Учебно-методическое пособие для студентов и магистрантов специальности «История» Павлодар icon

Учебно-методическое пособие для студентов и магистрантов специальности «История» Павлодар


Смотрите также:
Учебно-методическое пособие по Новой истории стран Азии и Африки Брянск, 2008...
Учебно-методическое пособие по изучению дисциплины и выполнению письменной работы для студентов...
Учебно-методическое пособие для студентов заочного отделения исторического факультета Казань...
Учебно-методическое пособие для студентов заочного отделения исторического факультета Казань...
Учебно-методическое пособие Рекомендовано методической комиссией филологического факультета для...
Учебно-методическое пособие для учителей и студентов Павлодар...
Учебно-методическое пособие Для студентов 5 курса, обучающихся по специальности «Юриспруденция»...
Учебно-методическое пособие для студентов естественных специальностей Павлодар...
Учебно-методическое пособие по дисциплине «Отечественная история» Новосибирск, 2008...
Учебно-методическое пособие для студентов старших курсов и магистрантов фуэс...
Методика обучения техники легкоатлетических прыжков учебно-методическое пособие для студентов...
Учебно-методическое пособие для студентов всех форм обучения по специальности 070003 Всеобщая...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
Р. Ж. Кадысова, А. Д. Азербаев


ИСТОРИОГРАФИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА КАЗАХСТАНА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1946–1985 гг.)


Учебно-методическое пособие для студентов и магистрантов специальности «История»


Павлодар

Министерство образования и науки Республики Казахстан


Павлодарский государственный университет

им. С. Торайгырова


Р. Ж. Кадысова, А. Д. Азербаев


ИСТОРИОГРАФИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА КАЗАХСТАНА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1946–1985 гг.)


Учебно-методическое пособие для студентов и магистрантов специальности «История»


Павлодар

Кереку

2011

УДК 930.1 : 63(574) “1946/1983” (075.8)

ББК 63.3 (5 Каз) 6 – 2я73

К 13


Рекомендовано к изданию учебно-методическим советом факультета истории и права Павлодарского государственного университета им. С. Торайгырова


Рецензенты:

Ж. Б. Абылхожин – доктор исторических наук, профессор Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова

С. Н. Мамытова – кандидат исторических наук, зав. кафедрой истории, археологии и этнологии ПГУ им. С. Торайгырова


^ Кадысова Р. Ж., Азербаев А. Д.

К 13 Историография сельского хозяйства Казахстана в послевоенный период (1946–1985 гг.) : учебно-методическое пособие. –Павлодар : Кереку, 2011. – 175 с.


Учебно-методическое пособие предназначено для студентов и магистрантов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «История». Целью пособия является определение и выявление закономерностей и особенностей изучения истории сельского хозяйства Казахстана в 1946–1985 гг.

В пособии даны тестовые задания по темам, тематика рефератов, вопросы для самостоятельной работы.


УДК 930.1 : 63(574) “1946/1983” (075.8)

ББК 63.3 (5 Каз) 6 – 2я73


© Кадысова Р. Ж., Азербаев А. Д., 2011

© ПГУ им. С. Торайгырова, 2011

За достоверность материалов, грамматические и орфографические ошибки ответственность несут авторы и составители

Введение


Аграрный сектор в любом государстве всегда служил основой жизнедеятельности населения, и правильное управление им является одним из компонентов обеспечения стабильности экономики страны. Кроме того, сельское хозяйство представляет собой целую макросистему производственных и социально-культурных отношений, разнящихся в зависимости от региона и природно-географических условий. Современная динамическая урбанизация, обусловленная штрихами постиндустриальных тенденций, вносит свои коррективы, несущие различные изменения в рассматриваемой сфере. При таком положении вещей, необходимо правильно на научной основе определить основные направления развития современного села и его перспектив, для чего и необходим исторический опыт развития.

Аграрная история республики полна противоречивых моментов, в настоящее время трактуемых по-разному в зависимости от общественно-политического взгляда на историю советского государства.

На просторах всей бывшей Российской империи преобладал аграрный тип производства, сельская местность и город представляли две разных социально-производственных сферы, по некоторым социальным параметрам противостоящих друг другу. Такое положение никак не могло способствовать построению ни социализма, ни коммунизма. К стадии индустриального развития советской власти требовалось прийти «быстрым триумфальным маршем», не жалея ни природных богатств, ни людских жизней. Подобным образом прошла индустриализация в Казахстане (1930-е гг.), сельское хозяйство при этом было в ущербном положении, происходила выкачка средств и продовольствия для развития промышленности и бесперебойного труда рабочего класса.

Жёсткий репрессивный вакуум по отношению к колхозному крестьянству сменился улучшением жизни на селе после хрущёвских аграрных преобразований, которые также оставили противоречивый отпечаток в истории Казахстана и СССР.

Развитой социализм, предлагаемый партией, в сельском хозяйстве основывался на дальнейших индустриальных инновациях, порой громоздких и капиталоёмких планах. Не все идеи Компартии были реализованы, некоторые новаторства давали сбой за сбоем, страна была импортёром зерна.

Перестройка изменила курс развития всей страны, а после, в 1991 году появилась растерянность.

Выбравшись из экономического потрясения и нестабильности, добившись устойчивого экономического ритма развития, аграрный сектор вошёл в здоровое русло.

На современном этапе нашей республике необходимо учитывать противоречивый опыт руководства аграрной сферой в советское время. Построение здоровой экономики напрямую зависит от качества продукции отечественного производителя, каковым является сельскохозяйственный производитель.

Сегодня, когда мир развивается и меняется динамично, для нашей республики сельское хозяйство представляет не только источник продуктов питания, но и сохранение остатков традиционной духовной и материальной культуры.

Кроме того, правильное совершенствование и развитие отечественного агропромышленного производства, что позволит приблизиться к независимости от мирового рынка и укреплению позиций на внешнеэкономической арене, зависит от правильного извлечения уроков прошлого, выработки эффективного курса развития аграрной сферы, основываясь на правильном рассмотрении исторической действительности развития сельского хозяйства.

Цель данного исследования – это анализ советской и постсоветской историографий развития сельского хозяйства республики в 1946–1985 гг. посредством историографического анализа научных, исторических исследований советской эпохи и времени Независимого Казахстана, затрагивавших экономические, социально-культурные проблемы развития аграрной сферы. Критический анализ и сопоставление концептуальных основ историографий двух «эпох», до 1991 года и после, способствует объективности рассмотрения каждого из аспектов исследования.

За отправную точку рассмотрения проблемы сельского хозяйства Казахстана взят 1946 год. Окончание Великой Отечественной войны, которая является своего рода рубежом, делящим историю советского государства на довоенный и послевоенный периоды. Конечной датой определен 1985 год, поскольку после апрельского (1985 г.) Пленума наметились совсем иные тенденции, принципиально отличавшиеся от предыдущих советских опытов социально-экономического развития.

Выделяются следующие этапы изучения Казахстанского села в рассматриваемый нами хронологический период: 1) 1946–1985 гг. – классическая советская историография, 2) 1985–1991 гг. – историография периода Перестройки, 3) 1991 г. – настоящее время – постсоветская историография.

Как промежуточное звено выступает историография периода Перестройки. Хотя данная историографическая тенденция относится к советской историографии, но, все же, в сопоставительном контексте перестроечные утверждения были первым, в некоторой степени, противопоставлением постулатам, устоявшимся в классической советской историографии.

В данном исследовании, во-первых, переосмысливается ряд устаревших положений и выводов по проблеме аграрного сектора. Во-вторых, установлено изменение научной аргументированности истории сельского хозяйства в зависимости от общественно-политической обстановки. В-третьих, на основе широкого круга литературы определены особенности трёх историографических традиций рассмотрения истории сельского хозяйства.


^ 1 Советская историография истории изучения сельского хозяйства в послевоенный период


Советской историографией по проблемам сельского хозяйства исследователями затрагивались лишь отдельные аспекты, которые к тому же сужались определенными периодами. Идеологические догматы и научная ограниченность магистральными линиями КПСС придавали исследованиям шаблонный вид.

Советской исторической наукой затрагивался ряд проблем историографии развития советского села в рассматриваемый хронологический период. Историографический анализ неоднократно проводился по проблеме освоения целинных и залежных земель. Рассматривались проблемы историографии деятельности Коммунистической партии в процессе целинной кампании. Это такие проблемы, как укрепление технической базы, прибытие на целину рабочих, роль рабочего класса в освоении целинных земель, дружба народов, участие комсомола, история строительства совхозов.

В коллективной работе «Коммунистическая партия в борьбе за освоение целинных земель в Казахстане» (1969) под редакцией П. М. Пахмурного [1] предпринимается попытка источниковедческого и историографического обзора руководящей роли КПСС в освоении целинных земель. В работе дан анализ документальной базы тематики освоения целины. Рассмотрены материалы фондов Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Центрального государственного архива народного хозяйства СССР, Центрального архива ВЦСПС, Архива ЦК ВЛКСМ. Также материалы фондов казахстанских архивов: архив Института истории партии ЦК КП Казахстана – филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Центральный государственный архив Казахской ССР. Единственной критической оценкой документальной базы было то, что исследователи пришли к выводу о нередких случаях разного толкования и отражения одних и тех же фактов, событий, процессов. Обобщено содержание документальных сборников. При историографическом анализе литературы подвергнуты критике только ранние работы, содержащие лишь описание процессов освоения целины. В работах более поздних (1960-х гг.) усматриваются позитивные сдвиги в освещении социально-экономических последствий освоения целинных и залежных земель в Казахстане, укрепление и развитие дружбы народов на целине, претворение в жизнь решений мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, совершенствование культуры земледелия и т.д. В целом в историографическом анализе постоянным недостатком прослеживалось только недостаточное освещение ведущей роли КПСС в освоении целинных земель.

Источниковедческий анализ проведён в кандидатской диссертации Кадыртаевой М. А. «Документальные материалы Центрального Государственного архива Казахской ССР по истории освоения целинных и залежных земель как исторический источник (1954–1958 гг.)» (1974) [2]. Во введении рассмотрена историография проблемы. Исторические работы разделены на две группы в зависимости от использования исторических источников: 1) литература, изданная в начальные годы освоения целины (1954–1958 гг.), основанная на документах текущего делопроизводства, в большинстве не имеющая ссылочных данных; 2) литература, основанная на широком круге источников с применением методов исследования. Архивные источники ЦГА Казахской ССР классифицированы в три группы. В первую группу источников вошли распорядительно-директивные материалы: протоколы, постановления, приказы. Вторую группу составили статистические материалы: сводные годовые отчеты совхозов, колхозов, МТС. Третью – информационные материалы: справки, докладные записки, сведения.

В статье М. Л. Богденко «Проблемы массового освоения целинных и залежных земель в советской литературе» (1974) [3] дана оценка уровня научности публикаций. В статье дается критическая оценка исследований раннего периода (конец 1950 – начало 1960-х гг.), то есть ограниченность периодом 1954–1958 гг., не освещенность всего процесса освоения целины, упрощенство при анализе многих проблем. Ставится вопрос о том, что в течение 20 лет не затрагивались проблемы рационального использования осваиваемых земель, о формах организации целинного земледелия. Богденко М. Л. не исключает субъективизм, отход от научных принципов исследования, преувеличение роли отдельных личностей в разработке программы освоения целинных земель в 1954–1958 гг. и т.д. Новый значительный этап выделяется с середины 1960-х гг. Новый этап характеризуется более глубоким изучением руководства КПСС, устранением субъективистских оценок исторических событий, раскрытием успехов и трудностей в кампании освоения целинных земель. Но основным недостатком советской литературы по истории освоения целинных и залежных земель Богденко М. Л. считает недостаточно полное рассмотрение роли ЦК КПСС по ряду вопросов.

В 1978 г. Саурамбаевой Р. Т. защищена кандидатская диссертация «Историография деятельности Коммунистической партии по освоению целинных и залежных земель в Казахстане» [4]. В диссертации прослеживалась динамика изучения опыта Коммунистической партии по освоению целинных и залежных земель в Казахстане. Изучение деятельности Компартии сконцентрировано на взаимопомощи братских республик, укреплении материально-технической базы, обеспечении кадрами инженерно-технических профессий, рабочих массовых профессий, обеспечении шефской помощи города селу. Исследована историография партийного строительства Компартии Казахстана, организационно-партийной и идейно-воспитательной работы на целине. В диссертации отсутствует критика рассматриваемых исторических работ, только выделяются мало затронутые проблемы, которые требовали изучения.

В 1987 г. Саурамбаева Р. Т. в статье «Освоение целины – подвиг партии и народа (историография вопроса)» также освещает работу партии, однако перестроечная гласность позволила сделать значительное позиционное вступление, что несколько концептуально отличает статью от вышеупомянутой диссертации [5]. Саурамбаева Р. Т., имея возможность пользоваться перестроечными «плодами демократизации», пишет: «Не секрет, что история освоения целины многие годы описывалась как полоса триумфа экстенсивного метода развития сельского хозяйства, отражалась главным образом в героике будней первоцелинников. А освоенная целина тем временем приносила не только миллиарды, добывавшиеся, как это справедливо отмечено на VIII Пленуме ЦК Компартии Казахстана, любой ценой, но и объективно порождала проблемы социального и экономического плана. Не везде партийные органы давали соответствующую оценку нецелесообразности преобразования колхозов в целинные совхозы, нередко игнорировались научные основы технологии целинного земледелия, что, естественно, сказывалось на экономических показателях. Эти и другие недостатки зачастую обходились в публикациях молчанием, в стороне оставались анализ причин, порождавших негативные процессы, их реалистическое освещение» [5, с. 265]. Подобные заявления стали возможными только после горбачевских речей в адрес старого партийного руководства, когда императивы старой командно-административной системы частично пересматривались и изменялись, появилась гласность и «половинчатая» демократизация. Саурамбаева Р. Т. ясно охарактеризовала историографический континуум 1950-х – первой половины 80-х гг., вскрыв основные негативные моменты кампании освоения целинных земель.

Заслуживает внимания монография М. Ж. Аргынбаева «Печать Казахстана на завершающем этапе социалистического строительства» [6]. В монографии описывается пафосное отражение на страницах советской печати (газета «Казахстанская правда», журнал «Большевик Казахстана») достижения сельского хозяйства Казахстана, организационно-хозяйственное укрепление колхозов в 1946–1953 гг. Исследована периодическая печать по проблемам освоения целинных и залежных земель. Решения сентябрьского (1953 г.) Пленума, мероприятия программы освоения целины, дух дружбы и братства, патриотизма, подъём сельского хозяйства, отраженные в республиканской и местной печати также рассмотрены в монографии.

Данилов В. П. в статье «Проблемы истории советской деревни в 1946–1970 гг. (очерк историографии)» (1972) выделяет основные историографические тенденции рассматриваемого продолжительного периода [7]. Прежде всего, подмечена слабая изученность многих сторон развития сельского хозяйства в 1946–1953 гг. Отмечается, что изучение данного периода стало более широким после сентябрьского (1953 г.) Пленума и ХХ съезда партии, то есть разоблачения культа личности и признания тяжёлого положения колхозного крестьянства. Литература по восстановительному послевоенному периоду Даниловым В. П. оценивается как повествовательная, содержащая только описание мероприятий в сельском хозяйстве. Также в статье значительное место уделено историографии освоения целинных и залежных земель. В этом направлении выделяется ряд аспектов изучения: роль партии и комсомола, патриотизм советских людей, производственный и экономический эффект. Отдельно выделяются исследования по истории совхозов. Сам Данилов замечает «гипертрофию целинной тематики в историографии совхозного строительства» [7, с. 18]. Продвижения в исторических исследованиях на сельскохозяйственную тему в статье усматриваются после мартовского (1965 г.) Пленума. После критики на пленуме ошибок, допущенных Н. С. Хрущевым, в литературе по сельскому хозяйству появляется научная критика целинного периода. Сдвиги проявляются в разработке основных проблем, появляются серьёзные монографии. Данилов В. П. указывает на проблемы изучения классовой структуры и социально-экономических отношений села, ставшие актуальными с введением достижений НТР в сельскохозяйственное производство, новшествами мартовского (1965 г.) Пленума и лозунгами о развитом социализме. Проблемы собственности и сближения социальных групп на селе, социальная структура колхозного крестьянства стали составлять содержание экономической, правовой и исторической литературы.

Историографический анализ изучения истории материально-технической базы сельского хозяйства представлен в межвузовском сборнике статей историков-аграрников «Проблемы историографии опыта КПСС в техническом перевооружении сельского хозяйства» (Владимир, 1987). Приведём статьи Цепова С. А. «Историография вопроса деятельности КПСС по реорганизации машинно-тракторных станций в 1958 году», Алексеенко И. И., Алексеенко О. И. «К историографии партийного руководства развитием межотраслевых связей сельского хозяйства», Крылова С. А. «Политико-воспитательная работа КПСС с сельскими индустриальными кадрами в условиях совершенствования социализма (историография проблемы)», Королькова Н. В. «Ленинский курс КПСС на создание индустриальной основы сельского хозяйства (к историографии проблемы)» [8]. В историко-партийном ключе в названных статьях даётся анализ и систематизация литературы о деятельности Коммунистической партии в укреплении материально-технической базы сельского хозяйства, переводу сельскохозяйственного производства на индустриальные рельсы.

Советологи стран Запада в отношении аграрной политики имели собственное мнение, естественно принципиально разнящееся с советской официальной историографией. Предметом бурных диспутов на страницах печати выступало коллективное хозяйство, его сущность и перспективы. Опровержения «буржуазных фальсификаций» занимает отдельный блок исторических исследований советской исторической науки. Нами не анализируется зарубежная историография, но нельзя обойти стороной историографические исследования советских историков, «разоблачающих буржуазную фальсификацию» на предмет аграрной политики в СССР.

Муканова Р. З. в кандидатской диссертации «Критика англо-американских буржуазных фальсификаторов по освоению целинных и залежных земель Казахстана (1954–1975 гг.)» (1981) опровергала аргументы советологов о нецелесообразности курса партии на освоение целины. Опровергалось также утверждение о волюнтаризме КПСС [9]. Основной стержневой мыслью было коренное несоответствие ценностных императивов капиталистического уклада сельских жителей и курса построения коммунистического общества в СССР.

В работах Молибошко В. А. «Против буржуазной фальсификации роли КПСС в коммунистическом строительстве» (Москва, 1972) [10], Сазонова Н. И., Дмитришина А. Д. «Критика буржуазных концепций социальной природы советского колхозного крестьянства» (Харьков, 1986) [11], в коллективной работе «Экономическое развитие Казахстана и критика буржуазных фальсификаторов» (Алма-Ата, 1978) [12], в коллективной работе под руководством Коршунова В. И. «Сила правды и бессилие лжи: (критика буржуазной историографии ленинской национальной политики КПСС в Казахстане)» (Алма-Ата, 1982) [13] защищался опыт социалистического аграрного производства.

Особого внимания по интересующему нас периоду заслуживает статья Сивенок М. В. «Против буржуазной фальсификации некоторых направлений аграрной политики КПСС на современном этапе» (1983) [14]. Сивенок М. В. рассматривает доводы советологов относительно решений мартовского (1965) Пленума. Противопоставляя понятия материального и морального стимулирования, прибыли, рынка двух систем, в статье аргументируются преимущества и правильность этих понятий в категориях социализма, нежели в категориях его оппонента. Путем приведения статистических данных и перечисления достижений Советского Союза в сельском хозяйстве в статье говорится о несостоятельности утверждений советологов относительно осуществления новой аграрной реформы. Еще одной точкой столкновения стал вопрос партийного контроля сельскохозяйственного производства. Сивенок М. В. опровергает тезис советологов об администрировании и излишней опеки над совхозами и колхозами, утверждая о демократическом централизме. Сравнением уровня жизни и условий труда сельскохозяйственных тружеников стран Союза и западного блока в пользу советского колхозника и рабочего совхоза опровергается утверждение о преимуществах трудящихся в капиталистических странах.

Рассматривая идеологические баталии, напрашивается вывод об определенной доли идеализации с обеих сторон. В исследованиях подобного рода с целью очернить доводы противника, забываются собственные недостатки и выпячиваются только позитивные стороны. Тенденция противостояния затмевала реальную картину и негласно отстраняла стремление к объективности.

Итак, можно сделать вывод, что проблема сельского хозяйства Казахстана в послевоенный период, требовала своего методологического переосмысленного освещения, нуждалась в дальнейшем историографическом исследовании с учётом постсоветской историографии.


^ 1 Историография сельского хозяйства Казахстана в послевоенный восстановительный период (1946–1953 гг.)


Для истории Республики Казахстан и всего Советского Союза немаловажен вопрос изучения послевоенного развития сельского хозяйства. Советские граждане общими усилиями, постоянным взаимодействием республик сумели выстоять и вывести общую Родину из трясины послевоенной разрухи. Казахстан как основной район эвакуации и поставщик продукции сельского хозяйства в годы войны был значительным регионом в общесоюзном производстве сельского хозяйства и во все последующие периоды.

Рассматриваемый временной отрезок 1946–1953 гг. в литературе отмечен как послевоенный восстановительный период. Данный период, как известно, характеризуется процессами восстановления разрушенного войной народного хозяйства, героизмом советских людей, поскольку благодаря их самоотверженному труду произошло быстрое восстановление экономики СССР.

Кроме того, положение сельского населения отягощали последствия засухи в 1946 году [15].

Также рассматриваемый период (его можно назвать периодом сталинизма) отличается дальнейшим прессом тоталитарного режима. Колхозников это коснулось в особенности. Жизнь сельских жителей помимо ежедневного изнурительного труда за трудодни усугублялась еще и репрессивными нажимами, вроде драконовских законов. Точкой отсчета послабления тоталитарной системы на селе можно считать 1953 год, так как уже на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС был поставлен вопрос об отставании сельского хозяйства, о необходимости материальной заинтересованности, были приняты решения по реформированию сельского хозяйства с целью улучшения жизни сельских жителей.

В отличие от последующих этапов развития сельское хозяйство в хронологическом отрезке 1946–1953 гг. не изобилует библиографией. Историографический анализ истории сельского хозяйства в рассматриваемый период с позиции сегодняшнего дня раскрывает смену концептуальных приоритетов исторической науки. Прослеживается, как категории исторической объективности долгое время остаются неизменными и резко меняются в зависимости от общественно-политических и экономических императивов. Такие явления как тоталитаризм, тоталитарный режим, которыми сейчас характеризуют сталинский период, до Перестройки не проблескивали в советской историографии. Разоблачение культа личности на ХХ съезде партии (1956 г.) отчасти подмечалось, однако, это не свидетельствовало о том, что обнажались все пороки тоталитарной системы.

Сельское хозяйство в советской историографии рассматривается в русле процесса послевоенного восстановления, деятельности партийных организаций, в целом, благополучного преодоления созданных войной трудностей. Исторические работы советской эпохи по интересующему нас периоду относительно сельского хозяйства написаны согласно двум направлениям. Первое – исторические труды, посвященные непосредственно развитию сельского хозяйства как составной части экономики, второе – исследования по истории деятельности Коммунистической партии по проблемам развития сельского хозяйства. Конечно, также данный период фрагментарно отражен в работах по истории культурного и общественно-политического развития села.

В советской исторической науке методологическую базу составляли только труды классиков марксизма-ленинизма. Сочинения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина носили статус непререкаемой истины, кроме того, для теоретической основы исследований приводились решения пленумов (ЦК ВКП(б), ЦК КПСС), постановления министерств. Выходить за эти рамки, внедрять иные подходы в рассмотрение темы историки не могли в силу того, что данные теоретические основы имели парадигматическую установку.

С 1960-х по 1980-е гг. не прослеживается никаких концептуальных изменений в исторических исследованиях. В центре внимания историков находились проблемы организационно-хозяйственного укрепления колхозов, укрепления материально-технической базы колхозов, МТС, механизации колхозов, массовой электрификации сел и аулов, ликвидация нарушений Устава сельскохозяйственной артели, преимущества укрупнения колхозов, увеличение числа коммунистов в колхозах, подготовка руководящих колхозных кадров и т.д.

Даулбаев А. Д. в юбилейном издании «Сельское хозяйство Казахстана. К 30-летию Республики» (1950) [16] описал успехи колхозов в послевоенном восстановлении, привел численные показатели в земледелии и животноводстве, данные социального улучшения колхозного крестьянства.

Акбердин Р. К. в кандидатской диссертации «Партийная организация Северо-Казахстанской области в борьбе за организационно-хозяйственное укрепление колхозов в послевоенный период (1946–1956 гг.)» (1958), используя материалы местных партийных, советских архивов, исследовал деятельность партийных организаций по преодолению послевоенных трудностей, мобилизации колхозного крестьянства, укрупнению колхозов и т.д. [17]. Раскрывались такие моменты, как укрепление состава руководящих кадров партийных и советских органов, партийная массово-политическая работа на селе, выполнение постановления ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР от 19 сентября 1946 г. «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах». Повествуется об укреплении материально-технической базы сельского хозяйства, прежде всего, пополнение машинно-тракторного парка МТС, укрепление производственных связей МТС с колхозами и т.д. Акбердин Р. К. подмечает одну ошибку в руководстве сельским хозяйством – это нарушение принципа материальной заинтересованности колхозников, что приводило к численному понижению колхозников.

Роль партийных первичных организаций в восстановлении сельского хозяйства занимает первое место практически во всех исследованиях. В публикациях с 1960-х по 1980-е гг. нами выделенные тезисы повторяются.

В монографиях на протяжении 25 лет выдержан один и тот же ракурс исследования. В качестве примера приведем монографии Нейштадт С. А. (1960) [18], Турсунбаева А. (1960) [19], Тулепбаева Б. А. (1971) [20], Шамшатова И. Ш. (1985) [21]. В содержании названных работ превалируют выше отмеченные пункты, сохраняется общая структура, нагроможденная статистическими данными.

Монография С. А. Нейштадт «Экономическое развитие Казахской ССР (период социализма и развернутого строительства коммунизма)» [18] опубликована в 1960 г., когда партийное руководство во главе с Н. С. Хрущевым пожинало результаты целинной кампании. Руководство путем освоения целинных и залежных земель в кратчайшие сроки экстенсивным методом решило проблему снабжения населения хлебом, для людей, видевших тяготы и лишения войны, послевоенный голод, кампания освоения целинных земель казалась долгожданной житницей.

Нейштадт, опираясь на хрущевскую позицию, заявляет о том, что в рассматриваемый период «рост производства зерна не соответствовал возможностям Казахстана…» [18, с. 113]. Нейштадт отрицательно отзывается о положении зернового производства до хрущевского времени: «Такое положение в стране с хлебом, помимо некоторых объективных причин и общих недостатков в руководстве сельским хозяйством, явилось прямым следствием грубых ошибок, допущенных антипартийной группой Маленкова, Молотова, Кагановича, Булганина, Шепилова. Еще в 1952 году на XIX съезде партии Маленков, оперируя данными, так называемой биологической урожайности, заявил, что валовой сбор зерна в стране составил 8 млрд. пудов, хотя это совершено не соответствовало действительности, и что зерновая проблема в стране решена окончательно и бесповоротно. Такие очковтирательское заявление (как характеризовал его товарищ Н. С. Хрущев) демобилизовало, конечно, местные партийные и советские органы, колхозы, МТС и совхозы и отвлекло их внимание от борьбы за подлинное разрешение зерновой проблемы» [18, с. 114].

Рассматриваемая монография увидела свет в 1960 г., прошло около 7 лет после низложения с политической арены перечисленных государственных деятелей, а Нейштадт вешает им ярлык «антипартийных». Политизация научного исследования в зависимости от курса нового руководства, идеологической нагрузки перманентна в советской историографии.

А. Турсунбаев в монографии «Колхозное крестьянство Казахстана», вышедшей в том же 1960 году, также замечает о недостатках руководства в сельском хозяйстве, затруднявших работу и быт колхозного крестьянства. Прежде всего, на фоне успехов послевоенного восстановления, подмечается невыполнение колхозами государственных поставок, необеспеченность колхозов необходимыми фондами (семенными, фуражными, страховыми), слабое повышение доходности колхозов, малая обеспеченность неделимых фондов, недостаточные нормы трудодней. И как итог повествованию А. Турсунбаев делает вывод: «Возможности, таившиеся в недрах колхозного строя, использовались далеко не полностью. Сельское хозяйство не удовлетворяло растущих потребностей населения в продуктах питания, а легкой и пищевой промышленности в сырье. Зерновая проблема – эта центральная проблема сельского хозяйства – оставалась нерешенной» [19, с. 122].

В работе Б. А. Тулепбаева «Торжество ленинских идей социалистического преобразования сельского хозяйства в Средней Азии и Казахстане» (1971) внимание сфокусировано в основном на деятельности партийных организаций в колхозах и совхозах, машинно-тракторных станциях [20]. Широкомасштабная партийная деятельность, по мнению Тулепбаева, сыграла положительную роль в восстановлении и развитии сельского хозяйства. Также значительное место уделено вопросам снабжения колхозов и совхозов техникой, электрификации села. В работе ярко продемонстрированы признаки директивного планирования в сельском хозяйстве: «Казахстан должен был довести поголовье всех видов скота до 25,5 млн.», «к концу пятилетки посевные площади республики должны были достигнуть 7886 тыс. га» [20, с. 303]. Заостряется внимание на значимости Казахстана и республик Средней Азии для СССР в целом, высокого значения в восстановлении народного хозяйства, признании этого партией и правительством. Как и в книге С. А. Нейштадт затронута тема малой эффективности мелких колхозов и необходимости их укрупнения.

Шамшатов И. Ш. в монографии «Колхозы Казахстана: развитие общественного хозяйства и его социально-экономические результаты. (1946–1980 гг.)» (1985) [21] изложил программу послевоенного развития, усиление партийно-политической работы на селе с целью реализации принятой программы, также процесс организационно-хозяйственного укрепления колхозов и механизации колхозного производства, и, как следствие, улучшение экономического положения колхозов.

Волков И. М. в монографии «Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы. Колхозы СССР в 1946–1950 гг.» (1972) используя материалы фондов Центрального государственного архива народного хозяйства СССР, Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и других архивов, исследовал положение колхозов СССР в годы четвёртой пятилетки [22]. Освещены вопросы материально-технического укрепления колхозов, организация колхозного производства: руководства колхозами, планирование производства, организация труда, социалистическое соревнование, трудовая дисциплина. Также восстановление и развитие земледелия, животноводства, экономическое положение колхозов, укрупнение колхозов. Социальные изменения: руководящие кадры колхозного производства, повышение культурно-технического уровня, материальное положение колхозников.

Послевоенному восстановлению и развитию сельского хозяйства посвящён сборник статей «Развитие сельского хозяйства СССР в послевоенные годы (1946–1970 гг.)» (Москва, 1972) [23].

Вылцан М. А. в монографии «Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945–1958 гг.)» (1976) показал роль помощи рабочего класса в индустриальном развитии колхозного крестьянства [24]. Рассматривались такие вопросы, как помощь города, рабочего класса селу в техническом перевооружении, техническое укрепление МТС и колхозов, формирование механизаторских кадров, роль МТС в восстановлении и развитии колхозного производства.

Зеленин И. Е. в монографии «Общественно-политическая жизнь советской деревни. 1946-1958 гг. (Состав и деятельность общественных организаций, Советов, рост политической активности сельских тружеников)» (1978) [25]. Зеленин И. Е. рассмотрел деятельность местных партийных организаций, советов, комсомола, профсоюзов, участие сельских тружеников в работе советов и массовых общественных организациях, рост общественно-политического сознания сельского населения.

В коллективной работе под редакцией С. Бейсембаева и П. Пахмурного «Коммунистическая партия Казахстана за 50 лет (1921–1971 гг.)» (1972) [26] также рассматриваются заслуги партии во всех преобразованиях в период восстановления народного хозяйства. Подчеркивается, что решение одной из наиболее волновавших всех проблемы укрупнения колхозов исполнялась «по инициативе партийных организаций» [26, с. 184]. Затронуты вопросы формирования партийных организаций на селе, политического воспитания сельских жителей.

Деятельность партийных органов по разоблачению правонарушений, несоблюдению социальных норм на селе освещена в монографии А. Ержанова «Коммунистическая партия Казахстана в послевоенный период (1946-1958 гг.)» (1974) [27]. Миссия исправления признанных ошибок также присуждалась партии: «партийные и советские органы приняли меры к устранению допущенных ошибок при укрупнении колхозов нарушений» [27, с.68].

Комплексным подходом к периоду четвертой пятилетки отличается кандидатская диссертация Мусабекова Х. Ш. «Колхозное крестьянство Казахстана в годы четвертой пятилетки (1946-1950 гг.)» (1977) [28]. В диссертации рассматривается роль первичных партийных организаций колхозов в развитии сельского хозяйства, укрепление материально-технической базы колхозов, электрификация аулов и сёл, ликвидация нарушений Устава сельскохозяйственных артелей, подготовка руководящих кадров и кадров массовых профессий. Исследованы социальные аспекты колхозного крестьянства, а именно улучшение организации и оплаты труда колхозников, развитие социалистического соревнования среди крестьянства, укрупнение колхозов, повышение материального положения, изменение быта колхозников, повышение политического и культурного уровня колхозного крестьянства.

В докторской диссертации Михайлова Ф. К. «Совхозы Казахстана (1946–1970 гг.)» (1977) [29] повествуется о совхозном строительстве в послевоенный период, создании совхозов на базе многоземельных, экономически слабых колхозов. В диссертации присутствует партийная концепция сближение двух форм социалистической собственности, посредством увеличения неделимого фонда колхозов, укрепления материально-технической базы колхозов, их механизации.

Коммунистическая партия была направляющим звеном во всех сферах советского общества. Промышленное и сельскохозяйственное производства подлежали полной регламентации партийных органов. Выработка и претворение в жизнь каких-либо концепций или же внедрение технологий в производство являлось прерогативой партии. Исторические труды по истории деятельности Коммунистической парии по проблемам развития сельского хозяйства идут отдельным блоком. Собственно в них повторяются те же самые выделенные нами аспекты, подкрепленные статистикой, с большим акцентом на активную деятельность партии в этих процессах. В этой стезе необходимо упомянуть коллективную работу «Очерки истории Коммунистической партии Казахстана» (Алма-Ата, 1984) [30], работу Коркоценко Д. И., Куликова В. И. «Коммунистическая партия в борьбе за дальнейшее развитие сельского хозяйства (1946–1958 гг.)» (Москва, 1974) [31]. Крупная монография Маданова Х. М. «Деятельность КПСС по осуществлению ленинской аграрной политики в Казахстане (1946–1975 гг.)» (Алма-Ата, 1980) раскрывает основные направления деятельности партии [32]. Также диссертацию Абдулпаттаева С. И. «Деятельность Коммунистической партии Казахстана по развитию животноводства (1946–1965 гг.)» (1983) [33].

При анализе вышеназванных работ не стоит подходить к ним с резким негодованием и отчужденностью. Все они опубликованы до Перестройки, и естественно носят оттенок своего времени. Историки действительно свято веровали в незыблемость основ социалистического развития в варианте, в котором оно преподносилось, и считали именно Коммунистическую партию исполнителем реализации интересов граждан СССР. Исследователи как продукты своей эпохи, представители социалистического лагеря, возможно, и не представляли иного пути развития сельского хозяйства, построение коммунизма в сознании советского населения являлось возможной реальностью. Тем более рассматриваемые научные труды издавались в континууме явлений и процессов 1960–70-х гг., когда населению методы директивного планирования казались единственно правильными приемами в управлении экономикой и государством.

Партией ангажировался концепт преодоления существенных различий между городом и деревней. Предполагалось, что при построении коммунистического общества не должно быть различий между промышленным и сельскохозяйственным производством, исчезнут различия между рабочими и колхозным крестьянством, произойдет сближение двух форм социалистической собственности, то есть, колхозно-кооперативная и государственная (совхозная) формы собственности на селе перерастут в единую общенародную собственность.

В 1970 г. Сейтказиевым М. Г. защищена кандидатская диссертация «Деятельность партийной организации Казахстана по дальнейшему укреплению союза рабочего класса и колхозного крестьянства в послевоенный период (1946–1955 гг.)» [34]. В диссертации повествуется о руководящей роли рабочего класса по совершенствованию партийно-организационной работы на селе, шефской помощи рабочего класса колхозному крестьянству, содружестве рабочего класса и крестьянства при поддержке партийной организации Казахстана.

Алдабергенов У. А. в докторской диссертации «Деятельность Коммунистической партии Казахстана по преодолению существенных различий между городом и деревней. 1945–1970 гг.» (1985) [35] пишет о превращении сельского хозяйства в разновидность индустриального труда. Начиная с 1946 г. происходила механизация сельского хозяйства, увеличение численности механизаторов, электрификация села – посредством этого партия рассчитывала индустриализовать сельское хозяйство.

Кадыртаева М. А. в статье «Некоторые вопросы помощи рабочего класса сельскому хозяйству Казахстана (1946–1950 гг.)» в сборнике научных трудов «Роль рабочего класса Казахстана в подъеме сельского хозяйства Казахстана (1946–1980 гг.)» (1989) описывает ряд взаимодействий рабочего класса и крестьянства [36]. Прежде всего, рост материально-технической базы сельского хозяйства, производство машин для села, комплектующих. Также строительство электростанций, жилищное строительство, строительство сельской инфраструктуры, учреждений соцкультбыта. Важным является то, что Кадыртаева М. А. подмечает: «но, рисуя столь радушные картины тех лет, следует отметить, то, что в периодической печати преобладал показ преимущественно успехов, а противоречия, трудности и ошибки замалчивались» [36, с. 36]. Данное высказывание свидетельствует о появлении перестроечных попыток пересмотреть послевоенное развитие казахстанского села.

В докторской диссертации Каражанова К. С. «Сотрудничество союзных республик в развитии сельского хозяйства Казахстана в 1946–1980 гг. (историко-партийный аспект)» (1991) повествуется о снабжении сельского хозяйства Казахстана сельскохозяйственными машинами, произведенными на заводах РСФСР. Также упоминается о помощи наиболее развитых промышленных регионов Союза в механизации Казахстана, шефской помощи промышленных центров в электрификации села Казахстана [37].

Муритова А. Б. в кандидатской диссертации «Культурное строительство в селах и аулах Казахстана (1946–1960 гг.)» (1991) рисует картину народного образования в послевоенный период [38]. В диссертации говорится о нехватке учителей, поскольку многие не вернулись с фронтов, в связи, с чем открывались педагогические институты и училища, о направлениях в Казахстан учителей из РСФСР, Украины. Муритовой А. Б. подмечено следующее: «Особенно трудное положение с учительскими кадрами сложилось в отдаленных районах, аулах и селах, на участках отгонного животноводства» [38, с. 17].

Сламбеков З. в кандидатской диссертации «Общественно-политическая жизнь аула и села Казахстана (1946–1960 гг.)» (1992) рассматривает численный рост партийных организаций в ауле и на селе, роль аульно-сельских Советов в общественно-политической жизни населения аула и села [39].

В целом, развитие материально-технической базы сельского хозяйства, общественно-политическая работа и культурное строительство довольно полно и кропотливо освещаются. Однако советская историография в силу идеологических запретов слабо затрагивала проблемы социального положения колхозного крестьянства, быта сельских жителей. Концентрация внимания на деятельности Коммунистической партии и позитиве в производственном отношении наполняло содержание исторических исследований. Проявление крайних форм сталинизма совсем не затрагивались. Разоблачение культа личности не дало должного результата в общественно-политической среде, поскольку было принято за установку широко не муссировать данную проблему в массах. В исторических исследованиях совершенно верно освещается героизм колхозного крестьянства в послевоенном восстановлении аграрного сектора под руководством партии, но не рассматривается ценой каких потерь и утрат сельские жители нормализовали функционирование сельского хозяйства страны.

С обретением Казахстаном суверенитета и независимости в казахстанской исторической науке происходит смена методологических постулатов. Наследие классиков марксизма-ленинизма не отрицается на корню, но период 1946–1953 гг. и вся история страны советов рассматривается под другим углом. В исторические исследования вводится понятие тоталитаризма как системы подавления. Расширяя круг архивных источников, по-иному, анализируя старые исторические источники советской эпохи, внимание фокусируется на тяжелой жизни колхозного крестьянства в тисках тоталитарного режима.

Аграрный сектор после свертывания НЭПа находился под сильным давлением тоталитарной системы. Мы не вдаемся в теоретический вопрос об эффективности сельского хозяйства при частнособственнической инициативе, но надо сказать, что личное приусадебное хозяйство служило основным источником существования сельских жителей. С 1930-х гг., когда все хозяйства коллективизировались, жители аула и села испытывали директивные нажимы. В период восстановления разрушенного войной народного хозяйства аграрный сектор развивался в условиях, сложившихся в 1930-х гг., доминировали все те же производственные параметры и колхозная организация.

Советские историки, находясь в идеологическом вакууме, при котором личность И. В. Сталина имела, чуть ли, не сакральный характер, не могли показать истинное положение колхозного крестьянства до хрущёвских преобразований. Изнурительная работа за трудодни, неимение паспортов ставило колхозников в принижающее положение по отношению к рабочему классу. Отчасти это может объясняться тем, что крестьянин сохранял некоторые остаточные элементы собственнических отношений в виде личного подсобного хозяйства.

Жизнь колхозного крестьянства в послевоенное время усугубилась голодом 1946 г. Сельскохозяйственные излишки изымались сверх меры. Происходило постоянное взыскивание «врагов народа».

Абжанов Х. в докторской диссертации «Сельская интеллигенция Казахстана: исторический опыт формирования и социальной практики (1946–1985 годы)» (1992) затрагивает проблему положения крестьянства в условиях давления командно-административной системы. Проливается свет в целом на жизнь колхозного крестьянства и причины подобного положения: «До начала целинного движения развитие колхозного крестьянства республики, составившего в 1947 г. до двух третей жителей села, определялось системой факторов, как социально-экономического содержания, так и политико-правового. Крестьянство представляло наиболее бесправную часть населения, его труд безжалостно эксплуатировался; оно было поставлено в такие условия, что постепенно превращалось в люмпена, теряя одновременно привычки, навыки и психологию, свойственные человеку земли. Тоталитарный режим установил драконовские порядки и строгие ограничения, чтобы удержать людей в колхозах. … лишь кончина И. В. Сталина и объективный анализ ситуации в сельском хозяйстве, принятый в сентябре 1953 г., спасли крестьянство от грозящей катастрофы и заложили основы грядущих перемен» [40, с. 20].

При тоталитаризме происходил постоянный «поиск врагов народа», так как борьбы классов внутри государства уже быть не могло, то необходимо было выявить какой-либо враждебный элемент. Если даже пресечения в отношении личности или группы лиц были справедливыми, то это обязательно выпячивалось на общественный показ. Во-первых, присутствовала постоянная погоня за высокими статистическими данными, в выявлении «неугодных» это также применялось, во-вторых, советское общество всегда должно было знать, что существуют «вредители», «нечестные», пытающиеся подорвать социалистические принципы, и с которыми необходимо бороться. После войны руководство страны проводило разного рода мероприятия и принимало нормативно-правовые акты с целью исправления ошибок и правонарушений в системе управления и организации производственных форм колхозного хозяйства. Одним из них было постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) от 19 сентября 1946 г. «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах» [41]. Нарушения сельскохозяйственной артели выражались в «неправильном расходовании трудодней, расхищении общественных земель колхозов, растаскивании колхозной собственности, злоупотреблениях со стороны районных и других партийно-советских работников, нарушении демократических основ управления делами сельскохозяйственной артели» [41, с. 3].

Действовало принятое 27 мая 1939 г. постановление «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания». В постановлении говорилось: «разбазаривание и расхищение общественных земель колхозов в пользу личных хозяйств колхозников идёт по линии всякого рода незаконных прирезок приусадебных участков сверх предусмотренных уставом норм в порядке мнимых разделов семей, когда колхозный двор получает обманным путём на долю якобы выделяющихся членов семьи дополнительный участок приусадебной земли, либо в порядке прямого наделения колхозников приусадебными участками за счёт полевых общественных земель колхоза» [42, с. 8].

Секретарь ЦК КП(б) Ж. Шаяхметов в статье «Первая послевоенная весна на полях Казахстана» в журнале «Большевик Казахстана» (1946) привел формы нарушений Устава сельскохозяйственной артели. Первая: «задержка в проведении расчётов с колхозниками по трудодням, что приводит к ослаблению их заинтересованности в развитии общественного хозяйства» [43, с. 52]. Вторая: «неправильное распределение авансов» [43, с. 52]. Третья: «незаконное использование и разбазаривание колхозной земли, сельскохозяйственных продуктов, скота и денежных средств колхозов» [43, с. 52].

27 июня 1946 г. Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление по охране хлеба «О мерах по обеспечению сохранности хлеба, недопущению его разбазаривания, хищения и порчи», 25 октября 1946 г. – постановление «Об обеспечении сохранности государственного хлеба» [15, с. 540].

4 июня 1947 г. издан Указ «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» (срок заключения в лагеря от 5 до 8 лет), Указ «Об усилении охраны личной собственности граждан» (срок заключения в лагеря от 10 до 15 лет) [15, с. 540].

Воплощением веяний новой эпохи в истории Республики Казахстан по рассматриваемой проблеме стал труд Ж. Б. Абылхожина «Очерки социально-экономической истории Казахстана. ХХ век» (1997) [44]. Монографию можно воспринять как «разоблачающую песнь» тоталитарного времени. В связи с отходом от старого освещения истории и с позиций новых концептуальных подходов положение на селе в послевоенный период представлено в ином виде. Ученым вскрыты моменты, необходимость рассмотрения которых совсем не осознавалась, либо специально не замечалась в советское время. Прежде всего, Ж. Б. Абылхожин обозначил негативные тенденции системы послевоенного времени, которым вовсе не было места в историографии предшествующей эпохи. Во-первых, тяжелая жизнь колхозников показана в реальности, она не затмевается многочисленными статистическими данными, ранее создававшими представление нормализации социально-экономического положения на селе и форсированного темпа роста. Во-вторых, затронуты проблемы репрессивных, карательных санкций руководящих органов, приведены постановления Совета Министров и ЦК ВКП(б), узаконивавшие действия репрессивной машины. В-третьих, подвергнута критике экстенсивность производства, приведены доводы ее неэффективности.

В монографии указывается, что директивно-распределительная система уместна только в «экстремальных ситуациях», а в мирное время система стала порождать негативные явления в виде драконовских законов, отчуждения колхозной продукции. Абылхожин Ж. Б., в общем, период 1946–1953 гг. характеризуют так: «Нельзя не знать и того, что за внешне благополучными показателями послевоенной пятилетки стояли каторжный труд сельских тружеников, со всех сторон обложенных репрессивным принуждением, нищета и голод населения, варварская эксплуатация детского и женского труда, низкий уровень продолжительности жизни, высочайшие нормативы физического износа населения, использование рабского труда миллионов заключенных ГУЛАГа» [44, с. 233].

Сактаганова З. Г. в статье «Аграрная политика тоталитарного государства в послевоенное десятилетие: формы и методы» (2003) раскрывает механизм воздействия тоталитарной машины на колхозное крестьянство. Охарактеризованы директивные постановления партийных и хозяйственных структур, выявлен общий сценарий постановлений. На основе анализа репрессивных постановлений сделан следующий вывод: «Состояние коллапса, в котором находилось сельское хозяйство, давало партийно-государственным бонзам основание полагать, что меры воздействия на крестьян недостаточны. Поэтому в данный период система форсировала принятие директив, именно в этом видя панацею для регенерации аграрной структуры» [45, с. 78].

Сактаганова З. Г. в докторской диссертации «Советская модернизация экономики Казахстана в 1946–1970 гг.: критика исторического опыта» показывает экстенсивный характер земледелия и животноводства республики в послевоенный период. Тяжелое положение крестьянства обуславливалось «необходимостью обеспечения расширявшегося военно-промышленного комплекса продовольствием, с сохранением и укреплением действовавшей системы управления и распределения» [46, с. 29].

Итак, современная казахстанская историография восполняет белые пятна истории советского государства, раскрывая ранее прикрытые «кустарниками цифр» и бравурными возгласами о стабильном развитии народного хозяйства, антигуманную политику тоталитаризма по отношению к крестьянству.

Только в период горбачевской гласности советский народ смог осознать, что значило явление сталинизма в истории человечества. Чему свидетельство обнародование доклада, по разоблачению культа личности Сталина, озвученного Н. С. Хрущевым на ХХ съезде КПСС, в 1989 году.

После победы над фашизмом, как известно, сложилось мнение, что только данная система способна мобилизовать резервы страны с целью общего прорыва. Может быть, кто-то будет утверждать, что благодаря данной системе стало возможным провести индустриализацию, выиграть войну, восстановить подорванную войной экономику страны. Но в стремлении повсеместного укрепления и развития принципов гуманизма помимо общей цели необходимо учитывать и цену, для постижения которой жертвовались людские массы. Трагедийное прошлое должно быть уроком для настоящего и будущего строительства всемирного толерантного политико-экономического пространства.





оставить комментарий
страница1/6
Дата28.06.2012
Размер2,34 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх