А. е чирикова Женщина и мужчина как топ-менеджеры российских компаний icon

А. е чирикова Женщина и мужчина как топ-менеджеры российских компаний


Смотрите также:
А. е чирикова Женщина и мужчина как топ-менеджеры российских компаний: понять значит принять...
Язык взаимоотношений (Мужчина и женщина)...
Константин Бочарский...
Специализированные курсы английского языка...
Инновационные решения корпоративной безопасности и непрерывности бизнеса в рамках Второго...
Institute Семинар «я закупщик или Управление поставщиками и переговоры о закупках»...
Курсовая анх
Мужчина и женщина в мире страстей и эротики...
На кого рассчитана программа: Начинающие экономисты, главные бухгалтеры, помощники бухгалтеров...
Внизу символически выражен мир минералов, растительный и животный мир...
Язык взаимоотношений (Мужчина и женщина)...
Божества синтоистского пантеона...



Загрузка...
скачать




© 2003 г.


А.Е Чирикова


Женщина и мужчина как топ-менеджеры российских компаний

ЧИРИКОВА Алла Евгеньевна – кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН.


К началу третьего тысячелетия сформировалось и укрепилось понимание того, что российская экономика в будущем должна стать менее иерархичной, более гибкой и подвижной. Согласно последним исследованиям, лучший менеджер новой генерации умеет хорошо слушать, мотивировать и поддерживать своих работников. И в реализации нового подхода огромные преимущества имеют женщины.

Причины невостребованности женщины как топ-менеджера в России связаны не только с трудностями управления предприятиями в современных условиях, но и с феноменом культурной инерции, благодаря которому сдерживается вытеснение патриархальных стереотипов; это не может не влиять на общий уровень освоения женщинами высших позиций в менеджменте в России. Важную роль играет также традиционная незаинтересованность директорского и политического истеблишмента искать и находить новые стратегии в формировании и развитии новых направлений менеджмента российских предприятий. Экономическое положение России делает эту задачу не просто важной, но ключевой при условии ориентации на нетрадиционные ресурсы «выживания» российских предприятий.

Тем не менее, наличие серьезных сдерживающих факторов прихода женщин в высший иерархический слой предприятия не отменяет актуальности следующей исследовательской задачи - анализа того, как женщины – топ-менеджеры акционерных предприятий, преодолевают сложности периода адаптации к рынку и помогают своим предприятиям наращивать потенциал экономического роста.


^ Мужчины и женщины в иерархии управления предприятием: тенденции изменения соотношения

Вопрос о том, какова доля женщин в общем количестве топ-менеджеров российских компаний, не столь прост и однозначен. Состояние национальной статистики таково, что о реальной представленности женщин и мужчин на руководящих должностях в компаниях можно судить лишь по отдельным выборочным исследованиям или на основе экспертных оценок.

Традиционно сложилось представление, согласно которому наиболее феминизированная страна по уровню лидирующего положения женщин в топ-менеджменте компаний - США.

По оценкам исследователей, еще 15-20 лет назад на 50 тыс. высших постов, занимаемых мужчинами, только одна тысяча приходилась на женщин. Сегодня это положение меняется. Растет список крупных компаний, где президентами, генеральными директорами, руководителями филиалов являются женщины. Среди них: Американская фондовая биржа, «Кока-Кола», «Контрол Дейта», «Галф Ойл» и др. [1, С. 53].

«Ценностный переворот» в массовом сознании относительно возможностей женщины как крупного менеджера произошел в США за относительно короткий период времени. Согласно данным, которые приводит в своей монографии М. Россман в 1985 г., 47% опрошенных мужчин из 348 работающих в администрации предприятий согласились бы работать под руководством женщин, хотя за два десятилетия до этого положительный ответ дали только 27%. В 1989 г. на анкету «Уолл Стрит Джорнелл» из 1500 опрошенных по специальной выборке (мужчины в ней составили 88%), 79% мужчин и 82% женщин ответили, что не видят никаких препятствий для работы с женщиной-руководителем [2, С.1-11].

По результатам отдельных выборочных исследований, в начале 90-х годов доля женщин в составе директорского корпуса США составила всего 4,5%. Одновременно наблюдалась большая дифференциация в занятии женщинами высших управленческих позиций на предприятиях в зависимости от отраслевой принадлежности - от 0 до 16,8% [3]. Наибольшая концентрация женщин-директоров наблюдалась в косметической, пищевой, фармацевтической, швейной отраслях. Такие отрасли промышленности, как информатика и электроника, также начинают переходить в руки женщин, хотя и не столь активно, как указанные выше. С начала 90-х годов продолжается активное проникновение женщин на позиции руководителей предприятия, и в сравнении с Северной и Центральной Европой доля женщин в управлении предприятиями США остается достаточно высокой. [4, с. 149].

Взгляд на подобные процессы в российском директорском корпусе позволяет сделать вывод о том, что рыночные реформы способствовали, с одной стороны, стабилизации исленности женщин в составе директоров для отраслей, где женщины традиционно занимали руководящие позиции, а с другой, привели к появлению «женской прослойки» в директорате тех предприятий, где требовалось кризисное управление.

По данным Института социологии, полученным в 1996 г., доля женщин в директорском корпусе составила 8-11%, а в ряде отраслей с традиционно мужской занятостью (строительство, транспорт) - 1%. К 2000 г., согласно данным Министерства труда и социального развития РФ, доля женщин-директоров составляла уже 15,1%, но их директорский стаж был меньше, чем у мужчин [5].

Общая тенденция - завоевание новых сфер деятельности женщинами-директорами все-таки обозначилась. И это не случайно. Женщины согласны брать на себя «груз» кризисных предприятий, причем таких, которые не привлекательны для крупных бизнесменов.


^ Мужской и женский стили руководства: так ли сильны различия?

Большинство зарубежных исследований не обнаруживает различий между мужчинами и женщинами в эффективности руководства, но выявляет ситуационную специфику его проявлений - в одних ситуациях и ролях более эффективны мужчины, в других – женщины [6, р. 2].

Традиционный взгляд состоит в том, что женщины выбирают ориентированное на отношения руководство, поскольку по природе более эмоциональны, а мужчины демонстрируют ориентацию на задачу, т.к. чаще характеризуются настойчивостью и целеустремленностью. Однако российские психологи предполагают, что соответствующие качества не взаимоисключают друг друга, и приписывание преобладания той или иной ориентации в стратегии руководства только одному полу неправомерно: оно обусловливается личностными особенностями или ситуационным запросом, а совсем не половыми характеристиками [7, с. 53]

Замечено, что мужской стиль более эффективен либо в структурированных ситуациях и при решении простых задач, либо в ситуациях с высокой степенью неопределенности, а женский стиль дает наибольшую эффективность в рутинных условиях. Имеет значение также уровень руководства: на высших уровнях предпочтительнее мужчины, на средних – женщины [8, С. 17].

В качестве объяснения этого факта, по мнению Г. Турецкой, можно учесть такие факторы как: а) предубеждение женщин против использования мужского стиля, связанное с давлением полоролевых стереотипов; б) потенциально более высокие социальные умения женщин; в) усвоение определенных поведенческих стратегий с детства в процессе воспитания; г) биологические различия между полами; при этом половина возможных тактик руководства применяется с одинаковой частотой и мужчинами, и женщинами [9 , с.12].

Другой подход к определению стиля руководства в отечественной социальной психологии – выделение его директивного, коллегиального и попустительского компонентов, предложенное А.Л. Журавлевым. Им выявлены различия в способах взаимодействия руководителей разного пола с коллективами. У женщин преобладают комбинированный и промежуточный стили, которые обеспечивают им большую социально-психологическую эффективность [10, c. 74].

Я склонна разделить позицию, согласно которой принципиальных отличий в мужском и женском стиле руководства нет, хотя есть некоторые особенности, обусловленные разницей психологической структуры личности у мужчин и женщин. По крайней мере, именно такой вывод может быть сделан на основе систематического изучения женского руководства1

Несмотря на большую «ситуативность» женского менеджмента по сравнению с мужским, женщина эффективно реализует не только стратегии выживания, но и стратегии развития, выстраивая более осторожные отношения со своими партнерами и избегая слишком «рисковых» стратегий [11. С.112].

Свыше 70% мужчин-менеджеров, работающих под началом женщин, удовлетворены женским руководством и не хотели бы смены управления. Более 40% из них к числу его недостатков относят жесткость, а совсем не мягкость, как это принято считать.

Сравнительный анализ мужского и женского руководства позволяет говорить о том, что женщины-директора не только не проигрывают мужчинам как менеджеры, но иногда действуют более успешно. За счет чего им удается достигать этого?

Как показали данные исследований, женский менеджмент чаще опирается на комбинированные стратегии и включает в себя больший набор «техник», нежели это наблюдается у мужчин-менеджеров. Полученные нами результаты подтверждают данные, полученные ранее Т. Фоминой и О. Самарцевой с использованием этой методики, но на меньшей выборке [21, с. 74]. В проявляемых женщинами стилях управления, согласно нашим данным, отмечается смещение в сторону фратернализма (лидер) и партнерства (координатор), которые отличаются меньшей дистанцией власти, нежели патернализм (хозяин) и бюрократизм (начальник). Но партнерству в «женском» варианте больше присущи формальные отношения, фратернализму - неформальные

Исследование с помощью теста Блейка-Моутона показало, что не наблюдается существенных различий между мужчинами и женщинами по такому параметру, как ориентация на людей или на задачу, что подтверждает приведенную нами выше точку зрения.

Как следует из полученных результатов, женщинам больше присущ стиль в руководстве, основанный на вознаграждающих и эмпатийных стратегиях, в то время как мужчины - сторонники принуждающего и экспертного стилей. Однако ни те, ни другие не являются явными последователями одного типа: или того, или другого. Как правило, эффективные менеджеры неосознанно пытаются реализовать именно комбинированные стратегии лидерства.

Как показало исследование, в общем ряду проранжированных качеств, которые, по мнению респондентов, позволяют им достигать успехов в управлении предприятием, пять из выделенных девяти присутствуют и у мужчин и у женщин - представителей той и другой группы менеджеров одновременно. Относительно совпадающими качествами у мужчин и женщин - директоров являются умение действовать в ситуации конфликта и угрозы риска, постоянная готовность к изменениям, способность к нововведениям, умение эффективно использовать навыки и способности других людей, противостоять давлению и нажиму, отстаивать свою позицию.

Эти выводы свидетельствуют о том, что успешные модели менеджмента осуществляют те из руководителей, которые независимо от своего пола имеют психологический репертуар поведения, характерный и для мужчин и для женщин. Это означает, что и мужчины и женщины имеют практически равные психологические возможности для управления предприятием.


^ Образ женщины и мужчины-менеджера в оценках руководителей предприятий

Привычный тезис о том, что женское руководство воспринимается весьма настороженно как мужчинами, так и женщинами, не нашел подтверждения в ходе проведенного исследования.

По традиции, исследователи достаточно осторожно оценивают способность женщин достигать высших иерархических позиций в организации, объясняя это, прежде всего, нежеланием завоевывать эти позиции самими женщинами, а также действием сильно выраженных полоролевых стереотипов. Женщины, в свою очередь, склонны переоценивать достоинства мужчин и недооценивать достоинства других женщин и самих себя. Некоторые исследователи отмечают, что у женщин как членов низкостатусной группы менее развито чувство идентификации со своей группой.

Как показывают данные исследований, полученные в 1997-1998 гг. и дополненные позже, реальная картина в оценках как женщин, так и мужчин имеет принципиально иной вид. Хотя некоторые из выделенных качеств присутствуют в оценках и тех, и других, - свыше 70% женщин топ-менеджеров частных фирм оценивают свои менеджерские качества не ниже мужских, а 30% респонденток убеждены в своем преимуществе перед мужчинами в умении управлять людьми.

Около 70% предпринимательниц в своих регионах считают, что технологии управления, вырабатываемые женщинами, более адаптированы к условиям неопределенности, характерной для России переходного периода. Высокий уровень самооценки женщинами своих качеств руководителя практически совпадает с оценками, которые дают им подчиненные мужчины.

Опрос мужчин - вице-президентов фирм, которыми руководили женщины, показал высокий уровень удовлетворенности последних техникой женского менеджмента. Особенно успешно, по мнению мужчин, женщины действуют в кризисных ситуациях, стратегия их делового поведения отличается меньшей амбициозностью и непредсказуемостью. Свыше 80% мужчин - вице-президентов не хотели бы смены женщины-руководителя на мужчину ни при каких обстоятельствах.

По оценке мужчин, женщины-менеджеры отличаются важными качествами: они умеют управлять командой и персоналом, опираясь на технику «знаков внимания», сочетают в себе качества директивного и инструктивного лидера, владеют «мягкими» конфликтными технологиями. Около трети опрошенных мужчин, находящихся в непосредственном подчинении женщин руководителей, к слабым сторонам женского менеджмента относят склонность к коллективным решениям и сниженный потенциал риска. По мнению 40% опрошенных мужчин, женщины уступают мужчинам в честолюбии, что не позволяет достигать им больших высот в бизнесе. Убежденность мужчин (40%) в преимуществах мужского менеджмента над «мягким» менеджментом женщин также базируется на уверенности в том, что женщины - «худшие стратеги» и не умеют принимать необходимые решения столь быстро, как того требует ситуация. Материалы интервью с женщинами-предпринимателями показали, что видение женского менеджмента как более замедленного не отвечает реальности и не поддерживается самими респондентками.

Интервью, проведенные с мужчинами и женщинами - директорами в 2000-2001 гг., практически подтвердили выявленные ранее закономерности. Осуществленный здесь новый исследовательский поворот - оценки мужчинами-директорами женщин-руководителей, находящихся в их подчинении, с одной стороны, показал низкий уровень чувствительности как мужчин, так и женщин – директоров к половой принадлежности руководителей, с другой, позволил вскрыть в оценках директоров широкий спектр преимуществ женского менеджмента. Около 60% женщин и более 80% мужчин - директоров не выделяют пол как значимый фактор при рассмотрении качеств руководителей. Обращает на себя внимание тот факт, что директора-мужчины бывших государственных предприятий в исследовании оказались более удовлетворенными женским менеджментом, чем мужчины - представители частного бизнеса. В то же время женщины-директора имели менее позитивный образ женщин-руководителей по сравнению с представительницами частного бизнеса. Видимо, первые имеют в своих управленческих командах большую долю «старых фигур», нежели вторые, которые могли подбирать команды «с чистого листа»; это и обусловило более осторожные оценки возможностей женщин-руководителей, подчиненных женщинам -директорам.

^ Гендерная нечувствительность директоров вызвана многими факторами, но, прежде всего, она - результат управленческого опыта. Именно опыт управления дает возможность убедиться, что при отборе руководителей неправомерно ориентироваться исключительно на половую принадлежность. Иногда вывод о равных возможностях мужчин и женщин-руководителей является результатом глубокой рефлексии процессов, происходящих не только на своем, но и на других предприятиях.

Исполнительный директор АО «Фосфор» Борис Сысов, подмечая весьма тонкие различия между мужчинами и женщинами-руководителями, разрушает своими оценками стереотипные представления в отношении женского лидерства: «Я не смотрю, когда оцениваю руководителя, женщина это или мужчина. Тот груз проблем, который может решать женщина, иногда не под силу мужчине... Мужчины бывают хуже женщины. Для меня важен подход к делу. Азарт, видение перспективы, умение рисковать. У меня есть знакомые руководители-мужчины. Так я вам скажу - лучше, чтобы на их месте была бы женщина. Иногда мужчина должен показать, кто здесь начальник. Женщина более искренняя».

Весьма представленной в исследовании была позиция мужчин-директоров, которые убеждены, не только в способности женщин хорошо выполнять управленческие функции, но и в их явных преимуществах перед мужчинами (более 30%). Стили их руководства не уступают в эффективности мужским, однако, некоторые психологические различия все же существуют. Вот как видит женщину-руководителя, ее преимущества и недостатки Валерий Распутин, генеральный директор АО «Конфа» (Ростов-на-Дону): «Женщины-руководители в легкой промышленности прекрасно справляются с работой. Я всю жизнь проработал с женщинами. Женщины более добросовестные, более дисциплинированы, более усидчивые. Но с другой стороны - иногда бывают в панике, не могут на себя взять ответственность в принятии решения. Тогда я им подставляю плечо. Если у меня есть выбор между мужчиной и женщиной руководителем, то я скорее выберу женщину».

Наряду с директорами, которые признают идею равных возможностей мужчин и женщин директоров как общий принцип, вне зависимости от характера работы, материалы интервью позволяют выделить группу директоров, которые связывают способность успешно выполнять функции руководства мужчиной или женщиной со спецификой выполняемой работы: «Мой выбор руководителя, мужчины или женщины, зависел бы от тех функций, которые несет данный специалист, - считает генеральный директор хлебозавода, президент ассоциации хлебопромышленников Самарской области. - Каждый должен быть на своем месте. Например, техника. Как бы женщина ни была грамотна, но все равно она не технарь. Женщины должны быть в команде - у меня женщин 50% в команде. Но все они выполняют те задачи, которые получаются у женщин лучше».

Парадоксально, но сторонниц гендерного равенства при отборе кандидатов в свою команду среди женщин- директоров меньше, чем среди мужчин-директоров.

Особенно последовательно такую позицию в своем интервью высказала архангельский директор Галина Симонян: «Женщина как директор лучше мужчины. Потому что женщина более реально относится к делу. Она прагматик. Мужчины более ленивы и осторожны».

Эта позиция разделяется почти третью опрошенных женщин-руководителей, хотя большинство из них все же нечувствительны к полу руководителя. В то же время даже те, кто настаивает на гендерной нечуствительности, убеждены, что мужчины как руководители требуют больше управленческих усилий со стороны женщины-директора, чем женщины.

Именно в таком направлении размышляет Лариса Боровикова, одна из представительниц архангельского директорского корпуса: «Я женщину лучше чувствую, я понимаю ее логику. А логика мужчин мне иногда не понятна. Когда мужчины управляют долго женским коллективом, они меняются - перестают быть агрессивными и начинают уживаться с персоналом. Это повышает их возможности как менеджеров».

Обращает на себя внимание тот факт, что более половины опрошенных женщин-директоров не чувствуют дискриминационного отношения к себе со стороны мужчин-директоров. Около трети из них убеждены в том, что принадлежность к своему полу не только не мешает, но даже помогает им в контактах с директорами мужчинами.

Материалы исследования позволяют заключить, что среди директоров предприятий гораздо больше сторонников гендерного равенства при отборе в свою команду и при последующей работе, чем это можно было априорно предположить. В «мужских командах» женщины гораздо чаще занимают руководящие позиции, чем это принято считать. Одновременно исследование позволяет убедиться в том, что в мнениях мужчин-директоров достаточно последовательно представлена идея традиционных сфер, приемлемых для женского руководства, в результате чего они занимают в командах привычные, традиционно сложившиеся позиции. Весьма неожиданно, что женщины-директора более чувствительны к фактору пола и признают меньшую «управляемость» мужчин-руководителей подразделений в команде в сравнении с женщинами. Видимо, последнее связано с тем, что все-таки осуществление директорской функции требует от женщины больших внутренних усилий, чем от мужчины, что делает ее более чувствительной к тем факторам, которые повышают сложность управления ситуацией.


^ Женщина-директор в частной жизни: как сохранить семью и успех в работе одновременно

Актуальность анализа особенностей совмещения работы и семьи женщинами-руководителями продиктована тем, что, в отличие от мужской модели, в которой требования работы и требования семейно-бытовой сферы предъявляются последовательно, в женской модели две роли осуществляются одновременно. Это провоцирует появление ролевых конфликтов и ролевой перегрузки [12, с. 164].

Основным источником стресса для деловых женщин, как следует из работ американских исследователей, является “некачественное” исполнение ролей хозяйки и матери, несмотря на то, что члены семьи не воспринимают его как неудовлетворительное [13, р. 34]. Интеграция деловой и семейно-бытовой сфер у деловых женщин чаще происходит по “мужской” модели - они позволяют работе вторгаться в семейную сферу - тогда как у традиционно-ориентированных работающих женщин, наоборот, семья вторгается в рабочую сферу [14, р. 15].

Особенности совмещения работы с семейно-бытовой сферой у женщин среднего управленческого звена изучались при сопоставлении субъективной оценки самих женщин с оценками членов их семей [15, р. 32]. Было обнаружено завышение женщинами своих стандартов в хозяйственной сфере, а также преувеличенное переживание чувства вины из-за эмоциональной вовлеченности в работу, недостаточности времени, уделяемого семье, вследствие сверхурочных работ. Брачные партнеры участниц исследования, в свою очередь отмечали, что в большинстве случаев даже не замечают обстоятельств, провоцирующих эти переживания у женщин. Это позволяет психологам, специально изучавшим этот вопрос [16, с. 54] сделать вполне обоснованное предположение - женское чувство вины в подобной ситуации необоснованно, спровоцировано только завышенными стандартами, которыми руководствуются деловые женщины как в работе, так и в семейно-бытовой сфере..

Анализ особенностей совмещения работы и семьи женщинами-руководителями2, в сравнении с другими женщинами, занятыми разными типами работы, требующими разного уровня вовлеченности в дело, позволяет утверждать, что первые считают себя в наибольшей степени реализовавшимися в обеих сферах – семьи и работы.

Результаты исследований на российской выборке, проведенных Г. Турецкой, подтвердили многие закономерности, отмеченные в работах зарубежных исследователей. Самый неожиданный вывод, ломающий привычные представления о женщине-руководителе, состоит в том, что, достигая высокого делового статуса, она не жертвуют ради карьеры семьей. Именно среди «инновационных» женщин (в основном руководителей) высока доля лиц, состоящих в браке и имеющих детей. У женщин других типов не происходит одновременного развития в обеих сферах: «вынужденно-активные» женщины в большей степени реализуются в семье, а «профессионально-активные» - в работе.

Таким образом, у российских женщин-руководителей наблюдается более или менее гармоничное совмещение сфер работы и семьи как на уровне установок, так и в реальной жизни. При этом все же чуть выше оценивают степень своей реализованности в работе, чем в семье, хотя оценки достаточно высоки в обоих случаях.

Возникает вопрос - как удается «сверхзагруженной» женщине-руководителю сохранять семейные отношения без ущерба для работы?

Если проанализировать исследования зарубежных авторов, то их интерпретации решения этой проблемы могут быть описаны моделью «минимизации ролей». В этой парадигме женщины идут на отказ от каких-либо ролей (например, сознательная бездетность) или на совмещение ролей при соответствующей организации бизнеса (например, семейный бизнес) [17, с. 17]. Интересно то, что и российские исследователи склонны согласиться с моделью минимизации ролей, когда речь идет о российских женщинах, однако без учета достигнутого ими иерархического статуса [18, с. 254-256].

Чаще всего российские женщины развивают в деловой сфере стратегии суперженщины и управления временем, в семейно-бытовой –отсекания дополнительных обязанностей и управления временем. Наименее охотно женщины идут на снижение своих стандартов. Однако преобладание тех или иных стратегий зависит от типа исследуемых женщин. Женщины инновационного типа, глубже вовлеченные в деловую активность, имеют более разработанные механизмы преодоления ролевой перегрузки. Наиболее рациональную, по утверждению западных исследователей, стратегию планирования инновационные женщины применяют чаще других [19, С. 165].

Исследования Г. Турецкой позволяют утверждать, что семья, связанные с ней хозяйственные заботы, межличностные отношения внутри родственного круга ограничивают деловую активность женщин разных типов в равно малой степени. Наоборот, семья и личная жизнь способствуют развитию деловой активности, обеспечивая компенсацию неизбежных в работе нагрузок, так называемые тылы, необходимость которых признают все женщины. При этом женщины-руководители проявили особую способность находить в семейно-бытовой сфере не ограничение, а стимул для работы и реальную поддержку. Эта способность отличает их от представительниц других типов женской деловой активности. Я неслучайно столь подробно остановилась на анализе результатов, полученных Г. Турецкой. Знакомство с ними мне кажется важным по двум причинам: во-первых, они наглядно показывают, что интенсивность руководящей деятельности не оказывает однозначного негативного воздействия на ситуацию в семье; во-вторых, эти данные еще раз позволяют убедиться в том, что женщина-руководитель способна эффективно совмещать семейные и деловые функции в том случае, если члены семьи согласны «разделить» с ней груз забот руководителя.

Материалы наших интервью позволяют убедиться в том, что тяготы этого груза в большинстве случаев не сказываются столь негативно на семейных отношениях, как это принято думать. Более того, около половины респонденток убеждены в том, что позиция директора способствует гармонизации семейных отношений в том случае, если продвижение по карьерной лестнице согласовывается с семьей.

Нельзя сказать, что принятие семьей карьерного роста женщины происходит быстро и не сопровождается напряженностью в семейных отношениях, однако постепенно женщине удается переломить настроение внутри семьи и даже вызвать к себе уважение. «Муж очень долго переживал мое директорство, - рассказывает Людмила Пермиловская. - Хотя денег он всегда больше получал. Года три он не хотел с этим мириться. Потом свыкся, теперь уважает».

Проведенное исследование позволяет расширить и уточнить те модели приватной жизни и поведения, которые позволяют женщине-руководителю сочетать рабочие и семейные функции. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что перечень стратегий, используемых женщиной в процессе семейной и деловой жизни, не ограничиваются уже упоминавшимися четырьмя стратегиями.

В нашем исследовании лишь небольшое число женщин-руководителей (около 20%) использовали скорее не стратегию суперженщины, а модель доминирующего лидерства в семье, неизменно подчеркивая вынужденность выбранной позиции и осознанное желание от нее отказаться. Эта стратегия могла касаться как отдельных сторон семейной жизни, так и всего ее пространства: «Я давно работаю руководителем. Около 30 лет я на руководящей работе. Я стараюсь не поддаваться этому чувству, но появляется ощущение, что я во всем права. И это даже дома проявляется. Я и дома все на себя взяла.. Это директорство мне мешает».

Можно предположить, что доминирующая позиция в семье свойственна тем женщинам, которые обладают исходно высоким потенциалом лидерства как некоторой характерологической чертой. Поэтому ведущая роль в семье - результат не директорской позиции, а, скорее всего, стремления реализовать свои лидерские качества и в этом пространстве жизни. Вполне возможно, что директорская позиция может служить гармонизации семейных отношений хотя бы потому, что позволяет реализовывать лидерские качества женщины вне семьи, способствуя тем самым снижению конкуренции за лидерство в семье.

Как показало исследование, наиболее распространенной моделью поведения российских женщин-руководителей в семье стала стратегия снижения стандартов. Среднюю позицию по отношению к крайним стратегиям: суперженщины и снижения стандартов занимали модель отсекания и модель планирования.

В ходе исследования отчетливо выделилась еще одна важная стратегия – переключения, или модель разделенной ответственности. Ее реализация может происходить в том случае, если члены семьи добровольно соглашаются с принятием женщиной лидирующего положения на предприятии и компенсируют отсутствие у нее возможности заниматься семейными делами в полном объеме. В основе выделенной стратегии - попытка женщины расти по карьерной лестнице, получая добровольное согласие членов своей семьи на «продвижение» и осознание последними необходимости брать на себя существенную часть ее семейных функций. Такой семейный договор приводит иногда не к ухудшению семейных отношений, а к их улучшению.

«В принципе, очень многое остается за бортом в семейной жизни из-за директорства. Тем не менее, если сравнить мои возможности и то, как я себя ощущала какое-то время назад, в чисто человеческом плане, как мать, женщина, - то я все равно расту. Если я вижу, что что-то им не под силу, обязательно подставлю плечо. Отношения в семье у нас стали не хуже, а лучше, потому что теперь все друг другу помогают».

Описанная модель разделенной ответственности может быть использована, как показывают данные интервью, только в том случае, если в семье сохраняются теплые эмоциональные отношения, существует взаимное приятие членами семьи друг друга.

В случае более конфликтного характера отношений в семье, женщины-руководители вынуждены прибегать к модели прагматичной коррекции семейных отношений. Эта модель упоминалась нечасто, но она существует, и ее нельзя не принимать во внимание. Реализуя ее, женщина ставит в прямую экономическую зависимость поведение более слабых в данном плане членов семьи и таким образом заставляет их считаться с собой и своей работой. Несмотря на высокий потенциал конфликта подобных отношений, экономическая зависимость - не столь редкое явление в семье, как это можно предположить.

Не исчезает и традиционная модель семейных отношений, когда за женщиной, несмотря на занятие директорской позиции, сохраняются все ранее исполняемые семейные функции. Такая модель осуществляется достаточно редко и вызывает серьезную перегрузку женщины. К ее реализации женщина прибегает не только по настоянию мужа, но прежде всего из-за детей, которые хотят видеть в ней «настоящую маму», несмотря на ее занятость. «Дома нормально относятся к тому, что я стала директором, - замечает Татьяна Карельская. - Но все как было, так и осталось. Полы мою, посуду тоже. Все, что мое - то мое. Но времени, конечно, работа стала отнимать больше. Жалко младшую дочку. Ей все равно - директор мама или нет. А старшие, я чувствую, - уважают, им это льстит».

Итак, роль женщины-руководителя в семье, как правило, скомпенсирована усилиями близких, что требует серьезной перестройки моделей семейного поведения. Легче процесс адаптации женщины-директора к изменившимся возможностям реализации себя в семье идет там, где существует «добровольный семейный договор» на занятие ею лидерской позиции. Несмотря на то, что женщине, как правило, приходится сужать круг своих семейных обязанностей, уровень уважения ее в семье не только не падает, но повышается. Наиболее страдающей стороной в этом случае остаются дети - дошкольники и младшие школьники, но и они со временем привыкают к такому положению дел.

Можно говорить о том, что исследование не подтвердило широко распространенный тезис о том, что занятие руководящей позиции женщиной на работе однозначно негативно влияет на ее семейную жизнь. Хотя данный сценарий не исключается, можно говорить скорее о позитивном влиянии такой позиции на отношения в семье - она позволяет гармонизировать их в том случае, если существует взаимный договор о перераспределении обязанностей или есть члены семьи, которые могут помочь в выполнении семейных задач.


^ Заключение: Будущее за эгалитарной моделью менеджмента

Анализ гендерных различий в менеджменте российских компаний, проведенный в ходе данного исследования, еще раз позволил убедиться в том, что эти различия, по разным причинам, нередко преувеличиваются.

Материалы интервью и тестов, в которых приняли участие мужчины и женщины - директора, члены управленческих команд, рядовые работники, дают основание для утверждения, что успешный менеджмент не имеет половой специфики и определяется реальным социально-экономическим положением предприятия. Антикризисные стратегии мужчин и женщин-директоров практически не различаются между собой, однако женщины большее внимание отводят «фактору персонала», демонстрируя выраженные патерналистские ориентации по отношению к своим работникам. Отличия в стилях лидерства между мужчинами и женщинами проявляются прежде всего в большей приверженности женщин-руководителей к комбинированным стратегиям, объединяющим различные модели лидерства, в сравнении с мужчинами, которые, как правило, остаются сторонниками определенной модели менеджмента и не смешивают ее с технологиями другого типа.

Исследование подтвердило, что работники предприятий вполне удовлетворены «женским менеджментом», в то время как члены управленческих команд оценивают эффективность женщины-руководителя не столь однозначно. Женщины - члены управленческих команд менее удовлетворены женским руководством, нежели мужчины-управленцы. Сами женщины-руководители имеют достаточно позитивную Я-концепцию, демонстрируя одновременно неудовлетворенность «мягкостью» своих технологий как менеджера. Персонал предприятий не оценивает женщину менеджера как менее волевого лидера и не согласен с тем, что женщина-руководитель отличается «психологической податливостью». Как мужчины, так и женщины-директора, согласно данным, полученным с помощью теста Блейка-Моутона, ориентированы прежде всего на задачу, а не на человека при решении управленческих задач и не демонстрируют в данном случае выраженных гендерных различий.

Это означает, что российские менеджеры XXI века, вероятнее всего, будут в меньшей степени подвержены гендерным стереотипам; это предполагает распространение эгалитарной модели менеджмента в России, где мужчины и женщины будут занимать равновесные позиции, если последним удастся справиться со своими же стереотипами. Может быть, это покажется слишком позитивным прогнозом, но как представляется, не только века, но и десяти лет достаточно, чтобы убедиться в том, что женщина - не худший менеджер, чем мужчина, и умеет достигать поставленные цели. Если захочет...


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Женщины в бизнесе. М.: ИНИОН РАН, 1994.

  2. Rossman M. Breaking down barriers: Nine stories // Rossman M. The international businesswoman of the 1990s. A guide to success in the global marketplace. Women in business: A world of opportunity. N.Y. etc., 1990.

  3. Lublin J. S. Rights Law to Spur Shifts in Promotions // Wall Street Journal. 1991. December 30.

  4. Социологические исследования. 2000. №11. С 149.

  5. Гендерное равенство в России. Доклад. Министерство труда и социального развития РФ. М., 2001.

  6. Nieva V. F. Gutek B.A. Women and Work. A Psychological Perspective. N.Y., 1982. Powell G.N., Maniero L.A. Gross-Current in the River of Time Conseptualizing the Complexities of Women’s Career. // Journal of Management, 1992. V.18.

  7. Турецкая Г. Социально-психологические типы деловой активности женщин. Канд. диссертация. М.: Институт психологии РАН, 1999.

  8. Eagly A. H., Karaus S. J., Makhijani M. J. Gender and Effectiveness of Leaders: A Meta-analysis // Psychological Bulletin, 1995. V. 17 #1.

  9. Eagly A. H. Gender and Emergency of Leaders: A Meta-analysis // Journal of Personal and Social Psychology. 1991. V.4 (19).

  10. de Brin A. J. Sex and Gender Differences in Tactics of Influence // Psychological Reports. 1991. V. 68 (2).

  11. Журавлев А.Л., Хащенко В.А. Хащенко Н.Н. Влияние фактора пола на стиль руководства производственным коллективом // Социально-психологические резервы повышения эффективности деятельности трудового коллектива М. ИПАН, 1989.

  12. Турецкая Г. Женщина и работа. Совмещение работы и семьи различными категориями работающих женщин. // Социол. исслед. 2001. №1.

  13. Biernat M., Wortman C. Sharing of Home Responsibilities Between Professionally Employed Women and Their Husbands // Journal of Personal and Social Psychology. 1991. V. 60 (6).

  14. Pleck J. The Work-Family Problem: Overloading the System // Outsiders on the Inside: Womens and Organizations. Ed. by Forisha B.L., Goldman B.H. N.J., 1981.

  15. Emmons С., Biernat М, Tiedje L Lang T, Wortman C. Stress and Coping Strategies of Professional Women with Children // Stress between Work and Family. Ed. By Eckenrode J. Gore S. N.Y., 1990

  16. Турецкая Г. Женщина и работа. Совмещение работы и семьи различными категориями работающих женщин. // Социол. исслед. 2001. №1.

  17. Powell G.N., Maniero L.A. Cross-Current in the River of Time: Conseptualizing the Complexities of Women^s Career // Journal of Management. 1992. V. 18 (2).

  18. Деркач А., Калинин И., Синягин Ю. Стратегии подбора и формирования управленческой команды. Москва. РАГС. 1999. С.254-256.

  19. Дизель П.М., Мак-Кинли Раньян У. Поведение человека в организации. М. 1993.

  20. Женское предпринимательство: мотивация, положение, перспективы. Итоговый доклад для Комиссии ЕС. М.: ИНИОН РАН, 1992.

  21. Самарцева О., Фомина Т. Особенности женского менеджмента. // Российское предпринимательство: стратегия, власть, менеджмент. М.: ИСИ РАН, 2000.

1 Исследование проводилось в два этапа - в 1997-1998 гг. и в 2000-2001гг. в 6-ти регионах России. В первом случае изучались женщины и мужчины - руководители частных фирм, во втором - женщины и мужчины - директора бывших государственных предприятий. Исследование проводилось с использованием метода интервью (1-й этап), на 2-м этапе, этот помимо интервью использовались тесты. Объем выборки- 1-й этап - 120 человек, 2-й этап - 89 человек. 715 человек исследовались с помощью тестовых процедур.

2 Г. Турецкая относит их в своем исследовании к женщинам инновационного типа, в отличие от женщин с вынужденным или с профессиональным типом активности.




Скачать 246.51 Kb.
оставить комментарий
Дата01.08.2012
Размер246.51 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх