Формирование глобального финансового капитала icon

Формирование глобального финансового капитала


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Е. А. Филатов д утая экономика как основа глобального финансового кризиса 2010 2012 годов...
Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению подготовки...
Лекция Учет собственного и заемного капитала...
Курсовая работа...
Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению подготовки 030600. 68 «история»...
Программа вступительного экзамена в магистратуру содержание вступительных испытаний по...
«Агентство по страхованию вкладов» к заседанию Экспертно-аналитического совета модернизация...
Новая структура капитала предприятии XXI века...
Печатается по постановлению...
7. Международное движение капитала...
Д. Г. Зайцев Немного надо сказать про ню беляеву...
Доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации...





На правах рукописи


БОНДАРЕВ Дмитрий Геннадьевич


ФОРМИРОВАНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО
ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА



Специальность: 08.00.14 – мировая экономика


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата экономических наук



Краснодар

2012

Диссертация выполнена на кафедре мировой экономики и менеджмента
ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»


Научный руководитель Шевченко Игорь Викторович
доктор экономических наук, профессор


Официальные оппоненты ^ Архипов Алексей Юрьевич
доктор экономических наук, профессор,
зав. кафедрой «Мировой экономики и
международных отношений» ФГАОУ
ВПО «Южный федеральный университет»

Авагян Грета Левоновна

доктор экономических наук, профессор,
зав. кафедрой «Финансов и кредита»
Краснодарского филиала ФГБОУ ВПО
«Российский государственный торгово-экономический университет»


Ведущая организация ФБГОУ ВПО «Ставропольский
государственный университет»


Защита состоится «11» апреля 2012 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.05 по экономическим наукам в ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет».

Электронная версия автореферата размещена на сайте ВАК Минобрнауки России http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан « 7 » марта 2012 г.


Ученый секретарь
диссертационного совета Д 212.101.05
доктор экономических наук, профессор С.Н. Трунин




^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одной из закономерностей глобализационных процессов, протекающих в современной мировой экономике, является то, что наиболее значительной и динамичной формой экономических отношений сегодня выступают международные финансовые отношения. Финансовый фактор глобализации, проявляясь внешне в увеличении охвата и интенсивности международного перемещения капитала, находит отражение в развитии мировой финансовой системы, ее институтов и регулирующих органов (международных и региональных, государственных и частных); международных финансовых центров, выступающих формой организации и управления трансграничными финансовыми потоками и инструментом глобализации капитала; совершенствовании финансовых инструментов. Агенты мировой экономики, обеспечивая ее функционирование, генерируют международные потоки финансового капитала во всем его многообразии, что приводит к изменению объемов трансграничных активов и определяет контуры современного глобального финансового капитала.

Глобализация, формирование постиндустриального общества и финансизация экономики оказывают влияние на развитие процессов капиталообразования в системе современных экономических отношений. Современный финансовый капитал все в большей степени находит выражение через права собственности на нематериальные активы, в том числе зарубежные – инструменты финансового рынка и их производные, что порождает необходимость теоретического обоснования процессов формирования финансового капитала с соответствующими функциональными характеристиками и разработки методических подходов к анализу его функционирования.

Усиление финансовой взаимозависимости национальных экономик ведет к возрастанию нестабильности мировой экономики как следствию проникновения кризисных явлений, свойственных капиталистическому способу хозяйствования, с локального (национального, регионального) на международный масштаб. Изучение характера формирования и функционирования финансового капитала в условиях глобализации дает возможность адекватно оценить причины, особенности развития и вероятные последствия зарождающихся кризисных явлений, выработать меры по поддержанию финансовой стабильности.

Следствием все большей интеграции национальных государств в мировую экономику служит возрастание уровня международной конкуренции. Это усиливает научный интерес к сопоставлениям динамики, привлечения и эффекта присутствия глобального финансового капитала в экономиках разных стран.

Cказанное обусловило актуальность темы исследования, его характер и основные направления.

^ Степень разработанности проблемы. Исследование феномена финансового капитала находится в центре внимания зарубежных и отечественных ученых. Изучению этого феномена и выявлению различных его аспектов посвящены концептуальные труды Н.И. Бухарина, Т. Веблена,
Р. Гильфердинга, В.И. Ленина, датируемые началом XX века, а на проблему определения стоимостной природы движения финансового капитала обращали внимание еще А. Смит и Д. Рикардо. Этот феномен нашел также отражение в работах Е. Бём-Баверка, Л. Вальраса, Дж.С. Милля, Ж.Б. Сэя, а позже Дж.М. Кейнса, Х. Мински, Дж. Стиглица, И. Фишера, М. Фридмана и Дж. Хикса.

Современную теоретико-методологическую базу исследования феномена финансового капитала и механизмов его функционирования в отечественной науке составляют труды Л.И. Абалкина, А.В. Бузгалина,
Г.Ю. Дубянской, Л.П. Евстигнеевой, Р.Н. Евстигнеева, А.И. Колганова, Л.Н. Красавиной, С.И. Лушина, Я.М. Миркина, Ю.М. Осипова, Г.Г. Чибрикова, В.Н. Шенаева, М.А. Эскиндарова и др.

Исследованию вопросов формирования глобальной экономики как объекта власти капитала посвящены работы И.В. Бестужева-Лады,
О.Т. Богомолова, М.И. Гельвановского, С.Ю. Глазьева, В.А. Дергачева, С.И. Долгова, Э.Г. Кочетова, М.М. Лебедевой, А.Г. Мовсесяна, А.И. Неклессы, М.Н. Осьмовой, Б.М. Смитиенко и др.

Проблемы транснационализации производства и капитала, ее влияние на изменение природы и формирование глобального финансового капитала отражено в трудах У. Бека, И. Валлерстайна, М.Г. Делягина,
В.М. Желтоносова, В.Л. Иноземцева, М.В. Ильина, Е.О. Миргородской,
Г. Томсона, Э. Тоффлера, Л. Туроу, А.И. Уткина, И.П. Фаминского,
В.Г. Федотовой и др.

Отмеченные работы наряду с другими составляют методологическую базу настоящего исследования. Однако несмотря на обширную методологическую базу, исследование формирования глобального финансового капитала и сегодня остается недостаточно изученной областью научного знания, вследствие чего многие подходы носят фрагментарный характер. Актуальность и степень разработанности проблемы в совокупности с теоретико-методологической неопределенностью обусловили выбор темы, цели и задач диссертационного исследования.

^ Цель и задачи исследования.

Цель диссертации состоит в теоретическом обосновании и разработке методического обеспечения анализа формирования глобального финансового капитала, позволяющего в условиях глобализации экономических отношений вскрывать закономерности его развития и последствия его функционирования.

Реализация поставленной цели обусловила постановку и решение следующих задач, отражающих логику и концепцию исследования:

– проанализировать формирование и функционирование глобального финансового капитала в условиях современной мировой экономики, порождающего системную взаимозависимость национальных финансовых систем;

– выявить свойства трансграничного движения международного капитала, формирующие противоречивый характер финансовой глобализации и затрудняющие определение контуров обращения глобального финансового капитала;

– исследовать методические подходы к анализу современного глобального финансового капитала, систематизировать показатели финансовой глобализации, составить схемы перемещения международных финансовых потоков, описать особенности динамики формирования трансграничных активов;

– разработать аналитические приемы исследования внутриструктурных взаимосвязей трансграничных потоков глобального финансового капитала (структурный анализ);

– обосновать проявление иррациональных составляющих мирового финансового рынка, создающих условия формирования спекулятивных пузырей;

– выявить влияние процесса финансовой глобализации на рост фиктивной составляющей национального богатства отдельных стран.

^ Объектом исследования является глобальный финансовый капитал как ведущий субъект инфраструктуры хозяйствования в мировой экономике.

Предметом исследования выступают экономические отношения по поводу формирования и функционирования глобального финансового капитала.

^ Соответствие темы диссертации требованиям паспорта ВАК. Исследование выполнено в рамках п. 1 «Всемирное хозяйство, его структура, закономерности и современные тенденции развития», п. 4 «Интернационализация хозяйственной жизни. Глобализация экономической деятельности, ее факторы, этапы, направления и формы. Взаимодействие региональной интеграции и экономической глобализации», п. 14 «Мировой фондовый рынок, его механизмы и роль в развитии отдельных стран и мирового хозяйства в целом. Интернационализация деятельности фондовых бирж» специальности 08.00.14 – Мировая экономика паспорта специальности ВАК (экономические науки).

^ Теоретико-методологической основой диссертации послужили положения современной экономической теории, макроэкономики и классической политэкономической теории. Использовались труды отечественных и зарубежных ученых по теме диссертационного исследования.

^ Инструментарно-методический аппарат исследования. Для обоснования теоретических тезисов и аргументации заключений применялись общенаучные методы: диалектический, компаративистский, анализ и синтез, индукция и дедукция, сводка и группировка, классификация и формализация, историко-логический, научной абстракции, моделирования, а также специальные приемы экономического анализа: статистический, эконометрический, табличной интерпретации, сравнительно-аналитический.

^ Информационно-эмпирической базой исследования послужили различного рода фактологические сведения, представленные в материалах монографий и периодических научных изданий отечественных и зарубежных ученых, аналитических записках отечественных и зарубежных исследовательских центров, информация, представленная в глобальной сети Интернет. Эмпирическая база формировалась на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики РФ, Группы Всемирного банка, Международного валютного фонда, Конференции ООН по торговле и развитию, Банка международных расчётов, Всемирной федерации бирж, анализа мировой экономики и справочных материалов, а также статистических и фактологических материалов, собранных на основе личных наблюдений и обобщений автора.

^ Достоверность результатов исследования и аргументированную обоснованность теоретических выводов и практических рекомендаций обеспечила репрезентативность использованных данных, соответствующим образом обработанных, проанализированных, обобщенных и интерпретированных.

^ Нормативно-правовую основу исследования составили законодательные акты, указы Президента, постановления Правительства РФ, международные конвенции, соглашения и нормативные акты.

^ Рабочая гипотеза диссертационного исследования состоит в предположении того, что формирование глобального финансового капитала происходит в условиях финансизации мировой экономики, являющейся следствием постиндустриальных тенденций, с одной стороны, и результатом перенакопления капитала – с другой, что влечет за собой усиление его фиктивной составляющей и возрастающую неравномерность его распределения.

^ Положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Финансовая составляющая международных экономических отношений находит выражение в форме трансграничных финансовых потоков. Международное движение финансового капитала способствует глобальной диверсификации инвестиций и формирует системную взаимозависимость мирового финансового пространства. Вместе с тем отсутствует единое понимание категории «глобальный финансовый капитал», в том числе как субъекта инфраструктуры хозяйствования в мировой экономике. Этим обусловлена потребность уточнения формирования глобального финансового капитала на основе соответствующего категориально-понятийного аппарата.

2. Финансовая глобализация, способствуя развитию трансграничности капитала, создает необходимость выявления и учета наиболее значимых трендов, формирующих мировой финансовый рынок. Исследование динамики изменения структуры трансграничных финансовых потоков позволяет вскрыть их причинно-следственные зависимости, наглядно показать их поведение в пространственно-временном слое, уловить их эволюционные тенденции в части: последовательности (очередности) проникновения разных типов международных финансовых потоков в национальные экономики; инвестиционных приоритетов, в том числе в периоды глобальных экономических кризисов.

3. Ослабление ограничений на международное движение капитала повлияло за последние три десятилетия на увеличение перетока капитала между странами, часто принимающего стихийную, не регулируемую государством форму, получившую название бегства (утечки) капитала. Существующая возможность учета этого явления реализована в статьях платёжного баланса, отражающих движение капитала, которые в свою очередь не характеризуют условий его возникновения. Для выявления различия между бегством капитала и оттоком капитала требуется их дифференцирование согласно критериям: объема (нормальные или анормальные оттоки), причины возникновения (уклонение от налогов, государственного контроля и регулирования движений капитала) и направления движения (односторонняя направленность потоков) капитала.

4. Спекулятивный фактор, исторически свойственный глобальному финансовому капиталу, в условиях его перенакопления и неравномерного распределения инициирует процессы формирования сверхчувственных качеств у мирового товарного рынка, способствуя иррациональному поведению экономических агентов, что продуцирует «вздутие» виртуальной части потребительной стоимости, обостряя условия возникновения кризисов на мировом финансовом рынке.

5. Фиктивизация глобального финансового капитала способствует углублению разрыва между странами мирового авангарда и мировой периферии. Динамику этого разрыва демонстрирует изменение уровней национального дохода, в структуре распределения которого отсутствуют значимые изменения в периоды экономических кризисов, что отражает существенную устойчивость процессов его формирования и распределения.

^ Научная новизна результатов диссертационного исследования в целом состоит в разработке теоретических и прикладных подходов к анализу глобального финансового капитала и поиске тенденций путей его формирования.

^ Конкретное приращение научного знания в исследуемой области заключается в следующем:

обоснована необходимость рассмотрения трансформации финансового капитала на глобальном уровне, в связи с чем уточнено понятие «глобальный финансовый капитал» как финансовый капитал, оперирующий в глобальном информационном пространстве, отличающиеся от существующих аналогов смещением акцентов в плоскость усиления признаков фиктивности и финансово-информационной иррациональности, что позволяет рассматривать глобальный финансовый капитал как субъект инфраструктуры хозяйствования в глобальной экономике;

предложена авторская методика структурного анализа динамики трансграничных финансовых потоков, сущность которой заключается в обнаружении зависимостей: структурной симметрии входящих и исходящих международных финансовых потоков для развитых стран, отражающей сбалансированность финансовых структур, их доминирование на мировом финансовом рынке, сформированность инвестиционных ожиданий и устоявшихся норм прибыли; структурной асимметрии входящих и исходящих международных финансовых потоков для развивающихся стран, выявляющей последовательность (очередность) проникновения в эти страны разных типов финансовых потоков, что позволяет вскрывать их замещающие характеристики;

выявлена и содержательно структурирована авторская система критериев отражающая в условиях перетока капитала в мировой экономике отличие бегства капитала от оттока капитала в терминах: объема (нормальные или анормальные оттоки); причины возникновения (уклонение от налогов, государственного контроля и регулирования движений капитала); направления движения капитала (односторонняя направленность потоков), позволившая уточнить и идентифицировать инструменты государственного регулирования финансового капитала в странах с нестабильными финансовыми рынками;

содержательно раскрыта тенденция глобального финансового капитала, заключающаяся в формировании его фиктивной части преобладающими темпами и отражающая иррациональность современной рыночной системы, что позволило выявить причины дестабилизации ценовой динамики финансовых активов, выражающиеся в фиктивизации финансовых рынков, когнитивизации агентских соглашений, усилении спекулятивного характера межсубъектных отношений;

разработана эконометрическая модель оценки ранжирования стран на основе детерминанты их финансового развития, особенностью которой является экспоненциальный характер функции, отличающаяся от известных возможностью эмпирического исследования трендовой динамики национального дохода, что позволяет на качественно новой основе произвести дифференциацию стран.

^ Теоретическая и практическая значимость исследования определяется актуальностью поставленных задач и достигнутым уровнем разработанности проблематики и состоит в расширении существующих научных представлений об экономической сущности, природе и функционировании современного финансового капитала в условиях глобализации экономических отношений эпохи формирующегося постиндустриализма.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы:

– при проведении анализа процессов формирования современного глобального финансового капитала, противоречий финансовой глобализации, трансграничных потоков финансового капитала, феномена утечки финансового капитала, разрыва между развитыми и развивающимися странами;

– при разработке дисциплин «Мировые финансы», «Международная торговля», «Международные валютно-финансовые и кредитные отношения», «Макроэкономика», «Эконометрика (продвинутый курс)» и дисциплин специализации в вузах;

– в качестве основы для дальнейших разработок по данной теме.

Разработанные в исследовании положения, выводы и предложения могут использоваться при подготовке нормативных документов, регламентирующих движение иностранного капитала в отечественной экономике.

^ Апробация результатов исследования. Основные теоретические и практические результаты и рекомендации, содержащиеся в диссертации, докладывались, обсуждались и были одобрены на международных и всероссийских конференциях, семинарах и круглых столах в Москве, Краснодаре, Сочи в 2009–2011 гг.

Основные положения диссертационного исследования отражены в 12 публикациях общим объемом 4,85 п.л. (авторских – 4,15 п.л.), в том числе 6 научных статьях в центральных изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

^ Логика и структура работы. Цель и задачи исследования определили логику и структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, содержащего 294 источника (102 – на русском, 192 – на иностранных языках), и 6 приложений. Работа изложена на 170 страницах, содержит 17 таблиц, 29 рисунков, включая схемы и графики.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Современная хозяйственная эпоха развивается под эгидой финансовой глобализации. И хотя классические представления о финансовом капитале по-прежнему вписываются в контуры современного капитализма, его формулировки требуют уточнения. Это относится в первую очередь к тому, что под финансовым капиталом современности понимают, в том числе, всевозможные финансовые инструменты, а не только направленные на основной капитал инвестиции. Таким образом, в современных условиях финансовые инструменты, выступая в качестве товаров и позволяя владельцу получать пассивный или спекулятивный доход, самовозрастают, и тем самым встраиваются в процесс капиталистического воспроизводства. Понятие современного глобального финансового капитала распространяется на финансовый капитал, функционирующий в глобальном информационном пространстве (и на основе его). Причем информационная инфраструктура глобального финансового капитала обуславливает усиление признака его фиктивности и его иррационального функционирования. Глобализация финансового капитала способствует большей диверсификации инвестиций и позволяет рискам перемещаться за пределы национальных финансовых систем, усиливая диверсификацию инвестиций и формируя системную взаимозависимость мирового финансового пространства.

На фоне развития экономических взаимоотношений внутри региональных экономических блоков, множество типов которых обусловлено различными принципами их создания, усиливается миграция капитала как между отдельными странами, так и внутри групп стран, реализуется финансовая интеграция. Глобализация финансового капитала хорошо просматривается сквозь призму монетарной юнитизации различных групп стран – региональную финансовую интеграцию. И хотя ЭКЮ, эволюционировавшее во введенное в наличное обращение Евро, является, пожалуй, единственным завершенным примером монетарной юнитизации, множество других находится на разной стадии реализации. Это и АМУ – Азиатская валютная единица, которая, возможно, со временем превратится в азиатский аналог евро и послужит предпосылкой к интеграции азиатских экономик; и Эко, попытки введения которой предпринимает Экономическое сообщество стран Западной Африки (ЭКОВАС); и Афро – единая валюта Африканского экономического сообщества; и Сукре – общая условная единица для взаиморасчетов в торговле и реализации проектов экономического сотрудничества Альянса стран Латинской Америки и Карибского бассейна (АЛБА); и Халиджи или, возможно, Динар – единая региональная валюта арабских стран, которую пытается ввести Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Параллельно процессам региональной интеграции и монетарной юнитизации, проводимой на административном уровне, глобализация капитала проявляется в формировании и развитии взаимосвязей между компаниями разных стран и формировании межнациональных банковских, промышленных и иных объединений. Одновременно с процессами кооперации развиваются и самостоятельные транснациональные корпорации. Крупнейшие национальные компании превращаются в (мульти-) транснациональные, создавая в зарубежных странах филиалы и дочерние организации. Так, капитал превращается в международный по характеру применения и сфере своих интересов, оставаясь национальным по принадлежности. Здесь уместно говорить о глобализации капитала корпораций, которые через потоки прямых иностранных инвестиций наращивают свои активы в разных странах. Значительная часть формально международных операций фактически является операциями внутрикорпоративными. И хотя статистика внутрифирменной торговли в значительной степени отсутствует, о ней можно сформировать обобщенное представление за счет информации по Соединенным Штатам, где интраторговля ТНК, рассчитанная автором, составляет до 40% как в экспорте, так и в импорте.

Проводя по всему миру единую политику, транснациональные корпорации выступают организационной основой глобальной экспансии. ПИИ первыми проникают в зарубежные национальные экономики (что подтверждает предложенный далее структурный анализ) создавая платформу для проникновения более быстрых форм денег, что позже, в зонах их значительной концентрации, может выражаться через возникновение и дальнейшее развитие финансовых центров (как в недавно индустриализованной ЮВА). Под международным финансовым центром автор понимает систему отношений между экономическими агентами по поводу операций с международными финансовыми активами, локализованную географически или виртуально. Инфраструктура международного финансового центра может включать по крайней мере один крупный фондовый рынок и / или другие финансовые рынки и / или международные банки и компании финансового сервиса, которые являются важными участниками международных финансовых рынков по торговле трансграничными активами. Финансовые центры выступают средством управления трансграничными финансовыми потоками и инструментом глобализации капитала. Финансовые центры, возникая и развиваясь в зонах концентрации финансового капитала, влияют, порой критически, на конъюнктуру мирового финансового рынка. Причем все главные циклические предельные кризисы в том числе (и в первую очередь) являлись следствием географических переносов глобальных финансовых центров, отраженных в истории глобальных капитализмов Генуей, Амстердамом, Лондоном, затем Нью-Йорком, а после – арабскими и теперь – азиатскими финансовыми центрами.

На движение глобального финансового капитала оказывают влияние и единицы расчета, где доминируют валюты развитых стран, среди которых особую роль играет доллар США, доля которого в глобальных резервных активах намного превышает долю США в мировой экономике. Это отражает центральную роль доллара в качестве «международных наличных», действующего по всему миру как расчетная единица, средство обмена и средство сбережения. С одной стороны, когда национальная валюта также служит международной резервной валютой, может возникнуть парадокс Триффина – конфликт интересов между краткосрочными внутренними и долгосрочными международными экономическими целями, с другой стороны лежит неэффективность мультивалютной резервной системы, т. е. несмотря на доминирование американского финансового капитала над конкурентами, оно не является достаточным для устранения хрупкости международной финансовой системы, которая страдает тяжелыми приступами (в форме кризисов), вследствие чего глобализация все еще ждет своего кредитора и свои «новые деньги».

Глобализация финансового капитала происходит в условиях развития мировой финансовой системы, которая состоит из институтов и регулирующих органов, действующих на международном уровне. Усилия международных организаций, направленные на глобализацию финансового капитала, выражаются через глобализацию финансовой системы. Обобщенная цель этих усилий – открытость мировой экономики на фоне доминирования идеи рынка – универсального саморегулируемого механизма. Глобализация финансового капитала – многогранный процесс, протекающий под влиянием множества условий к своей «высшей форме» – глобальному финансовому капитализму – «новой эре координирования политики и организаций, когда национальные и международные организации смогут не только сдерживать глобальные финансовые кризисы, но и предотвращать появление подобных кризисов в будущем», причем, по мнению автора, глобальный финансовый капитализм может принять «глокальную» форму, реализовавшись на пространстве стран мирового авангарда.

^ Трансграничные потоки финансового капитала, включающие: прямые иностранные инвестиции, долевые ценные бумаги, долговые ценные бумаги, депозиты и заемные средства – комплексное явление, обладающее высокой пространственно-временной динамикой. Такие свойства трансграничного движения капитала, как непрозрачность инвестиционного процесса, отражающая неоднородность (разнонаправленность) национальных инвестиционных приоритетов внутри отдельных групп стран; парадокс капитала (Лукаса), отражающий направление движения глобального капитала; нарушение глобальной финансовой целостности, отражающее существование нелегальной составляющей перетока капитала, формируют противоречивый характер финансовой глобализации и затрудняют определение контуров обращения глобального финансового капитала.

Мировые финансовые активы, запасы трансграничных активов финансового капитала, объем трансграничных потоков финансового капитала и их составляющих – прямых иностранных инвестиций и портфельных инвестиций – позволяют рассчитать и интерпретировать ряд показателей глобализации современного финансового капитала. Один из них – открытость мировой экономики, отражающая мобильность глобального финансового капитала в мировом хозяйственном процессе, рассчитываемая как отношение к внутреннему валовому продукту объемов потоков финансового капитала. Скорость ее изменения демонстрирует плавный рост (чуть более 2% в год), что контрастирует со значительно более резкими периодами падения.

Относительная устойчивость, демонстрируемая значениями показателя финансовой глубины мировой экономики, характеризующего связь между насыщенностью экономики финансовыми ресурсами и экономическим ростом (это – своеобразная финансовая «фондовооруженность» глобальной экономики, уровень ее оснащенности финансовым капиталом), с течением времени, позволяет заключить, что на анализируемом временном интервале глобальные активы финансового капитала, измеренные в терминах ВВП, были маловариативны, изменяясь в незначительном диапазоне (рис. 1). Это позволяет предположить, что достаточность обеспечения мировой экономики финансовыми активами на современном этапе развития информационно-финансовых коммуникаций приблизительно характеризуется показателем в 400% финансовой глубины.




Рис. 1. Финансовая глубина мировой экономики в 2001–2010 гг., %
(разработано автором)


Еще один показатель глобализации финансового капитала – трансграничная финансовая глубина мировой экономики, рассчитываемая через трансграничные активы финансового капитала, соотнесенные с мировым ВВП, демонстрирует насыщенность мировой экономики трансграничными финансовыми ресурсами. Показатели финансовой интеграции инвестиций и международной финансовой интеграции отражают степень проникновения глобальной экономики в национальное пространство на уровне отдельных форм финансового капитала и в целом. Результаты расчета, проведенного автором, для двух групп стран – развитых и развивающихся, позволяют отметить, что темпы роста уровня финансовой интеграции инвестиций у группы развивающихся стран значительно более медленные, чем у группы развитых стран, которая в свою очередь все же более волатильна.

Схематичное отображение системы трансграничных потоков финансового капитала и его глобальных запасов позволяет показать, что рост объемов последних обуславливается не только увеличением трансграничных инвестиций между традиционными центрами финансового благосостояния, но и развитием финансовых связей с развивающимися (стремительно укрупняющимися) рынками (рис. 2).



Рис. 2. Схема трансграничных финансовых потоков и активов в 2009г.
(Тип линий отражает объем трансграничных потоков между регионами:
– более 10% мирового ВВП, – 5–10% мирового ВВП,
– 3–5% мирового ВВП, – 0,5–3% мирового ВВП
цифры на рисунке отражают общий размер внутренних финансовых активов
в трлн. долл. США, по номинальной процентной ставке)

(составлено автором по IMF Balance of Payments 2011)


Анализ отдельных составляющих трансграничных инвестиций позволяет оценить характер их возникновения и динамику развития. Так, исходящие прямые иностранные инвестиции из развитых стран в 2009 г. составили 18,463 трлн дол. США, что на 21% превосходит входящие в развитые страны прямые инвестиции, насчитывавшие 15,216 трлн дол. США. Иная ситуация наблюдается на развивающихся рынках. Входящие прямые инвестиции в развивающиеся страны в 2009 г. составили 5,106 трлн дол. США, что троекратно превышает объем исходящих ПИИ из развивающихся стран – 1,703 трлн дол. США. В случае некоторых стран, причисляемых к группе развивающихся, разница между входящими и исходящими ПИИ не столь значительна. Так, для Российской Федерации разница между ними составляет около 20% (см. таблицу). Наиболее яркой особенностью в случае Российской Федерации является однозначное доминирование связей в потоках входящих и исходящих прямых иностранных инвестиций с оффшорными финансовыми центрами.


Структура рынка прямых иностранных инвестиций, входящих в РФ и
исходящих из РФ в 2009 г., млн дол. США (составлено автором по IMF CIS)


Входящие прямые инвестиции, млн дол.

Исходящие прямые инвестиции, млн дол.

Всего

381962

100%




306252

100%

Кипр

130027

34%

Кипр

120093

39%

Нидерланды

37250

10%

Виргинские острова

33285

11%

Виргинские острова

36733

10%

Нидерланды

24114

8%

Бермудские острова

27193

7%

Люксембург

19906

6%

Багамские острова

18659

5%

США

10532

3%

Прочие

132100

35%

Прочие

98322

32%


Рассмотренные методические подходы вскрывают интенсификацию процесса финансовой глобализации в целом, и обнаруживают высокую степень зависимости объемов трансграничных потоков капитала от глобальной экономической стабильности. Это позволяет заключить, что темпы дальнейшего развития глобализации финансового капитала будут зависеть не только от международных макроэкономических перспектив, но и от международной нормативно-правовой базы, все еще находящейся в стадии реформирования в ответ на финансово-экономический кризис 2008 г.

Финансовая глобализация способствует развитию трансграничности капитала. Управление движением финансовых потоков создает необходимость выявления и учета наиболее значимых трендов, формирующих современные финансовые рынки. Предложенный автором анализ динамики внутриструктурных взаимосвязей трансграничных финансовых потоков (структурный анализ) позволяет вскрыть их причинно-следственные зависимости, наглядно показать их поведение в пространственно-временном слое, уловить их эволюционные тенденции. С позиции компаративистики очевидно, что вклады экономик отдельных стран в глобальную экономику различаются, а развитие экономического пространства между разными странами обладает различной интенсивностью. Так, доля участия развивающихся стран в трансграничных потоках финансового капитала, будь то входящих или исходящих, за последние пятнадцать лет не превышает 20%, что говорит о значимо менее существенном вкладе развивающихся стран в формирование этих потоков.

Исследование входящих и исходящих трансграничных финансовых потоков (включающих прямые иностранные инвестиции, долевые ценные бумаги, долговые ценные бумаги, депозиты и заемные средства) для развитых стран выявляет их структурную симметрию (рис. 3 и 4). Это связано с тем, что доминирующий объем исходящих трансграничных потоков из группы развитых стран направлен в страны, также принадлежащие этой группе.





Рис. 3. Структура трансграничных финансовых потоков, входящих в развитые страны
(где в общем объеме входящих потоков: – доля прямых иностранных инвестиций,
– доля портфельных инвестиций, – доля прочих инвестиций)
(разработано автором)


Симметрия распределения входящих и исходящих трансграничных финансовых потоков, выявленная графически для развитых стран, подтверждается и корреляционным анализом. Корреляционные коэффициенты для входящих и исходящих международных потоков развитых стран составляют: для долей прямых иностранных инвестиций – 0,95; для долей портфельных инвестиций – 0,83; для долей прочих инвестиций – 0,99, что говорит о высокой взаимосвязи между отдельными составляющими входящих и исходящих потоков.

Указанная структурная симметрия – следствие сбалансированности финансовых структур развитых стран, их доминирования на рынке финансов, сформированности инвестиционных ожиданий и устоявшихся норм прибыли, квантифицирование которых заслуживает отдельного рассмотрения.





Рис. 4. Структура трансграничных финансовых потоков, исходящих из развитых стран
(где в общем объеме исходящих потоков: – доля прямых иностранных инвестиций,
– доля портфельных инвестиций, – доля прочих инвестиций, – доля резервов)
(разработано автором)


Для развивающихся стран структуры входящих и исходящих международных финансовых потоков значимо различаются (рис. 5 и 6), что может быть условно названо структурной асимметрией.





Рис.5. Структура трансграничных финансовых потоков, входящих в развивающиеся страны (где в общем объеме входящих потоков: – доля прямых иностранных
инвестиций, – доля портфельных инвестиций, – доля прочих инвестиций,
серым выделены периоды финансовых кризисов) (разработано автором)


Выявленная в структурах входящих и исходящих международных финансовых потоков для развивающихся стран асимметрия содержит ряд взаимосвязей. Так, в структуре входящих потоков доли прямых иностранных инвестиций и прочих инвестиций за последние пятнадцать лет имеют сильную обратную зависимость с корреляцией –0,93. То есть уменьшение доли прямых инвестиций в развивающиеся страны приводит к увеличению доли депозитов и заемных средств (и наоборот), направляемых в эти страны (рис. 5).

Если учесть, что фактические объемы потоков прямых иностранных инвестиций и прочих инвестиций за исследуемый период времени стремительно возрастали, то выявленная зависимость демонстрирует последовательность (очередность) проникновения разных типов финансовых потоков в развивающиеся страны.

Поток прочих инвестиций, несущий в себе заемные средства и депозиты, набирает силу на уже существующих экономических отношениях, сформированных инвестициями в реальный сектор. Всплеск в потоках доли прямых иностранных инвестиций совпадает по времени с азиатским финансовым кризисом 1997–1998 гг. и далее поддерживается финансовым кризисом 2000–2002 гг., вызванным терактом 11 сентября, после чего доля прямых иностранных инвестиций идет на спад (серая зона (рис. 5)). Подобное соответствие свидетельствует о приоритете инвестиций в реальный сектор при дефиците капитала и, возможно, иллюстрирует передел собственности. Другая зависимость наблюдается в структуре исходящих потоков из развивающихся стран, где прочие инвестиции и резервы связаны обратно, с показателем коэффициента корреляции –0,95 (рис. 6). Временные рамки указанной зависимости устанавливают связь с кризисами, во время которых в структуре исходящих потоков доминируют депозиты с заемными средствами и по окончании которых ведущую роль начинают играть резервы (серая зона (рис. 6)).





Рис. 6. Структура трансграничных финансовых потоков, исходящих из развивающихся стран (где в общем объеме исходящих потоков: – доля прямых иностранных
инвестиций, – доля портфельных инвестиций, – доля прочих инвестиций,
– доля резервов, серым выделены периоды финансовых кризисов)
(разработано автором)


В рамках предложенной методики следует заметить, что современные проблемы Еврозоны, выраженные в форме кризиса государственных заимствований ряда европейских стран, являются, по мнению автора, следствием того, что Еврозона не соответствует полноценно критериям так называемой оптимальной валютной зоны, подразумевающей географический регион, в котором экономическая эффективность максимизируется в случае функционирования во всем регионе единой валюты.

С другой стороны за последние несколько лет, дефицит счета текущих операций ряда европейских стран оказывался на уровне, который в условиях гибкого валютного курса вызвал бы значительную девальвацию национальной валюты, что невозможно, когда валюта едина. Таким образом, в подобных условиях этот эффективный стабилизационный механизм отсутствует.

Рост международных потоков капитала, последовавший за финансовой дерегуляцией 1980-х гг., – один из наиболее значимых элементов развития глобальной экономики за последние более чем три десятилетия. Устранение контроля за капиталом повлияло и на увеличение перетока капитала, часто принимающего негативную, с позиции экономики, окраску. Чтобы отличить утечку капитала от оттоков капитала, автор выделяет следующие общие критерии: объем, причина возникновения и направление движения капитала.

С позиции объема оттоки капитала могут быть нормальными или анормальными. Нормальный отток капитала предполагает диверсификацию инвестиционного портфеля. Напротив, анормальный отток капитала предполагает внезапный или дискретный отток, вызванный неблагоприятными внутренними или внешними экономическими условиями. Поэтому природа анормального оттока капитала определяет его как утечку капитала.

В терминах причины возникновения оттоки капитала происходят потому, что внутренние резиденты хотят обеспечить соответствующие, по их мнению, доходы к своему капиталу или стремятся уклониться от налогов, или обойти государственный контроль и регулирование движений капитала и иностранной валюты. Желание обеспечить соответствующие доходы капиталу за границей создает нормальный отток капитала, в то время как поиск способов уклонения от налогов или обход государственного регулирования представляет собой анормальный или нерегулярный отток капитала, который является утечкой капитала. Сложным является обнаружение причины оттока, потому что в открытой экономике резиденты могут участвовать в международных сделках, включая зарубежное инвестирование.

С позиции общего направления движения потоков для нормальных потоков капитала ожидается двустороннее движение, если капитал мобилен и экономические системы открыты и интегрированы. Когда движения капитала характеризуются главным образом оттоками, возникает предположение анормальности, так как большие чистые оттоки капитала возникают из-за более высоких рисков в отечественной экономике, экономического кризиса, неуверенности в политике правительства или каком-то другом неблагоприятном условии. В этом смысле чистый отток средств анормален и определяется как утечка капитала.

Рассмотренные концепции утечки капитала демонстрируют сложность этого явления, но так или иначе она подразумевает утраченные ресурсы, которые могли бы увеличить занятость или производительность товаров и услуг в национальной экономике. Утечка капитала понимается автором как капитал, укрытый за границей, и представляет упущенный потенциальный доход государства, который мог быть использован на развитие общественной инфраструктуры и социального обеспечения, способствуя экономическому росту и ослаблению бюджетных ограничений.

Разрыв реального и финансового секторов экономики, ее общая финансизация, сдвиг в сторону надвещественных отношений и категорий находятся в ряду условий недавнего финансово-экономического кризиса. Спекулятивный фактор, исторически свойственный глобальному финансовому капиталу, в условиях его перенакопления и неравномерного распределения инициирует процессы формирования сверхчувственных качеств у товарного рынка, продуцируя «вздутие» виртуальной части потребительной стоимости, что способствует иррациональному поведению экономических агентов. Это позволяет говорить об иррациональной экономике – оперирующей в невещной надстройке над реальной экономикой и имеющей спекулятивный характер – как об актуальном феномене.

Глобальный финансовый рынок как область надвещественных отношений – «благодатное» пространство существования иррациональной экономики. Здесь можно легко наблюдать финансово-спекулятивные отношения, ведь надреальная, иррационально формируемая характеристика финансовых инструментов как самопорождающих товаров может увеличивать их ценность (стоимость, значимость) многократно, и её рост ограничен лишь степенью развитости воображения экономических агентов, оперирующих на рынке.

Иррациональность глобального финансового рынка создает условия усиления формирования новых спекулятивных пузырей, вне зависимости от того, рациональные ли агенты оперируют на финансовых рынках и приняты ли меры по устранению спекуляций. Рассматривая недавний кризис (ставший следствием ипотечного пузыря), как один из факторов, оказывающих влияние на поведение системы, можно выделить субституцию ценностных понятий. Так, недвижимость приобрела в сознании потребителей новые (сверхчувственные) свойства, вкупе с которыми овеществилась в новой форме – форме финансовых активов.

Вне зависимости от конкретного сценария развития глобального финансового капитала его будущий рост объективен, а вместе с ним объективно и дальнейшее развитие мирового финансового рынка. Циклический характер темпов экономического роста, отраженный в экономической теории в виде волн роста Кондратьева, инфраструктурных инвестиционных ритмов Кузнеца, кредитных моментов Мински, неизбежно приводит к очередным кризисам. Финансовая взаимозависимость национальных экономик как следствие экономической глобализации выступает основанием проникновения кризисных явлений с локального (национального, регионального) на международный масштаб.

Фиктивизация финансового капитала, усиливающаяся эпоху финансовой глобализации, способствует углублению разрыва между странами мирового авангарда и мировой периферии. В работе рассматривается динамика этого разрыва на примере показателя национального дохода. Одна из центральных величин измерения национального дохода – объем валового внутреннего продукта, в терминах которого описывается динамика благосостояния – экономический рост.

Если абстрагироваться от неоднородных экономических условий и рассматривать уровень благосостояния разных государств лишь через объем валового внутреннего продукта (рассчитанному по ППС на душу) и порядковый номер, этому объему соответствующий, интересной представляется динамическая трансформация распределения национального дохода во времени (рис. 7).





Рис. 7. Распределение национального дохода для 180 государств в 1980–2008 гг., дол. США (разработано автором)


Формула, описывающая наблюдаемое пространственно-временное распределение национального дохода, имеет вид: ВВПППС =
e-0,0251·Номер+0,04284 Год-75,0197, где Номер – порядковый номер государства по объему ВВП, Год – календарный год, и получена в результате эконометрической оценки пространственного распределения национального дохода, описанного для отдельных лет в форме полулогарифмической зависимости ln (ВВПППС) = b1·Номер + b2, и последующей оценки динамики изменения коэффициентов этого уравнения.

Расчеты, проведенные по оценке результирующей формулы, учитывают репрезентативную выборку государств за достаточно продолжительный период (180 государств за 29 лет), что позволяет, в определенной степени, нивелировать изменение экономических условий в отдельных из них и, надеемся, уловить общую тенденцию модификации распределения национального дохода во времени. Интересным является и тот факт, что исследованные взаимосвязи не обнаруживают значимых изменений в структуре роста национального дохода в периоды кризисов, что говорит о существенной устойчивости эволюционных характеристик национального дохода в процессе его динамического изменения. Экспоненциальный характер уравнения в очередной раз подтверждает увеличивающееся расхождение в уровнях национального дохода как во времени, так и между нациями, что ведет к «монополюсному» формированию мирового хозяйства.

Контуры формирования современного финансового капитала в глобальной экономике определяются его экономической сущностью, природой и механизмами функционирования, и обладают свойствами, отражающими противоречивый характер этого феномена. Анализ современного глобального финансового капитала требует комплексного подхода, включающего описанные методики дефинитивного анализа, количественной оценки и структурного анализа, вскрывающего разные аспекты его формирования и функционирования. Фиктивизация оказывает возрастающее влияние на формирование современного глобального финансового капитала и на функционирование современных финансовых рынков.


^ ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Бондарев Д.Г., Шевченко И.В. Иррациональные составляющие современных финансовых рынков // Финансы и кредит. 2011. № 15 (447). С. 2–6. 0,5 п.л., авт. 0,4 п.л.

  2. Бондарев Д.Г., Шевченко И.В. Феномен иррациональной экономики: ее трактовки, признаки, противоречия // Финансы и кредит. 2010. № 22 (406). С. 60–67. 1,2 п.л., авт. 1,0 п.л.

  3. Бондарев Д.Г., Желтоносов В.М. Структурный анализ динамики трансграничных финансовых потоков // Экономический анализ: теория и практика. 2010. № 7 (172). С. 36–40. 0,35 п.л., авт. 0,3 п.л.

  4. Бондарев Д.Г., Желтоносов В.М. Проблемы определения контуров обращения глобального финансового капитала // Финансы и кредит. 2010. № 1 (385). С. 23-27. 0,35 п.л., авт. 0,3 п.л.

  5. Бондарев Д.Г., Желтоносов В.М. Эволюция благосостояния в контексте экономического роста // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2009. № 12 (45). С. 31–36. 0,5 п.л., авт. 0,4 п.л.

  6. Бондарев Д.Г., Желтоносов В.М. К вопросу об интерпретации показателей оценки инвестиционных проектов // Экономический анализ: теория и практика. 2004. № 1 (16). С. 21–23. 0,25 п.л., авт. 0,2 п.л.

Статьи в научных журналах и сборниках

  1. Бондарев Д.Г. К вопросу о трансформации благосостояния в терминах экономического роста // Мировые кризисы XXI века: причины, природа, альтернативы преодоления (Россия в глобальном контексте): материалы Междунар. конф. 28–29 апреля 2009 г. / под общ. ред. А.В. Бузгалина. М.: Культурная революция, 2009. С. 159–168. 0,35 п.л.

  2. Бондарев Д.Г. К вопросу о структурной характеристике потоков глобального финансового капитала // Россия: прошлое, настоящее, будущее: материалы Междунар. 29–31 января 2009 г. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2009. С. 65–66. 0,1 п.л.

  3. Бондарев Д.Г. Категория «утечка капитала» и ее глобальный резонанс // Экономика: теория и практика. 2010. №19. С. 39–44. 0,5 п.л.

  4. Бондарев Д.Г. Факторы успеха имитационного моделирования // Организация производства в трансформационной экономике: теория и практика: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Воронеж: Воронежский гос. техн. ун., 2002. С. 16–19. 0,2 п.л.

  5. Бондарев Д.Г., Назаревский А.Н. Имитационное моделирование бизнес-процессов // Наука Кубани. 2004. № 1. С. 36–38. 0,25 п.л., авт. 0,2 п.л.

  6. Бондарев Д.Г., Назаревский А.Н. Нечеткие экспертные оценки // Наука Кубани. 2004. № 3 (ч.2). С. 113–117. 0,3 п.л., авт. 0,2 п.л.



Автореферат


БОНДАРЕВ Дмитрий Геннадьевич


ФОРМИРОВАНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО
ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА



___________________________________________________


Подписано в печать 07.03.2012. Формат 60х84 1/16.

Печать цифровая. Бумага тип. №1.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ №


Издательско-полиграфический центр КубГУ

350040 г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149









Скачать 340,49 Kb.
оставить комментарий
БОНДАРЕВ Дмитрий Геннадьевич
Дата15.06.2012
Размер340,49 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх