Сценарий классного часа «поле русской славы. Куликово поле 625 лет» icon

Сценарий классного часа «поле русской славы. Куликово поле 625 лет»


Смотрите также:
Сценарий классного часа «поле русской славы. Куликово поле 625 лет»...
Историко-археологических чтений памяти Н. И. Троицкого (Тула Куликово поле, 2-4 ноября 2006 г.)...
Методические рекомендации по применению образовательного Интернет ресурса «Поле русской славы:...
Лекция 12. Электромагнитное поле в веществе. Феноменологический подход к описанию поля...
Электромагнитное поле и его влияние на здоровье человека...
Электромагнитное поле и его влияние на здоровье человека...
Сценарий классного часа к 1 сентября 2009 года...
В. В. Уваров Согласно представлениям ото...
«Бородинское поле славы»...
«Бородинское поле славы»...
Программа курса лекций Лектор проф. В. Г. Сербо ньютонова механика. Центральное поле...
Куликово поле



Загрузка...
скачать
Сценарий классного часа «ПОЛЕ РУССКОЙ СЛАВЫ.

КУЛИКОВО ПОЛЕ – 625 лет»

Учитель – Углова М. А., МОУГ № 4 Привокзального района г. Тулы


Цель: воспитание патриотизма, любви к родному краю, гордости за свою Родину.

Оборудование: мультимедийная презентация.

1 Вступление

(Слайд 1) Есть в России места, при посещении которых русский человек не мо­жет остаться равнодуш­ным.

(Слайд 2) Одно из них — Куликово поле.

Мало чем отличается оно от многих других полей средней полосы России.

(Слайд 3) Неброская, чуть всхолм­ленная равнина, пере­лесок, неширокая реч­ка. Есть пейзажи красивее. А по­думаешь о Родине, прикроешь гла­за — и перед тобой оно, вот это поле, русское поле.

(Слайд 4) Куликово поле — это поле памяти.

О восставшем из поругания челове­ческом достоинстве, о могучем порыве к свободе, о, может быть, первом в нашей истории столь яр­ком проявлении высокого духа единства русских людей, осознании ими своей национальной общности, сохранение и защита которой до­роже, чем жизнь.

(Слайд 5) Говоря словами А. С. Пуш­кина, России определено высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы...

Шесть веков назад здесь, на просторах Задонщины, произошло величайшее сраже­ние, вошедшее в историю России как Кули­ковская битва или Мамаево побоище.


(Слайд 6) Летом 1380 года правитель Золотой Орды Мамай решил предпринять поход, подобный «Батыевой рати», чтобы разгромить под­нимающуюся Русь. Собрав огромное войско числом до 150 тысяч человек, он двинулся на север, рассчитывая осенью достичь Мо­сковских пределов.


(Слайд 7) Узнав об этом походе, Великий князь Московский Дмитрий Ивано­вич разослал гонцов по городам и селениям с призывом ратным людям собираться в Москву и Коломну, и уже в августе более ста тысяч воинов выступили навстречу врагу.


(Слайд 8) Весть о наществии Мамая заставила Дмитрия Ивановича спешно собирать войска. «Слышен же... похвалу Мамаеву, князь велики Дмитреи Иванович и посла грамоты по въсем градом своего княжения, ко всем князем и боляром, и воеводам, и детям боярским и повеле въско-ре братись на Москву», — говорится в летописи. По его требованию первым на помощь пришел тверской князь, затем брат Владимир Анд­реевич. Один за другим приходили в Москву на зов Дмитрия Ивано­вича русские князья со своими дружинами.


(Слайд 9) Прежде чем выступить в поход, князь Дмитрий «пойле в церковь соборную ко пречистой Богоматери... прося помоши на поганова Ма­мая. И благослови его Киприян митрополит».


(Слайд 10) В начале сентября русские дружины уви­дели воды Дона. Ордынские полчища были недалеко. Дмитрий Иванович решил перейти на правый берег Дона, чтобы сражаться на обширном Куликовом поле, лежащем за До­ном и Непрядвой. Здесь было выгодно по­ставить полки, прикрыв их от фланговых ударов противника перелесками, оврагами В лесу — Зеленой Дубраве — скрылся Засадный полк.


(Слайд 11) Переход за Дон отрезал всякую возможность отступления, настраивал войско на решительный и беспощадный бой. Эту же мысль выразил и сам Дмитрий Иванович:

Братиз, — говорил он, обращаясь к совету, — лутчи есть честна смерть злаго живота; лутчи было не ити противу безбожных сил, неже пришед и ничтоже сотворив, возвратитися вспять; прейдем убо ныне в сии день за Дон вси и тамо положим главы своя...

Мудр был князь, послушался дельного совета: «Если хочешь крепкого войска, то повели переправиться через Дон, и да не будет ни у кого ни единого помышления об отступлении. А о великой силе татарской не думай, потому что не в силе бог, а в прав­де...»

Этот приказ был отдан им 7 сентября. По повелению князя полки стали строить мосты через Дон. Прежде чем начать переправу, воины на всякий случай надели боевые доспехи.

^ Переправа шла по мостам и по бродам. Как только войска пере­шли на правый берег Дона, мосты за ними были разрушены.


(Слайд 12) Перед боем князь Дмитрий вместе с воеводой Боброком выехали в поле в ожидании знамений, указывающих исход боя.

Князь обернулся к монголо-татарскому войску и услышал грохот, крики и стук «яко грады зижюще и яко трубы гласят». И страшно выли волки и клекотали птицы, чуя скорую поживу. Обернувшись к русскому войску, Дмитрий увидел, что от множества огней занимаются зори.


(Слайд 13) Туманным утром 8 сентября 1380 года русские готовились к битве.

«бысть мгла велия по всей земле, аки тма, и до третьяго часа дни и потом нача убывати». Враг показалося, когда туман начал рассеиваться.

^ Тылом русское войско встало к Неггрядве, имевшей обрывистый и крутой берег. В центре войска расположили большой полк во главе с московским воеводой Т.В.Вельяминовым. Здесь же занял свое место в бою и Дмитрий Иванович. Справа от него стал полк правой руки. Он был хорошо прикрыт обрывистым, как и Непрядва, берегом Нижнего Дубяка. Полк левой руки прикрывала Смолка и покрытый лесом ов­раг. Однако это место было менее защищено природой и здесь наибо­лее вероятен был охват фланга ордынцами. Дмитрий Иванович пред­видел эту возможность и поэтому поставил позади полка резерв, а левее в зеленой дубраве — засадный полк. Сюда вошли отборные вои­ны под начальством брата Дмитрия Ивановича, серпуховского князя Владимира Андреевича, и Дмитрия Боброка Волынца. Этому полку предстояло выступить в самый решающий, критический момент боя. Переднюю позицию заняли пешие передовой и сторожевой полки.

(Слайд 14) Воеводы пытались отговорить Дмитрия Ивановича от участия в бою в передовых рядах. «Не подобает тебе, — говорили они, — государю самому в полку битеся. Подобает тебе особе в полку стояти и нас разсмотрити, то перед кем нам явитися... Аще ли тебе единаго изгу­бим, то от кого память чаем. Аще ли тебе единаго изгубим, то кото рыи успех будет нам. И будем яко стада овчие, не имущи пастуха, учнем скитатися по пустыням, и пришед, волцы расхитят ны и кто может нас собрати. Тебе же, государю, подобает спасти себе и нас», то есть если князь уцелеет в бою, то и их каждого оценит по заслугам И память о них оставит потомству. Разумные слова были сказаны кня­зю, и он это признал, но поступил иначе.

«Братия моя милая, — отвечал он, — добры ваши речи и не могу отвехцати противу вас, известно бо глаголете». Далее он сказал, что не мог бы видеть свои полки побиваемыми и потому хочет испить общую чашу смерти вместе со всеми.

Этот ответ диктовался самой задачей боя. Предстояла победа или смерть, другого исхода быть на поле Куликовом не могло. Распоря­диться нужно было только действиями засадного полка, но он был в таких хороших и верных руках, что Дмитрий Иванович был за него


(Слайд 15) Князь сел на коня своею, взял в руки палицу железную и выехал впереди полка, чтоб первому вступить в бой и дать пример всем воинам.

^ Передовые полки стали сходиться.


(Слайд 16) Когда они оказались друг перед другом, из войска Мамая выехал вперед богатьфь по имени Темир-мурза. Он был «велик зело и широту велику имея, и мужеством вели­ким являася; и бе всем страшен зело».

^ Он произвел на русских сильное впечатление. Сначала никто про­тив него не выходил, лишь каждый подталкивал друг друга. Но вот выступил вперед русский богатырь — монах Пересвет. «Бе же сей Пересвет, — характеризует его летопись, — егда в мире бе, славный богатьфь бяше, велию силу и крепость имея, величеством же и широ­тою всех превзыде, и смыслен зело к воиньственому делу и наряду». В миру, то есть до пострижения в монахи, он был брянским боярином И звался Александром.

Ничтоже о сем смущайтеся, аз хошу с ним видетеся, — сказал Пересвет и поехал на врага.

^ Богатыри на скаку вонзили друг в друга копья, и оба мертвыми упали на землю. Их столкновение было столь сильным, что, по словам Летописи, земля задрожала и даже кони их тоже упали мертвыми.


(Слайд 17) После этого поединка начался бой «...и бысть брань крепка и сеча зла зело, и лиашеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество безчислено от обоих сил, от Татарьскиа и Русскиа. И паде Татарьское тело на хри-стианьском, а христианьское тело на Татарьском, и смесися кровь Татарскаа с христианьскою; всюду бо множество мертвых лежаху и не Можаху кони ступати по мертвым; не токмо же оружием убивахуся, ' Но сами себе бьюще и под коньскымя ногами умираху, от великиа

«И тотчас сошлись обе силы ве­ликие вместе надолго, и покрыли полки поле на десять верст от мно­жества воинов, и была сеча ожесто­ченная и великая и бой упорный, сотрясение весьма великое: от на­чала мира сечи такой не бывало у великих князей русских, как у этого великого князя всея Руси. Когда бились они с шестого часа до де­вятого, пролилась, как дождевая ту­ча, кровь обоих — русских сыновей и поганых; пало бесчисленное мно­жество трупов мертвых обоих: мно­го русских побито было татарами и Русью татар, падал труп на труп и падало тело татарское на тело христианское. В другом месте видно было, как русин гнался за татари­ном, а татарин русского настигал; смешались и перемешались, каждый ведь своего противника стремился победить».

(Слайд 18) Несколько часов, неся огромные потери сдерживали натиск русские полки. Наконец врагу удалось потеснить полк, тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове...» Страшно было видеть, как русские воины, словно сено, посеченными лежали, но другие бились, не ослабевая. Однако численное преимуще­ство врага стало сказываться. Он одолел передовой полк и бросился на полк левой руки. Храбро бился этот полк, враг же наседал и наседал, начал теснить русских, грозя уже зайти в тыл и большому полку. Многих князей, бояр и воевод не стало. Пали тысячи простых воинов. В самой гуще сечи дрался московский князь. Вот убит под ним конь, и он садится на другого и снова рвется в бой. Пал и второй конь.

(Слайд 19) Чуя близкую победу, забыв обо всем, татары гнали коней к Непрядве, чтобы выйти к Большому полку.

По преданию в рядах русских воинов сражались Силы небесные во главе с архангелом Михаилом и святые Георгий и Дмитрий, покровители военных, Борис и Глеб, покровители Руси.

^ Сказание гласит, что зеленая дубрава, где скрылся засадный полк, выросла в одну ночь, чтобы скрыть русских воинов.

(Слайд 20) И тогда встал вопрос о вступлении в бой Засадного полка.

^ Влади­мир Андреевич, сам воин сильный и отважный, не в силах видеть избиение своих братьев.

«Что убо, брате, ползует стояние наше и кий успех от нас им есть? кому убо нам помощи? убо все мертви лежаху христианский пол-цы?» — сказал он, обращаясь к Дмитрию Боброку. Ему казалось, что, пока они стоят и ждут, все погибнут и помогать будет некому. Но Боброк ответил ему: «Беда, княже, велика! грех ради наших прииде на нас гнев Божий и несть нам времени сего, еже изыти нам на супоста-ти сиа; аще убо потръпим...» Рвались в бой и все воины полка, «аки соколы», но и их успокаивал Волынец; «Пождите мало, еще есть бо вам с кем утешитися».

^ Настал решающий час. В этот момент переменился ветер, который дул в лицо засадному полку и лишал его возможности стремительно вылететь на врага. Но вот «дух южны потягну сзади их». Волынец воскликнул «гласом великим» князю Владимиру: «Час прииде, время приближися! Братия моя и друзи, дерзайте!»

^ Услышав боевой призыв, воины полка дружно вылетели из засады и, как соколы, вударишася на многие стада гусиныя».

Великий ужас и страх овладел ордынцами.

«Увы нам, увы нам! — запричитали, как говорится в летописи, нечес-\тивые. — Христиане упремудрили над нами, лутчиа и удалыа князи и воеводы втаю оставиша и на нас неутомлены угатовиша; наши же руки ослабеша и плещи усташа, и колени оцепенеша, и кони наши утомлени суть зело, и оружиа наша изринушася; и кто может противу их стати? горе тебе, великый Мамаю! вознесълся еси гордостию своею до облак и

^ Видя поражение войск своих, Мамай кинулся спасаться бегством, Побежала и орда его. Русские же полки «за ними гоняюше, бьгаще и секуще».

И бежал Мамай и войска его. И погнались русские за погаными. «В этой погоне одни татары, пораженные оружием христиан, пали, а другие в реке утонули. И гнали их до реки Мечи, и там великое множество бе­жавших погибло».

^ Лишь с малой дружиной удалось уйти Мамаю. Остальные полегли на поле боя или были потоплены в Непрядве, которая до половины

До реки Мечи гнались за врагом русские воины. Много богатств

они отняли у ордынцев, но догнать Мамая на уставших в бою конях

не смогли.

Возвращаясь с погони, каждый искал место своего полка-Владимир Андреевич, тоже участвовавший в погоне, вернувшись, стал обозревать поле боя. Он ужаснулся, сколь много было побито и русских. А где же князь Дмитрий Иванович? Владимир стал искать его и, не найдя, приказал трубить, созывать всех оставшихся.

^ Кто видел великого князя Дмитрия Ивановича, брата моего?


(Слайд 21) Убитый горем, князь Владимир просил найти князя Дмитрия сре­ди мертвых, обещая богатым славу, а бедным богатство, честь и тоже славу. Все рассыпались по полю. Искали среди мертвых, а двое про­стых воинов, Федор Зов и Федор Холопов, уклонились от поля боя направо к дубраве и там набрели на князя. Он был «бита велми, едва точию дыщаша, под новосъсеченым древом под ветми лежаще, аки мертв». Один из них сообщил об этом князю Владимиру. Все кинулись на коней и поскакали к месту, где нашли князя.

О брате мой милый, великий князь Дмитрий Иванович, древ­
ний еси Ярослав, новый еси Александр! — обратился к нему Владимир
и сообщил, что они одержали победу.

Доспехи Дмитрия были сильно избиты и измяты, но тяжелых ран на теле не оказалось. Он был сильно контужен и, когда услышал говор людей и радостную весть о победе, стал приходить в себя. Его посади­ли на коня, и тогда он обратился со словами благодарности ко всем воинам и поздравил их с победой.

^ В сопровождении оставшихся князей и воевод Дмитрий Иванович стал объезжать поле боя. Грустная и тяжелая картина!


(Слайд 22) Страшным было поле битвы: лужи напекшейся крови, груды тел на пожухлой траве, тучи воронья, слетавшегося па свой пир. Две трети войска потерял за несколько часов в сражении московский князь Дмитрий Дон­ской. Восемь дней стоял он «над костьми русскими»: хоронили погибших па невысоком берегу Непрядны, там, где сейчас село.

^ Печальный доклад делал московский боярин Михаил Александро­вич. Он сообщил, что нет в живых 40 бояр московских, 30 серпухов­ских, 20 костромских, 30 владимирских, 50 суздальских, 40 муром­ских, 60 можайских, 30 звенигородских, 22 переяславских, 34 ростов­ских, 23 дмитровских и 30 панов литовских. А воинов простых 350 тысяч. Осталось только 50 тысяч.

Вечная им память, – сильным голосом («великим гласом») провозгласил Дмитрий Иванович и просил у них прощения. Обращаясь к князьям, боярам и простым воинам, он продолжал: «Братия моя милая! Подобает вам так служити, а мне вас по достоинству хвалити, а как буду на своем столе на великом княжении, и то по даянию учну вас жаловати, ныне же каждого своя управити, да похороним каждого ближнего своего».

^ Восемь дней простояли воины-победители на Куликовом поле, хороня своих погибших братьев и собирая оружие.


2 Куликово поле

(Слайд 23) В замечательном русском литературном памятнике (поэме «Задонщина»), воспевшем по горя­чим следам победу на Дону и Непрядве, автор с гордостью пишет: «...Ударила слава к железным воро­там, к Риму и к Кафе по морю, и к Тырнову, и оттуда к Царьграду на похвалу: Русь великая одолела Ма­мая на поле Куликовом».

И вздохнула свободней Европа.

«Этот князь великий Дмит­рий Иванович и брат его, князь Владимир Андреевич, испытав свой ум крепостью, поострили сердца своим мужеством, и наполнились ратного духа, и устроили у себя храбрые полки в Русской земле...»

(Слайд 24. Видео)

3. В наши дни на Куликовом поле музей-заповедник.


(Слайд 25) Он не вернулся с поля Куликова.

В Непрядву струйкой кровь его стекла.

И над убитым, каркая сурово, раскинул черный ворон два крыла.

Он жил как жил — обычный, незаметный.

Пахал, косил, до солнышка вставал,

покуда не раздался клич заветный:

К оружию князь Дмитрий призывал!


Окинув взглядом ветхую лачугу.

Он нежно обнял дочку в сынка.

И натянул тяжелую кольчугу.

Что на него была чуть велика.

Схватив топор. Он выбежал из хаты.

Махнул жене рукой — и был таков,

навеки скрывшись в гуще бородатых,

идущих к Дону русских мужиков.


Когда пробила грудь стрела Мамая,

нацеленная лучником в упор,

Он пал на травы, землю обнимая, не выпуская боевой топор.

В лучах сентябрьских остывало тело.

Вокруг враги валялись, как дрова,

и долго-долго в ковыле краснело оточенное жало топора.

Родной земли коснувшись мертвым ликом, замолк, затих,

но был непобедим!

И потому князь Дмитрий стал великим.

Что он, обычный, дрался рядом с ним.

Валерий Ходулин «Ратник»

(Слайд 26) В год 600 детия Мамаева побоища в храме-памятнике Сергия Радонежского открыт му­зей Куликовской битвы.

(Слайд 27) В его экспозиции подлинные реликвии: наконечники копий, сулицы, найденные на местах сражения, исторические реконструкции русских и золотоордынских доспехов и вооружения,

(Слайд 28) пред­меты культуры, произведения живописи, скульптуры, отразившие бессмертный подвиг русского народа в его многовековой борьбе за свободу и независимость своей Родины.

(Слайд 29) Взгляните на Куликово поле. И вы почувствуете в сердце — гордость и грусть.

Подвиг и смерть, к сожалению, часто рядом ходят — только каж­дый пятый русич уцелел в битве.

Как там, у Блока?

«И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль...

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль...

И нет конца! Мелькают версты, кручи...

Останови!

Идут, идут испуганные тучи,

Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!

Плачь, сердце, плачь...

Покоя нет! Степная кобылица

Несется вскачь!»

(Слайд 30) Куликовская битва оконча­тельно закрепила за Москвой ведущую роль в борьбе за объединение русских земель в единое государство и показала, что только в едине­нии всех сил Руси может быть достигнуто освобождение от иноземного ига.


^ Память о Куликовом поле живет у народа в веках.


(Слайд 31) Память героев Куликовской битвы увеко­вечена в произведениях искусства.

Приезжайте на Куликово поле! Вы узнаете, как народ умеет хра­нить память об исторических собы­тиях. «Задонщина», «Летописная повесть о побоище на Дону», «Ска­зание о Мамаевом побоище» — это только великое начало. Из века в век часто безвестные летописцы и пе­реписчики, иллюстраторы лето­писей и старопечатных книг и иконо­писцы передавали славу Куликова поля новым поколениям.

(Слайд 32) Звучала она в народных песнях. Эстафету эту подхватили и пронесли дальше В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов, В. А. Озеров, Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, К. Ф. Рылеев,

A. С. Пушкин, С. М. Соловьев, B. О. Ключевский, А. А. Блок, C. П. Бородин — в историографии и литературе; И. Н. Никитин, О. А. Кипренский, В. М. Васнецов, М. В. Нестеров, М. И. Авилов, П. Д. Корин, А. П. Бубнов — в изо­бразительном искусстве; А. Г. Ру­бинштейн, Ю. А. Шапорин — в му­зыке. Десятки, сотни наших современников вновь и вновь обращаются к теме Куликовской битвы во всех жанрах и видах творчества.

^ Великая отечественная война.

Оказывается, как показали проведенные в последние годы рас­копки, жизнь в этой местности была уже в эпоху мезолита, то есть 7—8 тысяч лет тому назад. А на рубеже XII—XIII веков нашей эры район поля был плотно заселен вятичами, которые растили хлеб, занимались ремеслами и даже изготавливали оружие. Это полностью опроверга­ет прежние представления о том, что до Куликовской битвы поле бы­ло пустынным.


(Слайд 33) Наверное, интересно вам будет узнать, что поле Куликово слышало не только звон мечей, но и грохот канонады в Великую Отечественную войну. Вот отсюда, с Красного хол­ма, в декабре 1941 года громили вражеские позиции пушки артдиви­зиона старшего лейтенанта Н. Синегубова. И фашисты, как и орды Мамая, бесславно бежали с этой героической, священной земли.

А вот воспоминания одного из участников Великой Отечественной войны.

Перед боем мы клялись: «Не посрамим че­сти предков, не отдадим вра­гу ни пяди земли советской, добьем фашистского зверя в его собственном логове!»

Еще два года войны после этой клятвы... Жестокие, кро­вопролитные сражения под Прохоровкой и Полтавой, форсирование Днепра, бои под Житомиром и Львовом, Варшавой и Будапештом. В Альпах фронтовые дороги совпали с дорогами, по кото­рым с победой шли чудо-бо­гатыри Суворова. Такое бое­вой путь дивизии.

Гвардейцы 68-й стрелковой дивизии сдержали слова кля­твы, данные на Куликовом по­ле. Многие воины отмечены орденами и медалями.

В. ШИГИН,

участник Великой Отечественной войны.

(Слайд 34) А сейчас на поле Куликовом растет хлеб!




Скачать 145,01 Kb.
оставить комментарий
Дата09.06.2012
Размер145,01 Kb.
ТипСценарий, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх