Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва icon

Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва



Смотрите также:
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва...
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва...
Учебное пособие Москва Издательство Московского института духовной культуры 2007...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Учебное пособие. М.: Издательство Московского института духовной культуры, 2006. 140 с...
Учебное пособие Издательство Дальневосточного университета Владивосток...
Учебное пособие (Краткий курс) Москва Издательство Российского университета дружбы народов...
Учебное пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов удк 811. 161. 1...
Тесты. 4 класс. Учебное пособие / Составитель Е. Г. Воронова. Москва. Издательство «Менеджер»...
Учебное пособие Четвертое издание Москва Издательство «Флинта»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
вернуться в начало
скачать

Девиантное материнство

В последние десятилетия в нашей стране наблюдается тенденция к такому социальному явлению, как «скрытый инфантицид» — отказ матери от ребенка.

Существуют ли какие-то специфические характерологические осо­бенности личности, которые нарушают естественное формирование готовности к материнству? Исследователи указывают на полиморфизм факторов, предрасполагающих к этому. Одним из малоизученных ас­пектов проблемы является обнаруженный еще в начале века феномен искаженного восприятия матерью своего нежеланного ребенка. В пос­ледующем это наблюдалось у женщин с послеродовой депрессией.

Ученые предполагают, что эти изменения связаны с эмоциональ­ным состоянием женщины, которая переживает резкое расхождение между реальным и «идеальным» ребенком, о котором она мечтала во время беременности. При этом она воспринимает его как обманув­шего ее надежды, источник принуждения и страдания.

Так, исследователи считают, что к таким искажениям особенно предрасположены одинокие матери с их повышенной тревожностью, потребностью в благодарности, с неосознанным чувством вины. Они проецируют на ребенка свои худшие качества. Для них он воплощает в себе зло, которое они испытали, все, в чем они себе отказывают.

По мнению В. И. Брутман, одной из причин девиантного мате­ринства является неблагоприятный детский коммуникативный опыт. Будущая «отказница» отвергалась своей матерью с детства, что при­вело к нарушению процесса идентификации как на уровне психоло­гического пола, так и при формировании материнской роли. Неудов­летворенная потребность в материнской любви и признании не по­зволяет «отказнице» самой стать матерью. В. И. Брутман полагает, что для формирования нормального материнского поведения необ­ходима идентификация с матерью, а затем на ее основе — эмоцио­нальная сепарация.

Кроме того, нельзя не отметить возрастающую в последнее время проблему ранней подростковой беременности. Данные немногочис­ленных исследований, в частности С. О. Кашаповой, свидетельству­ют об искаженном формировании материнской сферы, несформиро-ванной мотивации материнства и инфантильном отношении к бере­менности у девушек-подростков, ожидающих ребенка.

В целом можно отметить следующие характеристики женщин с нарушенной готовностью к материнству:

1. Эмоциональная и психологическая незрелость, низкая толеран­тность к стрессам, несдержанность аффектов.

2. Неготовность к браку в силу эмоциональной неустойчивости, эго­центризма, стремления к независимости.

3. Сосредоточенность на своих проблемах, переживание чувства несправедливости и недостатка любви.

4. Неразрешенность детских и пубертатных конфликтов.

5. Неполная собственная семья, нередко отсутствует муж, часто вос­питывается отчимом.

6. В ее семейной истории существует паттерн отказа от ребенка; разво­ды и физическое насилие регистрируются уже в поколении бабушки.

7. Эмоциональная зависимость от матери, несмотря на то, что от­ношения с ней могут быть негативными.

8. Мать характеризуется ею как агрессивная, директивная и холод­ная; она либо не знает о беременности дочери, либо возражает против нее.

9. Ребенок для нее - источник психологических проблем, страха и тревоги. Он кажется ей недоступным для контакта, как нечто не­значительное и далекое от нее самой.


^ Психология беременной женщины

Исследователи рассматривают беременность как время эмоцио­нального кризиса, стресса, поворотного пункта или как некий вид болезни, навязанный женщине (Bibring, Chappie & Furneaux, Grimm, Hanford, Lips, Nilsson & Almgren, Rothstein, Rubenstein).

С их точки зрения, беременность, особенно первая, — это кризис­ная точка в поиске своей женской идентичности. Беременность дока­зывает половую принадлежность женщины и видимым образом за­являет внешнему миру, что она состояла в сексуальных отношениях.

По определению отечественных авторов, беременность — это фи­зиологический процесс развития в женском организме оплодотворенной яйцеклетки, в результате которого формируется плод, способный в дальнейшем к внеутробному существованию.

Беременность представляет собой качественно новое состояние организма, требующее максимальной работы всех органов и систем. Ее можно рассматривать как стадию развития.

Мы придерживаемся точки зрения, сочетающей оба подхода: бе­ременность, роды и материнство это определенные ступени форми­рования зрелой женской идентичности. По нашему мнению, эти эта­пы связаны между собой таким образом, что от того, насколько пол­но женщина проживет предыдущий этап, зависит возможность про­хождения следующего.

Рассматривая беременность как стадию развития, можно выде­лить основные отличительные характеристики этого периода. На наш взгляд, изменения затрагивают как психофизиологический, так и психологический уровень.

На психофизиологическом уровне выделяют изменения в следую­щих сенсорных областях.

Акустическая: беременным женщинам часто не нравится гром­кая музыка, они начинают предпочитать классическую или медита­тивную музыку. Они вздрагивают, когда слышат громкий звук, выст­реливающий звук или внезапный шум.

Визуальная: многие женщины сообщают об изменениях в зритель­ном восприятии, в частности, эмоциональных реакциях на визуаль­ные стимулы, такие, как изображения уродств, жестокость, неприят­ные события; в то же время беременные начинают глубже чувство­вать красоту и гармонию. Они также более чувствительны к цвето­вым сочетаниям.

Кинестетическая: большинство беременных женщин становятся более чувствительными к способу прикосновения к ним и другим так­тильным сигналам.

Запах: появляется более дифференцированное чувство обоняния. Поскольку сильные запахи могут быть вредны для будущего ребенка, а некоторые запахи действуют на мать целебно и успокаивающе, бо­лее дифференцированное обоняние позволяет ей избегать или искать определенные запахи и их источники.

Вкус: многим беременным женщинам не нравятся определенная пища и напитки, так же, как вещества, которые являются вредными для нормального развития плода, например, никотин, алкоголь, ко­феин и т. п. Однако беременные часто начинают бессознательно упот­реблять в пищу те продукты, в которых имеются необходимые пита­тельные вещества.

^ Психологические изменения во время беременности проявляются в так называемом синдроме беременности — это новое психогенное со­стояние, ограниченное определенным периодом времени, который начинается не в день зачатия, а при осознании женщиной своего но­вого положения, и заканчивается не родами, а в момент «пигмалионизации» своего ребенка. Синдром беременности переживается женщи­ной, как правило, на бессознательном уровне, имеет определенные временные границы и характеризуется следующими симптомами.

На первом этапе женщины чаще всего испытывают аффект осозна­ния себя беременной. Чем выше социальный и интеллектуальный уро­вень беременной женщины, чем более она независима и профессионально успешна, тем больше вопросов о смысле деторождения будет постав­лено ею перед собой, тем труднее ей будет решиться стать матерью.

Часто женщины первое время «полагаются на волю случая», под­сознательно желая, чтобы все разрешилось «само собой» (например, выкидыш или необходимость искусственного прерывания беремен­ности по медицинским показаниям). Если беременность не была зап­ланирована, в большинстве случаев женщина обращается в консуль­тацию с опозданием, когда беременность уже становится очевидной для нее самой и ей не остается ничего иного, кроме принятия себя в новом качестве. Описанное явление может быть охарактеризовано как симптом принятия решения. Для данного симптома характерно под­сознательное отделение себя женщиной от факта собственной бере­менности; существуют два полюса: «Я и беременность». В этот пери­од в самоощущениях делается акцент на себе (на своем «Я»), а от­нюдь не на материнстве и будущем ребенке.

Следующим этапом развития синдрома беременности является рефлексивное принятие нового собственного образа: «Я в положении» (симптом нового «Я»), который характеризуется признанием физио­логических изменений в своем организме.

Спайлбергер и Джейкобе показали, что реальные биологические и нейроэндокринные изменения, сопровождающие беременность, могут оказывать глубокое психологическое влияние на ожидающих матерей.

По мнению авторов, поскольку такие изменения носят интенсив­ный характер в начале беременности и для адаптации к ним требуется некоторое время, вероятно, что эмоциональные переживания женщи­ны в течение первого триместра определяются главным образом этим фактором. Подобные изменения создают особый тип психологичес­кого стресса, характеризующегося такими проявлениями, как тошно­та, рвота, головокружение, головные боли и нарушения аппетита.

Особого внимания заслуживает симптом эмоциональной лабиль­ности, который в той или иной степени присущ всему периоду бере­менности. Под этим симптомом подразумевается эмоциональная дезадаптивность, которая проявляется в колебаниях фона настроения. У некоторых женщин возрастает пассивность и появляется ощуще­ние высшей удовлетворенности и наслаждения. У других в это время наступает легкая депрессия и усиливается физическая активность, возможно, потому, что беременная пытается отрицать новое ощуще­ние собственной пассивности. Колебания настроения могут выра­жаться во внутреннем напряжении различной степени — от ощуще­ния скуки, медлительности, возрастающего недовольства собой до вербализованного чувства угнетенности.

С момента осознания и внутреннего принятия себя беременной у женщины обнаруживается симптом противоречивого отношения к бе­ременности. В. И. Брутман и М. С. Радионова считают, что даже са­мая желанная беременность окрашивается противоречивым аффек­том, в котором одновременно сосуществуют радость, оптимизм, на­дежда и настороженное ожидание, страх, печаль. Здесь и опасения, и страхи, связанные с предстоящими родами, иногда доходящие до па­ники («Вынесу ли я роды?»); и неуверенность в своих способностях родить и стать полноценной матерью; и страх за здоровье и судьбу будущего ребенка, обеспокоенность возможным ухудшением матери­ального положения своей семьи, возможным ущемлением личной свободы; и, наконец, переживания своей телесной метаморфозы и связанной с этим сексуальной непривлекательности.

По мере осознания беременной своего нового качества высвечи­ваются лишь отдельные и всякий раз определенные грани этого ам­бивалентного комплекса.

Далее возникает характерная для беременности психическая пе­рестройка самосознания женщины с постепенным включением в него образа ребенка (симптом принятия новой жизни в себе). Этот этап чаще всего наступает тогда, когда женщина начинает ощущать первые ше­веления плода. Ребенок своими движениями как бы заставляет при­знать себя отдельным человеческим существом со своей собственной жизнью, которой мать управлять не может.

По мере роста плода чувственный компонент этих ощущений ста­новится более ярким, приобретает оттенок предметности. Женщина в этот период обычно начинает трактовать поведение будущего мла­денца: «проснулся», «веселится», «беспокоится» и т. п. Наделенная смыслом беременность воодушевляет будущую мать, создает соответ­ствующий аффективный фон, которым она одухотворяет своего бу­дущего младенца, его присутствие вызывает чувство нежности, окра­шивается в теплые эмоциональные тона.

Некоторые женщины настолько погружены в эти переживания, что в их поведении также начинают появляться черты детскости. Они становятся более сензитивными и внушаемыми, беспомощными и «размягченными». Как считают исследователи, в этот период бере­менности обычно возникает внутренний диалог матери с ребенком. Особое эмоциональное состояние способствует формированию об­раза ребенка, который включается в самосознание женщины. Этот образ наполняется особым чувственно-смысловым содержанием, которое можно охарактеризовать как «со-единство», «сроднение».

Симптом принятия новой жизни в себе представляет собой вер­шину синдрома беременности, являясь своеобразным индикатором восприятия, переработки и оценки женщиной опыта этого психофи­зиологического состояния. Он характеризуется надвигающейся ответ­ственностью за судьбу ребенка, снами, мечтами и фантазиями о нем.

В этот период беременности явно прослеживается изменение кон­структа «Я — окружающий мир». Женщины, в соответствии с изменив­шимся восприятием действительности, склонны наделять свое привыч­ное социальное окружение новыми качественными характеристиками на фоне повышенной требовательности. Эту склонность можно опреде­лить как симптом завышенных притязаний по отношению к другим.

Внутри симптома завышенных притязаний следует разделять фе­номен недоверия к окружающим и феномен отношения к отцу буду­щего ребенка. Женщина, подсознательно требуя особого отношения к себе, может манипулировать окружающими. Изменяется и воспри­ятие мужчины, который превращается в отца будущего ребенка. Боль­шинство мужчин, подсознательно ожидая изменения социометричес­кого статуса и свою ненужность (связанную с перспективой появле­ния другого значимого человека в жизни своей женщины), на созна­тельном уровне скрывают вызванную этим тревогу, реализуя свои новые ощущения в неосознанном избегании жены. Таким образом, женщина оказывается лишенной мужской поддержки в тот момент, когда она больше всего нуждается в ней.

Все это усугубляется еще и тем, что большинство женщин во вре­мя беременности испытывают так называемый сенсорный голод, вызывающий повышенную раздражительность, нередко переходящую в агрессию по отношению к окружающим, а в особенности к своему мужчине. В данном случае уместно говорить о симптоме ощущения депривации, сопровождающемся духовным отчуждением.

Начиная с периода в 20 — 25 недель возникает еще одна пробле­ма, заслуживающая особого внимания. Физиологические изменения, происходящие с беременной женщиной, нередко делают для нее не­возможной полноценную сексуальную жизнь, что создает или увели­чивает дистанцию в общении с мужчиной. Перечисленные факторы могут способствовать возникновению симптома сексуальной непол­ноценности периода беременности.

Следующим и одним из самых ярких и эмоционально насыщен­ных симптомов является симптом страха перед родами. Вероятно, каж­дая женщина в некоторой степени испытывает внутренний конфликт, который выражается, с одной стороны, в желании, наконец, родить, а с другой стороны, избежать родов. С одной стороны, она ожидает бла­гополучного завершения беременности, с другой стороны, роды вызы­вают страх и беспокойство. На степень психической незащищенности женщин перед родами указывает то, с какой легкостью большинство из них соглашаются на применение любых обезболивающих препара­тов, не думая о возможных последствиях для ребенка.

Одним из последних симптомов, переживаемых женщиной в пе­риод беременности, является симптом нетерпения. Женщина испы­тывает нарастающее нетерпение и возбуждение, связанное с уже на­доевшей беременностью, и непреодолимое стремление к ее оконча­нию. В этот же период наблюдаются характерные колебания настро­ения: от радости, потому что ребенок вот-вот станет реальностью, до различных сознательных и бессознательных тревог всех беременных (о возможности смерти от родов, о том, нормален ли ребенок и не повредят ли его во время родов). Некоторые женщины испытывают радостное возбуждение оттого, что снова смогут играть активную роль при родах и оставить вынужденно пассивную роль беременной.

Завершающим симптомом синдрома беременности является пиг-малионизация родившегося ребенка: переход в восприятии матери от его фантастического образа к реальному.

Описанный выше синдром является типичным для периода бе­ременности у всех женщин. Вместе с тем его симптомы могут быть в разной степени выражены в каждом конкретном случае. Наиболее ярко указанные симптомы, усиленные страхом перед неизвестным, проявляются в течение первой сохраненной беременности.

Таким образом, субъектное отношение к ребенку является стерж­невым фактором в структуре психологической готовности к материн­ству, оно проецируется в стиль материнского поведения и тем самым обеспечивает наиболее благоприятные условия для психического раз­вития младенца, важнейшими показателями которого являются уро­вень общения ребенка с матерью, особенности становления у него образа себя и потребности в сопереживании.

Для большинства женщин беременность является не только осоз­нанным желанием, одухотворенным истинным смыслом материнства, но и в значительной степени необходимостью соответствовать соци­альным требованиям. Разрешение проблемы сохранения беременнос­ти определяется прежде всего личностью будущей матери в системе ее отношений с внешним миром. Следовательно, психопрофилактичес­кую работу можно начинать задолго до беременности и ориентировать ее на систему отношений, ценностных ориентации женщины. Значи­тельным средством психопрофилактики здесь может быть психологи­ческая подготовка к беременности и пренатальное воспитание. Неготовность к материнству — основной фактор психологического риска, лежащий в основе неадекватного обращения матери с младенцем.

Исходя из сказанного, можно с полной уверенностью считать бе­ременность качественно новым состоянием организма и психики жен­щины. Более того, это состояние является переходом к одному из са­мых важных периодов в жизни женщины — периоду, когда гармония в семье во многом (если не полностью) будет зависеть от ее умения быть матерью.





^ 3.3. Психологические особенности беременных женщин, готовых и не готовых к материнству9


Общая характеристика женщин, готовых и не готовых к материнству

Исследование проводилось на базе роддома № 2 города Кургана с участием 60 беременных женщин в возрасте от 17 до 34 лет, со сроком беременности от 17 до 40 недель.

В исследовании использовались: методика «Незаконченные пред­ложения» (модифицированный вариант методики Сакса и Леви), методика PARI (Е. Шеффер, Р. Белла), анкета Супос-8 (анкета оцен­ки психоэмоционального состояния) Микшека, метод ассоциаций к слову «мать» и метод полуструктурированного интервью.

Исследование проводилось в несколько этапов: на первом осу­ществлялась диагностика по методикам «Незаконченные предложе­ния», Супос-8, PARI. На втором проводились беседы с испытуемой, психологом учреждения, медицинским персоналом. Третий этап со­стоял в математико-статистической обработке и анализе данных. За­вершающим моментом работы стало создание программы по работе с беременными женщинами с целью формирования осознанного и позитивного восприятия материнства.

С помощью кластерного анализа были выделены три группы ма­терей с различным уровнем психологической готовности к материн­ству.

Выборку готовых к материнству составили 19 женщин, средний возраст которых 26 лет, срок беременности — 30 недель.

Для 53% женщин эта беременность была первой, 42% уже имели одного ребенка, 5% ожидали третьего.

Большинство подошли к процессу планирования детей сознатель­но: 85% женщин запланировали свою беременность, причем 30% совместно с мужем; для 15% испытуемых беременность не была зап­ланирована, но желательна.

У всех присутствовали позитивные мотивы сохранения беремен­ности: для 95% женщин это желание иметь детей, для 26% — желание любимого человека.

Все испытуемые этой выборки охотно и развернуто отвечали на вопросы, ответственно выполняли рекомендации врачей, активно и заинтересовано общались с психологом.

Большинство указывали на позитивный коммуникативный опыт в детстве: привязанность к матери, ласковое и заботливое отношение ро­дителей. Они и сейчас чувствуют поддержку и внимание с их стороны, благодарны за свое воспитание. Все отмечали, что любят детей младен­ческого возраста, в детстве любили играть в куклы и игры, связанные с семьей и воспитанием, любили нянчиться с младшими детьми.

Большинство указывают на заботу, внимательность мужа и его включенность в процесс беременности.

Женщины испытывали положительные эмоциональные реакции во время шевеления плода («Я испытываю радость и интерес», «Я испытываю нежность, хочется согреть его своей любовью»). Опи­сывая свои переживания, они прибегали к чрезвычайно образным сравнениям: «мягко зашевелился», «мягкие прикосновения». При­сутствие ребенка вызывало у них чувство нежности и любви, а пе­риодически возникающие ощущения — поток фантазий, связанных с ребенком и будущим материнством. Они постоянно прислушива­лись, с нетерпением ждали этих сигналов, активно общались с ре­бенком (разговаривали с ним, пели песни, читали книжки и т. д.); прислушиваясь к его шевелению, старались понять и учесть жела­ния и потребности ребенка. Их поведенческие реакции можно оха­рактеризовать как игровые, с преобладанием детских паттернов по­ведения.

Большинство женщин из этой выборки ориентированы на стра­тегию «мягкого» воспитания: кормить по потребности (причем пред­почтение отдается грудному вскармливанию), мягко пеленать, чаще брать на руки и т. п.

^ Выборку женщин, не готовых к материнству, составили 14 человек, их средний возраст — 22 года, средний срок беременности — 29 недель.

Все испытуемые этой группы имели первую беременность, кото­рая была неожиданной в 74% случаев, а запланированной лишь в 26% случаев (из них 16% — только одной женщиной).

Решение родить ребенка в этой группе характеризуется недопо­ниманием степени ответственности материнства. В целом их мотивы сохранения беременности можно назвать не позитивными: 36% жен­щин указывали на давление со стороны окружающих; для 30% ребе­нок — это способ изменить жизнь в лучшую сторону; 36% испытуе­мых оставили ребенка ради сохранения собственного здоровья; же­лание иметь детей присутствовало лишь у 20%.

Следует отметить, что 35% женщин из этой выборки «прожива­ли» процесс беременности и собирались воспитывать ребенка без участия его отца.

Женщины этой выборки скупо и формально отвечали на вопро­сы, не совсем ответственно выполняли указания врачей, избегали общения и занятий с психологом, не интересовались развитием ре­бенка.

Большинство испытуемых имели негативный коммуникативный опыт в детстве: указывали на конфликтные отношения в семье (у 30% семья неполная), на отсутствие привязанности к матери, испытыва­ли обиду по отношению к ней, считали, что мать «не понимала», «мало уделяла внимания», «не смогла дать материнского тепла». Все жен­щины предпочитали детей дошкольного и младшего школьного воз­раста.

Некоторые испытывали негативные ощущения в период беремен­ности, не имели дифференцированного отношения к шевелению ре­бенка, занимали пассивно-созерцательную позицию. У большинства образ ребенка игнорировался либо был размыт: они не представляли себе малыша либо не могли его представить, не придумывали имя, не переживали чувства общности с ребенком. Для них ребенок не сумел оправдать надежд, помешал осуществлению личных планов. 26% жен­щин воспринимали ребенка как возможность проявить любовь к кому-либо, спасение от одиночества. Они были чрезмерно озабоче­ны физиологической стороной беременности, соблюдали умеренный режим, ограничивали передвижение и физические нагрузки, но пси­хической стороне рождения будущего ребенка внимания не уделяли.

Многие не задумывались о том, как будут воспитывать своего ре­бенка, смутно представляли его рождение.

Корреляционный анализ Спирмена показал, что существует сред­няя положительная корреляционная связь уровня психологической готовности к материнству и запланированностью ребенка (0,5708, достоверная на 1%-ном уровне значимости), с увеличением возраста женщины возрастает уровень готовности к материнству (0,504, дос­товерно на 1%-ном уровне значимости).


^ Психоэмоциональное состояние беременных женщин, готовых и не готовых к материнству

Известно, что во время беременности женщины испытывают це­лую гамму эмоций, различных по силе и модальности. Это могут быть как положительные эмоции (радость, оптимизм), так и отрицатель­ные (раздражение, тоска, страх, печаль). Эмоциональное состояние матери во время беременности оказывает значительное влияние на протекание беременности и родов, на последующее отношение к ре­бенку и к себе, а также на становление его самосознания, формиро­вание сугубо человеческих качеств.

Мы предполагали, что существуют различия в психоэмоциональ­ном состоянии беременных женщин, готовых и не готовых к мате­ринству. В выборке женщин, готовых к материнству, преобладают мобилизирующие компоненты психоэмоционального состояния, а в выборке женщин, не готовых к материнству, — демобилизирующие компоненты психоэмоционального состояния.

Для проверки наших гипотез мы использовали анкету оценки пси­хоэмоционального состояния, качественный анализ шкалы актуаль­ных тревог и страхов методики «Незаконченные предложения», метод статистической обработки данных критерий U Манна — Уитни.

В результате проведенного исследования были обнаружены дос­товерные различия (на 1%-ном уровне значимости) между выборка­ми женщин, готовых и не готовых к материнству, по показателям:

• психоэмоционального спокойствия,

• стремления к действию и активности,

• психического беспокойства,

• страхов и опасений,

• подавленности и депрессии,

• удрученности и тоскливости.

Исходя из сравнительного анализа средних значений изучаемых признаков, были сделаны следующие выводы:

• Испытуемые из выборки женщин, готовых к материнству, харак­теризуются более высокими показателями психоэмоционально­го спокойствия и стремления к действию и активности.

• Испытуемые из выборки женщин, не готовых к материнству, име­ют более высокие показатели психического беспокойства, стра­хов и опасений, подавленности и депрессии, удрученности и тос­кливости.

Качественный анализ актуальных тревог и страхов показал, что для беременных женщин, готовых к материнству, характерны следу­ющие страхи:

• предстоящие роды, родовая боль (47% испытуемых);

• потеря ребенка (42%);

• социальные страхи (отношения между людьми, войны, нестабиль­ность в обществе) присутствуют у 21% женщин;

• потерять мужа (16%);

• темноты (16%).

Для матерей, не готовых к материнству, характерны следующие страхи и тревоги:

• неизвестность в будущем (79%);

• неопытность в обращении с ребенком (42%);

• страх одиночества (38%);

• предстоящие роды (38%);

• индивидуальные страхи (отношение окружающих к ней, ее бере­менности, ее ребенку) — 38%;

• здоровье ребенка (28%).


^ Представления о материнстве у беременных женщин, готовых и не готовых к материнству

Обзор исследований психологии беременных женщин показал, что во время беременности у родителей формируется представление о своем ребенке и о роли матери.

Мы предположили, что существуют различия в представлениях о ма­теринстве у беременных женщин, готовых и не готовых к материнству.

Чтобы определить представления о матери и ее роли у наших ис­пытуемых, мы использовали метод свободных ассоциаций. Это по­зволило провести содержательный анализ личностного смысла, ко­торый имеет слово «мать» для беременных женщин, готовых и не го­товых к материнству.

В выборке женщин, готовых к материнству, были получены сле­дующие группы ассоциаций:

• любящая — 95% (например, «любящая», «любовь»);

• понимающая — 79% («понимающая», «справедливая»);

• добрая, нежная, ласковая — 58% («улыбка», «ласковые руки», «пу­шистая, как кошка», «доброта», «ласка»);

• учитель, воспитатель, помощник — 53% («знающая», «мудрая», «наставник», «учитель», «совет»);

• заботливая — 47% («оберегающая», «заботливая»);

• хранительница домашнего очага — 37% («дом», «семья», «уют»). Для испытуемых этой выборки характерно позитивное отноше­ние к материнской роли и функциям женщины в семье, у них ярко

выражены такие качества матери, как принятие (76%), отзывчивость (63%), предпосылки субъекта обучения составляют 53%. В их ассо­циациях можно проследить самостоятельную ценность ребенка как объекта материнской сферы (потребность в контакте, в заботе о нем). В выборке женщин, не готовых к материнству, ассоциации сле­дующие:

• любящая — 43%;

• живущая ради ребенка — 36% («живущая ради ребенка», «самое важное - это ребенок», «готова отдать все для своего ребенка»);

• чрезмерно опекающая — 29% («постоянная опека», «огромная ответственность»);

• игнорирующая ребенка - 29% («не должна вмешиваться в дела ребенка»);

• учитель, советник - 7% («готова дать совет», «научить самостоя­тельности»).

Следует отметить, что женщины этой выборки с трудом находи­ли ассоциации, их количество было меньше, чем у женщин из вы­борки готовых к материнству. Анализ их ассоциаций свидетельствует о невыраженности таких качеств матери, как принятие и отзывчи­вость, представление о том, что надо развивать ребенка с первых ме­сяцев жизни, незначимо. Ярко прослеживается представление о сверхценности ребенка (желание посвятить ему жизнь, отдать всю себя, чрезмерно опекать). Вероятно, это связано с удовлетворением потребности в объекте привязанности, стремлением уйти от собствен­ных проблем в мир ребенка.


^ Родительские позиции по отношению к будущему ребенку беременных женщин, готовых и не готовых к материнству

Мы предположили, что существуют различия в родительских по­зициях по отношению к будущему ребенку у беременных женщин, готовых и не готовых к материнству.

Проверка гипотезы проводилась с помощью методики PARI (из­мерение родительских установок и реакций) и метода статистичес­кой обработки данных критерий U Манна — Уитни.

Имеются достоверные различия (на 1%-ном уровне значимости) между выборками женщин, готовых и не готовых к материнству, по показателям:

• оберегание ребенка от трудностей;

• «жертвенность» родителей;

• страх причинить ребенку вред;

• «мученичество» родителей;

• раздражительность родителей;

• зависимость ребенка от матери;

• избегание общения с ребенком;

• невнимательность мужа;

• товарищеские отношения с ребенком;

• необходимость посторонней помощи в воспитании.

Исходя из сравнительного анализа средних значений изучаемых признаков, можно сделать следующие выводы:

• Испытуемые из выборки женщин, готовых к материнству, харак­теризуются более высокими показателями товарищеских отно­шений с ребенком.

• Испытуемые из выборки женщин, не готовых к материнству, име­ют более высокие следующие показатели: оберегание ребенка от трудностей, страх причинить ребенку вред, зависимость ребенка от матери. Они больше ощущают свою «жертвенность» по отно­шению к ребенку, чаще испытывают раздражение и избегают об­щения с ним, больше указывают на невнимательность мужа и необходимость посторонней помощи в воспитании.

В целом для женщин, готовых к материнству, характерны:

• повышенное внимание со стороны мужа (42%) и чрезмерное стремление к товарищеским отношениям с ребенком (42%);

• остальные показатели методики PARI находятся в пределах сред­них значений, что является наиболее благоприятным для данной методики.

Для женщин, не готовых к материнству, характерны (см. прило­жение 4):

• ощущение самопожертвенности в роли матери, ограниченность интересов женщины рамками семьи, неудовлетворенность ролью хозяйки дома;

• большое количество супружеских конфликтов и «безучастность» мужа, его невключенность в дела семьи; необходимость посторон­ней помощи в воспитании ребенка;

• стремление к чрезмерному обереганию ребенка от трудностей и сверхавторитету родителей, повышенный страх причинить ребен­ку вред;

• предрасположенность к нетоварищеским отношениям с ребенком;

• склонность не подавлять сексуальность, агрессивность ребенка, не­желание ускорять его развитие и способствовать его активности.

Факторный анализ методик PARI и СУПОС-8 выделил следующие факторы в выборках женщин, готовых и не готовых к материнству.

В выборке женщин, готовых к материнству, были получены:

^ Фактор 1. Гиперопека (16%). Такие матери стремятся сформиро­вать зависимость ребенка от родителей, при этом испытывая психи­ческое беспокойство, снижение силы и энергии.

^ Фактор 2. Учет субъективности ребенка (16%) выражается в не­навязчивости родителей, в стремлении не подавлять агрессивность, сексуальность и волю ребенка, а также в том, что интересы женщины не ограничиваются рамками семьи.

^ Фактор 3. Демократичность (12%) показывает направленность родителей на товарищеские отношения с ребенком, равенство роди­телей и ребенка, стремление к действию и активность.

^ Фактор 4. Принятие родительских функций (10%) проявляется в том, что родители не демонстрируют строгости и раздражительности и при этом испытывают психическое спокойствие; роль родителя не связана у них с ощущением «мученичества». Кроме того, данный фак­тор указывает на самостоятельность в воспитании.

^ Фактор 5. Традиционная функционально-ролевая согласованность супругов (9,8%) проявляется в редких супружеских конфликтах, не­доминантности матери и внимательности мужа, его включенности в

дела семьи.

В выборке женщин, не готовых к материнству, были получены

следующие факторы (см. приложение 6).

^ Фактор 1. Негативное представление о родительстве (20%) выра­жается в ограниченности интересов женщины рамками семьи, ощу­щении «мученичества» в роли родителя, доминировании матери, чрез­мерном вмешательстве в мир ребенка и нетоварищеских отношениях с ним, в страхе причинить ребенку вред и необходимости посторон­ней помощи в воспитании.

^ Фактор 2. Эмоциональная неустойчивость в воспитании (17%) про­является в раздражительности и психическом беспокойстве родите­ля, в стремлении подавлять сексуальность ребенка.

^ Фактор 3. Переживание неразделенной родительской ответствен­ности (11%) выражено в безучастности мужа, его невключенности в дела семьи, психическом беспокойстве, повышении тоскливости, стремлении не подавлять агрессивность ребенка.

^ Фактор 4. Игнорирование ребенка (10%) проявляется в том, что родитель не строг с ребенком, стремится не подавлять его волю, из­бегает общения с ним, не испытывает страхов.

^ Фактор 5. Гиперопека (9%) выражается в поощрении неактивно­сти ребенка и чрезмерной заботе о нем.

Корреляционный анализ Спирмена в выборке женщин, не готовых . к материнству, выявил следующие взаимосвязи, достоверные на 1%-ном уровне значимости (критическое значение 0,6614):

• чем больше вмешательство в мир ребенка, тем выше сверхавто­ритет родителей (0,6934), страх причинить ребенку вред (0,8363), ограниченность интересов женщины рамками семьи (0,7736);

• чем сильнее доминирование матери, тем выше подавление сексу­альности ребенка (0,7418), подавление его агрессивности (0,7802), поощрение активности ребенка (0,7198), стремление ускорить его развитие (0,6835);

• чем больше поощряется активность ребенка, тем сильнее улучша­ются товарищеские отношения между родителями и детьми (0,7).

В выборке женщин, готовых к материнству, получены следую­щие достоверные на 1%-ном уровне корреляционные связи (крити­ческое значение 0,5751):

• с увеличением строгости родителей повышается зависимость ре­бенка от матери (0,6487) и «мученичество» родителей (0,7018);

• с повышением невнимательности мужа к жене увеличивается вмешательство в мир ребенка (0,6329) и подавление его сексуаль­ности (0,6807).


^ Механизм формирования психологической готовности к материнству

Традиционная функционально-ролевая согласованность супругов, их внимательность друг другу, неконфликтность в общении способству­ет позитивному принятию ими своих родительских функций: самосто­ятельности в воспитании, отсутствию строгости и раздражительности по отношению к ребенку, отсутствию ощущения «мученичества» в вы­полняемой роли родителя. В дальнейшем это выражается в стремлении к демократическим отношениям с ребенком, учете его субъективных качеств, потребностей, стремлений, желаний, некоторой самостоятель­ности в принятии решений. Все перечисленное, на наш взгляд, являет­ся благоприятными факторами для психического развития ребенка, приобретения им положительного коммуникативного опыта (одной wi предпосылок готовности к родительству), сохранения и развития доб­рожелательных и внимательных отношений между супругами и созда­ния благоприятного психологического климата в семье в целом.

Полученный нами фактор гиперопеки рассматривается в контек­сте особенностей данной выборки. Все испытуемые в настоящий момент только ожидают ребенка, и стремление заботиться о нем, пред­ставление о его беззащитности и необходимости родительского ухо­да, контроля, удовлетворения потребностей ребенка, которые он не может осуществить на данном этапе своего развития, являются, на наш взгляд, оправданными.

По результатам проведенного нами исследования в целом можно сделать следующие выводы:

В выборке женщин, готовых к материнству, преобладают:

• мобилизирующие компоненты психоэмоционального состояния: психическое спокойствие, стремление к действию и активность;

• образ матери принимающей, отзывчивой, способствующей раз­витию и обучению ребенка, разделяющей его самостоятельную ценность;

• повышенное внимание со стороны мужа и чрезмерное стремле­ние к товарищеским отношениям с ребенком;

• гиперопека, учет субъективности ребенка, демократичность в от­ношениях с ним; принятие родительских функций, традицион­ная функционально-ролевая согласованность супругов.

Для выборки женщин, не готовых к материнству, характерны:

• демобилизирующие компоненты психоэмоционального состоя­ния: психическое беспокойство, подавленность и депрессия, уд­рученность и тоскливость, страхи и опасения;

• невыраженность таких качеств, как принятие, отзывчивость и стремление к развитию ребенка. Кроме того, прослеживается сверхценность ребенка (желание посвятить ему жизнь, отдать всю себя, чрезмерно опекать). Вероятно, это связано с удовлетворе­нием потребности в объекте привязанности, стремлением уйти от собственных проблем в мир ребенка;

• ощущение самопожертвенности в роли матери, ограниченность интересов женщины рамками семьи, неудовлетворенность ролью хозяйки дома;

• большое количество супружеских конфликтов и «безучастность» мужа, его невключенность в дела семьи; необходимость посторон­ней помощи в воспитании ребенка;

• стремление к чрезмерному обереганию ребенка от трудностей и сверхавторитету родителей, повышенный страх причинить ребен­ку вред;

• предрасположенность к нетоварищеским отношениям с ребенком;

• стремление не подавлять сексуальности и агрессивность ребенка, нежелание ускорять его развитие и способствовать его активности;

• негативное представление о родительстве, эмоциональная неус­тойчивость в воспитании, переживание неразделенной родитель­ской ответственности, игнорирование ребенка либо гиперопека.


^ 3.4. Психологическая подготовка родителей к рождению ребенка

Развитие систем пренатального воспитания

Вопрос о том, является ли вынашивание воспитанием, то есть происходит ли при этом опосредованное включение будущего чело­века в общество, в разные эпохи решался по-разному.

Первый этап в развитии пренатального воспитания — семейное пренатальное воспитание. Оно не было массовым, государственным, а осуществлялось сообразно потребностям малых сообществ, которые проверяли и отбирали супругов по физическим и нравственным кри­териям. Тем, кто не проходил испытания, запрещали вступать в брак.

Для древних цивилизаций значимость периода беременности была непреложной истиной. Египтяне, индийцы, кельты, африканцы и мно­гие другие народы разработали свод законов для матерей, супружеских пар и общества в целом, которые обеспечивали ребенку наилучшие ус­ловия для жизни и развития. Более тысячи лет назад в Китае существо­вали пренатальные клиники, где будущие матери проводили период бе­ременности, окруженные покоем и красотой. Здесь же была разработа­на система эмбрионального воспитания «Тай-кье». Индийская тради­ция Чарака Самхита применяла прослеживание плода в течение третьего и четвертого месяцев, а начиная с седьмого — ежемесячно.

В дореволюционной России, особенно в северных регионах (Во­логодская, Новгородская губерния), существовал свод правил и при­мет, регулирующих поведение беременной. Особую роль играла аку­шерка-повитуха или монахиня. Пренатальное воспитание состояло в передаче способов для саморуководства женщины во время бере­менности и родов, а также создавало некую временную общность и ставило женщину в особое положение в семье.

^ Второй этап медицинский — начинается в конце XVII века с открытием акушерских училищ. На данном этапе пренатальное вос­питание прекратило свое существование как отдельная практика, на смену ему пришло родовспоможение с его собственным образом рож­дающегося человека как организма, лишенного переживаний. Родов­споможение стало обязательной практикой, через которую проходили все женщины. Прочие практики являлись факультативными. В частности, когда в 1940-х годах психоанализ проявил интерес к бере­менным, лишь немногие из них имели возможность и пожелали по­сещать психоаналитические сеансы.

В нашей стране начиная с 1950-х годов репрессивный стиль пре-и перинатальных отношений воспроизводили и поддерживали шко­лы будущей матери, которые открылись в этот период при каждой женской консультации. Эти школы ставили своей целью передачу знаний о внутриутробном развитии. Действительным результатом вза­имоотношений женщины с врачом (до настоящего времени занятия в таких школах ведут врачи-гинекологи) являлись передача ответ­ственности медицине, страх перед родами, утрата интуиции. Ребе­нок виделся как объект манипуляции. Поведение и чувства матери, направленные на будущего ребенка, складывались в соответствии со стереотипами общественного сознания, которые практиковали ран­нюю разлуку с ребенком и ранний переход к общественному воспи­танию в детских садах и яслях. Интимные, индивидуализированные связи между матерью и ребенком не возникали, так как несли в себе угрозу тоталитарному воспитанию.

Постепенно в науке нарастает интерес к младенчеству, который перестает быть «куском кричащего мяса». Обнаружилось, что он имеет свою собственную психическую активность. Возникает кризис «ме­дицинского этапа» пренатального воспитания. Возрождается нетра­диционная практика, в которой прежде всего была восстановлена фигура пренатального наставника и сделан акцент на индивидуали­зированной связи его с будущей матерью.

Около 20 лет назад акушеры, психиатры и психологи многих стран Европы и Америки стали объединяться в Ассоциации перинаталь­ного воспитания, возник новый раздел науки о человеке — перина­тальная психология. Она занимается изучением психической жизни плода и пытается найти ответы на следующие вопросы: когда начи­нается психическая жизнь плода, каково влияние матери на психику рождающегося человека, как влияет сам процесс беременности, ро­дов и неонатальный период жизни на психику человека.

Основой перинатальной психологии является теория перинаталь­ных матриц. Особенно много сделал для их изучения американский психиатр С. Гроф. По Грофу, перинатальные матрицы - это стойкие функциональные структуры («клише»), которые являются базовыми для многих (если не для всех) психических и физических реакций в течение всей последующей жизни человека. Учение о формировании матриц при беременности и в родах стало уже стройной теорией.

Акушерство всегда было и сегодня должно оставаться искусством, заключающимся не только в рождении ребенка без травм, но и — что не менее важно — физически и психически здорового. В свете теории перинатальных матриц одной из важных задач, стоящих перед обще­ством в целом и медициной в частности, является формирование и развитие перинатальной культуры, или культуры родительской (в са­мом широком смысле этого слова), которая поможет вырастить по­коление духовно содержательное, относящееся к рождению ребенка как к естественному и радостному событию в своей жизни, а не как к процессу, требующему медицинского вмешательства.

^ Третий этап — «альтернативный» — начинается в 1962 г. с от­крытием первого Центра пренатальной подготовки. В настоящее вре­мя во всем мире действуют различные центры пренатальной подго­товки, существуют разветвленные службы «естественного деторож­дения», которые предлагают юридическое, медицинское, тренировоч­ное, психолого-консультативное обслуживание. В Англии действует около десяти, в США около тридцати таких организаций, в Дании, Голландии такая служба является частью официального государствен­ного пренатального сервиса. Следует отметить Национальную ассо­циацию пренатального воспитания во Франции, Общество биогене­тического здоровья в США, Мистическую школу сознательного за­чатия и беременности.

Воссоздание пренатальной культуры в России относится к 1982 году, когда И. Марковский прочел цикл лекций о водном рождении в клубе «Здоровая семья». Затем у него появились последователи — организа­ция «Водное рождение», клуб здоровой семьи «Возрождение», творчес­кий коллектив «Наутилус» под руководством М. Трунова, коллектив «Аква», директором которого стала Татьяна Саргунас. На сегодняш­ний день существует свыше десяти организаций, занимающихся в числе прочего пренатальным воспитанием. Кроме уже упомянутых, можно назвать следующие: «Аквамарина» (Москва), «Афалина» и «Кенгуру» (Ярославль), «Дельфа» (Тверь). Клуб «Воскресение» (Москва) строит пренатальное воспитание на основе православия, «Стихиаль» актив­но использует методы, восходящие к языческим культам народов Се­вера России и Карелии. Кроме того, большое внимание здесь уделяет­ся проработке психологических проблем матери и отца.

Целями нетрадиционного пренатального воспитания являются: 1. Подготовка к естественному рождению с целью смягчения кри­тического разрыва для матери и ребенка (к конкретным техни­кам относятся «лотосовое» рождение — без обрезания пуповины, прикладывание к груди сразу после рождения, ритм обстановки

рождения, максимально приближенный к ритму внутриутробной жизни, и т. п.).

2. Развитие способности матери получать информацию о состоянии и поведении ребенка во время беременности (при помощи тех­ник из арсенала различных духовных практик — через медита­ции, упражнения, музыку, манипуляции с освещением и т. п. -таким образом стимулируется имажинация будущего ребенка).

3. Целенаправленное формирование способности матери изменять свое эмоциональное состояние и передавать его ребенку.

4. Создание тесного контакта будущей матери с другими беремен­ными и пренатальным наставником.

Кафедра акушерства и гинекологии Волгоградской медицинс­кой академии (Н. А. Жаркий, Н. Д. Подобед, Е. В. Александрина, А. Е. Мирошников) разработала методику подготовки семейных пар к родам с учетом формирования психических перинатальных матриц плода и развития родительской культуры.

По итогам исследования методы подготовки беременных к родам в женских консультациях были разделены на три группы10:

1. Учреждения, где отсутствует единая методика, а подготовка сводится к ответам врача или акушерки на вопросы, возникающие у беременной, или советы почитать соответствующую популярную ли­тературу по беременности и родам. К сожалению, подобной систе­мой «охвачена» подавляющая часть всех беременных, состоящих на учете в женских консультациях города. Результатом такой «подготов­ки» являются эмоциональные и психологические срывы женщин в родах, высокий процент аномалий сократительной деятельности мат­ки, приводящих к повышению частоты операции кесарева сечения и перинатальных потерь. Отсутствие установки на грудное вскармли­вание приводит к резкому сокращению периода лактации, следстви­ем чего является повышенная заболеваемость детей первого года жиз­ни. Так, по данным годового отчета и анкетированию, проведенному студентами и сотрудниками кафедры акушерства и гинекологии, за последние 2 года перинатальная смертность составляет 15,1% в 1997 г. и 14,5% — в 1998 г., материнская смертность соответственно - 26,7 и 56,2 на 100000 живорожденных, младенческая (до 1 года жизни) смер­тность — 15,2% и 13,7%, заболеваемость новорожденных — 39,1% и 44,9%, процент первородящих (в среднем по городу) составил 72,3%. На смешанном вскармливании выписано из родильного дома 32% детей. Таким образом, полное отсутствие психологической помощи беременным в немалой степени способствовало и продолжает способствовать тем отрицательным демографическим и социальным про­цессам, которые имеются в регионе.

2. Система физиопсихопрофилактической подготовки (ФППП), разработанная в нашей стране К. И. Платоновым и И. И. Вельвовс-ким и усовершенствованная впоследствии А. П. Николаевым. Она состоит из четырех лекционных занятий, включающих краткие све­дения об анатомии женских половых органов, физиологии и гигиене беременности, родов, послеродового периода, о поведении женщи­ны в первый период родов, характере дыхания во время потуг. Дан­ная система, некогда охватывавшая до 90% беременных, в настоящее время сохранилась лишь в нескольких женских консультациях. По­сещаемость занятий составляет 2-3% от общего числа беременных. Повторно рожающие женщины, как правило, занятия не посещают. Данный метод подготовки в настоящее время практически потерял свою актуальность в силу устаревшего подхода и не обеспечивает сни­жения невротических расстройств у беременных. Кроме того, так же как и методы первой группы, он приводит к значительным репродук­тивным потерям

3. Комплексная подготовка по программе «Возрожденные роды», разработанная в США и внедренная в двух женских консультациях г. Волгограда в 1995 году. По своей сути она является улучшенным вариантом программы И. И. Вельвовского — А. П. Николаева. В про­грамме делается акцент на сведения о физиологических механизмах беременности и родов. Занятия сопровождаются показом прекрасно изготовленных иллюстраций, наглядных материалов (планшеты, муляжи, видеофильмы). Целью программы является проведение физи­ческого и гигиенического тренинга. Осуществляется она силами инст­рукторов физической культуры, прошедших специальные курсы. Такая подготовка в большей степени, чем предыдущие, отвечает современным требованиям и имеет, по данным Е. Б. Ефремовой и А. Н. Рыльковой, неплохие результаты. В группе из 150 беременных, прошедших под­готовку по данной программе в женской консультации Центрально­го района, своевременных родов было на 4% больше, преждевремен­ных — на 2% меньше, аномалии родовой деятельности отмечались в 1,6 раза реже, продолжительность родов сократилась на 3,9 часа, разрывы мягких тканей родовых путей встречались на 4,6% реже, число кровотечений в послеродовом и раннем послеродовом пери­одах отмечено на 17% реже, чем в контрольной группе (250 бере­менных, занимавшихся в школе матерей по методу И. И. Вельвовс­кого - А. П. Николаева). Оперативное родоразрешение потребова­лось в 4% случаев в основной группе, против 12% в контрольной.

Однако данная программа, на наш взгляд, имеет один существенный недостаток - отсутствие должной психологической помощи на уров­не, обеспечивающем формирование родительской культуры.

Поэтому в клинике третий год происходит подготовка семейных пар к появлению ребенка. Занятия проводятся в родильном доме. Подготовка предусматривает работу с группой беременных и их му­жьями по трем программам: образовательной, воспитательной и оздо­ровительной. Групповые занятия рассчитаны на три месяца по три занятия в неделю.

Образовательная программа преследует цель информировать буду­щих родителей о физиологических механизмах деторождения, особен­ностях режима, питания, выполнения правил гигиены во время бере­менности, родов и в послеродовой период, правилах ухода за ребенком, принципах грудного вскармливания. На тематических занятиях исполь­зуются наглядные материалы: книги по искусству и рукоделию, видео­фильмы студийного и собственного производства, муляжи, плакаты.

Воспитательная программа предусматривает воспитание чувства материнства, родительства посредством формирования духовной свя­зи между родителями и еще не рожденным ребенком. Делаются по­пытки с помощью психотерапевтических методов уменьшить невро­тические проявления, ориентировать на адекватную реакцию в ответ на стрессовые раздражители. С этой целью применяются методики личностного ориентирования. Кроме того, проводится индивидуаль­ная и групповая работа духовного наставника. Помимо обязательной программы организуются концерты духовной музыки, посещение церкви, детского садика. Все это помогает беременным наладить дву­стороннюю связь с младенцем, понять его состояние, полюбить его сердцем. Образовательная и воспитательная программы нацелены в первую очередь на создание внешних и внутренних условий для гар­моничного формирования перинатальных матриц плода.

Оздоровительная программа предусматривает оценку состояния здоровья, прогнозирование акушерских осложнений и собственно оздоровительные мероприятия. С этой целью используются компь­ютерная психодиагностическая система на основе MMPI, акупунктурная диагностика. Проводятся занятия по оздоровительной гим­настике с элементами массажа в гимнастическом зале и бассейне, содержащие специальные дыхательные и мышечно-релаксирующие упражнения. По окончании основной трехмесячной программы бе­ременные с удовольствием посещают оздоровительные занятия до срока родов. Каждый раздел программы занимает примерно равное количество времени. Выполнение всех трех программ позволяет строить акушерскую тактику родоразрешения. За два года работы помощь при родоразрешении получили 66 женщин. Большинство из них име­ли генитальную или экстрагенитальную патологию, обусловившую высокий риск перинатальных и акушерских осложнений. К такой группе относилось 30 беременных (45,5%). Большинство первона­чально испытывали страх перед родами, боялись болей. После про­веденной подготовки сладостные роды произошли у шестерых (9,1%), мягкие - у 34 (51,5%) женщин. Термин «мягкие» применен к тем ро­женицам, у которых схватки были малоболезненными или совсем безболезненными. Их отличало спокойное и «послушное» поведение, адекватная реакция на происходящие события. Имелся полный пси­хологический контакт с медперсоналом.

Ребенок демонстрировал спокойное поведение, не кричал, про­являл живой сосательный рефлекс. Сладостные роды характеризо­вались богатством эмоциональных проявлений, чувством радости и счастья роженицы во все периоды родов, ее осознанным поведением. На лицах детей после адаптации к свету (примерно через 5 — 7 минут после первого вдоха) проскальзывала улыбка, когда они встречались глазами с матерью. На вторые и третьи сутки после родов улыбка была устойчивой и продолжительной (около 3 секунд).

В рамках данной программы впервые в г. Волгограде внедрена тех­нология водных родов, с ее помощью произошло родоразрешение 41 беременной (62,1%). Ни в одном случае не было необходимости ме­дикаментозного обезболивания родов. Осложнения в виде дискоор-динации родовой деятельности (дистоция шейки), кровотечения в послеродовом периоде было у двух женщин (3%). Кесарево сечение произведено трем роженицам (4,5%). Осложненные роды у этих па­циенток проходили на фоне неразрешенных психологических конф­ликтов (развод с мужем), неверия в собственные силы, легкомыслен­ного отношения к духовной работе над собой.

Перинатальных потерь не было. В состоянии асфиксии легкой сте­пени родился один ребенок (1,5%) с тройным тугим обвитием пупови­ны вокруг шеи. Все дети выписаны из родильного дома на полном ес­тественном вскармливании. До года на смешанном грудном вскарм­ливании находилось 48 (80%) из 60 детей, из них один ребенок — на полном естественном вскармливании. Результаты анкетирования ро­жениц показали, что не менее 90% перворожавших женщин не исклю­чали возможности рождения второго ребенка, мотивируя это прекрас­ными впечатлениями от прошедших родов. Принимая во внимание основную цель работы — формирование перинатальных матриц ребен­ка, за детьми продолжается наблюдение психолога и педиатра.

Предварительные результаты свидетельствуют о том, что физи­ческое и психическое развитие детей от родителей, прошедших доро­довую подготовку по данной программе, имеет тенденцию к опере­жению. Однако о закономерностях пока говорить преждевременно.

Таким образом, в подготовке беременных к родам следует учиты­вать необходимость формирования перинатальных матриц плода и родительской культуры. Это позволяет обеспечить устойчивое пси­хоэмоциональное состояние женщин, повысить частоту мягких и сладостных родов, улучшить качественные показатели службы ро­довспоможения.


^ Задачи психологической помощи семье:

• Воспитание родительской ответственности.

• Формирование социально-психологических навыков оказания поддержки в семье, регулирования отношений семьи с социумом.

• Повышение психолого-педагогической компетентности. Озна­комление с информацией о внутриутробном развитии ребенка и психологическом значении процесса родов для ребенка, матери и отца. Приобретение знаний о развитии и обучении ребенка ран­него возраста, воспитании, в том числе половом воспитании.

• Приобретение навыков саморегуляции, то есть овладение различ­ными техниками произвольного регулирования функционального состояния организма и душевного состояния личности.

^ Диагностика готовности к материнству и родам может проводиться в группе или при индивидуальной встрече на основании специальных тестов, рисунков, исследования отношения к изменениям, происхо­дящим в период беременности, показателям глубины расслабления.

^ Направленность психологической помощи. Психологическая по­мощь может быть обращена к различным уровням (структурам) ин­дивидуума.

Личностный уровень: работа с ценностями, мотивацией, смысло­выми образованиями, установками.

^ Эмоциональный уровень: поощрение открытого выражения чувств вербальными и невербальными средствами, обучение эмпатий-ному слушанию.

Когнитивный уровень: передача знаний.

Операциональный уровень: формирование навыков и умений (по­ведения в родах, ухода за ребенком).

^ Психофизический уровень: обучение регуляции функциональных и психических состояний средствами аутогенной тренировки, арт-терапии, телесно-ориентированной терапии.

^ Уровни воздействия

Методы воздействия

Личностный

Групповая, семейная и индивидуальная психо­терапия, аутотренинг, арттерапия, ролевые игры

Эмоциональный

Арттерапия, ролевые игры, телесно-ориентиро­ванная терапия, групповая психотерапия

Когнитивный

Лекции, семинары

Операциональный

Отработка навыков

Психофизический

Аутотренинг, арттерапия, телесно-ориентиро­ванная терапия

Таблица 13

Сравнительные характеристики медицинской

и психологической помощи семье в период ожидания ребенка

и первого года его жизни

Сравниваемые характеристики

Медицинская помощь

Психологическая помощь

Объект помощи

Мать, ребенок

Семья в целом

Цель просветительской работы

Повышение родительской компетенции в вопросах ук­репления здоровья

Повышение родительской ком­петенции в вопросах воспитания и обучения ребенка и гармони­зации семейных отношений

Цель профилактичес­кой работы

Профилактика соматичес­кой заболеваемости

Профилактика психической за­болеваемости и девиантного поведения

Предмет диагностики и терапии (коррекции)

Соматическое развитие и здоровье

Психическое и социальное раз­витие и здоровье


^ Влияние внутриутробного воспитания на ребенка

Более ста лет назад ученые-морфологи обратили внимание на тот факт, что в мозгу новорожденного имеется определенный процент атрофированных нейронов. Была выдвинута гипотеза о том, что эти нейроны атрофированы вследствие их невостребованности за пери­од внутриутробного развития плода. С другой стороны, существова­ла достоверная научная информация о том, что число нервных кле­ток головного мозга в значительной степени определяет уровень ин­теллектуального развития, психической зрелости ребенка. В связи с этим в последние десятилетия сначала в Европе, а затем в США воз­никли идеи о целесообразности воспитательного процесса в дородо­вой период жизни человека с целью сохранения и развития наиболь­шего количества нейронов головного мозга.

Пренатальная педагогика делает свои первые шаги, заявляя о себе как самостоятельная область знаний. Существует множество различ­ных программ образования нерожденного ребенка. Многие из них включают в себя различные виды релаксаций, звуковую и цветовую терапию, рефлексотерапию, гипокситерапию (кратковременное по­мещение в условия пониженного содержания кислорода). Активно практикуется музыкальное воспитание плода до рождения: напри­мер, ритмические музыкальные упражнения «Панэвритмия». Разра­ботаны даже специальные пояса для беременных, в которые вмонти­рованы пленки с записями, которые, по утверждению изобретателей, дают возможность парам рожать эмоционально уравновешенных де­тей с высоким уровнем коэффициента интеллектуального развития.

До последнего времени в странах Северной Европы было обыч­ным явлением, что беременные женщины подолгу сидят на ступень­ках своего дома и поют народные и религиозные песни. А в Полине­зии и сейчас практикуются специальные танцы и ритмические дей­ствия с беременными.

Доктор Ван де Карр из Калифорнии описал комплексную мето­дику «Пренатальный университет», которая включает в себя тактиль­ное воздействие рук на брюшную полость самими женщинами (на­жатие, похлопывание, встряхивание) в сочетании с повторяющими­ся односложными словами. По его рекомендации беременные жен­щины занимаются этим ежедневно в течение 10 — 20 минут, начиная с середины беременности и до родов.

Ведущий специалист в области дородовой педагогики в США Брэнт Логан в течение девяти лет занимается исследованием воздей­ствия звука на организм еще не родившегося ребенка. По его кон­цепции, сердце является биологическим регулятором всех процессов в развивающемся организме, под который подстраивает свою деятель­ность мозг. Для того чтобы дать мозгу дополнительную информацию, он предлагает беременным женщинам для прослушивания набор из шестнадцати кассет с записями усложненного характера сердечного ритма (вариации частоты и высоты звука).

В середине 1990-х годов в России был апробирован «СОНАТАЛ» — метод музыкальной стимуляции плода новорожденного, разработанный профессором М. Л. Лазаревым. Были получены следующие факты:

1. Осложнение беременности в группе пренатального воспитания (ПВ) составили 36%, а в контрольной группе (КГ) - 92,5%.

2. Роды без патологии в группе ПВ составили 68%, в КГ - 15%.

3. Заболеваемость детей в возрасте до 6 месяцев в КГ составила 17,7%, а в группе детей после пренатального воспитания она в 2,5 раза ниже — 7,2%.

4. Дети группы ПВ на один месяц опережают в развитии своих свер­стников по основным психомоторным реакциям.

Таблица 14

Результаты влияния метода «СОНАТАЛ» на психическое развитие ребенка



Сроки обнаружения признака

СОНАТАЛ

Нормы в России

1.

Улыбается

19-й день

1 месяц

2.

Следит глазами за погремушкой

1 месяц

1,5 месяца

3.

Произносит первые слоги

5 месяцев

6 месяцев

4.

Держит головку

16-й день

3-4-я неделя

5.

Берет сам игрушки

3 месяца

5 месяцев

6.

Переворачивается со спины на живот

3,5 месяца

5 месяцев

7.

Сидит с поддержкой

3,5 месяца

5 месяцев

Кроме того, в некоторых исследованиях отмечено, что дети, ко­торые воспитываются внутриутробно, отличаются более крепким здо­ровьем, общительностью и творческими способностями, быстрее схватывают новую информацию и лучше переносят школьные нагруз­ки. Среди них меньше невротиков. Пары, которые налаживают кон­такт с ребенком до рождения, позитивнее воспринимают приобрете­ние новых социальных ролей. Женщины более подготовлены к мате­ринской роли, легче налаживают контакт с младенцем.

Таким образом, если пока и нельзя считать полностью доказан­ным, что специальные пренатальные занятия улучшают интеллект ребенка, однако бесспорно, что эти занятия значительно укрепляют эмоциональную связь матери и отца (если он принимает в них учас­тие) с ребенком. Такие дети более активны, они улыбаются, садятся, начинают ходить и говорить раньше, их связывают с родителями бо­лее крепкие узы любви.

Если мы хотим, чтобы будущее поколение людей было лучше и гармоничнее нынешнего, мы с сегодняшнего дня должны начать осоз­нанное движение к оздоровлению общества.

Первым шагом могло бы стать формирование общественного мнения на основе научных достижений перинатальной психоло­гии, согласно которому общество в целом и каждый его член в от­дельности ответственны за жизнь и здоровье (психическое и фи­зическое) каждого зачатого человека. Можно предположить, что формирующееся общественное мнение позитивно отразится на частоте прерываний беременности и будет способствовать улучшению психического и соматического здоровья не только детей, но и родителей.


Контрольные вопросы

1. В чем сущность перинатальной психологии?

1. Каковы основные этапы развития систем перинатального воспи­тания?

2. Приведите примеры влияния пренатального воспитания на раз­витие ребенка.

3. Что такое психологическая готовность к материнству, какова ее структура?

Темы для семинарских занятий

1. Психологическая сущность материнства.

2. Материнство и отцовство как конкретная мотивационно-потреб-ностная сфера личности.

3. Психологическая работа с семьей, ожидающей ребенка.

Задания для самостоятельной работы

1. Подготовьте рефераты по различным направлениям психологи­ческих исследований материнства.

2. Изучите монографию Р. Ж. Мухамедрахимова «Взаимодействие матери и младенца».

3. Проведите исследование психологической готовности к материн­ству и отцовству.

4. Определите наличие или отсутствие тендерных различий в струк­туре готовности.

Литература

1. Мещерякова С. Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии. 2000. № 5.

2. Филиппова Г. Г. Материнство и основные аспекты его исследо­вания в психологии // Вопросы психологии. 2001. № 2.

3. Филиппова Г. Г. Материнство: сравнительно-психологический подход // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 5.

4. Фромм Э. Искусство любить. — Минск, 1990.

5. Шнейдер Л. Б. Психология семейных отношений. - М., 2000.






оставить комментарий
страница6/14
Дата23.08.2012
Размер5 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх