Капитон Строгинцев уникум судьба современника и его Идей повести Москва Издательство инфоцентра мо моип \"Фонд гражданских инициатив\" 2000 г экз.№ icon

Капитон Строгинцев уникум судьба современника и его Идей повести Москва Издательство инфоцентра мо моип "Фонд гражданских инициатив" 2000 г экз.№


Смотрите также:
Капитон Строгинцев уникум судьба современника и его Идей повести Москва Издательство инфоцентра...
Капитон Строгинцев уникум судьба современника и его Идей повести Москва Издательство инфоцентра...
Капитон Строгинцев уникум судьба современника и его Идей повести Москва Издательство инфоцентра...
Выпуск 1 Издательство инфоцентра мо моип "Фонд гражданских инициатив" Москва 2003 г счётчик 1ч...
Монография. М.: Издательство «Уникум-центр», 2006. 207 с...
Жестокий опыт или рождение новой жизни?...
«Фонд поддержки спортивных инициатив»...
Германии (1941 1945 г г.) Вдвух выпусках...
Германии (1941 1945 г г.) Вдвух выпусках...
Учебное пособие содержит краткую характеристику состояний...
Комплекс Эдипа • Самость • регистры психологии • фантазм в терапии •...
Кто? Некоммерческая организация «Фонд поддержки общественных инициатив «Гражданская позиция»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
^
Капитон Строгинцев

3.11.99


P.S.: Наш сайт расширен и получил ещё один адрес www.uniqum.ru


Книга посвящена

настоящим и будущим

единомышленникам,


37-летию начала правозащитной переписки Маленкова С.К. с органами власти,


31-й годовщине жизни и работы

Маленкова С.К. в Москве,


26-летию дипломной работы

Маленкова С.К.

по новым технологиям

с элементами безработицы

в СССР при сохранении

среднегодового заработка

увольняемым,


25-летию армейских подвигов

Маленкова С.К.


И другим непризнанным страной

Подвигам,

замечательным событиям

из жизни Маленкова С.К.

и его Идеям.


“В жизни всегда есть место подвигу”

Н. Островский





^ Уникум,

мечтавший о Безработице


Прочтя одно только заглавие, читатель может отбросить книгу. Бред! Разве может нормальный Человек мечтать о безработице?

Конечно, и радио, и телевидение десятилетиями дают одно и тоже устрашающее описание массовых увольнений при внедрении новой техники, зрелище толпы выброшенных на улицу с разорённых предприятий, очереди ищущих работу у бирж труда. Голодные глаза детей, отчаявшиеся матери, озлобленные отцы. Поколения преступников, узнавшие нравы тюрьмы после первой украденной с голода булки. И это на - фоне блеска мира немногих и богатых. Сорящие деньгами "хозяева жизни"… Нет, не своим голодающим согражданам они швыряют деньги, забыв, что "если причина нищеты не в природе, а в нас самих, то велик наш грех"15. Разве есть те, кто это не знает? Разве есть те, кто безработицу хочет, желает для себя?

Читателю просто не рассказывали о проектах "Сытый Безработный". А есть и такие? Есть! Какой сумасшедший мог это придумать? Кому нужен сытый бездельник? Что он делает, он ведь опасен, ибо будет грабить, не желая работать совсем?!

Этим часто запугивают обывателей. Но государство – регулятор стимулов и ограничений поведения. Вглядись, что стимулируют законы, и что стимулирует фактическое поведение чиновников, – и ты оценишь это конкретное государство.

А зачем нормальному человеку красть и грабить, если у него всё есть? Зачем принуждать к преступлению ради выживания? Почему принуждение голодом и нищетой не считается преступлением в обществах, кичащихся свободой и демократичностью?

Всё это было бы поводом для размышлений философа. Но наш герой – ещё и "технарь". Приземлённый практик. Но не настолько приземлённый, чтобы отметать эти вопросы. Однако настолько практик, чтобы говорить о столь серьёзном не только по-философски.

Жизнь потребовала от него решений в условиях риска для него самого. Он нашёл эти решения. Но он дал эти решения обществу, способному расправиться с человеком за одну только идею. И отстоял идею.

Затем - другую. Ещё смелей, ещё. И, наконец, идею в альтернативу основ политики страны! Встал с нею, как на кромке скалы перед ножом бульдозера. Уговоры и угрожающие намёки… Не 37-й год, но решения - не за тобой… Он не отрёкся. "И всё-таки она вертится!" И…

И Общество вынуждено было оценить проект на "пять".

"Общество" - всегда в конкретных лицах, решения которых от лица общества всё общество чаще всего никогда и не могло знать. И вот я взялся описать, что из этой скрытой от Вас истории потом вышло…


Берясь за рассказ о Человеке, просматривая узловые события его судьбы, я первыми решил выделить события, близкие к возрасту становления зрелости. На детской его фотографии – внимательный взгляд маленького мудреца. Палитра событий его последующей жизни притягивает взор. Каждая сценка-мазок подтверждает общую картину. Гражданская зрелость проявилась россыпью самородков. Первые из них надёжно легли в фундамент красивого здания жизни. Но эти отдельные ранние кирпичики будут понятнее, если взглянем с некоторых начальных высот этого здания молодой яркой жизни.


Шел 1973 год. Предпоследний студенческий год. Ни один год из студенческих лет Семёна не прошёл размеренно, гладко, скучно. О каждом можно оставить десятки повестей и рассказов. Всё могло быть "как у всех". А выходило "со своей изюминой". Но что могло быть в жизни весьма молодого человека "такое"…

"Такое" и в весёлых компаниях студентов могло вызвать робкий шепот, жест "буравчика у виска", фразу типа "ай, Моська…"16. Родители друзей (или сами друзья) делали, видимо, быстрые выводы. Вокруг виновника такой ситуации вспыхивало облачко сдержанных отношений и вакуума. Как над крылом самолёта в "закритическом" режиме "угла атаки" в сырую погоду вспыхивает облачко тумана, так в определённых критических ситуациях выделяются человеческие отношения и судьбы. Было, как сказано много позже в известном фильме, — "вам и не снилось". Однако все пять лет ВУЗовской жизни его выбирали бессменным профоргом группы 3П-57, считали лидером с комплексом привлекательных особенностей…

Предпоследний год учёбы. Практика17 на крупном, лучшем приборном авиазаводе столицы. 1-ый МПЗ. Мэтр московского авиаприборостроения. Роскошные условия. Хорошая практика – добрый знак к хорошему "распределению" студента. Мало кому в голову взбредёт узнавать на "практике" больше, чем тебе "задают" и дают, или узнавать там, куда тебя не зовут. При желании, а желание было огромно, можно было попасть в любой цех, увидеть и потрогать образцы техники и изделий, увидеть живое производство, вникнуть в "трудовые отношения".


Теория суха, мой друг,

лишь древо жизни вечно зеленеет18.

Вот он – конец теорий. Вот она – реальная жизнь реальной промышленности.

Но не так прост производственный процесс. Куда нельзя, туда нельзя. Есть цеха "спец. допуска". Студенту (думающему, защищаться с "отличием" или нет) было вполне понятно, что до "отличия" в знаниях бесконечно далеко, пока "нельзя" узнать лучшую технику, лучшую технологию.

Всё ныне передовое оказывается в учебниках через 5-15 лет, когда оно устарело. Учебник – это мемуары об ушедшем производстве, образец для осмысления. Живое осмысление может быть только в последних теоретических трудах и в живом производстве. Бог весть, куда распределят, в чьи руки попадёшь. Можно это лучшее и передовое не увидеть никогда. Как БЫТЬ? Как быть? Гамлетовский вопрос для будущего авиаконструктора.

Правда, на заводе была "помойка". Место чудесное и романтичное. Это студенту было известно, когда он ещё в 68 году после школы работал токарем. Романтичная Помойка? Ну, да! Есть и менее режущее слух её название — "техническая свалка", свалка отходов и бракованных изделий. Именно сюда прийти надо, чтобы побывать сразу во всех цехах. Возьми в руки бракованное "нечто", представь участок и станок, родившие его, угадай место и причину брака. Вот это практика! Ведь это не просто железки, а узлы приборов. А угадать назначение узла и его "родное" изделие – высший пилотаж!

В 68-м году, придя учеником токаря на ремонтно-механический завод (РМЗ) Новомосковского химкомбината, Семён и трое его друзей – Авдохин, Абрамин и Чурилов, через полгода уже получили каждый по 3-му разряду токаря, когда большинству в их "ученическом выпуске" присваивали только начальный, первый. Это был год везения на новых учителей. Всех учеников собрали в один необычный "ученический" цех РМЗ. Начальник и мастер цеха оказались фанатами своего любимого дела. До обеда – теория, после обеда – к станку. За каждым видом станка – одна неделя. Почувствовать его особенности и норов – достаточно. Уже через тройку месяцев портрет успешных учеников Маленкова и Авдохина у осваиваемого очередного станка напечатала заводская многотиражка.

Зарождалась гордость, что много "настоящего" теперь можешь сделать сам, и даже домашние мелочи - ручки для шкафа, гантели… Валера Чурилов решил сам сделать штангу… Оказалось, что не можешь… Завод не мог тебе продать обрезок металла, ты не можешь оформить заказ, чтобы сам его и выполнить. Индивидуальный заказ от населения вообще не принимается. Иди в магазин за тем, что можешь сделать сам, дешевле и лучше? Или делать крадучись и воровать обрезки из бака с отходами? Чушь! Зачем нормального человека принуждать красть?

Этот вопрос, возникший ещё в школе, он будет задавать потом ещё почти 20 лет, пока в конце 80-х не создаст свой кооператив, закажет по своим чертежам в МПКБ "Восход" "вороток" для нарезки труб и набор штуцеров. Цену ему насчитали идиотскую, легче купить домой станок. Но уже будет разрешено и заказать заводу по своему чертежу, и купить свой станок!

А пока - вопросы, ^ Перечень Проблем, проекты решений, отсылаемые "властям".

И упорная, непрерывная учёба.

Кумиром их тогда был главный технолог РМЗ, который по разлому детали определял сплав материала. И мастер цеха, учивший определять металл по искре с наждачного круга. Чирк, — и сказал марку стали! Без клейма и лабораторий!

С 64 по 74 годы жизнь дала встречи с людьми необыкновенными. Вот и сейчас. Каждый серьёзный заказ на РМЗ токарь делал только раз в жизни. Ремонт такого образца химического оборудования за его практику мог не повториться. Каждый рабочий становился не только универсалом, а часто – уникумом. Профорг первого цеха, например, хоть и был "освобождённым"19, при болезни любого рабочего становился за его станок (токарный, фрезерный, строгальный — любой!) и отлично, к сроку выполнял заказ. Общее дело ведь не ждёт… Вот были люди! Достойно ли их ценили?

Вот и "свалка" отходов неожиданно обрела особое значение, давала свои уроки. Если в "многооперационной цепочке" вышел брак, значит, предыдущая хорошая работа многих – насмарку, особо надо вникнуть в причину, свести в будущем её к нулю.

Здесь, в Москве, на МПЗ, образчики валялись изящнее, чем на свалке Новомосковского РМЗ. Свалка – прекрасный класс. А вот встреча на свалке 1-го МПЗ с охранником или работником "1-го отдела" могла "стоить конца" неначавшейся карьеры. Знать или не знать? Быть или не быть настоящим специалистом, если ты всю пока недолгую жизнь мечтал строить, чтобы летать? Как реализовать задуманное, мечту? Эти вопросы казались посложней простого гамлетовского "быть или не быть?".

Хотя свалка и послужила хорошей школой студенту, но всё же перед защитой дипломного проекта главному инженеру и "1-му отделу" МПЗ были поданы студентом Маленковым "служебные записки" об изменении места и способов утилизации отходов. Ведь на эту свалку "открыто попадали" образцы из "закрытых", в том числе и сборочных цехов, становясь доступными всем. Служебной записке студента не придали должного официального значения. Это тоже - брак, брак в управлении (цехом, страной)... Но…

Но это "не сказка, а присказка". "Сказка" — впереди.


И очень недалеко было до более значительного события. Следующая и последняя практика – дипломная. И там же. Совпадение. Везение. Но это показалось последним везением.

Тему дипломного проекта дали издевательскую — "Проектирование типового технологического процесса механической обработки прецизионных корпусных деталей приборов". Несмотря на "закрученное" название, такую тему могли бы дать только "троечнику". Перепиши странички учебника и какой-нибудь готовой типовой технологии, и – формальная, бесполезная дипломная работа готова, обеспечен диплом отраслевого специалиста, по числу которых и так "мы впереди планеты всей"20! Кого-то эта "нетрудоёмкая" тема могла бы обрадовать. Но таким ли должен быть дипломный проект "отличника"? Для оценки "отлично" нужна защищаемая новизна. Но типовая технология – это устоявшаяся, не новая. Много ли новаций к типовым истинам из учебника ты дашь? Нет новизны, значит, получи "3" или "4", а не "5". Справедливо, но прощай "красный диплом"21 отличника. В изменении темы (исключения хотя бы слова "типовая") – получен отказ. Что дать в ней "отличного", отличающегося?

Чтобы быть "отличником", надо… научиться отличаться! Ведь у "отличника" знания всех предметов отличны. Всех… Какой из них может спасти от позорной темы? Какой…

Идея пришла не вдруг. Ассоциативно. Фраза из "ленинских" — "демократия – для кого?" — стала ключевой. Ильич выделял различия понятий демократии для рабочего и для фабриканта…

"Типовая – для кого?" Так прозвучал один из абзацев диплома. Для каждого участка, цеха, завода, отрасли, региона – может быть своя типовая технология. Заголовок темы диплома это не уточнял, давая, как казалось, единственное направление "разномыслию" и простор сравнениям.

Например, совпадение типовых технологий – это возможность использования одинакового оборудования и оснастки, навыков рабочих, это ускорение и удешевление производства. Разная типовая для конструктора и для завода-изготовителя – это трагедия. Это – неминуемые переделки документации, несовпадение результатов испытаний и эксплуатации… Смена изготовителя и в мирное время – не редкость. А смена завода и технологий в войну? А смена изготовителя узлов для поставки "по кооперации"? Может ли быть технология, устойчивая для всех этих случаев?

Но если это "типовая" у всех, во всей отрасли, во всей стране, и много лет – это шикарные условия для внедрения заказа на любом заводе, или…

Или – страшный застой. Все - ни шагу от "типовой", ни шагу вперёд. До "перестройки" – ещё 12 лет! А формула и диагноз - вписаны в "дипломную записку" к проекту.

Застой. Если это, например, типовая пооперационная технология, которая применена Фордом на заре автомобилестроения для массового использования ограниченнообученных рабочих в сложных производствах. Если она, типовая, давно не передовая, не лучшая, не самая производительная, не самая экономичная сегодня. Если для её исполнения используют рабочих-универсалов с высшими разрядами… А она-то (пооперационная) у нас повсеместно – типовая. Это не только застой, это – отставание технологии, производства, экономики.

Предположение или утверждение? Профессора на лекциях это открыто не утверждали. Не могли. Слово "застой" ещё не было модным словом и воспринималось, как "чернуха" на преподаваемые советские успехи.

Но была горькая поговорка: — "Придёшь на завод, забудь, чему тебя учили". Или: — "Забудь дедукцию, давай продукцию". Т.е. познав не самое передовое, на заводе увидишь ещё более отсталое оборудование, свыкнешься, растворишься в серой массе людей и будней…

Не было стимулов старательно изучать "предметы". Учились "чему-нибудь и как-нибудь"22. Кто – до уровня, чтобы не "вылететь". Кто ещё и за 30-ти рублевую стипендию старался. Не было гарантий распределения передовых студентов – на передовые производства, а слабых – на производства с технологией ближе к их уровню подготовки. Не предполагалось "десантов" лучших студентов для резкого "поднятия" производств. Для этого они должны готовиться "не в общий конвейер исполнителей", а экспертно-изобретательской группой.

Но это всего лишь юношеские мечты, отосланные в МинВУЗ предложения. Диплом, "корочки" через пять лет – почти единственный маяк. Газетки иногда "заигрывали" блефующими статейками "Если бы я был директором…". До Директора дорасти смогут единицы. А мышление настоящего руководителя – надо воспитать в практических стимулах. Чтобы внести в учёбу стимулы и внедрить "задумки" этому студенту под насмешки одногодков и улыбки старших приходилось вздыхать:

  • Если бы я был министром….

Ведь это было ещё менее реально. Но плох солдат, не мечтающий стать генералом23.


1973-й год. До горбачёвской "перестройки" — 12 лет. И этот студент – не руководитель страны. Не академик, не финансист, не заслуженно-известная личность. Просто студент. Никто. Он может и не стать "кем-то", даже может не стать и инженером (если "вылетит" из ВУЗа). Его идеи, предположения о застое при развитии устаревших типовых технологий — "чернуха" для передовой отрасли и передового ВУЗа, нелепость, вредная для "роста".

— Да что ты мелешь, да куда ты лезешь? Да кто ты сам-то!?

Это и потом он слышал ещё много раз. Потом он реагировал на эти вопросы спокойно, с загадочной улыбкой. Знаем, кто. А в начале надо было победить скованность перед многими авторитетами. Ты уже имеешь свои мнения, но ты ещё ученик… А они - аспиранты, доценты, кандидаты и доктора, профессора, авторы книг… А что предлагаешь ты? И кому это надо, кто поддержит? А что ты можешь сам? И кем можешь быть ты? Кто?

Вот, например, Форд. Да, Форд – удачный пример. Он стал и знаменит, и богат, внедрив массовое и экономически выгодное производство. Придумал новую технологию, "потогонную" систему. Он создал конвейеры, где неквалифицированные рабочие делали сложную технику, делая каждый порознь только одну простую операцию. Завалил всех своими автомобилями…

А что у нас? У нас - то же самое. Та же самая пооперационная технология. Но у Форда она была давно. Очень давно… А у нас сейчас и сегодня.

Знакомо, не правда ли? Помните, "большие, и по пять, — но вчера, а сегодня – маленькие, но по три"24. Хорошая интермедия…

А что же сейчас "там"? А там сейчас выгоняют с производств "лишних", неквалифицированных людей, заменяя их простые навыки неутомляемыми монотонным трудом и неошибающимися роботами. Они не болеют, не уходят на обед, в туалет, поспать, в отпуск или "в декрет". Робот легко "переучивается". По миру шагает "безлюдная технология". Её, бездушную, жестокую, обрекающую людей на безработицу и голод, — осуждали в нашей стране, борющейся с безработицей, за всеобщую занятость.

"Наверху" неошибающиеся и всё правильно знающие вожди решили, что тебя, меня, всех, — надо занять. Занять, чтобы каждый мог заработать на хлеб. Гуманно. Занять чем? Примитивным и неквалифицированным трудом? Трудом роботов? Зачем?

Чтобы быть занятыми и зарабатывать хлеб, на заре технических революций рабочие ломали станки. Но наступление производительной техники этим они остановить не смогли. Борьба "за рабочие места" "любой ценой" похожа на борьбу средневековых английских ткачей. Но разве выгодно сохранение рабского, тяжелого или монотонного, часто неквалифицированного труда там, где это может сделать больше и лучше станок? Разве перспективно такое противодействие прогрессу? Нет. Разве неизбежность победы производительного труда не обязывает думать вперёд о множестве вариантов решения проблемы?

Ты ведь также знаешь, что на дополнительно полученную прибыль могли жить лучше и работодатель, и рабочие, но хорошо жил только хозяин. Эксплуататор. Намеренно удерживающий создающих ему блага рабочих – в нужде и в бесправии. "Правда" сильного не учит подать руку сбитому с ног, чтобы в другой раз не быть сбитым и затоптанным самому. "Выживай!" - и уничтожает выкормивших его. Звериное торжество рекламируют те, кто надеется остаться не съеденным. Люди ли они? Какие коварные предатели отбросили нас сегодня на сто лет назад в звериные нормы капитализма! Разве не мечтали гуманисты многих стран и много раньше нас о свободных от рабства людях? Об использовании безграничной свободы для получения безграничных познаний! Для создания этими знаниями свободной и счастливой жизни! Не только себе - всем!

Цепь умозаключений доказывала, что каждый этап более производительных технологий должен был сокращать работников и увеличивать количество продукции. Но оба процесса не бесконечны.

Количество товаров ограничено потребностью потребления. Количество работников можно сократить до условно безлюдной автоматизированной технологии. Её работники станут создателями и наладчиками автоматов, высококвалифицированными творцами. К этому надо быть готовыми, а не сопротивляться этому. Наша страна – сопротивлялась.

Прокатились "буржуазные" революции. Грянула "социалистическая" революция в России. В числе ведущих стал лозунг "кто не работает, тот не ест". Творческие люди, учёные – приравнены к бездельникам. Что за работа - думать? Их сокращали "в штате" и "по жизни". Профессии "генератор идей" не было в перечнях профессий и в нормативных актах. Надо бы, но пока нет.

- Да и не надо нам этого, - говорили "переполненные идеями".

Идеи обеспечить всем достойный уровень жизни – тоже пока нет. Учёных научились ценить по их физической работе в поле, на погрузке, в траншее, на субботниках, на овощебазах… Потом научились и смеяться над этим, забыв, что один день работы учёного на переборке гнилых овощей может замедлить внедрение более выгодных проектов, или лишить страну изобретения, например…

Облегчение труда, рационализацию, научились ценить как-то, но не до освобождения человека роботом от труда, не до безработицы. Это идеологически было недопустимо.

Прокатились революции в других странах, образовался "социалистический лагерь". Прокатились "послевоенные" разоблачения "перегибов" и "злоупотреблений", "культов личности". 1973–й год в СССР. Более полувека уже советской власти.

Та же недопустимость облегчения труда до освобождения от него должна была стать причиной отставания данного общественного строя перед таким, где этого ограничения нет. Но тот строй нам враждебен. Мы обязаны их победить, но… обречены отстать, спотыкаясь на неверной догме, не переосмысливая её на угрозе проигрыша. Под "мудрым" руководством.

Пренебрегая формулой "политика - отражение экономики", руководство страны пыталось экономику сделать отражением политики.

Гарантируется занятость и трудоустройство. Гарантируется "фронт работ". "Средние" школы ориентированы на подготовку низкоквалифицированных и неквалифицированных рабочих. Мощно запланирован проигрыш в развитии экономики сохранением человека на месте автомата.

Лозунги социализма, строительство коммунизма. И не покидающий многих дискомфорт несоответствия лозунгов и реалий жизни, дискомфорт ощущаемого сопротивления осуществлению лозунгов построения справедливой и счастливой жизни.

"Верхи" по лозунгам не живут, и нарушают законы, и нарушают права граждан, и ненаказуемы.

"Прослойка" услужливого, исполнительного чиновничества служит не справедливости и Закону, а своевластию и самодурству "верхов", мечтая приблизиться и пролезть наверх, в когорту тех, кому многое дозволено без возмездия на Земле. Особый статус, не описанный в Кодексах, имеет "номенклатура"25. "Верхи", их "номенклатура" и чиновники составляют больше половины страны. Идеи социализма и законы страны социализма не являются их убеждениями и нормами их поведения. Для молодого ума – картина удручающая. Огромная. Осознать её не хватает времени и знаний. Там – дебри проблем. Но…

Но перед тобой такая простая и узкая тема. Типовой техпроцесс. Справься хоть с ней. Понятно, что идущий на смену ранее прогрессивному процессу производства новый, более производительный, более прибыльный – победит. И покорит производства, и завоюет рынок, и вынесет вперёд государство, в котором он свободно развивается.

За правильно названные исторические факты школяру и студенту ставят "пятёрки". Можно было бы сказать, что прогрессивное и прибыльное производство, искусственно ограниченное рамками, проиграет развивающемуся рядом без ограничений. Это верно. Но можно ли было в 73-м году сказать, что таким искусственным ограничением является идеологическая догма, тем более – догма КПСС? За правду, вылезающую за идеологические рамки, — наказывают.

Но в наше время, в нашей стране, т.е. в СССР 1973-го года, работают те же экономические законы, что и в капиталистическом зарубежье. То есть, более прибыльный и искусственно не заторможенный техпроцесс – победит. Почему же "безлюдную технологию", робототехнику признают со многими оговорками, с ограничением применимости? То есть пусть помогает, но не освобождает от работы, не приводит к безработице. Ведь прибыль, как ручей, устремляется туда, где легче преодолеваются ограничения. Выгодно при этом искать способы расширения внедрения, увеличения производительности и доходности. Превращающий устаревшие технологии в "типовые" выигрывает в сравнении только с единичным производством и со старой "типовееющей" технологией. Но бесконечно отстаёт от достижений новой.

Почему безлюдную технологию, давно шагающую по миру, не изучают и не преподают нам в ВУЗе? Если безработица - неизбежный результат прогресса (и не единственный "негативный" результат), то надо изобретать "позитивный противовес", а не запреты.

Ну-ка, придумай "позитивы"!

Пожалуйста!

Почему нет такого "учебника" в перечне учебной литературы, как ^ Сборник описаний патентов в области специализации? Их изучение толкает к генерации новых идей, к изобретательству. Патенты и лицензии очерчивают современный рынок и производство. Масса неподготовленных к изобретательству инженеров – это массовый брак Высшей Школы. Факт!

Пусть у читателя не появится мнение, что "кафедра приборов" в МАТИ была дремучей в части робототехнологий. Нет, профессора "в курсе". Проблема, временная робость – была именно от поставленных границ учебной программы и границ идеологии. Не до безработицы! Выше этажом, на кафедре радиоэлектроники при пайке микросхем сразу планировали роботов. Там, и не только там, человек с роботом не конкурирует. А при сборке гироскопов и приборов ещё с гордостью используются Умельцы. Тут бы и думать, шагая вперед, штурмуя "объёмы" производства и рынок.

По марксизму не было диспутов, были экзамены. А партбилеты преподавателей и парткомы определяли карьеры, уровень жизни и КПД усилий в ней.

Другие проблемы жили параллельной жизнью, как в "бигмаке", который в Москве тогда тоже не знали. Семён ходил ещё и в Студенческое Научно-техническое Общество (СНТО). В лаборатории лазерной техники изучал обработку и измерение лазером. И о целой лаборатории, и об этой технологии, как и о роботах, о новых изобретениях, студенты знали мало или ничего. Зато знали приборы, технологии и приспособления минувших 50-х годов, успешно обменивая свои посредственные знания на "хорошо" и "отлично" в "зачётках"… "Не учи учёного…"

Непросто хорошо учиться, если после лекций тебя ждёт не уют родительского дома, а шумное и бедное общежитие. На первом курсе в одной комнате бывших Преображенских казарм "петровских" времён на улице Стромынка в доме 32 их жило вместе 11 человек. Затем в студгородке на Соколе – по 4, выпускной курс – по 3.

Гам в общежитии стоял почти круглосуточно. Ниже этажом весело жили негры другого ВУЗа. Дом-карэ служил четырём институтам, имел свою баню, столовую, несколько круглосуточно открытых "читальных комнат" со столами и стульями (без книг). Семён научился с лекций уходить в районную библиотеку, ночь проводить в библиотеке общежития, спать ложиться в 5 утра, вставая в 7. Иногда он мог не спать по 3-5 дней. Иногда утром его не могли разбудить, включая 4 магнитофона возле его кровати и горлопаня песни под три гитары. Он научился засыпать по внушению на заданное время, полностью "отключаясь". Только это давало желанный отдых.

Однажды шумовой эксперимент "удался". Вынутый из сна Семён протянул руку за голову, ухватил со стоящего за головой обеденного стола предмет (им оказалась принесённая кем-то пивная кружка) и, не целясь, на звук наибольшего шума, метнул её. И тут же ушёл в сон опять. Кружка пролетела через стекло над дверью и через коридор влетела в комнату напротив. К счастью, никого не задев. Коллектив оценил. И больше не ставил экспериментов.

Более удачными были эксперименты на кухне. Одно дело дома видеть работу мамы, помогать ей. Другое дело, - что сделаешь, то и съешь. Сразу сложилось - готовить и есть сообща. Семён освоил жарку блинов сразу на 4-х сковородах. Они и остыть не успевали. Кроме своих десяти подходили и другие. Повар чаще ел уже последним, глядя на друзей по комнате, осоловело отвалившихся от чаши с блинами.


Начав Перечень Проблем несовершенства этой жизни ещё в школе и на заводе, Семён его быстро пополнял. Этому способствовал и круг обязанностей профорга группы. Нет проку просто фиксировать проблемы, надо их решать! На профкоме и в деканате практически ничего, кроме графиков, оценок и стипендий (год за годом одно и то же) – не обсуждали.

С кем же решать проблемы?

Из МинВУЗа и СовМина ответы на его предложения, как правило, не приходили. Но эта переписка была и главной тайной от друзей. Засмеют! Не ковыряй осиное гнездо - закусают! Кончи ВУЗ - тогда критикуй, не то - выметут! Понятно! Но интересные извне, ВУЗы имели изнутри весьма тоскливые традиции. Не хотелось терпеть, но характер понуждал действовать и верить в возможности уцелеть!

В ответах были дежурные отписки, обещания. Стало понятно, что это — испытанная, преступная и "огосударствленная" технология выпускания лишней энергии беспокойных людей впустую, "в свисток". Ответ - не результат, скорее - антирезультат. Для получения иного, задуманного результата пришлось свои идеи "нести в массы".

Так Семён стал участвовать ещё в собраниях и конференциях о проблемах молодёжи и о студенческом самоуправлении. На одну из них он вынес идею "учить учителей" — внедрить соперничество учителя с обучаемой молодёжью. В этом соперничестве – большой стимул обеим сторонам. Только так Учитель и ВУЗ "не замшеет", а получивший разгон студент ворвётся в "плановое" производство с планами изобретений. Полезно и привлечь студентов к научной работе – составлению обзоров новаций в области специализации.

Но МинВУЗ и ВУЗ жили по другим правилам, идеи демократизации, гласности, соперничества ещё не принимались. Со Старой Площади, где был лекторий Политехнического Музея и ЦК ВЛКСМ, напрямую видна "Котельническая высотка"26 и рядом - Берниковская набережная, на которой стоит МАТИ. Все молодёжные движения брались под жёсткий контроль комсомолом, партией, профкомами… Овации идеям Маленкова (как и других) были, но их опять пустили "в свисток"…

И через 25 лет ВУЗы и МинВУЗ не приняли идею такого соперничества молодых специалистов ещё с процесса учения… Эта идея ждёт смелых последователей. Идея актуальна и для ВУЗов, и для производств "за рубежом". Однако, в "медленно запрягающей" России появились уже "эвристические школы", колледжи с нестандартными программами обучения… Есть надежда… Он верит ещё, что его минует судьба его "звёздного покровителя" Циолковского, только с постамента памятника смотрящего на полёт ракет, на реализацию идей.

Когда-то в школах учили "пёрышками" осваивать каллиграфическое "чистописание". Затем ввели шариковые ручки, забыв оставить каллиграфию в факультативных занятиях, уничтожили и сами пособия, и оставили общество без красиво пишущих людей. Это из привычек к безальтернативному мышлению, делать "как все". То же произошло с отменой "счёта в уме" и "столбиком". Бегло считающий на калькуляторе порой тупо соображает перед кассой в магазине. Образование должно быть многовариантным. Важны и цель, и результат. Это легко сделать уже с ЭВМ.

Если, например, ботаника преподаётся не факультативно, а обязательным предметом, — мы рискуем потерять художника, музыканта, лингвиста, артиста, которым не хватит времени на углублённое изучение "любимых" предметов. Большинство шоферов и сварщиков, например, жуков и гербарий так и не коллекционируют. А порой и гордо похвалятся срывами школьных уроков "ботанички" ("химички" и др.). А разве этого хотели законодатели?

С другой стороны, выросший "однобоко" специалист, захочет когда-либо изучить




оставить комментарий
страница2/12
Дата05.06.2012
Размер3,45 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх