Расшифровка 130 песен В.Высоцкого icon

Расшифровка 130 песен В.Высоцкого


Смотрите также:
Говоря о поэзии Высоцкого, нужно отметить, что это поэзия реалистическая...
Поэтическая система высоцкого...
Цыбульский, Марк. Клуб Высоцкого в Петрозаводске. – 2006г апрель...
Дипломная работа. Тема: "Поэтика создания образов лирического субъекта в поэзии В. С...
Реферат на тему «Лирическая высота В. Высоцкого»...
«Америка глазами любителя поэзии Высоцкого» заявлено сегодня в повестке дня...
Героическое в поэзии В. С. Высоцкого...
Реферат тема: «Творчество Владимира Высоцкого»...
Анатолий Вяткин...
Военные баллады Владимира Высоцкого...
Отворческой эволюции В. С...
Б. А. Макарова Фольклорные мотивы в лирике В. Высоцкого...



Загрузка...
страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20
вернуться в начало
скачать


И я сказал ему: "Чудак!

Устал ведь – отдохни!"

Но он не услышал – он думал, дыша,

Что жить хорошо и жизнь хороша!

А он все бьет – здоровый, черт! –

Я вижу – быть беде.

Ведь бокс не драка – это спорт

Отважных и т.д.

Вот он ударил – раз, два, три –

И... сам лишился сил, –

Мне руку поднял рефери,

Которой я не бил.

Лежал он и думал, что жизнь хороша.

Кому хороша, а кому – ни шиша!»

Загримировавшись под "флюгер", ельцинское правительство стало играть слишком жестко, "чистая культура" лишь отчасти нейтрализовала крайние правые реваншистские силы. При всей симпатии к президенту – его неспособность противостоять напору, заинтересованной имперской братии – очевидна. И удары по своим сыпятся один за другим... – "Вот он прижал меня в углу, вот я едва ушел... Вот апперкот – я на полу, и мне нехорошо!" И главное – этот свой не может ответить тем же, а выживать в этой стране, при жутких, чудовищных условиях становится все труднее. Что только не делается, лишь бы заставить Райскую цивилизацию ввязаться в гражданскую войну. Но маневр не проходит. Битва происходит между силами одного и того же лагеря. А силы Райской стороны активизируются лишь под конец Апокалипсиса. Поэтому всему когда-то, когда нужно, приходит конец: "Вот он ударил – раз, два, три – и ... сам лишился сил, – мне руку поднял рефери, которой я не бил", а это значит, что пришло время кое-кому поменяться местами или отодвинуться восвояси. Любители жесткой игры будут дисквалифицированы за свои жестокие силовые методы борьбы на политическом ринге.

На счет такого жесткого курса повсеместных реформ много говорится и у М. Нострадамуса, есть упоминания также о том, что крутизна мероприятий сильно ударит по прогрессивным силам, у которых не будет ни условий, ни средств для своего продвижения. Жуткие цены, дорогой транспорт, сумасшедшие налоги – удары, удары и еще раз удары... Пора бы уже Главному Арбитру турнира заканчивать игру... Но, видимо, будет все продолжаться до тех пор, пока шансы каждого человека не будут выяснены до конца. И до завершения далековато. Со стороны Райской цивилизации пока всего лишь — разведка пробными "выстрелами", основные силы вступят в игру лишь в конце 97 года. А сейчас делают ставки те, кому по жребию выпало ходить первыми. А от Рая – лишь небольшая группа,.. об этом хорошо сказано в песне "Разведка боем".

«Я стою, стою спиною к строю, –

Только добровольцы – шаг вперед!

Нужно провести разведку боем, –

Для чего – да кто ж там разберет...

Кто со мной? С кем идти?

Так, Борисов... Так, Леонов...

И еще этот тип

Из второго батальона!

Мы ползем, к ромашкам припадая, –

Ну-ка, старшина, не отставай!

Ведь на фронте два передних края:

Наш, а вот он – их передний край.

Кто со мной? С кем идти?

Так, Борисов... Так, Леонов...

Да, еще этот тип

Из второго батальона!

Проволоку грызли без опаски:

Ночь – темно, и не видать ни зги.

В двадцати шагах – чужие каски, –

С той же целью – защитить мозги.

Кто со мной? С кем идти?

Так, Борисов... Так, Леонов...

Ой! Еще этот тип

Из второго батальона.

Скоро будет "Надя с шоколадом" –

В шесть они подавят нас огнем, –

Хорошо, нам этого и надо

С богом, потихонечку начнем!

С кем обратно идти?

Так, Борисов... Где Леонов?!

Эй ты, жив? Эй ты, тип

Из второго батальона!

Пулю для себя не оставляю,

Дзот накрыт и рассекречен дот...

А этот тип, которого не знаю,

Очень хорошо себя ведет.

С кем в другой раз идти?

Где Борисов? Где Леонов?..

Правда, жив этот тип

Из второго батальона. ...

Я стою спокойно перед строем

В этот раз стою к нему лицом, –

Кажется, чего-то удостоен,

Награжден и назван молодцом.

С кем в другой раз ползти?

Где Борисов? Где Леонов?

И парнишка затих.

Из второго батальона…»

В песне говорится о четырех участниках, но подразумевать следует четыре небольшие группы с малым количеством людей. "Борисов" — ельцинская команда. "Леонов" — вторая команда, где главный командир идет под кодом зодиака по месяцу рождения — "льва" (ибо "леон" – лев). "Леонов" погибает, а точнее – выходит из игры первым. Это группа политических лидеров, – в первую очередь попавшая в поле зрения и, подвергнувшаяся замене по модели X. Она и предназначалась на "съедение Минотавру". Вторым выходит из строя "Борисов" – забвение, гипнотическая клетка, анемия, сердечные болезни и т.д. "Парнишка из второго батальона" – звучит не совсем серьезно, но он оказывается наиболее живуч, и даже не погибает, а лишь затихает перед основными событиями – о нем чуть позднее, в песне "Случай на шахте".

«Ночь – темно, и не видать ни зги», – смутное время, не понять – где свой, где чужой. Все ненадежно, "в двадцати шагах – чужие каски, – с той же целью – защитить мозги", т.е. свой взгляд на систему власти. "Скоро будет "Надя с шоколадом" — шоковый сюрприз. На фронте во время Отечественной войны так назывался немецкий реактивный миномет, однако, в данной песне афоризм употреблен в другом значении и по другому адресу.

"Дзот накрыт и рассекречен дот"... – что и требовалось по заданию. "Пулю для себя не оставляю" – все верно, ведь командный пункт находится в Раю, при всем желании – не достанешь. В первоначальном варианте между строфами 10 и 11 располагалась строфа:

«На КП, наверное, – в восторге,

Но фуражки сняли из-за нас, –

Правильно: считай, что двое в морге,

Двое остаются про запас».

И совсем непонятно – почему они изъяты из опубликованного содержания. Очень часто в песни не вошли куплеты, дополняющие смысл и текст, правда, они приводятся в комментариях, – и это уже неплохо. А почему затих "парнишка из второго батальона, – нам скажет песня "Случай на шахте".

«Сидели пили вразнобой

"Мадеру", "старку", "зверобой" –

И вдруг нас всех зовут в забой, до одного:

У нас – стахановец, гагановец,

Загладовец, – и надо ведь,

Чтоб завалило именно его.

Он – в прошлом младший офицер,

Его нам ставили в пример,

Он был как юный пионер – всегда готов, –

И вот он прямо с корабля

Пришел стране давать угля, –

А вот сегодня – наломал, как видно, дров.

Спустились в штрек, и бывший зэк –

Большого риска человек –

Сказал: "Беда для нас для всех, для всех одна:

Вот раскопаем – он опять

Начнет три нормы выполнять,

Начнет стране угля давать – и нам хана.

Так что, вы, братцы, – не стараться,

А поработаем с прохладцей –

Один за всех и все за одного"

...Служил он в Таллинне при Сталине –

Теперь лежит заваленный, –

Нам жаль по-человечески его...»

Сюжет таков: в шахте завалило "младшего морского офицера" – и брошен клич: помочь расчистить завал, т.е. "устранить заграждение", умышленно подстроенное противоборствующей стороной. Работа в шахте намекает на некоторую просветительную деятельность по линии подземной цивилизации, ведь добывался уголь – источник света, тепла и жизни. Да и младший офицер по песне выглядит неплохо: отзывчив, не пьяница, к тому же – "прямо с корабля пришел стране давать угля"...

"Сидели пили вразнобой "мадеру, "старку", "зверобой" – о ком это? К кому обратились за помощью оказать услугу и содействие? Кто же они такие, позавидовавшие человеку в тяжелых, связанному по рукам и ногам, обстоятельствах? А ведь среди них все заслуженные, наградные, уважаемые на земле люди... Ясно также, – что не с одного коллектива, поскольку "пили вразнобой", кто – что. Так вот, просьба оказать помощь поступила из Райской цивилизации – ко всем остальным регионам тонкого плана, имеющих свои группы людей на земном уровне в этой части света. И вот такая последовала реакция. Борьба за первое место в объявленном марафоне всем затмила глаза, не понимая, что за "руку помощи" тоже засчитываются очки.

"... Служил он в Таллинне при Сталине" – дан реквизит прописки и ориентир направленной деятельности. "...при Сталине" – т.е. с "работой" – на Сталина. Но Сталину, по всей видимости, такое усердие пришлось не по душе, в результате – ограждение со всех сторон... Удивляются передовики с недовольством и завистью – "...и надо ведь, чтоб завалило именно его". Интересно, как же это так получилось, что их деятельность в этом же направлении Сталин проигнорировал, а забеспокоился о каком-то офицере, работа которого на благо человечества показалась Сталину более опасной, нежели их.

И даже "бывший зэк – большого риска человек" – не устоял перед завистью. А ему-то, право, грешно. Отсидев в сталинских лагерях, люди делаются умнее. Но, видимо, не все...

Меня часто просили дать пояснение к "Песне о вещей Кассандре", не знаю – почему она так будоражит некоторые умы? Возможно, кто-то пытается отождествить ее со мной, но это не совсем так. А вот метод "Кассандра", действительно, был взят на вооружение,.. в стратегических центрах Райской цивилизации очень много людей – выходцев из Греции...

«Долго Троя в положении осадном

Оставалась неприступною твердыней,

Но троянцы не поверили Кассандре, –

Троя, может быть стояла б и поныне.

Без умолку безумная девица

Кричала: "Ясно вижу Трою павшей в прах!"

Но ясновидцев – впрочем, как и очевидцев –

Во все века сжигали люди на кострах.

И в ночь, когда из чрева лошади на Трою

Спустилась смерть, как и положено, крылата,

Над избиваемой безумною толпою

Кто-то крикнул: "Это ведьма виновата!"

И в эту ночь, и в эту смерть, и в эту смуту,

Когда сбылись все предсказания на славу,

Толпа нашла бы подходящую минуту,

Чтоб учинить свою привычную расправу.

Конец простой – хоть не обычный, но досадный:

Какой-то грек нашел Кассандрину обитель, –

И начал пользоваться ей не как Кассандрой,

А как простой и ненасытный победитель».

Через песню подсказывается аналогия с маневрами похожего типа. Люди увлекаются пророчествами, и таковые были заготовлены давным-давно, даже Библия предназначалась для этих целей. Все заготовки рассчитывались на период Апокалипсиса, как на завершающий кульминационный период. Ведь борьба идет за каждого человека. Рай хочет взять, Ад не желает отдавать. Да что там Ад, промежуточные регионы и те не желают терять своих людей. И всегда стоит проблема, как заинтересовать человека, чтобы он проглотил нужную информацию? Ведь подавляющая часть населения ничего не хочет знать, и ей невдомек, что с мозгов каждого человека считывается информация, которая потом в суммарном итоге вершит судьбами страны. Вот и приходится пользоваться обходными маневрами, интригующими пророчествами с весьма полезным наполнителем.

Поэтому и применяется метод "Кассандра". Не всё, а вот "что будет" – интересовало всех без исключения. Как уже писалось, под Троей выступают три нижних пояса Аида, и положение дел к концу означенного времени – аналогично событиям Троянской войны. "Кассандра " – имя говорит само за себя. Во-первых, оно намекает на полумесяц (коса, серп, подкова – реквизиты Лунных), во-вторых, – на знак Рыбы. "Кассандра" – от касатки. Известно, что дельфины, касатки, киты считаются самыми умными животными на земном шаре. Не было случая, чтобы касатка напала на человека, если это не угрожало ее жизни. Чего не скажешь даже о самых умных животных на земле, будучи в диком состоянии. А группа Лунных – всегда была связана с Нептуном, Мором, Морозом, водой, морем и рыбами. Кассандра – пророк, а настоящие пророки – от Лунных.

"... какой-то грек нашел Кассандрину обитель" – т.е. взял на подмогу пророка, его метод несения информации. "...и начал пользоваться ей не как Кассандрой, а как простой и ненасытной победитель", – дается понять, что речь идет не о любовных утехах, а о стратегическом приеме полководца, не знающего поражений. "Ненасытный победитель" – может, не совсем удачная формулировка, но это – о Георгии Победоносце. В шифрах допускаются любые сравнения, лишь бы они отвечали замыслу содержания.

"И в ночь, когда из чрева лошади на Трою спустилась смерть, как и положено, крылата...", – это всего-навсего – "ход конем по голове" – из песни "Шахматная игра''. Бог Нептун для своих целей использует не только "рыб", но и "коней", а в данном случае – "конь" крылат, сродни Пегасу. Да и пророки ходят не только под знаком "рыб", но и под знаком "лошадей". Такой смерти бояться не стоит, ибо это война на идеологическом поприще. И цель у нее благородная: вытащить из чрева Ада всех нуждающихся в солнечном свете, которым заморочили мозги, уведя их совсем не в ту сторону, лидеры Аида. А пророков-ясновидцев, впрочем, как и очевидцев (свидетелей) – никогда не жаловали. А два пророка по Библии, в последнем времени, идут еще и как "свидетели". "И дам двух свидетелей Своих"… – говорит Бог. Тема продолжается в песне "Марш шахтеров".

«Не космос – метры грунта надо мной,

И в шахте не до праздничных процессий, –

Но мы владеем тоже внеземной

И самою земною из профессий!

Любой из нас – ну чем не чародей?!

Из преисподней наверх уголь мечем.

Мы топливо отнимем у чертей

Свои котлы топить им будет нечем!

Взорвано, уложено, сколото

Черное надежное золото.

Да, сами мы – как дьяволы – в пыли,

Зато наш поезд не уйдет порожний

Терзаем чрево матушки-Земли

Но на земле теплее и надежней.

Вот вагонетки, душу веселя,

Проносятся как в фильме о погонях,

И шуточку "Даешь стране угля!"

Мы чувствуем на собственных ладонях.

Воронками изрытые поля

Не позабудь – и оглянись во гневе,

Но нас, благословенная Земля,

Прости за то, что роемся во чреве.

Не бойся заблудиться в темноте

И захлебнуться пылью – не один ты!

Вперед и вниз! Мы будем на щите

Мы сами рыли эти лабиринты!

Взорвано, уложено, сколото Черное надежное золото».

Песенка писалась с двойным замыслом. Она не столько о шахтерах, сколько о тех людях, которые приставлены для идеологической работы с преисподней. Это им предстоит отнять "топливо у чертей", это они похожи на "чародеев" и "магов". Черные от копоти, пыли и грязи, а она всегда в избытке валится на головы всех первопроходцев, они часто наделяются нелестными эпитетами, но дело стоит свеч. "Черное надежное золото" – народ из преисподни – перспективный и надежный, тот, ради кого стоит "давать стране угля". Добыча – с благородной целью и миссией. И нас, "благословенная Земля, прости за то, что роемся во чреве". "Воронками изрытые поля", – наверное, вороными конями... В первоначальном варианте песня имела еще два содержательных куплета. Вот они.

«Да, мы бывали с углем в барыше,

Но роем глубже: голод ненасытен,

Порой копаться в собственной душе

Не успеваем, роясь в антраците.

Вгрызаясь в глубь веков хоть на виток –

То взрыв, то лязг, – такое безгитарье!

Вот череп вскрыл отбойный молоток,

Задев кору большого полушарья».

"...в глубь веков хоть на виток"... – намек на отсталое мышление населения Аида, которое ожесточается с глубиной земли. "Вот череп вскрыл отбойный молоток, задев кору большого полушарья", – задеты управленческие центры Аида, вскрыты и обнародованы их лидеры, цели и устремления. "Большое полушарье" – Антимир. С большим юмором раскрывается закулисная игра в "коммунизм" в песне "Переворот в мозгах из края в край". Смотрите, что происходит там, в чертогах "большого полушарья".

«Переворот в мозгах из края в край,

В пространстве – масса трещин и смещений:

В Аду решили черти строить рай

Для собственных грядущих поколений.

Известный черт с фамилией Черток –

Агент из Рая – ночью, внеурочно

Отстукал в Рай: в Аду черт знает что, –

Что точно – он, Черток, не знает точно.

Еще ввернул тревожную строку

Для шефа всех лазутчиков Амура:

"Я в ужасе, – сам Дьявол начеку,

И крайне ненадежна агентура."

Тем временем в Аду сам Вельзевул

Потребовал военного парада, –

Влез на трибуну, плакал и загнул:

"Рай, только рай – спасение для Ада!"

Рыдали черти и кричали: "Да!

Мы рай в родной построим Преисподней!

Даешь производительность труда!

Пять грешников на нос уже сегодня!"

"Ну что ж, вперед! А я вас поведу! –

Закончил Дьявол. – С Богом! Побежали!"

И задрожали грешники в Аду,

И ангелы в Раю затрепетали.

И ангелы толпой пошли к Нему –

К тому, который видит все и знает,

И он сказал: "Мне наплевать на тьму!" –

И заявил, что многих расстреляет.

Что Дьявол – провокатор и кретин,

Его возня и крики – все не ново, –

Что ангелы – ублюдки как один,

И что Черток давно перевербован.

"Не Рай кругом, а подлинный бедлам, –

Спущусь на землю – там хоть уважают!

Уйду от вас к людям ко всем чертям –

Пущай меня вторично распинают!.."

И он спустился. Кто он? Где живет?

Но как-то раз узрели прихожане –

На паперти у церкви нищий пьет.

"Я бог, – кричит, – даешь на пропитанье!"

Конец печален (плачьте, стар и млад, –

Что перед этим всем сожженье Трои!):

Давно уже в Раю не рай, а ад, –

Но рай чертей в Аду зато построен!»

Песня имеет более скрытый смысл, чем все остальные. Рай, который собираются строить в Аду черти – коммунизм. Шифр не искажает подобия, ибо это так и есть, в Раю – строй коммунистический. И пробы делаются большие. Какие-то реформы проводятся и в Аиде, но в большей степени – отрабатываются здесь у нас, на земле, в России – в порядке экспериментального начала, чтобы потом для себя отобрать наиболее приемлемые шедевры "культурной революции". А вообще-то смещение "из края в край" приобрело широкий размах: Рай и Ад, как никогда, стали интересоваться друг другом – и всему виной безудержное любопытство... Верхних до одури потянуло вниз, а нижние почему-то стали своровывать идеи верхних... Диффузия Природы?

"Известный черт с фамилией Черток – агент из Рая"... – не стоит делать секрета, раз все рассекречивается, – да, такие есть. Все как на земном плане, там точно также: и разведчики, и шпионы, и агенты... А вы думали по-другому? В такой-то глобальной войне миров – разве можно обойтись без проверенного подручного батальона разведки и хорошо налаженной агентурной связи? А то, что агентом работает черт – что тут такого? Под одним Богом – все... Не придирайтесь к происхождению...

"Дьявол Вельзевул" – кто он? Наверное, Сталин в союзе с Сатаной – оба из копытных. "... потребовал военного парада" – потребовал привлечения всех имеющихся в распоряжении сил, а также участия масс. "Пять грешников на нос уже сегодня", – процент деградации. "Ну что ж; вперед! А я вас поведу!" — призывный лозунг Сталина... "Крохей" получился, в самом деле, потрясающий, тому свидетель – история...

Начиная с седьмого куплета, действие рассказа переносится в Рай. Все также повествуется с юмором, но есть и примесь ничего незначащей, отвлекающей бутафории, которая применена лишь для красного словца и во внимание брать таковое не стоит, а именно, слова Христа, что "ангелы — ублюдки как один". Давался намек на совсем другую ситуацию: когда ангелы, в случае стратегических маневров противника, на земном плане подвергаются замене по модели X, вот тогда они в самом деле – ублюдки. Но напрямую об этом в песне не скажешь и выразить крайне затруднительно. Но после трех подмен видных политических деятелей Рая (после 1922-го, 1953-го, 1991-го годов), в самом деле, получался подлинный бедлам.


Обеспокоенный таким положением дел, Христ, желая всё это прекратить, предпринимает ответный маневр. Идет сам "... ко всем чертям – пущай меня вторично распинают!.." – разумеется, по модели X...

"... на паперти у церкви нищий пьет. "Я Бог, – кричит, – даешь на пропитанье!" – даются намеки на некоторые особенности жизни Христа в этом воплощении, а именно – на его некоторую приверженность к церкви. "...пущай меня вторично распинают!" – дается согласие на подмену по модели X, на плен – к Минотавру. "Что перед этим всем сожженье Трои!" – восклицает автор и абсолютно прав. В самом деле: часть Рая перемещается в апартаменты Оловянного замка Аида, а на его место, в белковые тела воплощаются вожди противоборствующего стана... Плачьте, стар и млад – "...давно уже в Раю не рай, а ад, – но рай чертей в Аду зато построен!" Увы... кое-что меняется местами... "Переворот в мозгах из края в край", – лучше не скажешь...

Не зная обстоятельств дела, шифр с этой песни не так просто снять, но при наводящем материале – понимается без проблем. Да, между Раем и Адом завязываются довольно "близкие" отношения, и иногда это дает обнадеживающие результаты, с перспективой на будущее,.. иногда самые неожиданные контакты могут быть обращены с пользой для общего блага. Надо отдать должное, что власти Аида очень любознательны и не брезгуют никакими сообщениями деликатного свойства. Рай это учитывает и иногда, в рамках дозволенного, делится "секретной" информацией с явным преднамеренным умыслом. Принимается также и любая попытка завязать отношения, не отвергается и помощь... Ни от кого – будь то черт или дьявол. По мифологии боги Олимпа и выигрывают войну с титанами Аида только потому, что им начинают помогать сторукие – стражи Аида, другими словами – охранители порядка. Контролирующая служба Аида в подавляющем своем составе, под конец времени, принимает сторону Рая. Они не всегда разделяли мнение своих владык. Тому пример – песня "Про черта".

«У меня запой от одиночества —

По ночам я слышу голоса...

Слышу – вдруг зовут меня по отчеству, –

Глянул – черт, – вот это чудеса!

Черт мне корчил рожи и моргал, –

А я ему тихонечко сказал:

"Я, брат, коньяком напился вот уж как!

Ну, а ты, наверно, пьешь денатурат...

Слушай, черт–чертяка–чертик–чертушка,

Сядь со мной – я очень буду рад...

Да неужто, черт возьми, ты трус?!

Слезь с плеча, а то перекрещусь!"

Черт сказал, что он знаком с Борисовым –

Это наш запойный управдом, –

Черт за обе щеки хлеб уписывал,

Брезговать не стал и коньяком.

Кончился коньяк – не пропадем, –

Съездим к трем вокзалам и возьмем.

Я уснул, к вокзалам черт мой съездил сам...

Просыпаюсь – снова черт, – боюсь:

Или он по новой мне пригрезился,

Или это я ему кажусь.

Черт ругнулся матом, а потом

Целоваться лез, вилял хвостом.

Насмеялся я над ним до коликов

И спросил: "Как там у вас в Аду

Отношенье к нашим алкоголикам –

Говорят, их жарят на спирту?!"

Черт опять ругнулся и сказал:

"И там не тот товарищ правит бал!"

... Все кончилось, светлее стало в комнате, –

Черта я хотел опохмелять,

Но растворился черт как будто в омуте...

Я вес жду – когда придет опять...

Я не то чтоб чокнутый какой,

Но лучше – с чертом, чем с самим собой».

Вот так вербуются агенты и налаживаются агентурные связи. "Известный черт по имени Черток" – не единственный агент Рая. Желающих сотрудничать много. Не всех, правда, берут. Это не земная история; выпивка, диалог и знакомство с чертом происходят в мире тонкого плана. Сама пьянка лишь обрамление для передачи информации, – чисто интригующий, развлекательный и отвлекающий прием. По песне видно, что черт сам напрашивается на сотрудничество – "Черт мне корчил рожи и моргал, – а я ему тихонечко сказал..." и т.д.

"... ты, наверно, пьешь денатурат"... — автор имел в виду мышление со сдвигом; неестественный, эгоцентричный образ мыслей, но вопреки всему, черт охотно, с большим аппетитом набросился и на хлеб, и на коньяк, чем вызвал большое расположение со стороны героя песни. Под хлебом насущным часто кодируется философская наука с примесью истинной идеологии. Спиртные напитки, в частности, "коньяк", фигурируют по большей части как зазывное, привлекательное питье с интригующим содержанием. Съесть и выпить такое – значит приобщиться, а если все это усваивается – куда лучше. Тем более "коньяк" – от слова "конь". Значит, есть друг, помощник, на которого можно опереться и возложить кое-что для перевозки, передачи, транспортировки. Поэтому и звучат слова автора: "Слушай, черт–чертяка–чертик–чертушка, сядь со мной – я очень буду рад... да неужели, черт возьми, ты трус?!"

"Черт сказал, что он знаком с Борисовым", – т.е. в курсе ельцинских дел, либо вхож в группу слежения за его командой. "Это наш запойный управдом", – намек на президентский пост (по шифру – управляющий домами, т.е. страной). Слово "запойный" употреблено для красного словца."... съездим к трем вокзалам и возьмем", – т.е. к Казанскому, Ленинградскому и Северному (Ярославскому) – намек на таинственный треугольник... Черту подбрасывается информация... "Я уснул, к вокзалам черт мой съездил сам..." – все зацепилось и поехало в нужном направлении...

Выясняется, что в стане среди чертей зреет недовольство своими властями, так насчет своей обители он разряжается матом, выплескивая: "И там не тот товарищ правит бал!" Так что иногда бывает не худо среди противоборствующего стана иметь свою руку и своих людей – "лучше – с чертом, чем с самим собой".

А если бы мы имели возможность на земном плане видеть себя со всех точек зрения, то были бы потрясены весьма основательно. У многих из нас оказались бы хвосты, рога, копыта, ушки на макушке, нос пятачком и т.д.; в крайнем случае, обнаружилось бы далекое происхождение от людей, имеющих внешние признаки животного происхождения. Поэтому нос задирать никому не следует. К тому же демократические взгляды сейчас прививаются и в Аду. Поначалу там тоже на инородцев смотрели с чувством превосходства, пренебрежением, но сейчас все меняется в лучшую сторону. Тому доказательство – "Песенка ни про что, или что случилось в Африке".

«В желтой жаркой Африке,

В центральной ее части,

Как-то вдруг вне графика

Случилося несчастье, –

Слон сказал, не разобрав:

"Видно, быть потопу!.."

В общем, так: один Жираф

Влюбился — в Антилопу!

Поднялся галдеж и лай –

Только старый Попугай

Громко крикнул из ветвей:

"Жираф большой — ему видней!"

"Что же что рога у ней, –

Кричал Жираф любовно, –

Нынче в нашей фауне

Равны все поголовно!

Если вся моя родня

Будет ей не рада

Не пеняйте на меня, –

Я уйду из стада!"

Папе Антилопьему

Зачем такого сына:

Все равно – что в лоб ему,

Что по лбу – все едино!

И Жирафов зять брюзжит:

"Видали остолопа?!"

И ушли к Бизонам жить

С жирафом Антилопа.

В желтой жаркой Африке

Не выдать идиллий –

Льют Жираф и Жирафихой

Слезы крокодильи, –

Только горю не помочь –

Нет теперь закона:

У Жирафов вышла дочь

Замуж – за Бизона!

... Пусть Жираф был неправ, –

Но виновен не Жираф,

А тот, кто крикнул из ветвей:

"Жираф большой – ему видней!"»

"Желтая жаркая Африка" – регионы Подземной цивилизации. По ориентирующей магнитной системе гравитационного поля центр Земли считается южным полюсом, верхняя крона Атмосферы – северным. Расплавленное ядро Земли отождествляется со вторым солнцем, а экватория между ядром и населенными поясами – с нижним небом Аида. Для передачи информации о происхождении населения разыгрывается небольшой сюжет, повествующий о нравах и обычаях этого общества. Поется легко, весело, с напускным юмором. Между членами общества бытуют разногласия из-за происхождения, однако, это уходит в прошлое; с инородцами стали заключаться браки, вопреки норм сложившихся традиций. "Жираф" – человек, имеющий происхождение из этого вида животных, "Антилопа" – женщина из такого же вида фауны.

Вот только "Попугай" фигурирует в другом амплуа. Это образ шаблонного стереотипного мышления, очень стойкого, без шансов на выпрямление – и потому именно он остается в дураках, являясь причиной всех разногласий.

Но у В. Высоцкого есть песня и о другом происхождении человека – методом почкования. Очень удачный термин, на редкость правильный. Дело в том, что население Промежуточного мира (с Ноева Ковчега), действительно, происходит из первородного потомства, которое зарождается подобным образом. Об этом давались пояснения в первых частях моей книги, и песня "В далеком созвездии Тау Кита" — тому подтверждение. Однако, космические перелеты лишь занимательное обрамление для затравки слушателя, речь – о нашей Земле, о ее разных уровнях жизни, а они многоплановы как по горизонтали, так и по вертикали. Молодая отрасль Промежуточного мира располагается вблизи границы уровня Биосферы, в то время, как успешно эволюционирующее население, более древнее и более способное, все больше и больше жмется к границе уровня Квантового мира, к тому же еще и поднимается по вертикали иерархической лестницы. Регионов великое множество, и все они шифруются как какие-то созвездия или планеты. "Таукитайская братия" – население нижнего Лама, а возможно и верхнего Мафа. Это молодое население, консистенция их тонких тел более слабая, рост небольшой, напоминают дошкольников.

«В далеком созвездии Тау Кита

Все стало для нас непонятно, –

Сигнал посылаем: "Вы что это там?" –

А нас посылают обратно.

На Тау Ките живут в тесноте –

Живут, между прочим, по-разному –

Товарищи наши по разуму.

Вот, двигаясь по световому лучу

Без помощи, но при посредстве,

Я к Тау Кита этой самой лечу,

Чтоб с ней разобраться на месте.

На Тау Кита чегой-то не так –

Там таукитайская братия

Свихнулась, – по нашим понятиям.

Покамест я в анабиозе лежу,

Те таукитяне буянят, –

Все реже я с ними на связь выхожу:

Уж очень они хулиганят.

У таукитов в алфавите слов –

Немного, и строй – буржуазный,

И юмор у них безобразный.

Корабль посадил я как собственный зад,

Слегка покривив отражатель.

Я крикнул по-таукитянски: "Виват!" –

Что значит по нашему – "Здрасьте!"

У таукитян вся внешность – обман, –

Тут с ними нельзя состязаться:

То явятся, то растворятся...

Мне таукитянин – как вам папуас, –

Мне вкратце о них намекнули.

Я крикнул: "Галактике стыдно за вас!" –

В ответ они чем-то мигнули.

На Тау Ките условья не те:

Тут нет атмосферы, тут душно, –

Но таукитяне радушны.

В запале я крикнул им: мать вашу, мол!..

Но кибернетический гид мой

Настолько буквально меня перевел,

Что мне за себя стало стыдно.

Но таукиты – такие скоты –

Наверно, успели набраться:

То явятся, то растворятся...

"Вы, братья по полу, – кричу, – мужики!

Ну что..." – тут мой голос сорвался, –

Я таукитянку схватил за грудки: "

А ну, – говорю, – признавайся!.."

Она мне: "Уйди! – мол, мы впереди –

Не хочем с мужчинами знаться, –

А будем теперь почковаться!

Не помню, как поднял я свой звездолет, –

Лечу в настроенье питейном:

Земля ведь ушла лет на триста вперед

По гнусной теорьи Эйнштейна!

Что, если и там, как на Тау Кита,

Ужасно повысилось знанье,

Что, если и там – почкованье?!»

Надо сказать, что "таукитяне" могут быть молодой отраслью, как от населения Квантового мира, так и от более старшего населения промежуточного мира. В регионах Рая родителям (а точнее старшим собратьям по белковому телу) разрешается посещать свою отрасль, учить их уму-разуму. Что не всегда получается. Над ними берется опека, их воспитывают,.. всё так же как и в наших семьях. И также – трудно. Ума не хватает, а гонора многовато, "...сигнал посылаем: "Вы что это там?" – а нас посылают обратно".

Молодая отрасль, в основном, выдается к рождению в Китай и родственные ему народы, где большая скученность и плотность населения; в регионах тонкого плана, где они обитают – также высокая плотность, притом она им нравится. Их лозунги "повысить рождаемость", видимо, всех всерьез взволновали, и старшие братья, судя по этой песне, решили образумить горячие головы своих чад. Это и пытается сделать герой этой песни. "Покамест я в анабиозе лежу, – т.е находится в Биосфере на земном плане, — те таукитяне буянят, — всё реже я с ними на связь выхожу: уж очень они хулиганят". Речь идет об отрасли автора повествования. Хулиганят его собственные меньшие братья. "Корабль посадил я как собственный зад, слегка покривив отражатель", – никакого, конечно, корабля нет; просто прилетел на свидание,.. вот только мебель не выдержала нагрузок мощного тела – сиденья-то таукитянские. "У таукитов в алфавите слов – немного", – все верно, сознание неразвито, на уровне детей младшего школьного возраста. Когда они выдаются к рождению на земной план, то большую часть коллективного разума занимают эоны, а если без них – труба дело...

"У таукитян вся внешность – обман, – тут с ними нельзя состязаться: то явятся, то растворятся..." – это говорит о том, что между данным родителем и отраслью большая дистанция в эволюции, их уровни бытия – на отдаленных планах тонкого мира. Герой песни плохо видит свою отрасль, при волнении и возбуждении те как бы пропадают из поля зрения. Об этом же говорят и строки: "На Тау Ките условья не те: тут нет атмосферы, тут душно"... Совсем другой уровень материи.

"Вы, браться по полу, – кричу, – мужики! Ну что..." – тут мой голос сорвался..." – гость На Тау Ките признается в родстве, его голос срывается от волнения. «Братья по полу» – кто-нибудь задумывался над этой фразой? А точнее – трудно сказать. Первородный от мужчины – мужчина, от женщины – женщина. Вероятно, герою песни удалось донести до таукитян их происхождение по методу "почкования", неспроста бросается такая фраза: "... не хочем с мужчинами знаться, – а будем теперь почковаться"! Конечно же, об амурных делах с таким населением не может быть и речи, но для сюжета и для красного словца вводятся интригующие детали.

В последнем куплете песни звучит надежда, что среди землян повысится знание, и люди будущего переосмыслят свое происхождение; правда, доводится это как бы удручающим тоном, на сатирической волне. В самом деле, есть над чем посмеяться... Автор песни переборщил, для такой разгадки отвел целых триста лет. Не много ли... Хотя, возможно, они уже и прошли.

Много есть песен, где авторы чуть-чуть не дотянули в мастерстве передачи шифрованной информации, есть песни, где следует обратить внимание лишь на одну или две строки, все остальное – бутафория. Приемы использовались разные, затрагивались даже самые чувствительные места исследователя, ударение делалось большое – только бы привлечь внимание к секрету шифра. А имена? Им придается, как всегда, большое значение. Песня – "Нам вчера прислали,.."

«Нам вчера прислали

Из рук плохую весть:

Нам вчера сказали,

Что Алеха вышел весь.

Как же так! Он Наде

Говорил, что – пофартит,

Что сыграет свадьбу –

На неделю загудит...

Не видать девахе

Этот свадебный гудеж,

Потому что – в драке

Налетел на чей-то нож,

Потому что – плохо,

Хоть не в первый раз уже

Получал Алеха

Дырки новые в душе.

Для того ль он душу,

Как рубаху, залатал,

Чтоб его убила

В пьяной драке сволота!

Если б все в порядке –

Мы б на свадьбу нынче шли, –

Но с ножом в лопатке

Поутру его нашли.

Что ж, поубивается

Девчонка, поревет,

Что ж, посомневается –

И слезы обогрет, –

А потом без вздоха

Отопрет любому дверь...

Ничего, Алеха, –

Все равно теперь!

Мы его схороним очень скромно –

Что рыдать!

Некому о нем и похоронную послать,

Потому – никто не знает,

Где у Лехи дом, –

Вот такая смерть шальная

Всех нас ждет потом.

Что ж, поубивается

Девчонка, поревет,

Чуть посомневается –

И слезы оботрет,

А потом без вздоха

Отопрет любому дверь, –

Бог простит, а Леха...

Все равно ему теперь...»

Леха, Алеша, Алексей – не суждено было дойти до конца? Налетел на нож? Вместо тебя теперь другой? А почему фигурирует Надя? Не по имени ли твоей жены в предыдущем воплощении? Любовный роман, скорее всего, большой роли не играет, это материал для упаковки более ценной информации. Возможно жена, теперешняя и земная, не заметит подмены своего мужа, вот если только ее душа моментами засомневается... мол, муж не тот... как будто подменили...

"... нам вчера сказали, что Алеха вышел весь", – в данном случае имеет место подмена по модели X. "... вот такая смерть шальная всех нас ждет потом", – речь идет как бы от группы людей, предназначенных для операции "Минотавр". "Некому о нем и похоронную послать, потому – никто не знает, где у Лехи дом"... – в самом деле, – куда и кому пошлешь при замене по модели X,.. если об уходе не догадывается никто, даже из самых близких в семье.

"... мы б на свадьбу нынче шли, – но с ножом в лопатке поутру его нашли", – под свадьбой шифруется пир на весь мир – в честь открытия новой эпохи.

"Нам вчера прислали из рук плохую весть", – информация из стратегического центра для "Сергиевой Рады" о предстоящих перестановках по модели X. "Алексей" – главный козырь команды, а в прошлом – вождь мирового пролетариата В. Ленин (позднее Алексей Казанник). Это о нем были строки в песне "Очи черные" – "... из колоды моей утащили туза, да такого туза, без которого – смерть!" Но удовлетворена ли будет Вселенная такими жертвами?

Давайте теперь обратим взор на телепатический канал связи и посмотрим на работу у телепередатчика, каково там работать и как себя чувствуют авторы от первых рук? Под силу ли это каждому? И легкий ли это хлеб? На эту тему есть песня – "Певец у микрофона". В качестве певца фигурирует первый автор – автор замысла. Это работник "Сергиевой Рады", его задача передать и скорректировать информацию. Под "микрофоном" шифруются приемные мозги земного автора: переносчика, переправщика. Его завершающее приемное устройство должно быть под стать первому автору. Лады и тональность – условие совместимости... Итак, в паре работают два сознания... Речь – от автора с "Радуги".

«Я весь в свету, доступен всем глазам,

Я приступил к обычной процедуре:

Я к микрофону встал как к образам...

Нет-нет, сегодня точно – к амбразуре.

И микрофону я не по нутру –

Да, голос мой любому опостылит, –

Уверен, если где-то я совру –

Он ложь мою безжалостно усилит.

Бьют лучи от рампы мне под ребра,

Светят фонари в лицо недобро,

И слепят с боков прожектора,

И – жара!.. Жара!.. Жара!..

Сегодня я особенно хриплю,

Но изменить тональность не рискую, –

Ведь если я душою покривлю –

Он ни за что не выпрямит кривую.

Он, бестия, потоньше острия –

Слух безотказен, слышит фальшь, до йоты, –

Ему плевать, что не в ударе я, –

Но пусть я верно выпеваю ноты!

На шее гибкой этот микрофон

Своей змеиной головою вертит:

Лишь только замолчу – ужалит он, –

Я должен петь – до одури, до смерти.

Не шевелись, не двигайся, не смей!

Я видел жало – ты змея, я знаю!

И я – как будто заклинатель змей:

Я не пою – я кобру заклинаю!

Прожорлив он, и с жадностью птенца

Он изо рта выхватывает звуки,

Он в лоб мне влепит девять грамм свинца, –

Рук не поднять – гитара вяжет руки!

Опять не будет этому конца!

Что есть мой микрофон – кто мне ответит?

Теперь он как лампада у лица,

Но я не свят, и микрофон не светит.

Мелодии мои попроще гамм,

Но лишь сбиваюсь с искреннего тона –

Мне сразу больно хлещет по щекам

Недвижимая тень от микрофона».

Вот так чувствует себя на работе первый автор, – автор замысла с телепатического моста связи. Работа с большой коллективной ответственностью: "... я к микрофону встал как к образам, нет-нет, сегодня точно – к амбразуре... уверен, если где-то я совру – он ложь мою безжалостно усилит." Да, в момент творчества бразды правления отпускать нельзя. Второй автор в это время может понести околесицу, и уже не захочет переделать написанное: "... ведь если я душою покривлю – он ни за что не выпрямит кривую".

"Он, бестия, потоньше острия – слух безотказен"... – еще бы, ведь передача строго направлена на активные мыслящие центры второго сознания. И ему, действительно, "плевать, что не в ударе" автор замысла, которому "по высоте положения" полагается правильно выпевать ноты. Положение "микрофона" уподобляется гибкой змее, если не натянуты бразды правления. Ведь второй автор не посвещается в скрытую закулисную игру, он ведь не знает, что является всего–навсего приемным устройством и думает, что творит только сам. Если замолчат наверху, то его мозг продолжит работу с прежним энтузиазмом; в поисках выхода из тупиковой паузы может родиться совсем другое – "... лишь только замолчу – ужалит он, – я должен петь – до одури, до смерти".

"Не шевелись, не двигайся, не смей! Я видел жало ты змея, я знаю! И я – как будто заклинатель змей: я не пою – я кобру заклинаю!" – звучит просьба расслабиться, сделать передышку, не напрягать мозги. На расслабленное сознание легче передать мысль, сосредоточить его в нужном направлении. "Прожорлив он и с жадностью птенца он изо рта выхватывает звуки", – скоростной творческий процесс не всегда бывает по плечу специалисту с телепатического моста связи; они устают больше, чем те, которые работают с ними в паре на земле.

Представляю, как работоспособный Володя Высоцкий вымотал своего напарника."... он в лоб мне влепит девять грамм свинца, – рук не поднять – гитара вяжет руки!" – звучит почти с укором. На ум приходят другие строки: "Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь!" Надо сказать, что работа на телепатических каналах связи изнурительная, по силам сильнейшим.

"Что есть мой микрофон – кто мне ответит?" – уже ответили в этой книге... И не боги горшки обжигают, земные дела вершатся земными людьми. А теперь пора уделить внимание "микрофону", земному "приемопередающему устройству" – усилителю, то бишь второму автору. Как ему чувствуется под браздами правления, когда на него накидывается лассо опытного наездника? Не жмут ли шею подпруги? "Песня микрофон»" – речь от земного автора.

«Я оглох от ударов ладоней,

Я ослеп от улыбок певиц, –

Сколько лет я страдал от симфоний,

Потакал подражателям птиц.

Сквозь меня многократно просеясь,

Чистый звук в ваши души летел.

Стоп! Вот – тот, на кого я надеюсь,

Для кого я все муки стерпел.

Сколько раз в меня шептали про луну,

Кто-то весело орал про тишину.

На пиле один играл – шею спиливал, –

А я усиливал, усиливал, усиливал…

На "низах" его голос утробен,

На "верхах" он подобен ножу, –

Он покажет, на что он способен, –

Но и я кое-что покажу!

Он поет задыхаясь, с натугой –

Он устал, как солдат на плацу, –

Я тянусь своей шеей упругой

К золотому от пота лицу.

Только вдруг: "Человече, опомнись, –

Что поешь?! Отдохни ты устал.

Это – патока, сладкая помесь!

Зал, скажи, чтобы он перестал!.."

Все напрасно – чудес не бывает, –

Я качаюсь, я еле стою, –

Он бальзамом мне горечь вливает

В микрофонную глотку мою.

В чем угодно меня обвините –

Только против себя не пойдешь:

По профессии я – усилитель, –

Я страдал – но усиливал ложь.

Застонал я – динамики взвыли, –

Он сдавил мое горло рукой...

Отвернули меня, умертвили

Заменили меня на другой.

Тот, другой, – он все стерпит и примет, –

Он навинчен на шею мою.

Нас всегда заменяют другими,

Чтобы мы не мешали вранью...

Мы в чехле очень тесно лежали –

Я, штатив и другой микрофон, –

И они мне, смеясь, рассказали,

Как он рад был, что я заменен».

В общих чертах рассказывается о самочувствии второго автора. Его код – "микрофон". Речь идет не о каком-то частном случае, а о ситуации вообще. Один в поле не воин. И если первый передает "сверху", то второй должен принять "снизу" оформить, просеять через себя, усилить и выпустить в жизнь, а для этого он должен работать в той же самой тональности. Дисгармония не допускается. В крайнем случае, певец сверху способен, при большом опыте, конечно, надавить на мозги, заставить двигаться в нужном направлении. Для этого способов достаточно. Могут приостановить, придержать, застопорить, изменить ход мыслей, переориентировать, подхлестнуть, окружить наводящим материалом для творчества, обмануть с помощью шифрованного текста, заинтриговать интересной темой. Любой человек, работающий с небесами, растет, обогащается интеллектуально, меняется в лучшую сторону, а иногда и в корне. Хотя поначалу может и бунтовал от недопонимания.

"... сколько лег я страдал от симфоний, потакал подражателям птиц!" – т.е. работал в паре с другим сознанием. Имеется в виду обобщенная ситуация, общий случай. "Стоп! Вот – тот, на кого я надеюсь, для кого я все муки стерпел", – намек на подходящее трио, на благополучную развяжу и расшифровку. "На "низах" его голос утробен, на "верхах" он подобен ножу, – он покажет, на что он способен, – но и я кое-что покажу!" – обращение к автору замысла, который вынужден свои мысли передавать через "утробу" другого, порой уникального секретного свойства.

"Он поет задыхаясь, с натугой – он устал, как солдат на плацу, – я тянусь своей шеей упругой к золотому от пота лицу", – снова обращение к автору замысла, выражается готовность к сотрудничеству, пониманию.

"Только вдруг: "Человече, опомнись, – что поешь?! Отдохни – ты устал. Это – патока, сладкая помесь!" – эврика! Прозрение! До "микрофона" начинает доходить суть происходящего. На шее стали ощущаться бразды правления и... уздечка с хлыстом по спине... "... я страдал – но усиливал ложь", – в какой-то степени шифр можно назвать маскировкой, в грубой форме – ложью, враньём.

Прозрение меняет человека в корне, и если он согласен с тем, что навинчивается на его шею, то прежний слепой – умирает, на его место встает другой – более осмысленный и содержательный, а если не согласен, то в некоторых случаях могут на время и подменить по модели Ю – на более понятливого и сознательного... "Тот, другой, – он все стерпит и примет, он навинчен на шею мою. Нас всегда заменяют другими, чтобы мы не мешали вранью", – это верно, идейный человек более вынослив, стоек и стерпит любые превратности судьбы. Тот, который "вверху", такой перемене – всегда рад, во-первых, облегчается управление, во-вторых – можно отбросить плеть...

Совместная работа "в паре – дуэтом" освещается и с другой стороны, можно сказать, с военной или боевой. Ведь по каналу связи работают не только работники искусства. Так у В.Высоцкого есть "Две песни об одном воздушном бое", одна – от летчика, вторая – от самолета-истребителя. Роли распределяются аналогично, как в случае с "певцом и микрофоном". Для большей ясности приводится "Песня самолета–истребителя". Под сим "летательным аппаратом" фигурирует некто с земного плана, под летчиком – оператор с телепатического моста связи.

«Я – "ЯК", истребитель, – мотор мой звенит,

Небо – моя обитель, –

А тот, который во мне сидит,

Считает, что – он истребитель.

В этом бою мною "юнкере" сбит –

Я сделал с ним, что хотел, –

А тот, который во мне сидит,

Изрядно мне надоел!

Я в прошлом бою навылет прошит,

Меня механик заштопал, –

А тот, который во мне сидит,

Опять заставляет – в штопор!

Из бомбардировщика бомба несет

Смерть аэродрому, –

А кажется – стабилизатор поет:

"Мир вашему дому!"

Вот сзади заходит ко мне "мессершмитт", –

Уйду – я устал от ран!..

Но тот, который во мне сидит,

Я вижу, решил – на таран!

Что делает он?!

Вот сейчас будет взрыв!..

Но мне не гореть на песке, –

Запреты и скорости все перекрыв,

Я выхожу из пике!

Я – главный, а сзади...

Ну чтоб я сгорел! –

Где же он, мой ведомый?

Вот он задымился» кивнул – и запел:

"Мир вашему дому!"

И тот, который в моем черепке,

Остался один – и влип, –

Меня в заблужденье он ввел – и в пике

Прямо из мертвой петли.

Он рвет на себя – и нагрузки вдвойне, –

Эх, тоже мне – летчик-ас!..

И снова приходится слушаться мне, –

И это – в последний раз!

Я больше не буду покорным – клянусь! –

Уж лучше лежать на земле...

Ну что ж он не слышит, как бесится пульс:

Бензин – моя кровь – на нуле!

Терпенью машины бывает предел,

И время его истекло, –

И тот, который во мне сидел,

Вдруг ткнулся лицом в стекло.

Убит! Наконец-то лечу налегке,..

Последние силы жгу...

Но что это, что?! Я – в глубоком пике, –

И выйти никак не могу!

Досадно, что сам я не много успел, –

Но пусть повезет другому!

Выходит, и я напоследок спел:

"Мир вашему дому!"»

Все нюансы "дуэта" переданы с большой долей подобия. Как и в песне про "микрофон" мы встречаемся с нежеланием подчиниться воле "сверху", и также наблюдаем, несмотря на внутренний протест, безупречное выполнение требуемых программ. "Самолет – "ЯК" (истребитель)" – неизвестный участник корриды, посвященной 1997 г. "... а тот, который во мне сидит", – оператор с телепатического моста связи, он же пилот (и, наверное, от слова "лот"). Как видим, участников двое, риск обоюдный. Если на земном плане смерть может наступать по независящим от организма причинам, то на тонком – от истощения жизненных сил, после чего человек откомандировывается на харчи белкового мира, – но это тоже своего рода смерть наподобие нашей. Кто более рискует? Трудно сказать... И "самолет" и тот, "который в его черепке" – оба...

Сверху, с небес, обзор шире. Опасные ситуации замечаются лучше, поэтому ведут всегда оттуда, но даже и в этих случаях, при неблагоприятных стечениях обстоятельств приходится идти на таран. В данной песне все закулисные проблемы преподносятся такими, какие они и есть в действительности. Сверхъестественные чудеса рассчитаны лишь на простачков. Все жизненно и реально, хотя и скрывается за кулисами другого мира. Весь мир материален.





оставить комментарий
страница10/20
Дата31.08.2011
Размер1,89 Mb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх