Инструментов icon

Инструментов



Смотрите также:
О проведении учебно-практических семинаров по освоению инструментов привлечения инвестиций...
Тема Программа...
«Увинский народный оркестр русских народных инструментов»...
Международного комитета музеев и коллекций музыкальных инструментов 29 августа 2 сентября 2011...
Лекция 5
Опыт внедрения инструментов бюджетирования по результатам в сфере образования...
Лекция 9-10. Медицинское товароведение...
Задачи: Учебные: Знать основные свойства...
Исследование сил резания, возникающих при точении, фрезеровании, сверлении...
Исследование сил резания, возникающих при точении, фрезеровании, сверлении...
Международная научно-практическая конференция «Культурная журналистика в контексте политических...
Отчет о конкурсе студенческих работ «Разработка инструментов продвижения Поймай идею!»...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать
^ ИНСТРУМЕНТ ИГРАЕТ САМ


Век атома, век космоса, век электроники... Но вот в одной радиопередаче

промелькнуло еще и такое определение — век звукозаписи. Справедли­

во ли оно?

Да, если отсчитывать историю звукозаписи с фонографа, изобретенного

Эдисоном в 1877 году. И нет, если вспомнить все, что было сделано раньше.

Что же было до Эдисона?

И звукозапись, и звуковоспроизведение. Только другими способами.


Предыстория

Все вы хорошо помните прекрасную сказку Ганса Христиана Андер­

сена «Соловей». И многим из вас поющая механическая птичка из этой

сказки кажется чистейшей выдумкой автора. Но это не так. Подобную игруш­

ку (правда, не столь совершенную) придумал и сделал еще за целый век до

нашей эры замечательный греческий инженер Герон Александрийский.

По нынешним понятиям конструкция, разработанная Героном, была

очень простой. Птичка сидела на крышке герметического сосуда. В этот

сосуд вливалась вода. Она вытесняла воздух в трубку, которая была про­

ведена в горлышко птички. Когда сосуд заполнялся доверху, птичка умол­

кала, вода из сосуда автоматически выливалась через сифон, а затем все

повторялось сначала.

Поющая птичка Герона еще не была самоиграющим музыкальным

инструментом: она издавала всего один звук. И вообще до таких инструмен­

тов было еще очень далеко. Но чтобы стало яснее, на какой почве они

появились, желательно хотя бы коротко проследить одну из линий приклад­

ной механики.

Тот же Герон Александрийский придумал немало других интересных

механизмов. Один из них, например, открывал двери храма, когда на жерт­

веннике перед храмом разводили огонь. Это казалось чудом, а на самом деле

представляло собой остроумное инженерное решение. Под жертвенником

помещался баллон, наполовину заполненный водой. Когда баллон разогре­

вался от огня, воздух в нем расширялся и вытеснял воду через трубку в вед­

ро, подвешенное на веревке. Ведро опускалось, тянуло веревку, а веревка

раскручивала барабан, связанный с дверью. Вот и весь автомат. Разуме­

ется, все детали конструкции были надежно скрыты от посторонних глаз.


183


В средние века были изобретены механические часы. Это событие

имело как бы двойное значение. Во-первых, появился измеритель времени,

более точный и надежный по сравнению с предыдущими. Во-вторых, часовой

механизм стал основой для многих автоматических устройств.

На первых порах эти устройства лишь прилагались к часам: напри­

мер, механизм башенных часов Страсбургского собора приводил в действие

не только стрелки, а еще и самые разные фигуры людей и животных. Затем

многие забавные устройства отделились от часов и обрели самостоятель­

ную жизнь. Появились механический петух, механический орел, механиче­

ские куклы и т. д.

Часы постепенно совершенствовались, уменьшались в размерах и в конце

концов дошли до карманного объема. Конструкторы механических раз­

влекательных устройств умело использовали это: если раньше привод

к игрушкам подводился извне и его приходилось как-то прятать, то теперь

весь механизм умещался внутри игрушки или в небольшом ящичке, на ко­

тором эта игрушка стояла.

В 1736 году французский механик Жак Вокансон продемонстрировал

изумленной публике заводную утку, которая ходила, взмахивала крыльями,

крякала, клевала зерна кукурузы и даже отправляла естественные надоб­

ности. Вокансон создал и другие игрушки, но утка, пожалуй, была самой

знаменитой из них: она была известна во многих странах, в том числе

и в России.

Удивительные игрушки конструировали швейцарские механики из семьи

Дроз. Например, собака, охраняющая корзину с яблоками, начинала лаять,

как только кто-нибудь проявлял неравнодушие к чужой собственности.

А их механический театр разыгрывал целые представления, в которых

участвовали пастухи, коровы, ослы. Вот, скажем, такой эпизод из спектакля:

пастух заходит на мельницу, выносит оттуда два мешка муки, взваливает

их на осла и уводит его. Тысячи деталей составляли конструкцию этого

театра, а в основе — все тот же часовой механизм.

Все знают, с каким необычайным мастерством строил свои замечатель­

ные часы русский механик Иван Петрович Кулибин. Но не всем известно,

что из-под его рук вышло немало забавных заводных игрушек, и среди

них «придворный бал» с танцующими дамами и кавалерами.

Многие развлекательные изделия знаменитых механиков сохранились

до сих пор, они демонстрируются в музеях. А некоторые даже не потеряли

способности действовать. Эти действующие игрушки и в наши дни приводят

зрителей в изумление: кажется невероятным, что можно так оживить металл.

Но люди, причастные к технике, знают, что основа всех этих конструкций

проста: движущей силой служит часовой механизм, а движения любого

типа можно смоделировать с помощью рычагов, шестеренных передач,

кривошипов и некоторых других издавна известных технических элементов.

Так что изумлять должно не то, что металлические фигурки движутся, а

изобретательность и невероятное трудолюбие их авторов. Некоторые авто­

маты содержат тысячи деталей, и почти все они изготовлялись вручную.

Попробуйте сделать вручную хотя бы небольшую шестеренку, и вы

убедитесь, как это нелегко.

Кое-кто может сказать: а стоило вкладывать столько изобретатель­

ности и труда в игрушки? Дело в том, что от игрушек механики нередко пе-


184


реходили к более серьезным вещам. Вокансон, например, изобрел и пост­

роил оригинальный шелкоткацкий станок.

В семнадцатом-восемнадцатом веках прикладная механика достигла

расцвета. Мы увидели, что механизмы под руководством людей научились

тончайшим движениям и действиям. А теперь посмотрим, как они попутно

научились исполнять музыку.


«Прелестная Катарина»

Почти триста лет назад в Италии появился музыкальный инстру­

мент для тех, кто не умеет играть. Крутишь ручку — раздается музыка.

Чаще всего звучал тогдашний шлягер «Прелестная Катарина» — по-фран­

цузски «Шарман Катарин». От названия песенки произошло одно из назва­

ний инструмента — шарманка.

В науке есть понятие — «черный ящик». Это когда ясно воздействие

на какой-нибудь аппарат или прибор, легко поддается наблюдению резуль­

тат такого воздействия, но при этом остается загадкой то, что происходит

внутри. Короче, известен вход, известен выход, неизвестен процесс. Иногда

по входу и выходу удается исследовать и процесс. Давайте примем шар­

манку за такой ящик, тем более что она и в самом деле имеет похожую фор­

му, и попробуем мысленно проанализировать ее устройство.

Вход шарманки — рукоятка, выход — музыка. Слушая ее, мы прежде

всего легко можем уяснить, что внутри шарманки есть трубы, поскольку

звуки исходят явно органные. Раз трубы — значит, должно быть устрой­

ство для нагнетания воздуха. Трубы звучат не все сразу, следовательно,

существует механизм для открывания и закрывания клапанов. И наконец,

мы слышим не беспорядочное чередование звуков, а музыку, значит,

она каким-то образом заранее запрограммирована. Крутя ручку, мы ее

воспроизводим.

Теперь от мысленного исследования перейдем к реальному. Откроем

стенку инструмента и посмотрим, что внутри. Действительно, тут и трубы,

и клапаны, и мехи. А самое интересное — мы видим валик, на котором запро­

граммирована музыка. Вспоминаем широкоизвестное: основа фонографа

тоже валик с записанными на нем звуками. Разница, правда, есть, и суще-


Схема устройства шарманки и

некоторых других самоиграю­

щих инструментов. Штифт на

вращающемся валике припод­

нимает задний конец рычага,

и рычаг открывает клапан трубы.

185





ственная, мы до нее еще дойдем, а пока отметим главное: валик как основа

программного устройства не был новинкой задолго до фонографа.

Судьба шарманки удивительна. Этот инструмент, способный воспроиз­

водить лишь простую, незамысловатую музыку, тем не менее был очень по­

пулярен. Впрочем, «был» — не совсем верно. Шарманку хорошо помнят

многие ныне живущие, а где-то она сохранилась до сих пор. Например, в не­

которых кавказских городах и сейчас есть шарманщики, нередко ради

экзотики их приглашают на свадьбу или на другое семейное торжество.

Шарманка была не первым инструментом, в котором последователь­

ность звуков программировалась заранее, а потом воспроизводилась. Пер­

вые упоминания о таких инструментах мы находим в литературе шестна­

дцатого века. Самоиграющих инструментов за прошедшие четыреста лет

изобреталось много, и самых разных, поэтому нам лучше не перебирать их по

одному, а познакомиться с главными направлениями развития механиче­

ской музыки.

Железные музыканты


В западногерманском городе Касселе, в музее, хранится удивительный

экспонат — майский жук, выполненный в натуральную величину. Если

завести его ключиком, он поползет, забавно перебирая лапками. Усики

у него будут шевелиться, а крылышки приподниматься и опускаться, совсем

как у живого.

Жук этот не имеет к музыке ни малейшего отношения, а рассказал я о

нем для того, чтобы напомнить о времени, когда начинался расцвет

механики и искусные мастера, казалось, умели все. Например, они констру­

ировали механического писца, сажали его за стол, заводили, и тот начинал

писать! Обмакивал ручку в чернила, стряхивал перо, выводил на бумаге

буквы и слова и при этом следил глазами за написанным.

Сегодня, когда промышленные роботы умеют делать тончайшие сбо­

рочные операции, устройство механического писца вряд ли кому-нибудь

покажется чудом. Все мы знаем, что с помощью простых в принципе меха­

низмов — шестереночных и червячных передач, кривошипов, эксцентри­

ков — можно смоделировать какую угодно форму движений и запрограм­

мировать их последовательность. Но во времена своего появления

механический писец, наверное, производил на людей ошеломляющее впе­

чатление. Да и сейчас вряд ли можно остаться равнодушным, когда в му­

зее демонстрируют в действии эту диковинку: очень уж она похожа на живого

человека.

Если можно сконструировать писца, то почему бы не сделать музыканта?

Да, таково одно из направлений механической музыки: за самый обыч­

ный инструмент сажали машину, выполненную в виде человека и одетую

по последней моде. Так появилась девушка, играющая на клавесине. А по­

том девушка, играющая на цитре. И девушка, играющая на арфе.

Если вы когда-нибудь учились играть на каком-нибудь инструмен­

те, то помните, какими негнущимися, одеревенелыми были на первых порах

ваши собственные пальцы. А механические музыканты играли легко и сво­

бодно, и только мастера помнили, каких усилий им стоило научить железо

исполнять музыку.


186


Конструировались, конечно, искусственные музыканты и попроще. Боль­

ше всего, наверное, было механических трубачей — их размещали на

башнях ратуш и других зданий. В определенный час они подносили к губам

трубу и начинали трубить. Правда, тут мастера шли на хитрость. Смодели­

ровать в металле губы музыканта им не удалось: вы знаете, что выдать звук

из фанфары не так просто, нужно особым образом сложить края губ.

И механики выходили из положения так: делали внешне обычные трубы,

а внутри располагали колеблющийся от воздуха язычок. В такую трубу

достаточно было просто подать воздух, чтобы она зазвучала. Подача

воздуха изо рта музыканта, конечно, программировалась, чтобы получались

определенные сигналы трубы.

И сейчас в некоторых западноевропейских городах исправно несут

свою службу железные трубачи, сделанные столетия назад.


От перстня до кареты

В кинофильме «Вратарь» есть действующее лицо, не названное в тит­

рах. Это робот, сконструированный инженером Карасиком. Он очень похож

на человека — руки, ноги, голова, туловище. До сих пор при слове «робот»

нам видятся человекообразные машины, какими они и были на заре своего

появления. И только потом мы вспоминаем, что современные роботы совер­

шенно не похожи на людей. От них требуются определенные движения, и это

главное, а форма диктуется назначением робота и может быть самой раз­

ной.

Музыкальные мастера и механики тоже понимали, что главное в само­

играющем инструменте — музыка, но далеко не всегда ради нее стоит

конструировать сложную и трудоемкую механическую куклу в натуральную

величину. Шарманка тоже в некотором смысле робот, однако на человека

она не похожа вовсе. В механической музыке человекообразные автоматы

вообще остались исключением. А правило — это самоиграющие шкатулки,


Такие устройства применялись во многих самоиграющих инструментах. Программный ва­

лик вращается, штифты, укрепленные на его поверхности, задевают металлические язычки

и заставляют их звучать. А — штифт подошел к язычку вплотную. Б — штифт отклонил

язычок. В — язычок сорвался со штифта, начал колебаться и звучать.

187





табакерки, часы и другие предметы домашнего обихода. Таких предметов

двойного назначения производилось множество. С одной стороны, перед

вами шкатулка, в которой можно хранить разные мелочи, или табакерка

для табака, или часы, исправно показывающие время, а с другой — музы­

кальный инструмент. Иногда мастера ухитрялись вмонтировать крохотное

звучащее устройство даже в миниатюрный женский перстень. А иногда

озвучивали карету, чтобы не так скучно было в пути ее пассажирам.

При всем разнообразии таких музыкальных предметов основа механизма

сводится всего к четырем типам: это валик с ввинченными по его поверх­

ности штифтами, диск со штифтами, картонный круг с отверстиями и пер­

фолента. Да, та самая перфолента, которая нам кажется изобретением по­

следнего времени, поскольку работает она, например, в кодирующем

устройстве электронно-вычислительных машин, в современных фотонабор­

ных аппаратах типографий.

Программное устройство могло быть прямого или косвенного действия.

Например, при вращении валика штифты, расположенные на его поверхно­

сти, задевают металлические язычки и заставляют их звучать. Это прямое

действие. А в шарманке штифт оттягивает рычаг, связанный с клапаном,

клапан открывает отверстие трубы, в нее подается воздух. Это программное

устройство косвенного действия.

Другой пример. Под бумажной лентой с отверстиями создается давле­

ние воздуха, а над ней расположены трубы. Когда при движении ленты

отверстие в ней совпадает с отверстием трубы, раздается звук. Это прямое

действие. Но воздух может подаваться через отверстие в бумаге не в трубу,

а в пневматическое устройство, которое передает импульс дальше, на

молоточки струнного инструмента, например. Это будет косвенное действие.

Кроме металлических язычков и органных труб, которые были наиболее

распространены в механических музыкальных инструментах, звучали в них

колокольчики, колокола, струны и даже барабаны. Иногда инструменты де­

лались комбинированными, то есть в них сочетались различные звуча­

щие тела. Правда, в этом случае мастерам, весьма искусным в технике,

нередко изменял музыкальный вкус: инструменты получались не слишком

благозвучными.

Механизм нужно было привести в движение, и тут применялись раз­

ные способы. В шарманке, как мы знаем, требовалось крутить ручку. Были

инструменты с ножным приводом, как у швейной машины. Но чаще всего

использовались пружины.

Иногда они заводились автоматически: скажем, закрывая крышку

шкатулки, ее хозяин тем самым и заводил пружину. И когда крышка

открывалась, начинала звучать музыка.

Ну а проще всего было с музыкой в карете. Она едет, колеса крутятся, от

них и идет привод на инструмент.

Механический оркестр

Большинству самоиграющих инструментов были доступны лишь неслож­

ные мелодии. Но иногда мастера строили большие инструменты и пору­

чали им серьезные музыкальные произведения.

В Ленинградском' Эрмитаже хранится механический орган, построен­

ный петербургским мастером И. Штрассером в самом начале прошлого

188


века. Этот инструмент исполнял, например, сочинения Гайдна. Мастер не

удержался от шутки: во время исполнения музыки маленькая фигурка

Гайдна дирижировала органом. А чтобы орган был полезен и в промежут­

ках между игрой, в него были вмонтированы часы.

Такие инструменты (не обязательно с часами и фигурками дирижера)

назывались оркестрионами. Они действительно напоминали оркестр, так

как органные трубы разной формы и из разных материалов имитировали

звучание флейт, валторн, кларнетов и даже струнных инструментов. В 1817

году в Лондоне был построен оркестрион, в котором насчитывалось 1900

звучащих труб.

С виду простым, а на самом деле исключительно сложным элементом

таких инструментов был программный валик. Точнее, уже не валик, а боль­

шой цилиндр со множеством штифтов на поверхности. Составление

программ, то есть умение определенным образом расположить штифты,

считалось большим искусством, и на эту тему даже писались трактаты.

Опытные программисты записывали на цилиндрах произведения Мо­

царта, Россини, Вебера и других знаменитых композиторов.


Самоиграющее фортепиано

Все механические инструменты имели серьезный недостаток: звучание

их было лишено тонкостей и нюансов. Мастера все время искали способы

научить инструмент полноценно исполнять музыку.

Удалось этого добиться только в начале нашего века, и результат был

поразительным: фортепиано само воспроизводило игру известных музыкан­

тов, причем с тончайшими оттенками. Но к этому шли долгим путем. На

этом пути много вех, мы остановимся только у главных.

В конце восемнадцатого столетия было изобретено первое механиче­

ское пианино. Все тот же валик со штифтами через промежуточные детали

приводил в действие молоточки, ударяющие по струнам. Затем построили

механизм, с помощью которого любое фортепиано можно было заставить

играть автоматически. К клавиатуре подкатывалась на роликах приставка,

и ее механические пальцы нависали над клавишами. Программный валик

приставки приводил в движение пальцы, и те ударяли по клавишам.

В середине прошлого века валик в приставке заменили перфориро­

ванной лентой. Действовало такое устройство довольно просто. Когда

в какое-нибудь из отверстий ленты проходил воздух, он тотчас надувал ма­

ленькую подушечку. Надуваясь, подушечка воздействовала на толкатель,

и тот ударял по клавише. Были и другие конструкции приставки с лентой,

более хитроумные.

Приставки с лентами дали возможность автоматизировать запись

музыки. В программирующее устройство закладывалась лента, пока еще

не перфорированная, а за фортепиано садился музыкант. Во время игры

с каждым ударом по клавишам в ленте просекалось отверстие. Понятно,

что при таком способе запечатлевалась манера исполнения, и одна и та же

музыкальная пьеса, сыгранная разными исполнителями, программирова­

лась каждый раз хоть немного, да иначе.

Но все эти способы пока не позволяли избавиться от главного недо­

статка: воспроизводимая музыка лишалась нюансов исполнения, была на-


189


много беднее, чем «живая» игра. Многие мастера вообще прекратили вся­

кие попытки совершенствовать дальше механическое фортепиано.

И только изобретение, сделанное в 1904 году органным мастером Кар­

лом Бокишем и названное им «Вельте-миньон», до конца решило пробле­

му самоиграющего фортепиано. Сложное электропневматическое устройство

скрупулезно отмечало на ленте все нюансы исполнения, а затем лента тща­

тельно перфорировалась по этим пометкам, чтобы не пропали малейшие

оттенки. Автор книги «История фортепиано и его предшественников»

П. Н. Зимин свидетельствует, что воспроизведение музыки при помощи

этих аппаратов «настолько высокохудожественно, что создает полную иллю­

зию подлинного исполнения».

Вспомните, в год появления «Вельте-миньона» уже были фонограф,

граммофон и патефон. Однако им, сильно искажающим звучание, не

удалось сохранить музыку в первозданном виде. А уцелевшим «Вельте-

миньонам» удалось. Правда, только фортепианную, но и это бесценно.


Задолго до Эдисона

Теперь пришла пора выяснить принципиальную разницу между валиком

любого механического инструмента и валиком фонографа, между диском

со штифтами и диском граммофона, патефона, электрофона, между перфо­

рированной лентой и, скажем, лентой магнитофонной. На всех без исклю­

чения механических инструментах, простых и сложных, кодировались

лишь моменты извлечения звука, а сам звук воспроизводился вполне

традиционными, давними средствами — трубами, язычками, струнами. А на

валике фонографа, грампластинке и магнитофонной ленте записана физиче­

ская первооснова звука — колебания.

Записать звуковые колебания удалось задолго до Эдисона. В начале

прошлого века английский ученый Томас Юнг приклеил к камертону

тонкий волосок, подложил под кончик волоска покрытую слоем сажи

бумажную ленту и ударил по камертону. Колебания камертона переда­

лись волоску, и тот стал выписывать на движущейся бумажной ленте харак­

терную линию.

Примерно таким же способом и тоже в начале прошлого столетия запи­

сал звук и немецкий ученый Г. Шельхаммер. Только не от камертона, а от

колеблющейся деки музыкального инструмента.

В опытах Юнга и Шельхаммера колебания передавались прямо со звуча­

щего тела на пишущий волосок. А спустя полвека, в 1857 году, работник

типографии Французской Академии наук Леон Скотт прикрепил волосок

к тонкой мембране. Звуковые воздушные волны колебали мембрану, а воло­

сок делал свое дело — записывал звук. Система стала сложнее (источник

звука — колебания воздуха — колебания мембраны — колебания волоска —

запись), зато прибор Скотта уже не был жестко связан ни с камертоном,

ни с иным звучащим телом. Перед мембраной можно было говорить, петь,

играть — прибор добросовестно фиксировал эти звуки на бумаге.

Но вот беда — эту запись можно было наблюдать, изучать, оценивать,

но превращать ее снова в звуки было пока невозможно.

Заслуга Эдисона в том, что он ровно через тридцать лет после изобре­

тения Скотта сумел пустить процесс в обратном направлении, заменив


190


закопченную бумагу оловянной фольгой, а волосок — прочной иглой.

Колеблющаяся игла вырезала канавку в фольге, навернутой на валик.

Обратный процесс выглядел так: движущаяся волнистая канавка —

колебания иглы в ней — колебания мембраны — звуковые колебания воз­

духа — слышимый звук.

И тут вы можете судить сами. С одной стороны, Эдисон не начинал на

пустом месте. Он имел в своем распоряжении трехсотлетний опыт масте­

ров механических музыкальных инструментов и семидесятилетний опыт запи­

си звука на закопченной бумаге. Поэтому, наверное, несправедливо от­

считывать эпоху звукозаписи с Эдисона. С другой стороны, и недооценивать

появление фонографа нельзя. Это было действительно большое изобре­

тение, совершенно новая ступень в звукозаписи. И хотя фонограф, а затем

граммофон Эмиля Берлинера и патефон фирмы «Патэ» были несовер­

шенными (фортепиано, например, воспринималось как ксилофон, а шаля­

пинский бас как тенор), соперничество старых механических инструмен­

тов с этими новинками продолжалось каких-нибудь два-три десятка лет,

пока не стало ясно, что будущее все-таки за новой аппаратурой, позволя­

ющей записывать и воспроизводить сам звук, а значит, все что угодно —

от одинокой жалейки до симфонического оркестра.

Механические инструменты ушли в прошлое, но по крайней мере один

из них вы можете слышать хоть каждый день. Устроен он так же, как многие

другие его собратья: металлический цилиндр со штифтами, штифты упи­

раются в рычаги, от рычагов идут тросы... Вы догадались: москвичу доста­

точно прийти на Красную площадь, а жителям других городов и сел в опре­

деленный час нажать кнопку радиоприемника, чтобы услышать коло­

кольный перезвон кремлевских курантов.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


На протяжении всей книги мы с вами пользовались привычным слово­

сочетанием «музыкальный инструмент». Давайте попробуем выразиться ина­

ч е — инструмент музыки. Получилось вроде бы то же самое, и все-таки

появился новый оттенок: как бы ни были инструменты интересны сами

по себе, они создаются, совершенствуются и работают ради музыки.

Надеюсь, что после знакомства с миром инструментов музыки вы и са­

му музыку стали воспринимать хоть чуть-чуть богаче и полнее. Может

быть, вам захотелось поближе узнать другие ее жанры, на которые вы до

сих пор не обращали внимания. А может, кое-кто из вас подумал, что непло­

хо бы и самому научиться играть.

Собственно, это заключение к нашему долгому путешествию я и пишу

только ради того, чтобы дать совет: если действительно захотелось научить­

ся, не терзайтесь сомнениями, а беритесь за инструмент.

Знаю, что совет, брошенный вскользь, на ходу, редко воспринимается

всерьез, а в данном случае тем более, потому что вы можете немедленно

выдвинуть целых три возражения. Первое: уже поздно об этом думать,

надо было начинать раньше, лет в семь-восемь. Второе: музыка требует


191


времени, а его и так не хватает — школа, домашние задания, чтение, спорт,

да и родителям по хозяйству помогать надо.

И третье: нет слуха.

Казалось бы, только последней причины достаточно, чтобы отвергнуть

мой совет. Но, как говорится в сказках, «выслушай, потом казни».

Может быть, действительно поздно думать о скрипке, виолончели,

фортепиано. Ими трудно овладеть «между делом». Но есть инструменты

не столь привередливые. Не потому, что они заведомо хуже, просто другая

техника исполнения. Чтобы выразительно сыграть даже простенькую му­

зыкальную пьесу на скрипке, нужны годы труда, поэтому и начинают рано.

А баян или аккордеон, например, позволят вам начать и сейчас. Позволит

и гитара — не трень-брень, а по-настоящему. Конечно, и за эти инструменты

хорошо было бы взяться как можно раньше, но что поделаешь, если не по­

лучилось несколько лет назад.

Много ли времени потребует от вас музыка? Можно уложиться в пол­

часа в день. Но придется заниматься каждый день без выходных. Нет

в вашем районе музыкальных кружков — не беда, есть хорошие самоучи­

тели. Только нужно беспрекословно выполнять рекомендации, изложенные

в них. Например, не пытаться забегать вперед, пока не выучен твердо

нынешний урок. Первые результаты вы почувствуете очень скоро, и, если

они подбодрят вас, уже через год-другой вы будете играть. А там и самим

захочется идти дальше и дальше, браться за все более сложные вещи.

Я помню и главное ваше возражение — нет слуха. На это можно отве­

тить так: его и не будет, если не развивать.

Полное отсутствие музыкального слуха — явление столь же редкое, как

и абсолютный слух. У всякого нормального человека хоть какой-то

слух, да есть. Педагогика знает примеры, когда преподаватель музыки

набирал группу из тех ребят, которые отсеялись на вступительных экзаме­

нах в музыкальную школу как раз по причине недостаточного слуха, и до­

бивался удивительных результатов.

Так что слух у вас есть, надо только развить его. А как развивать,

если не взяться за инструмент?

Вот я и ответил, как мог, на ваши возражения. Но предвижу еще

одно, которое вы из деликатности не высказываете мне в лицо: совет, не

подкрепленный собственным опытом, ничего не стоит.

Первый свой инструмент я взял в руки в шестнадцать лет, четвер­

тый — в тридцать пять. Не стоит говорить о том, какие это инструменты:

зачем навязывать свои вкусы? Скажу только, что последний дорог мне

больше остальных, потому что дался труднее. И возраст был уже далеко

не юношеский, и профессия журналиста почти не оставляла свобод­

ного времени.

Не имеет значения и то, нравится ли кому-нибудь моя игра. Прежде

всего она помогает жить мне самому. Ведь я и вас не призываю непременно

стремиться к аудитории Музыка для себя — тут можно быть и эгоистом.

Если научитесь играть, поймете, каким другом может стать музыкаль­

ный инструмент. Он чувствует ваше настроение и плохо переносит разлуку.

Он умеет быть благодарным за заботу. Он остается верным до тех пор,

пока верны ему вы сами.


192


Содержание


От автора

Что такое музыкальный звук . . . .

Между контрафаготом и флейтой

Загадки тембра

Мгновение и бесконечность .

О силе звука

Портрет неизвестной

Еще не гитара

Уже не гитара

Что может гитара

Цена настоящей гитары . . . .

Единство противоречий . . . .

Немного истории

Ветви одного ствола

Играй, мой баян

Год рождения — 1822-й . . . .

Гармоника, гармошка, аккордеон,

баян

Кнопки и клавиши

А что внутри? '.

На разные голоса

Близкие родственники

Серебряные трубы

Почему труба звучит?

Как заставить трубу звучать . . .

Как играют н а трубах . . . .

Из чего делают трубы . . . .

В одной семье

И з глубины тысячелетий . . . .

Его величество орган

Взгляд из зрительного зала . . .

Машина или инструмент? . . .

Трубы, трубы, трубы

Машина

Система управления

Как строят органы

Экскурсия в орган

Сложности редкой профессии . .

Арифметика музыки


3

5


8

12

14

16

17

18

19

20

22

25

28

29


33

36

39

41

43

45


46

50

55

59

62

64


66

67

70

71

73

75

81

83


Клавикорд

Клавесин

Фортепиано

Д л я тех, кто не любит фортепиано

Как устроено фортепиано . .

Очень короткий эпилог . . . .

Тайна скрипки

Легенды

Опровержения

Предположения

В поисках скрипки . . . . . .

История скрипки

Альт, виолончель, контрабас . .

Потомки камня

Что как звучит

Барабаны и литавры . . . .

Ксилофон, вибрафон, челеста . .

Колокола

Несколько других ударных . . .

Народные инструменты

Гусли

Арфа

Зурна

Волынка

Тар

Органиструм

Голоса электричества

Два взгляда н а возраст . . . .

Три отряда

Телармониум

Орган Хаммонда

Терменвокс

Клавишные электронные . . .' .

Электрогитара . . . . . .

Синтезатор . . . . . . . . .

Сбывшееся и несбывшееся . . .

В стороне о т главного пути . . . .

Странные струнные

Наперекор традициям . . . .


98

102

106

109

111

114


115

119

120

122

124

126

127

128

131

135

138

140


145

150

151

152

153

156


158

159

160

162

165

167

170

172

173

174

178

Несколько загадок

Кое-что о каркасе

Подарок природы

Очень важное «почти» . . . .

Задолго до мажора и минора . . .

История черных клавиш . . . .

Что придумал Пифагор . . . .

Все равны!

Струны и клавиши


84

85

87

88

90

92

95

97

Человек-оркестр

Инструмент играет сам

Предыстория

«Прелестная Катарина»

Железные музыканты

От перстня до кареты

Механический оркестр

Самоиграющее фортепиано

Задолго до Эдисона


. . . .

. . . .

. . . .

. . .

180

183


185

186

187

188

189

190

Превращения

монохорда

. . . .

Заключение

191




оставить комментарий
страница9/10
Дата05.06.2012
Размер4,75 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх