Сказка Андерсена «Снежная Королева» icon

Сказка Андерсена «Снежная Королева»


7 чел. помогло.

Смотрите также:
Сказка Х. К. Андерсена «Снежная королева»...
Загадки по мотивам сказок Г. Х. Андерсена Автор Наталия Белостоцкая Загадка 1...
Сказка «Василиса Прекрасная» Г. Х. Андерсен «Снежная королева»...
Волшебное путешествие в сказочный мир (по сказке Х. К. Андерсена «Снежная королева»)...
Конспект урока по теме: «Х. К. Андерсен и его сказочный мир. Сказка «Снежная королева»...
Сказка по произведениям г-х андерсена и Е. Шварца "Снежная королева"...
По мотивам сказки Г. Х. Андерсена «Снежная Королева». Действующие лица...
Урок внеклассного чтения в 4 классе по сказке Г. Х. Андерсена «Снежная королева»...
Программа факультативных занятий для VІ класса общеобразовательных учреждений с белорусским и...
«Мотив добра и зла в сказке Х. К. Андерсена «Снежная королева»...
«inlay film»
Сказка о молодильных яблоках и живой воде...



скачать
Сказка Андерсена «Снежная Королева».

Когда читаешь сказки Андерсена, просто физиологически чувствуешь, как неутомимо работала фантазия их автора. Основная сюжетная линия то и дело сворачивает в сторону, задерживается на всем, что попадается на пути, и это тотчас превращается в отдельную мини-сказку.

Из богатого литературного наследия датского писателя можно насчитать не менее десятка сказок, о которых не слышал разве что глухой. Но если на Западе безусловным фаворитом этого хит-парада является "Русалочка", то на советско-постсоветском пространстве явно лидирует "Снежная королева". Огромная роль в популяризации этой сказки принадлежит замечательному мультфильму (1957 г.), и особенно художественному фильму (1966 г.) по сценарию Е. Шварца.

Пересказывать сюжет "Снежной королевы" — дело неблагодарное, поэтому ограничусь лишь отдельными любопытными фактами и наблюдениями.

Прочитав сказку Г.Х.Андерсена «Снежная королева», я задумалась: «Почему она так называется?»

Думаю, что она так называется, потому что главной героиней сказки является именно Снежная королева. Действие сказки начинается и заканчивается ею. Снежная королева разлучила Кая и Герду. И поэтому, девочка на протяжении всей сказки ищет своего горячо любимого друга.
     Если бы сказка называлась «Герда», то она бы несла такой же кроткий, добрый, нежный смысл, как и сама девочка. А если бы Герде не нужно было преодолевать столько препятствий, то история, рассказанная Андерсеном, была бы значительно короче, а, возможно, и менее интересной. Ведь сказка обычно привлекает тем, что в ней обязательно добро побеждает зло.
     Снежная королева является отрицательным персонажем. Она властная, жесткая, холодная, своенравная, бесчувственная. У меня возникли сомнения в том, что Снежная королева так жестока, как хочет казаться. Потому что она по своему была привязана к Каю и не хотела его отпускать.

1) Образ Снежной королевы неоднократно встречается в скандинавском фольклоре. Чаще всего ее именуют Ледяной Девой. Это жутковатая и прекрасная повелительница холода, вьюг и льдов. Ее поцелуй выхолаживает душу, и если не убивает человека, то делает его своим рабом. Особенно распространен сюжет, где Снежная королева уводит у молодой девушки жениха. Отец Андерсена в предсмертном бреду утверждал, что видел в ледяных узорах на окнах лицо Королевы, что она пришла за ним. Все это отразилось и в сказке. Правда, в ней участвуют дети, но недаром Андерсен делает упор, что Кай и Герда "не состоят в кровном родстве".

2) В итоге в сказке образуется настоящий любовный треугольник. Активная деятельная роль здесь, как и во многих сказках Андерсена отводится женщинам (вспомним Русалочку или Элизу из "Диких лебедей"). Кай выводится из игры сразу же после попадания ему в глаз и сердце осколков дьявольского зеркала. После этого он практически беззащитен против Снежной Королевы, а ее поцелуй довершает преображение Кая в равнодушного и холодного человека.

3) В сказке Андерсена Снежная Королева предстает как демоническая, хотя и привлекательная, сила. Но это сила холодного разума и совершенной замерзшей красоты. Недаром преображенный Кай лишается всех человеческих чувств, и даже когда от страха хочет прочитать "Отче наш", в голове его вертится лишь таблица умножения. Единственное, что может восхищать Кая — это застывшие правильные геометрические формы. Он топчет розы и при этом увлеченно рассматривает в лупу снежинки.


"— Посмотри, как искусно сделано! — сказал Кай. — Это куда интереснее, чем настоящие цветы. И какая точность! Ни одной кривой линии. Ах, если бы только они не таяли!".

"Посреди самого большого пустынного зала лежало замерзшее озеро. Лед на нем треснул и разбился на тысячи кусков; все куски были совершенно одинаковые и правильные, — настоящее произведение искусства! Когда Снежная королева бывала дома, она восседала посреди этого озера и говорила потом, что она сидит на зеркале разума: по ее мнению, это было единственное и неповторимое зеркало, самое лучшее на свете".
(Х. К. Андерсен “Снежная королева”)


 "Зеркало разума" недаром расколото, оно — как бы подобие дьявольского кривого зеркала, разбившегося в начале сказки, как бы символ ущербности абсолютной логики. И когда Королева заставляет Кая складывать из льдинок слово "ВЕЧНОСТЬ", она подразумевает под этим словом свое понимание вечности как незыблемого застывшего бытия, того бытия, что хуже смерти. Недаром и Данте изображает Сатану в последнем круге ада по пояс вмерзшим в озеро.

4) Прекрасной, но безжизненной Снежной Королеве Андерсен противопоставляет Герду — символ жизни и горячей любви. Недаром перед самым сложным этапом пути писатель лишает свою героиню всяческой посторонней помощи, он оставляет ее даже без рукавиц и обуви, ибо в мире Снежной Королевы, во владениях зла, никакие внешние факторы не способны защитить того, в ком нет веры и внутреннего огня.


"— А не можешь ли дать что-нибудь Герде, чтобы она справилась с этой злой силой?

— Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Разве ты не видишь, как велика ее сила? Разве ты не видишь, как ей служат люди и животные? Ведь она босая обошла полсвета! Она не должна думать, что силу ей дали мы: сила эта в ее сердце, сила ее в том, что она милое, невинное дитя. Если она сама не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и вынуть осколки из сердца и из глаза Кая, мы ей ничем не сможем помочь".


  Снежная Королева и Герда так и не встретятся. Ведь в данном случае девочка не претендует на поединок с Повелительницей Зла, она борется за душу Кая. И жизнь побеждает, слезы растапливают ледяное сердце мальчика, даже льдины оживают и сами складываются в заветное слово. Но, конечно, это совсем другая "ВЕЧНОСТЬ"…


В сказке Андерсена важно не внезапное чудо, а внезапное понимание, что такое чудо. «Снежная королева» — особенная сказка. О чём она? О борьбе Бога и дьявола за человеческую душу.

Если сказка взялась за такую тему, то всё в ней должно совершаться не так, как в других сказках. Всё — в том числе и чудеса.

Прежде всего обратим внимание на то, что одни чудеса в «Снежной королеве» прямо противоположны другим: одни — от дьявола, другие — от Бога.

Как сказано в одной из сказок Андерсена, “дьявол подражает Богу на свой собственный лад”. Вот и в «Снежной королеве» — дьявольские чудеса устраиваются в подражание божественным.

Дурные чудеса в том и состоят, чтобы вывернуть прекрасные чудеса наизнанку, поставить всё с ног на голову. Божественные чудеса - мёртвое превращают в живое. Дьявольские — живое в мёртвое: так, сердце Кая превращается в кусок льда. Божественные чудеса преображают привычные вещи, делают их лучше, чем они были. Дьявольские — искажают, делают хуже: так, в волшебном зеркале и “прелестнейший ландшафт выглядит варёным шпинатом”. Божественные чудеса случаются “вдруг”, чтобы радостно удивить. Дьявольские — чтобы застать врасплох и погубить: так, осколок волшебного зеркала внезапно ранит Кая в сердце и глаз.

Дьявольские чудеса впечатляют: тут тебе и волшебное зеркало, и летающие сани, и разнообразные превращения снежинок, и сияющие ледяные чертоги. Но всё равно у дьявола ничего не получается.

А божественные чудеса — напротив, очень простые и даже незаметные. Судите сами. Как правило, сказочному герою, отправившемуся в путь, встречаются волшебные помощники. Но чем ближе Герда к настоящему чуду, тем меньше в её помощниках великолепия и признаков волшебства.

Сначала Герде встретилась старушка волшебница. И что же? Вместо помощи та в угоду себе околдовала Герду.

Затем Герда попала к принцу и принцессе. Они уже попроще: по крайней мере, не волшебники — может быть, поэтому и поддержали девочку. Однако они королевского звания и слишком заняты собой — поэтому помощь их была неуместной и не пошла впрок.

Потом Герда попала в плен к маленькой разбойнице, которая была лишена не только волшебных свойств, но и придворного блеска. Тем не менее именно она по-настоящему выручила Герду, поскольку сумела преодолеть свою корысть.

В характере разбойницы ещё были какие-то сказочные черты — по крайней мере, что-то увлекательное. Но вот Герда попала к лапландке и финке. И всё потускнело: ни в них, ни вокруг них вообще ничего необычного, один только жалкий быт.

В хозяйстве лапландки и финки ни одного лишнего предмета: так, сушёная треска годится и для переписки, и в пищу. Для себя им мало надо, но и Герде они мало что могут дать. Например: мы ждём, что финка вручит Герде волшебные предметы или даст какие-нибудь сказочные советы. Вместо этого старуха отправляет девочку в путь полуодетой и босой.

И тут вступает в действие один из законов народной сказки — закон наибольшего контраста. Чем проще герой и его помощники, тем удивительнее их возможности. Чем беднее быт, тем явственнее ощущается присутствие ангелов. Чем беззащитнее девочка, тем она сильнее. Почему же?

Сказочник внушает: божественные чудеса не где-то далеко-далеко, не в волшебных странах, а в сердцах людей. Эти чудеса — вера, любовь и чувство прекрасного. Они связывают человека с Богом, дьявол же против них бессилен.

Поэтому дьявол и проигрывает в борьбе за душу Кая — несмотря на размах дьявольского волшебства. Одна слеза Герды чудеснее, чем все чудеса ада.

В «Снежной королеве» игра в «А что если?» столь серьёзна, что уж серьёзнее некуда. Сказочник как будто спрашивает: а что если человек попадёт под власть дьявола? Как он посмотрит тогда на мир?

Андерсен рассказывает о двух дьявольских заговорах против Бога. Первый заговор — прямой, когда дьявол пытается направить на Бога своё волшебное зеркало. Второй — косвенный, когда после неудачи восстания дьявол обращает своё орудие на души людей. Так сказка явно намекает на библейскую историю.

Второй замысел дьявола гораздо хитрее и опаснее: нацелить адские осколки на человеческое восприятие окружающего мира. К чему приводит воздействие зловредной частички? К тому, что точка зрения человека смещается всё ближе и ближе к точке зрения дьявола.

Враг рода человеческого добивается, чтобы человек увидел вещи и других людей перевёрнутыми — в дурном, искажённом свете. Так зло атакует с неожиданной стороны, не в прямом бою; оно внедряется в души и направляет взгляд. И вот Кай, внезапно захваченный злом, начинает искать изъяны во всём живом и признаки совершенства в мёртвом. Это значит, что умирает его душа.

А как смотрят на мир люди, пребывающие в согласии с Богом? Чтобы ответить на этот вопрос, обратим внимание на одну деталь. Перед тем как заснуть во дворце, Герда думает: “Как добры все люди и животные!”

Но ведь мы знаем, что не так уж добра была к ней старушка волшебница, замечаем множество недостатков и смешных черт в вороне с вороной и принцессе.

Так-то оно так. Однако Герда смотрит на людей и животных преображающим взглядом, с той точки зрения, с которой они выглядят добрее и благороднее.

Может быть, это наивный взгляд? Да, но тем верней он приводит к чуду. Позже финка скажет: “Не видишь, что ей служат и люди, и животные?”, тем самым подтверждая правоту девочки. Какими бы ни были те, кто встречается ей по пути, она своим взглядом делает их лучше.

Заметьте: и после эпизода с ранением Кая Герда не изменила отношения к нему; в дороге она всё время вспоминает хорошего Кая и никогда плохого. И Кай становится снова хорошим. Точно так же в разбойнице она замечает не худшее, а лучшее. И разбойница действительно становится лучше.

Так какова же точка зрения Герды? Это взгляд сверху — глазами ангелов. И перед ним рассеивается дьявольское наваждение.

В сказках о Боге и дьяволе всегда немало таинственного. В таких сказках особенно важны загадочные детали. Здесь ими никак нельзя пренебречь — иначе не сможешь войти в сказку, так и останешься стоять у входа.

Обратимся же к загадочным деталям в «Снежной королеве» — самым важным из них.

Вот испуганный Кай мчится на санках за Снежной королевой. Чтобы спастись, он хочет прочесть «Отче наш», но в уме у него вертится одна таблица умножения. А что это значит? Почему таблица умножения противостоит молитве?

Молитва — это слово, обращённое к Богу. Если таблица умножения мешает молитве, то она против Бога. Но как же так? Ведь всякий знает: таблица умножения — весьма полезная вещь; какой же от неё вред?

Что ж, разберёмся.

В эпоху Андерсена уже многие люди не верили в Бога. Иные из них говорили, что научный разум несовместим с верой. А некоторые шли ещё дальше и утверждали: неоспоримы только научные факты, неопровержима только логика математических упражнений и теорем; любовь же и красота — это лишь выдумки или ошибки разума.

Такие суждения не могли не огорчать сказочника. И он решил направить против них единственное оружие, которым хорошо владел, — сказочную иронию.

Чтобы представить ложные мнения в неожиданном свете, он взялся за свою любимую игру в «А что если?». А что если бы остались только научное знание и разум? Знания и разум без веры, красоты, чувства прекрасного? Что бы тогда было?

Тут сказочник прибег к одному из законов народной сказки — закону всесильного слова. Он превратил слово — известную метафору “ледяной разум” — в дело, в сюжетный ход.

Попробуем угадать ход его мысли. “Вы говорите, любовь — всего лишь пустое слово? — как будто спрашивает он. — Допустим”. И вот сердце Кая превращается в кусок льда. “Вы говорите, прекрасно только то, что математически правильно? Допустим”. И вот уже Кай отвергает всё живое, поскольку не находит в нём правильных линий и строгой симметрии. “Вы говорите, вера — предрассудок, оставшийся от неразумных эпох? Допустим”. Но ведь свято место пусто не бывает. И вот уже дьявол управляет человеком при помощи владычицы “ледяного разума” — Снежной королевы.

Таблица умножения — это, конечно, хорошо. Но и лёд может пригодиться. Оставить человека один на один с таблицей умножения это всё равно что кормить его одним льдом.

И вот разуму действительно становится холодно и одиноко — в чертогах вечной зимы. И он, конечно, не замечает этого, потому что уже почти мёртв. А дьяволу только того и надо.

Обратимся к другому эпизоду. В чертогах Снежной королевы Кай складывает из льдин слово “вечность”. Если он сложит это слово, то будет сам себе господин, а притом Снежная королева подарит ему “весь свет и пару новых коньков”. А что это значит? Почему Снежная королева сулит Каю новые коньки, и так уже пообещав весь свет?

Снежная королева хитра — как и её хозяин. Она пытается погубить душу мальчика. Во всех историях про человека и дьявола повторяется одно и то же. Чёрт предлагает грешнику сделку: человек получает разные земные блага, а дьявол — его душу. Вот и Снежная королева предлагает Каю в уплату за его душу весь свет и пару коньков.

Попробуйте поставить себя на место Кая. Понимаете ли вы, что значит обладать “всем светом”? Вот и Кай не понимает — это для него слишком большие и слишком общие слова. Тогда Снежная королева на всякий случай добавляет насчёт новых коньков — это должно понравиться каждому датскому мальчишке.

Но что же нам хочет подсказать автор? Что по закону наибольшего контраста все великие дела начинаются с малых. Божественные чудеса — с будничных добрых поступков. Дьявольские преступления — со злых насмешек. Так же и с новыми коньками.

Кто же не хочет завладеть хорошей вещью? Каждому хочется что-то иметь, чем-то пользоваться по своему усмотрению. Но для дьявола вещь — только предлог. Ему важно внушить своей жертве страсть к обладанию, привычку к словам “хочу”, “иметь” и “моё”. А дальше — по уже знакомой нам пословице: “От малой искры большой пожар”.

Пусть жертва сначала научится гордиться своей вещью: “мои коньки”. А затем пусть учится говорить всё с большей и большей гордостью: “мои владения”, “мои люди”, “хочу ещё”, “всё должно быть моё”. Обманутый дьяволом мальчишка скажет: “хочу иметь коньки”. А соблазнённому дьяволом взрослому этого будет уже мало: он захочет владеть, захочет всё большей и большей власти над людьми. Наконец, “весь свет” — это уже масштаб самого дьявола.

Получается, что Снежная королева в нескольких словах показывает Каю начало и конец страшного пути. Начало — себялюбивое мальчишеское “хотение”, конец — дьявольская страсть захватить “весь свет”.

Тут надо вспомнить, как ведёт себя Кай в первые дни после ранения дьявольским стёклышком. Он ведь не делает ничего страшного — проказничает, придирается к словам, передразнивает соседей. Но его поведением уже управляет дьявол, начинает вести его по страшному пути.

Однако как ни хитёр был замысел дьявола, он всё же не удался.

В связи с этим — последний вопрос: почему Кай не мог сложить слова “вечность”, когда был во власти Снежной королевы, и смог, когда его расколдовала Герда?

Не так уж трудно догадаться: если Кай сложит слово “вечность” по заданию Снежной королевы и дьявола, то душа его погибнет навеки. Пока же она хотя бы немного жива, страшное слово никак не складывается.

Но это ещё не всё объяснение. Подумаем: что такое “вечность” в понимании Снежной королевы? Подсказку находим в эпизоде похищения Кая. Перед тем как волшебные сани взвились в небо, Кай “устремил свой взор в бесконечное воздушное пространство”.

“Вечность”, “бесконечность” — Снежная королева как будто диктует Каю научные понятия. Однако может ли мальчик представить, что это такое? Не может. Вот поэтому и не складывается у него слово “вечность”.

Но когда Герда освободила Кая от злых чар, всё изменилось. Теперь это слово уже означало не вечную смерть, а вечную жизнь, вечное спасение. И Кай легко сложил заветное слово.

Кто-то может возразить: “Но божественную вечность так же трудно представить, как и вечность Снежной королевы”. Что на это ответить?

Положим, нам, действительно, трудно это представить. Однако не забывайте: нам важно понять не только себя, но и мысль Андерсена, человека другой эпохи. А Андерсен считал, что божественная вечность — это так же ясно и просто, как розы, бабушка и отчий дом. Тем более для ребёнка: ведь слово “жизнь” для него гораздо понятнее, чем “смерть”, слово “навсегда” гораздо понятнее, чем “никогда”.

Отсюда и мораль Андерсена: с Богом человек у себя дома, а с дьявольским “ледяным разумом” — как дитя, потерявшееся в “бесконечном пространстве”.


^ Сказка «Золушка» Ш. Перро и братьев Гримм.


Начальная формула сказки, как правило, указывает на место и время действия. Самой распространенной формулой, с которой начинаются сказки, является формула утвердительного характера. "Жил однажды богатый и знатный человек ..." так начинает свою сказку Шарль Перро, французский поэт и критик 17 века, один из основоположников литературной сказки, всего им было создано 11 сказок, основанных на фольклорных сюжетах. Как отмечал И.С. Тургенев "в них еще чувствуется веяние народной поэзии, их некогда создавшей, в них есть именно та смесь непонятно-чудесного и обыденно-простого, возвышенного и забавного, которая составляет отличительный признак настоящего сказочного вымысла".

Ш. Перро создавал свои произведения в эпоху классицизма. Оставаясь последователем всех канонов классицизма, писатель утверждал своим творчеством необходимость в литературе новых, доступных народу жанров, сюжетов, образов. Чрезвычайно популярным в то время античным сюжетам, писатель противопоставлял сюжеты народных сказок. В своем творчестве Перро пытался достичь разумного компромисса, его сказки очень близки к народному творчеству и при этом полностью адаптированы к канонам классицизма, требованиям аристократичного "высшего общества".

Фундаментальное исследование литературного творчества Ш. Перро  "Сказки Перро и параллельные рассказы" (1923) принадлежит перу французского литературоведа Поля Сентива, который первым высказал гипотезу о ритуальной основе (инициация и карнавал) некоторых сюжетов европейских волшебных сказок, в частности "Золушки".

Инициальная формула сказки немецких писателей братьев Гримм сразу же размещает действие сказки во времени: "Заболела раз у одного богача жена, почувствовала, что конец ей приходит", сравнительный анализ других сказок братьев Гримм показывает, как уже отмечалось выше, что они зачастую пренебрегали устойчивыми сказочными инициальными формулами: "Взял братец сестрицу за руку и говорит: С той поры как мать у нас умерла ..." (Братец и сестрица), "Охотился раз король в большом дремучем лесу" (Шесть лебедей).

"Золушку" братьев Гримм отличает простота, отсутствие претенциозной стилизации. Братья Гримм умели тонко чувствовать народное поэтическое творчество, они пытались записать и сохранить наиболее древние варианты сказок, оставляя почти без изменений традиционную форму выражения. Стилистическая обработка сохранила не только старинные сказочные сюжеты, но и весь их строй, композицию, характеры и особенности речи. Язык гриммовских сказок сочен, насыщен разнообразными пословицами, поговорками, меткими языковыми сравнениями. В них сохранены свойственные народной речи выражения, образные характеристики, игра слов, типичные для сказочного стиля повторения, звукоподражания. Как уже отмечалось выше, сказки братьев Гримм редко начинаются традиционным вступлением: "Жил да был", "В некотором царстве, в некотором государстве". Рассказчики редко обращаются непосредственно к слушателям, редка сентенция в конце сказки.

Отметив особенности творческого метода Шарля Перро и братьев Гримм, перейдем к анализу сказки "Золушка", взяв за основу морфологический анализ волшебных сказок, разработанный В.Я. Проппом и работу московских ученых из Института искусственного интеллекта под руководством М. Г. Гаазе-Раппопорта. В работе "Порождение структур волшебных сказок" исследователи пришли к выводу, что на сегодняшний день волшебная сказка является единственной достаточно изученной, безупречно-стройной и обладающей сюжетной целостностью литературной единицей, позволяющей создать удобочитаемый текст на ЭВМ.
Напомним, что В.Я. Пропп называет сказкой "всякое развитие сюжета от вредительства или недостачи через промежуточные функции к свадьбе", под функциями действующих лиц следует понимать "поступок действующего лица, с точки зрения его значения для хода действия ... число функций, известных волшебной сказке весьма ограниченно, их последовательность всегда одинакова".

Все персонажи вводятся в сказку через начальную ситуацию, сразу включающую жертву Золушку, вредителя мачеху и ложных героев сестриц. Вслед за начальной ситуацией в обеих сказках следует усиленная форма отлучки одного из членов семьи: умирает мать героини, девочка остается сиротой. У Ш. Перро мачеха вступает в сказку сразу же после функции отлучения, братья Гримм предваряют ее появление прощальным напутствием матери и целым годом, прошедшим со дня ее смерти, на протяжении которого девочка "ходила каждый день на могилу матери и плакала, и была смирной и ласковой". Представители романтизма братья Гримм так описывают появление мачехи: "Вот наступила зима, и снег окутал белым саваном могилу, а когда весной опять засияло солнышко, взял богач себе в жены другую женщину".

Братья Гримм и Шарль Перро создают совершенно
разные образы мачехи и сестриц. Сестрицы в классической
"Золушке" спят в спальнях с паркетными полами, на пуховых перинах, окруженные зеркалами от пола до потолка, деликатно называют сводную сестру не Замарашкой, а изящно Золушкой. Братья Гримм почти не уделяют внимания бытовым деталям, описаниям внешности действующих лиц, этим они сохраняют особенности народной сказки, мало интересующейся пейзажем и обстановкой действия, словом, всем тем, что служит в литературе для описания среды. Портреты сестер у братьев Гримм не индивидуализированные, нет речевых характеристик: "Были они лицом красивые и белые, но сердцем злые и жестокие"
Героиня и той и другой сказки обладает стандартным набором девичьих добродетелей она добра, трудолюбива, послушна, тиха, скромна и практически незаметна, работает 24 часа в сутки и ни на что не жалуется, при этом еще и терпеливо сносит насмешки сестер.

Развитие сюжета двух сказок на протяжении нескольких функций расходится, чтобы в определенной точке вновь совпасть. Героиня получает волшебное средство для достижения глобальной цели с помощью волшебного помощника. Но братья Гримм вводят в сюжет мотив хорошо известный по другой весьма популярной сказке, у разных народов она известна под разными названиями, в романо-германском фольклоре это "Красавица и Чудовище", В русском "Аленький цветочек". Как утверждает В.Я.Пропп, эти сказки своим появлением обязаны античному мифу об Амуре и Психее. Таким образом, Золушка из гриммовской сказки получает волшебного помощника после ряда предварительных действий: она просит отца привезти ей в подарок ветку, которая первая заденет его шапку, сажает ветку на могиле матери, вырастает дерево, и белая птичка, живущая в его ветвях, выполняет просьбы Золушки. Таким образом, братья Гримм подчеркивают, что на самом деле волшебным помощником становится умершая мать девочки, она, как и обещала, постоянно присутствует рядом с дочерью. В "Золушке" Шарля Перро добрая фея появляется без предварительных манипуляций, образ феи можно считать тождественным образу матери в гриммовской сказке, она, как мать, находится где-то поблизости, иначе как бы она почувствовала, что Золушка огорчена и нуждается в поддержке. Вышеописанные мотивы явно перекликаются со свадебными ритуалами, с плачем матери по своей уводимой в другую семью дочери и обещаниями поддержки и помощи в трудный момент.
После того, как Золушка получает волшебного помощника в лице белой птички, король объявляет пир (братья Гримм) с целью найти невесту своему сыну. В сказке Ш. Перро детально и красочно описывается подготовка к балу. У этой Золушки волшебного помощника пока еще нет, но, несмотря на жгучее желание поехать на бал и невозможность его исполнения, Золушка, как и все классические герои, твердо знает свой долг и неукоснительно его исполняет. Она помогает сестрам, несмотря на их насмешки, причем старается все сделать как можно лучше.

Очень многие сказки содержат в своей структуре мотив  испытания героя. Братья Гримм также используют его. Мачеха подвергает падчерицу испытанию два раза, но, как истинный вредитель, обещания отпустить Золушку на бал не исполняет. И только после этого в действие вступает волшебный помощник, Золушка получает красивый наряд и отправляется на бал.

В сказке Ш.Перро момент испытания Золушки мачехой отсутствует, девушка получает в подарок от доброй феи не только бальное платье и туфельки, но и все необходимые для появления в высшем свете аксессуары: карету, кучера, шестерых слуг в расшитых золотом ливреях. Добрая фея здесь берет на себя некоторые функции вредителя, испытания заменяется жестким условием: Золушка должна вернуться домой до того, как пробьет полночь.

Встреча принца и Золушки в обеих сказках происходит одинаково. Прекрасная незнакомка поразила всех присутствующих своей красотой, восхищенный принц все время держал Золушку за руку и никому не позволял танцевать с ней, а у Ш.Перро он даже не притронулся к лакомству,   так был занят своей дамой. В обеих сказках присутствует момент неузнаваемости Золушки ее родственниками. Ш.Перро, следуя обычаям и законам хорошего тона, заставил Золушку подойти к сестрам для непринужденной беседы, в разгар которой часы бьют полночь. Золушка убегает, возвращается домой незамеченной и обсуждает, с подъехавшими вскоре сестрами, бал.

В сказке братьев Гримм необходимость срочно покинуть бал объясняется тем, что принц пожелал узнать, чья же дочь с ним танцует. Золушка спасается бегством, удачно избегает разоблачения. Вернувшиеся домой сестры находят ее в обычном виде на привычном месте. Ситуация поездки Золушки на бал, с последующем бегством, происходит минимум 2 раза, на третий день убегая, Золушка теряет золотую туфельку. Как уже отмечалось выше, братья Гримм используют народный прием двух или трехкратных повторов почти во всех своих сказках, причем события совпадают практически полностью и очень часто используют присущие народной речи двустишия:


"Ты качнися-отряхнися, деревцо,

Кинься златом, серебром ты мне в лицо".


Золушка Ш.Перро отправляется на бал только два раза, причем во второй раз ситуация несколько отличалась от предыдущей: поведение принца не изменилось, он остается светским молодым человеком, нашептывает своей даме всякие любезности, а вот Золушка так весела, что совсем забыла о том, что приказала ей волшебница. Убегая без одной минуты двенадцать, она второпях теряет одну из своих хрустальных туфелек. Хрустальные туфельки подчеркивают изящество и легкость Золушки, тогда как золотые туфельки Золушки братьев Гримм, хотя и несомненно красивы, но все же далеки от аристократичности. Слишком много золота это слишком!
У Золушки остается на память о невероятном приключении только туфелька, зато принц получает возможность найти свою возлюбленную. В обеих сказках принц проявляет невероятную для влюбленных забывчивость и невнимательность идентифицировать возлюбленную он может только зная, что у нее крошечная ножка. Опираясь на выводы, сделанные ранее о происхождении волшебной сказки из свадебных обрядов, можно объяснить это несоответствие именно таким влиянием.

Наконец, после серии примерок по всему королевству, туфелька попадает в дом Золушки. Сестрицы в сказке Шарля Перро безуспешно пытаются натянуть туфельку, после чего ее надевает Золушка, непринужденно достав и примерив парную.

Братья Гримм, не отступая от народных традиций, вводят в повествование элемент преждевременного торжества вредителей и гонителей. По совету матери, сначала старшая, а потом и средняя сестра наносят себе увечья, надевают туфельку, но по пути во дворец, их  разоблачают два голубка, сидящие на дереве:


"Погляди-ка, посмотри,

А башмак-то весь в крови,

Башмачок, как видно, тесный,

Дома ждет тебя невеста".


Королевич узнает о существовании младшей сестры, туфелька приходится Золушке как раз впору. Героиня побеждает вредителей при своеобразном соревновании.

В заключительной части сказок вновь появляются волшебные помощники. Добрая фея дарит своей протеже роскошное платье. А вот две голубки с орехового дерева выполняют функцию высшего правосудия с точки зрения народного сознания, выклевывая вероломным сестрам глаза.
Обе сказки заканчиваются свадьбой Золушки. В одной из них, по классическим канонам Золушка остается доброй и великодушной даже в момент своего полного торжества, она выполняет свой долг по отношению к сестрам, став гораздо выше их на социальной лестнице. Золушка незамедлительно выдает их замуж за двух придворных вельмож. Братья Гримм заканчивают сказку наказанием виновных весьма популярным народным актом.




Скачать 194,01 Kb.
оставить комментарий
Дата01.07.2012
Размер194,01 Kb.
ТипСказка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  4
отлично
  6
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх