Xiii-й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием, посвященной Году истории в Российской Федерации icon

Xiii-й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием, посвященной Году истории в Российской Федерации



Смотрите также:
Xiii -й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием...
Xiii -й региональной научно-практической конференции с межрегиональным и международным участием...
Информационное письмо №1 о проведении V региональной научно-практической конференции с...
Региональной научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы...
Программа межрегиональной научно-практической конференции с международным участием...
Резолюция II всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции...
Программа ежегодной научно-практической конференции студентов тувинского государственного...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием...
Программа всероссийской научно-практической конференции с международным участием Таможенные...
I научно-практическая конференция с международным участием «чистая капля воды»...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 7-8 октября 2011 года...
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 7-8 октября 2011 года...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
вернуться в начало
скачать
^ «ЦЕНА» ВТОРИЧНОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА В ВИДЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 174.1 УК РФ

Бряхин А.А., студент 4 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Кулакова В.А., к.ю.н., доцент.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


Одной из острых проблем на государственном уровне остаётся отмывание (легализация) «грязных» денег российскими олигархами, другими субъектами организованной преступности, которые, не содействуя экономическому подъёму своей страны, не платя налоги, вывозят тонны капитала в оффшорные зоны в исключительно накопительных, обогащающих их целях.

Теневая экономика – одна из детерминант существования и успешного развития организованной преступности – увеличивает свои объёмы. И, как правило, наиболее частая форма её реализации – оффшорные зоны. Теневая экономика, по оценкам Росстата, составляет 16% ВВП, что соответствует 7 трлн. рублей в год. Нелегальный оборот на финансовом рынке России по итогам прошлого года составит 5 трлн. рублей.

По разным исследованиям, из России за последнее десятилетие в зарубежные банки переведено от 250 до 300 млрд. долларов США. В Москве пресечена деятельность группы лиц, занимавшейся незаконным выводом денег за границу, сумевшей в течение 2011 года перевести на счета в зарубежные банках более 100 млрд. рублей. По данным правоохранительных органов России, коммерческий банк «Кодекс», отмывая преступные деньги, за 2,5 года вывел в теневой сектор больше 20 млрд рублей.

Как недавно отметил Д.А. Медведев, «только за прошлый год из экономики России незаконно вывели 2 трл рублей, а это 2% ВВП». В прошлом году внутри России незаконно обналичили 1 трл рублей. Правоохранительные органы с начала этого года зарегистрировали на Дальнем Востоке 55 преступлений, связанных с легализацией средств, полученных преступным путём, что на 60% меньше, чем за аналогичный период 2010 года. Органы наркоконтроля Дальневосточного округа с начала 2010 года выявили 14 преступных деяний о легализации наркодоходов, что на 75% ниже соответствующего периода 2009 года. Несмотря на то, что почти каждое преступление в экономической сфере сопряжено с легализацией «преступных средств», статистика свидетельствует о снижении преступлений такой направленности: в 2008 г. в округе зарегистрировано 378 преступлений, в 2009 г. – 201, за 10 месяцев 2010 г. – 66. Такая ситуация стала возможной по причине «существенных» изменений в уголовное законодательство. По причине активизации «рыбного», «лесного», «автомобильного» ОПФ на Дальнем Востоке, по подсчётам местных экономистов, из-за этого региональный бюджет опустошается на 20-30%.

На Дальний Восток продолжают активно проникать японские преступные группировки, сфера деятельности которых – контрабандная торговля. По данным Сахалинской таможни, более 75% всех уловов, добытых в морских водах Южных Курил, уходит в Японию контрабандно. Дальневосточные ОПФ активизировали свою внешнеэкономическую деятельность, выражающуюся в незаконном перемещении через таможенную границу автомобилей, оружия, сырьевых ресурсов, наркотических средств.

По данным Минфина Японии, только в один из её портов ежегодно совершается около 8 тысяч заходов российских промысловых судов, т.е. 80% всех выловленных на Дальнем Востоке и севере страны продукции продаётся иностранным государствам.

Организованные преступные группировки активно криминализируются во внешнеэкономической деятельности, которая выражается в контрабандном перемещении (вывозе) биоресурсов, леса, цветного металла. 80% импорта поступает в Россию контрабандным путём. Ущерб от незаконного перемещения через таможенную границу России товаров в 2005 году составил более 2 миллиардов рублей. И сегодня наблюдается устойчивая тенденция роста числа таких преступлений.

Камчатка – основной поставщик контрабандной икры на территорию России и за её пределы. Только каждая пятая баночка красной икры в г. Елизово Камчатской области законна. 30 камчатских рек поделили между собой преступные группировки. 400 тонн незаконно добытой икры в 2005 году отправлено на материк. Стоимость нелегальных поставок морепродуктов только в Японию равна трети стоимости товарной продукции всей рыбной отрасли России».

В рыбной отрасли Приморья одним из самых криминогенных направлений является незаконная добыча краба. Данный вид промысла всегда сопряжён не только с серьёзным экономическим ущербом, наносимым России, но и с рядом других преступлений – контрабандным вывозом морепродукции за рубеж, невозвращением валютных средств из-за рубежа, уклонением от уплаты налогов. В 2004 году в Японию из России было поставлено свыше 27000 тонн камчатского краба, что более чем в 5 раз превысило общий допустимый улов. По подсчётам японских и экспертных оценок российских специалистов потери России только на браконьерском промысле краба ежегодно составляют около 5 миллиардов долларов. Японские статистические данные по импорту морепродуктов превышают российские сведения по экспорту в 2-5 раз. Объёмы нелегального экспорта рыбопродукции только с Дальнего Востока России оцениваются от 2,5 миллиардов до 4,5 миллиардов долларов.

Отметим, что в Дальневосточном регионе сложилась достаточно напряженная (сложная) обстановка в сфере заготовки древесины ценнейших пород. В 2004 году на дальневосточной территории преступно вырублено с вывозом за пределы России в КНР более 20 миллионов кубометров круглого леса. В последнее время из Хабаровского края в Китай экспортируется 95% заготовляемого леса. Каждое третье преступление, связанное с незаконной вырубкой и контрабандным вывозом леса на территории ДФО, выявляется в Хабаровском крае. Аналогичная ситуация наблюдается и в богатом разнообразной растительностью Приморском крае, где ежегодный незаконный поток лесозаготовок в КНР составляет 80%, а это, в свою очередь, потеря гигантской суммы, не вложенной в бюджет края, и составляет она в среднем по ценам внутреннего рынка 150 миллионов долларов в год, по ценам внешнего – в 2 раза больше, т.е. 300 миллионов долларов ежегодно.

Эффективной борьбе с экономической преступностью, коррупцией препятствует возможность использования для легализации денежных средств, полученных преступным путём, компаний, зарегистрированных в оффшорных зонах. По сведениям FATF, во всём мире «отмывается» от 500 млрд. до 1,5 трлн долл. в год. Для противодействия «отмыванию грязных денег» необходимо подорвать финансовую основу организованной преступности. Так, незаконно вывезенные денежные средства инвестируются в экономику России, оказывая тем самым негативное влияние на экономическое развитие страны. Например, по данным Росстата на март 2011 года, накопленный иностранный капитал в экономике России составил 301,1 млрд. долл. США. При этом Кипр, не являющийся экономически развитой страной, занимает I место по объёму инвестиций в Россию (64,2 млн. долл. США), опережая даже Китай (26,7 млн. долл. США).

Незаконная деятельность оффшорных компаний оказывает негативное влияние на состояние законности в российской экономике, что требует соответствующих мер противодействия. Криминальные структуры России всё чаще пользуются услугами оффшорных зон, как правило, Карибского бассейна, Западной Европы (в первую очередь – Кипра) со своей «географической» (страновой) специализацией в качестве плацдарма в деле «отмывания денег».

Таким образом, в части 3 статей 174 и 174.1 УК РФ включить пункт «в», предусматривающий квалифицирующий вид состава легализации преступно нажитых денежных средств «лицом с использованием оффшора (оффшорной зоны)». Полагаем целесообразным внести изменения в Федеральные законы «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», предусмотрев обязанность юридического лица – резидента оффшорных государств или территорий – раскрывать информацию о своих реальных владельцах при регистрации на территории РФ с предоставлением регистрирующему органу права отказывать в государственной регистрации в случае непредоставления такой информации. Предлагаемые меры законодательного характера, на наш взгляд, будут содействовать эффективной борьбе с экономической преступностью. В статьях 174 и 174.1 Кодекса не содержится такой квалифицирующий признак как «особо крупный размер совершаемых сделок». В качестве особо квалифицирующего признака предлагается рассматривать преступление, совершённое «в соучастии с иностранными гражданами или лицами без гражданства, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации, либо связанное с вывозом приобретённого преступным путём имущества в иностранное государства». Наличие специализированных «прачечных» существенно стимулирует совершение корыстных преступлений. На основании Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ статья 188 УК РФ (контрабанда) декриминализирована. Однако, одной из разновидностей преступной деятельности дальневосточной организованной преступности, эксплуатирующей такой «свой» показатель как «география», всегда являлась контрабанда в виде рыбного, лесного «промысла». Следовательно, в связи с этим необходимо термин «преступным путём» заменить на другой - «незаконным путём», как это было предусмотрено в статьях 174 и 174.1 УК РФ ранее.

^ ПОЛИГРАФ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Бряхин А.А., студент 4 курса юридического факультета.

Научный руководитель: Кулакова В.А., к.ю.н., доцент.

Благовещенский филиал НОУ ВПО МОСКОВСКОЙ АКАДЕМИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА при Правительстве Москвы


С 2000 года криминальная ситуация в России продолжает оставаться сложной. Наблюдается устойчивая тенденция роста насильственных, корыстных преступлений, в том числе совершаемых подростками и, как правило, в группе, имеющей «организованный характер». Поэтому приоритетным направлением для правоохранительных органов РФ является создание и применение новых методов и технологий, способствующих снижению определённым образом количества преступлений, их раскрытию и изобличению виновных лиц.

Как показывают последние разработки и практика расследования преступлений в нашей стране, одним из современных методов исследования идеальных следов преступления является метод психофизиологической экспертизы (ПФЭ) с использованием полиграфа, результаты которого всё чаще кладутся в основу решений по уголовным делам.

Фундаментальная проблема полиграфа трансформировалась в прикладную проблему. Изучение современной следственно-судебной практики, мнения правоприменителя всё чаще указывает на уголовно-процессуальные проблемы использования полиграфа: форма, пределы, объём исследования, оценка полученных результатов.

В настоящее время в ряде стран обсуждается вопрос о придании результатам психофизиологического исследования с использованием полиграфа статуса самостоятельного доказательства.

До сих пор наиболее актуальная проблема в рамках уголовного судопроизводства – это вопрос о доказательственном значении результатов ПФИ на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.

Одна из основных сложных проблем – получение в ходе расследования правдивых показаний участниками процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. По данным В.А. Волынского, каждый 4-5-ый свидетель или потерпевший даёт ложные показания.

К сожалению, окончательное место полиграфа в уголовном процессе не определено, несмотря на признание современными отечественными учёными «права полиграфа на жизнь».

В настоящее время в сфере уголовного судопроизводства сложились две формы проведения исследований с использованием полиграфа: непроцессуальная и процессуальная. Наше же внимание обращено на второе «явление».

Идея использования полиграфа в ходе следственных действий (в первую очередь – допроса) нашла поддержку среди большинства российских криминалистов.

Самой адекватной формой применения полиграфа в доказывании является традиционная форма использования специальных знаний – судебная экспертиза.

Как факт следует констатировать, что количество назначенных и проведённых ПФЭ с использованием полиграфа постоянно увеличивается.

Назначение ПФЭ целесообразно не только в целях изобличения лица, дающего ложные показания, но и в ситуации, когда участник уголовного процесса сотрудничает со следствием.

Следует отметить, что чаще всего экспертизы такого вида назначаются по неочевидным преступлениям, на этапах, когда уже проведён большой значимый объём работы, а информация об обстоятельствах преступления успела довольно широко распространиться среди всех заинтересованных лиц.

Заключение ПФЭ не является особым доказательством, а оценивается в соответствии со ст. 88 УПК РФ по общим правилам оценки доказательств. В то же время к его оценке требуется специфический подход, поскольку это доказательство основано на использовании для его получения специальных и достаточно нетрадиционных знаний, которыми не располагают суд, органы предварительного расследования.

Анализ судебно-следственной практики свидетельствует, что фактически оценка следователями и судьями заключения ПФЭ сводится только к проверке полноты выводов и их соответствия иным доказательствам по делу, научная обоснованность и достоверность экспертного заключения выводов не является их компетенцией. Получается, что для оценки заключения эксперта-полиграфолога необходимо привлечь другое лицо, обладающее специальными знаниями в области полиграфологии: в соответствии со ст. 80 УПК РФ – дача письменного заключения специалиста, допроса в качестве специалиста по результатам проведённой ПФЭ.

Проблема № 1 – проблема различий в оценке судебно-следственными органами возможности назначения ПФЭ и признания её результатов в качестве доказательств по уголовному делу. Часть правоприменителей считает, что если в действующем законодательстве нет прямых указаний на возможность использования полиграфа в уголовном судопроизводстве, следовательно, это является незаконным, недопустимым использования его результатов в качестве доказательств по делу.

Учитывая неоднозначность ситуации с назначением и производством ПФЭ, Пленуму Верховного суда РФ необходимо дать чёткие разъяснения по вопросам судебной практики.

Ещё следует исходить из того, что законодатель, включив в перечень источников доказательств заключение специалиста, не оговорил механизм его формирования, процессуальные основания и порядок привлечения специалиста к даче заключения по инициативе как стороны обвинения, так и защиты.

Кроме того, не установлены процессуальные сроки представления этого документа по аналогии с порядком назначения судебной экспертизы. Уголовным законом России не определены санкции за дачу специалистом заведомо ложного заключения, что означает отсутствие какой-либо юридической ответственности специалиста за данное им заключение.

В специальной литературе высказывалось мнение, что, поскольку многие организационно-методические вопросы проведения ПФЭ с использованием полиграфа пока ещё окончательно не решены, более целесообразно использование полиграфа в уголовном судопроизводстве для дачи заключения специалистом, а не экспертом. Однако следственные работники в практической деятельности в основном реализуют более привычную им процессуальную форму использования специальных знаний – экспертизу.

Применение специальных знаний в современном уголовном судопроизводстве является одной из наиболее актуальных проблем, связанных с досудебным производством.

УПК РФ не содержит прямых указаний на использование полиграфа в той или иной процессуальной ситуации. Однако существенной проблемой являются поводы к использованию психофизиологических исследований с применением полиграфа, что вытекает из ч. 1 ст. 88 УПК РФ, рассматривающей правила оценки доказательств – «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности…».

В УПК РФ необходимо закрепить норму об использовании полиграфа в качестве доказательства. На основании статей 74, 80 УПК заключение специалиста-полиграфолога является доказательством по уголовному делу.

Полиграф успешно применяется в Новосибирской, Самарской, в том числе Амурской областях, Пермском крае и других регионах России.

Перспективы развития отечественной полиграфологии должны базироваться на мировом опыте и широком использовании наработок российских учёных.

^ ЦЕЛЬ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

В УГОЛОВНОМ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Варлаков А.И., магистрант.

Научный руководитель: Степаненко Ю.В., к.ю.н., профессор.

Благовещенский филиал НАЧОУ ВПО «Современная гуманитарная академия»


После принятия в 1996 г. Уголовного кодекса РФ (УК РФ) и Уголовно-исполнительного кодекса РФ (УИК РФ) возник ряд проблем, связанных с их соотношением. В частности, особую остроту в юридической литературе приобрела проблема целей уголовного наказания, определенных в ч. 2 ст. 43 УК РФ, и их интерпретации в ст. 1 УИК РФ.

Согласно ч. 1 ст.43 УК РФ, уголовное наказание является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда признанному виновным в совершении преступления лицу, и представляет собой предусмотренные УК РФ лишения или ограничения прав и свобод осужденного. Одновременно уголовное "наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений" (ч. 2 ст.43 УК РФ).

В соответствии со ст. 1 УИК РФ целями уголовно-исполнительного законодательства являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Для достижения этих целей уголовно-исполнительное законодательство устанавливает порядок и условия исполнения и отбывания наказания, определяет средства исправления осужденных, предусматривает охрану их прав и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации (ч. 2 ст.1 УИК РФ).

Как видим, соотношение функций уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, их субординации в УК РФ и УИК РФ определены с исчерпывающей четкостью.

Сопоставление рассматриваемых норм УК РФ и УИК РФ показывает, что в последнем восстановление социальной справедливости в качестве цели исполнения наказания не предусмотрено. О ней в УИК РФ - ни слова.

Обычно в исследованиях по уголовно-исполнительному праву это объясняется тем, что цель восстановления социальной справедливости в большей мере относится к применению наказания в стадии его назначения либо отсрочки, как например, в отношении беременных женщин или женщин, имеющих малолетних детей (ст. 82 УК РФ). Именно на этих стадиях правоприменительного процесса идет речь о выборе вида наказания, его размере либо о применении гуманного акта (как это имеет место при отсрочке), раскрывающих понятие сущности социальной справедливости.

Действительно, при условном осуждении, отсрочке применения наказания восстановление социальной справедливости завершается в основном, но не полностью, актом осуждения виновного лица. Что же касается лиц, осужденных безусловно, то восстановление социальной справедливости немыслимо без реального исполнения назначенного им судом наказания, без реализации его карательной сути. Однако ряд ученых делают акцент на ином. Они полагают, как отметил А. Зубков, что "на стадии исполнения наказания данная цель подразумевается при реализации в уголовно-исполнительном законодательстве таких принципов, как гуманизм, равенство осужденных перед законом, рациональное применение средств принуждения, средств исправления осужденных и стимулирование их правопослушного поведения. Последовательное выполнение именно этих принципов в уголовно-исполнительном законодательстве и практике его применения как раз и обеспечивает фактическую реализацию восстановления социальной справедливости таким опосредовнным путем.

Однако по нашему мнению, указанные принципы уголовно-исполнительного законодательства имеют иную целенаправленность. Они призваны обеспечивать гуманное отношение к осужденному, гарантировать его права и законные интересы, способствовать реализации исправительного воздействия наказания. В перечисленном, несомненно, заинтересованы государство и общество, но возвращение обществу исправленного человека - это только часть восстановления социальной справедливости. Ведь в ст. 43 УК РФ исправление осужденного выделено в специальную цель помимо цели восстановления социальной справедливости. Да и в ст. 1 УИК РФ исправление осужденного предусмотрено в качестве отдельной цели исполнения уголовного наказания. Следовательно, сведение восстановления социальной справедливости к осуждению виновного лица и к его исправлению не обосновано. Поэтому прав А.Зубков, полагающий, что "говорить о подчинении цели исправления другой - цели восстановления социальной справедливости - вряд ли будет правильно, так как законодатель не ранжирует цели по значимости.” И кстати, о каком восстановлении социальной справедливости можно говорить в тех случаях, когда осужденный не исправился?! В своей основе достижение названной цели не зависит от воли осужденного. Она реализуется в порядке уголовно-правового принуждения - исполнения (отбывания) наказания.

Некоторые сторонники обоснованности невключения цели восстановления социальной справедливости в уголовно-исполнительное законодательство объясняют свою позицию тем, что это сделано для реализации принципа гуманизма исполнения наказания (ст. 8 УИК РФ). Они полагают, что включение в ч. 1 ст. 1 УИК РФ цели восстановления социальной справедливости приведет к ужесточению карательного содержания наказания. На наш взгляд подобный вывод неубедителен. Карательное содержание наказания остается неизменным вне зависимости от того, будет или не будет включена указанная цель в перечень целей исполнения наказания. Карательное содержание наказания определяется в порядке реализации предписаний ч. 1 ст. 43 УК РФ в нормах, регламентирующих условия и порядок исполнения отбывания наказания (режим) УИК РФ. Такие нормы в зависимости от вида наказания устанавливают предусмотренные ст. 44 УК РФ лишения или ограничения прав и свобод осужденного. Отметим, что данное предписание УК РФ неточно, ибо ряд лишений и ограничений прав и свобод устанавливается УИК РФ

Следовательно, умолчав в УИК РФ о восстановлении социальной справедливости при исполнении наказаний, законодатель проигнорировал предписания ч. 1. ст. 43 УК РФ и содержание ряда норм УИК РФ. В закон не следует допускать лицемерия.

При условном осуждении (ст. 78 УК РФ), отсрочке исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), восстановление социальной справедливости реализуется не только в факте осуждения лица и в наличии судимости, но и в некоторых правоограничениях, связанных с применением этих форм правового воздействия.

Так, на условно осужденного суд может возложить определенные обязанности, например, не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции. Несоблюдение требований, предъявляемых к условно осужденным и женщинам, в отношении которых судом была применена отсрочка исполнения наказания, может повлечь отмену условного осуждения или отсрочки.

При исполнении так называемых срочных наказаний, например лишения свободы, восстановление социальной справедливости осуществляется не только посредством воспитательного воздействия на осужденного, но и путем обеспечения его надлежащими материально-бытовыми условиями, медицнским обслуживанием и т.п.

Особое значение имеет восстановление социальной справедливости в процессе исполнения наказания мерами, не входящими в структуру карательного воздействия наказания, в виде погашения в порядке гражданского судопроизводства материального вреда, причиненного совершившим преступление лицом, уплаты им алиментов на детей и т.д. Следовательно, восстановление социальной справедливости может выходить за границы реализации сути уголовного наказания. Однако решается названная проблема во время исполнения наказания.

Из всего сказанного напрашивается вывод: в ч. 1 ст. 1 УИК РФ необходимо включить в качестве цели исполнения наказания восстановление социальной справедливости. Несомненно, прав Э.Т.Тенчов, отмечавший, что если цель восстановления социальной справедливости "сформулирована государством и отражена в Уголовном кодексе, то она не может игнорироваться в процессе исполнения и отбывания уже назначенного судом того или иного наказания"

^ НЕСОБЛЮДЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ П.1 Ч.5 СТ.217 УПК РФ КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ: ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Владыкина Т.А., кандидат юридических наук, доцент.

Вельченко М.С. , студентка 4 курса юридического факультета.

Благовещенский филиал НАЧОУ ВПО «Современная гуманитарная академия»


В соответствии с п.1 ч.5 ст.217 УПК РФ следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных Кодексом. Исследование, проведенное авторами настоящей статьи, показало, что несоблюдение следователем указанной обязанности и, как следствие, нарушение права обвиняемого на определение формы судопроизводства может выражаться как в полном игнорировании следственными органами положений п.1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, когда в протоколе ознакомления с материалами дела отсутствуют сведения о разъяснении права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, так и в формальном разъяснении данного права, когда обвиняемый объективно не в состоянии точно понять сущность и содержание тех правовых возможностей, которые характерны для рассмотрения дела судом присяжных. Проиллюстрируем сказанное примером из судебной практики Благовещенского городского суда Амурской области, взяв за основу уголовное дело в отношении А., О. и Р., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 162 УК РФ. По окончании предварительного расследования обвиняемые заявили ходатайство о рассмотрении их дела одновременно как единолично судьей, так и судом с участием присяжных заседателей. Только в ходе предварительного слушания выяснилось, что при ознакомлении с материалами дела они неправильно поняли положения уголовно-процессуального законодательства, предусмотренные нормами ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и не смогли адекватно выразить свою волю по этому вопросу. Установив данные обстоятельства, судья принял решение о возвращении уголовного дела прокурору.

Действительно неразъяснение обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела прав, предусмотренных ч.5 ст.217 УПК РФ, в том числе права на рассмотрение его дела судом присяжных, является основанием возвращения уголовного дела прокурору. Однако, по нашему мнению, нарушение прав обвиняемого по поводу выбора формы судопроизводства может быть устранено самим судом. Как справедливо отмечает А.А. Тришева, поскольку вопрос о возвращении уголовного дела прокурору на стадии подготовки к судебному заседанию всегда решается в предварительном слушании (п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК), то у суда есть фактическая возможность в судебном заседании с участием сторон не только разъяснить обвиняемому его право на подачу соответствующих ходатайств, довести до его сведения информацию об особенностях судебного разбирательства при той или иной форме судопроизводства, но и разрешить ходатайство обвиняемого в том случае, если он воспользовался этим правом (Тришева А.А. Возвращение уголовного дела прокурору и разумный срок уголовного судопроизводства //Российский судья. 2009. №5 С.10-11). Такие ходатайства независимо от момента их заявления (при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела или в предварительном слушании) адресуются суду, их разрешение до назначения судебного заседания полностью устраняет препятствия к рассмотрению дела, а, следовательно, и необходимость его возвращения прокурору. Одновременно с этим обратим внимание на то, что констатация права обвиняемого заявить указанное ходатайство «до назначения судебного заседания» нуждается в терминологической корректировке. Точнее было бы указать: «до вынесения судьей решения о назначении судебного заседания». Видимо, это и имелось в виду Пленумом Верховного Суда, но получило не вполне адекватное воплощение в тексте п.2 Постановления от 22 ноября 2005 г. №23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей». Кроме того, вопреки мнению Я.Солдатова, не представляет сложности разрешение судом ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом присяжных в предварительном слушании и том в случае, когда по уголовному делу обвиняется несколько лиц, а просьбу о разбирательстве дела таким составом суда высказали лишь некоторые из них (Солдатов Я. Суд присяжных заседателей. М., 2009. С.132-133). В соответствии с ч. 2 ст. 325 УПК РФ уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, если хотя бы один из нескольких обвиняемых заявил ходатайство о рассмотрении дела судом в этом составе.

проблемы уголовной ответственности за УБИЙСТВо

Гребенщиков Е.В., магистрант.

Научный руководитель: Никифорова И.О.

Благовещенский филиал НАЧОУ ВПО «Современная гуманитарная академия»


В соответствии с законом (ч. 1 ст. 105 УК РФ) под убийством понимается противоправное умышленное причинение смерти другому человеку.26 Это определение, впервые закрепленное в российском уголовном законе, позволяет успешно решать вопросы отграничения данного преступления от самоубийства, причинения смерти по неосторожности, правомерных случаев причинения смерти (например, в состоянии необходимой обороны) и уничтожения иных, кроме человека, объектов живой природы.

Несмотря на относительную молодость Уголовного кодекса РФ, постепенное изменение сложившихся общественных отношений диктует необходимость модернизации уголовного закона и правил его применения. В процессе исследования нормативного материала, специальной литературы и материалов судебной практики, можно прийти к выводу, что при решении вопросов об уголовной ответственности за убийство все же существуют определенные пробелы, которые нуждаются в совершенствовании.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам ч. 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден. (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» в ред. от 03.04.2008 № 4).

Предложенные в 2008 г. Верховным Судом РФ правила квалификации убийства двух или более лиц следует оценивать весьма критически. Более предпочтительной представляется рекомендация, содержавшаяся в первоначальной редакции Постановления Пленума от 27 января 1999 г. № 1, согласно которой по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом. Умышленное причинение смерти двум или более лицам, не связанное единством умысла, мотивов и намерений целесообразно квалифицировать по совокупности преступлений. Кроме того, при отсутствии единого умысла на убийство двух и более лиц максимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ, - двадцать лет (если в данном случае не рассматривать наказание в виде пожизненного лишения свободы). Однако ранее такие деяния квалифицировались по совокупности преступлений и согласно ч. 4 ст. 56 УК РФ в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы может достигать двадцати пяти лет (но не более).

Таким образом, абзац 1 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» необходимо изложить в первоначальной редакции, а именно: «По п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно».

Убийство одного человека и покушение на убийство другого, как указал Верховный Суд РФ, не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Вместе с тем такая рекомендация представляется спорной, а с учетом последней редакции Пленума и непоследовательной. Напрашивается вопрос, почему убийство одного лица и покушение на другое следует квалифицировать по совокупности преступлений (ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), когда убийство двух или более лиц даже при отсутствии единого умысла не образует совокупности преступлений и квалифицируется по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Более убедительна позиция специалистов, предлагающих квалифицировать содеянное в данном случае только по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.27 В связи с этим следует изложить абзац 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» в следующей редакции: «Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если оконченное убийство совершено без отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 105, либо по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если оконченное убийство совершено с отягчающими обстоятельствами, предусмотренными ч. 2 ст. 105 УК РФ».

Федеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ из п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ был исключен признак сопряженности убийства с захватом заложника. Позднее, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 03.12.2009 № 27 были внесены изменения и дополнения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ). Однако, исключение признака сопряженности убийства с захватом заложника из УК РФ не нашел отражения в новой редакции названного Постановления. Необходимо исключить упоминание признака сопряженности убийства с захватом заложника из абзаца 2 п. 7 Постановления, поскольку это противоречит УК РФ.

В Постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» до сих пор нет комментария о применении положений об убийстве по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Позиция правоприменителя в данном случае важна, поскольку в науке уголовного права нет единого мнения на этот счет. Так, Караулов В.Ф. субъектом этого преступления считает только лицо, принадлежащее к этнической группе, где кровная месть является обычаем.28 Пудовочкин Ю.Е. такой вывод признает ошибочным. Он указывает, что обычай кровной мести имеет социальное происхождение, в силу чего ответственность по п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ не связывается законом с национальной, этнической или религиозной принадлежностью субъекта преступления. Убийство может быть квалифицировано как совершенное по мотиву кровной мести и в случае, когда субъект преступления соблюдает установленную обычаем процедуру мщения (особые основания, особый круг субъектов мщения (как правило, исключающий женщин), безрезультативность примирительных процедур, иногда специфический способ лишения жизни (например, связанный с пролитием крови) и т.д.).29

Таким образом, в Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» необходимо внести разъяснения по вопросам квалификации убийств по п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Определенные трудности в судебной практике и споры в юридической литературе вызывала квалификация убийства, сопряженного другими преступлениями: с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ); с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ); с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

При квалификации убийства при подобных обстоятельствах по совокупности преступлений и по пунктам «в», «з» и «к» соответственно получается двойная квалификация, что не соответствует принципам законности и гуманизма.

Квалификация подобных случаев по совокупности преступлений необходима, так как убийство и похищение человека, убийство и разбой, вымогательство или бандитизм, а также убийство и изнасилование или насильственные действия сексуального характера являются разными преступлениями с разной объективной стороной и разным содержанием умысла.

Представляется, что включение во вторую часть ст. 105 УК РФ квалифицирующих признаков сопряженности с указанными деяниями является излишней. Поэтому было бы целесообразно исключить указанные признаки из ч. 2 ст. 105 УК РФ, что облегчило бы применение закона в судебной практике и соответствовало бы общим принципам российского уголовного права.





оставить комментарий
страница6/13
Дата03.08.2012
Размер3,46 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх