Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва icon

Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва



Смотрите также:
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва...
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва...
Учебное пособие Москва Издательство Московского института духовной культуры 2007...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Еских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical Practice Press New York London...
Учебное пособие. М.: Издательство Московского института духовной культуры, 2006. 140 с...
Учебное пособие Издательство Дальневосточного университета Владивосток...
Учебное пособие (Краткий курс) Москва Издательство Российского университета дружбы народов...
Учебное пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов удк 811. 161. 1...
Тесты. 4 класс. Учебное пособие / Составитель Е. Г. Воронова. Москва. Издательство «Менеджер»...
Учебное пособие Четвертое издание Москва Издательство «Флинта»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
вернуться в начало
скачать
Глава 3

^ РОДИТЕЛЬСТВО В АСПЕКТЕ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ


3.1. Психологические исследования материнства

В современных исследованиях материнство как психосоциальный феномен изучается в двух основных направлениях: как обеспечение развития ребенка и как часть личностной сферы женщины. Само­стоятельным направлением можно считать перинатальную психоло­гию, занимающуюся проблемами беременности, родов, послеродо­вого периода. В русле первого направления рассмотрим следующие аспекты изучения материнства.

^ Культурно-исторические аспекты материнства

В исследованиях этого направления институт материнства рассмат­ривается как исторически обусловленный, изменяющий свое содержа­ние от эпохи к эпохе (работы И. С. Кона, Э. Эриксона, М. С. Радионо­вой и др.). Кросскультурные исследования и в первую очередь работы М. Мид8 показали, что материнское поведение и содержание эмоциональ­ных переживаний и представлений матери о развитии ребенка и своей материнской роли различны в разных культурах и зависят от конкретной культурной модели материнства и детства. В исследованиях ставится воп­рос о биологических основах материнства, обеспечивающих развитие ре­бенка, и о конкретных культурных моделях материнства, направленных на воспитание ребенка как члена своего, конкретного общества.

^ Психофизиологические аспекты материнства

Мать и обеспечиваемые ею условия рассматриваются с позиций организации физиологической и стимульной среды для развития ре­бенка. Развитие материнства и динамика состояния беременности изучаются с точки зрения формирования физиологической «доми­нанты материнства». Успешность родов связывают с психофизио­логическими особенностями эмоциональной сферы женщины и ее личностными характеристиками.

^ Психологические аспекты материнства

Феноменологическое направление. В этих исследованиях выделяют и описывают функции матери, особенности ее поведения, пережи­ваний, установок. В исследованиях, связанных с изучением успеш­ности адаптации женщины к материнству, учитываются различные факторы: личностные особенности, история жизни, адаптация к суп­ружеству, опыт взаимодействия с собственной матерью, особеннос­ти семейной модели материнства, возможность взаимодействия с младенцами и появление интереса к ним в детстве.

^ Психолого-педагогическое направление скорее относится к психо­логии родительства, к периоду ожидания ребенка и его раннего раз­вития. Исследователи разрабатывают методы психологической кор­рекции и психологической подготовки беременной, а также семей­ных пар с ориентацией на «сознательное родительство», психологи­ческие тренинги, способы альтернативных родов. Выделяются качества матери, особенности ее переживаний и состояний, которые считаются оптимальными и на которые ориентируются при состав­лении коррекционных программ.

^ Психотерапевтическое направление. В этом направлении изуча­ются особенности матери, которые могут служить источником нару­шения психического развития ребенка: различные формы отклоня­ющегося материнского отношения, особенности матерей с шизоид­ными чертами, с явлениями послеродовой депрессии и т. д.

Второе направление представлено следующими аспектами изучения.

^ Материнство как стадия половозрастной и личностной идентификации

Материнство анализируется с точки зрения личностного разви­тия женщины, психологических и физиологических особенностей разных периодов репродуктивного цикла. Беременность рассматри­вается как критический период жизни женщины, как стадия поло-ролевой идентификации, в ходе которой изменяется ее сознание и взаимоотношения с миром.

В рамках психоанализа исследуется актуализация в беременнос­ти своего пренатального опыта эмоционального взаимодействия с матерью, выделяется типология отношения к беременности по кри­терию сознательного-бессознательного принятия-отвержения.

В психотерапевтически ориентированных исследованиях бере­менность рассматривается как период жизни, сензитивный к обостре­нию психологических проблем и требующий психологического вме­шательства и поддержки.

В других исследованиях беременность — это подготовительный этап в развитии взаимной привязанности матери и ребенка. Он связан с воз­никновением новых интрацептивных ощущений женщины, совпадаю­щих с началом шевеления ребенка. В период беременности обычно воз­никает внутренний диалог матери с ребенком и постепенно формирует­ся его образ, который изменяется в сторону большей реалистичности и обобщенности. Отдельно обсуждаются вопросы беременности юных женщин: особенности личностного развития, привязанность к матери, материнская компетентность и т. д.; проблемы поздней беременности, психологического бесплодия, психотерапия и психокоррекция.

^ Девиантное материнство

В настоящее время этот аспект изучения материнства является одной из наиболее острых областей исследования в психологии — как в практическом, так и в теоретическом плане. Сюда включаются про­блемы, связанные с матерями, отказывающимися от своих детей и проявляющими по отношению к ним открытое пренебрежение и на­силие, проблемы нарушения материнско-детских отношений, кото­рые служат причинами снижения эмоционального благополучия ре­бенка и отклонений в его оптимальном психическом развитии.

^ Онтогенетические аспекты формирования материнства

Разные авторы выделяют этапы развития материнства от плани­рования до реализации в первом и втором поколениях, а также этапы беременности и рассматривают ее связь с развитием личности. Ин­дивидуальный онтогенез материнства проходит несколько этапов, в процессе которых происходит естественная адаптация женщины к материнской роли. А. И. Захаров* выделяет семь сензитивных пери­одов в развитии «материнского инстинкта», придавая большое зна­чение отношению девочки с родителями, игровому поведению, ста­диям половой идентификации. В исследовании Г. Г. Филипповой материнство рассматривается как материнская потребностно-моти-вационная сфера, дается описание ее составляющих и филогенети­ческих и онтогенетических этапов развития.

* Захаров А. И. Ребенок до рождения. — СПб., 1998.

Одним из важнейших этапов становления материнства является период беременности. Его содержание определяется изменениями са­мосознания женщины, направленными на принятие новой социальной роли и формирование чувства привязанности к ребенку. По характеру преобладающего переживания многие исследователи делят период бе­ременности на три этапа: принятие женщиной решения о сохранении или прерывании беременности, начало движения плода, подготовка к родам и появлению ребенка в доме. В период после рождения происхо­дит психологическое принятие ребенка как независимой личности и адаптация к нему. Каждая беременность сопровождается нормативным семейным кризисом и оканчивается принятием нового члена семьи.

Представленный краткий обзор современного состояния иссле­дований в области психологии материнства позволяет заключить, что существует целый ряд направлений изучения данного явления, что говорит о большом интересе исследователей и востребованности этой темы в современной науке и практике.


^ 3.2. Психологическая готовность к материнству

Развитие материнства

Г. Г. Филиппова выделяет два уровня развития материнства. С эволюционной точки зрения материнство — вариант родительской сфе­ры поведения (как составной части репродуктивной сферы), прису­щего женскому полу, которое приобретает особое значение у млеко­питающих. Это связано с вынашиванием и выкармливанием потом­ства и необходимостью обеспечения заботы о нем именно материнс­кой особью. Исключительность материнского поведения на высших эволюционных стадиях развития позволяет выделить материнство в самостоятельную материнскую потребностно-мотивационную сфе­ру поведения. Ее эволюционным назначением является обеспечение матерью адекватной заботы о потомстве, что и является матерински­ми функциями. В поведении матери ее функции выражаются в эмо­циональных реакциях на ребенка, выполнении операций по уходу и общению с ним.

^ На субъективном уровне для самой матери выполнение ее мате­ринских функций достигается за счет наличия у нее соответствую­щих потребностей. Базовой потребностью для материнской сферы является потребность в контакте с объектом, носителем специфичес­ких этологических стимулов — гештальта младенчества. Эта потреб­ность не единственная, но может рассматриваться как системообра­зующая для материнской сферы. Исследования автора позволили выделить в гештальте младенчества три компонента: физический (вне­шний вид, запах, звуки и т. п.), поведенческий (инфантильный стиль движений) и инфантильную результативность (результаты жизнеде­ятельности, результаты двигательной активности, продукты деятель­ности). Все три компонента гештальта младенчества имеют возраст­ную динамику и требуют различной реакции и различных ресурсных затрат матери.

Г. Г. Филиппова выделяет шесть этапов становления материнс­кой потребностно-мотивационной сферы поведения в онтогенезе.

^ Этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе.

У человека этот этап включает пренатальный период и продол­жается на всех онтогенетических этапах развития при взаимодействии с собственной матерью (или ее дублерами — носителями материнс­ких функций). Наиболее важным является возрастной период до трех лет. В это время происходит освоение эмоциональной стороны мате-ринско-детского взаимодействия, а также возникновение эмоцио­нальной реакции на некоторые ключевые стимулы физического ком­понента гештальта младенчества и некоторые элементы операцио­нального состава материнской сферы (baby talk, мимические реак­ции, эмоциональная окраска движений при взаимодействии с объектом, носителем гештальта младенчества).

^ Игровой этап и взаимодействие со сверстниками.

Специфическим отличием этого этапа у человека является фор­мирование и развитие основных компонентов материнской сферы в процессе сюжетно-ролевых игр с куклами, в дочки-матери, в семью.

^ Этап нянчания.

На этом этапе закладываются основы «потребности в материн­стве», формируются потребности в охране ребенка и заботе о нем -то есть развивается восприятие ребенка как объекта деятельности. Эта потребность требует рефлексии своих субъективных состояний и соотнесения с условиями и способами их получения. Данный этап имеет хорошо выраженные возрастные границы (с 5-6 лет до начала полового созревания). Он включает опыт собственного взаимодей­ствия с объектом, носителем гештальта младенчества, наблюдение за взаимодействием взрослых с ребенком, восприятие и рефлексию от­ношения других людей и общества в целом к взрослым, выполняю­щим материнские функции. .

^ Этап дифференциации мотивационных основ половой и родитель­ской (в данном случае — материнской) сферы поведения.

В субъективном опыте существует взаимное «перекрытие» неко­торых ключевых стимулов (ольфакторных, визуальных, слуховых, тактильных) в обеспечении мотивационных основ половой и мате­ринской сфер поведения. Для материнской сферы у человека особое значение имеет объединение компонентов гештальта младенчества на ребенке (как объекте деятельности) до начала полового созревания. Это обеспечивает адекватное мотивационное значение ситуации вза­имодействия с ребенком после родов. Присутствие объекта деятель­ности материнской сферы в этом случае становится медиатором, обес­печивающим возникновение ситуативных эмоций, включающихся в опредмечивание постнатальной стимуляции при взаимодействии с ребенком (контакт «кожа-кожа», субъективные состояния матери при акте сосания и т. п.). Этот этап онтогенеза имеет специфику на чело­веческой стадии, связанную с осознанием связи половой и материн­ской сфер и конкретно-культурными моделями полового и материн­ского поведения.

^ Этап конкретизации онтогенетического развития материнской сферы в реальном взаимодействии с ребенком.

Этот этап включает несколько самостоятельных периодов: бере­менность, роды, послеродовой период, младенческий возраст ребен­ка и период перехода к следующему, шестому этапу развития мате­ринской сферы. Сравнительный анализ позволил охарактеризовать возникновение и развитие в ходе беременности отношения к шеве­лению плода и подготовки к осуществлению материнских функций в родовом и послеродовом периодах, обеспечивающих динамику раз­вития эмоционального отношения матери к соответствующей дина­мике развития гештальта младенчества. Эта динамика также может быть разной, она зависит как от истории развития материнской сфе­ры женщины, так и от конкретных условий актуального материнства, в том числе и от особенностей ребенка.

^ Послеродовый этап.

Ему свойственны образование у матери эмоциональной привя­занности к ребенку, личностное принятие и личностный интерес к внутреннему миру ребенка, к его развитию и изменению. В результа­те образуется устойчивая детско-родительская связь после выхода ребенка из возраста, характеризующегося гештальтом младенчества, происходит продление его потребности в заботе и модификация со­держания потребности в материнстве у матери.

^ Содержание мотивационно-потребностной сферы матери

В содержании материнской сферы можно выделить три блока:

/. Потребностно-эмоциональный блок.

Содержит потребность в контакте с ребенком как объектом — но­сителем гештальта младенчества, потребность в его охране и заботе о нем и потребность в материнстве. Развитие потребностно-эмоцио-нального блока происходит поэтапно и включает образование эмо­циональной реакции на компоненты гештальта младенчества, обра­зование объекта деятельности — ребенка, динамику отношения к он­тогенетическим изменениям гештальта младенчества, возникновение и развитие потребности в охране и заботе, а также возникновение потребности в материнстве на основе рефлексии своих переживаний.

^ 2. Операциональный блок.

Состоит из двух частей: операции по уходу и охране и операции об­щения с ребенком. Особенностью этих операций, помимо их инстру­ментальной стороны, является эмоциональная окраска, которая прида­ет самим операциям специфические стилевые характеристики, соответ­ствующие свойствам ребенка как объекта деятельности: осторожность, мягкость, бережность и т. п., специфику вокализаций и мимики.

^ 3. Ценностно-смысловой блок.

Включает отношение к ребенку как самостоятельной ценности, что связано с моделью материнско-детских отношений в обществе и его конкретно-культурным вариантом, а также ценность материнства как состояния «быть матерью». Ценность материнства, в свою очередь, свя­зана с рефлексией своих переживаний при выполнении материнских функций и способствует формированию потребности в материнстве.

Одной из основных особенностей материнской сферы у человека является прижизненно формирующееся наполнение ценностно-смыслового блока потребностей и способов их удовлетворения. Мож­но говорить о конкретно-культурной модели материнства, которая ориентирована на развитие соответствующего конкретно-культурного варианта личности ребенка. Воспитание необходимого для каждой культуры типа индивидуальной материнской сферы, в свою очередь, обеспечено различными средствами (модели семьи, материнства и детства, традиции, система семейного и общественного воспитания и т. п.) и может быть описано как «онтогенетический путь к модели». Этот путь обеспечивает наличие материнских функций и их соответ­ствие конкретной культурной модели.

В настоящее время наблюдается тенденция поиска нового «пути к модели» материнской сферы, основанная на осознании как потребностей самой матери, так и особенностей психического развития ре­бенка. Это выражается в повышении запроса родителей на квалифи­цированную психолого-педагогическую помощь в освоении своих родительских и, в частности, материнских функций. Подобная по­мощь в нашей стране пока еще не имеет научного, методического и практического обеспечения.


^ Психологическая готовность к материнству

Изучение готовности к материнству в последние годы ведется в разных аспектах: в плане социологических исследований позднего материнства и материнства несовершеннолетних (Кашапова С. О., 1999); при исследовании факторов риска психической патологии ре­бенка в связи с социальными и психическими аномалиями матерей (Захаров А. И., 1995; Скобло Г. В., Северный А. А., 1995, Козловская Г. В., 1995 и др.); в филогенетическом аспекте (Филиппова Г. Г. 1995-1999). Исследуются значимые личностные характеристики будущей матери (Исенина Е. И.), разрабатываются методы, выявляющие отношения ро­дителей к не родившемуся ребенку (Боровикова Н. В., Федоренко С. А, 1999), изучаются факторы, влияющие на материнское поведение (Копыл С. Н., Баз Л. Л., 1994; Брутман В. И., ЕниколоповС. Н., 1995).

В зарубежной литературе выделено более 700 факторов, представ­ленных в 46 шкалах, характеризующих адаптацию женщины к бере­менности и раннему периоду материнства. Они отражают историю жизни женщины, ее семейное, социальное положение, личностные качества, связь с особенностями развития ребенка. Несмотря на то, что проблемы пренатального развития слабо изучены, предпринима­ются попытки организации пренатального воспитания в русле идео­логии психоанализа и трансперсональной психологии (Шмурак Ю. И.).

В концепции С. Ю. Мещеряковой психологическая готовность к материнству рассматривается как специфическое личностное обра­зование, стержневой образующей которого является субъект-субъек­тная ориентация по отношению к еще не родившемуся ребенку. Она формируется под влиянием неразделимых биологических и соци­альных факторов и, с одной стороны, имеет инстинктивную основу, а с другой - выступает как особое личностное образование.

Основными составляющими структуры психологической готов­ности к материнству являются:

• особенности коммуникативного опыта, полученного в детстве;

• переживания женщиной беременности, в том числе отношение к еще не родившемуся ребенку;

• ориентация на стратегию воспитания и ухода за младенцем.

О характере раннего коммуникативного опыта, полученного бу­дущей матерью в общении с близкими взрослыми, можно судить по аффективным следам, оставленным в ее первых воспоминаниях о себе и родителях, об их стиле воспитания, своих привязанностях. Важ­ным является опыт, приобретаемый в играх с куклами, в «дочки-ма­тери», о характере которого можно судить по воспоминаниям о лю­бимых игрушках, по предпочтению детей того или иного возраста.

Наиболее важными факторами, говорящими о характере пережи­вания женщиной своей беременности, являются желанность — нежеланность ребенка и особенности протекания беременности. Наи­более благоприятны для будущего материнского поведения желан­ность ребенка, наличие субъектного отношения матери к еще не ро­дившемуся ребенку, которое проявляется в любви к нему, мысленной или вербальной адресованности, стремлении интерпретировать дви­жения плода как акты общения.

Установки женщины на стратегию воспитания также свидетель­ствуют о преобладании субъектного или объектного отношения к ре­бенку. Здесь учитывается то, как она собирается ухаживать за ним, сле­довать ли строгому режиму, предлагать ли соску и т. д., то есть ее стрем­ление ориентироваться на потребности ребенка или руководствовать­ся собственными представлениями о том, что ему необходимо.

По результатам исследования С. Ю. Мещеряковой были выделе­ны три уровня психологической готовности к материнству:

1. ^ Низкий уровень готовности к материнству (23% от всей выбор­ки) характеризуется наличием колебаний в принятии решения иметь ребенка, негативных ощущений и переживаний в период беременно­сти. Эти женщины скупо и формально отвечали на вопросы, касаю­щиеся их отношения к не родившемуся ребенку (многие не пережи­вали чувства общности с ним, не придумывали имя, не представляли себе малыша). Они преимущественно ориентировались на соблюде­ние жесткого режима, были сторонницами «строгого» воспитания. Такие матери чаще указывали на отсутствие в детстве привязанности к собственной матери и строгое отношение родителей, редко играли с куклами; отдавали предпочтение детям старше трех лет.

2. ^ Высокий уровень наблюдался у 27% испытуемых. Эти женщи­ны не испытывали колебаний в принятии решения иметь ребенка, радовались, узнав о беременности. Они отмечали преобладание по­ложительных ощущений и переживаний в период беременности, охотно и развернуто отвечали на вопросы, касающиеся их отноше­ния к своему ребенку (разговаривали с ним, прислушивались к ше­велению, реагировали на него какими-либо действиями). Ориентировались на соблюдение мягкого режима (кормить по потребнос­ти ребенка, чаще брать его на руки и т. п.). Все они имели в детстве благоприятный коммуникативный опыт: испытывали привязан­ность к матери, ласковое отношение собственных родителей, лю­били играть с куклами. Все отметили, что любят детей младенчес­кого возраста.

3. ^ Средний уровень составили 50% матерей; их ответы были час­тично сходны с ответами в первой группе и частично — во второй. У них наблюдалась противоречивая установка на воспитание (они не собирались часто брать ребенка на руки, не были сторонницами кор­мления по часам и т. д.). Половина из этой группы отметила отсут­ствие привязанности к матери, их ранний коммуникативный опыт был неоднозначным. Треть группы отдавала предпочтение играм в «дочки-матери», половина отмечала, что любит детей до года, осталь­ные — постарше.

Выделенные три уровня психологической готовности к материн­ству соответствуют разным типам материнского поведения, устойчи­во сохраняющимся на последующих этапах.

Младенцы матерей с высоким уровнем психологической готов­ности к материнству обнаружили самый высокий уровень общения с матерью. Они более инициативны, лучше владеют экспрессивно-мимическими средствами общения, умеют развивать коммуника­тивную ситуацию, проявляют выраженный интерес к общению, быстро и с удовольствием включаются в него, не прекращают кон­такта по своей инициативе и активно протестуют, когда его прекра­щает мать. В последующем они отличаются яркой эмоциональнос­тью, открытым и доброжелательным отношением к людям, высо­кой любознательностью.

Младенцы первой группы имеют самые низкие показатели ком­понентов комплекса оживления, часто отвлекаются от общения, у них слабо выражено стремление к сопереживанию с матерью в радующей ситуации. Позднее они с большим трудом вступают в контакт с по­сторонними, слабо владеют речью, плохо умеют играть.

У младенцев из третьей группы отмечался более низкий уровень общения с матерью, чем у второй. Они менее инициативны, но имеют высокие показатели компонентов комплекса оживления, демонстри­руя преимущественно ответное поведение, слабее умеют развивать ком­муникативную ситуацию, нередко сами прекращают общение.

По данным анкетирования и реально наблюдаемому поведению, у матерей первой группы превалирует объектное отношение к ребенку, у матерей второй группы — субъектное, а у матерей третьей груп­пы отмечается смешанное, или промежуточное, отношение.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что женщины, гото­вые и не готовые к материнству, имеют различные представления о матери и ее роли. У женщин, готовых к материнству, присутствует образ принимающей, отзывчивой матери, способствующей развитию и обучению ребенка, разделяющей его самостоятельную ценность. У женщин, не готовых к материнству, ярко прослеживается сверхцен­ность ребенка и невыраженность таких качеств, как принятие, от­зывчивость и стремление к развитию ребенка.


^ Мотивы сохранения беременности

По происхождению беременность разделяют на случайную и зап­ланированную. Случайной является беременность, которая является нежеланной или неожиданной для супругов. Запланированная делит­ся на запланированную обоими партнерами и планируемую только женщиной.

Мотивы сохранения беременности главным образом зависят от личностных установок женщины и социальных нормативов общества, определяемых культурно-историческим временем, в котором она живет. Н. В. Боровикова и С. А. Федоренко выделили следующие мотивы сохранения беременности. Первые два мотива проявляются как на бессознательном, так и на сознательном уровнях, остальные обычно не осознаются женщинами.

1. ^ Беременность ради ребенка (6%) — наиболее позитивный мо­тив, отражающий психологическую потребность женщины в мате­ринстве и готовность к нему. Он характерен для социально зрелых, лично состоявшихся, а также одиноких женщин в возрасте.

2. ^ Беременность от любимого человека (3%) способствует созда­нию высокого уровня адаптивности женщины к беременности. Бу­дущий ребенок выступает как частица любимого человека, символ «светлого» прошлого или настоящего, который женщина хочет про­нести через всю жизнь.

3. ^ Беременность как соответствие социальным ожиданиям (24%) -этот мотив обычно присущ молодым девушкам из обеспеченных се- .; мей или вышедшим замуж по расчету, когда пожилые родители не ; имеют внуков (то есть они рождают ребенка не для себя, а для своих родителей). Следует отдельно выделить беременность для мужчины. При этом ребенок рождается не столько в соответствии со своим же­ланием, сколько по просьбе мужа или значимого мужчины.

4. ^ Беременность как протест (12%) — это «беременность назло» значимому мужчине или родителям. Такое поведение свойственно молодым девушкам. Беременность носит характер вызова, противо­стояния миру взрослых, является для женщины драматической и ча­сто тяжело травмирует ее психику. Будущий ребенок используется в качестве объективного аргумента, объясняющего невозможность воз­врата к прежним отношениям.

5. ^ Беременность ради сохранения отношений (16%), когда женщи­на решается на рождение ребенка, чтобы внести нечто новое в близ­кие отношения с мужчиной и удержать его рядом.

6. ^ Беременность как отказ от прошлого (8%) — в этом случае бе­ременность может расцениваться самой женщиной как желание по­чувствовать себя личностью, обрести женскую индивидуальность, зачеркнуть свое прошлое. Нередко символизирует начало нового этапа в жизни и наиболее часто встречается у женщин с «туманным и бур­ным» прошлым.

7. ^ Беременность как уход от настоящего (5%) преобладает у оди­ноких женщин, потерявших надежду на личное счастье. Они пыта­ются уйти от собственных проблем в своего ребенка, заместить свою жизнь его жизнью.

8. ^ Беременность ради сохранения собственного здоровья (26%) — мотив обусловлен боязнью причинить вред своему здоровью абортом или утратить возможность деторождения в будущем.

Кроме того, можно выделить мотив рождения ребенка для полу­чения материальной выгоды, получивший в последнее время доста­точно широкое распространение.

Описанные мотивации не существуют в психике женщины в чи­стом виде, а взаимно дополняют друг друга на фоне доминирования одной из них. Кроме того, их присутствие отличается особым моти-вационным фоном. Были выделены три таких фона.

Для молодых женщин эту роль часто играют привлекательность неизвестного, стремление к новым острым ощущениям. Решение ро­дить ребенка обычно характеризуется недопониманием степени от­ветственности материнства, что обусловливается прежде всего незре­лостью и несформированностью личности. При условии благопри­ятной в целом атмосферы социального окружения женщины бере­менность может протекать в экзальтированном, приподнятом настроении. Поведенческие реакции характеризуются как игровые, с преобладанием в них детских паттернов поведения.

Таблица 12

Отношение к другим (61%)

Отношение к себе (39%)

доминирующий конструв

т

Отношение к значимым людям (9%)

Отношение к социальному окружению

(52%)

Изменение личной ситуации

(13%)

«Я» (26%)




детерминанта мотивацш







Ради ребенка

(6%)

Ради любимого человека

(3%)

Соответствие социальным ожиданиям

(24%)

Протест

(12%)

Сохранение отношений

(16%)

Отказ от прошлого (8%)

Уход от настоящего (5%)

Сохранение собственного здоровья (26%)

Для женщин более старшего возраста (после 25 лет) решение со­хранить беременность может определяться стремлением «не быть хуже других». Особенно ярко это проявляется у женщин, несколько лет состоящих в бездетном браке. В этом случае беременность приобре­тает позитивную психологическую окраску: ребенок является ожи­даемым и желанным, а сама женщина испытывает чувство гордости, связанное со своим новым положением.

^ Самоутверждение через беременность. Основной характеристикой этого фона является его приобретенность. Он навязывается женщи­не в процессе социализации посредством воспитания и всего комп­лекса прививаемых ей с детства психологических установок.


^ Стиль переживания женщиной беременности

В психологии беременности особый интерес представляет воз­можность прогнозирования отклонений от адекватного материнско­го поведения и проектирование психологического вмешательства. В этих целях разрабатываются типологии и способы выявления отно­шения женщины к беременности.

Стиль переживания беременности включает в себя:

• физическое и эмоциональное переживание момента идентифи­кации беременности,

• переживание симптоматики беременности,

• динамика переживания симптоматики по триместрам беремен­ности;

• преимущественный фон настроения в эти периоды;

• переживание первого шевеления и шевелений в течение всей вто­рой половины беременности;

• содержание активности женщины в третий триместр беременно­сти.

Г. Г. Филиппова выделяет шесть стилей переживания беременности.

1. Адекватный. Для него характерны: идентификация беременно­сти без сильных и длительных отрицательных эмоций; выраженные соматические ощущения от состояния беременности. В первом три­местре возможно общее снижение настроения без депрессивных эпи­зодов, появление раздражительности, во втором триместре — благо­получное эмоциональное состояние, в третьем триместре — повыше­ние тревожности и ее снижение к последним неделям. Активность в третьем триместре ориентирована на подготовку к послеродовому периоду. Первое шевеление ребенка ощущается в 16-20 недель, со­провождается положительными эмоциями; последующие шевеления четко отделены от других ощущений, не сопровождаются отрицатель­ными соматическими и эмоциональными переживаниями.

2. Тревожный. Идентификация беременности тревожная, со стра­хом, беспокойством, которые периодически возобновляются. Сомати­ческий компонент сильно выражен по типу болезненного состояния. Эмоциональное состояние в первый триместр повышенно тревожное или депрессивное, во втором триместре не наблюдается стабилизации, повторяются депрессивные или тревожные эпизоды, в третьем тримес­тре это усиливается. Активность в третьем триместре связана со страха­ми за исход беременности, родов, послеродовой период. Первое шеве­ление ощущается рано, сопровождается длительными сомнениями или, напротив, четкими воспоминаниями о дате, часе, условиях, пережива­ется с тревогой, испугом, возможны болезненные ощущения. Дальней­шие шевеления часто связаны с тревожными ощущениями, тревогой за себя и здоровье ребенка. Характерна направленность на получение до­полнительных сведений, патронаж. Характер шевеления интерпрети­руется с точки зрения возможных нарушений в развитии ребенка.

3. Эйфорический. Все характеристики носят неадекватную эйфо-рическую окраску, отмечается некритическое отношение к возмож­ным проблемам беременности и материнства, нет дифференцирован­ного отношения к характеру шевеления ребенка. Обычно к концу беременности появляются осложнения. Проективные методы пока­зывают неблагополучие в ожиданиях послеродового периода.

4. Игнорирующий. Идентификация беременности слишком по­здняя, сопровождается чувством досады или неприятного удивления. Соматический компонент либо не выражен совсем, либо состояние даже лучше, чем до беременности. Динамики эмоционального состо­яния по триместрам либо не наблюдается, либо отмечается повыше­ние активности и общего эмоционального тонуса. Первое шевеление отмечается очень поздно; последующие шевеления носят характер физиологических переживаний, как доставляющие физическое не­удобство. Активность в третьем триместре повышается и направлена на содержания, не связанные с ребенком.

5. Амбивалентный. Общая симптоматика сходна с тревожным ти­пом, особенностью являются резко противоположные по физическим и эмоциональным ощущениям переживания шевеления, характерно возникновение болевых ощущений. Интерпретация своих отрицатель­ных эмоций преимущественно выражена как страх за ребенка или ис­ход беременности, родов. Характерны ссылки на внешние обстоятель­ства, мешающие благополучному переживанию беременности.

6. Отвергающий. Идентификация беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями; вся симптоматика резко выра­жена и негативно физически и эмоционально окрашена. Беремен­ность переживается как кара, помеха и т. п. Шевеление окрашено неприятными физиологическими ощущениями, сопровождается не­удобством, брезгливостью. К концу беременности возможны всплес­ки депрессивных или аффективных состояний.

Ю. Шмурак выделила следующую типологию матерей, отражаю­щую меру сознательного и бессознательного принятия ребенка:

1. Идеальная (сознательное и бессознательное принятие ребенка).

2. Холодная (сознательное отвержение и бессознательное принятие).

3. Амбивалентная (сочетание сознательного принятия ребенка с бес­сознательным его отвержением).

4. Катастрофическая (сознательное и бессознательное отвержение). При сравнительном изучении переживания беременности у «бла­гополучных» беременных и женщин, отказывающихся от детей, было выявлено, что отсутствие или сильное снижение выраженности сим­птоматики беременности характерно для «отказниц» (В. И. Брутман, М. С. Радионова). Слишком сильная выраженность симптоматики, сопровождаемая отрицательными эмоциональными переживаниями, также характерна для неблагоприятного отношения к беременности и материнству (P. M. Shereshefsky). В психоанализе и микропсихоа­нализе при рассмотрении отношения женщин к беременности об­ращали внимание на переживание ею шевеления ребенка (Г. Рот-тман, Т. Верни, С. Фанти). Эти исследования, а также данные о раз­ной интенсивности переживаний женщиной шевелений ребенка и ин­терпретации своих физических и эмоциональных состояний в разных культурах дают возможность предположить, что стиль переживания женщиной соматического компонента беременности и шевеления ребенка могут иметь прогностическую ценность для выявления от­клонения от адекватной модели материнства.





оставить комментарий
страница5/14
Дата23.08.2012
Размер5 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх