Психология творчества в эпоху Серебряного века icon

Психология творчества в эпоху Серебряного века


Смотрите также:
Лекция. Поэзия “серебряного века в контексте истории...
Курс: Русская литература 20 в. Раздел: Русская поэзия периода серебряного века Тема урока...
Курс: Русская литература 20 в. Раздел: Русская поэзия периода серебряного века Тема урока...
Задачи урока: подвести учащихся к пониманию художественных ценностей новых направлений в науке и...
Задачи урока: Обобщить знания учащихся о культуре серебряного века...
Программа дисциплины Философия театра в эстетике Серебряного века для направления 031400...
Поэзия "Серебряного века". Основные течения и взгляды на них...
Серебряного века...
Лирика "Серебряного века"...
Учебно-методический комплекс по дисциплине дпп. В. 04 Поэтика серебряного века уд-04...
Программы государственного литературного музея программы государственного литературного музея...
Программы государственного литературного музея программы государственного литературного музея...



Загрузка...
скачать


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОСИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АКАДЕМИЯ ПЕРЕПОДГОТОВКИ РАБОТНИКОВ ИСКУССТВА, КУЛЬТУРЫ И ТУРИЗМА

КАФЕДРА ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА


РЕФЕРАТ


Психология творчества в эпоху Серебряного века


Выполнил:


Руководитель:


Тверь, 2011





Оглавление

стр.

1.

Введение

3

2.

Глава I. Феномен творческой личности в культуре Серебряного века

5

3.

Глава II. Основы психологии творчества в эпоху Серебряного века

11

4.

Заключение

22

5.

Список литературы

23

Введение


Психология творчества – область знания, изучающая созидание человеком нового, оригинального в различных сферах деятельности, прежде всего в искусстве, науке и технике. Эта отрасль психологии обобщает теоретические и экспериментальные исследования творчества, изучает общие психологические закономерности строения, регуляции и развития творческой деятельности, а также особенности творческой личности, природу творческих способностей и пути их развития.

Психология творчества использует знания из различных отраслей психологии: социальной психологии, возрастной и педагогической психологии, психологии личности, психофизиологии, психогенетики. Психология творчества представлена в различных направлениях современной психологии: культурно-историческом подходе, теории деятельности, психоанализе, гештальттеории, экзистенционализме, гуманистических течениях, когнитивной психологии, что определяет теоретические принципы и методы исследования, а также варианты используемых психокоррекционных и тренниговых практик и процедур. Психология творчества имеет большое значение для других наук: философии, социологии, политологии, экономики, менеджмента, рекламы, маркетинга, информатики и искусственного интеллекта, инженеринга и теории проектирования, педагогики, искусствоведения и для всех прикладных дисциплин, связанных с поиском и анализом новых творческих решений.

Исследования психологии творчества собирались в течение веков, однако не обобщались, не формулировались. Пожалуй, зарождение теории и психологии творчества в России можно отнести к концу XIX – началу ХХ века, периоду, который традиционно именуется Серебряным веком.

Ориентировочное представление о характере «теории и психологии творчества» этого периода можно составить, в первую очередь, по материалам оценочных суждений, касающихся этой области знания и приводящихся в самих работах по «теории и психологии творчества», иначе говоря, по анализу данного явления самими «творческими личностями», рассматривающими эту науку изнутри ее самой.

Теорию творчества и вкрапленную в нее психологию некоторые авторы того времени не решались отнести к числу научных дисциплин. С их точки зрения – это скорее отрывочные факты и случайные эмпирические обобщения, выхваченные без всякого метода, без всякой системы и связи из областей физиологии нервной системы, невропатологии, истории литературы и искусства. Однако современные ученые отмечают стремление большинства исследователей Серебряного века максимально охватить всю традиционную проблематику данной области знания: вопросы критериев творческой деятельности и ее отличия от нетворческой, анализ природы и процесса творчества, поиск закономерностей творческого процесса, специфических особенностей творческой личности, развития творческих способностей, организации и стимуляции творческой деятельности.


^ Глава I. Феномен творческой личности в культуре Серебряного века


Серебряный век выдвинул целую плеяду мыслителей, посвятивших свои работы такому феномену, как творчество. Многие философы, в числе которых В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев и др., считали творчество основополагающим компонентом культуры. Некоторые мыслители, например, А. Белый, оценивали творчество как фундаментальный принцип бытия. Многие вопросы рассматривались через постижение феномена творчества. Анализируя его истоки и сущность, исследователи выходили на космогонические и антропологические проблемы.

Прежде чем говорить о психологии творчества и творческого процесса в эпоху Серебряного века, следует определить основные черты творческой личности данного периода.

Основой мировоззрения человека Серебряного века, как полагают практически все исследователи данного периода, становится обращение к духовному началу, осмысление цели человеческой жизни. Носители культуры этой эпохи полагали, что современная им ситуация в России характеризуется кризисным состоянием духовных основ общества, сменой личностных ценностных ориентиров. По мнению интеллигенции рубежа XIX – XX вв., причиной кризисного состояния было именно отсутствие внутренней личностной гармонии, потеря духовных основ.

Мыслители Серебряного века в своих исканиях обратились к духовным началам, к анализу проблемы личности. Они предложили в качестве основной ценности творчество, сделали акцент на творчестве как способе существования человека. Творчество как процесс признавалось высшим смыслом существования человека, его возможностью самореализоваться и таким образом обрести внутреннюю удовлетворенность и гармонию. Именно поэтому большая часть размышлений деятелей культуры Серебряного века была направлена на осмысление феномена творчества. Творчество как явление бытия стало восприниматься по-иному. Категория творчества приобрела в глазах мыслителей большую ценность, была названа одной из основных дефиниций и объектов размышления. Для некоторых из них было характерно восприятие окружающего мира через понятие «творчество».

Изменение ценностных ориентиров, смещение акцента на творческое начало человека повлекло за собой переосмысление образа личности, субъекта творчества. Для картины мира эпохи рубежа XIX – XX вв., согласно мнению исследователей данного периода, была характерна антропоцентрическая традиция восприятия человека-творца, уходящая корнями в эпоху Ренессанса. Существует предположение, что люди этой эпохи, приняв ренессансную модель личности, стали сознательно и планомерно воплощать ее в жизнь.

Подобно мыслителям эпохи Возрождения, философы Серебряного века воспринимали человека как личность «свободную, творческую, героическую» 1. По их мнению, человек может считаться личностью, если он индивидуален. Индивидуализм также понимался мыслителями рубежа XIX – XX вв. в рамках ренессансного толкования данного термина.

Для эпохи Возрождения считалось необходимым разделять внешний индивидуализм и внутренний индивидуализм. Под внешним индивидуализмом подразумевалось осознание уникальности внешности, имени и биографии. Носители культуры Серебряного века приняли и переосмыслили данное понятие. Они сознательно пытались соответствовать ренессансному пониманию термина «внешний индивидуализм». Так, для этой эпохи была характерна тщательная продуманность псевдонимов, зачастую трактовавшихся символически. Примером может служить символичный псевдоним Бориса Бугаева – Андрей Белый, где имя «Андрей» ассоциировалось апостолом Андреем Первозванным, и, как следствие, с Библией, божественным. Фамилия же фактически дублировала ассоциативный ряд, призывала видеть свет и чистоту Божественного откровения.

Следует также отметить особое внимание носителей культуры Серебряного века к внешнему виду. Человек рубежа XIX – XX вв. зачастую сознательно стремился выработать персональный внешний облик. Одной из концептуальных основ формирования персонального внешнего облика была экстравагантность, иногда переходящая в эпатажность, как в одежде, так и в манере общаться, в поведении.

Многие деятели культуры сознательно или бессознательно старались выработать собственную манеру говорить. Так, довольно часто исследователи в своих работах обращаются к воспоминаниям о творческих личностях Серебряного века и обнаруживают наличие личностного ораторского стиля, направленного на привлечение внимания.

Наконец, последним критерием, позволяющим достичь внешнего индивидуализма, согласно трактовке данного термина, признавалась необычная биография, то есть некоторые вехи жизненного пути, выходящие за пределы обыденной жизни. Согласно источникам (воспоминаниям современников), творческие личности Серебряного века полагали, что жизненный путь личности формируется самой личностью, поэтому возможность менять свою жизнь, создавать знаковые вехи, вполне реальна. Они называли такую возможность «жизнетворчеством» 2. Среди искусственно создаваемых «символических» моментов биографии наиболее распространенным, согласно комментариям исследователей, следует считать стремление обожествлять своих возлюбленных, видеть в них святых, преклоняться, опасаться прикоснуться, взглянуть, дабы не осквернить грешным.

Помимо обожествления возлюбленных и родных для Серебряного века было также характерно стремление вести жизнь, полную событий: бесконечных поездок, новых впечатлений, увлечений. Наконец, символически воспринималась смерть каждой творческой личности. Некоторые исследователи полагают, что не до конца понятные смерти Есенина, Маяковского, а также «мистические» смерти Белого, Скрябина могли быть восприняты таковыми, поскольку носители культуры Серебряного века ожидали реализации жизнетворчества и искали подтверждения последнего.

Однако следование всем трем критериям, которые характеризовали понятие «внешний индивидуализм», не признавалось достаточным для того, чтобы человека можно было назвать личностью. Согласно трактовке эпохи Возрождения, помимо внешнего индивидуализма необходим внутренний индивидуализм. Под этим термином мыслителями Ренессанса понималось богоподобие человека. Человек мыслился активной творческой сущностью, творящим субъектом, не только восстанавливающим и гармонизирующим мир, но и создающим его наподобие Бога.

Философы Серебряного века, следуя за мыслью эпохи Ренессанса, предположили, что для достижения богоподобия человека необходима внутренняя способность и готовность личности продолжать дело Бога-творца. Человек должен быть достаточно развит, чтобы реализовать свой потенциал. Поэтому одним из основных критериев внутреннего индивидуализма полагалась энциклопедичность, то есть наличие качественных, глубоких знаний в разных областях человеческой деятельности. Наиболее ценным признавалось умение собирать знания из разных областей воедино, создавать «метанауки», «творить на грани». Именно так, по мнению исследователей, появился «особый тип ренессансного человека ХХ в., художника, ученого и мыслителя». Очевидно то, что навыки в этих трех областях человеческой деятельности (искусство, наука, философия) считались мыслителями Серебряного века первостепенными. Именно поэтому философы размышляли о критериях произведения искусства, деятели искусства углублялись в философию, а анализ творческой деятельности превращался в науку, психологию и философию творчества.

Наконец, наличие знаний и навыков из разных областей человеческой деятельности позволяло, согласно предположениям носителей культуры Серебряного века, достичь той степени индивидуализма, которая дает возможность человеку, личности ощутить себя подобным Богу, то есть творить мир. Для данного периода культуры характерно утверждение первенствующей роли автора, режиссера и художника. Для Серебряного века художник в широком смысле слова мыслился не только как творец образов, но и как «демиург, создающий миры» 3.

Согласно концепции личности Серебряного века, истинной «идеальной личностью» может стать лишь тот человек, кто гармонично соединил в себе внешний и внутренний индивидуализм. Безусловно, в реальности подобное сочетание представлялось труднодостижимым (если вообще достижимым). Более приближенным к реальности, согласно предположениям исследователей, был «тип человека не столько как создателя художественных ценностей, сколько как носителя творческих потенций высшего порядка, обладателя утонченной интуиции и безудержной фантазии, то есть как исключительной личности, возвышающейся над «толпой» 4.

Подобная «исключительность» предполагала, что творческой личности открыто нечто, недоступное окружающим «людям толпы». Творческая личность признавалась духовным лидером, мессией, способным повести за собой и помочь остальным осознать себя, а именно возможности и обязанности личности как субъекта творчества. Одним из принципов мышления русского культурного ренессанса можно назвать мессианство деятелей культуры и неотрывную от этого готовность к самопожертвованию.

Восприятие жизни как творчества, по мнению исследователей Серебряного века, привело к тому, что характерной чертой данной эпохи стала своего рода «игра с действительностью». Художники в широком смысле слова предлагали и испытывали разнообразные способы восприятия и понимания действительности. Наиболее интересными, по мнению исследователей, были эксперименты, касающиеся субъективного восприятия действительности. Подобные эксперименты, однако, имели четкую цель. Утверждение силы творческой личности породило стремление изменить мир посредством творчества. В связи с этим основной проблемой стала разработка категории творчества и основ психологии творчества.

^ Глава II. Основы психологии творчества в эпоху Серебряного века


Как уже было сказано, одним из важнейших, узловых понятий эпохи Серебряного века стало понятие творчества, творческой индивидуальности, личности, противостоящей в своих творческих устремлениях косной массе, нетворческой толпе, способной лишь копировать готовые образцы, стандарты, нормы. Категория творчества – это характерная черта всей культуры серебряного века.

Прежде чем рассматривать основы психологии творчества, сформулированные в эпоху Серебряного века, необходимо выяснить толкование термина «творчество». Думается, что наиболее логично будет использовать определение того времени, отраженное в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. Этот словарь издавался как раз на рубеже XIX – ХХ вв. (1901 – 1904 гг.), поэтому понимание термина «творчество» и вопросы, которые поднимают авторы статьи, должны быть наиболее близки культуре Серебряного века. В этом энциклопедическом словаре под творчеством понимается созидание нового в прямом смысле. Творчество предполагает личное начало. Это также условный термин для обозначения психического акта, выражающегося в воплощении, воспроизведении или комбинации данных нашего сознания, в (относительно) новой и оригинальной форме, в области отвлеченной мысли, художественной и практической деятельности. Словарь Брокгауза и Эфрона выделяет два вида творчества: непроизвольное, бессознательное, то есть народное; продуманное, сознательное, то есть художественное.

Большая часть статьи посвящена вопросу отношения сознания к творческой работе мысли. Эта проблема представляется авторам сложным и далеко не решенным вопросом. Они отмечают, что в показаниях самих деятелей культуры о процессах творчества обыкновенно ускользает самое главное, неуловимое и не поддающееся определению в психическом аффекте, обуславливающее творческий процесс. Поставив остро проблему понимания и восприятия творчества, авторы статьи приходят к выводу, что творчество, возможно, – это процесс прояснения нашего сознания, а умение воспринимать и воплощение воспринятого и есть основные атрибуты творчества. В процессе творчества человек воспринимает некие идеи и транслирует их остальным в виде произведения искусства5.

Можно сказать, что в конце XIX – начале ХХ вв. встал ряд вопросов, которые необходимо было решить. Среди них можно указать следующие:

  • Кого следует считать субъектом творчества.

  • Что представляет собой творчество: бессознательный процесс или сознательную деятельность, волевой акт, основанный на целеполагании и свободе.

  • Выпадает ли творчество из русла обыденного существования и поведения людей, элитарно ли творчество или же коренится в повседневной деятельности и труде.

  • В чем личность находит импульсы и ресурсы творчества – в автономной субъективности или в контактах с культурой.

  • В чем состоит критерий творчества – в одной новизне или в контексте показателей, присущих исключительно человеческой деятельности. 6

Эти и другие вопросы пытаются решить представители творческой интеллигенции, которых можно по праву назвать едва ли не родоначальниками психологии творчества.

Многие деятели культуры Серебряного века обращались к анализу творчества как категории. Однако наиболее полно разработали данное понятие В.Соловьев, Н.Бердяев, А.Бенуа, А.Белый, А.Скрябин.

Первое, к чему обращаются эти мыслители, - вопрос об истоках и смысле творчества. В работах Серебряного века наметились две традиции решения данной проблемы: 1. истоки творчества лежат в области сверхъестественного; 2. истоки творчества связаны с человеком. Первая позиция представлена философами конца XIX – начала ХХ вв., религиозными мыслителями, идеалистами. Они связывают происхождение такого феномена как творчество со сверхъестественными мистическими силами. По мнению «отца» серебряного века Владимира Сергеевича Соловьева, нечто мистическое, которое он называет «бессознательным», одаряет людей чувством красоты и художественного творчества7. Под бессознательным он понимает не фрейдовскую категорию подсознания, а то, что находится вне сознания и вне человека. Таким образом, можно сказать, что философы признают одним из истоков творчества сверхъестественные силы, хоть и называют их по-разному («бессознательное», космические силы, Бог).

А. Н. Бердяев обнаруживает неразрывную связь между Духом и вдохновением, то есть творческим состоянием. По его мнению, «духовность всегда есть творчество, ибо признаком духа является свобода и активность. В творчестве есть два элемента – элемент благодати, то есть вдохновения свыше человека, обладание человеком гения, дара, и элемент свободы, ни из чего не выводимой и ничем не детерминированной, которым определяется новизна в творческом акте. Творчество есть не только взаимодействие человека с миром, но и взаимодействие человека с Богом… Творит всегда дух. Всякое творческое изменение в мире происходит от вторжения духа, то есть свободы, то есть благодати, в бытие… Становится невозможным понимать духовную жизнь иначе, как жизнь творческую». 8

Мыслители, утверждающие связь истоков творчества с человеком, не противоречат первому постулату (истоки творчества лежат в области сверхъестественного). Ведь творит в человеке та частица, которая была дарована ему свыше и которая отныне принадлежит ему. Созвучно этому высказывание Андрея Белого: «Источник творчества – личность, выражающаяся в движении» 9. Мыслители называют несколько истоков творчества, связанных с человеком. «Чувство…получает общее, объективное выражение, то есть начало творчества»,10 – напишет В. С. Соловьев. «Я весь – переживаемые мною чувства, и этими чувствами я создаю мир»,11 – отзовется А. Н. Скрябин. «В любви – творчество, в творчестве – жизнь»,12 – провозгласит Андрей Белый. Философы убеждены, что истоки творчества следует искать не только в трансцендентном и сверхъестественном, но и в самом человеке, в его чувствах и эмоциях. Таким образом, две линии, выделенные в начале главы, следует считать не противоречащими друг другу, а взаимодополняющими.

Попытки проследить истоки творчества приводят к вопросу о сущности творчества. По мнению Н. А. Бердяева, «творческий акт есть самооткровение и самоценность, не знающая над собой внешнего суда» 13. Он утверждает ценность творчества уже потому, что оно существует, и главное – не требует оправдания своего существования. Сущность творчества напрямую связывается с понятием «самооткровение», то есть раскрытие себя самого, своих способностей. Можно сказать, что творчество философ осмысляет как процесс самореализации человеческой личности. Подобный смысл вкладывает в понятие творчества А. Н. Скрябин: «Что значит сотворить, создать (сочинить)? Это значит отразить в себе известные моменты бытия» 14. Он предполагает, что творчество заключается в интерпретации какого-то момента бытия, в своеобразном переводе бытийного среза на язык, понятный окружающим и отражающий также субъективное восприятие этого момента. Творчество – это призма, сквозь которую художник видит мир и дает нам возможность увидеть его таким же, то есть самовыражается в творческом акте.

В то же время в трудах мыслителей мы находим утверждение, что творчество больше принадлежит миру трансцендентному: «Творчество…не столько оформление в конечном, в творческом продукте, сколько раскрытие бесконечного, полет в бесконечность, не объективация, а трансцендентирование» 15.

Наиболее полно и четко структурирует творчество В. С. Соловьев. Он считает, что существует три сферы человеческой жизни: сфера творчества, сфера знания и сфера практической деятельности. Существует также у каждой сферы три степени: материальная, формальная и абсолютная. Далее Соловьев описывает, в каком отношении находятся эти сферы, степени, а также определяет основу и принцип каждой сферы.




^ Сфера творчества

Сфера знания

Сфера практической деятельности

Субъективная основа

Чувство

Мышление

Воля

Объективный принцип

Красота

Истина

Общее благо

1 степень, абсолютная

Мистика

Теология

Духовное общество (церковь)

2 степень, формальная

Изящное искусство

Отвлеченная философия

Политическое общество (государство)

3 степень, материальная

Техническое художество

Положительная наука

Экономическое общество (земство)

По мнению В. С. Соловьева, из трех общих сфер первенствующее значение принадлежит сфере творчества. Три степени сферы творчества: мистика, изящное искусство и техническое художество, – являются как одно мистическое творчество, или теургия. 16 Важной идеей, которая обнаруживается в трудах мыслителей серебряного века, является признание высшей степенью творчества совместную деятельность человека и Бога. Ученые понимали, что до осуществления этой идеи далеко, поэтому призывали к творчеству как самореализации, самораскрытии человеческой личности в процессе творения.

Движущей силой творческого акта лежит желание совершенствования. «Творческий акт по сущности своей есть непослушание «миру сему» и его уродству. Творческий акт есть державный прорыв за пределы этого мира, к миру красоты» 17, – пишет Н. А. Бердяев. Творчество, таким образом, приобретает преобразовательную функцию, оно становится нитью к миру красоты. «Творческий акт всегда есть освобождение и преодоление. В нем есть переживание силы. Обнаружение своего творческого акта не есть крик боли, пассивного страдания, не есть лирическое излияние. Ужас, боль, расслабленность, гибель должны быть побеждены творчеством. Творчество по существу есть выход, исход, победа» 18, – отмечает он же. Человек борется с «уродствами» мира с помощью творческой силы, преодолевая негатив, побеждая то, что является «уродством».

Бердяев пишет и о назначении творчества. Творчество не только путь к красоте. Оно становится силой, способной реально преобразить мир. «Под творческой активностью духа я понимаю…реальное изменение мира и человеческих отношений, то есть создание новой жизни, нового бытия» 19. Назначение творчества заключается в сотворении нового бытия, приближающегося к идеалу, каким его видели философы серебряного века.

В свою очередь, создание нового, как полагает мыслитель, – это отречение от старого. Поэтому «творить значит отрекаться от бытия во имя создания ценностей, превышающих бытие», того, чего в мире не существует, что находится вне мира, вне бытия. Справедливо утверждение, что «в творчестве есть эсхатологический момент. Творческий акт есть наступление конца этого мира, начало иного мира» 20. Любой новый элемент изменяет систему бытия, картину мира, преобразует этот мир. Подобную мысль высказывает А. Н. Скрябин: «Существования нет – есть становление» 21. Мир, по мнению мыслителей, постоянно меняется под воздействием творческого порыва человека.

По мнению Скрябина, «творить – значит отделять, значит желать нового, другого» 22. Мы творим, потому что хотим чего-то иного. То есть, творчество заключено в нас самих, в наших желаниях. «Пространство и время суть формы творчества, ощущения – его содержание» 23, – говорит Скрябин. Творчество – это человеческие ощущения, выраженные в пространственно-временной форме, можно сказать, реализовавшиеся, материализованные. «Все, весь чувственный мир есть творческий акт. Он есть мой творческий акт, единый, свободный, мое хотение» 24. В высказывании Скрябина присутствует связь с субъективным идеализмом, утверждение, что весь мир создан только лишь по желанию человека и самим же человеком. Творчество представляется им в виде сенситивных способностей человека. Творчество существует в том, во что оно воплотилось, и в том, кем оно воплотилось. А мир – таков, каким творец его создает, мир есть его творчество.

Таким образом, мы можем сказать, что суть творчества заключается в двух аспектах, о которых очень кратко и точно пишет Бердяев: «Творчество не есть только борьба со злом и грехом, – оно создает иной мир, продолжает дело творения» 25. То есть, творчество – это уничтожение «уродств» этого мира и постоянное субъективное сотворение нового мира, лучшего, прекрасного внешне и внутренне.

Большое внимание мыслители Серебряного века уделяли осмыслению процесса творчества. Особенно эта проблема волновала «практиков», то есть тех, кто был не только философом, а еще и музыкантом, поэтом и т. п. Тем не менее, и теоретики внесли свою лепту в решение данной проблемы. Так, Владимир Сергеевич Соловьев предполагает, что в творчестве наличествуют три элемента: 1) элемент свободы, благодаря которой только и возможно творчество нового, небывшего; 2) дар Божий (творческая одаренность человека); 3) наличие сотворенного уже мира, в котором совершается творческий акт и из которого человек-творец черпает материал для своего творения. 26 Для творческого процесса, по мнению философа, необходим объективный фактор, материал для творчества, – уже существующий мир. Также важно сверхъестественное дарование – талант, гений от Бога. С этими факторами согласны все философы, и понимают они их практически одинаково. Что касается последнего пункта, элемента свободы, то его каждый философ будет трактовать субъективно.

Здесь тоже можно обнаружить названные ранее тенденции: связь творчества с трансцендентным и с личностью. Сторонники первой тенденции полагают, что процесс творчества представляет собой восприятие Божьей воли и передачу ее в мир. «Творческий акт человека есть ответ на Божий призыв к человеку, и он нужен для самой божественной жизни» 27, – пишет Н. А. Бердяев. Поэтому человек не волен в своем творчестве. Процесс творчества будет состоять из принятия или непринятия картин, приходящих извне. В данном случае для творческого процесса нужна лишь «неограниченная восприимчивость душевного чувства, чутко послушного высшему вдохновению» 28.

Понимание творчества как самореализации человека предполагает несколько иную трактовку творчества как процесса. Внимание тоже сосредоточено на понятии свободы творчества, но оно раскрывается по-другому. «Акт творчества не может быть повторением, он всегда несет с собой новизну. В акт всегда привходит свобода, которая и несет эту новизну. Творческий акт всегда связан с глубиной личности. Личность есть творчество» 29, – считает Н. А. Бердяев. Андрей Белый полагает, что «только творчество, в каких бы оно ни возвышалось формах, носит в себе вольную волю» 30. По мнению поэта, только творческий акт предполагает свободу. Свобода становится у него определяющим атрибутом процесса творчества («свободная воля есть воля творческая»).

Андрей Белый выделяет три ступени творческого акта как жизненного акта. «Первый акт творчества есть создание мира искусств; акт второй: созидание себя по образу и подобию мира; но мир созданных форм не пускает творца в им созданное царство свободы; у порога его стоит страж: наше косное «я»; борьба с собственной бренною формой, со стражем порыва, и есть встреча с роком, трагедия творчества… Акт третий: вступление в царство свободы и новая связь безусловно свободных людей для создания общины жизни по образу и подобию новых имен, в нас таинственно выписанных духом» 31. Свобода у Белого является той силой, с помощью которой человек преодолевает «наше косное “я”» (норму?) и, выходя за пределы того, что называют нормой, вырываясь из болота, становится личностью.

Рассмотрев процесс творчества в теории, следует обратиться к работам тех, кто был преимущественно практиком. Первое, что необходимо для акта творчества, – это вдохновение. А. Н. Скрябин совершенно справедливо считает, что «хотя искусство и выработало законы творчества, но для того, чтобы творить, нужно иметь нечто другое, что не зависит от обучения» 32. Это тот самый порыв вдохновения.

Вдохновение для творчества имеет принципиальное значение. Поэтому «насиловать творчество не следует», несмотря на то, что все-таки сочинять необходимо каждый день. Зато в порыве вдохновения процесс творчества идет очень легко. Скрябин отмечает: «Если у меня сочинение совершенно выяснилось, то я не могу остановиться, пока не допишу его до конца, если же есть какие-либо сомнения, то я не могу писать далее сочиненное, так как все последующее зависит от предыдущего» 33.

Но нельзя полностью исключить сознательное из творческого акта. Важно найти хрупкое равновесие, гармонию между мыслью и чувством, вдохновением и сознанием. Процесс творчества как раз и представляет собой нелегкий поиск гармонии творцом.

Таким образом, для творческого акта, по мнению философов серебряного века, необходимы три компонента: материал (существующий мир), Божий дар и свобода. В их трудах присутствуют две линии в осмыслении процесса творчества: творческий процесс понимается как транслирование образов из мира вечных идей в мир вещественных явлении; творческий процесс воспринимается как способ раскрытия самосознания личности.

Остается сказать только о цели творчества. В первой главе говорилось о силе истинной творческой личности, которая способна изменить мир посредством творчества. Целью творческого акта, таким образом, признавалось изменение мира. По мнению мыслителей Серебряного века это было возможно сделать с помощью создания «идеального произведения искусства». Происходит это следующим образом. «Идеальная личность» создает «идеальное произведение искусства», которое объединяет всех людей в единую «сверхличность». Эта «сверхличность» и преображает реальность. Критерии «идеального произведения искусства» различны, однако наличествует общий критерий: оно должно быть синтетическим, то есть, сочетать в себе разные виды искусства, а также оно должно иметь глубокую философскую основу. Попытки создать подобное произведение искусства были и у поэтов, и у художников, но наиболее настойчиво и удачно над этим работал композитор А.Н.Скрябин, создавая «Мистерию». К сожалению, она не была закончена, и термин «идеальное произведение искусства» по-прежнему находится в пределах теории творчества.

Заключение


Серебряный век заложил основы психологии творчества, категории творчества, личности-творца.

При рассмотрении творчества как особой категории в работах мыслителей Серебряного века выявляются две взаимосвязанные тенденции – теоцентрическая и антропоцентрическая. Эти тенденции присутствуют в понимании истоков, сущности и структуры творчества.

Мыслители полагают, что истоки творчества следует искать в трансцендентном мире и в чувствах и эмоциях человека. В связи с этим творчество понимается как процесс самореализации человека как личности. Высшей ступенью творчества является теургия (сотворчество человека и Бога). Функциями творчества становятся исправление негативных черт мира и созидание нового совершенного мира. Для творческого акта будут необходимы три компонента: материал (существующий мир), Божий дар и свобода. Две обозначенные выше тенденции – теоцентрическая и антропоцентрическая – проявятся и в осмыслении процесса творчества. Творческий процесс у приверженцев теоцентрической тенденции понимается как транслирование образов из мира вечных идей в мир вещественных явлений. Для антропоцентрической тенденции творческий процесс представляется способом раскрытия самосознания личности, самореализацией. «Практики» считают важным для творчества вдохновение, поиск гармонии и личностный фактор.

Мыслители серебряного века признают роль личности как субъекта творчества. Их восприятие личности близко к идеалу эпохи Возрождения, где человек-творец подобен Богу. Критериями идеальной творческой личности служат внешний и внутренний индивидуализм.

Целью творчества мыслители полагают создание «идеального произведения искусства» для того, чтобы усовершенствовать мир и остальных людей.

Безусловно, психология и философия творчества Серебряного века носит больше теоретический характер, однако на современном этапе эти идеи могут получить новое развитие.

С одной стороны, становятся все более востребованными практические достижения, касающиеся «идеального произведения искусства». В современном искусстве актуализируются идеи синтеза, сознательного отступления от канонов. В настоящее время в большей степени разрабатывается идея слияния музыки и цвета/света (лазерные и световые шоу, видеоклипы). «Погружение в эпоху», основанное на синтезе музыки, живописи, архитектуры и слова, современные методики единогласно считают наиболее продуктивным (беседы-концерты М. Кончаловского).

С другой стороны, идеи мыслителей Серебряного века о творческом принципе как основе Вселенной, о потенциале личности-творца, о преобразовательных возможностях произведения искусства актуальны и привлекаются пока как возможное смысловое наполнение для мировоззрения современного человека.

Список литературы



  1. Пономарев Я. А. Психология творчества. – М., Наука, 1976.

  2. Сельченок К.В. Психология художественного творчества. – М., Харвест, 1999.

  3. Материалы по истории русской музыки и литературы / Скрябин А. Н. – Русские пропилеи. – Т. 6. – Ч. 2. – М.: Сабашниковы, 1919. – С. 97-208.

  4. Пряшникова М. П. Летопись жизни и творчества А. Н. Скрябина / Сост. М. П. Пряшникова и О. М. Томпакова. – М.: Музыка, 1985.

  5. Белый Андрей. Критика. Эстетика. Теория символизма: Сборник: В 2 т. / А. Белый. – М.: Искусство, 1994.

  6. Белый Андрей. На рубеже двух столетий / А. Белый. – М.: Художественная литература, 1989.

  7. Белый Андрей. Символизм как миропонимание / А. Белый. – М.: Республика, 1994.

  8. Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности / Н. А. Бердяев. – М.: Флинта, 1999.

  9. Бердяев Н. А. Самопознание / Н. А. Бердяев. – М.: Мысль, 1991.

  10. Бердяев Н. А. Смысл творчества / Н. А. Бердяев. – М.-Харьков: Фолио: АСТ 2002.

  11. Бердяев Н. А. Сочинения / Н. А. Бердяев. – М.: Раритет, 1994.

  12. Бердяев Н. А. Философия неравенства / Н. А. Бердяев. – М.: ИМА-Пресс, 1990.

  13. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. / Н. А. Бердяев. – М.: Искусство, 1994.

  14. Кириченко Е. И. Русский стиль: поиски выражения национальной самостоятельности. Народность и национальность / Е. И. Кириченко. – М.: Галарт: АСТ, 1997.

  15. Кондаков И. В. Введение в историю русской культуры / И. В. Кондаков. – М.: Аспект-пресс, 1997.

  16. Маковский С. К. На Парнасе Серебряного века / С. К. Маковский. – М.: XXI век – Согласие, 2000.

  17. Новая философская энциклопедия: В 4 т. – М.: Мысль, 2000. – Т. 4.

  18. Рапацкая Л. А. Искусство «серебряного века» / Л. А. Рапацкая. – М.: Просвещение, 1996.

  19. Русакова А. Л. На повороте столетий / А. Л. Русакова // Искусство Ленинграда. – 1991. – № 3. С. 48-63.

  20. Соловьев В. С. Литературная критика / В. С. Соловьев. – М.: Современник, 1990.

  21. Соловьев В. С. Оправдание добра: нравственная философия / В. С. Соловьев. – М.: Республика, 1996.

  22. Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. / В. С. Соловьев. – М.: Мысль, 1988.

  23. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона: В 82 т. – Т. 37, 69. – СПб.: Изд-во Брокгауза и Эфрона, 1901.

1 Сугай Л. А. «… И блещущие чертит арабески» // Белый Андрей. Символизм как миропонимание / А. Белый. – М.: Республика, 1994. – С. 12-13.

2 Белый Андрей. Символизм как миропонимание / А. Белый. – М.: Республика, 1994. – С. 152.

3 Сугай Л. А. «… И блещущие чертит арабески» // Белый Андрей. Символизм как миропонимание / А. Белый. – М.: Республика, 1994. – С. 5.

4 Кириченко Е. И. Русский стиль: поиски выражения национальной самостоятельности. Народность и национальность / Е. И. Кириченко. – М.: Галарт: АСТ, 1997. – С. 176.

5 Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона: В 82 т. – Т. 69. – СПб., 1901. – С. 729-730.

6 Новая философская энциклопедия: В 4 т. – М., 2000. – Т. 4. – С. 20.

7 Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. – М., 1988. – Т. 2. – С. 75.

8 Бердяев Н. А. Философия свободного духа. – М., 1994. – С. 448.

9 Белый А. Символизм как миропонимание. – М., 1994. – С. 169.

10 Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. – М., 1988. – Т. 2. – С. 151.

11 Скрябин А. Н. Материалы по истории русской музыки и литературы // Русские пропилеи. – Т. 6. – Ч. 2. – М., 1919. – С. 139.

12 Белый А. Символизм как миропонимание. – М., 1994. – С. 176.

13 Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. – М., 1990. – Т. 1. – С. 167-168.

14 Летопись жизни и творчества А. Н. Скрябина. Сост. М. П. Пряшникова и О. М. Томпакова. – М., 1985. –
С. 41.

15 Бердяев Н. А. Самопознание. – М., 1991. – С. 210.

16 Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. – М., 1988. – Т. 2. – С. 156.

17 Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. – М., 1994. – Т. 1. – С. 228.

18 Там же. – С. 40.

19 Бердяев А. Н. Философия свободного духа. – М., 1994. – С. 449.

20 Бердяев Н. А. Самопознание. – М., 1991. – С. 219.

21 Цит. по: Маковский С. К. На Парнасе Серебряного века. – М., 2000. – С. 7.

22 Скрябин А. Н. Материалы по истории русской музыки и литературы. – С. 148.

23 Там же. – С. 147.

24 Там же.

25 Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. – М., 1990. – Т. 1. – С. 114.

26 Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности. – М., 1999. – С. 52.

27 Там же. – С. 37.

28 Соловьев В. С. Литературная критика. – М., 1990. – С. 229.

29 Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности. – М., 1999. – С. 29.

30 Белый А. Символизм как миропонимание. – М., 1994. – С. 154.

31 Там же. – С. 305-306.

32 Скрябин А. Н. Письма. – М., 1965. – С. 57.

33 Летопись жизни и творчества А. Н. Скрябина. Сост. М. П. Пряшникова и О. М. Томпакова. – М., 1985. –
С. 61.





Скачать 258.1 Kb.
оставить комментарий
Руководитель
Дата20.06.2012
Размер258.1 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх