Xiii-й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием, посвященной Году истории в Российской Федерации icon

Xiii-й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием, посвященной Году истории в Российской Федерации



Смотрите также:
Xiii -й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием...
Xiii -й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием...
Информационное письмо №1 о проведении V региональной научно-практической конференции с...
Региональной научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы...
Программа межрегиональной научно-практической конференции с международным участием...
Резолюция II всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции...
Программа ежегодной научно-практической конференции студентов тувинского государственного...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием...
Программа всероссийской научно-практической конференции с международным участием Таможенные...
I научно-практическая конференция с международным участием «чистая капля воды»...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 7-8 октября 2011 года...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 7-8 октября 2011 года...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
вернуться в начало
скачать
^ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТА УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Кулакова В.А, доцент, Лавриненко А.Н., старший преподаватель.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


В настоящее время одним из основных направлений уголовно-правовой политики является дальнейшая гуманизация наказания и системы его исполнения. Постепенное сокращение уголовной репрессии приводит к необходимости развития альтернативных лишению свободы видов наказания (например, принудительные работы), а при применении лишения свободы, - к расширению возможности досрочного освобождения от его отбывания. В этом случае условно-досрочное освобождение от отбывания наказания ограничивает репрессию необходимым минимумом.

Проблемы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания сегодня особенно актуальны. Это, на наш взгляд, обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, условно-досрочное освобождение, как показывает статистика, - наиболее часто применяемый вид освобождения от отбывания наказания. Только за 2008-2010 гг. из учреждений уголовно-исполнительной системы РФ условно-досрочно освобождено 360052 осужденных или 56,3 % от всех освобожденных из мест лишения свободы. Во-вторых, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (далее по тексту - УДО от отбывания наказания) применяется для досрочного освобождения лиц, к которым применены наиболее строгие с точки зрения объема карательного воздействия уголовные наказания (содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы). В-третьих, специфика деятельности органов и учреждений, исполняющих наказания, затрагивает вопросы, связанные с соблюдением прав, свобод и законных интересов осужденных. В-четвертых, наряду с вопросами законодательного регулирования и рационального применения условно-досрочного освобождения, возникает проблема криминогенного характера, а именно социальная адаптация лиц, освобожденных от отбывания наказания, в частности, от наказания в виде лишения свободы.

Существенные изменения действующего законодательства, регулирующего условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, требуют постоянного теоретического анализа и изучения практики применения данного института

Расплывчатые формулировки ряда правовых понятий, необходимых для единообразного понимания при применении условно-досрочного освобождения, или их полное отсутствие в действующем законодательстве приводят к противоречиям и попыткам по-разному разрешить возникающие проблемы. В настоящее время по-прежнему дискуссионным остается вопрос о правовой природе УДО от отбывания наказания. Нет единства мнений по содержанию понятия «исправление осужденного», которое является материальным основанием применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Законодательно не решен вопрос, при достижении какой степени исправления осужденного возможно его условно-досрочное освобождение. Существующая в Уголовном кодексе РФ формулировка неконкретна и позволяет дать противоположные толкования. Кроме того, в действующем законодательстве отсутствуют единообразные критерии, определяющие степень исправления, что порождает проблемы в правоприменительной практике, приводит к расширению сферы судейского усмотрения и определенным злоупотреблениям со стороны администраций исправительных учреждений. Руководствуясь принципом гуманизма, законодатель снял какие-либо ограничения на применение условно-досрочного освобождения. Вместе с тем, с учетом сложной криминогенной ситуации, все чаще высказывается мнение о необходимости установления ограничений в применении условно-досрочного освобождения для отдельных категорий осужденных. В настоящее время ст. 79 УК РФ дополнена ч. 4.1 (учет судом результатов СПЭ в отношении осужденных, совершивших преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста при рассмотрении ходатайства об УДО от отбывания наказания).

К разряду спорных относится и вопрос о продолжительности и содержании испытательного срока. Высказываются различные трактовки оснований отмены УДО от отбывания наказания. Не нашел своего законодательного решения и вопрос об определении органа, которому было бы поручено осуществлять надзор за поведением освобожденных условно-досрочно, что, при остающемся нерешенным вопросе о социальной адаптации освобожденных из мест лишения свободы, значительно снижает эффективность условно-досрочного освобождения. И, как следствие, повышается уровень рецидивной преступности среди этой категории освобожденных. С учетом значительной роли, которую в современной правоприменительной практике играет УДО от отбывания наказания, представляется необходимым продолжить поиск путей дальнейшего совершенствования норм, регулирующих применение условно-досрочного освобождения, в целях повышения его эффективности.

Рассматривая формальные основания условно-досрочного освобождения, следует провести анализ проблем, связанных с его применением. В отличие от прежнего уголовного законодательства, действующий УК РФ не предусматривает ограничений в применении условно-досрочного освобождения, позволяя всем категориям осужденных, в том числе, приговоренным к пожизненному лишению свободы, обращаться с ходатайством об условно-досрочном освобождении, т.е. законодатель отказался от запрещения применять его к некоторым категориям осужденных.

Необходимо учитывать и то, что большинство из приговоренных к пожизненному лишению свободзволяы ранее совершали насильственные преступления, а, освободившись, в том числе и условно-досрочно, в силу устойчивости своего противоправного поведения, совершили новые, куда более общественно опасные преступления. На основании вышеизложенного, считаем необходимым, исключить из действующего Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов России нормы о возможности условно-досрочного освобождения осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы. Сложная и противоречивая ситуация складывается еще с одним критерием исправления осужденного, претендующего на условно-досрочное освобождение, - его отношением к учебе. Получение образования отнесено к основным средствам исправления осужденных (ч.2 ст. 9 УИК РФ). Однако, законодательные реалии таковы, что отношение к учебе, на наш взгляд, вряд ли можно признать тем обязательным критерием, который объективно оценивает степень исправления осужденных, и его можно применить не ко всем претендующим на условно-досрочное освобождение. Если в отношении несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в воспитательной колонии, его можно признать безоговорочно, то в отношении лиц, содержащихся в исправительных колониях, этого сказать нельзя. В исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными к лишению свободы, не достигшими возраста 30 лет, среднего (полного) общего образования (ч. 1 ст.112 УИК РФ). Следовательно, все остальные осужденные обучаются по их желанию. Исходя из этого при определении того, насколько осужденный исправился и каким образом доказал свое исправление применительно к режимным правилам отбывания наказания, положения ст. 79 УК РФ нужно применять в совокупности с УИК РФ. В то же время относительно указанной категории осужденных усматривается явная недостаточность материальных оснований их освобождения. Весьма интересной представляется позиция законодателя в том, что условно-досрочное освобождение отбывающих пожизненное лишение свободы применяется лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение 3-х лет. Как представляется, такое условие не вполне оправдано. При решении вопроса об УДО должно учитываться поведение осужденного на протяжении всей отбытой части срока наказания, что позволит администрации исправительного учреждения и суду с большей степенью уверенности полагать, что такое лицо для своего исправления не нуждается в дальнейшем отбывании наказания и в его случае не совершит нового преступления. При этом их убеждение должно основываться на тщательном анализе всех данных о личности осужденного за период отбытия наказания. Кроме того, положения ч. 5 ст. 79 УК позволяют осужденному в течение 22-х лет систематически нарушать порядок отбывания наказания, а в следующие 3 года резко изменить свое поведение, всячески демонстрируя свое «исправление» с единственной целью – заслужить УДО. Закон позволяет освободить такого осужденного, а осужденного, который вел себя безупречно в течение всего срока отбывания наказания, а в течение последних 3-х лет допустившего хотя бы одно злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания, по мнению законодателя, нельзя освобождать.

Законодательно не урегулирован вопрос об отмене условно-досрочного освобождения от пожизненного лишения свободы, т.к. здесь фактически нет конкретного неотбытого срока, который можно было бы считать испытательным. Однако следует иметь в виду, что согласно ст. 57 УК пожизненное лишение свободы устанавливается только за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста. В соответствии с п. "д" ч. 3 ст. 86 УК судимость в отношении лиц, совершивших такие преступления, погашается по истечении восьми лет после отбытия наказания. Поэтому реально испытательный срок следует признать равным восьми годам.

^ НЕЗАКОННОЕ ЗАНЯТИЕ ЧАСТНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Молчанов В.В., студент 4 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Пискун А.И.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Одним из основополагающих факторов обеспечения жизни и здоровья человека является медицинская деятельность. Провозглашая право человека на жизнь и здоровье, Конституция РФ обязывает государство организовать предоставление населению квалифицированной медицинской помощи.

Как известно, в условиях развития рыночной экономики, различных форм собственности и незапрещенных видов деятельности, система здравоохранения в России представлена не только государственным и муниципальным сектором медицинских услуг, но и все более развивающимся рынком частной медицинской помощи. Более того, рост недоверия граждан к медицине, предоставляемой в государственных и муниципальных учреждениях, увеличивает численность пациентов, обращающихся за помощью к частнопрактикующим врачам и фармацевтам, а также к различного рода представителям народной медицины и целителям.

Указанное обстоятельство, в свою очередь, обязывает государство принять меры для обеспечения гарантий населению на получение квалифицированной профессиональной частной медицинской и фармацевтической помощи. К уголовно-правовым мерам обеспечения данной гарантии можно отнести наличие в уголовном законе нашей страны нормы, предусматривающей ответственность за незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК РФ).

Согласно статистическим данным ГИАЦ МВД РФ, в 2003 г. по ст. 235 УК РФ было возбуждено 13 уголовных дел, в 2004 г. и 2005 г. показатели оставались аналогичными, в 2006 г. – 17, в 2007 г. – 13, в 2008 г. – 16, а в 2009 г. – всего 6 уголовных дел.

Очевидно, что официальная статистика правоохранительных органов не отражает реальную картину данного вида преступления. Наиболее верные представления о состоянии дел в данной сфере можно получить при анализе материалов СМИ, указывающих в своих сообщениях множественные факты причинения вреда здоровью либо летальных исходах после прохождения лечения граждан у частнопрактикующих врачей, народных целителей и разного рода «знахарей».

Одной из главных причин явного несоответствия распространенности общественно опасных деяний в области предоставления медико-фармацевтических услуг частной системой здравоохранения и количества зарегистрированных преступлений по ст. 235 УК РФ является несовершенство уголовно-правовой нормы о запрете незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью.

Так, диспозиция нормы, закрепленной в ст. 235 УК РФ, ни разу не пересматривалась законодателем с момента вступления УК РФ в силу, и, с учетом современных реалий, она уже не соответствует необходимому объему объективных потребностей охраны жизни и здоровья пациента в области частной сферы здравоохранения. Достаточно указать на тот факт, что за незаконное занятие народной медициной (целительством) в уголовном законе нашего государства ответственность не предусмотрена.

Существующее несовершенство создает значительные трудности для практических работников при квалификации таких деяний и привлечении виновных к уголовной ответственности.

Неспособность уголовно-правового запрета должным образом противостоять общественно опасным деяниям в указанной области здравоохранения вызывает острую необходимость скорейшей выработки путей его оптимизации, а также разработки теоретически обоснованных правил квалификации содеянного по ст. 235 УК РФ. Это позволит не только устранить существующие правовые пробелы, но и улучшить выполнение превентивной роли уголовного законодательства в аспекте защиты здоровья населения как уголовно-правового блага. Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности выбранной темы исследования.

Каковы основные причины наступления вредных последствий? Находятся ли они в прямой причинной связи с недостатками и ошибками, допущенными в диагностике и лечении, или должны были неминуемо наступить в связи с тяжестью заболевания или полученных травм? Если вред здоровью или смерть больного наступили из-за тяжести заболевания (травмы), так и дефектов лечения, возникает вопрос: можно ли было предотвратить их при правильно проведенном лечении.

Таким образом, только при установлении четкой причинной связи между деяниями лица, занимающегося частной медицинской практикой или фармацевтической деятельностью, и вредными последствиями, наступившими у пациента, можно говорить о наличии состава преступления.

Разумеется, сделать вывод о правильности лечения, постановки диагноза, возможности предотвратить заболевание юристу очень сложно, поэтому следует назначать судебно- медицинскую экспертизу, которая и должна устанавливать причинно-следственную связь.

Другой проблемой является установление причинно-следственной связи между действиями лица, занимающегося народной медициной (которая практически может рассматриваться как вид частной медицинской практики), и наступившими вредными последствиями, так как методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях не зарегистрированы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, что создает особые трудности: зачастую практически невозможно определить влияние лечения с помощью методов народной медицины на человека с помощью науки, так как значительная часть лечения находится за пределами понимания научными методами. Именно поэтому затруднена работа судебно-медицинской экспертизы.

Организаторами данного преступления будут являться лица, фактически создавшие данное юридическое лицо, которые руководили и контролировали его деятельность. К пособникам в данном преступлении можно отнести персонал юридического лица, который оказывал незаконную медицинскую помощь, зная, что такая деятельность незаконна.

Следовало, скорее всего, ввести квалифицирующий признак данного преступления как совершенного группой лиц, так как хорошо отлаженная система незаконного занятия медицинской частной практикой и фармацевтической деятельностью представляет большую общественную опасность, так как имеет большую производительную способность (позволяет лечить большее количество людей за более короткое время). Преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает, что для занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью необходимо получение лицензии, а также общественную опасность своих действий, но не желает наступления вредных последствий. Вред же причиняется по неосторожности, которая может быть выражена в виде легкомыслия или небрежности. В целом данное преступление признается умышленным.

Наказание по данной статье не представляет особого интереса, но, следует отметить, что оно (в части 2 ст. 235), например, выше (до 5 лет лишения свободы), чем предусмотренное частью 1 ст. 109 за неосторожное причинение смерти (до 3 лет лишения свободы).

Редкость данного преступления обусловлена проблемами установления причинно-следственной связи между деянием субъекта и наступившими вредными последствиями, так как юристу зачастую невозможно проследить ее в силу недостаточности медицинских знаний, а эксперт сталкивается с проблемой объема влияния на человека такого незаконного лечения, определенные проблемы возникают и при наличии косвенного влияния на здоровье человека (в виде неправильно поставленного диагноза), что увлекает эксперта в область оценочных категорий.

Несомненно, изменение состава с формального на материальный восстановило справедливость: теперь наказание соответствует преступлению, удачным является новое название и формулировка статьи - незаконное врачевание было более расплывчатым понятием.

К сожалению, до сих пор не принят новый Кодекс об административных правонарушениях, что создает большой пробел в законодательстве - для данного состава не предусматривается административной преюдиции (при отсутствии преступных последствий). Кроме того, остается спорным вопрос о принадлежности занятия народной медициной к частной медицинской практике.

УК РФ не упоминает про народную медицину, да и если исходить из того, что сфера действия статьи 235 распространяется и на незаконное занятие народной медициной, то следовало бы, по крайней мере, снизить наказание из-за меньшей общественной опасности.

^ Проблемы уголовной ответственности за торговлю людьми

Никифорова И.О., преподаватель.

Благовещенский филиал НАЧОУ ВПО «Современная гуманитарная академия»


В действующем уголовном законе ответственность за торговлю людьми предусмотрена ст. 127.1 УК РФ, расположенной в главе 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» раздела VII «Преступления против личности».

В УК РФ до 2003 г. отсутствовал прямой запрет на совершение купли-продажи совершеннолетнего человека. Вместе с тем уголовным законом предусматривалась уголовная ответственность за такие общественно опасные посягательства на личную свободу человека, как похищение человека (ст. 126 УК РФ), незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ), торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ) и захват заложников (ст. 206 УК РФ). Данная система правовых норм не позволяла в полной мере обеспечить уголовно-правовую защиту совершеннолетних граждан от их использования в качестве живого товара при совершении преступных сделок. Несомненно, это являлось существенным пробелом уголовного законодательства. Поэтому торговля совершеннолетними людьми при определенных условиях могла квалифицироваться как похищение человека, совершенное из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), поскольку, как отмечалось в литературе, подобная квалификация должна иметь место в тех случаях, когда мотивом совершения похищения человека явилось получение материальной выгоды для виновных или других лиц.34 Виновное лицо, совершившее данное деяние, могло подвергнуться наказанию от пяти до десяти лет лишения свободы. В последующем законодатель внес изменение в пенализацию данного преступления, повысив минимальный (шесть лет) и максимальный (пятнадцать лет) срок лишения свободы.35 Таким образом, похищение человека, совершенное из корыстных побуждений, оценивалось законодателем как особо тяжкое преступление против личности.

Думается, что после включения в систему преступлений против личной свободы человека преступления, предусматривающего уголовную ответственность за торговлю людьми, возникла правовая коллизия между данной и иными нормами данной группы. Во-первых, сегодня законодателя можно обвинить в непоследовательности в оценке степени общественной опасности похищения человека и торговли людьми, установив максимальное наказание в виде лишения своды за похищение человека по ч. 1 на срок до пяти лет, по ч. 2 – от пяти до двенадцати лет, а по ч. 3 – от шести до пятнадцати лет; в то же время за торговлю людьми наказание установлено в виде лишения свободы по ч. 1 на срок до шести лет, по ч. 2 – от трех до десяти лет, по ч. 3 – от восьми до пятнадцати лет. Причем следует отметить, что минимальный размер наказания по основным составам (ч. 1) обоих преступлений согласно ч. 2 ст. 56 УК РФ может составить всего два месяца лишения свободы, а по квалифицированным – наказание на срок пять лет в виде лишения свободы за похищение человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ) и наказание на срок три (!) года в виде лишения свободы за торговлю людьми (ч. 2 ст. 127.1 УК РФ). Во-вторых, отдельные действия, образующие состав преступления похищения человека и торговлю людьми, могут совпадать по своему содержанию. По смыслу ст. 126 УК РФ похищение человека предполагает его захват и перемещение в другое место помимо воли потерпевшего, обычно связанное с последующим удержанием похищенного в неволе.36 Более того, в п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак похищения человека, совершенного из корыстных побуждений. Очевидно, что нормы при определенном стечении правовых ситуаций могут дублировать друг друга. Здесь актуален вопрос о квалификации совершенного преступления и, следовательно, о мере наказания за него. О различии санкций в ст.ст. 126 и 127.1 УК РФ было сказано выше.

Еще одно обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание, – это название ст. 127.1 УК РФ – «Торговля людьми». Следуя строго этимологическому толкованию, можно прийти к выводу, что уголовная ответственность наступает только при наличии нескольких случаев продажи человека либо когда продажа осуществляется одновременно в отношении нескольких жертв. Об этом свидетельствует употребление в названии слова «людей». Однако диспозиция статьи содержит указание на возможность купли-продажи в отношении одного человека.

Согласие человека на его продажу не исключает состава этого преступления, поскольку закон (ст. 127.1 УК РФ) не указывает на такие признаки похищения – «с согласия» или «без согласия». В этой связи еще раз заслуживает внимания анализ Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (принята Резолюцией 317 (IV) Генеральной Ассамблеи ООН от 2 декабря 1949 г.), в ст. 1 которой указывается, что наказанию подлежит каждый, кто для удовлетворения похоти другого лица сводит, склоняет или совращает в целях проституции другое лицо даже с согласия этого лица, а также эксплуатирует проституцию другого лица даже с согласия этого лица.37

Кроме того, важно установить, кем в данном преступлении является человек, в отношении которого была совершена сделка: предметом преступления или потерпевшим. В научной литературе нет единства по вопросу о том, может ли человек быть предметом преступления.38 В данном случае очевидно, что человек (в том числе и несовершеннолетний), находясь в зависимости от своих (в случае его предварительного похищения) похитителей, а впоследствии продавцов, не в состоянии распоряжаться самим собой. Он становится похожим на вещь (товар), которую продают, покупают или совершают в отношении ее иные сделки в форме передачи или завладения. Тогда в качестве потерпевших от подобного преступления следует признавать близких родственников, а в отношении несовершеннолетних – их родителей, опекунов, попечителей. Но эти положения также можно подвергнуть критике.

Заслуживает внимания вопрос о моменте окончания преступления. Поскольку при конструировании рассматриваемой нормы законодатель использовал гражданско-правовую терминологию, то для определения момента окончания преступления необходимо обратиться к теории гражданского права. В соответствии с постулатами гражданского права договор купли-продажи считается совершенным с момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям. Передача вещи, уплата денег, иные действия совершаются во исполнение уже заключенной сделки. Следовательно, если в отношении человека был совершен акт купли-продажи, то такое преступление будет считаться оконченным для обеих сторон с момента заключения сделки. Другие же сделки совершаются только при условии передачи вещи одним из участников (например, дарение). Для этих сделок характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до момента передачи вещи. Следовательно, в случае совершения в отношении человека иных сделок преступление считается оконченным для одной из сторон с момента фактической передачи человека, для другой стороны – с момента завладения человеком. В том случае, если заключается договор с беременной женщиной о передаче рожденного ею ребенка другим лицам и получении матерью денежного вознаграждения и несовершеннолетний еще не передан другой стороне, то такие действия должны квалифицироваться как покушение на преступление (ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ). Таким образом, момент окончания преступления зависит от вида совершаемой сделки и определяется для каждой из сторон такой сделки.39

Поскольку преступное поведение предполагает заключение сделки по поводу человека, участниками которой являются две стороны (представляющая человека и принимающая его), к уголовной ответственности должны быть привлечены виновные лица обеих сторон. К их числу относятся лица, в ведении или под контролем которых находится человек.

В заключение представляется необходимым отметить, что правильное толкование ст. 127.1 УК РФ правоприменителем позволит исключить ошибки в квалификации данного вида преступлений, что позволит повысить эффективность борьбы с преступлениями против свободы личности.

^ КАКОЙ ДОЛЖНА СТАТЬ СТРУКТУРА УПК РФ?

Павлов А.А., студент 3 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Желавский В.П.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


В силу значительных изменений и дополнений, вызванных преимущественно происходящими в Рос­сии объективными процессами, УПК РФ сегодняш­него дня существенно отличается от первоначального своего вида.

Неизбежное продолжение корректировок уголов­но-процессуального законодательства приведет в ко­нечном итоге к необходимости создания нового УПК РФ, который на определенное время будет согласовы­ваться с соответствующими социально-экономически­ми условиями жизни Российского государства.

Позволим высказать некоторые суждения по воз­можной структуре такого законодательного акта.

В УПК РФ надлежит четко разграничить его Об­щую и Особенную части.

Общая часть должна сосредоточить в себе уголов­но-процессуальные нормы:

а) о действующем уголовно-процессуальном зако­нодательстве и его действии в пространстве и времени, а также в отношении круга лиц;

б) о назначении российского уголовного процесса и задачах уголовно-процессуальной деятельности;

в) о принципах, на которых должна основываться вся уголовно-процессуальная деятельность;

г) о полномочиях субъектов уголовно-процессуаль­ной деятельности, а также о процессуальных правах и обязанностях, участвующих в уголовно-процессуальной деятельности лиц;

д) о предмете уголовно-процессуального доказывания и используемых для его установления доказательствах;

е) о структуре уголовно-процессуального доказы­вания, содержании его отдельных элементов;

Из изложенного нетрудно видеть, что речь идет о положениях, содержащихся в главах 1 - 2, 5 - 11 действу­ющего УПК РФ. При этом из УПК РФ необходимо ис­ключить статью, посвященную разъяснению основных понятий, используемых в таком законодательном ак­те (ст. 5 УПК РФ). Для этого существуют специальные юридические словари.

Что касается глав, посвященных правовому регули­рованию уголовного преследования, а также основани­ям для отказа в возбуждении уголовного дела, прекра­щению уголовного дела и уголовного преследования (главы 3 и 4 УПК РФ), а также разделов IV-VI УПК РФ («меры процессуального принуждения»; «ходатайства и жалобы»; «иные положения»), то в силу их связанности с вопросами, регламентирующими те или иные сторо­ны уголовно-процессуальных производств, они долж­ны получить свое место в Особенной части УПК РФ.

Особенная часть УПК РФ и должна быть построе­на с учетом существующих видов уголовно-процессу­альных производств.

Первую главу следует посвятить правовому регулиро­ванию определения уголовного преследования, его видов с учетом как предмета обвинения, так и процессуального статуса субъектов осуществления. Основу здесь должны составить закрепленные в ст. 20 - 23 УПК РФ положения.

В этой же главе необходимо определиться с вида­ми возможных уголовно-процессуальных производств. В основу их классификации надлежит положить вопрос о том, необходимо или нет устанавливать по расследуе­мому и разрешаемому уголовному делу виновность об­виняемого в инкриминированном преступлении.

Далее должен следовать раздел, посвященный пра­вовому регулированию обычного (ординарного) порядка производства по уголовным делам в досудебных и судеб­ных стадиях. Сюда войдут с учетом соответствующих кор­ректировок содержащиеся сегодня в главах 19 - 39, 42, 45, 48 -49 УПК РФ положения. Нами не ставится задача обоб­щения и оценки тех многочисленных изменений и допол­нений, что предлагается внести в каждое из получивших свое законодательное закрепление стадий уголовного про­цесса. Заметим лишь, что существование каждой из них представляется вполне оправданным; острой необходи­мости в своей структурной реорганизации не существует.

Отдельные разделы должны быть посвящены уголов­но-процессуальным производствам, осуществляемым: а) в ускоренном порядке и б) обставленными дополнитель­ными для обвиняемых процессуальными гарантиями.

Глава об ускоренных уголовно-процессуальных производствах должна включить в себя положения, со­держащиеся в главах 40 («Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъ­явленным ему обвинением»), 40.1 («Особый порядок принятия судебного решения при заключении досу­дебного соглашения о сотрудничестве») и 41 («Произ­водство по уголовным делам, подсудным мировому су­дье») действующего УПК РФ, а также нормы глав 43 и 44 УПК РФ в части правового регулирования апелля­ционного порядка пересмотра приговоров по уголов­ным делам, постановленных мировыми судьями.

Глава об уголовно-процессуальных производствах с дополнительными для обвиняемого процессуальными га­рантиями должны включать положения глав 50 («Произ­водство по уголовным делам в отношении несовершенно­летних») и 52 («Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц») УПК РФ.

Далее необходимо выделить раздел, посвященный уголовно-процессуальным производствам, не связан­ным с установлением виновности обвиняемого в совер­шении преступления. Речь идет о ситуациях, связанных: а) с возможным неправомерным поведением подозреваемых или обвиняемых во время производства по уголовному делу (глава 12 - 14 УПК РФ); б) с исполнением вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений (глава 46 - 47 УПК РФ); в)с реабилитацией незаконно и необоснованно подвер­гнутых уголовному преследованию лиц (глава 18 УПК РФ); г) с констатацией наличия у совершившего пре­ступление лица болезни, вызывающей необходимость применения к нему принудительной меры медицинс­кого характера (глава 51 УПК РФ); д) с разрешением ходатайств и жалоб (глава 15 - 16 УПК РФ); е) с исчислением процессуальных средств, исчислением и взысканием процессуальных издержек (глава 17 УПК РФ).

УПК РФ должен завершаться разделом, посвященным правовому регулированию вопросов международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства (главы 53 - 55 УПК РФ).

Существенно не меняя содержание действующего уголовно - процессуального законодательства, предлагаемое построение УПК РФ сделает такой правовой акт стройным и логичным, более способным служить успешному выполнению уголовным процессом своего предназначения как действенного и остро необходимого правового инструмента в борьбе с преступностью и в защите прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

^ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ В ФОРМЕ ДОЗНАНИЯ

Петряева С.С., студент 3 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Желавский В.П.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Уголовно-процессуальным законодательством (ч.1 ст. 150 УПК РФ) установлены такие формы предварительного расследования, как предварительное следствие и дознание, содержащие процессуальные особенности и различия при производстве по уголовному делу.

«Правильный выбор формы расследования – важнейшее его условие. Производство дознания вместо предварительного следствия рассматривается как существенное нарушение уголовно – процессуального закона.

Одним из основных различий дознания и предварительного следствия служат субъекты – следователи и дознаватели, подследственность которых разграничена формами расследования и полномочиями, закрепленными в уголовно – процессуальном законе.

Так, предварительное расследование, проводимое в форме предварительного следствия, осуществляется: следователями Следственного комитета РФ, следователями органов Федеральной службы безопасности, следователями органов внутренних дел РФ, следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ч. 2 ст.151 УПК РФ), а предварительное расследование в форме дознания, по смыслу ч.3 ст.151 УПК РФ, осуществляется дознавателями: органов внутренних дел РФ, пограничных органов Федеральной службы безопасности, органов Федеральной службы судебных приставов, таможенных органов РФ, органов государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы, дознавателями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Вместе с тем законодатель, среди перечисленных выше субъектов, которые вправе осуществлять дознание на основании ч.3 ст.151 УПК, назвал также следователей Следственного комитета РФ и следователей органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, не включив в этот список следователей органов Федеральной службы безопасности и следователей органов внутренних дел РФ ( последние были исключены из п.1 ч.3 ст. 151 УПК РФ Федеральным законом РФ от 6 июня 2007 г. № 90 – ФЗ )

Вместе с тем п.11 ч.2 ст.37 УПК РФ установлена возможность изъятия прокурором любого уголовного дела у органа дознания и передача его любому следователю ( в том числе и такому, чьи полномочия не установлены ч.3 ст. 151 УПК РФ ). Порядок, при котором прокурор вправе наделять следователями полномочиями, которые противоречат ч.3 ст.151 УПК РФ, приводит к коллизии вышеперечисленных норм.

На наш взгляд, нет логики и разумных оснований в том, чтобы на следователя, осуществляющего расследование в форме предварительного следствия, еще «навешивать» обязанности и по проведению дознания.

Рассматривая данную коллизию, следует обратить внимание и на требование п.8 ст.5 УПК РФ, позволяющей производить предварительное расследование в форме дознания не только дознавателям, но и следователям ( не уточняя их ведомственную принадлежность). Однако в п.41 ст.5 УПК РФ и в ч.2 ст.151 УПК РФ определено, что следователь ведет предварительное расследование только в форме предварительного следствия, что противоречит п.8 ст. 5 УПК РФ, устанавливающей, что в форме дознания расследуются уголовные дела, по которым не обязательно производство предварительного следствия как дознавателем, так и следователем.

В связи с необходимостью разрешения существующих в нормах УПК РФ противоречий при разграничении полномочий лиц, осуществляющих производство предварительного расследования, следует исключить следователя из числа лиц, производящих дознание, поскольку в ч.1 ст.38 УПК РФ закреплено, что следователь может производить предварительное расследование только в форме предварительного следствия ; в связи с этим следователю не придется нарушать закон, производя расследование в той форме, на использование которой он не уполномочен, что подтверждается главой 32 УПК РФ, в которой следователь как участник дознания не упоминается, а значит не обладает правами для проведения дознания.

В уголовном процессе полномочия органа дознания реализуют: орган дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель, которые вправе, при наличии повода и основания, возбудить уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление. «Нарушение порядка возбуждения уголовного дела в соответствии с ч.2 ст.50 Конституции влечет признание всех последующих процессуальных действий не имеющими юридической силы»

Вместе с тем право возбуждения уголовного дела, в соответствии со ст.145, 146 УПК, законодатель предоставляет только органу дознания, дознавателю, руководителю следственного органа и следователю, оставляя без внимания такого участника уголовного процесса, как начальник подразделения дознания. Однако в соответствии с ч.2 ст.40.1 УПК РФ начальник подразделения дознания вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК РФ, принять уголовное дело к своему производству и произвести дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя. Таким образом, начальник подразделения дознания, являясь непосредственным начальником для дознавателя, так же как и руководитель следственного органа для следователя, должен обладать процессуальными полномочиями своего подчиненного, что подтверждено ч.2 ст.40.1 и требует внесения соответствующих дополнений в ст.145 и 146 УПК РФ, наделяющих начальника подразделения дознания правом возбуждения уголовного дела.

Среди субъектов, производящих дознание, законодатель в главе 6 УПК РФ, в числе участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, называет орган дознания, который в числе государственных органов и должностных лиц, уполномочен осуществлять дознание и другие процессуальные действия (п. 24 ст. 5 УПК РФ).

^ ПРЕСТУПНЫЙ ДОСУГ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ ПОДРОСТКОВ

Рощенко К.С., студент 4 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Кулакова В.А., к.ю.н., доцент.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Отсутствие организации постоянного трудоустройства несовершеннолетних (подростки, оставившие или окончившие школу, исключённые из неё, не продолжившие дальнейшее обучение) влечёт так называемый «пустой» досуг, чаще – асоциальный, переходящий в конкретный – криминальный. Какова природа человека, его нравственная сущность, таков он сам, таково его поведение.

Главной целью проведённых нами в 2009 г., в 2010 г. исследований было изучение досуга молодежи г. Благовещенска (школьников и студентов 1 курсов ВУЗов).

Исходя из цели исследований были поставлены следующие задачи: выяснить, чем занималась и занимается молодежь данного возраста в свободное время; определить, чем бы хотели заниматься молодые люди в возрасте до 18 лет, но у них пока нет для этого такой возможности; что необходимо сделать, чтобы реализовать эту возможность; определить, как относится молодёжь к проблемам социальных негативных явлений: наркомании, алкоголизму, преступности.

В ходе исследования была поставлена задача – проверить 2 гипотезы:

1) большая часть молодежи указанного возраста тратит свободное время на развлечения; 2) молодёжь не интересуется своим здоровьем.

Исследование проводилось выборочным методом. В качестве инструмента сбора данных использовалась анкета. Объём выборки составил 250 человек, 50 из которых – это школьники средних школ, 100 человек – студенты АмГУ, 60 человек - студенты ДальГАУ и 40 человек – студенты БФ МосАП (все студенты 1 курса, большая часть из которых из сельской местности). По результатам исследования можно сделать следующие выводы. Ответы на первый вопрос позволили выяснить, что большая часть молодёжи предпочитает проводить свободное время в ночных клубах или на дискотеках (35% - в 2010 г., 30% - в 2009 г.), смотреть телевизор - 25,1% (в 2009 г. - 23,6%), ходить в кино – 12,3% (в 2009 г. - 16%).

Следовательно, ответы, полученные на данный вопрос, свидетельствуют о том, что лица в возрасте до 18 лет проводят свободное время в соответствии со своими увлечениями, где больший процент составляют посещение ночных клубов и дискотек, причём почти поровну - школьников старших классов и студентов-первокурсников. К сожалению, имеется, хотя и небольшой процент, ничем не интересующихся, который среди всех респондентов составил 0,8.

Второй вопрос анкеты предполагал определить, занимаются ли студенты и школьники какими-либо видами спорта, интересуются ли они вообще своим здоровьем и насколько. Из 250 опрошенных респондентов 116 человек занимаются спортом, что составляет 46,4% от количества анкетированных. При этом, сравнивая результаты опроса студентов и школьников, видим, что школьники более активно занимаются спортом, чем студенты. Наиболее предпочитаемыми видами спорта стали: фитнес, гимнастика, бег, бокс, лёгкая атлетика, футбол, шахматы и другие. При этом студенты занимаются в основном баскетболом, волейболом и футболом.

Активный интерес молодёжи г. Благовещенска к спорту можно объяснить пропагандой здорового образа жизни, спортивными мероприятиями, часто проходившими в нашем городе. Об этом свидетельствуют также результаты ответов на следующий вопрос анкеты: «Чем бы Вы хотели заниматься, но у Вас нет такой возможности?». 16,4% опрошенных желали заняться спортом. Кроме этого, вопрос позволил выяснить круг предпочтений молодёжи. Так, 15,6% опрошенных желали организовать свой бизнес, 19,6% - заняться танцами или музыкой, а у оставшихся 20,4% интересы разделились между путешествиями, желанием поступить в вуз, получить второе высшее образование, приобрести другие практические навыки. При этом, чтобы реализовать эти возможности, требуется 39,2% опрошенных денежные средства, 22% - окончить вуз, 12,8% - больше свободного времени.

Отметим, что дальняя перспектива у этой части населения позитивна. Таким образом, основная часть молодежи г. Благовещенска тратит свободное время на развлечения. Это подтверждает первую выдвинутую гипотезу. Однако, вторая гипотеза о том, что молодёжь не интересуется своим здоровьем, в результате исследования опровергнута, так как 78% школьников старших классов и 38,5% студентов-первокурсников занимаются спортом. При этом 16,4% респондентов хотели бы им заниматься. Результаты опроса показали, что благовещенская молодёжь интересуется своим будущим и прилагает усилия для своего духовного и физического развития.

Досуговые учреждения, которых в своём количестве недостаточно, ориентированы на количество привлекаемых детей, а не на индивидуальную работу с ними, тесное взаимодействие с ними. Согласно исследованиям Скурту И.Г., каждый 5-ый подросток после школы предоставлен сам себе. 52% детей и подростков в свободное время гуляет с приятелями, около 51% - у экранов телевизоров. Менее 4% заняты в каких-либо кружках, 65% не посещают театр, 72 – выставок.

Длительное отсутствие определенных занятий у несовершеннолетних, оставивших учёбу, при одновременно низком уровне работы образовательных учреждений и отсутствии достаточной сети досуговых учреждений, а перерождение их деятельности в негативную, по мнению Вицина С.Е., является обстоятельством, генерирующим преступное поведение несовершеннолетних в сфере уличного пространства. Внимание к проблемам уличной преступности несовершеннолетних объясняется тем, что она накладывает свой отпечаток на весь уклад жизнедеятельности городов, формирует их своеобразный криминальный облик.

На улицах большого города вероятность конфликта с преступным исходом возрастает с увеличением плотности населения и детской беспризорности. Большие материальные ценности здесь более доступны для несовершеннолетних, чем в сельских районах, контроль над ними в силу анонимности городской жизни существенно затруднён.

В настоящее время в городах-мегаполисах появилось занятие подростков, ставшее уже увлечением, - это стрельба из пневматической винтовки по различным мишеням. Кроукиллеров, так называемых несовершеннолетних стрельцов, привлекает особенно движущаяся мишень: люди, животные.

Среди многих проблем неблагополучной социальной адаптации выделяется современная, именуемая как моббинг, охвативший значительну часть несовершеннолетних. «Существенные» формы он принимает именно в подростковой среде: в отношении учеников-мигрантов (иммигрантов). К сожалению, приходится констатировать факт существования своих внутренних порядков, установленных самими же учениками.

Современный моббинг – «дедовщина» среди школьников, выражающаяся в следующем: старшие обижают младших, отнимают телефоны, вымогают деньги, заставляют сделать что-нибудь предосудительное. Моббинг – форма психологического насилия в виде противопоставления себя самого другим, имеющим выраженные отличительные признаки во внешности, проявлениях поведения, манере одеваться. В основе этого процесса лежит насилие.

Подростковая драка – явление довольно нередкое. Всемирная организация здравоохранения отмечает, что агрессивное поведение в школах – мировая проблема, что подтверждается статистикой: моббинг изучался в школах 35 стран Европы на 163 тыс. подростков. Было установлено, что в среде подростков преобладали психологическое и физическое насилие. Подростковые драки, издевательства на сверстниками в Европе – распространённое явление (65% школьников были вовлечены в этот «досуговый» процесс). Эксперты ВОЗ заявляют о том, что если не выявить, вовремя не пресечь этот моббинг, то у 11-летнего подростка, подвергшегося ему, спустя год-два (2-3 месяца в группе риска возникает психиатрическое заболевание – устойчивая фобия. Отметим, что социальная (преступная) дезадаптация подростков может проявляться в виде вандализма и хакинга как форма их досуга.

По исследованиям психологов, более 50% подростков, задержанных за вандализм, впоследствии совершают более тяжкие преступления: несовершеннолетние в возрасте до 17 лет, которые совершили акт вандализма, обычно к 20-21 году становятся преступниками.

Современный хакинг – актуальная проблема, приобретшая криминальный корыстный характер со стороны несовершеннолетних.

Подростки занимаются хакингом, потому что, во-первых, им это интересно (познавательная мотивация), во-вторых, у них тем самым повышается статус и появляется виртуальная аффилиативная потребность - потребность в своеобразном братстве (социальный мотив).

Мобильномания плюс пранкерство – досуг современных подростков. Мобильный телефон в руках подростков – игрушка, забава на уроках; средство престижа. Это первая проблема. Вторая – частые хищения этого средства связи. Пранкерство как «досуговый» процесс лиц, не достигших совершеннолетия, направлен на пожилых, престарелых людей. Опять же при помощи мобильного телефона подростки издеваются над лицами пенсионного возраста, зачастую провоцируя их на ругательства, крики… в адрес этих несовершеннолетних «пранкеров».

Таким образом, досуг несовершеннолетних в современной России специфичен и носит больше криминальный характер.

^ ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА «ЧЕРНУЮ АРХЕОЛОГИЮ»

Руденко С.И., студент 2 курса, юридический факультет.

Научный руководитель: Чердакова Т.Б. к.ю.н., доцент.

ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет»


Проблема так называемой «черной археологии» весьма актуальна для России на сегодняшний день. Из-за повсеместно проводящихся нелегальных археологических изысканий в целях незаконного сбыта найденных ценностей уже пострадали сотни памятников исторического и культурного наследия нашей страны. Особенно в западных регионах Российской Федерации. Проблема заключается в том, что, проводя нелегальные изыскания на древних городищах и иных памятниках истории «черные археологи» наносят не только материальный ущерб. Речь идет о непоправимом ущербе, который наносится историческому и культурному наследию России. Из-за варварских раскопок, которые по сути своей являются ограблением исторических памятников, ученые не могут установить многие исторические факты, решить дискуссионные вопросы, сделать открытия, способные заполнить «белые пятна» в истории нашей Родины и народов, ее населяющих. Итак, задача нашего исследования – установить какая юридическая ответственность предусмотрена российским законодательством за ведение нелегальных археологических изысканий. Цель – выработать предложения по совершенствованию законодательства в сфере защиты исторического и культурного наследия РФ. Прежде всего, следует определить, что же такое «черная археология». Это понятие бытовое, что существенно осложняет юридическую квалификацию содеянного «черными археологами». В нашей работе «черная археология» рассматривается как проведение незаконных археологических разведок или раскопок в целях сбыта обнаруженных артефактов. «Черную археологию» следует отличать от «кладоискательства» еще одного юридически не закрепленного деяния. Исходя из целей и задач, которые ставят перед собой «кладоискатели», или «поисковики» мы можем определить кладоискательство как ведение любительских археологических изысканий в установленном законом порядке в целях содействия официальной исторической науке, а также в иных бескорыстных и общественно-полезных целях. Надо отметить, что нормативная база РФ не была готова к появлению в стране как «черных археологов», так и кладоискателей. А потому в законодательстве о защите культурных и исторических ценностей, в том числе в нормах уголовного права существует целый ряд пробелов. Проведение незаконных раскопок можно, конечно, квалифицировать по статье 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры» (максимальная санкция по части 1 данной статьи – лишение свободы сроком на два года), так как при изысканиях, тем более нелегальных, исторический памятник безусловно может быть поврежденным или вовсе уничтоженным, как это было в июне 2011 года с курганом Табор в Шовгеновском районе республике Адыгея. Фактически ст. 243 единственная в УК РФ, согласно которой лица, проводящие нелегальные раскопки, могут быть привлечены к уголовной ответственности. Но при применении данной нормы возникает целый ряд трудностей. Во-первых, на практике возникают сложности с квалификацией преступления, предусмотренного ст. 243. Для правильной квалификации необходимо точно определить предмет преступления, который должен обладать исторической или культурной ценностью, а также правовым статусом. Сложности возникают также при определении признаков субъективной стороны преступления, в частности мотива и целей совершения преступления. Такой признак как «совершенное из корыстных побуждений» не указан, что делает норму сложноприменимой по отношению к «черным археологам». Даже если сотрудниками правоохранительных органов будет доказан преступный умысел данных лиц на сбыт добытых ценностей, этот факт никак не повлияет на привлечение их к уголовной ответственности. Также необходимо отметить, что данное преступление одно из самых сложно раскрываемых в стране. Количество лиц, выявленных и привлеченных к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ крайне незначительно. Так, за последние 10 лет в Российской Федерации, по данным ГИАЦ МВД России, на общее количество уголовных дел, возбужденных по данной статье (784) приходится 175 выявленных лиц, совершивших преступление (из них 151- по ч. 2 ст. 243 УК РФ). Приведенные данные не отражают реальную криминальную ситуацию в данной сфере, так как предметом преступления, предусмотренного ст. 243 являются только те объекты исторического наследия, которые внесены в государственный учетно-поисковый регистр культурных ценностей. То есть, те объекты, которые уже известны официальным археологам и историкам. Что же касается ранее не обнаруженных учеными городищ, острогов и иных значимых в историческом и культурном плане объектов, то де-факто за повреждение или уничтожение таковых «черным археологам» уголовная ответственность не грозит. А именно это и есть основной пробел в нашем законодательстве, так как под защитой государства должны быть все значимые в историческом и культурном плане объекты, независимо от того, известны они науке или нет. К сожалению, за проведение незаконных раскопок вне пределов охраняемых государством территорий «черным археологам» грозит лишь административная ответственность по статье 7.15 КоАП РФ «Ведение археологических разведок или раскопок без разрешения». И то, только в тех случаях, если открытый лист необходим. Наказание за нарушение данной статьи более чем мягкое – наложение на граждан административного штрафа в размере до 2500 рублей с конфискацией предметов, добытых в результате раскопок; Также существует гражданско-правовая норма, призванная защитить культурные и исторические ценности. Но она касается только клада, то есть зарытых в земле или сокрытых иным способом денег или ценных предметов, собственник которых не установлен, либо в силу закона утратил на них право. В пункте 2 статьи 233 Гражданского кодекса РФ (Клад) указывается, что в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. В противном случае наступает административная или уголовная ответственность. А выше мы уже говорили о том, насколько слабо уголовное и административное законодательство в сфере защиты исторических и культурных ценностей. Из всего вышесказанного следует вывод о том, что нормативно-правовые акты, призванные защитить исторические и культурные объекты от преступных посягательств нуждаются в дополнении и изменении. Во-первых, в особенной части УК РФ должен быть указан такой состав преступления как «Ведение археологических раскопок и разведок без разрешения органа, уполномоченного выдать такое разрешение». При этом помимо основного состава преступления должны быть квалифицированные: «ведение археологических раскопок… в целях сбыта обнаруженных артефактов вне зависимости от их материальной ценности» и «ведение раскопок без разрешения, причинившее существенный вред историческому и культурному наследию Российской федерации». Понятие «существенного вреда» в данном случае должно быть проработано и четко определено комиссией по охране культурных ценностей Министерства культуры РФ. Кроме того, необходимо указать квалифицирующий признак «организованная группа» В особенной части УК РФ должен быть введен такой состав преступления как «Сбыт исторических и культурных ценностей, добытых преступным путем». Квалифицированный состав данного преступления - «Сбыт исторических и культурных ценностей, добытых путем проведения археологических раскопок и разведок без разрешения органа, уполномоченного выдать такое разрешение». В законодательстве об охране исторических и культурных ценностей должно получить юридическое закрепление понятие «кладоискательство» как ведение любительских археологических изысканий в установленном законом порядке в целях содействия официальной исторической науке, а также в иных бескорыстных и общественно-полезных целях. При этом необходимо четко регламентировать действия кладоискателей. Необходимо ввести нормы, обязывающие кладоискателей получить от уполномоченного органа разрешение на ведение изысканий, а также уведомить органы местного самоуправления и органы внутренних дел на территории муниципального образования, где проводятся изыскания о точном месте проведения изысканий и сроках их проведения. При этом во избежание злоупотреблений со стороны кладоискателей, их работа регулярно должна контролироваться и проверяться сотрудниками органов внутренних дел. Все найденные кладоискателями артефакты должны быть обращены в собственность государства, место, где артефакты были обнаружены должно быть немедленно включено в учетно-поисковый регистр культурных ценностей, а сами кладоискатели должны получить материальное вознаграждение за оказанное содействие в вопросе поиска ранее неучтенных памятников истории и культуры. Размеры вознаграждения должны быть определены министерством культуры Российской федерации в зависимости от вклада в развитие науки. Считаем необходимым внести изменения в санкции ст. 243 – по части первой максимальное наказание до 5 лет лишения свободы, по части 2 от трех до семи лет лишения свободы. Все высказанные предложения ввиду актуальности проблемы считаем обоснованными, а предложения по ужесточению санкций – справедливыми, так как эти действия направлены на защиту и сохранение исторического и культурного наследия России для нас самих и будущих поколений. А сохранение данных ценностей является конституционной обязанностью каждого гражданина Российской Федерации.

^ ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСТНОСТЬ В ИНТЕРНЕТЕ

Сызганов К.И., студент 2 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Маслова Е.Н., к.ю.н., доцент.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Фи́шинг (англ. phishing, от fishing — рыбная ловля— вид интернет-мошенничества, целью которого является получение доступа к конфиденциальным данным пользователей — логинам и паролям. Это достигается путём проведения массовых рассылок электронных писем от имени популярных брендов, а также личных сообщений внутри различных сервисов, например, от имени банков (Ситибанк, Альфа-банк), сервисов (Rambler, Mail.ru) или внутри социальных сетей (Facebook, Вконтакте, Одноклассники.ru). В письме часто содержится прямая ссылка на сайт, внешне неотличимый от настоящего, либо на сайт с редиректом. После того, как пользователь попадает на поддельную страницу, мошенники пытаются различными психологическими приёмами побудить пользователя ввести на поддельной странице свои логин и пароль, которые он использует для доступа к определенному сайту, что позволяет мошенникам получить доступ к аккаунтам и банковским счетам.

Фишинг — одна из разновидностей социальной инженерии, основанная на незнании пользователями основ сетевой безопасности: в частности, многие не знают простого факта: сервисы не рассылают писем с просьбами сообщить свои учётные данные, пароль и прочее.

Для защиты от фишинга производители основных интернет-браузеров договорились о применении одинаковых способов информирования пользователей о том, что они открыли подозрительный сайт, который может принадлежать мошенникам. Новые версии браузеров уже обладают такой возможностью, которая соответственно именуется «антифишинг».

Целью фишеров сегодня являются клиенты банков и электронных платёжных систем. В США, маскируясь под Службу внутренних доходов, фишеры собрали значительные данные о налогоплательщиках. И если первые письма отправлялись случайно, в надежде на то, что они дойдут до клиентов нужного банка или сервиса, то сейчас фишеры могут определить, какими услугами пользуется жертва, и применять целенаправленную рассылку. Часть последних фишинговых атак была направлена непосредственно на руководителей и иных людей, занимающих высокие посты в компаниях.

Социальные сети также представляют большой интерес для фишеров, позволяя собирать личные данные пользователей: в 2006 году компьютерный червь разместил на MySpace множество ссылок на фишинговые сайты, нацеленные на кражу регистрационных данных; в мае 2008 года первый подобный червь распространился и в популярной российской сети ВКонтакте. По оценкам специалистов, более 70 % фишинговых атак в социальных сетях — успешны.

Фишинг стремительно набирает свои обороты, а оценки ущерба сильно разнятся: по данным компании Gartner, в 2004 году жертвы фишеров потеряли 2,4 млрд долларов США, в 2006 году — ущерб составил 2,8 млрд долларов, в 2007 г. - 3,2 млрд; в одних лишь Соединённых Штатах в 2004 году жертвами фишинга стали 3,5 миллиона человек, к 2008 году число пострадавших от фишинга в США

Сегодня фишинг выходит за пределы интернет-мошенничества, а поддельные веб-сайты стали лишь одним из множества его направлений. Письма, которые якобы отправлены из банка, могут сообщать пользователям о необходимости позвонить по определённому номеру для решения проблем с их банковскими счетами. Эта техника называется вишинг (голосовой фишинг). Позвонив на указанный номер, пользователь заслушивает инструкции автоответчика, которые указывают на необходимость ввести номер своего счёта и PIN-код. К тому же вишеры могут сами звонить жертвам, убеждая их, что они общаются с представителями официальных организаций, используя фальшивые номера. В конечном счёте, человека также попросят сообщить его учётные данные.

Набирает свои обороты и SMS-фишинг, также известный как смишинг (англ. SMiShing — от «SMS» и «фишинг»). Мошенники рассылают сообщения, содержащие ссылку на фишинговый сайт, — входя на него и вводя свои личные данные, жертва аналогичным образом передает их злоумышленникам. В сообщении также может говориться о необходимости позвонить мошенникам по определённому номеру для решения «возникших проблем».

Исследование французской компании Kroll Ontrack свидетельствует о том, что свыше 27% представителей бизнеса по всему миру за истекший период 2010 года подверглись кражам информации через Интернет. В опросе Kroll - одного из лидеров на рынке информационной безопасности в Европе - участвовала 801 компания. По сравнению с предыдущим годом количество эпизодов увеличилось на 9%. Таким образом, воровство цифровых данных стало более популярным, чем традиционное мошенничество с активами.

Сергей Голованов, антивирусный эксперт "Лаборатории Касперского", заявил, что хакеры разрабатывают все больше вредоносных программ, ориентированных на кражу не только персональных, но и корпоративных данных. Целью атак киберпреступников все чаще становятся крупные объекты. В качестве одного из последних ярких примеров - вирус Stuxnet, поражающий системы промышленного производства. И хотя компании применяют как физические меры защиты (охрана), так и технические (средства информационной безопасности, слежение за сетью), в ближайшее время количество подобных преступлений только увеличится.

"По сути, нас ждет эпидемия. Если в 90-е годы создание вирусов было средством потешить самолюбие, а в 2000-е они стали использоваться преступниками для кражи персональных данных, то теперь черный рынок, на котором торгуют информацией, насытился. Вирусописатели начали искать новые пути развития, и скорее всего они выберут путь воровства корпоративных данных", - говорит эксперт "Лаборатории Касперского".

Как показывает практика раскрыть такие преступления в силу объективных причин очень сложно - но существует специальная статься (273 УК РФ – создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ)

Для предупреждения совершения этих преступления существуют различные методы борьбы с фишингом, включая законодательные меры и специальные технологии, созданные для защиты от фишинга.

Один из методов борьбы с фишингом заключается в том, чтобы научить людей различать фишинг и бороться с ним. Люди могут снизить угрозу фишинга, немного изменив своё поведение. Так, в ответ на письмо с просьбой «подтверждения» учётной записи (или любой другой обычной просьбой фишеров) специалисты советуют связаться с компанией, от имени которой отправлено сообщение, для проверки его подлинности. Кроме того, эксперты рекомендуют самостоятельно вводить веб-адрес организации в адресную строку браузера вместо использования любых гиперссылок в подозрительном сообщении.

Практически все подлинные сообщения организаций содержат в себе упоминание некой информации, недоступной для фишеров. Некоторые, например PayPal, всегда обращаются к своим адресатам по именам, а письмо с общим обращением «Уважаемый клиент PayPal» может расцениваться как попытка фишинга. Письма от банков и кредитных учреждений часто содержат в себе часть номера счёта. Однако недавние исследования показали, что люди не различают появление первых цифр счёта или последних цифр, в то время как первые цифры могут быть одинаковы для всех клиентов финансового учреждения. Людям можно объяснить, что подозрительны любые письма, не содержащие какой-либо конкретной личной информации. Но фишинговые атаки начала 2006 года содержали подобную персональную информацию, следовательно, наличие подобной информации не гарантирует безопасность сообщения. Кроме того, по результатам другого исследования было выяснено, что присутствие личной информации существенно не изменяет процент успеха фишинговых атак, что свидетельствует о том, что большинство людей вообще не обращает внимания на подобные детали.

Антифишинговая рабочая группа считает, что обычные методы фишинга в скором времени устареют, поскольку люди всё больше узнают о социальной инженерии, используемой фишерам]. Эксперты считают, что в будущем более распространёнными методами кражи информации будут фарминг и различные вредоносные программы.

Одним из направлений борьбы с фишингом является создание списка фишинговых сайтов и последующая сверка с ним. Подобная система существует в браузерах Internet Explorer, Mozilla Firefox, Google Chrome, Safari и Opera. Firefox использует антифишинговую систему Google. Opera использует чёрные списки PhishTank и GeoTrust и списки исключений GeoTrust. По результатам независимого исследования 2006 года Firefox был признан более эффективным в обнаружении фишинговых сайтов, чем Internet Explorer

В 2008 году появилась методика использования специальных DNS-сервисов, фильтрующих известные фишинговые адреса: этот метод работает при любом браузереи близок использованию hosts-файла для блокировки рекламы.

Сайт Bank of America предлагает пользователям выбрать личное изображение и показывает это выбранное пользователем изображение с каждой формой ввода пароля. И пользователям банковских услуг следует вводить пароль лишь тогда, когда они видят выбранное изображение. Однако недавнее исследование показало, что отсутствие изображения не останавливает большинство пользователей при вводе пароля.

^ ЖЕНСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Тимошенко К.Р., студент 4 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Лавриненко А.Н.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Своеобразие женской преступности связано с исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений, ее социальными ролями и функциями, ее биологической и психологической спецификой.

Для современной женской преступности Российской Федерации характерны следующие основные черты. Отмечается общая тенденция роста преступности женщин, несмотря на некоторое уменьшение ее доли в отдельные периоды. Исследования криминологов свидетельствуют о том, что темпы прироста числа женщин, совершивших преступления, опережают соответствующий показатель мужской преступности. Число женщин, вовлеченных в криминальные формы поведения, с 1998 по 2004 г. выросло в 1,8 раза, а количество мужчин-преступников увеличилось лишь в 1,3 раза. В целом отмечается, что с 1998 по 2002 г. удельный вес женщин, совершивших преступления, постоянно возрастал, а мужчин - снижался. Исключение составили 2003 - 2004 гг., когда доля мужчин, совершивших преступления, стала увеличиваться, а доля женщин пошла на убыль. Однако в 2005 г. отмеченная выше тенденция вновь проявилась в виде прироста на 3,0% к показателю 2004 г. удельного веса женщин, совершивших преступления, в то время как у мужчин отмечено снижение на 0,5%. Уже в первой половине 2001 г. доля осужденных женщин увеличилась на 0,7%, в то время как доля осужденных мужчин сократилась (среди осужденных 2001 г. мужчин - 86,3%, в 2000 г. - 87,0%). В середине первого десятилетия XXI в. проявилась тенденция роста удельного веса преступлений, совершаемых женщинами. Если в 2005 г. этот показатель составлял 13,8%, то в 2006 г. - уже 15,1% (+9,4%). Число женщин, совершивших преступления, возросло в 2005 г. по сравнению с 2004 г. на 9,3%, а в 2006 г. по сравнению с 2005 г. - уже на 14,8%. Прирост доли женской преступности в 2005 г. по отношению к 2004 г. составил 0,3%, а в 2008 г. - уже 2,2%, в 2009 г. доля осужденных женщин в соотношении с показателями 2004 г. увеличилась на 2,4%. За последние 2008, 2009, 2010 гг. наблюдается динамика роста доли осужденных женщин в среднем на 2,1% в год, но абсолютное число женщин, совершивших преступления в эти годы, не позволяет говорить о существенном росте женской преступности (2008 г. - 201000 человек, 2009 г. - 201000 человек, 2010 г. - 194000 человек).

Женская преступность обладает высокой степенью латентности – 47-54%. Среди опасных тенденций криминального поведения современных женщин выделяются: интенсивный рост тяжких деяний, устойчивый удельный вес рецидивных преступлений, снижение возраста (омоложение) преступниц и вместе с тем увеличение количества женщин пожилого и престарелого возраста, а также инвалидов среди осужденных. Жестокость, насильственные способы разрешения конфликтов, подготовленность преступных актов стали характерными признаками личности современной преступницы. Весьма настораживающей реальностью современной эпохи стало практически выравнивание удельного веса мужчин и женщин, совершивших тяжкие насильственные преступления. Эти показатели отличаются весьма незначительно и составляют соответственно 4,1% и 3,8%.

Среди всех совершенных женщинами преступлений наибольшую долю составляют тяжкие преступления - 77,8%, особо тяжкие преступления - 11,4%, преступления средней тяжести - 8,5%, небольшой тяжести - 2,2%.

Исследователи отмечают, что женская преступность все больше носит организованный характер. Удельный вес женщин, совершивших преступление в составе организованной группы, растет в среднем на 10% в год. Немало женщин, совершивших преступления в группе по предварительному сговору: примерно каждое третье преступление, - что не опровергает данные о том, что участие женщин в совершении групповых преступлений выросло до 40% преступлений женщин.

В структуре женской преступности, как и раньше, большую долю занимают преступления против собственности (более 50%) , в частности кражи и мошенничества.

Детерминанты преступности женщин тесно связаны с противоречиями общественного развития. Причины преступности - это совокупность обстоятельств, коренящихся в реально существующих общественных отношениях базисного и надстроечного порядка, закономерно порождающих и воспроизводящих преступность как социальное явление, а также выступающих в качестве условий облегчающих зарождение и функционирование причин преступности вообще и преступности женщин в особенности активно способствует постоянное стирание граней между добром и злом, дозволенным и недозволенным, достойным и недостойным.

В основе причин женской преступности лежат определенные явления и процессы, а именно:

1) активное участие женщин в общественном производстве;

2) ослабление социальных институтов, и в первую очередь семьи;

3) возросшая напряженность в обществе, возникновение в нем конфликтов и враждебности;

4) рост антиобщественных проявлений.

Все эти перечисленные явления, способствующие существованию женской преступности, тесно переплетаются друг с другом, и постепенно под влиянием глобальных перемен, происходящих в нашем государстве, стали набирать силу.

Женская преступность в силу особенностей, присущих ее распространенности, структуре и динамике, природе и причинам, представляет собой самостоятельный объект изучения и предупредительных усилий. Ее специфика связана с причинами как преступности в целом, так и индивидуального преступного поведения женщин, с теми отличительными личностными чертами, которыми они обладают, их местом в системе общественных отношений, социальными ролями и функциями.

Выделение преступности женщин необходимо и потому, что вопросы их
ответственности, отбывания наказания и т.д. в ряде случаев самостоятельно
регулируются законом. В области криминологии этот вид преступности как
объект изучения уже давно приобрел независимый статус, также нам представляется необходимым включать новые методы изучения личности преступниц, причин и механизмов их уголовно-наказуемых поступков, использование новейших достижений психологии личности, патопсихологии, социальной психологии, общей и социальной психиатрии, физиологии женщины, сексологии и патологических сексуальных отклонений. Такие исследования важны в первую очередь из-за возрастания количества насильственных преступлений, совершаемых женщинами, что почти всегда предполагает криминогенную роль глубинных, бессознательных переживаний, выявление и оценка которых возможны только с помощью психологических методов.

Предупреждение женской преступности позволит укрепить законность и правопорядок в нашем государстве, очистить нравственную атмосферу в обществе и улучшить воспитание подрастающего поколения.

Что касается проблем предупреждения женской преступности, что они должны решаться в русле борьбы с преступностью в целом. Целесообразным считается разработка специальной программы, в которой были бы заложены особые приемы и методы воздействия на женскую преступность, пересмотр участия женщин в общественном производстве, создание для них более улучшенных условий. Нужны специальные программы по развитию и поддержки семьи - основы нашего общества. Для этого необходима экономическая и политическая стабилизация нашего государства. Необходимо изучать опыт решения этой проблемы другими государствами.

Что касается женщин находящихся в ИУ, необходима доработка Уголовно-исполнительного кодекса России, где положению женщины будет уделено особое внимание. Для многих женщин лишение свободы представляет огромный эмоциональный удар, поэтому необходимо обеспечение колоний квалифицированными психологами.

Также, по нашему мнению, в виду сложившейся ситуации в нашем обществе
необходимо создание в России системы научно-исследовательских криминологических учреждений с учетом ведомственных и региональных потребностей.

^ НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОГО УСМОТРЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Торгунаков М. С., студент 5 курса, юридический факультет.

Научный руководитель: Кулешов Ю.И., д.ю.н., доцент.

ГОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права»


Уголовным законодательством установлены правила при назначении наказания, которыми должен руководствоваться суд, применяя нормы права. Данные правила предусматривают возможность (меру) судейского усмотрения. Возникает вопрос, насколько широкими должны быть пределы судейского усмотрения при выборе вида и размера наказания, на основе каких критериев.

Действующий уголовный закон предус­матривает условное осуждение (ст. 73 УК РФ) и возможность назначения более мягкого наказания (64 УК РФ), чем предусмотрено санкцией, соответствую­щей статьи Особенной части40.

Правоприменителю предоставлены весьма широкие возможности для усмотрения, поскольку большинство санкций статей УК РФ, носит относительно-определенный или альтернативный характер. В связи с этим, назначаемое судом уголовное наказание зависит напрямую от усмотрения судьи и оп­ределяется его знанием буквы и духа закона, уровнем его правосознания, пониманием своей роли в обществе, в том числе и жизненным опытом судьи. В научной литературе исследователями высказывается мнение о том, что правосознание судей не способно выступать гарантией единства судебной практики и справедливости назначаемых наказаний41.

На сегодняшний день, можно с уверенностью говорить об общей тенденции смягчения наказания, которое происходит именно на правоприменительном уровне, в результате, во-первых, чрезмерного и зачастую необоснованного применения судами положений ст.64 и 73 УК РФ и, во-вторых, назначения наказаний, исходя из нижних пределов санкции статьи, установленных законодателем.

Вышеизложенное, подтверждаются статистическими данными Управления Судебного департамента в Хабаровском крае42. Исследована практика применения уголовно-правовых норм судами по отдельным составам преступлений предусмотренных УК РФ.

Так, за совершение квалифицированных видов разбоев в 2011 г. (по ч.2,3,4, ст.162 УК РФ) районными судами осуждено 182 лица, из которых 17 подсудимым назначено наказание ниже низшего предела санкции статьи, кроме того, 47 приговорены судом к условному осуждению лишения свободы.

Сходные данные были получены по другим квалифицированным видам преступлений43.

Так, за 2011 г. районными судами вынесено 333 приговора (по ч.2,3, ст. 228.1. «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества» УК РФ).

Осужденные лица в количестве 109, получили сроки ниже низшего предела лишения свободы, кроме того, к отбыванию наказания условно были приговорены 53 подсудимых.

Согласно статистике, в большинстве случаев суды ограничиваются минимальным пределом наказания либо применяют положения ст. 64, ст. 73, УК РФ, что вряд ли следует считать оправданным, при рассмотрении отдельных категорий дел, относимых уголовным законом к тяжким и особо тяжким преступлениям.

Так, (по ч. 2 ст. 162 УК РФ) был вынесен 121 судебный приговор, 52 осужденным, срок назначенного наказания составил от 3 до 5 лет, при законодательных пределах до десяти лет лишения свободы.

При этом, более чем в 43% случаев судами применялось положение ст. 73 УК РФ. Применяя ч.3 ст.162 УК РФ, в 44% случаев суды назначали от 5 до 8 лет лишения свободы, при нижним и верхним пределами наказания от 7 до 12 лет. При вынесении приговоров (по ч. 4 ст. 162 УК РФ), примерно в 31% случаев происходит применение положения, о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ).

Аналогичной практики придерживаются и другие суды регионов России, принимая судебные акты по данной категории дел44.

Таким образом, суды назначают минимальное наказание за преступление, традиционно относимое уголовным законом, к категории наиболее общественно опасных, что не соответствует, принципу социальной справедливости (ч. 2 ст.47, ч.1 ст. 60 УК РФ).

Отдельные санкции статей УК РФ предусматривают значительный разрыв между верхним и нижним пределами наказаний.

Так, при квалификации грабежа (по ч.3 ст. 161 УК РФ), санкция наказания предусматривает возможность назначения от 6 до 12 лет лишения свободы. Разрыв между верхним и нижним пределами составляет 50%, следствием является широкий простор для судебного усмотрения.

Такие различия в размерах санкций, способствуют назначению судами наказания, не соответствующего тяжести совершенного преступления и его общественно опасным последствиям. Следует констатировать, что проблема пределов судейского усмотрения видится в поиске оптимального соотношения ограничения усмотрения судьи рамками санкции конкретно – правовой нормы.

В этом вопросе весьма полезным и заслуживающим тщательного изучения является опыт других стран, в том числе и США, в которых с 1987 года в качестве элементов формализации при назначении наказаний используется специальная шкала наказаний, содержащая абсолютно – определенные санкции. Наказание в США назначается согласно разработанному на основе статистических данных «Федеральному руководству по назначению наказания». В данном руководстве содержатся подробные таблицы по назначению наказаний по видам и размерам, с максимумом и минимумом за различные составы преступлений и отдельно для преступлений, совершенных рецидивистами45.

В теории современного уголовного права существует точка зрения, согласно которой, метод шкалирования, предложенный именно американскими юристами, при назначении наказания может дать позитивные результаты46.

Российское уголовное законодательство предоставляет судье возможность в каждом конкретном случае исходить из своих собственных представлений о необходимости применения того или иного вида и размера наказания. При формулировании ст. 64 и ст. 73 УК РФ, а также при определении разницы между минимальными и максимальными пределами наказания законодатель ничем не ограничивает правоприменителя, либо использует слишком неопределенные критерии. Обе нормы, по сути, относятся к "ситуационным относительно-определенным" предписаниям. Их применение всецело зависит от конкретной ситуации, обстоятельств совершенного преступления. Исследование таких обстоятельств в условиях отсутствия законодательных пределов применения рассматриваемых законоположений, их оценочный характер создают для правоприменителя комплекс проблем, решение которых зачастую носит излишне субъективный характер47.

Отсутствие четких критериев, преобладание оценочных понятий в ст. 64 и ст. 73 УК РФ, влекут к неограниченному судейскому усмотрению

Таким образом, редакцию статьи 64 УК РФ можно представить в следующем виде:

"Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, относящегося к категории тяжких, средней или небольшой тяжести, суд, если сочтет целесообразным, может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, но не более чем на одну треть при совершении преступления небольшой или средней тяжести и не более чем на одну четверть при совершении тяжкого преступления".

На наш взгляд, изменения должны также коснуться ст. 73 УК РФ. Возможность назначения наказания условно должна сохраняться лишь в случаях совершения преступлений, относящихся к категории, средней или небольшой тяжести.

Таким образом, часть первую статьи 73 УК РФ изложить в следующей редакции:

"Ст. 73. Условное осуждение

"1. Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. Назначение условного осуждения за совершение тяжких и особо тяжких преступлений не допускается."

Установив вышеизложенные ограничения на возможность применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ, законодатель, с одной стороны, решит проблему чрезмерного и зачастую необоснованного снижения наказания, а с другой - сделает деятельность судов более контролируемой и ограниченной рамками закона. В то же время правоприменитель также будет иметь возможность принимать решение самостоятельно, за ним по-прежнему будет сохраняться право выбора наиболее справедливого и целесообразного варианта действий из нескольких возможных.





оставить комментарий
страница9/13
Дата03.08.2012
Размер3,46 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх