Крылья границы icon

Крылья границы


5 чел. помогло.
Смотрите также:
1. Сад при сумасшедшем доме задачника Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья...
Крылья Сикорского «Военная литература»...
«Великий Гаруда крылья совершенства»...
Крылья уносили Катю Луговую к счастью. Впрочем, она уже давно в нем купается...
Книга издавалась под названиями «Крылья холопа»...
Как возникает феодальная самостийность: Крепости строят неумышленно в основном вдоль границ...
Птиц бывают длинными или короткими, закругленными или острыми. Унекоторых видов они очень узкие...
Вашему вниманию предлагается теоретическая часть курса...
С посещением Варшавы, Берлина, Амстердама, Брюгге, Гента, Праги...
Розенталь Д. Э. и др. Словарь лингвистических терминов...
Вавилон
Выпуск подготовлен коллективом юных путешественников д/к «Белые крылья» и школы №24...



Загрузка...
страницы: 1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   32
вернуться в начало
скачать
23-й Душанбинский ордена Красной Звезды отдельный авиационный полк

Не менее важные и сложные боевые задачи выполнялись лет­ным и инженерным техническим составом самой молодой в то время Душан­бинской авиационной части, созданной специально для усиления охраны вы­сокогорного участка государственной границы Среднеазиатского погранично­го округа. В формуляре полка записано: «С 1981 по 1989 г. личный состав авиационного полка участвовал в более чем 80 крупных операциях по ликви­дации незаконных вооруженных формирований, совершил около 130 тыс. бое­вых вылетов, десантировал более 300 тыс. человек, доставил непосредственно в боевые порядки более 40 тыс. т боеприпасов и материальных средств... За успешное выполнение боевых полетных заданий и проявленное при этом му­жество и героизм, личный состав полка был награжден: орденами Ленина — 5 человек, Октябрьской революции - 1 человек, Красного Знамени - 21 человек, Красной Звезды - 108 человек, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени - 31 человек; медалями «За отвагу» - 127 человек, «За боевые заслуги» - 125 человек и «За отличие в охране государственной гра­ницы СССР» - 127 человек».

За массовый героизм, мужество и отвагу летного и инженерно-техничес­кого состава полка, проявленные при оказании военной помощи Афганистану приказом Председателя КГБ СССР Душанбинский 23-й отдельный авиацион­ный полк в 1990 г. был награжден орденом Красной Звезды.

Первым командованием при формировании Душанбинской отдельной авиационной эскадрильи в 1981 г. были: командир — майор Ф. Шагалеев, за­меститель командира по летной подготовке — майор В. Мусаев, начальник штаба — майор Н. Мизин, заместитель командира по политической части — майор В. Сериков, заместитель командира по инженерно-авиационной служ­бе — майор В. Журавлев, заместитель командира по тылу майор В. Пархо-

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

менко, штурман эскадрильи майор С. Шатохин. Это они заложили фундамент в становление и в строительство авиационной части, начав это строительство в районе аэродрома Душанбе на голом месте, с «нуля», с «чистого листа». Это им приходилось одновременно каждый день выполнять боевые вылеты и строить штаб и казармы, стоянки и рулежные дорожки вертолетов, ангары и лаборатории, столовые, склады и другие объекты части. Кратко остановимся на основных подвигах и деятельности летного состава Душанбинской отде­льной авиаэскадрильи, а затем и отдельного авиаполка.

Самым легендарным летчиком Душанбинской авиачасти в 80-е гг. после Героя Советского Союза майора Ф. Шагалеева был командир авиационного звена майор А. Помыткин. Он принимал активное участие в боевых действиях на территории Афганистана с 1980 г., совершил более 700 боевых вылетов, лично уничтожил около 200 душманов и подавил 3 опорных пункта противни­ка. Неоднократно бывал в сложных критических ситуациях, десятки раз при­летал домой с боевыми пробоинами, был сбит и произвел вынужденную по­садку на территории Афганистана, был ранен, контужен и вновь возвратился в строй. Но самое главное в летной биографии этого мужественного человека — два уникальных случая отказов рулевого управления вертолетом в воздухе, в которых он выходил победителем, спасая жизни экипажа и десантников.

Первый такой случай произошел на вертолете Ми-8Т 13 марта 1981 г. при выполнении боевой задачи по выброске воздушного десанта. В составе экипа­жа были старший летчик-штурман капитан А. Суханов, бортовой техник лей­тенант В. Зиновьев. На высоте 900 м в районе 2-й пограничной заставы Пяндж-ского пограничного отряда на вертолете майора А. Помыткина произошло разрушение (отказ) рулевого винта. Началась сильная тряска, вертолет поте­рял путевую устойчивость, снижаясь, сделал несколько оборотов вокруг вер­тикальной оси. В сложившейся аварийной ситуации командир вертолета не потерял чувства самообладания, а благодаря накопленному опыту в технике пилотирования, знаниям аэродинамики вертолета, сумел перед приземлени­ем погасить большую вертикальную скорость снижения и смягчить силу уда­ра о землю. Вертолет разрушился, восстановлению не подлежал, однако жизнь экипажа и 12 десантников была спасена. Сам А. Помыткин получил серьезное повреждение позвоночника и врачебно-летной комиссией был от­странен от полетов. Но благодаря личному мужеству, любви к своей профес­сии и упорным тренировкам через полгода снова вернулся в строй.

Уже 20 марта 1982 г. он отличился при выполнении боевой задачи в опера­ции по захвату важного «языка» противника в районе Карапарчав в зоне от­ветственности Пянджского погранотряда. Под личное руководство заместите­ля начальника войск САПО по разведке полковника Б. Халикназарова руко­водителем операции полковником В. Харичевым выделяется пара вертолетов с самыми опытными боевыми летчиками, которые в этот момент были в авиа­ционной группе. Экипаж вертолета Ми-8: командир — капитан А. Помыткин, на правом сидении старший инспектор-летчик авиационного отдела ГУПВ подполковник В. Фирстов, бортовой техник лейтенант Бейда, на их борту пять

332 Глава V

десантников; экипаж вертолета Ми-24: командир экипажа - заместитель ко­мандира эскадрильи майор В. Мусаев, старший летчик-штурман подполков­ник В. Новиков.

Для внезапности боевой вылет был назначен на вечер, за час до захода солнца, в предполагаемое время вечернего намаза. После взлета на предель­но-малой высоте вышли в заданный район и, чтобы не демаскировать себя, парой произвели посадку на удалении 500-600 м севернее указанного руко­водителем операции кишлака. Минут пять все было тихо, эффект внезапно­сти сыграл свою роль. Но как только группа в маскхалатах с сопротивляю­щимся среди них человеком показалась на горизонте, по ней и по вертолетам с трех сторон из кишлака застрочили пулеметы. Десантники залегли. Надо было что-то делать.

Вертолет Ми-24 взлетел и вначале ракетным и пулеметным огнем двумя заходами отсек группу душманов от десантной группы и заставил преследо­вателей залечь. Затем методично, делая круг за кругом, стал наносить удары то по огневым точкам бандитов, то по преследующей группе. Противник пере­нес весь огонь на вертолеты Ми-8 и Ми-24. Видно было, что десантники опять двинулись к вертолету. Летчиком-виртуозом показал себя в этой ситуации майор В. Мусаев.

Выполнив боевую задачу, захватив десантников и «языка» вертолетчики благополучно приземлились на базе. Вертолет Ми-8 получил 15 пулевых пробоин, из них 10 — в несущем винте, вертолет Ми-24 обошелся тремя пу­лями по балке и рулевому винту. Полковник Б. Халикназаров лично благо­дарил экипажи за мужество, выдержку и спасение себя и офицеров десант­ной группы.

Как одному из лучших летчиков полка майору А. Помыткину было оказано доверие и предложено переучиться на новую авиационную технику, тяжелый транспортный вертолет Ми-26. Он в числе первых в авиации погранвойск ос­воил на нем полеты и посадки в сложных высокогорных и песчаных условиях. Возил в основном людей и грузы из Душанбе, Ашхабада и Мары во все погра­ничные отряды, комендатуры и оборудованные посадочными площадками по­граничные заставы и подразделения на территории Афганистана.

Второй уникальный случай произошел с майором А. Помыткиным 18 ок­тября 1985 г. на вертолете Ми-26 при заходе на посадку на аэродроме Москов­ский. Случилось непредвиденное - управление тяжелой машины наруши­лось вследствие разрушения, а затем и отрыва рулевого винта на снижении, на высоте порядка 100 м, над территорией пограничного городка Московский. На борту груз и 50 пограничников. Вертолет развернуло правым боком впе­ред, но командир, упорно тянул до начала взлетно-посадочной полосы, не ме­няя режима полета. А. Помыткин, осознавая всю опасность сложившейся си­туации, действовал мужественно и хладнокровно. Неуправляемый по курсу тяжелый вертолет сделал два оборота вокруг своей вертикальной оси, плавно подошел к началу полосы, при приземлении ударился об нее и развалился. Несколько человек погибло, некоторые получили серьезные травмы.

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне


Созданная авторитетная комиссия по расследованию летного происшест­вия во главе с первым заместителем начальника погранвойск генерал-пол­ковником И. Вертелко и начальником авиации пограничных войск генерал-майором Н. Рохловым, ведущими авиационными специалистами ПВ, ВВС и Министерства авиационной промышленности, пришла к единодушному мне­нию, что причиной отказа рулевого управления и катастрофы вертолета был заводской конструктивно-производственный дефект в креплении хвостового винта. Вины экипажа в происшедшем не было, отмечались грамотные действия и отличная подготовка экипажа к действиям в сложной аварийной ситуации.

Но и это происшествие не поколебало любви Анатолия Никандровича к полетам и к небу. Он вновь вернулся в строй, летал на Ми-26 по высокогор­ным трассам Памира и пустынным территориям, перевезя сотни тонн гру­зов и тысячи пассажиров. В 1988 г. подполковник А. Помыткин был переве­ден в Одессу заместителем командира отдельной авиаэскадрильи. Награж­ден орденами: Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды и многочислен­ными медалями.

Заместитель командира эскадрильи, а затем и полка, подполковник В. Му-саев принимал участие в боевых действиях с 1980 по 1986 г. Имеет более двух тысяч боевых вылетов на вертолетах Ми-8 и Ми-24, на которых он в совер­шенстве освоил технику пилотирования, вертолетовождения и все виды бое­вого применения авиационных средств поражения в сложных условиях высо­когорной и пустынно-песчаной местности. Как уроженец Таджикистана и ве­теран части, он прекрасно знал условия и район боевых полетов, многократно бывал на всех без исключения посадочных площадках и в гарнизонах на тер­ритории Афганистана, знал местные языки и обычаи проживающих в этом районе народов. Как летчик-инструктор он «вывез» и дал путевку в небо вой­ны сотням летчиков своего полка, а также многим прикомандированным эки­пажам из других авиационных частей погранвойск.

^ В октябре 1981 г. при очистке Куфабского ущелья в районе Гайдары от душманов, возник первый тяжелый ночной бой в горах. Бандиты успешно преодолели наши минные поля с помощью стада ослов, которые своими копы­тами обезвреживали мины. «Духи» в количестве нескольких крупных банд-групп все ближе подходили к главному опорному пункту гарнизона и вполне могли сломить сопротивление высаженного недавно пограничного подразде­ления. Выправить положение могли только вертолеты, и могли это сделать только экипажи Ф. Шагалеева и В. Мусаева. Выйдя ночью от контрольного ориентира по времени на безопасной высоте и уточнив свое место по хорошо знакомым вершинам гор, они сбросили светящиеся авиабомбы и при их осве­щении и наводке командира СБО, снизились на сколько позволили условия, огнем бортового оружия помогли нашему подразделению в подавлении про­тивника. Само появление вертолетов ночью шокировало бандитов и воодуше­вило наших бойцов. Совместными усилиями нападение было отражено, а с рассветом душманы были разгромлены высаженным им в тыл десантом, в ко­тором тоже участвовали оба наших героя.

534

Это уникальная боевая ситуация, в которой руководитель операции пол­ковник В. Харичев, принявший решение и ответственность на себя за вылет пары вертолетов, рисковал своей головой, вернее своей должностью: с одной стороны, на весы были положены жизни двухсот пограничников, с другой сто­роны, жизни двух вертолетных экипажей. Но руководитель операции был уверен в мастерстве экипажей Шагалеева и Мусаева, в их умении обеспечить безопасность полета. В этих ущельях ночью еще никто не летал, здесь и днем то было опасно летать. В этом непростом поединке победило летное мастерст­во, мужество и волевые качества экипажей.

Еще только один факт из боевой биографии летчика-аса. 10 июля 1982 г. авиационная группа выполняла боевую задачу по десантированию личного состава и огневой поддержке его боевых действий с воздуха при уничтожении горной базы Шардара. При выходе из очередной атаки был подбит вертолет капитана В. Саморокова, который загорелся и упал в расположение против­ника. Несмотря на яростный огонь душманов, майор В. Мусаев, проявив храб­рость и отличную летную выучку, под прикрытием огня вертолетов своей группы, произвел посадку рядом с упавшим вертолетом и эвакуировал погиб­ший экипаж. За этот боевой вылет майор В. Мусаев был награжден орденом Красного Знамени, а его экипаж боевыми медалями. Хотя, по словам его со­служивцев, за этот подвиг вначале майор В. Мусаев представлялся к званию Героя Советского Союза, а его экипаж к боевым орденам.

Автору пришлось много летать с этим смелым и прекрасным боевым лет­чиком на вертолетах Ми-8, и Ми-24. Все у него получалось легко, с улыбкой. Но самые сложные боевые полеты, которые запомнились мне до сих пор, спус­тя двадцать с лишним лет после прошедших событий, это полеты на вертоле­те Ми-8 по снятию нашего десантного подразделения с посадочной площадки Чашмдара в 1984 г. Полеты производились со взлетом максимально-допусти­мого по загрузке вертолета с переднего колеса и, по существу, с преднамерен­ным падением вертолета в Куфабское ущелье. После набора необходимой скорости, вертолет постепенно выводился из крутого пикирования и по уще­лью вдоль Куфаба и Пянджа добирался домой в Шуроабад. И так пять рейсов в день.

В 1986 г. подполковник В. Мусаев был переведен на Камчатку, в 1987 г. пе­реучился в учебном центре авиации ВМФ в г. Николаеве на морской вертолет Ка-27, быстро освоил полеты над морем, с посадками на палубу движущегося пограничного корабля — один из самых сложных видов боевого применения этого типа вертолета. Подполковник В. Мусаев закончил службу заместите­лем командира по летной подготовке Камчатского отдельного авиаполка. По­сле увольнения в запас переехал жить в свой родной Душанбе, в последнее время работал в Министерстве внутренних дел Республики Таджикистан. По сведениям душанбинских летчиков в 2000 г. подполковник В. Мусаев умер.

Начальник штаба Душанбинской отдельной авиаэскадрильи, военный лет­чик 1-го класса майор Н. Мизин, до этого прошедший хорошую школу подго­товки к полетам в горах в Алма-Атинском авиаполку, десятки раз руководил

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

авиационными группами в боевых операциях. Имеет более 1500 боевых выле­тов, многократно попадал в сложные, критические ситуации. Так, 17 марта 1982 г. при выполнении огневой поддержки боевых действий наземных под­разделений в районе 25 км северо-западнее г. Тулукана на высоте 600 м, на выходе из атаки вертолет Ми-8 ведущего группы майора Н. Мизина был об­стрелян и получил, как потом на земле было подсчитано, девять пулевых про­боин: пять в лопастях несущего винта и по две — в хвостовой балке и стаби­лизаторе. К счастью, никто из членов экипажа не пострадал. Командир экипа­жа, несмотря на усиливающуюся тряску и вибрацию вертолета, принял ре­шение идти на базу и через полчаса благополучно произвел посадку на аэро­дроме Московский. За этот боевой вылет майор Н. Мизин был награжден ор­деном Красной Звезды.

В период проведения высокогорных куфабско-джавайских операций 1982 и 1983 гг. автор часто встречался в Шуроабаде, Калай-Хумбе, Московском и Пяндже с майором Н. Мизиным, как с командиром различных по составу ави­ационных групп. И частенько летал с ним на высадку десантов в Куфаб-ское и Джавайское ущелье. Причем это было время, когда душанбинская авиачасть получила на вооружение первые вертолеты Ми-8МТ, с большей мощностью авиадвигателей, бронезащитой жизненно важных узлов и агрега­тов и лучшим навигационным оборудованием. Настрой летчиков был очень положительным, наконец-то получили хорошие грузоподъемные вертолеты. Но в жизни оказалось, что вначале это было не совсем так. И мы убедились в этом на практике.

При высадке десантов, а по инструкции вертолета Ми-8МТ мы могли брать уже чуть ли не в два раза большую загрузку, на так называемые «пупки», пики или горушки вдоль этих же ущелий, на которые мы уже успешно сади­лись на Ми-8Т, вдруг выявилось, что новый вертолет ведет себя крайне неус­тойчиво при зависании даже в зоне влияния воздушной подушки перед по­садкой. Вплоть до того, что майору Н. Мизину несколько раз приходилось рез­ко, «бросив» ручку управления вертолетом вперед, уходить на второй круг. Это случалось и с другими весьма опытными экипажами части. Стали делать запросы: в чем причина этого явления? Причины вскоре выяснились: во-пер­вых, неграмотная работа ручкой шаг-газа винта, а во-вторых, двигатели но­вых вертолетов не были отрегулированы для полетов в высокогорных услови­ях, поэтому не выдавали полную мощность в горах. После устранения указан­ных недостатков дела быстро поправились, вертолеты показали себя только с положительной стороны.

Исключительное мужество и хладнокровие при выполнении боевых задач проявил командир вертолета капитан В. Платошин. Так, ^ 3 февраля 1982 г. при проведении операции «Долина-82» в районе Вазирхан при заходе на цель в горном ущелье для нанесения ракетно-бомбового удара, ответным огнем про­тивника был выведен из строя один из двигателей. При этом получил ранение старший летчик-штурман старший лейтенант В. Руденко. Командир экипажа не растерялся, выключил «подбитый» двигатель, на одном работающем доле-

336

тел до ближайшей посадочной площадки в районе нашего подразделения и благополучно произвел вынужденную посадку. За проявленное мужество и высокое летное мастерство капитан В. Платошин был награжден орденом Красной Звезды, а его экипаж был награжден боевыми медалями.

После окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина под­полковник В. Платошин служил заместителем командира полка во Владиво­стоке, командиром отдельной эскадрильи и полка в г. Воркуте, начальником отдела боевой подготовки в авиационном управлении Главного штаба ФПС России. Затем был назначен начальником авиационного отдела Камчатского пограничного округа. В последнее время генерал-майор В. Платошин являлся начальником авиационного отдела группы погранвойск в Республике Таджи­кистан. В 2002 г., находясь в отпуске, трагически погиб в автомобильной ката­строфе.

Трагическое известие о гибели генерала Владимира Платошина до глуби­ны души затронуло многих знавших его летчиков и пограничников. Многие летчики границы, в том числе и автор, могут сказать, что не одну сотню поле­тов на охрану границы и боевых вылетов совершили вместе, «не один пуд соли пришлось съесть» с этим прекрасным летчиком. В нем органически сочета­лись прекрасные офицерские качества с большим интеллектуальным потен­циалом.

Он прожил короткую, но яркую жизнь, обладал неисчерпаемой энергией, прекрасными человеческими качествами — скромностью, уважительным от­ношением к старшим и подчиненным, благородством и человечностью, уме­нием слушать собеседника, твердым командирским характером. Был обыкно­венным земным человеком, но имел большой дар — всем друзьям помогать и согревать теплом своей души многих товарищей по службе...

^ 20 марта 1982 г. в 8 ч 42 мин местного времени при выполнении авиагруп­пой из шести вертолетов боевой задачи по огневой поддержке боевых дей­ствий наземных подразделений в районе к. Сарайсанг, в 10 км севернее г. Тулукана на высоте 800 м при очередном заходе на стрельбу НУРСами душманами был обстрелян вертолет Ми-24 (командир экипажа капитан А. Филясов, летчик-штурман подполковник В. Новиков, бортовой техник старший лейтенант А. Поляничко). В результате попадания в вертолет не­скольких пуль из автоматического стрелкового оружия произошла резкая разгерметизация кабины, резким перепадом давления сильно ударило по ушам, вертолет сильно подбросило вверх, а затем резко бросило вниз. Экипаж получил ушибы различной степени тяжести, командир вертолета был ранен в правую руку.

В сложившейся ситуации о возврате на базовый аэродром авиагруппы Пяндж не могло быть и речи, расстояние более 100 км, надо было срочно са­диться. Экипаж принял решение идти на ближайшую посадочную площадку, где должно было базироваться наше пограничное подразделение, в 5 км юго-западнее г. Тулукан. Над городом облачность и туман, вокруг города сплош­ная кишлачная застройка, так называемая «зеленка», и о сбросе двух 250 кг

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

авиабомб уже снизившегося до 300 м вертолета тоже не могло быть речи. Пос­ле разворота в сторону Тулукана снизились до 150 м, сделали полукруг, оты­скали свою мотоманевренную группу. Совместными усилиями экипажа была произведена благополучная посадка на площадке ограниченных размеров пограничного гарнизона «Тулукан».

После посадки командир экипажа капитан А. Филясов и бортовой техник старший лейтенант А. Поляничко быстро выключили двигатели. Затем мы помогли командиру вылезти из кабины, сам он двигаться уже не мог, был очень бледен, на глазах терял силы. Правый рукав комбинезона у него просто набух от крови, рука висела плетью. Как могли вдвоем мы сделали командиру перевязку. Большая потеря крови была, как мы узнали позже, из-за пули с нарушенной центровкой, которая «распахала» всю руку командира от локтя до плеча. Вскоре на двух бронетранспортерах подъехали руководитель опе­рации — заместитель начальника оперативной группы округа подполковник Ю. Романов с врачом мотомангруппы на санитарной машине. Сделали коман­диру укол, наложили на руку жгут и увезли на перевязку в медсанчасть, от­туда вызванным вертолетом в тот же день напрямую отправили в душанбин­ский госпиталь. Эта оперативная доставка в медсанчасть, затем и в госпиталь спасла жизнь раненому и способствовала быстрому заживлению ран.

Находящиеся в командировке в Среднеазиатском пограничном округе ге­нерал Н. Рохлов и подполковник В. Фирстов занялись расследованием около десятка боевых повреждений вертолетов и ранений экипажей в этот период. В частности, после изучения материалов нашего происшествия, в том числе после прослушивания магнитофонной записи и расшифровки пленки «черно­го» ящика, генерал Н. Рохлов на разборе полетов в Душанбе сделал вывод, что « ...полет выполнялся на высоте ниже реальной безопасной высоты, ... по при­чине ранения командир вертолетом и экипажем не управлял, летчик-штур­ман, в нарушении инструкции экипажу, перед вынужденной посадкой не сбросил (на взрыв или не взрыв) две 250 кг бомбы...». Оправдываться в том, что ни командир, ни я сделать этого не могли просто физически, тогда не было ни какого смысла.

Полковник А. Филясов спустя много лет так вспоминает об этом произо­шедшем под Тулуканом случае: « ...19 марта был напряженный летный день. Полеты выполнялись на предельно малой высоте, было несколько боевых по­вреждений вертолетов от стрелкового оружия. К середине дня от командира авиагруппы майора В. Мусаева получили указание на выполнение полетов не ниже 1000 м. После выполнения очередного полета в процессе послеполетного осмотра бортовым техником была обнаружена пробоина в хвостовой балке, о чем было доложено руководству авиагруппы.

В соответствии с планом полетов на 20 марта я должен был выполнять обя­занности руководителя полетов на аэродроме, чем и начал заниматься с нача­лом летной смены. Примерно через час полетов в районе г. Тулукан, где про­водилась частная операция, получил боевое повреждение вертолет Ми-8 ка­питана А. Помыткина, на котором был пробит топливопровод. Вертолет про-

извел вынужденную посадку. В связи с этим, по указанию руководства авиа­группы я был перенацелен на подготовку к вылету на огневую поддержку на­земных подразделений.

После подготовки вертолета взлетели парой и вышли на высоте 1200 м в район Тулукана. Как ведущий пары я связался с землей и получил целеука­зание для нанесения удара по одному из мостов на реке, на окраине Тулукана в районе к. Сарайсанг. В связи с тем, что наше подразделение находилось в тесном соприкосновении с противником и с необходимостью сохранения моста в целостности для дальнейшего прохода наших подразделений, удар можно было наносить только НУРСами и стрелково-пушечным вооружением. Душ­маны укрылись под мостом и на другом берегу реки, поэтому удар пришлось наносить заходом вдоль речки со стороны солнца, при этом выход и полет на боевом курсе выполнялся над Тулуканом.

В первом заходе мы выполнили залп ракетами по целеуказанию команди­ра наземного подразделения, окопавшегося с «нашей» стороны реки и полу­чили подтверждение о правильности нанесения удара. При выходе на боевой курс во втором заходе я почувствовал какой-то взрыв в кабине. Признаков повреждения чего-либо не обнаружил, но сильно болела правая рука, как по­сле удара хлыстом, да из правого рукава комбинезона торчали два клочка ни­ток. Я начал выполнять разворот для повторного захода для атаки, когда борттехник Анатолий Поляничко постучал мне рукой по плечу и показал вверх и вниз - над головой в блистере была дыра размером с кулак, а в полу кабины пулевое отверстие - «розочка». Только тогда я почувствовал, что у меня мокрая от крови правая ладонь и появилось головокружение, и понял, что получил пулю в правую руку.

Зная, что летчик-штурман не подготовлен к пилотированию вертолета и тем более к посадкам, и опасаясь, что могу потерять сознание, принял реше­ние производить посадку на площадку в гарнизоне СБО «Тулукан». Я благо­дарен летчику-штурману за то, что он на посадочной прямой мне постоянно диктовал скорость и высоту полета. Посадка была произведена успешно, по­сле посадки я выключил двигатели, но самостоятельно открыть кабину и вы­лезти из вертолета не смог.

Интересный эпизод произошел уже на земле, когда меня посадили в санитарную машину для перевозки в медпункт СБО «Тулукан». В маши­не оказались я и водитель-афганец. Я не понимаю его, он не понимает меня. Только улыбается и большой палец показывает вверх. Мы на беше­ной скорости доехали до медпункта, где мне обработали рану и сделали перевязку».

Через несколько месяцев за мужество и отвагу, проявленные при выпол­нении боевого полета, и грамотные действия при выполнении вынужденной посадки капитан А. Филясов был награжден орденом Красной Звезды. Спустя год с должности командира звена он поступил в академию. После окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина майор А. Филясов служил в Воркуте заместителем командира по летной подготовке отдельной арктиче-

^ Участие авиации Пограничных войск КГБ СССР в афганской войне

ской авиаэскадрильи и заместителем командира по летной подготовке Алма-Атинского авиаполка, затем был командиром Алма-Атинского и Петрозавод­ского авиаполков. В последующее время полковник А. Филясов был началь­ником авиационного отдела Кавказского особого пограничного округа в Став­рополе и Северо-Западного пограничного округа в г. Санкт-Петербурге. В на­стоящее время служит в Москве начальником отдела в Управлении авиации ФСБ России.

Все видевшие и слышавшие по радиосвязи ведомый экипаж вертолета Ми-24 генерала Н. Рохлова и экипаж вертолета Ми-8 старшего лейтенанта С. Кузьмичева, который вероятно получил команду нас сопроводить до посад­ки, специально отстал от основной авиагруппы, получившей команду на воз­врат на базу. Он же и прикрывал нас на заходе, барражировал над нами и за­тем после нашей посадки забрался на высоту 1500 м и доложил руководителю полетов на СКП Пяндж о нашей удачной вынужденной посадке. Затем подсел рядом с нами на выручку, и с которым потом я с разрешения командира авиа­группы майора В. Мусаева, руководившего полетами, улетел в Пяндж.

Экипаж старшего лейтенанта С. Кузьмичева еще 17 марта в этом же райо­не и тоже при нанесении РБУ получил четыре пробоины в вертолете Ми-8. И в связи с тем, что был пробит топливопровод, а экипаж на обратном пути к базе вовремя обнаружил утечку топлива, им была произведена вынужденная посадка прямо в поле в 30 км севернее Тулукана. Подсевшие рядом экипажи вертолетов авиагруппы помогли заменить пробитый провод и устранить утеч­ку топлива. Вертолет самостоятельно в составе группы перелетел на базу. За грамотные действия в аварийной ситуации и при вынужденной посадке, а также участие в спасении экипажа капитана А. Филясова, капитан С. Кузь-мичев был награжден медалью «За боевые заслуги».

Майор С. Кузьмичев отслужил в г. Мары семь лет, имеет более тысячи бое­вых вылетов. После окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гага­рина служил начальником штаба авиаполка в г. Ставрополе, участвовал в че­ченских событиях, руководя авиагруппой «Беслан» при вводе пограничных войск в Чеченскую Республику. В 1996 г. поступил в адъюнктуру академии погранвойск, успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме «Приме­нение авиации пограничных войск в чрезвычайных обстоятельствах», был преподавателем авиационной кафедры в академии. В 1999 г. полковник С. Кузьмичев был уволен в запас. В настоящее время он работает в авиацион­ной коммерческой структуре. Награжден орденами Красной Звезды и «За службу Родине в Вооруженных силах» III степени, несколькими боевыми ме­далями.

Но самым везучим во многих внештатных и часто драматических ситуаци­ях оказывался командир звена вертолетов Ми-8 капитан С. Быков. Так, 5 ок­тября 1983 г. в составе десантной группы он участвовал в высадке десанта в Куфабском ущелье на площадку, расположенную в 2,5 км южнее к. Шхаровари. В длинном и глубоком ущелье заход на посадку был возможен только по одному вертолету и с одной стороны, посадка в «колодец». Душманы оказыва-

340

ли активное сопротивление из хорошо замаскированных огневых точек, и, как стало понятно позже, давно ждали десант. Вся десантная группа была обстре­ляна из пулеметов ДШК и автоматического оружия. Первым получил боевое повреждение правых блоков неуправляемых ракет и правого двигателя вер­толет командира экипажа капитана В. Имангазиева. Экипаж смог высадить десантников и на одном двигателе благополучно вернулся на базу.

У следующего за ним вертолета командира звена Марыйского авиаполка капитана В. Лунева во время снижения пулями было повреждено путевое управление, вследствие чего вертолет начал вращаться вокруг своей оси с большой угловой скоростью. Капитан В. Лунев, проявив самообладание и вы­держку, сделал все возможное для спасения жизни экипажа и десанта. Он не допустил падения вертолета в пропасть глубиной более 1000 м и дотянул в процессе вращения до площадки, сделав при этом четыре оборота вокруг вер­тикальной оси. В результате посадки с большой угловой скоростью вращения, вертолет приземлился с большим правым креном, зацепился лопастями несу­щего винта за землю, перевернулся и загорелся. Экипаж и личный состав де­санта, получив ушибы различной степени тяжести и, помогая друг другу, ус­пели выбраться из вертолета и до его взрыва отбежать на безопасное расстоя­ние.

Идущий вслед за упавшим вертолетом экипаж капитана С. Быкова, заме­тил ДШК под скальным карнизом, откуда был поражен вертолет капитана В. Лунева. Он сумел в процессе снижения нанести туда точный ракетный удар, подавил эту огневую точку, и только после этого произвел заход на по­садку и благополучно высадил свой десант. Затем капитан Быков в зоне огня противника подсел рядом со сбитым экипажем Лунева и забрал его к себе на борт. Снизу было прекрасно видно вторую работающую огневую точку, рас­положенную под другим скальным карнизом. Поэтому после взлета и набора необходимой высоты капитан Быков опять нанес ракетный удар по второй по­зиции ДШК и уничтожил его, чем дал возможность высадить десант остав­шимся вертолетам. После этого он благополучно доставил сбитый экипаж на базовый аэродром, не получив при этом ни одной пробоины в вертолете.

За этот боевой вылет капитан С. Быков был награжден орденом Красного Знамени. За восемь лет участия в афганской войне, в соответствии с записями в летной книжке, он выполнил 2013 боевых вылетов и в 1988 г. был награжден вторым орденом Красного Знамени, орденами «За службу Родине в Воору­женных силах» III степени, «За личное мужество», «За мужество», «За воен­ные заслуги» и многими медалями. После Афганистана С. Быков долгое время служил в Таджикистане командиром отдельной авиационной эскадрильи, ба­зирующейся в Московском пограничном отряде. В последнее




оставить комментарий
страница23/32
Дата15.09.2012
Размер9.13 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   32
плохо
  3
хорошо
  1
отлично
  15
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх