Ашот скрипач, руководитель школьного ансамбля icon

Ашот скрипач, руководитель школьного ансамбля


Смотрите также:
Вольфганг Амадей Моцарт (1756-1791), австрийский композитор...
Программа XVII всероссийской выставки «православная русь»...
Великая Отечественная война...
«Безопасность»...
Уроки Мужества...
Номинации конкурса...
Специальность: русский язык и литература...
Образовательная программа фольклорного ансамбля «парне»...
Программа курса «Краеведение» для учащихся 5-6 классов общеобразовательных школ  ...
Сценарий фольклорного праздника...
Проектирование условий и механизмов гражданского становления личности и духовно нравственного...
Доклад «Исследовательская деятельность в профильном классе»...



Загрузка...
скачать
ПОСТСКРИПТУМ


Киносценарий


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Ашот – скрипач, руководитель школьного ансамбля;

Оксана – журналист и учитель литературы;

Андрей – композитор и директор школы;

Вадим – друг детства Оксаны и учитель физкультуры;

Лена – проститутка;

Олег – звукооператор и гитарист в подземном переходе;

Сергей – руководитель музыкального ансамбля;

Костя – директор ресторана и продавец пива;

Люда – секретарша, девушка лёгкого поведения, подруга Лены;

Маша – ученица десятого класса;

Новиков – следователь, водитель мусороуборочной машины;

участковый – напарник водителя мусороуборочной машины;

кавказец – продавец фруктов;

бабушка – соседка Ашота;

Таня – коллега Оксаны по редакции, учительница английского языка.


^ Капля за каплей

Секунда в минуту…

Время бежит,

Укоряя свой бег.

Кто-то уходит,

Кто-то забыт,

Кто-то в песнях воспет

А. Васильев


Комната музыкантов в помещении ресторана. На стенах афиши рок и поп-звёзд, музыкальные инструменты. За столом трое музыкантов курят сигареты и играют в карты (среди них Ашот). Из-за двери доносится рабочий шум ресторана. В комнату входит Сергей, в руках барабанные палочки. Он подходит к одному из игроков и в шутку отстукивает на его спине какой-то ритм. Музыкант отмахивается и продолжает сосредоточенно играть.

- Качумайте, хорош ерундой заниматься, пошли лабать, – бросив на стол деньги, говорит Сергей.

Музыканты продолжают игру, не обращая на него внимания. Тогда он берёт со стола колоду и смешивает карты. Недовольные музыканты встают с мест и выходят из комнаты, проходят длинный коридор, кухню, где здороваются с работниками ресторана. Наконец, они оказываются в зале. За столиками сидят первые посетители, негромко играет магнитофон.

Музыканты занимают свои места на сцене, Ашот берёт в руки скрипку. Сергей негромко стучит по барабану, давая понять бармену, что нужно выключить магнитофон. Тот в ответ кивает головой и, закончив наливать пиво в кружку, отключает музыку. Освещение в зале тускнеет. Сергей обращается к музыкантам:

- Поехали.

Ашот быстро тушит окурок в пепельнице и начинает играть на скрипке. Бас-гитарист с лицом ловеласа улыбается двум девушкам, сидящим недалеко от сцены, потом подмигивает клавишнику, показывая взглядом, что барышнями можно будет заняться. Сергей, сидя за ударной установкой, безразлично наблюдает за всем происходящим, в конце концов смотрит в зал, уставившись в одну точку.

В глубине зала за столиком сидит Лена в вызывающем наряде и внимательно смотрит на Ашота. К ней подходит молодой человек, приглашает на танец. Лена вежливо отказывает ему и продолжает с интересом слушать музыку. Незнакомец присаживается за её столик, но девушка не обращает на него внимания. Молодой человек придвигается ближе и что-то шепчет ей на ухо. Та, не поворачивая головы, отвечает ему. Постепенно разговор становится оживлённей, Лена начинает улыбаться, закуривает предложенную сигарету. Официант приносит шампанское.

Ашот, закрыв глаза, самозабвенно играет на скрипке. Гитарист продолжает строить глазки девушкам, те в ответ кокетливо улыбаются. Сергей в том же положении, что и раньше, с тем же равнодушием на лице.

Лена с молодым человеком уже вовсю веселятся, пьют шампанское. Она берёт со стола бумажную салфетку и пишет: «Ашот, без меня не уходи, я скоро вернусь. Лена». Передаёт записку официанту, встаёт и вместе с молодым человеком выходит из зала.

Официант подходит к сцене, кладёт записку на клавишный инструмент, удаляется. Сергей привстаёт из-за барабанов и, убедившись, что принесли не деньги, садится на своё место с прежним безразличием.


Подъезд дома. Ашот поднимается по лестнице, на плече скрипичный футляр. Время от времени он останавливается, чтобы отдышаться и передохнуть. Подходит к своей двери, открывает её и заходит в квартиру. Пройдя через прихожую, входит в комнату, в которой почти нет мебели. На табуретке стоит магнитофон, под потолком лампочка, вкрученная в патрон. На стене портрет Ашота, нарисованный карандашом, несколько афиш музыкантов с автографами, написанные кем-то пожелания. На журнальном столике исписанные листы бумаги и телефон.

Ашот кладёт скрипку на диван, садится в кресло около столика. Закурив сигарету, откидывается на спинку и некоторое время сидит, закрыв глаза. Потом находит на столе тетрадь и на чистой странице пишет крупными буквами «Бессонница». (Звучит тревожная музыка.)

Ашот расстёгивает пуговицы на сорочке, массирует грудь в области сердца. Затем берёт трубку телефона и набирает номер «Скорой помощи», что-то с трудом говорит и, опустив трубку на аппарат, переводит взгляд на свой потрет на стене.


Подъезд дома. Участковый милиционер стучит в дверь соседки Ашота. Дверь открывает Оксана, в глазах вопрос:

- Что случилось?

- Здравствуйте, я ваш участковый. Будьте, пожалуйста, понятой. (Показывает удостоверение.) Ваш сосед умер, надо выполнить кое-какие формальности.

- Но у меня сейчас очень мало времени, я как раз собиралась уходить.

- Я думаю, мы Вас надолго не задержим.

- Хорошо, я иду.

Они заходят в квартиру Ашота. Два санитара выносят носилки с телом, накрытым простынёй. Оксана отходит в сторону, пропуская их, тихо произносит: «Какой ужас».

В комнате мужчина в штатском предлагает Оксане присесть в кресло, она садится.

- Как Вас зовут?

- Оксана.

- Я следователь Новиков Александр Васильевич. Вы можете рассказать что-нибудь о своём соседе? Где он работал, чем занимался, есть ли у него родственники?

- Я мало о нём знаю. В нашем доме он поселился недавно. Несколько раз встречались с ним то на улице, то на лестничной площадке, вот и всё. Да, ещё иногда было слышно, как он играет на скрипке. Наверное, он был музыкантом.

- Так, понятно. А может быть, Вы видели, кто к нему приходил?

- Пару раз я видела, как приходила девушка лет двадцати, она стучала в его дверь.

В этот момент участковый жестом зовёт следователя выйти на кухню. Новиков извиняется перед Оксаной и уходит вслед за своим напарником.

Оксана остаётся одна. Она поднимается с кресла, рассматривает обстановку комнаты. Заметив портрет Ашота, внимательно вглядывается в него. Снова садится в кресло, на журнальном столике видит открытую тетрадь, берёт её в руки и начинает читать.

Тем временем на кухне участковый негромко говорит Новикову:

- Санёк, ну его на фиг, бросай это гиблое дело. Посмотри на время, в кабак опаздываем.

- Какой кабак? Сегодня же четверг. (Новиков пожимает плечами.) Ну?.. Ресторан «Дружба».

- А-а-а, вспомнил! Спонсор? Закругляемся, тем более что в этом деле никакого криминала нет. Да, ты второго понятого нашёл?

- Нашёл. Бабульку с первого этажа, она сейчас сюда поднимается.

В комнате Ашота Оксана, сидя в кресле, читает тетрадь. Услышав приближающиеся шаги, она неожиданно для себя быстро прячет тетрадь в свою сумочку. Новиков подходит к девушке, кладёт перед ней на столик лист бумаги и авторучку:

- Ну что ж, Оксана, спасибо за помощь. Прочтите и подпишите протокол, чтоб не терять времени, пока придёт второй понятой.

Оксана читает. В комнату входят участковый и старушка, которая с порога начинает причитать:

- Ой, ну надо же, горе какое приключилось. Такой хороший человек был, внимательный. Всегда поздоровается… Вчера только его видела днём… он мне даже «Сникерс» подарил.

- Извините, а… - прерывает её Новиков.

Старушка, не слушая его, продолжает своё:

- А ведь молодой ещё был, ему бы жить да жить. Добрый был, вон и собаку дворовую всё время подкармливал.

- Бабушка… - Новиков пытается остановить беспрерывный поток её слов.

- Кстати, бабушку зовут Валентина Пантелеевна.

- Валентина Пантелеевна, прочитайте и подпишите протокол.

Оксана поднимается с кресла, берёт сумочку:

- Если я вам больше не нужна, то я пойду.

- Ещё пару минут, и мы Вас отпустим. Надо опечатать дверь.

- Хорошо.

Валентина Пантелеевна подписывает протокол. Все направляются к входной двери.

- Сынок, а куда ж его повезли? Вдруг кто спрашивать будет… - спрашивает старушка.

- В первую горбольницу.

- Сынок, а кто ж его хоронить будет?

- Обратитесь в больницу, там подскажут.

Все выходят из квартиры, дверь закрывается.


Здание издательства. Оксана получает деньги в кассе, отходит в сторону, пересчитывая их. К ней подходит молодая женщина с папкой под мышкой:

- Привет, Оксана! У-у, я вижу, ты сегодня богатенькая. Это за что ж такие деньги платят?

- Здравствуй, Танечка. Это всё кровью и потом заработано (шутливо-язвительно). Полгода под пулями, репортажи из «горячих точек», тебе это о чём-нибудь говорит?

- А-а-а, ну тогда всё понятно.

- Да, и ещё два месяца отпуска.

- Счастливая. Ну, пока, – попрощалась Таня.

- Пока.

Оксана идёт по коридору. Увидев пожилого мужчину, здоровается с ним, он ей в ответ:

- Читали, читали… Поздравляю, отличная работа. Успехов Вам, Оксана! (Она улыбается.)

Попрощавшись, Оксана направляется к выходу.


Улица. Оксана спускается в подземный переход. Проходит мимо молодого гитариста, играющего фламенко, и девушки с мольбертом, стоящей напротив и рисующей чей-то портрет, удаляется вглубь перехода.


Детская площадка около дома Оксаны. Возле качелей стоит Вадим, курит сигарету. К нему подходит маленькая девочка.

- Дяденька, покачайте меня, пожалуйста.

- Ну давай. (Бросает окурок в урну.)

Девочка проворно садится на одну сторону качалки, Вадим на другую. Они начинают качаться. Девочка весело смеётся, Вадим улыбается. Во двор заходит Оксана. Заметив Вадима, останавливается:

- Вадим, ты ещё не вышел из детского возраста?

Он перестаёт качаться, подходит к ней:

- Привет, Оксана, я как раз тебя ждал.

- Зачем?

- Мне надо с тобой посоветоваться.

- Ну советуйся, - равнодушно отвечает девушка.

- Давай присядем на лавочку.

- Только ненадолго.

- А может, поднимемся ко мне?

- Вадим, ты опять за своё? У тебя действительно серьёзный разговор или очередная глупость?

- Нет, Оксана, это вопрос жизни и смерти.

- Вот только про смерть не надо, мне на сегодня хватит.

Они присаживаются на лавочку, Вадим, достав из кармана фотографию, протягивает её Оксане:

- Посмотри, что я нашёл.

Оксана разглядывает фото.

- Ой, это мы? Неужели мы когда-то такими были?.. – удивляется она. – А я была выше тебя ростом. Почему у меня нет такой фотографии?

- Возьми её себе.

- Спасибо. Так о чём ты хотел поговорить?

- Оксана, я решил жениться.

- Ну слава Богу, давно пора. И кто эта ненормальная?

- Ты.

- Вадим, ты же мне обещал…

Оксана поднимается со скамейки, Вадим тоже. (Успокаивает её.)

- Ну хорошо, хорошо.

Оксана пытается уйти, Вадим останавливает её.

- Ну что ещё? – спрашивает она.

- Я вот тут тебе принёс… – Он достаёт из кармана яркую коробочку, протягивает Оксане. – Это подарок… дефицит. У нас на работе все женщины брали, и я взял.

- А что это?

- Не знаю, но говорят, вещь нужная… пахнет хорошо.

- Может, это духи? Покажи (берёт коробочку в руки, читает). «Средство для удаления лишних волос на лице». Ну спасибо, угодил! (Возвращает подарок обратно.)

- Ты что, обиделась? Я же не знал.

- Я тебе ещё в школе говорила – учи английский. (Уходит.)

Она заходит в подъезд, Вадим смотрит ей вслед. Открывает флакон, нюхает и пожимает плечами.

Оксана в домашнем халате сидит за столом в кухне, пьёт кофе. Листает тетрадь Ашота, на одной из страниц находит несколько телефонных номеров. Набирает первый, написанный против имени Андрей. В трубке раздаются гудки, говорит автоответчик: «Здравствуйте, в данный момент меня нет дома, после сигнала оставьте своё сообщение. Спасибо». «Андрей, Вам звонит Оксана, соседка Ашота. Он умер… вчера… видимо, от сердечного приступа. Его увезли в первую горбольницу. До свидания», - оставляет сообщение Оксана. Затем закуривает сигарету, набирает следующий номер. После продолжительных гудков в трубке слышен голос:

- Ресторан «Каскад».

- Здравствуйте. Скажите, у вас работает Ашот?

- Да, но его сейчас нет, позвоните позже.

- Подождите. Я позвонила, чтобы сказать, что он умер.

- Как умер? Когда умер?

- Видимо, ночью… от сердечного приступа. Он в первой городской больнице. До свидания.

- Подождите, подождите…

Оксана опускает трубку, смотрит в тетрадь, набирает ещё один номер. На звонок долго не отвечают, наконец сонный женский голос произносит:

- Алло?

- Здравствуйте, мне нужна Лена.

- Я слушаю.

- Вам звонит соседка Ашота, Оксана.

- Что-нибудь случилось?

- Я очень сожалею, но мне нужно сказать Вам, что Ашот умер.

В трубке – молчание.

- Алло, алло, Лена… Вы меня слышите, алло?

- Да… извините, - упавшим голосом отвечает Лена. – Когда это произошло?

- Я не знаю точно. Может, ночью, а может, под утро.

- А где он сейчас?

- В первой горбольнице.

- Спасибо, что позвонили.

- До свидания…

Оксана кладёт трубку, читает дальше по тетради, произнося вслух: «Олег, телевидение, комната триста два».

Открыв последнюю страницу, она читает: «Бессонница». (Голос за кадром.)

«Сегодня у меня бессонница,

Явилась мне Святая Троица.

Мой Бог меня спросил: «Кто ты?»

Он знает все мои мечты.

Ему боюсь ответить я,

Ведь не обманешь сам себя.

И тут вмешался сам Христос,

Задав всё тот же мне вопрос…»


Телефонный звонок. Оксана вздрагивает от неожиданности. Берёт трубку:

- Я слушаю.

- Оксана, это я, Вадим.

Вадим в своей квартире, в доме напротив, смотрит в окно, откуда видна кухня Оксаны. Одной рукой он держит телефонную трубку, другой листает журнал «Отто», разглядывая женское нижнее бельё.

- Я ещё раз хотел извиниться, я не специально.

- Вадим, если бы я тебя не знала, наверное, обиделась бы. Всё в порядке. Что ещё?

- Приходи в гости, чаю попьём, детство вспомним.

- Во-первых, мне некогда, во-вторых, я очень устала.

- А хочешь, я к тебе приду?

- Не надо! (Резко.) Всё, конец связи. (Бросает трубку.) – Ну задолбал. Если он ещё и после этого позвонит, я его просто пошлю. Почему люди по-хорошему ничего не понимают?.. Так, всё, Оксана… успокойся, побереги нервы, они ещё тебе пригодятся.

Оксана идёт в комнату, подходит к окну, нервно постукивает ногтями по подоконнику, смотрит на улицу. Автобусная остановка, рядом подземный переход. Моросит дождь, толпа людей выходит из автобуса, кто-то спускается в переход. Оксана наблюдает за этим несколько минут, успокаивается. Возвращается в кухню, убирает посуду со стола, берёт тетрадь и идёт в спальню. Включает негромко приёмник, ложится на кровать, читает про себя.

За кадром – голос Ашота:

«…И тут вмешался сам Христос,

Задав всё тот же мне вопрос...

Теперь, конечно, я отвечу:

«Такой же крест взвалил на плечи».

Дождём явился Дух Святой

И, окропив меня водой,

С попутным ветром улетел.

Что делать? Это мой удел.

Мою судьбу перекосив,

Умчалось счастье, не спросив.

Освободив глаза от пелены,

Себя увидел я со стороны.

Не изменить тебе природы,

И жизнь твоя в подземном переходе –

Всего лишь маленький спектакль

В глуши далёкой. Я заплакал,

Ведь сам себе я как гадалка:

Скрипач я, волк или фиалка?

С волками жить – по-волчьи выть,

Капканов жизни не сломить.

С фиалкой быть – мечту любить,

И так все дни свои прожить?

Я, видно, из другой породы,

Раз остаюсь в подземном переходе.

Теперь хочу спросить тебя:

«Что выбрала ты мне, судьба?»


Оксана говорит сама с собой: «Интересное стихотворение. Волк… фиалка… подземный переход. Какая между всем этим связь? Головоломка…Что он хотел этим сказать? Жаль, что я его почти не знала. Хотя…» (Вспоминает.)


Жаркий летний день. Оксана идёт по улице, встречает Ашота.

- Здравствуй, соседка.

- Привет, сосед.

- Жарковато сегодня.

- Да, не холодно.

- Тут неподалёку есть кафе, может, зайдём? Там прохладно.

- Нет, как-нибудь в другой раз.

- Следующего раза может и не быть.

- А что так минорно?

- Наоборот, у меня как раз сегодня мажорное настроение.

- А что это у тебя – скрипка? (Показывает на кофр.)

- Скрипка.

- Может, поиграешь мне как-нибудь?

- Как-нибудь на скрипке не играют.

- Хорошо, задам вопрос по-другому: когда я могу тебя послушать?

- Да хоть сегодня.

- Ну тогда приходи ко мне вечером после восьми и скрипку не забудь.

- А без скрипки нельзя?

- Не-а, без скрипки нельзя.


Утро следующего дня. Оксана проходит мимо того же места, где она виделась с Ашотом. Она вспоминает последние слова их разговора: «А без скрипки нельзя?» – «Не-а, без скрипки нельзя».

Оксана идёт дальше. Она входит в здание первой горбольницы, подходит к окошку регистратуры, обращается к медсестре. Между ними происходит диалог. (Голос медсестры.)

- Похороны завтра.

Оксана благодарит девушку и уходит.


Городское кладбище. Оксана заходит в ворота, справа видит небольшую часовню и девушку, одетую в чёрное, узнаёт в ней приходившую к Ашоту, подходит, здоровается.

- Вы, наверное, Оксана? – спрашивает Лена.

- Да, это я Вам звонила.

- Если бы не Вы, я не знаю, кто бы занимался похоронами, ведь у него в этом городе никого из родных нет, спасибо, что позвонили.

- На моём месте так поступил бы каждый.

- Я так не думаю… тем более в наше время… Мне нужно покурить. Ты куришь?

- Пойдём.

Они выходят за ворота и, отойдя в сторонку, закуривают. У Лены подрагивают руки (чувствуется её нервозное состояние), она говорит:

- Я потеряла самого дорогого человека в своей жизни. Это был мой единственный друг, в трудную минуту я всегда могла рассчитывать на его поддержку и помощь… А я, стерва, так подло с ним обошлась… никогда себе этого не прощу (выбрасывает окурок и тут же прикуривает другую сигарету).

- Лена, что ты так нервничаешь? Тебе нужно успокоиться, возьми себя в руки.

- Мы познакомились случайно, на одном банкете. Крутые какие-то гуляли, а мы работали. (Вспоминает.)


Гостиная в сауне. Накрыт стол на восемь человек. В стороне Ашот играет на клавишном инструменте и поёт песню «Малолетка»:

«Никогда не думал, не гадал,

Что с такой красавицей я буду,

А твои незрелые года –

Повод для соседских пересудов.


Ангел из порядочной семьи

Со своей любовью неприкрытой…

Вдруг меня в ментовку замели

По наводке мрази недобитой.


На тебя, как на икону, я молюсь,

Улыбнёшься – я тоже улыбнусь,

Ты заплачешь – на меня находит грусть.

Я вернусь, я обязательно вернусь.


Плыл перед глазами зал суда,

Прокурора голос доносился,

У меня одна была беда –

Ведь с тобой я так и не простился.


Кукла, за твои пятнадцать лет

Дорогой ценой мы заплатили.

Сколько в мире есть таких Джульетт,

Что любовь безвинно осудили.


На тебя, как на икону, я молюсь,

Улыбнёшься – я тоже улыбнусь,

Ты заплачешь – на меня находит грусть.

Я вернусь, я обязательно вернусь».


Из парилки выходят мужчина и женщина в простынях, танцуют под музыку. Двое мужчин, сидя за столом, ведут деловой разговор, рядом с ними две девицы.

Лена поднимается с колен мужчины, подходит к Ашоту, обнимает его одной рукой за плечо и начинает подпевать в микрофон. Мужчина подходит к Лене, берёт её за руку и пытается увести в сторону. Она сопротивляется, продолжает петь. Мужчина резко отдёргивает её от микрофона и уводит в парилку.

Ночь. По улице в обнимку идут Ашот и Лена.

Голос Лены (за кадром): «После банкета мы пошли к нему домой. Я даже не знаю, почему согласилась, тем более после такой тяжёлой работы. Так начался роман скрипача и девочки по вызову».


Квартира Ашота. Он сидит на стуле в спортивных штанах и дамской шляпке, играет на гитаре весёлую мелодию. Лена в сорочке Ашота отстукивает ложками ритм на столе, потом взбирается на него и танцует, изображая ложками маракасы.


Раннее утро. Ашот крепко спит, Лена осторожно поднимается с постели, берёт свои вещи и, прижимая их к груди, тихо выходит из комнаты.


Голос Лены (за кадром): «Утром я ушла по-английски. Выйдя на улицу, я остановила первую попавшуюся машину. Когда села в неё, поняла, что водитель пьян».


Улица. Лена тормозит машину, садится в неё. Машина резко срывается с места.


Салон машины. Пьяный водитель левой рукой держит руль, правую кладёт Лене на колено, она отстраняет его руку. Нагло улыбаясь, он продолжает приставать к ней более настойчиво. (В машине начинается возня.)


Голос Лены (за кадром): «Он включил магнитолу на всю громкость, а через несколько минут начал приставать ко мне. Если бы я знала тогда, чем всё это закончится…»


Кладбище. Лена застывшим взглядом смотрит в одну точку, вздрагивает, вспомнив визг тормозов и удар машины, закрывает ладонями уши… Оксана взволнованно спрашивает:

- Он что, изнасиловал тебя?

- Не успел… мы попали в аварию. Он умер на месте, а меня без сознания увезли в больницу. Мне сделали очень сложную операцию. Первое, о чём я подумала, когда пришла в себя, это: что делать дальше, чем зарабатывать на жизнь? Знакомых, кроме Ашота, у меня в этом городе не было. (Вспоминает.)


Квартира Ашота. Он открывает входную дверь, на пороге стоит Лена. Обрадованный Ашот проводит её в комнату.


Кладбище. Лена продолжает:

- Я прожила у него чуть более трёх месяцев. Он возился со мной, как с маленьким ребёнком. Я пошла на поправку, наши отношения с Ашотом возобновились. И вот однажды он сделал мне предложение. Тогда я не ответила ему ни «да», ни «нет», понимая, что не готова к тихой семейной жизни. Всё решилось само собой, за какие-то пятнадцать минут. (Вспоминает.)


Улица. Лена с покупками выходит из магазина. Рядом на обочине дороги стоит иномарка. Дверца машины открывается, выходит молодая девушка, догоняет Лену и бросается ей на шею:

- Лена, шаболда, где ты пропадала? Неужто за того музыканта замуж вышла? Ну рассказывай!

- Какой замуж? Я в такую переделку попала, что ну его на фиг. Долго рассказывать.

- Слушай, поехали с нами, как раз по дороге и расскажешь.

- Куда поехали?

- На море – на несколько дней. (Смотрит в сторону иномарки.) Там такие мальчики, денег не меряно, платят баксами. (Лена в сомнении смотрит то на машину, то на подругу.) Ну решай быстрей, поехали! Ты только представь: море, солнце, мы опять вместе! Ну?


Телефон-автомат. Лена держит трубку, слышны длинные гудки. Девушка из иномарки машет ей рукой. Лена вешает трубку, идёт к машине, садится в неё.


Кладбище.

- Так я вернулась к своему прежнему занятию. Как-то раз, в разговоре с нашими девчонками о том, как я попала в аварию, как лежала в больнице, одна из них меня спросила: «Сколько же ты денег отвалила за своё лечение?» - «Нисколько…» - «С каких это пор в наше время бесплатно делают дорогостоящие операции?»

И тут я поняла, что никогда даже не задумывалась об этом. Ведь если не я, значит, кто-то другой заплатил за лечение. Но кто? Я сразу подумала о тех, кто вызвал меня в этот город, пошла в больницу – узнать, кто же это был. Узнать хотя бы для того, чтобы сказать этому человеку спасибо. И этим человеком оказался Ашот. Для меня это был шок. Тогда я поняла, что он для меня сделал, но было поздно. Я хотела поговорить с ним, объясниться, но ничего не вышло. Он избегал меня, даже переехал на другую квартиру. Я узнала его адрес… он не открывал мне дверь. (Лена плачет, Оксана успокаивает её, та продолжает сквозь слёзы.) Если бы я тогда согласилась на его предложение, может, всё бы сложилось по-другому.

Оксана смотрит на часы. Лена, спохватившись, спрашивает:

- Который час?

- Без пяти.

- Почему никого нет?

- А кто должен быть?

- Музыканты с его работы, Андрей.

- Какой Андрей?

- Горовой… это его единственный друг в этом городе.

- Это что – тот самый Горовой?

- Да, тот самый.

К воротам кладбища подъезжает катафалк. Лена и Оксана подходят к остановившейся машине.

(Звучат первые аккорды песни «Волк» – кинозарисовка.)


Силы жизни и смерти напротив,

Холод осени звонит в набат.

На одной обессиленной ноте

Воет волк, заглушая закат.


Кость ломая, уверенной хваткой

Держат зубья железных оков.

Осыпаются листья украдкой,

Остывает земля для снегов.


В поднебесье луна замерзает,

Тянет край облаков на себя.

О капкан Серый зубы ломает,

По листве его цепь теребя.


Поднялась на загривке щетина,

Лапу пленную челюсти рвут.

Звёзды строят созвездий картину,

Но не каждому видеть дают.


Это осень, и жизнь засыпает,

Скоро снег поменяет года.

Эта осень меня убивает

И проснуться не даст никогда.


Лес рядом с кладбищем. Из-за деревьев выходит волк, внимательно смотрит на катафалк, резко поворачивается и убегает в лес… Волк мечется по лесу, попадает в капкан, пытается освободиться. После напрасных усилий поднимает голову вверх и воет… Ашот сидит на скамейке в парке (спиной к зрителям), встаёт и медленно удаляется вглубь аллеи.

(Окончание кинозарисовки.)


Кухня в квартире Оксаны. Она дочитывает последние строчки стихотворения «Волк» из тетради Ашота.

Голос Оксаны за кадром:


«На одной обессиленной ноте

Воет волк, заглушая закат…»


- Волк… где-то я уже это встречала, - произносит она, перелистывает тетрадь и находит «Бессонницу», перечитывает, останавливается на нужных строчках:


«С волками жить – по-волчьи выть,

Капканов жизни не сломить…»


- Теперь мне понятно: волк, который попал в капкан, – это он…


«С фиалкой быть, мечту любить,

И так всю жизнь свою прожить?..»


- Интересно, что это за фиалка?


«Я, видно, из другой породы,

Раз остаюсь в подземном переходе…»


- Причём тут переход?..


Звонок в дверь. Оксана открывает, на пороге стоит Вадим с шахматами под мышкой.

- Вадим? – удивилась Оксана.

- Привет, давай в шахматы поиграем.

- В шахматы?.. Ну заходи.

Они проходят в кухню, Вадим расставляет шахматные фигуры на доске. Оксана ставит чайник на плиту, присаживается к столу, опершись на него локтями, коленями – на табурет. Вадим делает ход, Оксана – ответный.

Вадим, не отрываясь от игры, спрашивает:

- Оксана, ты смотрела вечерние «Новости»?

- Нет, я сегодня вообще не включала телевизор.

- В городе такое творится! – оживлённо продолжает Вадим. – Эпидемия гриппа, неизвестный вирус (протягивает Оксане открытую пачку жевательной резинки, та машинально берёт одну подушечку и кладёт её в рот). Больше ста человек госпитализировано… несколько смертельных случаев.

- Вадим, что ты мне страшился на ночь глядя рассказываешь?

- Что интересно, первый признак болезни – начинает синеть язык, потом поднимается высокая температура, в результате в течение трёх суток – летальный исход.

Вадим делает очередной ход, встаёт из-за стола, подходит к окну. Оксана, обдумывая ход, произносит:

- Ты такую ерунду городишь и хочешь, чтобы я тебе поверила. (Вадим подкрадывается к Оксане сзади.) Вадим, если ты меня тронешь, – получишь по шее.

Вадим вздыхает, садится на место, внимательно смотрит на Оксану, она спрашивает:

- Ты будешь делать ход?

Вадим ухмыляется чему-то про себя, переставляет фигуру.

Свистит чайник. Оксана подходит к плите, выключает газ, затем выходит из кухни:

- Я сейчас.

В туалетной комнате Оксана спускает воду в унитаз, идёт к раковине, моет руки. Смотрит на себя в зеркало, замечает синий язык, вскрикивает (в глазах ужас и недоумение). Потом, догадавшись, в чём дело, вынимает изо рта синюю жвачку. Бежит на кухню, там никого. Выходит в коридор и видит открытую входную дверь. На лестничной площадке этажом ниже стоит Вадим с шахматами под мышкой.

- Оксан, ну не кипятись… смешно же?

- Твоё счастье, что ты вовремя слинял, юморист, - отвечает Оксана и громко хлопает дверью.


Городская улица. К многоэтажному дому подъезжает иномарка. Из неё выходит Андрей, открывает багажник, достаёт чемодан.


Прихожая квартиры. Открывается дверь, заходит Андрей. Ставит чемодан, снимает верхнюю одежду, проходит в комнату. Подходит к телефонному аппарату, включает автоответчик, с уставшим видом садится в кресло. Слышен женский голос:

- Андрей, куда ты пропал? Я соскучилась. Позвони мне.

- Щаз-з-з… (с издёвкой).

Далее слышен мужской голос (с иностранным акцентом):

- Господин Горовой, с Вами говорит Ганс Шнайдер, представитель компании «Bell Music». Нам нужно встретиться по поводу записи Вашей рок-оперы на нашей студии. Мой телефон 253-41-43. Жду вашего звонка.

Он довольно кивает головой, слушает дальше, продолжает женский голос:

- Вы гениальный композитор, обаятельный мужчина. Я поклонница Вашего таланта, я Вас обожаю. Хочу познакомиться с Вами поближе. Мой телефон 234-06-23. Умоляю, позвоните. (Оставляет сообщение без внимания, слушает дальше.)

- Андрей, Вам звонит Оксана, соседка Ашота. Он умер… вчера… видимо, от сердечного приступа. Его увезли в первую горбольницу. До свидания.

- Что? Ашот умер? Не может быть…. – Андрей встаёт с места, выключает автоответчик, закуривает сигарету, ходит по комнате.

- Вот это «сюрприз»… Ашот умер… - повторяет он несколько раз про себя. Перематывает плёнку автоответчика назад, ещё раз прослушивает сообщение Оксаны.

- Оксана… Соседка Ашота… А Ашот умер.

Несколько секунд думает, потом набирает номер телефона.


Квартира Оксаны. Ванная комната. Оксана пытается оттереть язык зубной щёткой.

- Идиот… со своими плоскими шутками. Подожди, я до тебя доберусь.

Звонит телефон. Оксана быстро полощет рот и бежит к аппарату.

- Алло?

- Здравствуйте, это Оксана?

- Да, я Вас слушаю.

- Я – Андрей, друг Ашота. Извините за поздний звонок, я только вернулся из отпуска, и вот такая печальная новость… А как это всё произошло?

- Я толком не знаю. Только то, что он сам вызвал «скорую», но когда она приехала, он был уже мёртв. Мне об этом рассказал следователь.

- А когда состоятся похороны?

- Его уже похоронили… сегодня. Я была на кладбище.

- Да… очень жаль, что меня там не было. А кто ещё был на похоронах?

- Нас было двое – я и Лена.

- Лена?.. (Удивлённо.) Ну что ж, ещё раз извините за беспокойство.

- Да ничего… Если понадобится моя помощь – звоните.

- Спасибо. Спокойной ночи.

- До свидания.


Квартира Андрея. Он опускает трубку телефона, включает автоответчик, садится. Слышен мужской голос:

- Андрей, с приездом! Ну как там, на Гаити? Думаю, неплохо. У нас в офисе тоже всё в ажуре, даже Матильда окотилась. Да, несколько дней тому назад звонили с телевидения, спрашивали, когда ты приедешь. Ну всё, шеф, ждём тебя с нетерпением.

Дальше тот же голос:

- Андрей, меня уже достали звонками с телевидения, напрягают конкретно: мол, он нам обещал новые песни. Тон мне их что-то не понравился… В общем, это не телефонный разговор. Они грозили денежным штрафом. Всё. Я тебя жду. (Автоответчик отключается.)

Андрей закуривает сигарету:

- Грозили штрафом… А нам это абсолютно ни к чему… Чёртов контракт. Где я возьму им эти песни?.. И о любви, и о судьбе (напевает). И чтоб никто не догадался, что эти песни… не мои (барабанит пальцами по подоконнику), не мои… Ну и не мои… а почему бы и нет? (Задумывается, вспоминает.)


Офис Андрея. Он сидит за столом, напротив него Ашот. Андрей держит в руках черновик Ашота, говорит:

- Стихи, конечно, неплохие… Думаю, что и музыка будет не хуже. Кстати, а где ноты?

- Ноты? Они у меня в голове…

- Ашот, я бы тебе помог, но у меня сейчас совершенно нет времени. И потом, это такая морока – снимать клипы.

- Ну что тебе стоит позвонить? Меня хотя бы выслушают, а там – мои проблемы.

- За несколько часов такие вопросы не решаются. Нужно сесть за телефон и звонить до посинения, пока не найдёшь нужного человека. А мне ещё надо собраться, у меня утром самолёт (постукивает тетрадью по столу). А может, тебе деньги нужны?

Ашот забирает свои записи у Андрея:

- Какой ты всё же негодяй.

Ашот уходит, хлопнув дверью.


Спальня в квартире Оксаны. Лёжа на кровати, она листает черновик, находит фотографию Ашота с Гафтом, на обратной стороне читает пожелание:

«Где б ни был ты, бродяга мой,

В горах, в степи, в далёком ли походе,

Спеши, спеши скорей домой.

Ты нужен здесь, в подземном переходе».


За стеной, из квартиры Ашота, доносится шум. Оксана прислушивается, потом, решив, что ей почудилось, продолжает читать про себя: «Скрипач в подземном переходе». Музыка и стихи Ашота».


«Устилает тротуар к театру

Жёлтый цвет поверженного лета,

И к началу нового спектакля

Все спешат от солнечного света.

Серым полем потекли зонты,

И, стесняясь роскоши, украдкой

Кто-то прячет мокрые цветы,

Чтоб отдать певцу перед антрактом.

А скрипач в подземном переходе

За гроши играет для народа…»


Наверху, в квартире Ашота, что-то с грохотом падает. Отложив черновик в сторону, Оксана встаёт с кровати и, стараясь не шуметь, направляется к входной двери.


Лестничная площадка. Оксана подходит к двери квартиры Ашота, замечает сорванную пломбу, быстро возвращается к себе и звонит по телефону:

- Это милиция?.. Мне нужен следователь Новиков… Его нет?.. Из соседней квартиры доносится шум, а с двери сорвана пломба, которую поставили ваши сотрудники. Там кто-то есть… Мой адрес: Новостройка, дом 32, квартира 78… Да, хорошо (кладёт трубку).


Квартира Ашота. Полный хаос. На полу разбросаны бумаги. В комнате следователь Новиков, Оксана и ещё двое работников милиции.

Новиков обращается к напарнику:

- По описи вещей что-нибудь пропало?

- Ну что ж, я думаю, просто какой-нибудь воришка узнал, что человек умер, квартира без хозяина. Почему не поживиться? Вскрыл дверь, но ничего не нашёл. Логично? Здесь ничего серьёзного, обычная кража.

Затем говорит Оксане:

- Ещё раз спасибо за помощь.

- Да не за что.

Все выходят из квартиры.

- Мы нашли хозяина квартиры, скоро у Вас будут новые соседи.


Следующий день. Оксана выходит из своего подъезда, здоровается со старушкой на скамейке, идёт к машине. Андрей, выйдя из авто:

- Здравствуйте, Оксана.

- Добрый день.

Он открывает дверцу машины, усаживает Оксану, садится сам. Они уезжают. (Всю эту сцену видит Вадим из окна своей квартиры.)


(В салоне машины.)

- Вы уж извините меня. Вчера я позвонил слишком поздно, а сегодня, наверное, слишком рано. Я просто боялся не застать Вас дома.

- Да ничего. Я всё равно в отпуске… А почему Вы решили поехать на кладбище со мной, ведь Вы знакомы с Леной, а я, в общем-то, человек посторонний.

- У Лены неважная репутация, а меня в этом городе знает каждая собака.

- Ах вот как!


Кладбище. Из ворот выходят Андрей и Оксана. Садятся в машину, уезжают.

В машине Андрей спрашивает:

- Оксана, Вы не проголодались?

- Есть немного.

- Тогда я предлагаю Вам поужинать вместе со мной. Вы не против?

- Я не против (улыбаются друг другу). Андрей, можно задать Вам вопрос?

- Задавайте.

- Как Вы относитесь к своей популярности?

Андрей, подумав, отвечает:

- Сначала мне это нравилось, а теперь я стараюсь избегать всех, особенно корреспондентов – они такие дотошные.

Оксана рассмеялась:

- Кстати, я по профессии журналист.

- Такие симпатичные журналисты, как Вы, мне нравятся (оба смеются).


Зал ресторана. Андрей и Оксана сидят за столом, ужинают. Звучит лёгкая музыка.

- Оксана, давайте выпьем за наше знакомство (чокаются, пьют). У меня к Вам деловое предложение. (Оксана удивлённо смотрит.) Давайте перейдём на «ты».

- Давайте. Я всегда была за простые отношения между людьми.


Музыканты на сцене готовятся к работе. К Сергею подходит официант, что-то ему говорит, тот в ответ кивает головой. Положив палочки на барабан, он спускается со сцены и походит к столу Андрея и Оксаны, говорит:

  • Здравствуйте, мне передали, что у Вас ко мне ка­кое-то дело.

  • Здравствуйте, присаживайтесь, пожалуйста. (Сергей садится.) Я — Андрей, это — Оксана, а Вас как величать?

  • Сергей Сергеевич, можно просто Сергей, как Вам удобно. Чем могу?

  • Я близкий друг Ашота, и вот какое у меня к Вам дело. Я собираюсь поехать к его матери, и если здесь, на работе, остались его личные вещи, я могу их передать.

  • Очень печально, что Ашота больше нет, для нас это большая потеря. Спасибо, конечно, за Вашу заботу, но вещей Ашота здесь нет. Даже скрипка, на которой он работал, и та не его.

К столику подходит Константин, ставит бутылку коньяка:

  • Какие люди в нашей забегаловке, Андрей, дорогой! (Обнимает его.)

  • Здравствуй, Константин, рад тебя видеть! Это твой ресторан?

  • Это разве ресторан? (Он садится за стол, Сергей встаёт, извиняется и уходит.) Вот за городом я строю та­кое — ахнешь! Я потом тебя обязательно приглашу.

  • Константин, я хочу...

  • Подожди, Андрей, — засмеявшись, перебивает Кон­стантин, — мне сегодня анекдот рассказали — умрёшь. Пока не забыл. Один старый еврей смотрит представле­ние в цирке. Говорит: «Это разве цирк? Это бардак! Вот у моего деда был бардак — вот это был цирк!»

Думая, что анекдот закончился, Андрей выдавливает из себя смех и собирается представить Оксану. Констан­тин, не слушая его, продолжает:

  • Подожди, это ещё не все. Дальше на арену выходит балерина. Старик возмущается: «Это разве балерина? Это блядь! Вот у моего деда была блядь — вот это была бале­рина!» (Закатывается громким смехом.)

  • Да, очень смешной анекдот, но я хотел...

  • Подожди, подожди, это ещё не конец. На арену выходит клоун. Старый еврей обращается к зрителям: «Это разве клоун? Это же хер! Вот у моего деда был хер — вот это был клоун!» (Сам смеётся над анекдотом, Оксана от­ворачивается в сторону.)

  • Действительно, смешно (смотрит на Оксану). Кон­стантин, я хочу представить тебе своего друга Оксану, журналиста и, наконец, просто очаровательную девушку.

Константин поднимается, целует Оксане руку:

  • Извините, но из анекдота слов не выбросишь. Ну, что ж, отдыхайте (хлопает Андрея по плечу), приятного вам вечера (уходит).

Оксана многозначительно произносит:

  • Да-а-а...

  • Что делать, и такое бывает.

К столику подходит фотограф, предлагает свои услу­ги. Андрей соглашается, фотограф снимает, отдаёт две моментальные фотографии. Андрей расплачивается, бла­годарит.

Ансамбль начинает играть, Андрей приглашает Окса­ну на танец.

  • Я благодарен Ашоту за то, что он познакомил меня с тобой (признаётся Андрей).

  • Да, удивительный вечер... А кстати, как Ашот по­пал в этот город? Он ведь не здешний.

  • Когда-то мы работали в одном ансамбле. Вместе гастролировали, вместе жили в гостиничных номерах. Всё было — и хорошее, и плохое. В то время я писал свою рок-оперу и предложил Ашоту стать моим соавтором, так как в моем городе у меня была возможность быстрее осу­ществить проект. (Вспоминает.)

Гостиничный номер. Ашот укладывает вещи.

Андрей обращается к Ашоту:

  • Ну куда ты едешь? Там ты ничего не добьешься, а у меня есть знакомства.

  • Нет, я соскучился по матери, хочу быть рядом с ней.

  • Ну и с чем ты к ней приедешь? Что ты за это время заработал? Будешь жить на её пенсию? А я тебе предла­гаю конкретную помощь. Ты сможешь записать свою оперу на хорошей студии. Подумай хорошо. Всё, о чем я говорил, реально. Решайся, ну!

Зал ресторана. Андрей и Оксана после танца идут к своему столу. В глубине зала они видят Лену, сидящую с молодым человеком. Оксана кивает ей, Андрей делает вид, что не заметил ее.

Оксана (слегка охмелевшая) говорит:

  • Андрей, всё же почему ты так относишься к Лене? Я же видела — ты специально с ней не поздоровался.

  • Понимаешь, к этому человеку я отношусь никак. С её появлением начались одни неприятности. Переспав с ней одну ночь, Ашот втюрился, как последний дурак... из­вини. Потом она попала в аварию. Он носился с ней, как с писаной торбой, а она уехала, даже не попрощавшись. И наконец, она сыграла не последнюю роль в том, что мы расстались. А ведь мы были друзьями. (Вспоминает.)

Квартира Андрея. Андрей разговаривает с Ашотом:

  • Переспать с проституткой одну ночь и теперь пла­тить за её операцию такие деньги? Надо быть круглым идиотом!

  • Тебе не всё равно? Теперь это твоя опера... ты же давно этого хотел.

(Ашот берёт со стола деньги.)

Ресторан. Андрей обращается к Оксане:

  • Но это всё в прошлом. Давай поговорим о нас.

К столу подходит мальчик, просит:

  • Дайте, пожалуйста, рубль. (Андрей отдает ему ме­лочь из своего кармана.)

Лена подходит к сцене, заказывает песню, возвраща­ется к своему столику. Музыкант произносит в микро­фон:

  • А теперь для друзей Ашота прозвучит его авторская песня «Скрипач в подземном переходе».

Оксана, услышав эти слова, говорит:

  • Я знаю эту песню. То есть, не песню, я читала эти стихи.

Андрей удивленно спрашивает:

  • Где ты могла их читать?

  • Я тебе как-нибудь потом расскажу. Давай послушаем.

(Клип «Скрипач в подземном переходе».)

Оксана спускается в подземный переход, устанавли­вает мольберт, здоровается с Ашотом, играющим на скрипке, начинает рисовать его портрет. В переход спус­кается проститутка (Лена), слушает музыку, потом кла­дет деньги в футляр. Через переход проходит группа ту­ристов. Заметив Оксану, гид (Андрей) подходит к ней, пытается познакомиться. В это время мальчишка ворует из его кармана кошелек. Андрей бежит в цветочный ма­газин, выбирает букет, обнаруживает пропажу денег. Тот же воришка протягивает ему купюру, Андрей расплачи­вается, бежит к подземному переходу, дарит цветы Окса­не. Они проходят мимо Ашота и поднимаются по лест­нице, уходя в сторону города.

Спальня в квартире Андрея. Оксана спит на плече Андрея, видит сон.

Подземный переход. Оксана рисует портрет Ашота, играющего на скрипке. Окончив мелодию, он подходит к ней, говорит:

  • Неплохо получается.




  • Ты не отвлекайся, играй дальше, я должна обяза­тельно закончить твой портрет.

Ашот становится на своё место, продолжает играть. Вокруг него собираются люди, закрывают его от Оксаны. Она пробирается сквозь толпу, Ашота на месте нет. Окса­на растерянно озирается по сторонам, поднимается ветер, гонит желтую листву. Ей становится жутко. Она видит, как падает её мольберт, его засыпает пожухлая листва.

Оксана просыпается в постели одна. Из кухни доно­сится шум. Андрей заканчивает готовить завтрак. Входит Оксана, Андрей подходит и целует её:

  • Сударыня, всё готово!

  • Сударь, Вы очень любезны!

Оксана садится на предложенный стул.

Андрей и Оксана заканчивают завтрак, она говорит:

  • Кто бы мог знать, что я окажусь сегодня здесь, с тобой...

  • Сударыня, Вы о чём-нибудь жалеете?

  • Абсолютно нет (отрицательно качает головой).

Андрей достает из кармана рубашки две фотографии, снятые в ресторане, одну из них протягивает Оксане:

  • Нижайше прошу Вашу светлость оставить свою подпись мне на память.

Оксана расписывается на фотографии.

  • Это я у Вас должна просить автограф, господин Горовой.

  • Вообще-то я по четвергам не подаю... автографы, но в виде исключения (расписывается на другой фото­графии, отдает Оксане). Ещё кофе?

  • Нет, спасибо, мне пора идти. (Встают.)

  • Оксана, ты вчера не ответила на мой вопрос.

  • На какой?

  • Откуда ты знаешь песню «Скрипач в подземном переходе»? Ты же говорила, что почти не знала Ашота?

  • Это так важно?


Андрей кладёт ей руки на плечи, смотрит в глаза:

  • Да, очень важно.

  • Ты знаешь, мне очень неудобно об этом говорить... Так получилось, что я украла черновик Ашота.

  • Украла черновик? Так он что, у тебя?

  • Да... (смотрит на свою сумочку) в этой сумке.... В тот день, когда он умер, меня пригласили быть понятой. На какое-то время я осталась в комнате одна. На столе лежала открытая тетрадь. Я прочитала стихотворение на последней странице... «Бессонница». Там стояла дата, и я поняла, что это были последние стихи, написанные им... будто реквием самому себе. И тут во мне заговорил жур­налист... Вот и всё.

Андрей, изображая священника:

  • Покайся, дочь моя.

  • Грешна, батюшка, грешна.

  • Если серьезно, то, хорошим делом, черновик нуж­но вернуть его матери. Для неё каждая его вещь — это память.

  • Я с тобой согласна, а как это сделать?

  • Через два дня я должен поехать к ней, могу пере­дать черновик. Оставь его у меня.

  • Я отдам... через два дня, ладно? Мне надо кое в чём разобраться.

  • В чём?

  • Ты не знаешь, кто такая «фиалка»?

  • Нет.

  • Он писал о ней в «Бессоннице».

  • Первый раз слышу.

  • Хорошо, давай договоримся насчёт послезавтра.

  • Я заеду к тебе утром. Если ты не будешь против, то вместе позавтракаем, а потом я поеду на вокзал (берет со стола фотографию, что-то записывает). Это чтоб не забыть.

  • Договорились (выходят из кухни).

В прихожей Андрей нежно прощается с Оксаной, зак­рывает за ней дверь. Звонит телефон. Андрей берет трубку:

  • Алло?.. Не паникуй... успокойся... Игорь, дай мне сказать... Да заткнись ты! Теперь послушай меня, всё бу­дет отлично... Не твоё дело... Завтра в девять утра?.. А послезавтра?.. Ну, если это последний срок, то завтра всё будет... И телевидение тоже... естественно... всё, как в контракте. Встречаемся через час.

Андрей кладет телефонную трубку, падает в кресло, задумывается.

Центр города. Оксана идёт по улице, за ней мужчина кавказской национальности. Она заходит в магазин «Всё для женщин», он – следом.

Отдел парфюмерии. Оксана рассматривает товар.

Кавказец, глядя на Оксану, говорит:

  • Грация… грация.

Оксана отворачивается от него, замечает в отделе ниж­него белья Вадима, стоящего за прилавком. Он беседует с пышной дамой, держа в руках бюстгальтер, немного раздраженно объясняет:

  • Чтобы это (обрисовывает контуры груди) поднять сюда, Вам нужна не «Анжелика», а «Грация».

  • А у вас есть? (Вадим кивает.) Дайте мне померить.

Вадим протягивает «Грацию»:

  • Примерочная справа. (Дама уходит.)

Оксана подходит к Вадиму.

  • Вадим, ты здесь теперь работаешь? — удивляется она.

Вадим — смущенно:

  • Здравствуй, Оксана.

  • И тебе не стыдно?

Кавказец встревает в разговор:

  • Почему стыдно? Моё мнение: женское бельё дол­жен продавать мужчина, а мужское — женщина. Это при­ятно. Великий Омар Хайям сказал:


«Всё, что видим мы, — видимость только одна.

Далеко от поверхности мира до дна.

Полагай несущественным явное в мире,

Ибо тайная сущность вещей — не видна».

Вадим спрашивает у Оксаны:

  • Этот мужчина с тобой? (Оксана отрицательно ка­чает головой.) Мужчина, отойдите в сторону, не мешайте работать.

Из примерочной выходит пышная дама.

Кавказец — восхищённо:

  • Вот это грация!

  • А что, заметно?.. (Дама ощупывает себя.) Вы что, подсматривали за мной?

  • Зачем подсматривали? У Вас такие красивые гла­за... а всё остальное — грация!

  • Нахал. (Подходит к Вадиму, кавказец провожает её взглядом.) Выпишите мне чек, я беру.

Кавказец выхватывает чек из рук Вадима, обращается к даме:

  • Позвольте мне оплатить... пожалуйста.

Дама — растерянно:

  • Зачем вы это делаете?

  • Я хочу внести свой скромный вклад в фонд красо­ты (идёт к кассе).

Вадим, обращаясь к даме:

  • Вот что значит сделать правильный выбор.

  • Вы правы. Думаю, на этот раз я сделала правиль­ный выбор.

Кавказец, протягивая Вадиму оплаченный чек, обра­щается к даме:

  • Я снова начал верить в жизнь и, как сказал тот же писатель (смотрит на Вадима), Омар Хайям:


«То, что Бог нам однажды отмерил, друзья,

Увеличить нельзя и уменьшить нельзя.

Постараемся с толком истратить наличность,

На чужое не зарясь, взаймы не прося».

Позвольте Вас проводить (целует даме руку) до дома.

Они выходят из магазина, Вадим и Оксана смотрят им в след. К прилавку подходит покупательница, обра­щается к Вадиму:

  • Покажите мне колготки... вон те, за сто пятьдесят рублей.

  • Ну ладно, я пойду, ты работай, — попрощалась Оксана с Вадимом.

  • Пока. Я тебе позвоню, хорошо?

Оксана выходит на улицу и видит следующее: кавка­зец пытается впихнуть свою даму в слишком тесную для неё дверцу автомобиля. Оксана улыбается.

Оксана заходит в здание телевидения, останавливает­ся у комнаты № 302, стучится, входит в студию звукоза­писи. За столом обедает молодой человек.

  • Здравствуйте, — поздоровалась Оксана. — Вы — Олег?

Олег, прожевав пищу, отвечает:

  • Да, проходите, присаживайтесь.

  • Я Оксана. Приятного аппетита. Я, наверное, не вовремя?

  • Нет, нет, я уже закончил (убирает со стола). Что Вас привело ко мне?

Оксана садится на стул, говорит:

  • Я к Вам по делу.

  • Я Вас слушаю.

  • Вы знали Ашота?

  • Да, конечно.

  • После его смерти ко мне попал его черновик. Соб­ственно, оттуда я и узнала, где Вы работаете. Я журна­лист и хочу написать о нём статью, нужна Ваша помощь. Я подумала, раз телевидение, может, вас связывала не только дружба.

  • Да, жаль, что его больше нет... Это был человек... хороший человек... и музыкант без дураков. А связывала нас музыка. Мы должны были записать его песни, а по­том снять ролики.

  • А какие песни?

  • «Скрипач в подземном переходе», «Волк», «Фиал­ка» и «Морская сказка». Напевает:

«Тихо пришла в сердце мое,

Грустно глаза смотрят в лицо...»

Извините, я не певец, я звукооператор. Я лучше слы­шу, чем воспроизвожу. Мы сделали пробную запись «Фи­алки», но одного энтузиазма было мало. Всё, как всегда, упиралось в деньги. Ашот тогда обратился к своему дру­гу, есть такой Андрей Горовой, но тот ему отказал.

  • Андрей отказал?

  • Вы что, знакомы с ним?

  • Да, немного.

  • Один его звонок мог решить многое, но он не захо­тел помочь, — это моё мнение. Не знаю почему, но я недолюбливаю этого человека...

  • Здесь можно курить?

  • Да, конечно (ставит перед ней пепельницу).

  • Олег, Вы сказали, что записали «Фиалку». Можно её послушать?

  • Не только послушать, но и посмотреть (вставляет видеокассету в магнитофон, перематывает). Это люби­тельская съёмка, так просто дурачились.

  • Олег, такой вопрос: если появится спонсор, Вы сможете записать его песни?

— Легко, я их знаю наизусть.

На мониторе появляется изображение.

Комната звукозаписи. Ашот в наушниках спит, сидя на полу, прислонившись спиной к стене.

Первый голос (за кадром). Тихо, тихо, не разбуди.

Второй голос. Может, врубим ему медляк для полного счастья?

Первый голос. Не надо. Пусть поспит, он всю ночь работал.

Музыкант в наушниках сидит за клавишным инстру­ментом, играет. В полной тишине слышно его мычание.

Голос Ашота. Ну что, Олег, может, подпоём? (под­певают: «Ум-па-па, цум-па-па...»)

За пультом два звукооператора. За стеклом Ашот пе­ред микрофоном что-то наигрывает на гитаре. Олег пе­рематывает фонограмму.

Олег (Ашоту). Дунь ещё раз (Ашот дует в микро­фон). Не хулигань, время теряем.

Ашот. Всё, больше не буду.

Олег. Ну-ка, поговори... именно, поговори.

Ашот. О чем?

Олег. Ну... например, как ты сочинил «Фиалку». (Звукооператору) Саша, прибери средние.

Ашот. В детстве я любил свою одноклассницу Инночку Гарибову. Писал ей стихи, а она смеялась над ними вместе со своими подружками. Как-то раз я это увидел. Было очень обидно, я даже заплакал...

Олег (Саше). Прибавь басы и убери высокие. Ашот, не плюй в микрофон, с буквами «п» и «б» будь поаккуратней. И убери свой кавказский акцент, песня-то русская.

Ашот. Ну вот, опять пошли национальные дела (все смеются).

Олег. Ну всё, хорош, поехали дальше. Ашот, про­должай, не отвлекайтесь.

Ашот. И вот недавно на автобусной остановке меня кто-то окликает. Поворачиваюсь и вижу этакую даму, ки­лограммов за сто. Это была уже не Инночка, это была Инес­са. Я узнал её только по глазам. Поговорив с ней несколько минут, я понял, что этот человек не стоил тех стихов, той детской наивной любви. Лучше б я её не видел. Я пришел домой, на душе было так пусто. За окном падал снег, я зажег свечу... Вот так появилась моя «Фиалка».

Олег. Всё, хорошо, настроились. Поехали.

(Звучит вступление песни «Фиалка».)

Ты вчера приснилась мне лишь на мгновенье,

Мне не спится, я пишу стихотворенье

О фиалке с лепестками в хороводе со цветами,

со цветами.

Помнишь, я мальчишкой бегал за тобой

И на речке целовались под луной?

А теперь моя фиалка улетела, словно галка,

словно галка.

Я в ночи зажег свечу, она пылает.

Тень свечи мне о тебе напоминает.

Целовать хочу тебя я — только губы обжигаю,

обжигаю.

Ты вернись ко мне, фиалка, хоть на миг.

Неужели ты не слышишь сердца крик?

За окном снежок всё падал, я над свечкой горько плакал,

горько плакал.

Девочка разглядывает витрину кукольного магазина. Со стороны за ней наблюдает мальчик со скрипкой и нотной папкой в руках.

Девочка идет по улице, мальчик за ней. Она заходит в подъезд своего дома, он садится на ступеньки у входа, достает из папки тетрадь, пишет стихи. Девочка вбегает в квартиру, бросает на пол портфель, проносится мимо бабушки, не обращая на неё внимания. Выскакивает на балкон, смотрит вниз на мальчика.

Вечер. Оксана спускается в подземный переход.

Квартира Вадима. Кухня. Он заглядывает в духовку, проверяет готовность пирога, выключает газ. Подходит к окну, видит, как Оксана выходит из перехода. Вадим быстро берёт мусорное ведро, выбегает из квартиры, то­ропливо спускается по лестнице, выскакивает на улицу, сталкивается с человеком, держащим в руках дамскую сумочку. Оба падают. Ведро с мусором оказывается на голове у мужчины.

Вадим слышит голос Оксаны:

  • Держите его, он у меня сумку украл!

Вор скидывает с головы ведро и убегает, Вадим бро­сается за ним. Оксана подходит к подъезду Вадима.

Вадим, запыхавшийся, возвращается обратно:

  • Я его почти догнал, но его ждала машина...

  • А номер машины ты не запомнил?

  • Нет, было темно... А что, в сумке много денег?

  • Да нет. Но там ключи от квартиры... и черновик.

  • Какой черновик?

  • Долго объяснять... Как неудобно получилось.

  • Что неудобно?

  • Ладно, это мои проблемы. Как я теперь домой по­паду?

  • Ты можешь остаться у меня.

  • Это отпадает. Я позвоню от тебя, ладно?

  • Конечно, пойдём (поднимает ведро, идут с Оксаной к подъезду). Вообще-то я вышел вынести мусор, вижу — он бежит, ты кричишь. Я тут ему по «чайнику» хлабысь...


Кухня в квартире Вадима. Он разрезает пирог, гото­вит чай. Оксана разговаривает по телефону:

  • Олег, ты думаешь, что это не случайная кража?

  • Я в этом уверен. Мы делаем передачу об Ашоте, выходим в эфир, и как можно быстрее. Рассказываем о его песнях, и тогда ими уже никто не сможет воспользо­ваться.

  • Ладно, когда встречаемся?

  • Завтра в девять утра на телевидении.

  • Договорились, пока (кладет трубку).

Вадим подаёт чай, садится за стол, говорит:

  • Последний раз ты у меня была четыре года назад.

  • Не помню.

  • Я тогда ещё ногу сломал.

  • А-а, да, вспомнила. Это когда ты с пацанами в фут­бол играл. Твоя мама нас угощала пирожками.

  • Бедная моя мама. Она так тебя любила, видела в тебе будущую невестку.

  • Давай поменяем тему.

  • Хорошо... Как тебе пирог?

  • Очень вкусно, но мне действительно пора идти.

  • У тебя же нет ключа от квартиры.

  • Я переночую у подруги, а завтра вызову слесаря (встаёт).

  • Сколько лишних движений. Ты бы могла в спаль­не, а я в зале.

Оксана — раздраженно:

  • Вадим, ты опять за своё? У меня и так сегодня день был... (собирается уйти).

Вадим останавливает её:

  • А, может, в шахматы поиграем?

Оксана берет первый попавшийся предмет в руки:

  • Опять шахматы? Ну ты сейчас у меня получишь за всё (гоняется по квартире за Вадимом, пытаясь ударить его по голове).


Квартира Андрея. В спальне на кровати сидит девуш­ка в нижнем белье. В одной руке она держит фотогра­фию Андрея и Оксаны, разглядывает её, в другой руке — пульт, которым она переключает телевизионные каналы. Андрей приносит шампанское и фрукты на подносе, на­ливает.

  • С кем это ты? — показывая фотографию, спраши­вает девушка.

Андрей забирает фотографию из её рук, кладет на тум­бочку:

  • Какая тебе разница?

  • Просто там написано, что ты сегодня должен встре­титься с Оксаной.

  • Какая может быть Оксана, когда ты здесь, моя ра­дость… (поёт):

«Ты вчера приснилась мне лишь на мгновение,

Мне не спится, я пишу стихотворение...»

Он садится на край кровати, кладет виноградинку в рот девушки, говорит:

  • Это моя новая песня. Как тебе?

  • Кайфово!

  • Не переключай этот канал, сейчас начнется пере­дача обо мне (продолжает петь). Помнишь, я мальчиш­кой бегал за тобой, и на речке целовались... (целует де­вушку, опрокидывает её на кровать).

Звонит телефон.

Андрей нехотя поднимает трубку:

  • Алло?

  • Шеф, нам хана, — доносится голос из трубки.

  • В чём дело?

  • Переключи на третий канал, сам увидишь.

Андрей кладет трубку, берет пульт, включает третий канал. На экране телевизора Оксана, Олег и ведущий телепередачи. Ведущий говорит:

  • Вы прослушали одно из последних произведений Ашота (обращается к Олегу), «Морская сказка» не един­ственная его работа.

  • Да, скоро зрители смогут услышать и «Скрипача в подземном переходе», и «Фиалку».

Андрей, сидя на кровати, с застывшим лицом смот­рит на экран. Девушка пытается заигрывать с ним, тот раздраженно отмахивается.

  • А если найдется спонсор, мы сможем снять клипы на эти песни, — добавил Олег. Оксана продолжает:

  • Да, хотелось бы, чтобы песни Ашота нашли своего слушателя.

  • Ну что ж, на этом наша передача подошла к концу. Спасибо, Олег, спасибо, Оксана. Уважаемые зрители, мы ждем ваших отзывов, присылайте их к нам в музыкаль­ную редакцию. С вами был Дмитрий Локтев, — заканчи­вает ведущий.

На экране титры. Звонит телефон, Андрей берет трубку:

  • Слушаю.

  • Андрей, Вы меня узнали?

  • Да, Владимир Георгиевич (выходит с телефоном в прихожую).

  • Вы видели передачу об Ашоте?

Девушка, лёжа на кровати, окликает Андрея:

  • Андрюшка, ну ты скоро?

  • А ну слиняла отсюда.

  • Ну Андрей!

  • Я сказал: быстро!

Девушка одевается, уходит.

  • Андрей, куда Вы пропали? (Слышен из трубки го­лос Владимира Георгиевича.)

  • Извините, я Вас слушаю.

  • Вы не ответили на мой вопрос.

  • Да, я смотрел.

  • И как Вы всё это объясните?

  • Это какое-то недоразумение... Вы понимаете... я сейчас всё объясню... просто...

  • Просто Вы вор и негодяй (в трубке раздаются длин­ные гудки).

Андрей медленно присаживается на корточки, обхва­тив голову руками. Из спальни доносится звук телевизора.

На экране — другая передача. Ведущий обращается к Андрею:

  • Андрей, а какие у Вас планы на будущее?

  • В данный момент идут съёмки клипа «Фиалка», а потом я хочу снять «Скрипача в подземном переходе».

  • А чем Вы нас порадуете сегодня?

  • Сейчас вы услышите песню, которую я написал совсем недавно. Она называется «Морская сказка». Я хочу, чтобы эта песня принесла в каждый дом частицу того тепла, той любви, которой нам порой так не хватает.

  • Спасибо, Андрей. Мы в свою очередь желаем Вам творческих успехов и ждем от Вас новых работ. А теперь давайте послушаем «Морскую сказку» (звучит песня).

Тихо пришла в сердце моё,

Грустно глаза смотрят в лицо.

Лунной дорогой ночь освети,

Дай мне надежду душу спасти.


Вновь нам споет песню прибой,

Будем мы вечно вместе с тобой.

Окутает землю ночи покров,

Будем мы слушать музыку снов.


Тихо придет к нам на порог

Наша любовь, солнца глоток,

И наколдует мне и тебе

Радость и счастье в нашей судьбе.


Море целует облик луны,

Волны подарят плеск тишины.

Всадник промчался в небе ночном,

Землю осыпал звездным дождем.


Оксана выходит из здания телевидения, идёт по ули­це (вспоминает).

Оксана и Вадим загорают на пляже...

Вечер. Они сидят на скамейке, Вадим кладет руку на плечо Оксаны, она убирает её...

Вадим и Оксана около подъезда. Она пытается уйти, он удерживает её за руку. Мама Оксаны зовет её домой, та быстро забегает в подъезд. Вадим садится на ступень­ки у входа. Оксана украдкой смотрит с балкона на него...

Школьный бал. Оксана и Вадим вальсируют...

Оксана заходит в магазин, выходит с покупками. Ос­танавливается около мальчика и девочки, держащей в руках щенка. Между ними начинается разговор. Оксана берет щенка, гладит его, потом предлагает детям деньги. Мальчик протягивает за ними руку, девочка одергивает его. Тогда Оксана угощает их сладостями, дети доволь­ные убегают. Оксана со щенком на руках подходит к ав­тобусной остановке, где стоит Вадим. Увидев её, он под­ходит, гладит щенка. Оксана улыбается. Вадим берет её за талию, начинают вальсировать.

Комната Ашота. Он пишет последние строки сцена­рия: «Вадим берет её за талию, начинают вальсировать. К остановке подходит троллейбус, они садятся в него. Троллейбус трогается и уезжает. Конец фильма». Ашот закрывает тетрадь, потягивается, встает с кресла, идет в ванную комнату.

Ашот выходит из квартиры, спускается по лестнице, выходит из подъезда на улицу. Здоровается со старушка­ми на скамейке, идет дальше. Бабушки смотрят ему вслед, оживленно шушукаются.


Во дворе мусороуборочная машина. Мужчина заки­дывает лопатой мусор в открытый борт грузовика. Води­тель, увидев Ашота, выходит из кабины с книгой в руках, подходит к Ашоту:

  • Здорово, Ашот!

  • Привет, Санёк.

  • Интересный детектив. У тебя есть ещё что-нибудь про ментов? (Отдает книгу.)

  • Чего-чего, а этого добра у меня хватает. Завтра в это время здесь будешь?

  • А куда ж я денусь? Город-то надо от мусора очи­щать.

  • Ладно, значит, завтра увидимся. Пока.

  • Пока.

Ашот идёт дальше. Он срывает несколько цветов с клумбы, спускается в подземный переход. Подходит к девушке с мольбертом, дарит ей цветы. Девушка, улыб­нувшись, благодарит:

  • Спасибо, Ашот.

  • Да будет тебе. (Подходит к гитаристу, протягивает маленький пакет.) Олег, это те струны, о которых я гово­рил, вчера случайно на них наткнулся. За качество не отвечаю.

  • А, в хозяйстве всё пригодится.

  • Ну пока (поднимается вверх по лестнице).

Олег вслед ему кричит:

  • Ашот, с меня бутылка.

Ашот, обернувшись:

  • За что?

  • Я вчера на твоей «Фиалке» сделал бабы.

  • Ну и хорошо, так и продолжай.

Ашот входит в здание школы во время перемены, здо­ровается за руку с учителем:

  • Вадим, у тебя что, наряд вне очереди?

  • Да, именно вне очереди. Раз учитель физкультуры, значит, больше всех должен дежурить. Это разве школа? Это же бардак!

  • Ну прямо как в том анекдоте: «Вот у моего деда был бардак — вот это была школа».

  • Что-то я не помню такого анекдота.

  • Потом расскажу, я опаздываю.

Ашот идет по коридору, здоровается с идущей навстре­чу учительницей.

  • Ашот Антонович, куда Вы пропали?

  • Дела, дела, Татьяна Леонидовна.

  • А что, между делом нельзя как-нибудь встретиться?

  • Как-нибудь нельзя.

  • А Вы знаете, что после того случая о нас ходят слухи?

  • Раз слухи ходят, значит, мы ещё существуем. (Звенит звонок на урок.) Ну я пошел, у меня репетиция. Встретим­ся. Кстати, дарю Вам эту книгу. Любовь с криминалом.

  • Зачем?

  • Так, для успокоения души (уходит).

Учительница недоуменно смотрит ему вслед.

Актовый зал. На сцене музыкальные инструменты, ученики дурачатся. Входит Ашот. Заметив его, все успо­каиваются, кроме одной девочки, которая продолжает скакать по сцене.

Ашот аплодирует:

  • Браво, браво, Гарибова! Вот бы ты так пела, как дурачилась.

  • Было бы что петь, Ашот Антонович, а то всё «Ветер с моря дул, ветер с моря дул».

  • Маша, не умничай. Вы настроились? Начнём.

  • Кстати, Ашот Антонович, всю пустую стеклотару из подсобки Маша выбросила.

  • Спасибо, Маша, я это учту.

  • Тогда, учитывая наши заслуги, может, Вы послу­шаете новую песню, которую мы сами выучили?

  • Дерзайте, Марья Николаевна.

Ансамбль начинает играть. В зал заглядывает Вадим.

  • Девочки, продолжайте, я сейчас, — говорит Ашот и выходит из зала, идут по коридору. Вадим говорит:

  • Тебя Андрей к себе вызывает. Злой, как собака.

  • Да... вторую неделю в школе не появляюсь.

  • О-о-о!.. Я тебе не завидую.

  • Первый раз, что ли?

  • Слушай, Ашот, мне, наверно, надо завязывать. У меня крыша поехала.

  • А что случилось?

  • Я как перепью, мне всюду женщины мерещатся.

  • Так это ж хорошо — хорошо, что не мужчины.

  • Тебе смешно, а я попал.

Ашот хлопает Вадима по плечу:

  • Ладно-ладно, потом расскажешь. (Подходит к ка­бинету директора.)

Кабинет директора школы.

Директор, сидя за столом, разговаривает с учительни­цей:

  • Нина Павловна, в Вашем классе самая низкая ус­певаемость.

Ашот входит в кабинет, здоровается:

  • Я не вовремя?

  • Нет, нет. Присаживайтесь, я сейчас освобожусь. (Учительнице) Вы что-нибудь решили с Антоновым?

Нина Павловна отвечает:

  • Андрей Владимирович, а что я могу с ним сделать? Переведите его в другой класс, тогда мой сразу подтянется.

  • Плохих учеников не бывает, бывают безразличные учителя. Идите, Нина Павловна, работайте. Работать надо. (Учительница уходит.) Ашот, тебе не стыдно? Вторую неделю не появляешься в школе. Твои девчонки тебя за­щищают, а ты третий месяц «Ветер с моря дул...», как у тебя в голове.


Ашот встает, подходит к вешалке, снимает шляпу, примеряет перед зеркалом:

  • Андрей, ты что, новую шляпу купил?

  • Причем тут моя шляпа? Оставь её в покое и не увиливай от разговора (встает, подходит к окну).

За окном на спортплощадке дети играют в футбол. Ашот кладет шляпу на стул.

  • На первый вопрос ты не можешь ответить. Поеха­ли дальше. На три часа запереться с учительницей анг­лийского — это как?

  • А мы читали Шекспира... в подлиннике.

  • Я тебя умоляю, не трогай Шекспира. (Стук в дверь.) Войдите.

Учительница входит с тортом на подносе:

  • Андрей Владимирович, это в честь моего юбилея. Спасибо, что отпустили меня вчера.

  • Не стоило беспокоиться, Анна Васильевна.

  • Ну что Вы, я его сама испекла.

  • Спасибо.

  • Я его сюда положу? (Кладет торт на стул.) До сви­данья. (Уходит.)

Андрей продолжает разговор с Ашотом:

  • А эти вечные попойки? Сколько можно пить? Ты же сам себя губишь.

  • Оставь, Андрей, это мои проблемы.

  • Нет, это не только твои проблемы. Я тебе это гово­рю не как директор, а как друг детства. Я не собираюсь закрывать на это глаза. (Стук в дверь.) Войдите.

Заглядывает секретарша (с испуганным лицом, в оч­ках с толстыми линзами):

  • Это очень срочно. Честное слово, Андрей Влади­мирович.

Андрей берет из её рук бумаги, читает, говорит секре­тарше:

  • Не стойте над душой, присядьте пока (секретарша пятится назад), только не на торт (она садится на сле­дующий стул, тут же вскакивает, берет в руки смятую шляпу, испуганно смотрит на Андрея).

Ашот берет шляпу из рук секретарши, расправляет:

  • А что, совсем как новенькая (вешает на место).

  • Если класть вещи на место, то они долгое время бу­дут оставаться новыми. (Протягивает подписанные бумаги секретарше.) Людочка, не расстраивайтесь, это не ваша вина.

  • Спасибо (быстро уходит).

Андрей продолжает говорить Ашоту:

  • А ты знаешь, чем закончилась ваша последняя по­пойка с Вадимом, учителем физкультуры? Ты же потом исчез... на две недели.

  • И что?

  • Он приставал к нашему Йорику.

  • Какому Йорику?

  • Гордости анатомического кабинета. Представь себе картину: уборщица приходит туда мыть полы, а Вадим Иванович признается в любви скелету. Бедная тетя Дуся чуть инфаркт не получила (Ашот смеется). Что ты сме­ешься? Тут плакать надо. (Стук в дверь.) Войдите!

Учительница входит в дверь:

  • Здравствуйте, Андрей Владимирович, у меня к Вам просьба.

Директор улыбается:

  • Присаживайтесь, пожалуйста, Оксана Юрьевна. И какая у Вас просьба?

  • В это воскресенье я хочу повести свой класс в театр драмы. Там сейчас идёт постановка Горького «На дне», а мы как раз изучаем это по программе. У нас проблема с транспортом.

Андрей набирает номер телефона, говорит Оксане:

  • Театр — это прекрасно, детям нужна духовная пища. (В трубку.) Алло, это автоколонна? Добрый день, я могу слышать Алексея Михайловича?.. (Закрыв трубку ладо­нью, Оксане.) На какое время нужен автобус?

Оксана отвечает:

  • С двенадцати до четырех.

  • Алексей Михайлович, дорогой!.. Ничего... мне нужен автобус... на воскресенье... с двенадцати до четырех. Спасибо, Михалыч, как там Софья Арнольдовна?.. Передавайте при­вет... До свидания (кладёт трубку. Оксане.) Всё в порядке, будет Вам автобус. Просвещайтесь на благо Отечества.

  • Спасибо большое. Ну я пойду (поднимается со стула).

Андрей встает с места, идет к двери:

  • Обращайтесь, всегда рады помочь старательным учителям (открывает перед Оксаной дверь).

Ашот ей вслед говорит:

  • Оксана, ты что делаешь после занятий?

  • Иду домой.

  • Можно я тебя провожу? У меня к тебе дело.

  • Хорошо. (Выходит из кабинета.)

Андрей закрывает дверь, говорит Ашоту (агрессивно):

  • Что ты надумал?

  • Ничего, просто она мне нужна как специалист по литературе.

  • О какой литературе ты говоришь?

  • А смеяться не будешь?

  • С чего вдруг?

  • Я сегодня ночью написал рассказ, который потом хочу переделать в сценарий к кинофильму. (Андрей сме­ётся.) Вот видишь, а обещал не смеяться.

Андрей кладёт руки на плечи Ашота:

  • Мой друг, я понимаю, ты ещё в детстве стишки писал, но теперь-то ты уже большенький, пора бы повзрослеть.

  • Для меня это очень серьёзно. Я себе поставил цель — снять фильм.

  • Ну и о чём?

  • О таких же кабацких музыкантах, как я, и о таких начальниках, как ты. Это будет красивый музыкальный фильм с интригой и хорошим концом.

  • А немцы там будут?

  • Ты опять издеваешься?


Раздается стук. В открывшуюся дверь просовывается лицо секретарши.

  • Закройте дверь! (Люда быстро захлопывает дверь, Ашот смеётся.) Что ты ржешь... что ты ржешь?

Ашот сквозь смех:

  • Я вспомнил Очковую линзу с нашего двора.

  • Ленку, что ли?

  • Один к одному твоя секретарша.

  • Слушай, а я всё время думаю, кого она мне напо­минает?

  • А свиданку помнишь?

  • Это когда мы от папаши её удирали?

  • Какой план сорвался!

  • Да, еле ноги унесли.

  • А помнишь, как мы в Адлере отдыхали? Как нашу одежду волной смыло и мы остались в одних плавках?

  • Мы дождались темноты и пошли к своему сарайчику...

  • А на следующее утро отдыхающие из нашего двора собирали нам одежду. Вид у нас был...

  • А помнишь яблоко?

  • А-а-а... «Ворованного не ем». Ты тогда так и остал­ся голодным, а я это яблоко выбросил.

  • Ты его правда выбросил? А я думал, что ты его съел.

  • А доцент из Москвы?

Андрей (старческим голосом): «Молодые люди, не дай­те умереть труженику науки, налейте сто грамм, а я вам за это процитирую «Витязя в тигровой шкуре». Ашот, ты так похож на Шота Руставели».

  • А когда он вошел в роль, чуть не разодрал подуш­ку, с тигром боролся.... А Зина с Валей?

  • Вот их я не помню.

  • «Лучше гор могут быть только горы».

  • А-а-а! Ты в реке потерял тапок, а на следующем повороте мы его нашли.

  • Да, нашли, когда второй я уже выбросил. А ты из солидарности тоже разулся и шёл босиком.

  • Эх, юность. Неужели это когда-то было? А сколь­ких мы потеряли за это время... Бедная твоя мама, тётя Света. Как она нас гоняла!

  • Она была строгая, но справедливая.

  • Я знаю. Хочешь, расскажу одну историю?

  • Какую?

  • Летом ведь мы всё время на балконе спали. Ты уже уснул, а я ещё нет. Мама Света тихо подошла к тебе, я притворился спящим. Она тебя поцеловала и говорит: «Сын мой, Ашот, как я тебя люблю, мой мальчик».

  • Да, она целовала меня только ночью, а днём гоняла.

  • Не перебивай. Потом она подошла ко мне, поцело­вала и продолжает: «А ты, гадкий утенок, откуда ты взял­ся на мою голову?»

  • Это она любя.

  • Я знаю. Я тоже её любил, она была мне как вторая мать...

  • Андрей, я устал. Я не могу себя найти ни в чем. И тебя я достал, тащишь меня изо дня в день. Я уйду из школы.

  • Зачем? Ты что, обиделся? Тебе даже слово сказать нельзя. Я, в конце концов, директор или кто? Я тебя не отпущу, ты совсем развалишься, над тобой нужен контроль.

  • Брось, у меня уже всё позади.

  • Почему? У тебя есть идея снять фильм. Ты талантли­вый, я знаю. У тебя всё получится. Твою «Фиалку» у меня дома все поют. А «Скрипач»? Ты что говоришь? Ты не прав. Я помогу тебе, чем смогу. У меня есть знакомства.

  • А потом украдешь все мои песни.

  • Ты что, обалдел? Зачем они мне нужны?

  • Так будет в фильме.

  • А-а, ты об этом.

  • Если б ты знал, какой это будет красивый фильм. Я его вижу. Представь, я в начале фильма умираю...

  • Какой ужас!.. Зачем так?




  • Так надо. А потом один журналист находит мой черновик и, читая его, расследует историю, связанную с кражей и присвоением чужих авторских прав.

  • А «Фиалка» там будет?

  • И «Фиалка», и «Скрипач», и «Новогодняя песня», я недавно написал. Вот этой песней и будет заканчивать­ся фильм. (Стук в дверь.)

В кабинет заглядывает Маша:

  • Здравствуйте, Андрей Владимирович, извините. Ашот Антонович, мы будем сегодня репетировать?

  • Маша, я иду (Маша уходит). Ну я пошёл, девчонки уже заждались.

Андрей хлопает Ашота по плечу:

  • Иди, иди. Работай.

  • Спасибо тебе, Андрей, за всё (обнимает его).

  • Да будет тебе.

  • Теперь хочу спросить я у тебя: «Что выбрала ты мне, судьба?»

  • А это что? — недоуменно спрашивает Андрей.

  • Просто так, от бессонницы (уходит).

Андрей садится за стол, задумывается.

Улица. Оксана и Ашот стоят около пивного ларька и разговаривают:

  • Договорились, Оксана?

  • Да, только в эту среду я не смогу, иду на день рож­дения.

  • Хорошо. Хочешь пива?

  • Нет, спасибо. Я пойду.

  • Пока. (Оксана уходит.) Оксана, задержись ещё на минутку (она останавливается). Можно задать тебе пару вопросов?

  • Каких?

  • Представь, что ты журналист. К тебе случайно по­падают чужие записи, которые тебя очень заинтересовы­вают. Смогла бы ты украсть их?

  • А это не в ущерб кому-либо?

  • Нет.

  • Наверное, смогла бы.

  • Хорошо, второй вопрос. А лечь в постель с челове­ком, которого знаешь всего несколько часов?

  • Ашот, мы с тобой знаем друг друга не несколько часов. Скажи прямо, что тебе нужно?

  • Ты не о том подумала.

  • Ладно... я тебе отвечу. Если бы мне этот человек понравился, то да. Это всё?

  • Да, всё.

  • Тогда до завтра (уходит).

Ашот подходит к овощному ларьку рядом с пивной, обращается к продавцу:

  • Здравствуй, Хайямыч.

  • Салам, Ашот-джан. Слушай, с твоей легкой руки меня теперь все называют Хайямычем. А главное, что мне это приятно.

  • Я же знаю, как ты любишь восточную поэзию.

  • Э-э-э, кроме тебя, меня никто не слушает. Хочешь, один рубай расскажу?

  • Валяй, Хайямыч.

  • «Не раз, Хайям, неслись твои мечты

К раскаянью, — но был ли трезвым ты?

Попробуй виноград. Его плоды

Тебе подарят каплю чистоты».

Ашот аплодирует, отходит к пивному ларьку. Прода­вец выходит из-за прилавка, берет апельсин, даёт его Ашоту.

Ашот отказывается:

  • Нет, нет, не надо.

  • Сделай свой рот сладким... пожалуйста.

  • Ну хорошо, спасибо.

Подходит к пивному ларьку.

  • Здорово, Костик!

  • Привет, Ашот.

  • Налей мне кружку.

Костя, наливая пиво, спрашивает:

- Ты когда долг отдашь?

- А сколько там накапало? (Пьёт пиво.)

Костя листает блокнот:

- Сто двадцать шесть рублей ноль-ноль копеек.

- Я тебе послезавтра занесу, у меня в школе зарплата.

- Лады.

- Хочешь анекдот, смешной?

- Валяй. (Замечает на другой стороне улицы девушку, машущую рукой Ашоту.) Это не тебя случайно зовут?

Ашот оборачивается, машет в ответ рукой Лене, быстро допивает пиво, говорит:

- Я тебе потом расскажу. Я побежал.

Ашот выбегает на дорогу, издалека на большой скорости несётся автомобиль. Резкий визг тормозов. В глазах Ашота недоумение…


ЭПИЛОГ


Действие киноверсии происходит во время концерта.

Кинозритель видит ещё не снятый фильм через песни Ашота. Идёт перекличка: концерт – фильм.

Когда главный герой попадает под машину, зритель вновь оказывается на финале концерта. Идёт документальная съёмка: Ашот снимает грим, надевает повседневную одежду, садится в машину и приезжает на ночные съёмки того же фильма.


^ ОБ АВТОРЕ


Моя первая встреча с Назаром (тогда просто Хореном Назаретяном) произошла почти случайно.

У нас в «Новой газете» была рубрика «В ночь с субботы на воскресенье», и наша журналистская бригада ездила по разным ночным заведениям. Кто-то рассказал, что в кафе «Соблазн» появился какой-то удивительный скрипач, и мы решили туда заглянуть.

В кафе действительно играл скрипач, и к тому же пел, причём свои песни. И нам показалось, что мы попали в какой-то другой мир — в мир, созданный этим музыкантом. Стоял обычный пьяный шум, а он пел себе и пел...

Наше знакомство переросло в тесные человеческие отношения. И то ли мы «разбудили» Хорена, то ли он сам «созрел», но мы стали свидетелями того, что его «строительство» своего мира постепенно перешагнуло сте­ны маленького кафе. Он стал пытаться реализовывать самые фантастические свои мечты. Например, снять видеоклип на свою песню-кредо «Скрипач в подземном переходе».

«Ты знаешь, сколько это стоит? Знаешь, сколько для этого надо?» — пугали его. Но он, без тени сомнения, бросившись в дело с головой, сделал клип! Причем не просто видеоролик, а маленький художественный фильм. Профессионал с опытом никогда не решился бы на такую авантюру. Дилетант с волей к победе сделал практически невозможное.

Но видеоклип, который с удовольствием и по много раз «крутили» на местном телевидении, оказался «семечками». Хорен буквально уложил на лопатки скептиков в Саратовском театре оперетты, создав настоящий спектакль — «Скрипач в подземном переходе»!

Если рассуждать о мизансценах и так далее, то в спектакле немало слабых мест, но — удивительное дело! — он смотрится на едином дыхании. Почему? Да потому что пропитан животворной энергией автора, пронизан добром и... творческой авантюрой.

Дальше — больше. Вот уже Хорен привез к нам в редакцию синтезатор и стал читать... киносценарий полнометражного ху­дожественного фильма под названием «Постскриптум». И ему наплевать было, что нет продюсеров, а значит, и денег, что за окном — провинциальный Энгельс, а не Москва. Сценарий был прост, как индийская мелодрама, и незатейлив, как песня. Но опять же, в нем привлекала авторская энергетика, потряса­ющий авторский романтизм и ясность мысли. «Так ведь и сни­мет!» — думалось слушателям, и навевался образ Дон Кихота, сражающегося с мельницей...

Однако я вернусь к его собственным песням и стихам. В пес­не стихи и музыка — порой неделимое целое. Смотришь на текст — вроде бы стилистически неверно, как-то коряво и рифма не та. Слушаешь песню на этот же текст — вся «неверность» куда-то исчезает, и ты просто наслаждаешься мелодией, голосом с легкой хрипотцой и с красивым кавказским акцентом, словами, кото­рые, не взирая иногда на правила стилистики, берут за душу и ведут в сотворенный автором мир, где приятно находиться. При­ятно, потому что тебя начинают переполнять эмоции.


Это осень, и жизнь засыпает,

Скоро снег поменяет года.

Эта осень меня убивает

И проснуться не даст никогда.

В предлагаемый сборник — ещё один авантюрный проект Хорена — вошли разные стихи: в смысле — и для непредвзято­го читателя, и для ценителей поэзии. Для первой категории будет, видимо, интересно то, что вторая дружно отвергнет. И в этом тоже весь Хорен.

А скрипач в подземном переходе

За гроши играет для народа.

В прошлом занавес, большая сцена,

Но душе не вырваться из плена...

Он не профессиональный поэт, но его сердце безо всякого апломба открыто всем, он просто поет вслух для всех. Вслу­шайтесь в эти песни, всмотритесь в эти строчки, и обязательно найдете что-то близкое именно вам.

А я иду все по дороге,

И еле двигаются ноги,

Ведь тело — это лишь футляр...

Пусть не удастся реально снять художественный фильм, пусть не будут реализованы другие «вселенские» проекты. Уже одно присутствие в нашей жизни этих проектов наполняет мир смыслом и ожиданием чуда. Будто улыбка или грустный взгляд, или звуки скрипки..

А. Бурмистров,

главный редактор «Новой газеты»,

член Союза писателей РФ


* * *


Однажды, побывав на сольном авторском концерте компо­зитора и поэта Хорена Назаретяна, я познакомился с творче­ством талантливого исполнителя своих песен. В них большое эмоциональное воздействие на слушателей достигается благо­даря умению компо­зитора слить воеди­но текстовые и му­зыкальные акценты, что делает произве­дения запоминаю­щимися, имеющими своё лицо.

Ко всему, что его окружает, с чем он соприкасается ду­шой, что прошло че­рез его сердце и ра­зум — всё это образно преломляется в его творчестве.

Стихи поэта являются ярким отражением реальной жизни и актуальны в наше время. Для человека искусства нет боль­шего счастья, чем когда его талант востребован. Песни Наза­ра звучат на Российском телевидении и помогают видеть мир глазами надежды, любви и добра.

В. Кирюхин,

лауреат Всесоюзного фестиваля

народного творчества,

композитор


ДРУГУ


В раздумьях о вечном

на грани стою,

Сжимая в ладонях

осколки стакана.

Он песней о волке

вошёл в жизнь мою,

И я вместе с волком

рвалась из капкана!

А скрипка его

разрывалась от слёз,

А после смеялась,

над нами смеялась…

И дым сигарет

был душистее роз,

Покуда игра

скрипача продолжалась.


Е. Троянская




оставить комментарий
Дата06.09.2012
Размер0,55 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх