Культурный ландшафт как объект наследия icon

Культурный ландшафт как объект наследия


7 чел. помогло.
Смотрите также:
«зеркало»
Чернов С. З., Шульгин П. М. K 90 Культурный ландшафт как объект наследия. Под ред. Ю. А...
1993-2003 Уважаемые коллеги! Интернет-конференция «Культурный ландшафт: теория и практика»...
Культурный ландшафт как фактор бытийности пространства культуры (на примере этнической картины...
Природный комплекс "Сихотэ-Алинь" как объект Всемирного списка природного наследия // Вестник...
Р. Ф. Туровский Политический ландшафт как категория политического анализа...
Е. Ю. Красова, В. В. Стукалова...
О. Н. Трапезникова Институт Геоэкологии ран ontolga@gmail com...
Ответы на часто задаваемые вопросы Что такое объект культурного наследия?...
Учебно-методический комплекс pr в сфере культурного наследия Факультет социологии...
Задачи работы: определить особенности разработки музейной экскурсии в современной...
Инновационные подходы к развитию туристской индустрии на смежных территориях муниципальных...



Загрузка...
страницы: 1   ...   79   80   81   82   83   84   85   86   ...   113
вернуться в начало
скачать
^

3.5 Культурно-ландшафтная
дифференциация территории Кенозерского национального парка


Ю. А. Веденин, Д. В. Тормосов

Культурные ландшафты Кенозерского парка представля­ют исключительную ценность как объекты культурного и природного наследия, сформировавшиеся в результате гармоничного взаи­модействия человека и природы. Здесь сохранились не только уникальные па­мятники, но и люди — носители традиционной культуры.

Культурные ландшафты Кенозерья издавна привлекали к себе путешест­венников, записки которых позволяют представить себе облик этого края в кон­це XIX — первой половине XX века. Обратимся к книге И. С. Полякова, в кото­рой он описал свои впечатления от Кенозерья 1873 года.

«Как нижнее течение р. Почи, так и вид на самое Кенозеро производит весь­ма приятное впечатление. Высокое холмы с определёнными очертаниями, час­то с крутыми впадинами и ложбинами, выступают здесь по всем направлениям, и самое озеро Кенозеро, разлившись между холмами, представляется состоя­щим из ряда как бы отдельных озёр, соединяющихся между собою множеством проливов, число которых во время половодья увеличивается, так как в таких случаях вода в озере поднимается на 1-2 сажени и многие из мысов, дробящих на отдельные части озеро, с половодьем становятся островами. Самые мысы всегда более холмисты, чашевидно округлены или несколько столовидны, с об­рывистыми скатами; среди окрестных холмов озеро представляется лежащим в узких, но глубоких впадинах.

Красота местоположения увеличивается здесь ещё и тем оживлённым ви­дом, который приобретают холмы от пашен, одевающих их со всех сторон; во­обще, сравнительно с Водлозером, хлебопашество здесь процветает, так что многие из жителей уделяют часть урожаев и для продажи...» (И. С. Поляков. Три путешествия по Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1991. С. 80).

Общее впечатление от Кенозерья, которое так хорошо передано в книге Полякова, сохраняется и сегодня. Самое ценное в современном облике ланд­шафтов Кенозерского парка — это луга, раскинувшиеся на месте бывших па­шен, сочетание которых с гладью озёр и многочисленными заливами создаёт живописную картину северной природы, причём освоенной и облагороженной человеком, сделавшим её уютной и приятной для жизни. Разбросанные по бере­гам озёр деревни с окружающими их деревянными оградами, изящными часо­венками и монументальными силуэтами «святых» рощ и сегодня радуют глаз

^ 425

Культурный ландшафт как объект наследия

многочисленных посетителей парка. Вместе с тем характер ландшафтов на тер­ритории парка весьма различен.

Разнообразие культурных ландшафтов наиболее полно описывается с по­мощью процедуры культурно-ландшафтного районирования.

Всю территорию Кенозерского национального парка предлагается раз­делить на четыре культурно-ландшафтные зоны: Лёкшмозерскую, Вильно-Порженскую, Кенозерскую и Почозерскую.

Для ^ Лёкшмозерской зоны характерно явное доминирование одного боль­шого, почти круглого озера — Лёкшмозера, вокруг которого располагаются компактные группы (кусты) поселений, окружённые открытым пространством лугов. Характерной чертой этой зоны является и то, что именно на её террито­рии особенно заметно проявлялась деятельность монастырей, их вклад в освое­ние ландшафтов Русского Севера.

Для ^ Вильно-Порженской зоны характерно множество небольших озёр или поозёрий, равномерно разбросанных по всей её территории. На их берегах находятся небольшие группы поселений с окружающими их луговыми угодья­ми. В отличие от поселений Лёкшмозерской зоны большая часть из них ориен­тируется сразу на несколько озёр, образующих в сочетании с лугами единые от­крытые пространства.

Для ^ Кенозерской зоны главным ландшафтообразующим объектом слу­жит Кенозеро. Однако, в отличие от Лёкшмозера, Кенозеро состоит из множест­ва плёсов и заливов (лахт), которые воспринимаются как самостоятельные во­доёмы. Большинство кустов поселений и примыкающих к ним угодий связаны сразу с несколькими заливами, а также с расположенными рядом с Кенозером мелкими озёрами.

В ^ Почозерской зоне размещение кустов поселений связано с системой двух озёр — Почозера и Святого, при этом бoльшая часть поселений расположена между этими двумя озёрами.

В каждой культурно-ландшафтной зоне выделяются отдельные культур­но-ландшафтные комплексы, являющиеся главными структурными элемента­ми культурных ландшафтов Кенозерского национального парка. Центральным ядром комплекса является группа поселений, ориентированная на один или не­сколько водоёмов (озеро, систему озёр или заливов, реку). Вокруг этих поселе­ний сформировалось обширное луговое окаймление, образующее вместе с вод­ными поверхностями систему открытых пространств. История формирования луговых угодий весьма интересна. Большинство из них ещё в 30-е годы прошло­го века использовалось как пашни. Прилегающие к деревне поля до возникнове­ния колхозов относились к общинным землям, принадлежавшим всему населе­нию деревни и делившимся между семьями в соответствии с количеством муж­ских душ. Если та или иная семья хотела иметь больше земли, она брала лесной участок, который обрабатывала и использовала как пашню. Такие участки у ме­стного населения назывались полянами. Сегодня сохранилась только малая их часть. В середине прошлого века некоторые поляны устраивались на расстоянии до 5—6 километров от деревни. Примыкающие к ним леса использовались как охотничьи угодья, пересечённые множеством «путиков» (охотничьих троп). Эти же леса вместе с болотами активно использовались для сбора ягод. Важную роль

^ 426

Культурно-ландшафтное районирование






Культурно-ландшафтные комплексы Кенозерского национального парка

427


^ Культурный ландшафт как объект наследия

в жизни местного населения играли малые озёра, расположенные в лесах, кото­рые использовались населением для рыбной ловли. Характерными чертами культурно-ландшафтных комплексов Кенозерского парка является наличие на их территории часовен или церквей, поклонных и обетных крестов, «святых» рощ, хозяйственных построек (мельниц, мостов, амбаров, сараев и т. д.). Грани­цы культурно-ландшафтных комплексов определяются размерами зоны влия­ния деревни или группы деревень, образующих единый расселенческий узел или куст поселений. Зона влияния фиксируется расположением закреплённых за де­ревнями хозяйственных угодий.

Несмотря на определённое сходство в структуре и характере развития куль­турно-ландшафтных комплексов, все они имеют и свои специфические особен­ности. По нашему мнению, наиболее заметные различия проявляются при оценке современного состояния сельских поселений (расселенческих узлов или кустов поселений) и сельскохозяйственных угодий. При оценке поселений осо­бое значение имеет наличие или отсутствие населения, его постоянное или вре­менное проживание, а также состояние жилого фонда. При оценке хозяйствен­ных угодий необходимо исходить, прежде всего, из степени сохранности от­крытых пространств (большие луговые пространства, активно используемые в качестве сенокосов, полуоткрытые пространства, состоящие из системы множе­ства небольших полян, лесные массивы, образовавшиеся на месте бывших сель­скохозяйственных угодий).

Нами было выделено пять классов культурно-ландшафтных комплексов:

  1. культурно-ландшафтные комплексы искусственно укрупнённых или
    вновь созданных поселений с постоянным населением и используемыми сель-­
    скохозяйственными угодьями;

  2. культурно-ландшафтные комплексы традиционных поселений с посто-­
    янным населением и используемыми сельскохозяйственными угодьями;

  3. культурно-ландшафтные комплексы традиционных поселений с вре-­
    менным населением и используемыми сельскохозяйственными угодьями;

  4. культурно-ландшафтные комплексы исчезнувших поселений с исполь-­
    зуемыми сельскохозяйственными угодьями;

  5. культурно-ландшафтные комплексы исчезнувших поселений с неис-­
    пользуемыми сельскохозяйственными угодьями.

Несколько культурно-ландшафтных комплексов сформировалось в ре­зультате деятельности монастырей. В настоящее время большинство из них, в соответствии со степенью сохранности сооружений и окружающих их лугов, отнесено к четвёртому и пятому классам.

^ Лёкшмозерская культурно-ландшафтная зона включает три культур­но-ландшафтных комплекса: Морщихинский (1 класс), Труфановский и Орлов­ский (2 класс).

Морщихинский комплекс сформировался на базе большой группы сельских поселений: Морщихинская, Калинино, Погост, Подлеша, Лукьяново, Заручевье, Анфаловское, Мартыново и Дьяково. В настоящее время все они слились в еди­ное поселение — Морщихинскую — с «концами», сохраняющими свою истори­ческую топонимику. Морщихинская долгое время была усадьбой отделения сов-

^ 428


Культурно-ландшафтное районирование




^ Деревня Морщихинская с церковью Петра и Павла (фото М. Кулешовой)

хоза, а затем в ней (на месте бывшего маслозавода) был создан визит-центр юж­ного сектора национального парка. Комплекс охватывает всю северную часть Лёкшмозерья. На его территории сохраняются значительные площади лугов, ис­пользуемых как действующим сельскохозяйственным предприятием, так и ме­стными жителями. Это самое большое открытое пространство не только в юж­ной части парка, но и на всей его территории. Доминирующей вертикалью ланд­шафта является отреставрированная действующая каменная церковь Петра и Павла (1829 год). Внутри села сохранилась часть традиционной застройки. Ха­рактерный образ сельского поселения создают колодцы-журавли, не типичные для других сёл и деревень этого района. Сохранились две часовни — Фрола и Лавра в Дьякове и Марии Целительницы — за пределами Морщихинской, по до­роге наТруфаново. На некоторых домах можно увидеть традиционный для этих мест декор — наличники, «полотенца», резьбу. Именно Морщихинская является фактической столицей южного сектора Кенозерского парка. Здесь же находится центральная усадьба сельскохозяйственного предприятия (СХП) «Лёкшмозер-ский», вошедшего в состав Кенозерского парка и в настоящее время предостав­ляющего местному населению значительную часть рабочих мест. Это подразде­ление выполняет сегодня функции своеобразного реставрационного участка, осуществляющего сохранение открытых пространств, то есть выкос лугов на значительной части угодий южного сектора парка.

Труфановский комплекс включает куст деревень, расположенный на вос­точном берегу Лёкшмозера и состоящий из Новосёлова, Казариновской, Ив-шенской. В каждой деревне осталось 1—2 семьи постоянных жителей. Когда-то богатые и обширные угодья в основном заросли лесом. Открытые пространства сохранились в непосредственной близости к деревням и частично используют­ся СХП «Лёкшмозерский» и местными крестьянами. В Ившенской восстановле­на часовня Святого Пантелеймона. В Казариновской всё ещё можно увидеть ос­татки деревянной церкви. Основная проблема управления этим культурно-ландшафтным комплексом заключается в сохранении здесь постоянного насе­ления, что является чрезвычайно сложной задачей. Для этого необходимо

^ 429

Культурный ландшафт как объект наследия

включение Труфановского комплекса в программу деятельности парка и созда­ние здесь новых рабочих мест. Вторая задача, которую необходимо решить,— это наличие надёжной транспортной связи с основной магистралью парка при помощи круглогодично действующей дороги, а также обеспечение местного населения электроэнергией.

Орловский комплекс сформировался на основе куста деревень, располо­женных на западном берегу Лёкшмозера. В этот куст входят деревни Проко-шинская, Илексинская, Хвалинская, Воротниковская и Кайсаровская. Характер­ной чертой этого комплекса является относительно большое число постоянных жителей и активное использование примыкающих к деревне лугов, что объяс­няется, прежде всего, расположением деревень вдоль дороги, связывающей Морщихинскую — центральное поселение южной части парка — с Каргопо­лем. В одной из деревень Орловского комплекса (в Воротниковской) сохрани­лись две часовни. Особая роль этого комплекса заключается в том, что именно с него для гостей, прибывающих в парк со стороны Каргополя и Няндомы, начи­нается знакомство с культурными ландшафтами парка. Это обстоятельство, а также то, что здесь до сих пор всё ещё сохраняется постоянное население, вво­дит этот комплекс в число наиболее значимых культурно-ландшафтных ком­плексов парка. Одна из основных проблем, которую необходимо будет ре­шать,— это обеспечение достаточного числа надёжных рабочих мест для мест­ного населения.

В Лёкшмозерской зоне располагается также Кириллово-Челмогорская пус­тынь, отнесённая в соответствии с принятой нами классификацией культур­но-ландшафтных комплексов к пятому классу и фактически уже потерявшая свою значимость как реально воспринимаемый монастырский культурно-ландшафтный комплекс. Существовавшие здесь когда-то монастырские по­стройки в настоящее время исчезли. Место их размещения отмечают кресты с мемориальными табличками. В прошлом здесь были каменный храм с коло­кольней, каменная ограда. Монастырь имеет древнюю историю. Его основание относят ко второй половине XIV века. Основателем монастыря был Кирилл Челмогорский, пришедший сюда из Великого Новгорода. Можно предполо­жить, что Челмогорский монастырь возник почти одновременно с Ошевенским монастырём под Каргополем и Соловецким монастырём на Белом море. Не­смотря на полное исчезновение построек, здесь сохранился исторический ланд­шафт, фрагменты которого — место землянки Кирилла Челмогорского, дере­во, к которому, по преданию, его привязали разбойники (в действительности это дерево имеет возраст значительно меньший, чем 600 лет); три кладбища (одно из них действующее); место монастырского выселка Пела (где, по преда­нию, находились в ссылке приближённые Ивана Грозного), монастырские луга, старые ели и другие свидетели монастырской жизни.

Очевидно, что в связи с развитием туризма этот комплекс может быть включён в один из туристско-экскурсионных маршрутов парка, и тогда можно будет говорить о системе мероприятий, направленных на его реставрацию. Од­нако это может быть осуществлено лишь в самой далёкой перспективе, а сего­дня необходимо поддерживать те следы прошлого, которые всё ещё прослежи­ваются в современном ландшафте.

^ 430

Культурно-ландшафтное районирование

Когда-то на Монастырском острове Наглимозера находился ещё один мо­настырь — Аглимозерская пустынь. История возникновения пустыни отно­сится к XVII веку. Она была основана иноком Александрово-Ошевенского мо­настыря Тимофеем в 1649 году, в 1764 году — упразднена, а церкви были при­писаны к Лёкшмозерскому приходу. На территории монастыря действовали две церкви: Тихвинской Божией Матери и Трёх Святителей. Сегодня здесь со­хранились остатки рубленой кельи и фундаменты старых построек. Их место маркируют памятные кресты. Когда-то напротив монастыря, на другой стороне озера, располагалась деревня Баинка. Прилегавшие к ней угодья распахивались, а на Монастырском острове пасли скот. Теперь всё это заросло лесом. Память о бывшем здесь когда-то монастыре отмечается двумя почитаемыми в народе святынями — Николиным крестом и Николиным камнем,— расположенными вдоль дороги, ведущей к Наглимозеру от Морщихинской. По этой дороге ко­гда-то проходили направлявшиеся в монастырь паломники.

^ Вильно-Порженская культурно-ландшафтная зона включает пять куль­турно-ландшафтных комплексов, расположенных между Лёкшмозером и Ке-нозером на берегах небольших озёр, столь характерных для этой территории. Почти все выделяемые здесь культурно-ландшафтные комплексы относятся к третьему классу и лишь один — Макарьевский — может быть отнесён к пятому классу.

Вильненский комплекс находится в южной части зоны и сформировался на базе деревни Вильно, располагавшейся на мысе одноимённого озера. Вокруг этого места сохранились небольшие открытые пространства, которые до сих пор используются крестьянами, живущими в Морщихинской. Раньше луговые угодья этого ландшафтного комплекса доходили до Коргозера, то есть он был ориентирован сразу на два озера. Вильненский комплекс расположен несколько в стороне от связывающей южную и северную части парка дороги, вдоль кото­рой когда-то размещались наиболее значительные кусты поселений — в том числе Масельга, Думино, Порженский погост. Такое положение заметно снижа­ет значение Вильненского комплекса в жизни парка. К тому же он не выделяется особым богатством сохранившихся на его территории элементов наследия. Здесь можно увидеть только открытые пространства — остатки когда-то бога­той системы сельскохозяйственных угодий. Вместе с тем, его относительная близость к Морщихинской создаёт определённые предпосылки для продолже­ния активного использования лугов, что позволяет надеяться на сохранение контуров открытых пространств, а значит и всё ещё существующего культур­ного комплекса.

Масельга-Гужовский комплекс расположен между тремя озёрами — Ма-сельгой, Пежихерьем и Вендозером. При этом Масельгская часть комплекса расположена на высоком холме, ориентированном на озеро Масельгу, а Гужов-ская часть занимает холмистый, не заросший лесом полуостров и образует с прилегающими озёрами единое открытое пространство. Важную роль в фор­мировании целостного комплекса играет церковь Александра Свирского (1871 год), возвышающаяся на Хижгоре — узкой гряде, расположенной между де­ревнями Масельгой и Гужово. Эта церковь выполняет функции вертикальной

^ 431


Культурный ландшафт как объект наследия




^ Вид на Хижгору и д. Гужово со стороны д. Масельги (фото М. Кулешовой)

доминанты ландшафта (к сожалению, в настоящее время почти закрытой раз­росшимися на склонах Хижгоры деревьями) и вместе с тем — видовой точки, откуда открываются далёкие перспективы на весь ландшафтный комплекс и ок­ружающие его лесные дали. Недалеко от Гужово начинается озёрно-канальная система «Левусозеро-Масельгское», а в трёх километрах от той же деревни, на Левусозере, сохранились руины водяной мельницы XIX века. Луговые про­странства комплекса выкашиваются жителями Морщихинской, работающими в СПХ «Лёкшмозерский». В Гужово летом приезжают дачники, бывшие жители деревни или их дети. В одном из домов обосновались реставраторы, восстанав­ливавшие церковь на Хижгоре. На месте деревни Масельга сохранилось лишь несколько домов. Здесь работает летний экологический лагерь, поэтому Ма­сельга-Гужовский комплекс является одним из приоритетных культурных ландшафтов, на территории которого уже сейчас реализуются уникальные про­светительские функции и сохраняется один из интереснейших (прежде всего по его роли в ландшафте) памятников культуры этого края. В перспективе роль этого комплекса должна стать ещё более заметной. Важнейшим условием, необ­ходимым для поддержания данного культурно-ландшафтного комплекса, яв­ляется активное расширение деятельности экологического лагеря и использова­ние его в течение всего года. Другое условие — это поддержка людей, желаю­щих поселиться в Гужово, причём в первую очередь тех, кто собирается вести там своё хозяйство и сохранять традиционную застройку. Вместе с тем не следу­ет исключать из этого процесса и так называемых «дачников».

Макарьевский комплекс является ярким примером исчезающего мона­стырского культурно-ландшафтного комплекса (пятый класс). С XVII века до начала XX века на этом месте находилась Макарьевская пустынь — одно из са­мых популярных мест среди крестьян, живших на обширной территории, охва­тывавшей не только районы Лёкшмозера и Кенозера, но и всего Каргополья. Эта пустынь возникла в 1640 году. Её основали монахи Ошевенского монастыря Сергей и Логгин. Сейчас это место доступно очень немногим. Здесь редко мож-

^ 432

Культурно-ландшафтное районирование

но встретить людей. Перестали использоваться луга, которые быстро зараста­ют. Разрушаются и сохранившиеся до сих пор каменные строения комплекса Макарьевской (Хергозерской) пустыни, среди которых церковь Святой Живо-начальной Троицы (1873 год) и почти разобранная на кирпич колокольня (1780 год). Хранят в себе память о прошлом и озёра (Макарье и Келейное), около ко­торых когда-то находился монастырь. Казалось бы, этот комплекс уже никогда не может быть восстановлен. Вместе с тем, необходимо помнить, что его роль в жизни многих поселений края была чрезвычайно велика. Ещё в середине про­шлого века это было одно из самых посещаемых мест Кенозерья. Дороги, свя­зывавшие многие сёла края с Макарьевской пустынью, до сих пор сохраняются в памяти его жителей. Поэтому включение Макарьевского комплекса в турист-ско-экскурсионную программу парка является весьма важным и перспектив­ным. Для этого необходимо проведение ряда элементарных мероприятий, по­зволяющих проиллюстрировать рассказ об истории этого места, об особенно­стях его функциональной и пространственной организации, о внешнем облике располагавшихся здесь ранее строений. Кроме того, необходимо провести ком­плекс работ по консервации сохранившихся строений пустыни.

Думинский, или Долгозерский комплекс образовался на основе довольно большого куста деревень — Думино, Курмино, Херново, Наволок и Ожегово и развитой системы озёр — Долгое, Чёрное, Невгозеро, Корчозеро, Лобозеро (по­следнее в результате прорыва плотины заметно сократилось в размерах). С вер­шины холма, на котором расположено Думино, открываются далёкие перспекти­вы. Дома сохранились в настоящее время в Думино и Ожегово. Ещё недавно в Ду­мино летом жила семья, приезжавшая из Каргополя, однако сейчас село опустело. В Ожегово продолжает приезжать одна семья. Когда-то в Думино была деревян­ная церковь Тихвинской Божией Матери, располагавшаяся на развилке дорог на Пял-озеро и Масельгу; до наших дней сохранились «святая» роща и кладбище.





^ Деревня Думино — оставленные жителями дома в скором времени
могут быть утрачены (фото М. Кулешовой)

Луга здесь регулярно выкашиваются Лёкшмозерским СХП. Думинский комплекс относится к одному из приоритетных. Это обусловлено, прежде всего,

^ 433


Культурный ландшафт как объект наследия





^ Порженский погост со «святой» рощей — визуально доминируют
над окружающим пространством (фото М. Кулешовой)

его особым положением в парковом пространстве, поскольку именно Думин-ский и Порженский комплексы являются теми звеньями, которые объединяют Кенозерский парк в единое целое. В случае их исчезновения парк разделится на две фактически самостоятельные части. Кроме того, необходимо особо отме­тить чрезвычайно высокие эстетические качества Думинского ландшафта, хо­рошую сохранность его пространственной структуры, качество сохранившихся строений (к сожалению, находящихся под угрозой исчезновения), явно выра­женные сакральные черты.

Порженский комплекс сформировался на базе трёх деревень — Фёдоров­ской, Окатовской и Турова сельца — и двух озёр — Порженского и Большего Порженского. От деревень остались лишь отдельные дома, постепенно разру­шающиеся. Ещё недавно местные луга выкашивались бывшим совхозом Кено­зерский, однако в настоящее время луга оказались заброшенными и зарастают. Порженский комплекс чрезвычайно популярен среди туристов. Он выполняет функции (вместе с Думинским комплексом) связующего звена, объединяюще­го северную и южную части парка. Перспективность и значимость Порженско­го комплекса для Кенозерского парка обусловлена не только его центральным положением, но и высокой ценностью расположенной на его территории Геор­гиевской церкви (1782 год), стоящей в окружении «святой» рощи и входящей в список наиболее значимых памятников деревянного зодчества России. Кроме того, это место выделяется хорошей сохранностью пространственной структу­ры культурно-ландшафтного комплекса, высокими эстетическими качествами раскрывающихся на его территории пейзажей.

Одним из основных условий сохранения Думинского и Порженского ком-лексов является их активное социокультурное и хозяйственное использование, развитие на их территории туристско-экскурсионной инфраструктуры и уст­ройство сети дорог, обеспечивающих нормальную связь для проживающего здесь персонала парка и возможности использования объектов, расположенных на их территории. Через протоку между Порженскими озёрами должен быть восстановлен мост, что будет способствовать и восстановлению дороги, ко­гда-то соединявшей Порженский погост с Макарьевской пустынью. Вдоль неё,

^ 434

Культурно-ландшафтное районирование

как и вдоль дороги на Кенозеро, располагались зарастающие теперь луга и поля. Следует предусмотреть обустройство дорожно-тропиночной сети, обеспечи­вающей передвижение пеших и конных туристских групп. Может быть, эти но­вовведения приведут к определённому нарушению таинственности и заповед-ности этих мест, но вместе с тем, позволят создать надёжную базу для их даль­нейшего существования как уникальных культурных ландшафтов.

^ Кенозерская культурно-ландшафтная зона делится на ряд относительно автономных подзон, каждая из которых связана с определённым водным объек­том. Это Кенозерский плёс (включая Глущевскую лахту), Кенорецкий плёс, озеро Долгое и озеро Свиное.

В зоне тяготения Кенозерского плёса выделяется семь культурно-ланд­шафтных комплексов. Вдоль южной части озера располагаются наиболее круп­ные Видягино-Тырышкинский и Зихново-Ряпусовский комплексы.

Видягино-Тырышкинский комплекс относится ко второму классу. В основе его формирования лежит куст поселений — Видягино, Горбачиха, Тырышки-но, Семёново, Косицыно. Все они расположены на берегах Глубокой Лахты и врезающейся в неё Катицкой Лахты. Видягино расположено на мысу, разделяю­щем Глубокую Лахту и озеро Домашнее. Все сохранившиеся дома этой деревни ориентированы на Домашнее озеро, более уютное и укромное, чем Глубокая Лахта. Домашнее озеро соединено с Глубокой Лахтой протокой. Доминирую­щее положение в ландшафтном комплексе занимает деревня Семёново, по­скольку именно от неё видны многие другие поселения и ландшафты Кенозера, в том числе Вершинино, Зихново, разнообразные острова, далёкие перспекти­вы. Деревни Тырышкино и Горбачиха разместились одна против другой на бе­регах Катицкой Лахты. В то же время они входят в основную полосу расселения, протянувшуюся вдоль западного берега Кенозерского плёса. Когда-то Видяги­но-Тырышкинский комплекс обладал обширными луговыми и пахотными угодьями. В настоящее время идет процесс сокращения открытых пространств и, что самое опасное, их раздробление на отдельные участки. С другой стороны, следует отметить относительно хорошую сохранность луговых массивов, рас-


^ Деревня Видягино, вид с озера Домашнего (фото М. Кулешовой)


435

Культурный ландшафт как объект наследия



положенных в стороне от поселений, например, вдоль дороги, идущей от Тырышкино вдоль Катицкой Лахты. С этих лугов открываются далёкие перспективы на окрестности, здесь сохранились следы традиционного природопользования, в том числе ва­лы вдоль межей, сложенные из валу­нов и заросшие старыми берёзами и можжевельником, остатки дорог и мелиоративных систем, переходы че­рез ручьи и т. д. Многие из полей ис­пользуются АО «Кенозерский», а так­же жителями деревень.


Часовня Параскевы Пятницы в «святой» роще у д. Тырышкино — одна из самых почитаемых на Кенозере (фото М. Кулешовой)
Видягино-Тырышкинский ком­плекс имеет множество сакральных объектов. В Видягино сохранилась деревянная церковь Ильи Пророка, построенная в 1911 году. Кроме того, на территории комплекса находятся семь уникальных часовен: две около Тырышкино (Параскевы Пятницы начала XIX века и часовня-«крест» Успение XVIII века), две около Гор-

бачихи (часовня Иоанна Крестителя 1803 года и придорожная часовня Святого Николая Угодника 1863 года), а также по одной в Косицыно (часовня Святой Анастасии, восстановленная на месте сгоревшей часовни XIX века), Видягино (часовня Андрея Первозванного начала XX века) и Семёново (часовня Флора и Лавра XIX века). Сохраняются здесь и некоторые ценные гражданские построй­ки (дом Мартынова XIX века в деревне Видягино и амбар XIX века в Семёнове). В Горбачихе и Тырышкино есть ещё и «святые» рощи. Особо следует выделить рощу в Тырышкино. Это одна из наиболее крупных и хорошо сохранившихся «святых» рощ в Кенозерье.

Во всех деревнях (за исключением Видягино) сохранилось постоянное насе­ление; связанные с ними часовни активно посещаются местными жителями и приезжающими гостями. Живописные очертания лахт и разнообразный рельеф придают всему этому культурно-ландшафтному комплексу чрезвычайно живо­писный облик. В Видягино предполагается устройство туристской деревни. В ок­ружающих Видягино деревнях есть несколько трудоспособных семейств, кото­рые могут участвовать в обслуживании туристской деревни. Всё это делает Видя­гино-Тырышкинский комплекс перспективным культурным ландшафтом в программах развития Кенозерского парка. При этом очевидно, что наряду с раз­витием туристских функций необходимо продолжить развитие здесь сельского хозяйства, в частности, традиционных форм животноводства.

Зихново-Ряпусовский комплекс расположен на юго-восточном берегу Ке­нозерского плёса и включает 7 деревень: Спицыно, Зихново, Погост, Ряпусово,

^ 436

Культурно-ландшафтное районирование




^ Часовня Иоанна Богослова с фрагментом «святой» рощи в д. Зихново (фото М. Кулешовой)
Майлахту, Сысово, Щан-никово. Почти все дерев­ни имеют как постоянное, так и временное населе­ние. Угодья довольно ин­тенсивно используются АО «Кенозерский» и мест­ными жителями. Всё это позволяет отнести ком-лекс ко второму классу. В то же время обширные в прошлом сельскохозяйст­венные угодья, когда-то доходившие до Мудрозе-ра, сегодня зарастают; воз­растает мелкоконтурность лугов; более заметно, чем в Видягино-Тырышкинском комплексе, проявляется мозаичность угодий, осо­бенно в районе Зихново — Спицыно. Северная часть комплекса, базирующаяся на Ряпусовском кусте поселений, закрыта от остальной части акватории Кен-озера Ряпусным островом, на котором располагается кладбище с архаичными формами захоронения. В Зихнове находится часовня Иоанна Богослова (XVIII век), одна из самых красивых в Кенозерье. Здесь же можно увидеть един­ственную в Кенозерском парке водяную мельницу XIX века. На территории д. Погост сохраняется здание бывшей церкви Сретения Господня начала XX ве­ка. До наших дней она дошла в искажённом виде, заметно перестроенная. Из других сакральных объектов комплекса следует отметить также «святую» рощу и часовню Кирика и Улиты в Майлахте, Макарьевскую часовню в Спицыно (восстановлена местными жителями вместо разрушенной во время войны 1941—1945 гг.), а также несколько придорожных крестов, в том числе и вдоль старинного Ошевенского тракта.

Когда-то этот комплекс имел чрезвычайно развитую систему поселений, довольно мощное хозяйство и, соответственно, большие площади сельхозуго­дий. Это объяснялось многими причинами и, прежде всего, наличием дороги, связывавшей Майлахту с Ошевенским и Каргополем. Особая роль этого ком­плекса в парке и возможность его отнесения к приоритетным культурным ланд­шафтам определяются прежде всего тем, что здесь предполагается разместить летнюю экологическую школу. Кроме того, следует отметить хорошую сохран­ность исторической застройки в сельских населённых пунктах, наличие на их территории чрезвычайно интересных строений, уникальной часовни в Зихно­во, «святых» рощ, а также исключительно живописных пейзажей, открываю­щихся со многих видовых точек комплекса.

В средней части Кенозерской зоны выделяется группа небольших культур­но-ландшафтных комплексов. Среди них комплекс, сформировавшийся вокруг деревни Матёра, два островных комплекса, расположенных на островах Медве­жий и Мамонов, а также Тарасовский и Телицынский комплексы. Замыкает Ке-нозерскую культурно-ландшафтную подзону Вершининский комплекс.

^ 437


Культурный ландшафт как объект наследия




^ Власьевская часовня и место бывшей деревни на о. Медвежьем (фото М. Кулешовой)

Матёрский комплекс относится к четвёртому классу. Комплекс сформиро­вался на основе деревни Матёра. От бывших сельских угодий на территории комплекса сохранился лишь небольшой пятачок лугов. Не осталось здесь и де­ревенских домов. В то же время здесь сохранилась и посещается жителями окре­стных деревень часовня Великомученицы Варвары (XIX век) со «святой» ро­щей. Остатки лугов до сих пор не заросли только благодаря тому, что крестьяне из Вершинино продолжают здесь косить и водным путем доставляют сено к се­бе домой. Благодаря этим лугам пейзажи, открывающиеся во время плавания по озеру, становятся более живописными и разнообразными

К четвёртому классу относятся и культурно-ландшафтные комплексы на островах Медвежий и Мамонов.

На Медвежьем острове сохранились дом и часовня. Луга продолжают вы­кашиваться крестьянами Вершинино. Особый интерес представляют «святая» роща и расположенный там крест, а также остатки памятников сельскохозяйст­венного природопользования — валунные гряды на границах полей, отмечен­ные правильными рядами выросших там крупных кустов можжевельника.

На Мамоновом острове, кроме лугов, места, где ещё недавно располагалась деревня, и поклонного креста, не сохранилось каких-либо других следов живого культурного ландшафта. Ценность этого комплекса заключается в близости к Вершинино и возможности его включения в экскурсионную программу тури­стов, посещающих Кенозеро. Кроме того, этот комплекс очень важен для фор­мирования пейзажной панорамы, раскрывающейся во время поездки по озеру.

Для местного населения это — памятное место. Здесь стояла деревянная часовня, вывезенная в Малые Карелы, сохраняется поклонный крест, а на берегу можно увидеть камень, почитаемый бывшими жителями деревни как исцеляю­щий недуги.

К северу от Косицыно расположен Тарасовский комплекс (четвёртый класс). В основе его формирования лежат две деревни — Тарасово и Бор. Тара-сово расположено на берегу Кенозерского плёса, а Бор — в стороне от берега;

^ 438

Культурно-ландшафтное районирование

однако через систему сельхозугодий эта деревня оказалась тесно связанной с малыми озёрами (Мощным и Купецким), находящимися в стороне от Кенозе-ра. В Тарасове сохранился один дом, часовня Святого Афанасия Многомило­стивого (XIX век), поклонные кресты. Луга, расположенные около Тарасова, выкашиваются АО «Кенозерский». Практически прекратилось использование лугов около бывшей деревни Бор. Деревня не сохранилась; часовня сгорела, и на её месте установлен памятный крест. В устной культуре сохраняется преда­ние о деревне и об исчезнувшем за одну ночь озере, вместо которого образова­лась заболоченная низина. Процесс зарастания лугов на территории всего ком­плекса идёт довольно быстро и вносит существенные коррективы в пространст­венную организацию культурного ландшафта. Так, ещё недавно Тарасовский комплекс был связан через систему открытых сельскохозяйственных угодий с другим культурно-ландшафтным комплексом парка — Тамбичлахтинским. Основное значение Тарасовского комплекса заключается, как и у предыдущих, в формировании пейзажной панорамы вдоль Кенозера.

На мысу, напротив Вершинина, располагается деревня Телицыно. Здесь со­храняются открытые луговые массивы, играющие чрезвычайно важную роль в организации береговых пейзажей, раскрывающихся от Вершинино и от сосед­них с ним мест. Это один из факторов, определяющих современное значение комплекса. Вместе с тем, на его территории сохранилась «святая» роща с поклон­ными крестами, установленными на месте бывшей часовни (часовня перевезена в деревню Емельяновскую и используется как художественная мастерская). К югу от деревни произрастает древовидный можжевельник, сакральное значе­ние которого подтверждается расположенными здесь же поклонными крестами. Это усиливает привлекательность Телицынского комплекса для туристов и акту­альность его включения в туристско-экскурсионную программу парка.



^ Сельскохозяйственные угодья Телицынского ландшафтного комплекса со «святой» рощей в центре (фото М. Кулешовой)

Вершининский комплекс (первый класс) включает несколько поселений: Вершинино, Погост, Шишкино, Горы, Карпово. К ним примыкает деревня Глу-щево. Этот комплекс занимает особое положение в системе культурно-истори­ческих комплексов парка и выполняет функцию связующего элемента между культурными ландшафтами Кенозерского плёса, Долгого озера и Глущевой

^ 439


Культурный ландшафт как объект наследия



Деревня Шишкино со «святой» рощей (фото М. Кулешовой)


Лахты. На территории Вершининского комплекса сохранилась часовня Свя­тителя Николая (XVII век) в деревне Вершинино, каменная церковь Успения (XIX век) в деревне Погост, часовни XIX века Святого Пахомия в Карпово и Иоанна Богослова в Шишкино. На территориях Карпово и Шишкино распола­гаются также «святые» рощи, хорошо просматривающиеся во время путешест­вия по озеру. В Шишкинской роще находилась часовня Божией Матери Тих­винской; ныне на её месте установлен поклонный крест.

На территории Вершининского комплекса находится центр управления се­верной частью Кенозерского парка, небольшой музей, хранилище музейных фондов. В Вершинино находится пристань, к которой причаливают суда, при­надлежащие парку и используемые для перевозки туристов и гостей парка. Здесь же в конце 1990-х годов было построено несколько так называемых «гос­тевых» домов парка. На территории Вершининского комплекса проживает бoльшая часть сотрудников парка. Всё это делает Вершининский куст поселе­ний своеобразной столицей северной части Кенозерского парка. В будущем особое внимание должно быть уделено повышению качества коммунального хозяйства, проведению мер по благоустройству села, улучшению внешнего об­лика застройки. Проведение такого рода мероприятий является необходимым условием для возрождения всех крупных поселений Кенозерского парка как элементов его культурного ландшафта.

Вокруг ^ Долгого озера выделяются два культурно-ландшафтных комплек­са: Тамбичлахтинский и Немятинский.

Тамбичлахтинский комплекс (третий класс) сформировался на базе дере­вень, расположенных на берегах Тамбичлахты. Долгое время между ними со­хранялись чрезвычайно чёткие визуальные и функциональные взаимосвязи. Этому способствовало и то, что когда-то здесь были очень обширные сельско­хозяйственные угодья, в настоящее время сильно заросшие. Особое место в комплексе занимают деревни Кривцово и Тамбичлахта. Угодья вокруг них свя­заны не только с Долгим озером, но и с расположенным в одном километре юж­нее Большим озером. Эти угодья активно используются для сенокошения. До наших дней сохраняются часовни XIX века в Кривцово (Святой Анастасии)

^ 440

Культурно-ландшафтное районирование

и Тамбичлахте (Пречистой Богородицы). В Тамбичлахте сохранилась чрезвы­чайно выразительная и хорошо просматриваемая с самых разных сторон «свя­тая» роща. Деревня расположилась вдоль устья речки Тамбицы. Когда-то отсю­да шла дорога в деревню Бор, следы которой прослеживаются и в настоящее время. В Кривцово располагается один из наиболее интересных «гостевых» до­мов, устроенных в виде традиционных кенозерских жилищ. От него открыва­ются красивые виды на озеро и на Тамбичлахтинскую рощу. Водный транспорт связывает Кривцово с Вершининым и вместе с тем эта деревня полностью изо­лирована от остальных поселений Кенозерья. Вторая часть комплекса включает куст поселений: Тырнаволок, Городское, Бухалово, Горку, Бояриново, Раймово. В Тырнаволоке сохранились две часовни: Святого Феодория (XIX век), располо­женная на мысу, и часовня-«крест» (XVIII—XX вв.), а также «святая» роща. Ча­совни XIX века сохранились в Бухалове (Николая Угодника) и Городском (Ди­митрия). Рядом с Бухаловым в «святой» роще располагалась ещё одна часов­ня — Макария Многомилостливого, но она была некоторое время тому назад разобрана и использована при строительстве жилого дома в деревне Горки. Со­хранилась «святая» роща и на месте деревни Бояриново. Пока не заросли от­крытые пространства, расположенные вокруг Тыр-Наволокского куста поселе­ний, просматривалась тесная связь этого ландшафтного комплекса с Минин­ским комплексом Свиного озера.




Немятинский комплекс (третий класс) располагается вдоль Чолмского про­хода и включает деревни Немяту, Екимово, Захарово. Благодаря близости к Вер-шинино угодья Немятинского комплекса довольно активно используются. На территории деревни Немята сохраняются часовня Трёх Святителей (XIX век) и «святая» роща с остатками поклонных крестов. В Екимове находится «святая» роща. Екимовская часовня была увезена в Вершинино и используется в качестве складского помещения. Относительно высокое разнообразие памятников куль­туры, расположенных на территории комплекса, и надёжность (благодаря актив­ной хозяйственной деятельности) сохранения открытых пространств комплекса делает его одним из перспективных объектов для развития парка и позволяет включить его в программу деятельности парка.


^ Часовня Трёх Святителей в д. Немята (фото М. Кулешовой)
441

Культурный ландшафт как объект наследия

На берегах Свиного озера выделяется четыре культурно-ландшафтных комплекса.

В Чолминском комплексе (третий класс) сохранились активно используе­мые луга и остатки небольшой часовни со «святой» рощей, расположенной при глубоком распадке, выходящем к Кенозеру. Тот факт, что этот комплекс нахо­дится на дороге, ведущей от Вершинина к Поче, гарантирует доступность этого комплекса для сельхозпредприятий и частных лиц, что создаёт вполне реаль­ные условия для его сохранения в системе культурных ландшафтов парка.

Свиное комплекс (третий класс) интересен тем, что здесь сохранились сельхозугодья, связывающие в единую систему открытых пространств большое Свиное озеро и два малых озера — Глубокое и Долгое. Здесь также сохраняется часовня Ильи Пророка (XVIII век) и «святая» роща. Деревня Свиное использу­ется лишь в летнее время. Другая деревня — Осташевская — полностью исчез­ла. Относительно близкое положение по отношению к Усть-Поче — одному из самых крупных поселений Кенозерья — гарантирует дальнейшее использова­ние луговых угодий на территории этого культурно-ландшафтного комплекса. Наличие же здесь часовни и «святой» рощи предполагает возможность включе­ния этого комплекса в туристско-экскурсионную программу парка.





^ Деревня Мыза на п-ове Суитин (фото М. Кулешовой)
Усть-Починский комплекс (первый класс) занимает ведущее положение среди комплексов Свиного озера. Он сформировался на основе трёх дере­вень — Подберезки, Усть-Почи, Мызы. На территории полуострова Суитин находится одна из наиболее живописных видовых точек. В Усть-Поче сохра­нилась часовня Николая Чудотворца (XVIII век), а в Мызе — две «святые» ро­щи. В одной из них стояла часовня Александра Невского, которая была унич­тожена, а теперь восстановлена вновь. Сама Усть-Поча уже потеряла свой тра­диционный облик и, казалось бы, не представляет особой ценности как элемент культурного ландшафта. Однако она играет важную роль в сохране­нии многих культурных ландшафтов, расположенных по берегам Свиного озера и в непосредственной близости от него. Эта роль обусловлена тем, что проживающее в Усть-Поче население продолжает активную хозяйственную деятельность и тем самым обеспечивает сохранность пространственной струк­туры культурного ландшафта. Главные проблемы для Усть-Почи (как впро-

^ 442


Культурно-ландшафтное районирование




^ Деревня Федосово с часовней Архистратига Михаила и «святой» рощей (фото М. Кулешовой)

чем, и для Почи, Вершинино и других крупных поселений) — это создание ра­бочих мест и благоустройство.

Шуйлахтинский комплекс (второй класс) раскинулся на берегах залива Шуйлахта и залива Корминская лахта. При этом Шуйлахта разбита островами на несколько самостоятельных заливов. Комплекс включает два куста деревень. Первый куст объединяет Рыжково, Глазово, Федосово, а второй куст — Минино, Печихино и Ершово. Между Мининским и Рыжковским кустами деревень сохра­нились небольшие массивы лугов, хранящие память о бывших здесь когда-то поселениях и земледельческой освоенности этих территорий в прошлом. Тесная связь между ними, до сих пор прослеживаемая система открытых пространств, расположенных между этими кустами деревень, позволяют утверждать, что это единый культурно-ландшафтный комплекс. В Рыжкове сохраняется постоянное население, что обусловлено близостью к Усть-Поче, которая ещё недавно пре­доставляла рабочие места жителям близлежащих деревень. В Глазове и Федосове сохранилось несколько домов, используемых в летнее время. На территории комплекса находятся часовни: в Глазове — Святого Духа (1805 г.), в Рыжкове — Введения Богородицы (1801 г.), в Федосове — Архистратига Михаила (XVIII век), а также «святая» роща (Федосово). При этом следует особо отметить недав­но отреставрированную Глазовскую часовню, выделяющуюся высокими худо­жественными достоинствами. Раньше здесь были обширные угодья, часть из которых до сих пор активно используется. Деревни, образующие второй куст, имеют постоянное население. Расположенные вокруг них луга регулярно выка­шиваются. Вместе с тем, когда-то крупные сельскохозяйственные угодья превра­щаются в множество мелко контурных угодий, что в перспективе грозит зараста­нием лугов и поглощением их лесной чащей. Мининский куст деревень связан не только с Шуйлахтой, но и с Гамозером. Между Печихиным и Мининым располо­жена «святая» роща с двумя часовнями XIX века (Святого Георгия Победоносца и Казанской Богоматери). Сохраняется «святая» роща и в Ершове.

Наличие постоянного населения внушает определённый оптимизм и наде­жду на возможность сохранения этого ландшафтного комплекса в его совре­менном виде.

^ 443

Культурный ландшафт как объект наследия



Перспективность Шуйлах-тинского комплекса и его ак­тивная роль в программе сохра­нения культурных ландшафтов парка обусловлены, прежде всего, высокой насыщенностью памятниками культуры, а так­же близостью к Усть-Поче с её довольно значительным посто­янным населением.


^ Дом в д. Поромское с видом на Кенорецкий плёс (фото М. Кулешовой)
На берегах Кенорецкого плёса располагаются Пором-ский и Першлахтинский ком­плексы.

Поромский комплекс (третий класс) находится на Поромском острове, рав­но удалённом от большинства других комплексов Кенозерской зоны. Сохраняет­ся деревня, используемая, в основном, лишь в летний сезон. В деревне стоит ча­совня Святого Антония (XIX век). Эта деревня хорошо известна фольклористам. Известный собиратель русского фольклора Гильдфердинг записал здесь множе­ство былин. Именно здесь жило несколько поколений замечательных русских сказителей, потомки которых живут здесь и поныне. Фактическое прекращение хозяйственной деятельности привело к тому, что существовавшие здесь луга быстро исчезают. В настоящее время сохранилась лишь малая их часть.

Першлахтинский комплекс (первый класс) имеет в своей основе большое поселение с относительно устойчивым постоянным населением, что обусловле­но его выгодным транспортным положением (фактически Першлахта — это ворота в национальный парк). Здесь сохраняются большие площади открытых угодий, активно используемых в хозяйственных целях. В Першлахте есть часов­ня (Макарьевская), восстановленная местными жителями на месте уничтожен­ной. В качестве памятника истории и культуры здесь сохраняется деревянный дом Дмитриевых (1860 г.). В будущем роль Першлахты может стать более зна­чительной. Для этого необходимо, чтобы в поселении была развита опре­делённая инфраструктура, в частности, предусмотрено создание визит-центра парка, строительство гостиницы или мотеля, других объектов, связанных с об­служиванием посетителей, а также осуществлением иных необходимых для парка видов деятельности. Самое серьёзное внимание должно быть уделено ар­хитектурному оформлению поселения, его коммунальному хозяйству, по­скольку от этого зависит первое впечатление от парка.

^ Почозерская культурно-ландшафтная зона включает в себя два комплекса:

Починский комплекс (первый класс), который сформировался на базе соз­данного в советское время лесохозяйственного посёлка Поча;

Почозерский комплекс (второй класс), расположенный в северной части парка. В основе его формирования лежит куст сёл и деревень — Филипповская, Строева горка, Каковиченская, Потеряевская, Будылгино. Все они, за исключени­ем Потеряевской и Будылгина, расположены между двумя озёрами — Почозе-ром и Святым — и занимают возвышенные места, что создаёт здесь чрезвычайно

^ 444

Культурно-ландшафтное районирование




^ Почозёрский погост (фото М. Кулешовой)
выразительный образ ландшафта. В селе Филипповском находится один из наиболее интересных па­мятников деревянной архитекту­ры, отнесённых к объектам насле­дия федерального значения — храмовый ансамбль Почозерского погоста, в том числе церковь Про­исхождения Честных Древ Хри­стовых (1700, 1783 годы), церковь Обретения главы Иоанна Предте­чи (XVIII век) и колокольня XVIII века. Кроме того, здесь же располо­жены две часовни: часовня Иоанна Предтечи на территории погоста (кладбища) со «святой» рощей, ок-ружённой рубленой оградой (XVIII век), и придорожная часов­ня Кирика и Улиты (нач. XIX века) на развилке дорог у окраины села. Ранее на территории этого ком­плекса существовало ещё две ча­совни — на въезде в деревню Коковиченскую (Троицкая) и в Будылгине (на её месте установлен крест). Всё это делает Почозерский комплекс одним из наибо­лее представительных культурных ландшафтов Кенозерского парка. Важнейши­ми условиями активного включения этого комплекса в программу развития пар­ка являются: создание здесь туристской инфраструктуры, реставрация находя­щихся на территории Почозерского комплекса памятников культуры, улучше­ние качества дороги, связывающей этот куст деревень с Вершининым и Пер-шлахтой.

Для сохранения культурных ландшафтов Кенозерского парка должна быть разработана комплексная программа его развития, ориентированная на реше­ние не только системы природоохранных задач, но и на создание условий для нормальной хозяйственной, социальной и туристско-экскурсионной деятель­ности. В основу такой программы должны быть положены фундаментальная научная база, бережное отношение к природным и культурным ценностям, надёжная система связей с местными административными, хозяйственными и культурными организациями.

Культурно-ландшафтная дифференциация территории парка является важнейшей частью этой программы, поскольку только на её основе можно учесть разнообразие природных, социокультурных, экономических и других факторов, влияющих на возможность сохранения культурного и природного наследия парка, его вовлечения в современную жизнь.




оставить комментарий
страница83/113
Дата31.08.2011
Размер8,91 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   79   80   81   82   83   84   85   86   ...   113
плохо
  6
не очень плохо
  1
средне
  2
хорошо
  2
отлично
  12
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх