Расшифровка 130 песен В.Высоцкого icon

Расшифровка 130 песен В.Высоцкого


Смотрите также:
Говоря о поэзии Высоцкого, нужно отметить, что это поэзия реалистическая...
Поэтическая система высоцкого...
Цыбульский, Марк. Клуб Высоцкого в Петрозаводске. – 2006г апрель...
Дипломная работа. Тема: "Поэтика создания образов лирического субъекта в поэзии В. С...
Реферат на тему «Лирическая высота В. Высоцкого»...
«Америка глазами любителя поэзии Высоцкого» заявлено сегодня в повестке дня...
Героическое в поэзии В. С. Высоцкого...
Реферат тема: «Творчество Владимира Высоцкого»...
Анатолий Вяткин...
Военные баллады Владимира Высоцкого...
Отворческой эволюции В. С...
Б. А. Макарова Фольклорные мотивы в лирике В. Высоцкого...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
вернуться в начало

Глава 4



^ ШАХМАТНАЯ ИГРА


Преподнесенный ранее материал мало кого заставит усомниться в содержании, разве что неосведомленный читатель может удивиться и сказать – какое, мол, отношение имеет поэт-песенник В.Высоцкий ко временам Апокалипсиса, к нашим дням, нашим вождям, лидерам, событиям перед новым тысячелетием, да и ко всему тому, что делается сейчас в России и бывшем Союзе. Ведь в песнях, вроде бы, "кроме водки – ничего". На первый взгляд, действительно, так.

Правда, какие-то очень цепкие, точные формулировки, фразы... такое чувство, – что очень точно бьют по какой-то мишени... Но по какой? Она скрыта и невидима. Непритязательный взгляд довольствуется лишь ложным панно и тщательно обструганной бутафорией. Истинное хорошо сокрыто, спрятано в виде образов и подобий, ждет своего часа, зрителя, читателя, слушателя, исследователя.

Магические слова, завораживающее пение, музыка, исполнение – все это мастерски переплетается с заложенной информацией, умело и умно завуалированной. Обходить таможенные службы контроля в потустороннем мире нелегко, иногда провоз запретного материала требует вмешательства гениальных контрабандистов – и не одного. Запретный плод надо прятать. Потом, в следующем тысячелетии, над всем этим будут потешаться и вспоминать в легендах, но только не сейчас. Уж больно лютуют власти на переправе в нынешние времена. Конечно, на всякий мусор внимания не обращают, но на запретный товар бросаются с большим энтузиазмом. И потому всё осторожно, не бросаясь в глаза, прячется в тростниках папируса. Поди потом докажи, что песня писалась с подвохом и имела совсем другую цель... что самый первый автор совсем не то имел ввиду... То-то и оно... совсем не просто прицепиться. Тем более, что авторов в таких случаях всегда два, не считая третьего – исследователя.

Да, автора два! Один – с телепатического моста связи, второй – наш, земной, с Таганки. Дуэт удался. Как уже писалось в 5-ой части книги, в паре с В.Высоцким работал Робин Гуд, некогда бравый и озорной атаман с острова Шотландии, с команды легендарного Спартака... и от бунтарской элиты донских казаков... весьма умелый и сообразительный на все штучки и выдумки. И как полагается, в свойственной ему манере, как всегда, оставил в память о совместном творчестве свои, нестираемые реквизиты.

Вот так всё начиналось, готовилось, планировалось и прогнозировалось. Были споры, баталии, полемики, дискуссии, бурные обсуждения, "Все собрание дралось толстыми портфелями", – как сказал бы В.Высоцкий. Планов предлагалось много, сторонники подзадоривали, заводили, использовали уязвимые места своих кумиров. Яблоко раздора бросалось и тут – пользы ради. Что же делать? Марафон объявлен велением времени и высшими богами. Уклониться нельзя. Старт будет обязательно... и кто-то должен финишировать в числе первых. За марафоном стоит многое: престиж цивилизации, наука, искусство, идеология, политика, нравственность, моральный кодекс... И если хотите – разум. Вот так в песне "Горизонт" на марафоне выглядит "Рада", – группа специалистов с телепатического моста связи от области смежной с искусством.

«Чтоб не было следов, повсюду подмели...

Ругайте же меня, позорьте и трезвоньте:

Мой финиш – Горизонт, а лента – край земли,

Я должен первым быть на горизонте!

Условия пари одобрили не все –

И руки разбивали неохотно,

Условье таково: чтоб ехать – по шоссе,

И только по шоссе – бесповоротно.

Наматываю мили на кардан

И еду параллельно проводам, –

Но то и дело тень перед мотором –

То черный кот, то кто–то в чем–то черном.

Я знаю – мне. не раз в колеса палки ткнут…

Догадываюсь, в чем и как меня обманут,

Я знаю, где мой бег с ухмылкой пресекут

И где через дорогу трос натянут.

Но стрелки я топлю – на этих скоростях

Песчинка обретает силу пули, –

И я сжимаю руль до судорог в кистях

Успеть, пока болты не затянули!

Наматываю мили на кардан

И еду вертикально к проводам, –

Завинчивают гайки, – побыстрее! –

Не то поднимут трос как раз где шея.

И плавится асфальт, протекторы кипят,

Под ложечкой сосет от близости развязки.

Я голой грудью рву натянутый канат,

Я жив – снимите черные повязки!

Кто вынудил меня на жесткое пари –

Нечистоплотны в споре и расчетах.

Азарт меня пьянит, но как ни говори,

Я торможу на скользких поворотах.

Наматываю мили на кардан

Назло канатам, тросам, проводам, –

Вы только проигравших урезоньте,

Когда я появлюсь на горизонте!

Мой финиш – горизонт – по-прежнему далек,

Я ленту не порвал, но я покончил с тросом, –

Канат не пересек мой шейный позвонок,

Но из кустов стреляют по колесам.

Меня ведь не рубли на гонку завели, –

Меня просили: "Миг не проворонь ты –

Узнай, а есть предел – там, на краю земли,

И – можно ли раздвинуть горизонты?"

Наматываю мили на кардан

И пулю в скат влепить себе не дам.

Но тормоза отказывают, – кода! –

Я горизонт промахиваю с хода!»

В последних двух строчках – соль песни: отказывают тормоза "кода", т. е. шифра – более нет стопоров, а это победа на финише... – "Враг взят и рассекречен дзот"... В почти неприступной стене противоборствующей цивилизации оказались слабые места и теперь зияют огромные дыры... А как все были уверены в этих незыблемых, непоколебимых укреплениях... Многие даже бились об заклад, что их сокрушить невозможно... Мирными средствами, конечно. Теперь понятно, почему не так прост Ванька с "Сергиевой Рады", за маской беззаботной неприхотливой души – скрываются, по меньшей мере, генеральские погоны,… стратегия с помощью муз Пегаса и работа до седьмого пота, то бишь до 97–го года.

«Мне судьба – до последней черты, до креста

Спорить до хрипоты (а за ней – немота),

Убеждать и доказывать с пеной у рта,

Что – не то это вовсе, не тот и не та!

Что – лабазники врут про ошибки Христа,

Что – пока еще в грунт не влежалась плита, –

Триста лет под татарами – жизнь еще та:

Маета трехсотлетняя и нищета.

Но под властью татар жил Иван Калита,

И уж был не один, кто один против ста.

"Пот" намерений добрых и бунтов тщета,

Пугачевщина, кровь и опять – нищета...

Пусть не враз, пусть сперва не поймут ни черта, –

Повторю даже в образе злого шута, –

Но не стоит предмет, да и тема не та, –

Суета всех сует – все равно суета.

Только чашу испить – не успеть на бегу,

Даже если разлить – все равно не смогу;

Или выплеснуть в наглую рожу врагу –

Не ломаюсь, не лгу – все равно не могу!

На вертящемся гладком и скользком кругу

Равновесье держу, изгибаюсь в дугу!

Что же с чашею делать?! Разбить – не могу!

Потерплю – и достойного подстерегу:

Передам – и не надо держаться в кругу

И в кромешную тьму, и в неясную згу, –

Другу передоверивши чашу, сбегу!

Смог ли он её выпить – узнать не смогу.

Я с сошедшими с круга пасусь на лугу,

Я о чаше невыпитой здесь ни гугу, –

Никому не скажу, при себе сберегу, –

А сказать – и затопчут меня на лугу.

Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу!

Может, кто-то когда-то поставит свечу

Мне за голый Мой нерв, на котором кричу,

И веселый манер, на котором шучу...

Даже если сулят золотую парчу

Или порчу грозят напустить – не хочу, –

На ослабленном нерве я не зазвучу –

Я уж свой подтяну, подновлю, подвинчу!

Лучше я загуляю, запью, заторчу,

Все, что ночью кропаю, – в чаду растопчу,

Лучше голову песне своей откручу, –

Но не буду скользить словно пыль по лучу!...

Если все-таки чашу испить мне судьба,

Если музыка с песней не слишком груба,

Если вдруг докажу, даже с пеной у рта, –

Я умру и скажу, что не все суета!»

Песня, как и многие другие, – без названия, в оглавлении числится по первой строке. Первый автор изливает свою душу, ратует на невзгоды и препятствия, тревожится за судьбу своей чаши, в которой так много информационного питья – сможет ли кто–то все это выпить, в смысле – усвоить с пользой для общего дела. Где тот – кому передать чашу? Где тот, третий – кому положено принять готовое к употреблению, но сокрытое по содержанию. И сможет ли он довести до победного конца. Все это тревожит Робин Гуда на своем пятачке (круге) "Радуги". Вся работа – для будущего, наперед. И кто его знает, чем все это может обернуться. А вдруг – все зря! Но звучит и надежда: "Потерплю – и достойного подстерегу: передам – и не надо держаться в кругу..." Робин Гуд понимает, что придется спуститься на земной план, попастись на лугу, подправить свои силы, нагулять бока на харчах белкового мира – так делают все, но также и знает, что он об этом ничего не будет помнить... Свой положенный отпуск проведет без своих песен и тревог за свою чашу.

В песне есть таинственные строки, на которые стоит обратить внимание: "Что – лабазники врут про ошибки Христа, что – пока еще в грунт не влежалась плита..." Здесь намек на Ленина и Мавзолей. Поскольку нет захоронения в земле, – поэтому и надгробная плита никак не может влежаться в грунт. Упоминание о татарах намекает на зависимость от Тартаров. Все дается по крохам, с большой предосторожностью и осмотрительностью, ведь конфискованный материал – это проигрыш – в лучшем случае. А могут быть временные отстранения от работы, полная дисквалификация,., чего никак нельзя допустить.

Вот в таких условиях работает "Сергиева Рада". На эту тему – песня "Рецидивист".

«Это был воскресный день – и я не лазил по карманам:

В воскресенье – отдыхать, – вот мой девиз.

Вдруг – свисток, меня хватают, обзывают хулиганом,

А один узнал – кричит: "Рецидивист!" "Брось, товарищ, не ершись,

Моя фамилия – Сергеев, –

Ну а кто рецидивист –

Ведь я ж понятья не имею".

Это был воскресный день, но "мусора" не отдыхают:

У них тоже – план давай, хоть удавись, –

Ну а если перевыполнят, так их там награждают –

На вес золота там вор-рецидивист.

С уваженьем мне: "Садись! –

Угощают "Беломором" –

Значит, ты – рецидивист?

Распишись под протоколом!"

Это был воскресный день, светило солнце как бездельник,

И все люди – кто с друзьями, кто с семьей, –

Ну а я сидел скучал как в самый гнусный понедельник:

Мне майор попался очень деловой.

"Сколько раз судились вы?"

"Плохо я считать умею!"

"Но все же вы – рецидивист?"

"Да нет, товарищ, я – Сергеев".

Это был воскресный день – а я потел, я лез из кожи, –

Но майор был в математике горазд:

Он чегой-то там сложил, потом умножил, подытожил –

И сказал, что я судился десять раз.

Подал мне начальник лист –

Расписался как умею –

Написал: «Рецидивист

По фамилии Сергеев».

Это был воскресный день, я был усталым и побитым, –

Но одно я знаю, одному я рад:

В семилетний план поимки хулиганов и бандитов

Я ведь тоже внес свой очень скромный вклад!»

"Рецидивист по фамилии Сергеев" – специалист по передаче на эфирных каналах связи. Он может быть поэтом, писателем, композитором – кем угодно. Но в большей чести и авторитете – поэты-песенники. Они на особом учете. Их таланту, зачастую, поклоняются и работники обслуживающего персонала, таможни, границы. Автор называет их "мусорами", т. е. милиционерами, как это принято в нашем земном уголовном мире. Угощают "Беломором" – предъявляют обвинения по передаче информации от идеологического центра – Моисея-Мора-Маркса. "Семилетний план" – седьмина по библейскому времени. Нарушителей такого типа часто берёт на поруки и под защиту общественное мнение тонкого плана, которое любит поклоняться своим кумирам, и потому им многое сходит с рук. Их часто дисквалифицируют, но также и часто возвращают после очередных наказаний. Работники Пегаса, маститые и заслуженные, все равно пользуются большим авторитетом и популярностью.

Кое-кто из "Сергиевой Рады" делал попытки завести себе сторонников - помощников среди обслуживающего персонала "Радуги", но чаще всего это кончалось трагично. Новоявленный "друг" его вскорости предавал. Об этом песня "Попутчик".

«Хоть бы – облачко, хоть бы – тучка

В этот год на моем горизонте, –

Но однажды я встретил попутчика –

Расскажу про него, знакомьтесь.

Он спросил: "Вам куда?" –

"До Вологды".

"Ну, до Вологды – это полбеды".

Чемодан мой от водки ломится –

Предложил я, как полагается:

"Может, выпить нам – познакомиться, –

Поглядим, кто быстрее сломается!..."

Он сказал: "Вылезать нам в Вологде,

Ну а Вологда – это вона где!..."

Я не помню, кто первый сломался, –

Помню, он подливал, поддакивал, –

Мой язык как шнурок развязался –

Я кого-то ругал, оплакивал...

И проснулся я в городе Вологде,

Но – убей меня – не припомню где.

А потом мне пришили дельце

По статье Уголовного кодекса, –

Успокоили: "Все перемелется", –

Дали срок – не дали опомниться.

И остался я в городе Вологде,

Ну а Вологда – это вона где!..

Пятьдесят восьмую дают статью –

Говорят: "Ничего, вы так молоды..." .

Если б знал я, с кем еду, с кем водку пью, –

Он бы хрен доехал до Вологды!

Он живет себе в городе Вологде,

А я – на Севере, а Север – вона где!

Все обиды мои – годы стерли,

Но живу я теперь как в наручниках:

Мне до боли, до кома в горле

Надо встретить того попутчика!..

Но живет он в городе Вологде,

А я на Севере, а Север – вона где!..»

"Вологда" содержит намек на стан трона Атана (Сатаны), эмблемой которого являются змеи и рога. "Доехать до Вологды" – то же, что и рассекретить этот пульт правления, его лидеров и вождей. Другим, не противоречащим вариантом, можно считать и год 1997 (год вола), ибо это время кульминационной схватки с силами тьмы. Под Севером – идет Райская цивилизация. Сам же город Вологда – здесь ни при чем, игра слов – не более. Как видите, для шифра подбирается простой, естественный, подручный материал, однако же, намекающий и, в достаточной степени, наводящий на скрытое содержание. И если быть в курсе всей этой поварской кухни – можно о многом догадаться. Например, сейчас, читатель уже по-другому воспримет совсем простенькую песенку "Бодайбо".

"Ты уехала на короткий срок,

Снова свидеться нам – не дай бог, –

А меня в товарный – и на восток,

И на прииски в Бодайбо.

Не заплачешь ты и не станешь ждать,

Навещать не станешь родных, –

Ну а мне плевать – я здесь добывать

Буду золото для страны.

Все закончилось: смолкнул стук колес,

Шпалы кончились, рельсов нет...

Эх бы взвыть сейчас! – жалко нету слез –

Слезы кончились на семь лет... И т. д.

Опять-таки – "Бодайбо" – намек на корриду, схватку с быком. Сюжет простой – она отсылается на земной план: действительно, ждать и вспоминать не будет. Забвение памяти и все прочее... А он – в товарный – на поставку "золотого песка". К тому же и "свидеться – не дай бог", ибо это – неудача в деле; равноценно смерти одного из них. Поэтому свиданий не ждет никто, если по плану не предполагается. "Она на двор – он со двора, – такая уж любовь у них", – как поется еще в одной песне Высоцкого.

Не забыли поэты упомянуть и про оловянных солдатиков, по своей или чужой воле, задействованных в борьбе между большими мирами. Уж если есть оловянные замки, то есть, разумеется, и оловянные гвардии. У Г.Андерсена есть поучительная сказка про "стойкого оловянного солдатика". Его индивидуальность заключалась в том, что у него была только одна нога. Это потому, что его отливали последним, и олова для одной конечности не хватило. Но оловянный солдатик и на одной своей ноге, стоял как на двух, к тому же еще воспылал неземной любовью к картонной красавице – танцовщице, точно также как и он, стоявшей на одной ножке, Она так высоко ее подняла, что влюбленный солдатик, на первых порах, даже подумал, что она тоже одноногая. Возвышенная любовь к танцовщице на одной ножке не терялась ни при каких ситуациях, и даже тогда, когда он вместе с бумажной красавицей плавился и горел в раскаленной топке, как ненужный хлам.

На днях по телевизору дали поучительный материал, как раз по этой теме. Шел рассказ про выборы в Чечне. Показали госпиталь, где подлечивались после ранений солдаты российских федеральных войск. Поднесли урну и к очень молоденькому солдату – без ноги. И за кого же вы думаете проголосовал "оловянный" солдатик – за В.Жириновского, а его соседи по палате – напополам: кто – за Жириновского, кто – за Черномырдина. Вот это любовь к танцовщице на одной ножке! Не стареет и не иссякает, ни при каких жизненных ситуациях... И если Черномырдин являлся одним из инициаторов войны в Чечне, то Жириновский готов стать зачинщиком войны чуть ли не на всей планете. А интересно – за кого голосовали родители этих стойких солдат? Чувствую, за тех же самых кандидатов – не иначе. Откуда бы взяться такой оловянной мудрости? Надо же, вторые свободные выборы в России, куча кандидатов, – но по-прежнему в чести и почете сторонники кровавой резни и расправы, насилия и войны. А сказка Андерсена "Стойкий оловянный солдатик" написана с юмором и сарказмом, только этого почему-то никто не понял... и понимал ли это сам сказочник?.. До конца, скорее всего, – нет... Песня "Оловянные солдатики" (прив. в сокр. варианте).

«Будут и стихи и математика,

Почести, долги, неравный бой, –

Нынче ж оловянные солдатики

Здесь, на старой карте, встали в строи.

Лучше бы уж он держал в казарме их,

Только – на войне как на войне –

Падают бойцы в обеих армиях,

Поровну на каждой стороне.

Может быть – пробелы в воспитании

И в образованье слабина, –

Но не может выиграть кампании

Та или другая сторона.

Где вы, легкомысленные гении,

Или вам являться недосуг?

Где вы, проигравшие сражения

Просто, не испытывая мук?

Нервничает полководец маленький,

Непосильной ношей отягчен,

Вышедший в громадные начальники

Шестилетний мой Наполеон.

Чтобы прекратить его мучения,

Ровно половину тех солдат

Я покрасил синим – шутка гения, –

Утром вижу – синие лежат.

Я горжусь успехами такими, но

Мысль одна с тех пор меня гнетет:

Как решил он, чтоб погибли именно

Синие, а не наоборот?..»

И хотя стихи вроде бы о ребенке, играющем в оловянные солдатики, – они для взрослых. И хотя цвет небес синий и голубой, тем не менее, знамя Антихриста тоже синее, это синий античный фон, оттенок голубой арийской "крови", и потому его солдаты красятся в синий цвет. Другого выхода нет. Что делать, если тогда, когда предлагается – выбирать, выбираются деревянные костюмы. "Песня Бродского" – о нашем переходном периоде... и о деревянных гробах... (сокр. вар.).

«Как все, мы веселы бываем и угрюмы,

Но если, надо выбирать и выбор труден –

Мы выбираем деревянные костюмы, –

Люди! Люди!

Нам будут долго предлагать не прогадать:

"Ах, – скажут, – что вы! Вы еще не жили!

Вам надо только–только начинать!.." –

Ну а потом предложат: или – или.

...И будут веселы они или угрюмы,

И будут в роли злых шутов и добрых судей, –

Но нам предложат деревянные костюмы, –

Люди! Люди!»

Звучит предостережение и тревога. Но люди предпочитают учиться на своих ошибках. Самым тяжким недугом, которым болеет общество – низменное, корыстное, узкособственническое волеизъявление среднестатистического избирателя. Отсюда все беды. Не будь такого – все было бы иначе. Раньше положенного срока деревянные костюмы никто бы не одевал. Но миром правит закон Волеизъявления, его – не обойдешь, а значит, пока в наших головах будут присутствовать крепостнические желания, властные мысли и нечестивые устремления – быть бедам и несчастьям. Каждый в ответе за то, чем дышит общество, каких вождей и лидеров оно имеет. Когда дело доходит до выбора правителей, малые люди становятся великими.

«Ваш кандидат – а в прошлом он лабазник –

Вам иногда устраивает праздник, –

И не безлики вы, и вы – не тени,

Коль надо в урны бросить бюллетени!»

Так пишет В. Высоцкий в песне "Баллада о маленьком человеке". И абсолютно прав. А поскольку он всегда избирает и выбирает – несет и свою долю ответственности за свой выбор, – войну и кровь, голод и нищету. Оловянным солдатикам, как основной массе избирателей, – следовало бы это знать в первую очередь, прежде чем возгораться любовью к картонной танцовщице на одной ножке. Если богом определен человеческий род, то и каждому народу предназначается своя земля и территория, – и не смей там диктовать свои права – разберутся без тебя. "Песня про крохей".

«Король, что тыщу лет назад над нами правил,

Привил стране лихой азарт игры без правил, –

Играть заставил всех графей и герцогей,

Вальтей и дамов – в потрясающий крохей!

Названье крохея – от слова "кроши",

От слова "кряхти", и "крути", и "круши".

Девиз в этих матчах: "Круши, не жалей!"

Даешь королевский крохей!»

Под королем с тысячелетним стажем, понятно даже без слов, фигурирует Сатана и Антихрист. Всему виной – борьба за власть, и эту круговерть до сих пор не остановить. Но время – кульминационное, последнее противостояние и смотр сил говорит в пользу сил добра. Итак, перед новым витком эволюции – последний турнир и последняя, завершающаяся коррида, В шутливом тоне это отмечено в песне "Честь шахматной короны", процесс подразделяется на два этапа: подготовку и игру. Речь ведется от стратегического центра Лунных, от его основной оперативной группы. Как и всегда, полководцы прибедняются в своих талантах, разыгрывают из себя неопытных шахматистов, не очень далеких игроков, короче снова – "валяют Ваньку". В первом куплете звучит недовольство более молодых и задиристых, слишком близко принявших к сердцу поражение революции 17-го года – это ассоциируется с потерей шахматного престижа и шахматной короны. Спортотдел – стратегическая кузница ударной группы Рая. Под Фишером кодируется трон Сатаны вместе со своим главным правителем. "Подготовка".

«Я кричал: "Вы что там, обалдели? –

Уронили шахматный престиж!"

Мне сказали в нашем спортотделе:

"Ага, прекрасно – ты и защитишь!

Но учти, что Фишер очень ярок, –

Даже спит с доскою – сила в ём,

Он играет чисто, без помарок..."

Ничего, я тоже не подарок, –

У меня в запасе – ход конем.

Эх вы мускулы стальные,

Пальцы цепкие мои!

Эх, резные, расписные

Деревянные ладьи!

Друг мой, футболист, учил: "Не бойся, –

Он к таким партнерам не привык.

За тылы и центр не беспокойся,

А играй по краю – напрямик!"

Я налег на бег, на стометровки,

В бане вес согнал, отлично сплю,

Были по хоккею тренировки...

В общем, после этой подготовки –

Я его без мата задавлю!

Ох вы сильные ладони,

Мышцы крепкие спины!

Эх вы кони мои, кони,

Ох вы милые слоны!

"Не спеши и, главное, не горбись, –

Так боксер беседовал со мной. –

В ближний бой не лезь, работай в корпус,

Помни, что коронный твой – прямой".

Честь короны шахматной – на карте,

Он от пораженья не уйдет:

Мы сыграли с Талем десять партий –

В преферанс, в очко и на бильярде, –

Таль сказал: "Такой не подведет!"

Ох, рельеф мускулатуры!

Дельтовидные – сильны!

Что мне легкие фигуры,

Эти кони да слоны!

И в буфете, для других закрытом,

Повар успокоил: "Не робей!

Ты с таким прекрасным аппетитом –

Враз проглотишь всех его коней!

Ты присядь перед дорогой дальней –

И бери с питанием рюкзак.

На двоих готовь пирог пасхальный:

Этот Шифер –хоть и гениальный, –

А небось покушать не дурак!"

Ох мы – крепкие орешки!

Мы корону – привезем!

Спать ложусь я – вроде пешки,

Просыпаюся – ферзем!»

Вот так, в общих чертах, планировалось в стратегической кузнице Лунных. Ход конем – маневр трудно предсказуемый, с ударом – в виде буквы "Г" – в бок. Георгий Победоносец поэтому никогда не разлучается со своим конем, этого правила придерживается всегда. Как видим по мифологии, и греки не брезговали этими методами; не догадайся Одиссей смонтировать троянского коня, – не было бы победы над Троей. "Побеждай не силой, а хитростью", – таков девиз был и у Суворова.

"Деревянные ладьи" – многочисленные движения и партии. Сосредоточение всех сил на чем-то одном противоречит законам природы и разума, разносторонние же течения в обществе делают любую систему неуязвимой и работоспособной. Однобокость ведет к фашизму и узурпации власти. "Футболисты" – "игроки" ударной военной группы. Друг-футболист дает совет "играть по краю – напрямик". Что сие может означать? Только одно – освободительное движение среди окружных народов Советского Союза. Маневр, как видим, удался на славу. Победа дается легко, если брать на вооружение законы развития разума, тогда космические власти становятся на сторону правых, и небо помогает освободителям. "Тылы и центр" – оставляются на "потом", после – побед на краю поля. "Дельтовидные – сильны!" – что сие означает? Дельта – заглавная буква греческого алфавита, имеет символ в виде треугольника, у которого острие одного угла направлено вверх. Это знак восходящего, поднимающегося потока – ассоциируется с развитием и совершенствованием.

"Бега", "стометровки", "хоккей" – репетиции, анализ и еще раз – репетиции... "В бане вес согнал" – удалены ненадежные, слабые; для участия в операции – оставлены более зрелые, более опытные и проверенные люди. Под "слоном" кодируется Б. Ельцин, по знаку рождения – он водолей (хобот слона уподобляется носику от лейки). "Боксер" тоже советует не лезть на рожон, а работать в корпус. Условие также выполняется. В "ближний бой" никто не лезет. Зачинщиками боев у Белого дома, телецентра "Останкино" и в Чечне были люди с нижнего Аида, в задаче которых, стояло условие – спровоцировать гражданскую войну по всей территории России. Как видим, получилось только с Чечней.

"Не спеши, и главное, не горбись", – весьма хороший совет. Во-первых, – не страшись, а во-вторых, – не иди на поводу у М. Горбачева, там слишком много слов, но мало будет дела. Никто так не умеет тянуть время и заводить в сторону, как он... Не обманись на его красноречии...

Игра с Талем намекает на работу с Прибалтикой. Таль – рижанин, но дело не столько в Латвии, как – в Таллинне (слово "Таль" входит в название столицы Эстонии). Именно Таллинн первым заварил эту всю "кашу" с освобождением, это потом уже почин подхватили другие республики. "Рельеф мускулатуры" – территория страны, географическая карта. "Дельтовидные" – дальновидные. Правда, в противоположном лагере тоже есть слоны и кони, но они – легковесны.

"Буфет, для других закрытый", – идеологическая кузница Лунных. Главный Идеолог, со своим питьем и кушанием, часто кодируется как повар. Рюкзак с питанием – идеологическая подзаправка: информация, оповещение, освещение, просветительные материалы и т. д. "Пирог пасхальный – на двоих" – очень серьезный шифр, можно сказать, изюминка – всему. "Пирог пасхальный" – сюрприз-ловушка для Сатаны. Методы Сатаны известны давно, и вверху точно предрассчитали, что он, проигрывая на корриде, применит подмену по модели X. Расчет был такой: после того, как пророк объявит Христа и укажет на его новое последнее воплощение, – Сатана не преминет воспользоваться подходящей ситуацией, и втихаря постарается подменить вождя мирового пролетариата на собственную персону. И с подачи пророка – обрести необходимую поддержку и известность. Вот поэтому пирог не простой, а пасхальный... с начинкой на пасхальном тесте.

Но такой маневр у Сатаны провалился. Король, раньше времени, предстал в обнаженном виде, и карьера не состоялась – на выборах всего лишь 4% голосов, да и то – в паре со Святославом Федоровым. "Игра".

«Только прилетели – сразу сели.

Фишки все заранее стоят.

Фоторепортеры налетели –

И слепят, и с толку сбить хотят.

Но меня и дома – кто положит?

Репортерам с ног меня не сбить!..

Мне же неумение поможет:

Этот Шифер ни за что не сможет

Угадать, чем буду я ходить.

Выпало ходить ему, задире, –

Говорят, он белыми мастак! –

Сделал ход с е2 на е4...

Чтой-то мне знакомое... Так–так!

Ход за мной – что делать?! Надо, Сева, –

Наугад, как ночью по тайге...

Помню – всех главнее королева;

Ходит взад-вперед и вправо-влево, –

Ну а кони вроде – буквой "Г".

Эх, спасибо заводскому другу –

Научил, как ходят, как сдают...

Выяснилось позже – я с испугу

Разыграл классический дебют!

Все следил, чтоб не было промашки,

Вспоминал все повара в тоске.

Эх, сменить бы пешки на рюмашки –

Живо б прояснилось на доске!

Вижу он нацеливает вилку –

Хочет есть, – и я бы съел ферзя...

Под такой бы закусь – да бутылку!

Но во время матча пить нельзя.

Я голодный, посудите сами:

Здесь у них лишь кофе да омлет,

Клетки – как крути перед глазами,

Королей я путаю с тузами

И с дебютом путаю дуплет.

Есть примета – вот я и рискую:

В первый раз должно мне повезти.

Я его замучу, зашахую –

Дай мне только дамку провести!

Не мычу, не телюсь, весь как вата.

Надо что-то бить – уже пора!

Чем же бить?

Ладьею – страшновато,

Справа в челюсть – вроде рановато,

Неудобно – первая игра.

Он мою защиту разрушает –

Старую индийскую – в момент, –

Это смутно мне напоминает

Индо-пакистанский инцидент,

Только зря он шутит с нашим братом –

У меня есть мера, даже две:

Если он меня прикончит матом,

Я его – через бедро с захватом,

Или – ход конем – по голове!

Я еще чуток добавил прыти –

Всё не так уж сумрачно вблизи:

В мире шахмат пешка может выйти –

Если тренируется – в ферзи!

Шифер стал на хитрости пускаться:

Встанет, пробежится и – назад;

Предложил турами поменяться, –

Ну еще б ему меня не опасаться –

Когда я лежи жму сто пятьдесят!

Я его фигурку смерил оком,

И когда он объявил мне шах –

Обнажил я бицепс ненароком,

Даже снял для верности пиджак.

И мгновенно в зале стало тише,

Он заметил, что я привстаю...

Видно ему стало не до фишек –

И хваленый пресловутый Фишер

Тут же согласился на ничью.»

Песня написана в 1972 г – готовились, как видите, давно. С одной – и с другой стороны. "Фишки все заранее стоят", – на арену России, к последней седьмине, к заключительному турниру оба лагеря стянули свои народы, вождей и лидеров. Все – как полагается. "Фоторепортеры налетели", – это не о нашем, а о тонком плане. Там тоже есть пресса, радио и телевидение. "Сделал ход с е2 на е4... Чтой-то мне знакомое... Так-так!" – трон Атана ничего нового не предпринимает, снова в ход запускается экономическая блокада, под прикрытием которой, уже стоят готовые армии и вожди, т. е. отрабатывается гитлеровский вариант. "Сева" – реквизит Северных, т. е. все тех же Лунных.

Как и предполагалось, расчетливый соперник клюнул на "ферзя" – на пасхальный пирог королевы. "Нацеленная вилка" соперника предвещала многое, а именно то, что он уверенно пойдет в западню – в новое платье короля. От радости "Сева" даже пожалел, что не может выпить под такой "закусь", но надо было держаться – и не подавать вида. На игре короли путаются с тузами, еще бы... На Российском троне – бывший Кутузов, правда – в золотой клетке... но это уже детали...

"Есть примета – вот я и рискую"... – она хорошо знакома; это страсть к переодеванию и модным костюмам – и не только у одного владыки Аида, но и у его приближенных. "Я его замучу, зашахую – мне дай только дамку провести", – речь о женщине-пророке, о её помощи. "Зашахую" – свяжу по рукам и ногам, "засуну" в скафандр "шаха". "Бить ладьёю" – означает ударить своей партией. Однако, на первыхпорах – это рискованно, могут разбить: молодая и неокрепшая – атаки не выдержит, тем более прицельного огня.

"Он мою защиту разрушает – старую индийскую – в момент"... – это, действительно, так. В свое время, для пропаганды идей коммунизма, были привлечены супруги Рерихи. Елена, наряду с наукой по энергосенсорике, дает сведения о высшей формации – общине. Хорошо она отзывается и о В. Ленине, как о великом учителе – махатме. Но всё зачинание пользы не принесло. И хотя по городам создавались рериховские кружки и народ туда потянулся, но отнюдь не за этими знаниями. Почти все те, кто в них вошел, оказались ярыми, непримиримыми противниками Ильича. У Елены брали только то, что не противоречило собственному вкусу, к тому же еще и всё не так понималось и воспринималось. Власти Антимира через своих людей легко справились с "индийской защитой".

"У меня есть мера, даже две" – это серьезное предупреждение. Мера – свод познанных законов эволюции, тот самый библейский "строительный отвес", по которому следует мерить и отмерять. Меру также можно отождествить с "лотом" – проходным балом в Космический век.

Под конец игры соперник начинает нервничать – предлагает меняться "турами" – что и было "принято" (наверняка по модели X). Поединок, кажется, заканчивается примирением с обоюдных сторон, ввиду явного превосходства Северных. "Я его фигурку смерил оком" – т.е. разоблачил, и рассекретил замену по модели X, после чего игра потеряла всякий смысл; от такой неожиданности, даже бывалые и все видавшие на своем веку репортеры, – онемели. О чем свидетельствует тишина в зале.

Поскольку только что мы затронули Рерихов, становится уместным привести доказательства о несостоятельности "индийской защиты". "Песня про белого слона".

«Жили – были в Индии с самой старины

Дикие огромные серые слоны –

Слоны слонялись в джунглях без маршрута, –

Один из них был белый почему-то.

Добрым глазом, тихим нравом отличался он,

И умом, и мастью благородной, –

Средь своих собратьев серых – белый слон

Был, конечно, белою вороной.

И владыка Индии – были времена –

Мне из уважения подарил слона.

"Зачем мне слон?" – спросил я иноверца,

А он сказал: "В слоне – большое сердце"...

Слон мне сделал реверанс, а я ему – поклон,

Речь моя была незлой и тихой, –

Потому что этот самый – белый слон

Был к тому же белою слонихой.

Я прекрасно выглядел, сидя на слоне,

Ездил я по Индии – сказочной стране, –

Ах, где мы только вместе не скитались!

И в тесноте отлично уживались!

И бывало, шли мы петь под чей-нибудь балкон, –

Дамы так и прыгали из спален...

Надо вам сказать, что этот белый слон

Был необычайно музыкален.

Карту мира видели вы наверняка –

Знаете, что в Индии тоже есть река, –

Мой слон и я питались соком манго,

И как-то потерялись в дебрях Ганга.

Я метался по реке забыв еду и сон,

Безвозвратно подорвал здоровье...

А потом сказали мне: "Твой белый слон

Встретил стадо белое слоновье..."

Долго был в обиде я, только – вот те на! –

Мне владыка Индии вновь прислал слона:

В виде украшения для трости –

Белый слон, но из слоновой кости.

Говорят, что семь слонов иметь – хороший тон, –

На шкафу, как средство от напастей...

Пусть гуляет лучше в белом стаде белый слон –

Пусть он лучше не приносит счастья!»

Повествование ведется как бы от самого Н, Рериха... с тонкого плана... после счастливой совместной жили с Еленой Рерих. По знаку рождения она – водолей, т. е. слон. Но слон белый, а это значит – выше рангом, чем серые. Елена – представительница высшего Лама, она одна из основательниц науки по энергосенсорике, все йоговские секты появились на основе её работ и научных открытий. "Слоны слонялись в джунглях без маршрута", – т.е. без определенной цели, без надобности, сами по себе. "Слоны" – последователи, ученики, соратники по учению. Им разрешили заниматься этой наукой и исследованиями такого рода, но за закрытыми дверями, не давая хода далее. И это какое-то время соблюдалось. Но потом на запрет космических властей стали смотреть свысока, и коллектив ученых этого направления решил подарить миру свои достижения. Они всё правильно понимали, и даже идеологию коммунизма (общины), но не рассчитали одного – всему ли свое время?

Вместе с наукой по йоге в Европу потянулись религиозные культуры Индии... Своего культа – хоть отбавляй, а тут еще – чужие... Многие клюнули и дружно запели: "Хари-Кришна, Кришна-хари"... У меня много писем на эту тему; как много родителей со слезами на глазах жалуются, что дети отбились от рук, стали кришнаитами, бросили учебу, работу, обрились наголо... Да и новоиспеченные йоги больше похожи на вампиров и служителей Сатаны.

Но высший Лам предложил свою помощь и услуги в распространении идей общины... в совмещенном варианте с пропагандой энергосенсорных наук... и Рай на это клюнул... Так получился семейный дуэт... довольно счастливый; да только позднее почему-то один из супругов стал раскаиваться... Как известно, Рерихи много путешествовали – "Ах, где мы только вместе не скитались!" А Елена обладала исключительным слухом, была музыкальна и играла на многих инструментах. "Река в Индии" – общества йоговской ориентации. "Сок манго" –магическое питье экстрасенсорных наук дня Николая Рериха оказалось неудобоваримым, в потусторонний мир он ушел с подорванным здоровьем тонкого тела. А Елена по-прежнему в Ламе, правда, уже "с белыми слонами". На более высокую планку – не потянула. "Мне владыка Индии вновь прислал слона"... – после предпринятого мероприятия и предприятия – следуют последствия – нашествие индийской религиозной культуры и повальное увлечение экстрасенсорными науками. Резюме – в последнем куплете: "Пусть гуляет лучше в белом стаде белый слои – пусть он лучше не приносит счастья!" А труды "слонов" хороши для полок... на шкафу... до более подходящих времен... Это, конечно, не означает, что они не понадобятся вообще... Напротив, но в свое время, после еще кое-каких открытий...

Всякий раз, когда необходимо через песню передать какие–то подробности и детали, – используется подходящий материал из нашей повседневной жизни. Все привязывается к естественному аналогу. Иначе не пройдет. Посмотрите, как работники Пегаса и специалисты с Сергиевой Рады отзываются о своих ведущих идеологах и руководителях ударных групп через песню "Профессионалы".

«Профессионалам – зарплата навалом, –

Плевать, что на лед они зубы плюют.

Им платят деньжищи – огромные тыщи, –

И даже за проигрыш, и за ничью.

Игрок хитер – пусть берет на корпус,

Бьет в зуб ногой и – ни в зуб ногой, –

А сам в итоге калечит ноги

И вместо клюшки идет с клюкой.

Профессионалам, отчаянным малым,

Игра – лотерея, – кому повезет.

Играют с партнером – как бык с матадором, –

Хоть, кажется, принято – наоборот.

Как будто мертвый лежит партнер твой, –

И ладно, черт с ним – пускай лежит.

Не оплошай, бык, – бог хочет шайбы,

Бог на – трибуне – он не простит!

Профессионалам судья криминалом

Ни бокс не считает, ни злой мордобой,

И с ними лет двадцать кто мог потягаться –

Как школьнику драться с отборной шпаной?!

Но вот недавно их козырь главный –

Уже не козырь, а так – пустяк, –

И их оружьем теперь не хуже

Их бьют, к тому же – на скоростях.

Профессионалы в своем Монреале

Пускай разбивают друг другу носы, –

Но их представитель (хотите – спросите!)

Недавно заклеен был в две полосы.

Сперва распластан, а после – пластырь...

А ихний пастырь – ну как назло! –

Он перед боем знал, что слабо им, –

Молились строем – не помогло.

Профессионалам по всяким каналам –

То много, то мало – на банковский счет, –

А наши ребята за ту же зарплату

Уже пятикратно уходят вперед!

Пусть в высшей лиге плетут интриги,

И пусть канадским зовут хоккей–

За нами слово, – до встречи снова!

А футболисты – до лучших дней...»

"Профессионалы" – ведущие специалисты от идеологических и ударных групп Рая. «Зарплата навалом» – знаки наград. Все заслуги отмечаются, каждая жизнь оценивается в баллах, а особо выдающиеся – имеют наградные знаки высоких степеней. Опять-таки – игры напоминают корриду, намек не случаен, все предусмотрено, Звучит обида в адрес бога за разрешение жесткой игры, не по правилам. В шестом куплете затрагивается сердцевина песни. Заводится речь о главном профессионале, которого противник выбил из строя. "...их козырь главный – уже не козырь, а так – пустяк, – и их оружьем теперь не хуже их бьют, к тому же – на скоростях". В какой-то степени – это так и есть. Через тех, кого заменили по модели X, – игра продолжается, но только с залпами по своим... и своим же оружием. "Монреаль" – хорошо переделывается в "Морнеаль"; намек на стратегическую кузницу Лунных, для которых "Мор" не случайный реквизит.

"... но их представитель (хотите – спросите!) недавно заклеен был в две полосы. Сперва распластан, а после – пластырь..." – имеется в виду Ленин. Вначале распластан – в Мавзолее, а в следующем воплощении – через операцию в больнице – заменен на другого по модели X. И хотя знали заранее – не помогло. В последних двух куплетах звучит гордость за работников искусства Сергиевой Рады: "За нами слово, – До встречи снова! А футболисты – до лучших дней..." А теперь посмотрим, что творилось в душе Ильича перед следующим выходом к рождению на земной план, – зная заранее все удары судьбы. И не только у одного Ильича, а и у всей подменной команды, обреченной на съедение к Минотавру. Ни от кого ничего не скрывали. Сколько их было? Похоже, что больше четырнадцати... Вожакам трудно остаться незамеченными, тем более – профессионалам... Их стараются выбить в первую очередь... "Песня о судьбе" – крик души по этому поводу.

«Куда ни втисну душу я, куда себя ни дену,

За мною пес – Судьба моя, беспомощна, больна. –

Я гнал се каменьями, но жмется пес к колену –

Глядит, глаза навыкате, и с языка – слюна.

Морока мне с нею –

Я оком грустнею,

Я ликом тускнею

И чревом урчу,

Нутром коченею,

А горлом немею, –

И жить не умею,

И петь не хочу!

Должно быть, старею, –

Пойти к палачу...

Пусть вздернет на рею

А я заплачу.

Я зарекался столько раз, что на Судьбу я плюну.

Но жаль ее голодную, – ласкается, дрожит, –

Я стал тогда из жалости подкармливать Фортуну –

Она, когда насытится, всегда подолгу спит,

Тогда я гуляю,

Петляю, вихляю,

Я ваньку валяю

И небо копчу.

Но пса охраняю,

Сам вою, сам лаю –

О чем пожелаю,

Когда захочу.

Нет, не постарею –

Пойду к палачу, –

Пусть вздернет скорее,

А я приплачу.

Бывают дни, я голову в такое пекло всуну,

Что и Судьба попятится, испуганна, бледна, –

Я как-то влил стакан вина для храбрости в Фортуну –

С тех пор ни дня без стакана, еще ворчит она:

Закуски – ни корки!

Мол, я бы в Нью-Йорке

Ходила бы в норке,

Носила б парчу!..

Я ноги – в опорки,

Судьбу – на закорки, –

И в гору и с горки

Пьянчугу влачу.

Когда постарею,

Пойду к палачу, –

Пусть вздернет на рею

А я заплачу.

Однажды пере–перелил Судьбе я ненароком –

Пошла, родимая, вразнос и изменила лик, –

Хамила, безобразила и обернулась Роком, –

И, сзади прыгнув на меня, схватила за кадык.

Мне тяжко под нею,

Гляди – я синею,

Уже сатанею,

Кричу на бегу:

"Не надо за шею!

Не надо за шею!

Не надо за шею, –

Я петь не смогу!"

Судьбу, коль сумею,

Снесу к палачу –

Пусть вздернет на рею

А я заплачу!»

И хотя песня посвящается целой группе, нельзя не заметить некоторых, точно ориентированных примет относительно одной личности. "... за мною пес – Судьба моя"... – 1994 г (год собаки) – время подмены, время собираться к Минотавру. При всем нежелании – рок неотвратим. Пес ждет и ему надо подыграть. "... Судьба моя, беспомощна, больна, – я гнал ее каменьями..." – похоже, что со здоровьем у этого человека не все ладилось. Камни в почках? В печени? Так было надо? Скорее всего – да! Сделать больным любой орган – нет ничего проще, точно так же, как и вырастить камни в надлежащем месте, Для этого в энергетическую сеть местного значения вставляется пробка – и больше ничего не нужно. Все начинает болеть и выходить из строя само по себе. И это "все" должно выглядеть – естественно, заблаговременно до 1994 г. Весь второй куплет – о плохом самочувствии. Однако, по условиям задачи оно не должно быть критически необратимым, ведь дело-то всего в одной пробке. Ее вынуть – и все в порядке. В этом же куплете – намек на возраст – "Должно быть, старею..." Главный Козырь, оказывается, – в годах...

Третий куплет: "... я стал тогда из жалости подкармливать Фортуну – она, когда насытится, всегда подолгу спит"... – тоже намекает на подыгрывание и даже соучастие с расчетом. Фортуна – богиня случая, удачи. В древнем Риме изображалась с большим рогом изобилия и черной повязкой на глазах.

"... я ваньку валяю и небо копчу. Но пса охраняю, сам вою, сам лаю – о чем пожелаю, когда захочу..." – при всех обстоятельствах герой песни не забывает о 1994 г, и даже, вроде бы, охотно соглашается со своей судьбой и предназначением. "... стакан вина для храбрости в Фортуну..." – т.е. в богиню случая; оказывается, ее стали не только уже подкармливать, но и подпаивать; и чем дальше, тем более требовательной становится владычица рога с черной повязкой на глазах. Стонет герой от непосильного бремени: "Я ноги – в опорки, судьбу – на закорки, – и в гору и с горки пьянчугу влачу". И в данном случае назвать Фортуну слепой удачей нельзя: её давно приучали, подкармливали и спаивали до тех пор, пока она не потеряла чувство бдительности и не лишилась осторожности. Вседозволенность погубила недальновидный форт. Ведь Фортуна от слова "форт", боевое предприятие – в данной ситуации – укрепленный оплот противоборствующего стана. И он, хоть и с рогом изобилия, ибо силен властью и численностью, но с черной повязкой на глазах...

Фортуна изображалась римлянами не только с рогом изобилия и черной повязкой на глазах, но также и стоящей на колесе или шаре, что говорит о владении миром, но слепом, шатком и неустойчивом. Слепую Фортуну, оказывается, можно катить в любом направлении... И всегда ли она непредсказуема, если правильно всё рассчитать... герой песни "добавляет" до необходимой дозы... и Фортуна идет на абордаж,.. его судьба, лик – все меняется на 180°. Это уже не он, вместо него в его теле – Сатана. Подмена по модели X... Фортуна, как и следовало ожидать, – позарилась на рок и судьбу героя песни: "... и, сзади прыгнув на меня, схватила за кадык. Мне тяжко под нею, гляди – я синею, уже сатанею..." "Кричу на бегу: не надо за шею..." – это уже уход из тела, смерть на белковом плане и плен...

Последние строки песни – "Судьбу, коль сумею, снесу к палачу – пусть вздернет на рею, а я заплачу!" – говорят о преднамеренном, планируемом мероприятии и некотором, на первый взгляд, странном расчете. Но надо же когда-то наказать нижнего Короля за переoдeвaния в модные одежды... не со своего плеча... и без согласия владельца костюма...

И коли с помощью пророка, вернее, опираясь на его доказательства и расшифрованные манускрипты, готовилась операция "Тары-бары-растабары", давайте сейчас посмотрим, как из этой ситуации выходит провидец. Ведь не может же он остаться в дураках, тем более – что это женщина. Не по-рыцарски будет оставить её – курам на смех, тем более, что без неё – и "растабары" не получат завершения... К слову будет, если снова напомнить из "Шахматной игры" угрожающее выражение: "Я его замучу, зашахую – мне дай только дамку провести!" И уж если "вести дамку", – то следует это сделать до конца. "Дамка" вовремя должна понять, сообразить, сориентироваться – куда её занесли непредвиденные обстоятельства. А для этого, конечно же, требуется тонкая работа на телепатическом мосту связи, и умение обойти всевидящий и всеслышащий таможенный глаз и ухо. Да простит меня читатель: такие секреты не выдаются. Я о них, наверное, никогда не скажу – отнесите это лучше на счет моей сообразительности. Хотя, с другой стороны, определить, при знании многих предполагаемых маневров, что вместо Главного Козыря появился Тарабарский король – большого ума не требуется...

Трудности могут состоять в следующем: вдруг подменную команду вернут но своим местам и постелям, и как это вовремя определить?., коль все это на одной оси и одном шурупе... как в ножницах... и даже еще сложнее. Можем оттолкнуть, принять за чужих. Хотя Тарабарский король, если внять наводящим сказочным манускриптам, – выстаивает в обнаженном виде до конца "праздничного" шествия... Возврат, если и будет, то не в свои тела... однако, все может случиться...

A теперь еще одна сторона этого мероприятия: как все происходило через управление с пульта "Сергиевой Рады". Известно, что под лошадьми кодируются приемщики информации на земном плане, те, которые её оформляют и несут дальше. Несут по-разному: кто – вскачь, кто – галопом, кто – рысью, кто – иноходью... Все по-своему. Всё зависит от особенностей приемного устройства (мозга) и объективной помощи окружающего мира. "Очи черные. Погоня".

«Во хмелю слегка лесом правил я.

Не устал пока, – пел за здравие,

А умел я петь песни вздорные:

"Как любил я вас, очи черные..."

То плелись, то неслись, то трусили рысцой.

И болотную слизь конь швырял мне в лицо.

Только я проглочу вместе с грязью слюну,

Штофу горло скручу – и опять затяну:

"Очи черные! Как любил я вас..."

Но – прикончил я, то что впрок припас.

Головой тряхнул, чтоб слетела блажь,

И вокруг взглянул – и присвистнул аж:

Лес стеной впереди – не пускает стена,

–Кони прядут ушами, назад подают.

Где просвет, где прогал – не видать ни рожна!

Колют иглы меня, до костей достают.

Коренной ты мой, выручай же брат!

Ты куда, родной, – почему назад?!

Дождь – как яд с ветвей – недобром пропах.

Пристяжной моей волк нырнул под пах.

Вот же пьяный дурак, вот же налил глаза!

Ведь погибель пришла, а бежать – не суметь, –

Из колоды моей утащили туза,

Да такого туза, без которого – смерть!

Я ору волкам: "Побери вас прах!".. –

А коней пока подгоняет страх.

Шевелю кнутом – бью крученые

И ору притом: "Очи черные!.."

Храп, да топот, да лязг, да лихой перепляс –

Бубенцы плясовую играют с дуги.

Ах вы кони мои, погублю же я вас, –

Выносите, друзья, выносите, враги!

От погони той даже хмель иссяк.

Мы на кряж крутой – на одних осях,

В хлопьях пены мы – струи в кряж лились, –

отдышались, отхрипели да откашлялись.

Я лошадкам забитым, что не подвели,

Поклонился в копыта, до самой земли,

Сбросил с воза манатки, повел в поводу...

Спаси бог вас, лошадки, что целым иду!»

Все сведения разбросаны по всему творчеству, теперь их приходится собирать по крупицам, как перетасованные карты. Но это ничего, главное – что "есть", и ничего не упущено. Речь ведется как бы от куратора с тонкого плана. Там часто меняется состав, ветераны уходят на земной отдых, вместо них бразды правления принимают новички, более горячие и недостаточно опытные. Пьянит азарт, мало времени... или нет возможности получить доступ к сверхсекретной информации,.. ведь её утечка чревата провалом... А может так и надо... Ничто не должно вызывать подозрений. По этой самой причине бедняге Высоцкому приходилось даже пить. Иначе – до "Вологды" не доедешь. А следящих, заинтересованных глаз – много, и они охотятся за каждым шагом, жестом, взглядом.

Ясно одно – возничий загружен, у него тройка коней; время последней седьмины подходит к середине, почти упоение от предстоящей победы, ведь всё идет так хорошо, как по маслу. Переживать, казалось бы, не о чем: кони опытные, послушны в управлении... Но что это? "Лес стеной впереди – не пускает стена, – кони прядут ушами, назад подают..." – к стыду возничего лошади первыми почувствовали тревогу. "Не пускает стена" – значит, нет хода дальше, впереди чужие; лошади чувствуют непреодолимую разницу в интеллекте, и, видимо, она существенная... "Стена" – ведь это волеизъявление другой души и разума. "Кони прядут ушами" – т.е. чувствуют интуитивно, намного раньше, чем хозяин упряжки.

Только тут возничий догадывается об опасности: "Пристяжной моей волк нырнул под пах". И далее разъяснение: "... из колоды моей утащили туза, да такого туза, без которого – смерть!" Это нападение на "Главного Козыря" – замена души по модели X. Почти отчаяние. Как быть дальше, ведь "пристяжная" уже опубликовала расшифровку пророчеств Нострадамуса... и так многообещающе отозвалась о генеральном прокуроре России,.. а еще большее раскрыла на своих встречах, лекциях и радио... А человек-то уже не тот... Страх нападает и на возничего, и на коней... Поневоле заорёшь – "Очи черные".., мол, остановитесь – дальше нет хода.

"Мы на кряж крутой – на одних осях",.. – делается попытка намекнуть на модель X и "ножницы". Раз из колоды унесли Туза, "без которого смерть", – значит, имеет место воровство, и если "на кряж крутой – на одних осях", – тут все ясно без слов... "Крутой кряж" – белковое тело. "Струи в кряж лились"... – энергетическая подзаправка белкового тела после замены души.

В последнем куплете выносится благодарность "забитым лошадкам" за то, что не подвели... вовремя среагировали... видать, тоже не лыком шиты, поднаторели на тренировках... "Спаси бог вас, лошадки, что целым иду!" – говорит на прощание герой этой песни. Да, гнать лошадей на таких скоростях, не просматривая обстановки, – очень рискованно, если это не было преднамеренным маневром... Лошади не всегда прощают такое. Тому пример – ниже. "Бег иноходца" – мнение по этому поводу самой лошади.

«Я скачу, но я скачу иначе, –

По камням, по лужам, по росе.

Бег мой назван иноходью – значит:

По-другому, то есть – не как все.

Мне набили раны на спине,

Я дрожу боками у воды.

Я согласен бегать в Табуне –

Но не под седлом и без узды!

Мне сегодня предстоит бороться, –

Скачки! – я сегодня фаворит.

Знаю, ставят все на иноходца, –

Но не я – жокей на мне хрипит!

Он вонзает шпоры в ребра мне,

Зубоскалят первые ряды...

Я согласен бегать в табуне –

Но не под седлом и без узды!

Нет, не будут золотыми горы –

Я последним цель пересеку:

Я ему припомню эти шпоры –

Засбою, отстану на скаку!..

Колокол!

Жокей мой "на коне" –

Он смеется в предвкушенье мзды.

Ох, как я бы бегал в табуне, –

Но не под седлом и без узды!

Что со мной, что делаю, как смею –

Потакаю своему врагу!

Я собою просто не владею –

Я прийти не первым не могу!

Что же делать? Остается мне –

Вышвырнуть жокея моего

И бежать, как будто в табуне, –

Под седлом, в узде, но – без него!

Я пришел, а он в хвосте плетется –

По камням по лужам, по росе...

Я впервые не был иноходцем –

Я стремился выиграть, как все!»

Конечно, лошадь с жокеем конфликтует очень редко, но, видно, такое бывает. Скорее всего тогда, когда седок не по нутру, чужой или без условных привычных навыков в обращении. Лошадь животное – тонкое, особенно то, которое на службе особого предназначения. Взять богатырских коней, так те и вовсе привередливы. Кроме своих кумиров, никого другого и не признают. Об этом еще говорилось в сказке "Конек-горбунок". Ни на кого, хоть убей – работать не станут. Продавай не продавай – толку не будет. Вот строки из этой сказки, – после того, как царь купил у Ивана двух златогривых коней:

"Повели коней в конюшни

Десять конюхов седых,

Все в нашивках золотых,

Все с цветными кушаками

И с сафьянными бичами.

Но дорогой, как на смех,

Кони с ног их сбили всех,

Все уздечки разорвали

И к Ивану прибежали."

А посмотрите, как ведут себя кони у самого Ивана! В чем секрет?

"Тут он крикнул скакунов

И пошел вдоль по столице,

Сам махая рукавицей,

И под песню дурака

Кони пляшут трепака;

А конек его – горбатко –

Так и ломится вприсядку,

К удивленью людям всем."

Да, секрет, видимо, есть. И не будем его афишировать, подводить Ивана. Ведь, в конце-то концов, коль он нагуливает бока на харчах белкового мира, али отлучился по какой-то другой надобности, кони, как мы видим, способны дойти и сами, без жокея. Тому – пример. У Н. Рериха по этому поводу есть картина "Чинтамани". Горный ландшафт, по самому краю бездны спускается одинокая белая лошадь, тропы нет, острые камни и голые скалы, почти некуда поставить копыто; она измотана тяжелой дорогой, всадника почему-то нет, но на спине – седло с необычной поклажей – это камень чинтамани, он светится, на нем горит небесный огонь – это подарок Шамбалы. Вот так-то, совсем без жокея! Правда, у лошадки замученный вид, но ничего, аклимается... А она похожа на конька–горбунка... У того на спине – 2 горба, а у этой – седло без всадника, – по проекции сбоку они подобны. Что-то в этом тоже есть.

Собирался ли Ванька, в сказке про Конька-горбунка, продавать своих коней? Конечно же, нет; хотя ему двух из них, по сюжету, разрешалось "сплавить". Это даже, очень осторожно, предложила, "белая, как зимний снег", кобылица, которая и подарила Ивану трех коней, включая горбунка. И коли Иван не пожелал это сделать, за него постарались родные братья. Своровав коней, они потащили их продавать на базар. Нагнав воров, Ванька примиряется с их решением; поддаваясь рассудительному расчету – получить взамен серебро, не теряя при этом ровным счетом – ничего, соглашается на этот шаг. Как и следовало ожидать, коней покупает – Царь. Все идет по сюжету.

"Вот он въехал в конный ряд.

На колени все тут пали

И "ура" царю кричали.

Царь раскланялся и вмиг

Молодцом с повозки прыг...

Справа, слева к ним заходит,

Словом ласковым зовет,

По спине их тихо бьет,

Треплет шею их крутую,

Гладит гриву золотую,

И, довольно насмотрясь,

Он спросил, оборотясь

К окружавшим: "Эй, ребята!

Чьи такие жеребята?

Кто хозяин?" Тут Иван –

Руки в боки, словно пан,

Из-за братьев выступает

И, надувшись, отвечает:

"Эта пара, царь, моя,

И хозяин – тоже я" –

"Ну, я пару покупаю:

Продаешь ты?" – "Нет, меняю" –

"Что в обмен берешь добра?" –

"Два-пять шапок серебра."

"То есть это будет десять."

Царь тотчас велел отвесить

И, по милости своей,

Дал в прибавок пять рублей.»

Царь-то был великодушный! Сделка состоялась за "шапки с серебром", – точно такая же, как в кинофильме "Кавказская пленница". Только там продавалась невеста, что собственно – одно и то же. А цена одинаковая. Шапки с серебром – равны баранам, ибо речь на торгах ведется за сферы влияния в окружных республиках бывшего Советского Союза. Они, по закону интеллекта, принадлежат владыке Аида, но на них претендует Рай... Вот поэтому Иван уступает своим "сверхрасчетливым, хозяйственным" братьям; хотя эта сделка, и претит его душе, но соглашается пользы ради. Иван хоть и поёт, мастак на части всяких сочинений, но в хозяйстве смыслит мало, не то что его старшие братья. Те не сильны по части искусства, всяких там возвышенных чувств, но больно шибко грамотны, что касается крестьянского хозяйства. Одно другое дополняет... Да и к царю – время подбираться,.. а для этого – мудрость нужна... Там стены – ого-го какие!

В "Комментариях" к этой песне у В. Высоцкого есть дополнения, которые не вошли в общую редакцию. На всякий случай, для большего понимания этого смысла, их стоит привести.

«Но наездник мой всегда на мне –

Стременами лупит мне под дых, –

Я согласен бегать в табуне –

Но не под седлом и без узды!

Если не свободен нож от ножен –

Он опасен меньше, чем игла, –

Вот и я подседлан и стреножен,

Рот мой разрывают удила.

Пляшут, пляшут скакуны на старте,

Друг на друга злобу затая, –

В исступленье, в бешенстве, в азарте –

И роняют пену, как и я.

Мой наездник – у трибун в цене,

Крупный мастер верховой езды.

Ох, как я бы бегал в табуне, –

Но не под седлом и без узды!»

Судя по этим строкам, нельзя упрекнуть наездника в неумении и недостатке опыта. Он даже "крупный мастер верховой езды", но у данной лошади оказалось свое собственное, на этот счет, мнение... И своего нового, не понравившегося жокея она сбрасывает, объявляя протест. А такой бунт, на глазах у многолюдной трибуны, для классного мастера верховой езды – подобен страшному позору. В добавок ко всему, лошадь без наездника, сама по себе, первой приходит к финишу, а известный мастер верховой езды – плетется в самом конце. Такую лошадь можно продавать без всякого на то опасения: и за 20 баранов, и за финский холодильник "Розен лев", и за почетную грамоту, и за... бесплатную путевку в Сибирь... – она все равно не станет служить новому хозяину. Так что чужой лошадью – не всегда можно ходить... Проиграешь.

А вот следующая песенка "Про речку Вачу и попутчицу Валю" посвящается В. Высоцкому. Сам того не зная, – писал о себе, о своей биографии и о судьбе своих песен. Попутчица Валя – перед вами, автор книг "Ключи к тайнам жизни". Повествование начинается незадолго до выхода к рождению на земной план Володи Высоцкого. Поначалу рассказывается о том, как он проводил время после своей жизни, побыв поэтом-песенником Сергеем Есениным. Все в таком же увеселении, в беспечном времяпровождении... Всё так же, как и на земле,.. пока на него не обратили внимания из-за его безупречной репутации отчаянного повесы и неисправимого скандалиста, к тому же с хорошими перспективами. Именно такой человек и был нужен в пару к Робин Гуду. Взвесив всё: за и против – группа прорыва из стратегического научного центра "Веча" заключила с ним контракт о сотрудничестве. Разумеется, в тайне, не афишируя на публике. Начинающий молодой работник Пегаса согласился, но с большим страхом...

Почему? Во-первых, знал, что не дадут больше покуражиться в кабаках, вдоволь подраться и пофилонить – замучают работой. Во-вторых, это же уход в политику и не совсем понятную – идеологию. Но помнил он также и про землю, за которую, по всем законам, следовало рассчитаться. Ведь он никогда не кончал жизнь самоубийством – его убили. И за это стоило отомстить, чтобы впредь – было неповадно. Своими, конечно, методами... с помощью пера.

«Под собою ног не чую –

И качается земля...

Третий месяц я бичую,

Так как списан подчистую

С китобоя-корабля.

Ну а так как я бичую,

Беспартийный, нееврей, –

Я на лестницах ночую,

Где тепло от батарей,

Это жизнь! Живи и грейся –

Хрен вам, пуля и петля!

Пью, бывает, хочь залейся:

Кореша приходят с рейса –

И гуляют "от рубля"!

Рупь – не деньги, рупь – бумажка,

Экономить – тяжкий грех.

Эх, душа моя тельняшка –

В сорок полос, семь – прорех!

Но послал господь удачу –

Заработал свечку он!

Увидав, как горько плачу,

Он сказал: "Валяй на Вачу!

Торопись, пока сезон!"

Что такое эта Вача –

Разузнал я у бича, –

Он на Вачу ехал плача –

Возвращался хохоча.

Вача – это речка с мелью

Во глубине сибирских руд,

Вача – это дом с постелью,

Там стараются артелью, –

Много золота берут!

Как вербованный ишачу –

Не ханыжу, не "торчу"...

Взял билет, – лечу на Вачу,

Прилечу – похохочу!

Нету золота богаче –

Люди знают, им видней!

В общем, так или иначе,

Заработал я на Ваче

Сто семнадцать трудодней.

Подсчитали, отобрали, –

За еду, туда-сюда, –

Но четыре тыщи дали

Под расчет – вот это да!

Рассовал я их в карманы,

Где и рупь не ночевал,

И уехал в жарки страны,

Где кафе да рестораны –

Позабыть, как бичевал.

Выпью – там такая чача! –

За советчика бича:

Я на Вачу ехал плача –

Возвращаюсь хохоча!

Проводник в преддверье пьянки

Извертелся на пупе,

То же и официантки,

А на первом полустанке

Села женщина в купе.

Может, вам она – как кляча,

Мне – так просто в самый раз!

Я на Вачу ехал плача –

Возвращаюсь веселясь!

То да се, да трали-вали, –

Как узнала про рубли...

Слово по слову, у Вали

Сотни по столу шныряли –

С Валей вместе и сошли.

С нею вышла незадача, –

Я и это залечу!

Я на Вачу ехал плача,

Возвращаюсь




оставить комментарий
страница7/20
Дата31.08.2011
Размер1.89 Mb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх