Лекавшей к себе пристальное внимание и своих современников, и последующих поколений. Онем много писали и при его жизни, и после. Но по-настоящему он не понят и icon

Лекавшей к себе пристальное внимание и своих современников, и последующих поколений. Онем много писали и при его жизни, и после. Но по-настоящему он не понят и


Смотрите также:
1. понятие медиаплана и его составляющие 4...
История и культура башкир в преподавании интегрированного предмета...
Дипломная работа тема: Публицистичность прозы О. Э. Мандельштама...
Ян Мак-Дермотт и Джозеф О'Коннор...
Ян Мак-Дермотт и Джозеф О'Коннор...
«Италия кажется такой провинциальной после его смерти»,- писал итальянский критик...
Оздоровление воздушной среды Вредные вещества...
-
Ак же, что, по оценке западноевропейских экспертов, Болонские реформы носят комплексный...
Much, many, (a) little, (a) few Упражнение Переведите на английский язык сле дующие пары слов...
«Его вы не найдете на глобусе и карте Онем вы не прочтете в учебниках своих На остров попадают...
К. Мазорик



Загрузка...
скачать




Князь Талейран-Перигор, герцог Беневентский, кавалер всех французских и почти всех европейских орденов, неоднократно возглавлявший правительство и министерство иностранных дел Франции в период ее наивысшего могущества, один из самых влиятельных людей и самых блистательных управленцев Европы, был сложной личностью, привлекавшей к себе пристальное внимание и своих современников, и последующих поколений. О нем много писали и при его жизни, и после. Но по-настоящему он не понят и сегодня.

Его с полным основанием можно назвать управленцем управ­ленцев. При этом он обладал не формальной, а реальной, хотя и невидимой неискушенному глазу, властью. Не властью поло­жения в обществе, а властью более мощного интеллекта, властью более глубокого понимания сложных и кажущихся простыми ситуаций, властью верно и своевременно принимаемых решений, основанной на абсолютной уверенности в правильности своих действий, казалось бы, внушенной свыше.

Аристократ, он сделал блистательную карьеру при Бурбонах, к 34 годам став епископом и реальным кандидатом в кардиналы. В период после Французской революции 1789 г. он был избран президентом Национального собрания. При Директории он стал министром иностранных дел. Возглавлял он внешнюю политику страны и при Наполеоне, когда она была особо значима. Воз­вратившиеся из изгнания Бурбоны сделали его председателем совета министров. А Наполеон в период 100 дней снова предло­жил Талейрану службу, но тот отказался. Луи-Филипп, пришед­ший в 1830 г. на смену вновь свергнутым Бурбонам, согласился занять престол, только посоветовавшись с Талейраном.

Александр I с сентября 1808 г. строил свою политику по отношению к Наполеону, во многом следуя советам Талейрана. Меттерних вел с ним тайные переговоры. Совместно с главой английского правительства Пальмерстоном Талейран решал судьбу Бельгии, которая отделялась от Голландии. Он становит­ся главной фигурой на Венском конгрессе, где решалось устрой­ство мира после четверти века наполеоновских войн, и так блестяще отстаивал интересы поверженной Франции, что при этом она не понесла территориальных потерь.

Как уже говорилось, до начала Французской революции 1789 г. Талейран занимал достаточно высокое положение в церковной иерархии, входил в состав Генеральных штатов, которые потом были преобразованы в Национальное собрание. С началом революционного процесса монархия все больше утрачивала свои позиции. Непонимание королем и его ближай­шим окружением происходящих в стране процессов и усилива­ющейся роли третьего сословия, их управленческая беспомощ­ность привели к тому, что они потеряли контроль над ситуацией в стране и в 1789 г. началась революция. В 1792 г. король был свергнут, а затем он и королева Мария-Антуанетта казнены. К управлению страной пришли другие силы. Многие пред­ставители аристократии удалились в эмиграцию. Талейран по­нимал, что это надолго.

Проанализировав сложившуюся ситуацию и придя к выводу, что власть в стране принадлежит уже не королю, не аристокра­тии, а третьему сословию, набирающей силу буржуазии, Талей­ран принял решение установить контакт с новой революционной властью страны. Как пишет Талейран в своих мемуарах, он понял, что "должен ... позаботиться о себе сам". Он далеко не высокого мнения о пришедших к власти, он их презирает, но в их руках власть. А это единственное, что может представлять для него интерес, поскольку только обладание властью делает доступным многое, практически все.

Используя достаточно щекотливое положение, в котором оказались новые власти, осенью 1789 г., когда они нуждались в финансовом обеспечении предстоящего выпуска бумажных денег, Талейран выступил с предложением от имени католичес­кой церкви использовать принадлежащий ей земельный фонд. Хотя делать такое предложение его никто не уполномочивал. Предложение Талейрана позволило решить очень важную и щекотливую проблему. Ведь если применить для этого силу, будет нарушено право частной собственности, что могло иметь далеко идущие нежелательные последствия для пришедшей к власти буржуазии. Поэтому поступок Талейрана, хотя отдавать не принадлежа­щее тебе не так уж сложно, был по достоинству оценен властями революционной Франции, сделал его популярным и в конечном счете привел к избранию в 1790 г. президентом Национального собрания. Естественно, что такой поступок не мог не вызвать бурной реакции во всей Франции.

Здесь проявились важные черты Талейрана, как управленца и человека, которые получили развитие во всей его дальнейшей деятельности. Это, во-первых, умение блестяще анализировать сложившую­ся ситуацию и делать верные оценки и прогнозы. И, самое главное, принимать и блестяще реализовывать верные стратеги­ческие и тактические решения. За все время своей почти полу­вековой управленческой деятельности он практически не допус­кал стратегических ошибок в достижении тех целей, которые ставил перед собой.

Какое-то сверхъестественное умение предугадывать ход со­бытий и находить решение самой трудной проблемы никогда его не покидало. Так, он сумел своевременно понять, что дальней­шее развитие событий в революционной Франции может иметь для него самые неблагоприятные последствия. Он начал готовиться к отъезду. Он покинул Францию на несколько лет. И сделал это очень своевременно, поскольку скоро в революционной Франции стало известно о его тайных переговорах с королем. И против Талейрана конвентом было выдвинуто обвинение.

Революционный террор во Франции сменился правлением Директории. За несколько лет, проведенных Талейраном за пределами родины, о его деяниях успели забыть. Да и система ценностей изменилась. Естественно, что, возвратившись во Францию, Талейран стремится занять положение, которое могло бы обеспечить ему власть, а значит, и деньги. Талейран сумел добиться поста министра иностранных дел Франции.

Талейран внимательно следил за развитием политической ситуации во Франции и понимал, что страна движется к военной диктатуре. И тут его внимание привлек молодой, но подающий большие надежды генерал Бонапарт. Их объединяли ощущение далеко не полностью реализованных потенциальных возможностей и жажда больших свершений. Верно оценив направление, в котором развивались события во Франции, Талейран вновь встал перед очередным, связанным с немалым риском, выбором. На кого сделать ставку в сложной, запутанной политической игре, чреватой неожиданностями? Учитывая, с одной стороны, увеличивающуюся слабость Ди­ректории и политическую беспомощность роялистов, а с другой стороны, растущую популярность и гигантский потенциал моло­дого генерала Бонапарта, успешно командующего одной из армий республики, Талейран делает бесповоротный выбор в пользу молодого Бонапарта.

Талейран вступил с Бонапартом в переписку. При этом его письма носят не официальный характер обращения министра к командующему одной из армий республики, а скорее вернопод­данного к своему монарху.

Отношения между Бонапартом и Талейраном определились сразу. У них разные сферы деятельности. Для Бонапарта — это прежде всего сражения, подготовка к ним и закрепление достиг­нутых побед, а впоследствии — перекройка карты Европы, создание крупнейшего в мире государства. Для Талейрана — это установление и поддержание отношений, соответствующих новому положению страны, с уже побежденными государствами или странами, которые еще предстоит захватить, отстаивание интересов Франции дипломатическими средствами.

Они вскоре объединили свои усилия, и первым результатом их сотрудничества явился проект покорения Египта, который оказался успешным. С уходом Бонапарта с европей­ского театра военных действий французские армии терпят там поражение за поражением. Престиж и популярность Директо­рии продолжают падать, что делает все более вероятным разви­тие событий, на которое сделал свою ставку Талейран. Понимая это, он принял все меры, чтобы своевременно дистанцироваться от Директории и ее правительства, падение которых он предвидел. Использовав пустяшный предлог, он подал в отставку. 20 июля отставка Талейрана была принята.

А всего три месяца спустя в Париж неожиданно для Дирек­тории прибыл генерал Бонапарт, которого народ встретил с ликованием. После возвращения Бонапарта Директория просу­ществовала всего 23 дня. Эти дни были полны для Талейрана значительных усилий и интриг. Он расчищал путь будущему императору Франции.

Началась новая, пожалуй, одна из самых ярких страниц государственной деятельности Талейрана. Естественно, что пост министра иностранных дел в формируемом правительстве Бона­парт предложил ему.

Отношения Талейрана с Наполеоном носили характер такого обоюдовыгодного союза, и он существовал до тех пор, пока был выгоден обоим его участникам. Талейран видел гигантский потенциал Наполеона, но не разделял его грандиозных планов завоевания мира, которые считал нереальными. Первое время Талейран был увлечен молодым генералом, что для него с его трезвым отношением к жизни и откровенным цинизмом несколь­ко удивительно и может объясняться только восхищением воен­ным гением Наполеона, колоссальными потенциальными воз­можностями молодого генерала, которые, возможно, первым из современников он сумел разглядеть.

Да, Наполеон Бонапарт и Талейран совместными усилиями добились прихода к власти Наполеона. Да, они вместе успешно реализовали первые совместные проекты. Первые восемь лет после прихода Наполеона к власти, как считают очевидцы, между ними царило полное единодушие и взаимопонимание. Многие важные решения, касающиеся внешней политики, На­полеон, основное внимание которого было сосредоточено на военной деятельности, в этот период и гораздо позднее принимал на основании доклада и подготовленного решения его министра. А ведь решение любого вопроса во многом зависит от того, как он подан и освещен.

Но, как показало будущее, взаимопонимание и взаимная поддержка между двумя столь значительными фигурами миро­вой истории просуществовали сравнительно недолго. Пути их начали медленно, но верно расходиться. Каждый шел своей собственной дорогой. Ни их системы ценностей, ни стратегичес­кие линии, ни способы принятия и подготовки управленческих решений, ни роль в истории не совпадали.

Как более опыт­ный политический деятель и управленец, Талейран раньше, чем Наполеон, почувствовал, что союз между ними утрачивает былое содержание и смысл. Он не только более тонко, глубоко, но и более реально понимал истинный ход событий. Так, в частности, он считал грубейшей ошибкой завоевание Наполео­ном Испании и Португалии, так как оба монарха и без того трепетали перед ним и ловили каждое его слово. Эта победа, по мнению Талейрана, была из числа тех, которые приносят больше вреда, чем пользы.

В большей степени и более правильно анализируя развитие событий на исторической сцене, Талейран понимал, что путь непрекращающихся завоеваний, стремление подчинить весь мир своей воле нереален. А если достижение поставленных Наполе­оном целей и возможно, то совсем иным путем — сочетанием военных и тонких, глубоко продуманных управленческих реше­ний, которые могут обеспечить устойчивость гигантской импе­рии, создаваемой путем военных завоеваний. Отметим, что понимание этого пришло к Талейрану в тот момент, когда Наполеон находился в зените славы, когда у его ног была поверженная Европа, когда весь мир трепетал при одном упо­минании его имени.

Поэтому Талейран первым вышел из союза двух, не ставя в известность об этом своего, теперь уже бывшего, союзника.

Талейран в очередной раз поменял стратегию, показывая тем самым свое совершенное владение технологиями стратеги­ческого управления. С позиций союзника, а в дальнейшем человека, поддерживающего действия Наполеона, он перешел на позиции противодействия покорителю Европы.

10 августа 1807 г. сразу после заключения Тильзитского мира, когда вся континентальная Европа повержена, русские армии разбиты и Александр вынужден заключить союз с Напо­леоном, совершенно неожиданно для всех Талейран подал в отставку. Тем самым он отделил себя от политики, проводимой Наполеоном.

Однако Наполеон по-прежнему нуждался в нем, в его умении находить выход из самых сложных управленческих ситуаций! На очень важную для Наполеона встречу с российским импера­тором Александром, состоявшуюся в Эрфурте в сентябре 1808 г., он взял с собой Талейрана, хотя тот давно уже не министр иностранных дел.

Очередной Рубикон Талейран перешел в Эрфурте.

Утром Талейран по заданию Наполеона составил и сделал окончательную редакцию проекта конвенции между Францией и Россией, а вечером категорически посоветовал Александру ее не подписывать, не добившись предварительно исключения из нее определенных пунктов.

Талейран пошел на прямую измену Наполеону, но, как он считал, отнюдь не Франции. Стоило информации об этом дойти до Наполеона и Талейрану не сносить головы. Но расчет Талей­рана как всегда безукоризненно точен. Он начал новую полити­ческую игру. Но на этот раз уже против Наполеона, своего монарха и бывшего союзника. Талейран вел двойную игру. С одной стороны, он не преры­вал отношений с Наполеоном. С другой стороны, он продолжал тайную переписку с Александром I и Меттернихом, направляя в нужное русло их политику.

Но оказывается, борясь против могущества Наполеона, вы­играть можно было. И Талейран это доказал, а дальнейшие события только подтвердили его правоту!

Когда в период последних 100 дней своего правления Напо­леон спешил на выручку осажденному Парижу, именно Талейран убедил колебавшегося маршала Мармона не сражаться с войсками союзников и сдать Париж, что означало окончательное падение Наполеона.

Естественно, что такие действия Талейрана подготовили бла­гоприятную почву для его сближения с находившимися в эми­грации и ждавшими своего часа представителями свергнутой революцией французской монархии. Несмотря на то что у короля в изгнании Людовика XVIII и его окружения было более чем достаточно оснований ненавидеть Талейрана, они, не заду­мываясь, пошли на сближение с ним.

Поэтому, когда союзнические войска вошли в Париж и буквально на штыках союзников возвратились Бурбоны, во Франции восстановился монархический строй, именно Талейран возглавил новое правительство, сохранив портфель министра иностранных дел.

Правота предвидений и опасений Талейрана полностью под­твердилась во время Венского конгресса, на котором решались судьбы мира в период, наступивший после четверти века побе­доносных войн Наполеона. В том числе решалась и судьба поверженной и обессиленной Франции.

Приехав в Вену, Талейран понял, что Франции противостоят союзники, у кото­рых за долгие годы, включая годы наполеоновских войн, нако­пились самые разнообразные претензии, в том числе территори­альные. В начале работы конгресса Талейран оказался один против всех.

И здесь во всей полноте проявился управленческий гений Талейрана, сумевшего не только верно проанализировать и оценить возникавшие в процессе работы конгресса проблемы, но и выбрать верную стратегическую линию и отыскать подчас единственно возможные варианты благоприятных для Франции решений. А самое главное, используя все имеющиеся в его распоряжении управленческие ресурсы, добиваться реализации вносимых им предложений.

Используя свой гигантский опыт дипломатического маневри­рования и интриг, ему удалось расколоть ряды противостоящих ему союзников! Его блестящим достижением было заключение тайного договора с Англией и Австрией для противодействия двум другим великим державам — России и Пруссии. Это значительно усилило позиции Франции на конгрессе, позволило возвратить ей достойное место среди великих держав. Более того, коалиция, в которую благодаря усилиям Талейрана Фран­ция вошла совместно с Англией и Австрией, имела перевес над двумя другими великими странами — Россией и Пруссией.

Он всегда был нацелен на результат. Он был воистину эффективным управленцем, поскольку в конечном итоге всегда добивался достижения поставленных целей, всегда добивался успеха. И когда надо было выбирать, какие решения прини­мать — ведущие к достижению поставленных целей или к соблюдению принципов морали и этики, он безоговорочно вы­бирал первые.

Казалось бы, человеку со взглядами Талейрана пиар не нужен. Но это только при поверхностном взгляде на эту неор­динарную личность. А взглянув глубже, мы понимаем, что пиар необходим ему еще в большей степени, чем кому бы то ни было. Ведь пользоваться такой репутацией и убеждать человека дове­риться ему или хотя бы выглядеть достойно в его глазах чрезвычайно трудно.

Вот здесь искусство пиара, которому Талейран придавал исключительно большое значение как эффективному способу воздействия на мнение людей, в поддержке или доверии которых он заинтересован, оказывает неоценимую услугу. Любой опытный управленец понимает, что истина неодно­значна и в представлении или изложении разных людей может выглядеть совершенно по-разному.

Как же такому виртуозу в области работы с информацией, а точнее, манипулирования информацией, каким был Талейран, не использовать эти различия в представлении истины? И Талейран использовал их блестяще. Они стали для него еще одним мощным управленческим ресурсом, который он активно применял на практике.

Стиль управления, да и стиль жизни Талейрана создавали определенные трудности, связанные с восприятием и отношени­ем к его деятельности как отдельных людей, так и различных слоев французского общества.

Особенно непростые отношения у Талейрана складывались с прессой. Его способы решения принципиально важных вопросов одобряли далеко не все. Но решение многих важных проблем требовало надлежаще­го, с его точки зрения, освещения произошедших или происхо­дящих событий.

Еще долгое время, вплоть до 1834 г., т.е. до того момента, когда Талейран буквально упросил Луи-Филиппа дать ему отставку, он принимал активное участие в политической жизни Франции, оказывая на нее определяющее влияние.

Наступило время, когда имя Талейрана значило для судеб Франции больше, чем любая должность в государстве, и даже больше, чем императорский титул. Дополнительным подтверж­дением этого является ответ "короля баррикад" Луи-Филиппа предложившим ему императорский престол депутатам: он может принять это решение, лишь посоветовавшись с Талейраном. И Талейран дает Луи-Филиппу "добро".

Любопытно в этой связи высказывание Виктора Гюго, в котором содержится оценка жизненного пути Талейрана и его вклада за время его долгой жизни в политическую жизнь Франции: "Он говорил о себе самом, что он — великий поэт и что он создал трилогию из трех династий: первый акт — империя Бонапарта, второй акт — дом Бурбонов, третий акт — Орлеан­ский дом". И это правда, поскольку роль Талейрана и в станов­лении, и в политической деятельности этих династий француз­ских монархов в первой половине XIX в. исключительно велика.

Такое под силу только действительно великому управленцу, каким, несомненно, был Талейран. Вряд ли кто еще за всю историю человечества мог поставить себе в заслугу столь значи­тельное воздействие на политику страны, выступив в роли реального управленца управленцев.

Талейрана можно отнести к самым эффективным управлен­цам в истории человечества, поскольку он как никто другой в любой самой сложной управленческой ситуации умел найти подчас единственно верное управленческое решение. А самое главное, он всегда умел блестяще реализовать принятое реше­ние. И реализованные им решения всегда давали тот результат, к которому он стремился, обеспечивали достижение той цели, которую он перед собой ставил.






Скачать 120.22 Kb.
оставить комментарий
Дата01.09.2012
Размер120.22 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх