное плани­рование, контроль проведения и грамотное применение авиационных частей и групп в операциях. Они организовывали взаимодействие авиации округа с пограничными соединениями, частями и подразделениями, с авиацией Турк-ВО, неоднократно возглавляли авиационные группы и в целом зарекомендо­вали себя грамотными и умелыми руководителями, чем и способствовали ус­пешному проведению пограничных и специальных операций по уничтожению отрядов оппозиции в Афганистане.

354 Глава V

10-й Алма-Атинский отдельный авиационный полк

и 19-я Уч-Аральская отдельная авиационная эскадрилья

Самый сложный участок, с точки зрения физико-географиче­ских условий применения авиации, достался Алма-Атинскому авиационному полку и Уч-Аральской отдельной авиационной эскадрилье Восточного погра-нокруга. Восточная часть провинции Бадахшан на границе СССР с Афгани­станом, Пакистаном и Китаем в районах так называемого «афганского высту­па» - это высочайшие горы Памира, «семитысячники», с ледниками и пере­валами на высотах 5000-6000 м, с длинными и глубокими, похожими друг на друга ущельями. Государственная граница между Афганистаном и Пакиста­ном там ни чем не обозначена, проходит она по рекам, ущельям, вершинам гор и перевалов, по так называемой условной «линии Дюранга». Полеты в этих районах постоянно выполнялись на практическом потолке вертолета, т.е. на 3500-4000 м, в облегченном варианте вертолета до 5000-5500 м, при пол­ном отсутствии дорог и участков местности, пригодных для аварийной посад­ки вертолета.

На период начала афганских событий с 1978 по 1984 г. командиром Алма-Атинского авиаполка был полковник А. Найденов, заместителем по летной подготовке подполковник Н. Сергеев, заместителем по общим вопросам под­полковник А. Дорофеев, начальником штаба полка подполковник Ю. Тягаев, начальником политотдела полковник П. Трубицын, заместителем по инже­нерно-авиационной службе подполковник В. Сергеев, заместителем по тылу подполковник А. Янишевский, старшим штурманом полка полковник Ю. Брю­ханов.

Первой серьезной операцией для авиации Восточного погранокруга была внезапная для противника операция по закрытию караванных путей и троп, по которым в Афганистан проникали подготовленные группы боевиков и ка­раваны с оружием, с условным наименованием «Крыша», проведенная в мае — июне 1980 г. с задачей надежного прикрытия границы Афганистана с Паки­станом и Китаем. В операции участвовала авиационная группа в количестве десяти вертолетов Ми-8 в облегченном варианте с самыми опытными летчи­ками полка. Возглавлял авиагруппу командир полка полковник А. Найденов.

Вначале в Лянгар с командой офицеров оперативной группы округа при­была пара вертолетов во главе с начальником авиационного отделения округа, «старожилом этих мест» и опытным высокогорным летчиком полковником А. Тимофеевым, провела разведку обстановки, рекогносцировку местности и произвела подбор и облет площадок в районе одного из глубочайших каньонов Памира — Сархадской щели. Офицеры оперативно-войсковой группы округа на местности наметили точки выброски и дислокации будущих десантных подразделений.

Затем, 22 мая по маршруту Бурундай — Ош — Мургаб — Лянгар был про­изведен перелет, и в исходный район десантирования прибыла основная де­сантная группа под руководством полковника А. Найденова. С 23 мая по 5 июня

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

практически ежедневно авиагруппа производила высадку десантов и раз­личных воинских грузов на сархадском и байзал-гумбатском направлени­ях на посадочные площадки, расположенные на высотах выше 3500 м. Все­го в этот период на шесть базовых опорных точек было десантировано бо­лее 500 пограничников и свыше 40 т различных воинских грузов. Так поя­вились «орлиные гнезда» на господствующих высотах, которые надежно и надолго перекрыли доступ незаконных вооруженных бандформирований в вышеуказанные ущелья со стороны Пакистана. Затем был второй этап операции по наращиванию усилий на этих направлениях путем доставки вертолетами в «орлиные гнезда» личного состава и всех необходимых ма­териально-технических средств, вплоть до поставки стройматериалов для строительства жилых помещений и оборонительных сооружений. И все 9 лет в этом стратегически важном районе авиация ВПО осуществляла не только авиационное прикрытие границы с воздуха, но и полное обеспече­ние высаженных пограничных подразделений, так как никаким другим способом, кроме вертолетов, попасть туда было практически невозможно. Доставка оружия, боеприпасов, горючего, продуктов питания и других ма­териальных средств, смену личного состава десантных подразделений, вы­ставление засад для борьбы с караванами с оружием — все осуществля­лось на вертолетах.

Забегая вперед, необходимо признать, что только благодаря своевременно­му упреждению быстро развивающихся событий и надежному закрытию вна­чале советско-афганской, а затем и афгано-пакистанской границы в этом рай­оне северной зоны ответственности погранвойск, исключило развитие траги­ческих событий, которые произошли на южном участке афгано-пакистанской границы на линии Кабул — Исламабад.

За эту внезапную для противника, дерзкую, сложную и удачно проведен­ную первую бескровную операцию на участке ВПО многие летчики были на­граждены, в том числе полковники А. Тимофеев и А. Найденов орденами Красной Звезды. В 1984 г. полковник А. Найденов был переведен в г. Тбилиси начальником авиационного отделения Закавказского пограничного округа. Вместе с Тбилисским учебным авиаполком переучивал летный состав авиа­ции погранвойск на новую авиационную технику, участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Армении в г. Спитаке. Закончил службу в г. Ставрополе в 1994 г. начальником авиационного отдела Кавказского особого пограничного округа.

В 1984 г. Восточному пограничному округу была увеличена зона оператив­ной ответственности, в нее вошел и «афганский выступ» — до Калай-Хумба. ВПО стал активнее проводить пограничные операции с Хорога, Ишкашима, Ванча, Гульханы и др. Роль авиации в этих операциях была главной и опреде­ляющей составляющей успеха. Необходимо констатировать, что авиация ВПО с честью выполнила поставленную задачу: не допустила или точнее значи­тельно снизила проходы караванов с оружием из Пакистана в Афганистан в своей зоне ответственности.

Летным составом была выработана специальная тактика уничтожения ка­раванов. Еще в начальный период применения ракетно-бомбовых ударов с вертолетов в горах летчиками кроме ослепительной красоты и контрастов гор, ущелий и ледников была отмечена большая чувствительность снежных лавин к сотрясениям, образующимся в результате взрывов. Иногда даже из-за близ­кого пролета вертолетов рядом с такими громадными и неустойчивыми мас­сами снега происходили мощные лавины. С 1983 г. в соответствии с данными разведки и донесениями в ГУПВ экипажи регулярно наносили авиационные удары по караванам с оружием с высот близких к практическому потолку, порядка 4500-5500 м, стараясь спровоцировать оползни и лавины выше ка­равана. И это им постоянно удавалось.

Например, ^ 4 декабря 1983 г. пара вертолетов (командиры экипажей: заме­ститель командира авиаэскадрильи по летной подготовке майор П. Чиндин и командир звена вертолетов капитан К. Шошнев) в районе перевала Мочан (высота перевала 5000 м) нанесла удачный ракетно-бомбовый удар по склону горы выше каравана и вызвала обвал снега и сход мощной лавины. Под все сметающей на своем пути громадной массой несущегося вниз с большой ско­ростью снега погибла, как позже выяснилось, та часть каравана с оружием, численностью до 50 душманов и свыше 50 вьючных животных, которая попы­талась вернуться назад в Пакистан. Одновременно, в результате этой мощной лавины был отрезан путь назад другой, большей части каравана.

Спустя много лет полковник П. Чиндин так вспоминал об этой, одной из са­мых первых, крупных и эффективных караванных операций, продолжавшей­ся пять дней, по закрытию пакистанского перевала Мочан: «При ведении воз­душной разведки парой вертолетов экипажами Чиндина и Кузьмина 4 дека­бря 1983 г. нами был обнаружен большой караван с оружием, как потом было выяснено, общей численностью около 600 человек и около 130 вьючных жи­вотных, уже прошедший через перевал Мочан из Пакистана в Афганистан. Произошло это так: вначале нами были обнаружены следы на месте послед­ней ночевки каравана из-за больших черных пятен на фоне белого снега, так как ночью они жгли костры. При пролете над караваном они залегли между камнями и валунами, и искусно маскировались большими покрывалами под окружающий ландшафт местности. В процессе поиска бандитов по одному подозрительному месту мной была произведена контрольная стрельба из пу­лемета, в ответ последние открыли стрельбу по вертолетам из стрелкового оружия, тем самым окончательно обнаружив себя. Первый ракетно-бомбовый удар мы нанесли по демаскировавшим себя бандитам на узкой тропе. И узкая дорога оказалась разрушенной за счет камнепада. По радиосвязи со старто­вым командным пунктом Гульхана мной была вызвана еще пара вертолетов Шошнева — Козлова с руководителем операции на борту.

По душманам в этот первый день были нанесены еще несколько ракетно-бомбовых ударов, и они оказались блокированными в «мешке». В это время отделившаяся группа в количестве около 50 человек на лошадях и верблюдах попыталась снова уйти через перевал в Пакистан. В результате применения

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

авиабомб по склону горы выше перевала она была накрыта лавиной снега. И как позже было выяснено, эта мощная лавина не только смела эту группу в пропасть, но и одновременно разрушила единственную узкую дорогу всем ос­тальным назад.

В последующие дни на господствующие высоты и всевозможные тропы во­круг каравана нами были высажены пограничные подразделения, которые вели бои с окруженными бандитами. Авиационная группа с постоянной сме­ной на месте пар вертолетов осуществляла их огневую поддержку, переде­сантирование десантных подразделений на выгодные в тактическом плане высоты, воздушную разведку подозрительных участков, перевозку захвачен­ных бандитов и оружия.

В результате всей операции кроме погибших под снегом и убитых в ре­зультате сопротивления при их аресте было захвачено в плен 220 бандитов, большое количество оружия и боеприпасов, в том числе ПЗРК и ДШК. В опе­рации принимали участие экипажи Чиндина, Кузьмина, Шошнева, Козлова, и в последние два дня руководивший авиацией в этой операции начальник авиации округа полковник А. Тимофеев».

В начале 1984 г. за мужество и отвагу, проявленные при выполнении ин­тернационального долга, майор П. Чиндин был награжден орденом Ленина, а капитан К. Шошнев - орденом Красной Звезды, многие члены экипажей боевыми медалями. После окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина в 1988 г. подполковник П. Чиндин служил заместителем коман­дира полка на Камчатке, затем командиром авиационного полка во Владиво­стоке. После этого летчик-снайпер полковник П. Чиндин был заместителем начальника Курганского военного авиационного института ФПС России — на­чальником летно-методического отдела. В настоящее время полковник П. Чиндин служит в Москве начальником отдела в Управлении авиации ФСБ России.

С 1984 по 1987 г. командиром Алма-Атинского авиационного полка был полковник А. Ивахненко. Обновился и состав заместителей командира полка: начальником штаба стал майор С. Клепицкий, начальником политотдела под­полковник Н. Богомолов, заместителем по инженерно-авиационной службе стал подполковник Попович, затем майор Н. Надточей, заместителем по тылу подполковник И. Шурыгин, старшим штурманом полка майор Е. Шабанов.

Полковник А. Ивахненко учел опыт боевых полетов в горах своих предше­ственников, поэтому всесторонне и тщательно готовился сам к боевым поле­там и готовил летный состав и авиационные группы в целом, особенно к пер­вым, самым сложным дням операций. Поэтому для десантирования личного состава на самые высокогорные площадки высотой 3500-4000 м он не только снимал с вертолетов лишнее оборудование, инструмент, личные вещи экипа­жа, штатное имущество не нужное в этом вылете, но и ввел обязательное взвешивание десантников непосредственно перед посадкой в вертолет. Взве­шивание показало, что средний вес каждого десантника с его личными веща­ми и вооружением был на 20-25 кг выше, чем учитывалось в расчетах

(100 кг). Личному составу десанта на первое десантирование в операции было предложено облегчить вес вещевых мешков. В комплексе все эти кропотли­вые, трудоемкие и не популярные ни у летного состава, ни у руководителей операций, ни у десантников мероприятия дали простой и удивительный ре­зультат. Они позволили при дополнительном жестком контроле за заправкой топливом десантных вертолетов взять на борт каждого вертолета по 10-12 десантников (против 5-6 в начальный период) и производить их десантиро­вание на площадки высотой более 3500 м, сохранив при этом организационно-штатную структуру авиационных и десантных подразделений и одновремен­но уменьшив количество рейсов минимум в два раза.

Не менее грамотно, в плане возросшего тактического мастерства, командир полка полковник А. Ивахненко показал себя и в Вардуджской операции в ок­тябре 1986 г., эффективно использовав постоянные в это время года сложные метеорологические условия высокогорного ущелья Вардудж. Средства ПВО бандитов были расположены на вершинах гор, под его руководством была проведена операция по очистке ущелья в период закрытия вершин гор сплош­ной облачностью. Применение такого тактического приема позволило провес­ти внезапное десантирование без огневого противодействия противника, и в целом провести операцию без потерь. В операции по очистке центра Вардуджа от незаконных бандформирований авиагруппа под командованием полков­ника А. Ивахненко уничтожила 164 душмана, из них два главаря, десантиро­вала и доставила 1542 десантника и более 200 т грузов.

Полковник А. Ивахненко был награжден орденом Красной Звезды. В 1987 г. Анатолий Петрович был переведен во Владивосток заместителем начальника авиационного отдела ТОПО, а в 1991 г. был назначен старшим преподавате­лем кафедры тактико-специальной подготовки в Институте повышения ква­лификации руководящего состава погранвойск. В настоящее время полковник А. Ивахненко является профессором авиационной кафедры в пограничной академии ФСБ России и достойно передает свой богатый боевой опыт молодо­му поколению слушателей-пограничников. В ноябре 2003 г. в связи с 80-лети­ем пограничной академии Анатолию Петровичу за отличную службу была вручена почетная грамота Государственной думы Российской Федерации.

^ 1 октября 1984 г. пара вертолетов под руководством заместителя команди­ра полка подполковника А. Дорофеева (старший летчик-штурман лейтенант С. Безсокирный, бортовой техник старший лейтенант С. Олейников); второй экипаж — командир вертолета капитан А. Петькин (старший летчик-штур­ман лейтенант Д. Сидиков, бортовой техник прапорщик Н. Недин) выполняла разведывательный полет вдоль «линии Дюранга» и обнаружила караван, шедший из Пакистана в районе к. Сарисанг. Пара нанесла несколько ракетно-бомбовых ударов, спровоцировала сход лавины и под снегом весь караван практически был уничтожен. Всего душманы потеряли: 32 убитыми, 17 ране­ными, свыше 50 вьючных животных вместе с оружием и боеприпасами. Под­полковник А. Дорофеев был награжден орденом Красного Знамени, члены

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне


двух его экипажей, участвующих в операции, боевыми орденами и медалями. Закончил службу полковник А. Дорофеев командиром - Владивостокского авиационного полка погранвойск в 1985 г.

^ В Зардевской операции 11 октября 1985 г. под руководством командира Уч-Аральской авиаэскадрильи подполковника В. Захарова ударами с воздуха было уничтожено 110 душманов, в том числе главарь банды и все его окруже­ние. Особенно отличился экипаж вертолета Ми-24 в составе командира капи­тана Н. Шкрябко, старшего летчика-штурмана капитана С. Логунова, которые точным попаданием управляемой ракеты «Штурм-В» уничтожили главный, хорошо укрепленный дот противника, чем намного облегчили высаженным десантникам выполнение боевых задач.

^ В этой операции огнем стрелкового оружия бандитов был сбит один верто­лет (командир экипажа - начальник штаба полка подполковник П. Корнев). Экипажу удалось произвести вынужденную посадку в районе к. Зардев в зоне досягаемости огня противника. Все члены экипажа получили сильные удары. Вертолет завалился набок и начал гореть. Старший летчик-штурман лейте­нант Д. Сидиков в сплошном дыму сумел открыть свою правую сдвижную дверь и вытащить экипаж из вертолета, объятого дымом и пламенем. Он еле-еле успел оттащить командира экипажа и бортового техника от вертолета, как тот взорвался.

Спас экипаж подполковника П. Корнева командир звена вертолетов Ми-8 капитан Н. Гаврилов, сумевший произвести посадку рядом с упавшим верто­летом, ориентируясь по дыму от горящего вертолета. Экипаж Н. Гаврилова на висении, буквально приткнувшись одним колесом к крутому склону горы, по одному затащил в свой вертолет членов пострадавшего экипажа и эвакуиро­вал их в Гульхану. За этот боевой вылет по спасению сбитого экипажа капи­тан Н. Гаврилов был награжден орденом Красной Звезды, а его экипаж - бое­выми медалями.

После лечения в госпитале и прохождения врачебно-летной комиссии в 1986 г. подполковник П. Корнев был назначен начальником авиационного от­деления Забайкальского пограничного округа и еще восемь лет честно и доб­росовестно отслужил, охраняя государственную границу в Забайкалье. В 1993 г. по его личной просьбе он был переведен старшим преподавателем в недавно созданный учебный центр авиации погранвойск в Кочубеевское. Полковник П. Корнев был уволен в запас в 1995 г.

Были у капитана Н. Гаврилова и другие нестандартные боевые ситуации, требующие неординарных решений и действий. Однажды, в октябре 1985 г., в районе базового лагеря бандформирования «Зардев» пара вертолетов - ве­дущий капитан В. Давыдов и ведомый капитан А. Прибытков при выполнении боевой задачи по нанесению авиационного удара по опорному пункту против­ника была обстреляна бандитами. Вертолет Прибыткова получил боевое по­вреждение двигателя, экипаж почувствовал сильный хлопок, вертолет резко бросило в сторону, обороты правого двигателя упали. Во избежание пожара экипаж выключил двигатель, а поскольку для возврата на базу преодолеть

360 Г л а в а V

перевал высотой в 5000 м на одном двигателе без набора высоты было невоз­можно, то принял решение и произвел удачную вынужденную посадку на плато ледника высотой 3600 м над уровнем моря. Понимая, что бандиты могут быстро захватить вертолет вместе с экипажем, подсевший рядом вертолет ведущего капитана В. Давыдова подобрал сбитый экипаж и доставил его в Гульхану.

Что делать с вертолетом? Взлететь с ледника на одном двигателе практи­чески невозможно. Душманы вероятно засекли посадку подбитой машины и максимум через час-два будут на плато. Все вертолеты авиагруппы на боевых заданиях по прикрытию боевых действий наземных подразделений. Каждая потерянная минута времени стоила жизни машины. Вызвался добровольцем спасать поврежденный вертолет капитан Н. Гаврилов, произведший в это время посадку на базе для дозаправки топливом и боеприпасами. В его верто­лет сели руководитель полетов, он же командир авиагруппы и командир Уч-Аральской авиаэскадрильи подполковник В. Захаров и инженер авиагруппы майор Коваленко. Гаврилов, прекрасно зная район полетов, быстро отыскал на ледниковом плато вертолет, сел рядом и высадил «смотровую» группу, взлетел и встал в круг над совершившим вынужденную посадку вертолетом для его охраны.

Прибывшие подполковник Захаров и майор Коваленко сразу же присту­пили к осмотру машины. Как и предполагали, остановка двигателя произошла из-за попадания во входное устройство двигателя пули крупного калибра, но она лишь погнула лопатки турбины компрессора и вдребезги деформировала и разнесла кожух турбовентилятора. Других повреждений обнаружено не было. Решение приняли совместно и быстро — убрать остатки кожуха венти­лятора, запустить сначала рабочий двигатель, затем поврежденный. Конечно, мощность поврежденного двигателя на взлете будет несколько меньше обыч­ной, но для взлета в ущелье с «переднего колеса» ее должно хватить. Так и поступили, сообщив по радио капитану Гаврилову свое решение, экипаж ко­торого заметил поднимающуюся вверх банду «непримиримых». Огнем борто­вого оружия за три энергичных захода он заставил мятежников отступить и залечь. Этими авиаударами было выиграно время, необходимое для запуска поврежденного вертолета. Однако Гаврилов сразу понял, что единственно возможный курс взлета вертолета комэска обязательно должен пересечь по­зиции бандитов в ущелье. Оставалось единственное решение — «прорубать» огненную «просеку» перед вертолетом командира эскадрильи, а значит, надо было сохранить боезапас НУРСов.

В это же время экипаж подполковника Захарова уже запустил левый не­поврежденный двигатель. Несмотря на разряженный воздух, он довольно-таки легко достиг установленного режима. После прогрева, комэска увеличил обороты до максимальных значений и нажал кнопку запуска поврежденного двигателя...

Экипаж Гаврилова видел, как взлетал их комэска, одновременно выбирая место для предстоящей атаки. Уже ручка «шаг-газ» почти полностью выбра-

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

на вверх, а машина чуть-чуть оторвала колеса от ледяной корки и очень вяло реагировала на управление. Едва заметной отдачей ручки управления Заха­ров повел вертолет к обрыву камнем ринулся в ущелье. И точно рассчитав момент прохождения взлетающего вертолета командира эскадрильи над по­зициями бандитов в ущелье, капитан Гаврилов с опережением взлетающего вертолета в несколько сот метров, сверху двумя точными сериями залпов не­управляемых ракет прижимает противника к земле и уходит резко вверх, при необходимости для повторного захода. Этих нескольких десятков секунд грохота взрывов и дыма хватило для пролета взлетающего вертолета Захаро­ва над замолчавшими позициями растерявшихся душманов. На их глазах «падающий» в ущелье вертолет вдруг устойчиво развернулся и полетел в сторону своего аэродрома, а через несколько минут его догнал и вертолет Гав-рилова.

Таким необычным образом был спасен вертолет, совершивший вынуж­денную посадку на ледник. Этот случай из-за своей неординарности и множе­ственных «нарушений» различных мирных инструкций долго замалчивался, и летчики не были даже поощрены, не говоря уже о наградах. Однако, спустя несколько месяцев после выше описанных событий, капитан Н. Гаврилов был назначен заместителем командира авиационной эскадрильи, а через год под­полковник В. Захаров был назначен командиром Алма-Атинского авиацион­ного полка.

^ 2 октября 1986 г. во второй Вардуджской операции группа из семи верто­летов, возглавляемая заместителем командира эскадрильи капитаном Н. Гавриловым нанесла авиационный удар по скоплению душманов в районе опор­ного пункта на окраине к. Шахраи. Прямым попаданием бомб, управляемых и неуправляемых ракет было уничтожено 87 бандитов и два пулемета ДШК. Капитан Н. Гаврилов за эту боевую операцию был награжден орденом Крас­ного Знамени, а через некоторое время, в 1987 г., майор Гаврилов был назна­чен командиром авиационной эскадрильи в родном Алма-Атинском полку. В этом же году он поступил в Военно-воздушную академию имени Ю.А. Гага­рина, а после ее окончания был направлен в Мары на должность заместителя командира полка по летной подготовке.

В конце 1992 г. подполковник Н. Гаврилов был переведен в Москву в науч­но-исследовательский и технический центр погранвойск. Он успешно закон­чил Школу летчиков-испытателей при летно-испытательном институте име­ни Громова, долгое время был ведущим летчиком-испытателем вертолетов в авиации пограничных войск. В 1994 г. разработал теорию и вскрыл причины, приводящие к низкочастотным колебаниям, провел научно-исследователь­ские полеты и сделал практические рекомендации по теме: «Вертикальные низкочастотные колебания вертолета Ми-8 в полете». В настоящее время все вертолетчики России пользуются дополнением к инструкции экипажу, кото­рая позволяет грамотно выйти из режима этих низкочастотных колебаний. В 1999 г. был назначен начальником авиационного отдела ФСБ России. В ян­варе 2002 г. полковник Н. Гаврилов за выполнение специального задания в пе-

риод проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе был представлен к званию Героя России. В настоящее время генерал-майор Н. Гаврилов (звание присвоено в феврале 2005 г.) возглавляет Управление авиации ФСБ России.

Без одного года всю девятилетнюю афганскую войну отлетал в сложных высокогорных условиях заместитель командира полка по летной подготовке подполковник Н. Сергеев. Его спокойствию и выдержке при выполнении бое­вых полетов мог позавидовать любой летчик. Отличился Николай Иванович в Вардуджской операции 23 сентября 1986 г. при нанесении ракетно-бомбового удара по укрепленному пункту в районе к. Ябаб. Он возглавлял авиационную группу из пяти вертолетов. В результате прямого попадания бомб и ракет на­всегда перестал существовать опорный пункт бандитов на господствующей высоте, вырубленный в скальном грунте, считающийся ранее непреступным. Было уничтожено 35 душманов - ядро и руководители бандитского сопро­тивления района. Полковник Н. Сергеев был награжден высшей наградой Ро­дины - орденом Ленина, а летчики его группы - боевыми орденами и меда­лями.

12 ноября 1986 г. летчики под руководством командира эскадрильи подпол­ковника А. Волкова выручили автоколонну пограничников, идущую с Гардиана на Умоль. Перед Умолью вечером колонна попала в засаду, было подбито несколько единиц авиационной техники, появились убитые и раненые. Погода была нелетная: низкая облачность и ограниченная видимость. Подполковник А. Волков взял с собой два самых опытных и знающих местность экипажа майоров П. Пономарева и В. Зайцева. Произвели взлет, на предельно-малой высоте вышли в район колонны, связались с командиром по радио и по его на­водке с близкой дистанции нанесли удар по засаде неуправляемыми ракета­ми и пулеметным огнем. Противник замолчал, а автоколонну сопроводили до Умоля. Затем по просьбе командира наземного подразделения майор П. Поно­марев в сумерках произвел посадку в Умоле, забрал раненых и доставил их в Гульхану.

В июне 1987 г. командир звена вертолетов Ми-8 капитан Ю. Недвига нахо­дился в очередной командировке в Гульхане. Свою первую награду — медаль «За боевые заслуги» запомнил на всю оставшуюся жизнь. Из воспоминаний Героя России полковника Ю. Недвиги: «В этот день плановые полеты были закончены, все экипажи отдыхали перед ранним подъемом. За два часа до за­хода солнца поступило сообщение, что один из наших постов подвергся мас­сированному обстрелу и необходима срочная помощь авиации. В составе де­журной пары мы вылетели в район боевых действий.

Прибыв в заданный район, мы увидели, что с нашего поста идет обстрел склона горы, находящейся напротив. Уточнили обстановку по радио у коман­дира наземного подразделения. По его словам получалось, что внезапно со склона этой горы произведен обстрел позиций его подразделения, но ни в би­нокли, ни в стереотрубы противника не обнаружено. На всякий случай он сде­лал несколько очередей в район обстрела. Сделав несколько кругов в предпо-


лагаемом районе, мы ничего не обнаружили, кроме трех отар баранов: две паслись на склоне, третья по склону очень быстро поднималась в гору. Сделав еще круг, я принял решение обстрелять отару, уходящую в горы. Доложили командиру наземного поста, что кроме баранов ничего не видно, может быть их попугать, мы получили разрешение на проверочный обстрел подозритель­но быстро убегающей отары. Сделали один заход, обстреляли из НУРСов и пулеметов. Покрутились немного, убедились, что все спокойно, вернулись в Гульхану.

В связи с наступлением ночи осматривать район обстрела никто не стал. Утром в этот район вылетели два вертолета с десантом на борту. По возвра­щении этих вертолетов на базу мы узнали, что в районе нанесения удара с вертолета по баранам было найдено 15 трупов вооруженных бандитов с 2 пу­леметами, 3 автоматами ППШ, несколько винтовок и автоматов АКМ. Все это вооружение было собрано и доставлено ими в Гульхану. После этого меня и других летчиков представили к наградам, которые мы и получили, находясь в родном полку. Чутье на войне не подводит. Но после этого случая, летая над горами Афганистана, я часто всматривался в любую живность, находящуюся на склонах, чтобы не получить вдогонку пулю или ракету. Жизнь сама научи­ла осмотрительности и новой тактике ведения боевых действий авиации».

В настоящее время полковник Ю. Недвига — начальник службы безопас­ности полетов авиации ФСБ России. Кратко о прохождении службы героя: после окончания Сызранского высшего авиационного училища летчиков в 1982 г. служил в Алма-Ате до октября 1994 г., прошел все должности от лет­чика-штурмана вертолета до заместителя командира авиаэскадрильи. Осво­ил вертолеты Ми-8 и Ми-26. За многократное участие в боевых полетах на территории РА в 1988 г. был награжден орденом Красной Звезды. С октября 1994 г. по август 1999 г. проходил службу в городе Мурманске в должности за­местителя командира — начальника штаба отдельной авиаэскадрильи. Затем в должности командира авиаотряда вертолетов Ми-26 служил в Йошкар-Оле и начальника штаба войсковой части — в Москве. С сентября 2001 г. — стар­ший инспектор-летчик по безопасности полетов, а с октября 2002 г. и по на­стоящее время - начальник службы безопасности полетов авиации ФСБ России.

С сентября 2000 г. в качестве командира вертолета принимал участие в контртеррористической операции в Чеченской Республике. За мужество и ге­роизм, проявленные при выполнении специального задания в январе 2002 г. полковнику Ю. Недвиге было присвоено звание Героя Российской Федерации. За активное участие в контртеррористической операции в ЧР в апреле 2002 г. он был награжден орденом «Святителя Николая Чудотворца» III степени и в декабре 2002 г. — орденом Мужества.

В 1987 г. командиром Алма-Атинского полка был назначен подполковник В. Захаров. Летчики полка, прошедшие Афганистан с самого начала событий, были хорошо подготовлены к боевым полетам в высокогорье, но в связи с по­ступлениями в академию, переводами опытного летного состава на повыше-

Глава V

ние в другие регионы страны, в части появилось много молодых лейтенантов, которых надо было тренировать и обучать.

Буквально перед назначением подполковника В. Захарова на должность командира полка произошел такой неординарный случай, говорящий как об уровне его возросшего тактического мастерства, так и о смелости и дерзости, помноженной на летное мастерство. Уже несколько месяцев этот опорный пункт противника буквально костью сидел в горле наступающих. Располо­женный на плоской горе, в самом центре входа в долину он был в полном смысле слова нашпигован крупнокалиберными пулеметами и гранатометами, имелись даже две зенитки. Под его прицельным огнем находилась вся долина, обрамленная высокими и почти отвесными скалами. Несколько раз погранич­ники и афганские военнослужащие пытались прорваться сквозь этот заслон, но это было безрезультатно, и кроме боевых потерь ни к чему хорошему эти попытки не приводили. Командование оперативно-войсковой группы ВПО планировало операцию по захвату всем надоевшего и считавшегося непре­ступным укрепрайона противника.

Командир авиагруппы подполковник В. Захаров получил от руководителя операции боевую задачу — продумать и доложить, как можно скрытно подой­ти к опорному пункту и где лучше высадить десант с вертолетов. Оценив об­становку и посовещавшись с опытными и давно летающими в горах, и в том числе в этом районе, летчиками, в частности, с майором Пятибратовым и его штурманом майором Б. Гончаровым, Виктор Григорьевич пришел к выводу, что и с воздуха опорный пункт душманов «в лоб» не возьмешь...

К моменту выхода первой группы из ущелья, второй десантной группе вер­толетов Ми-8 необходимо было появиться с противоположной стороны, т.е. со стороны позиций наших наступающих по земле подразделений и сработать вначале в качестве отвлекающей группы, имитируя подход и высадку десан­та, но, не входя в зону возможного поражения. Естественно все внимание обо­роняющихся душманов должно быть приковано к отвлекающей группе. И только после высадки десанта с первой группы и захвата основных объек­тов опорного пункта, вторая десантная группа по команде командира выса­живает вторую десантно-штурмовую пограничную заставу. Для решения внезапно возникающих задач и наращивания усилий была предусмотрена и третья авиагруппа из трех боевых вертолетов Ми-24, барражирующая до ко­манды командира на большой высоте, вне зоны поражения огнем противника.

После доклада своего замысла руководителю операции полковнику А. Мартовицкому и утверждения им этого варианта действий подполковник В. Захаров поставил боевую задачу летному составу авиагруппы и объявил два дня на тщательную подготовку к операции. Просчитаны и учтены были все возможные нюансы, в том числе режим радиомолчания при выруливании, взлете и полете по маршруту, боевой порядок «колонной одиночных вертоле­тов», тактика и порядок действий после выхода из ущелья и до посадки глав­ной десантной группы. Особенно тщательно был подобран состав основной де­сантной группы, куда вошли самые опытные экипажи подполковника В. За-

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

харова, майоров Пятибратова и Цыпленкова, капитана Правдина. Нарисова­ны все изгибы ущелья, все поворотные пункты, выучены на память все детали и особенности маршрута. Объявлены были и составы отвлекающей и ударной групп, каждому экипажу поставлена конкретная уточненная боевая задача, просчитала их заправка и загрузка, индивидуально отработаны с ними все возможные вводные и вопросы.

...И вот утро боевого вылета. Ночные сумерки еще не рассеялись, а верто­леты первой группы были уже в воздухе. На борту каждой машины по 8—10 десантников, вооруженных кроме автоматов и пулеметов еще и гранатомета­ми. Командир авиагруппы впереди, на его борту — командир десантного под­разделения. В целях маскировки шли с выключенными бортовыми аэронави­гационными огнями. Порой каменные стены ущелья были так узки, что каза­лось, будто вертолеты крадутся вдоль них. Высота полета над перевалом 4500 м. Прошли перевал, начали снижение. Еще один поворот — и прямо по курсу по­казался сильно укрепленный опорный пункт противника. Только одна мысль вертится в голове командира — появились ли над полем боя вертолеты отвле­кающей группы, имитируют ли они высадку десанта, открыли ли огонь на­земные подразделения? В противном случае вся огневая мощь бандитов обру­шится на их четверку.

Выскочив из теснины ущелья, вертолет командира эскадрильи пошел «змейкой». По вспышкам внизу Захаров понял, что бой уже разгорелся. А не­сколько секунд спустя, заметил на горизонте, на фоне алой зари, силуэты вертолетов. Судя по всему, все внимание противника было сосредоточено на отвлекающей группе. Их же враг пока не видел и не слышал. Но ведь этого и требовалось достичь. Свою машину командир посадил в непосредственной близости от зенитных установок. Такой дерзости и нахальства противник ни­как не ожидал, в растерянности засуетились расчеты, пытаясь развернуть зенитки и ДШК в обратную сторону. А на них уже обрушился огонь автома­тов, пулеметов и гранатометов десантников. Зенитки не успели сделать ни од­ного выстрела.

Секунды понадобились на высадку подготовленного и облегченного десан­та, и вертолет снова в воздухе. Взлетая, одним опытным взглядом комэска ох­ватил всю картину боя и свои вертолеты: четко увидел, что на ходу ведя огонь, сразу пошли в атаку на душманов десантники, высаженные его ведомым май­ором Цыпленковым. А вот пару Пятибратова и Правдина, которые высажива­ли десант на другой стороне опорного пункта противника, на взлете уже ус­пели обстрелять. Один из снарядов разорвался в пилотской кабине вертолета капитана Правдина. Несмотря на то, что лица вертолетчиков были посечены осколками, а часть приборов пилотажно-навигационной группы была повре­ждена, экипаж действовал спокойно и без паники, принял грамотное решение на продолжение полета на базу.

Долетев до заранее оговоренной площадки и посадив на борт новую и уже по количеству несколько большую группу десантников, первая авиагруппа повторно высадила их в опорном пункте и вокруг него. Аналогичные два рейса

десантирования было сделаны и второй десантной группой. Внезапный удар в тыл, подкрепленный натиском с фронта, заставил мятежников сложить ору­жие. Дерзость, помноженная на ратное мастерство, и на этот раз помогла под­полковнику В. Захарову одержать победу в бою. И таких побед было много за весь афганский период.

Однако летная работа упущений и послаблений не прощает: слабая подго­товка молодых экипажей, сложные метеорологические условия и отсутствие приводной радиостанции на базовом аэродроме авиационной группы ВПО «Гульхана» явились причиной серьезного летного происшествия: полной по­тери ориентировки и




оставить комментарий
страница25/32
Дата15.09.2012
Размер9.13 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32
плохо
  3
хорошо
  1
отлично
  15
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх