Артиллерийская промышленность icon

Артиллерийская промышленность


Смотрите также:
Артиллерийская промышленность...
Программ а
Бюллетень новых поступлений 22 28 ноября 2004 г...
Бюллетень новых поступлений 15 21 ноября 2004 г...
Бюллетень новых поступлений 1 7 ноября 2004 г...
Обзор отрасли: кондитерская промышленность...
Учебно-методический комплекс дисциплины 151001 Промышленность и окружающая среда...
Программа дисциплины «Региональная промышленная политика» для направления 030200...
«Инвестиции в российскую автомобильную промышленность»...
И закономерности...
Ефрейтор доронин...
Реферат. Тема:,,Автомобильная промышленность Японии’’...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17



АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ


Царской России


Михайлов В. С.


Очерки по истории военной промышленности



Предисловие


До недавнего времени имя генерал-майора русской армии Вадима Сергеевича Михайлова было практически не известно исследователям истории военной промышленности России. Его профессиональная деятельность - инженера-технолога, артиллериста, специалиста по производству взрывчатых веществ, находилась в сфере, не подлежавшей широкому обсуждению. Что сегодня мы знаем об этом человеке? Он родился 26 апреля 1875 г. в Острожском уезде Волынской губернии (ныне - Ровенская область Республики Украина), в семье военного врача, погибшего в 1878 г. во время русско-турецкой войны. Воспитание получил на казенный счет во Владимирском Киевском кадетском корпусе, затем в 1892 г. поступил в Михаиловское артиллерийское училище, в 1900 г. - окончил Михайловскую артиллерийскую академию по первому разряду. После службы начальником мастерской Охтенского завода (1900-1909) Михайлов в качестве помощника начальника Самарского завода взрывчатых веществ принимал деятельное участие в создании этого важнейшего предприятия Главного артиллерийского управления (ГАУ). Накануне Первой мировой войны, в 1913 г., полковник Михайлов был переведен в Артиллерийский комитет ГАУ "для разработки технических вопросов Комиссией по взрывчатым веществам", членом которой он являлся с 1904 г. В 1907 г. В. С. Михайлов "с научной целью" командируется на 3 месяца в Германию, Францию, Италию, Австрию и Бельгию {1}.

В 1912-1915 гг. Михайлов руководил производственной и технической частью Самарского завода взрывчатых веществ, в 1915 г. - проектировал Нижегородский завод взрывчатых веществ {2}.

В апреле 1915 г. мощный взрыв на Охтенском заводе унес многие человеческие жизни и произвел значительные разрушения. Выдающийся русский химик В. Н. Ипатьев, участвовавший в расследовании катастрофы, рекомендовал председателю Особой комиссии по артиллерийским вопросам вел. кн. Сергею Михайловичу "...перевести весь высший заводской персонал на дру-

[3]

гую работу и назначить наиболее энергичных инженеров для постройки завода и для установления на нем надлежащего порядка. [...]

[...] Спросили меня, кого же назначить [...]. Я указал на моих способных учеников: на полковника В. Михайлова, как начальника, и на К. Андрющенко, как на его помощника" {3}. После восстановления завода в 1916 г. B.C. Михайлов был назначен начальником 2-го отдела технических артиллерийских заведений ГАУ, ведавшего военно-химическими заводами {4}. Одним из первых документов, подготовленных Михайловым на этом посту, была записка о необходимости постройки нового казенного порохового завода.

В октябре 1917 г. Всероссийская конференция представителей заводов единогласно избрала временным директором-распорядителем бюро съезда начальника 2-го отдела технических артиллерийских заведений генерал-майора Михайлова. В декабре съезд подготовил записку, подписанную Михайловым, с предложениями о реформе высшего управления артиллерийскими заводами. В январе 1918 г. Михайлов отчитывался о работе бюро. 22 ноября 1918 г. им было направлено письмо в ГАУ о порядке демобилизации заводов артиллерийского ведомства.

Сотрудники Главного управления избрали бывшего генерала своим начальником {5}. На этой должности он пробыл с 29 апреля по 24 декабря 1918 г.

Согласно мандату, подписанному чрезвычайным уполномоченным Совета труда и обороны по снабжению Красной Армии и Флота А. И. Рыковым 30 июня 1920 г.: "Члену коллегии Совета военной промышленности тов. Михайлову [...] предоставляется право по должности обследования и осмотра всех фабрик, заводов, учреждений и складов на территории РСФСР, выполняющих военные заказы и довольствующих Красную Армию и Флот". Всем ответственным лицам предписывалось "оказывать тов. Михайлову всяческое содействие" {6}.

[4]

В 1919 г. он становиться директором-распорядителем Центрального правления артиллерийских заводов. В 1919-1921 гг. В. С. Михайлов - член Совета военной промышленности и одновременно член Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной Армии.

В октябре 1921 г. состоялся 1-й Всероссийский съезд инженеров, работающих в военной промышленности. В 1922 г. Главное управление военной промышленности издало труды этого форума. В составе Организационного бюро и редакционной комиссии, "выполнивших всю тяжелую работу по созыву съезда и изданию трудов" были: председателем - В. С. Михайлов, членами - С. Н. Банков, Н. Г. Высочанский, В. Л. Дымман и другие. Открыл съезд председатель ВСНХ и Совета военной промышленности П. А. Богданов. Михайлов был избран председателем съезда. Он выступил с докладом о работе Оргбюро и организации военной промышленности.

С мая 1922 г. В. С. Михайлов стал консультантом и членом совета Центрального государственного научно-технического института, в 1923 г. был назначен помощником начальника Главного управления военной промышленности с заведованием всей технической частью ГУВП (с 8 мая 1924 г. его должность именовалась "начальник технического производственного управления). В том же году он вошел в состав правления Комитета по цветным металлам. Приказом по ВСНХ от 9 июня 1924 г. на В. С. Михайлова было возложено общее руководство и наблюдение за работой Научно-технического совета ВСНХ и непосредственное руководство производственными отделами. Очевидно, что Вадим Сергеевич Михайлов принадлежал к числу тех специалистов, которые при крутых политических переменах ставили своей целью сохранить дееспособность отечественной промышленности, не допустить ее развала.

В середине 20-х годов прошлого века в отечественной военной промышленности остро ощущался дефицит квалифицированных кадров. Позднее, уже "подследственный" Михайлов, объясняя в каких условиях приходилось работать, говорил: "В вопросах о штатах ВСНХ занимал жесткую позицию, "которую одолеть нельзя". Нагрузка "падает" на десяток инженеров, которые работают, сколько позволяют силы. Я лично, помимо общего руководства делом, несу наряду с ними и чисто работу инженера-функционера по целому ряду дел и вопросов: ...ни один

[5]

проект не рассматривается без моего личного участия в качестве помощника начальника Главного управления военной промышленности Высшего совета народного хозяйства СССР" {7}.

Опыт, накопленный за многолетнюю работу в военной промышленности, в том числе в ходе Первой мировой войны, Михайлов стремился передать коллегам. С этой целью он взялся за подготовку очерка об истории военной промышленности России, что оказалось совсем непростым делом: в архивохранилищах лишь начиналась обработка соответствующих материалов. Значительный пласт документов находился в делопроизводстве Верховной следственной комиссии, расследовавшей причины провала снабжения армии во время Первой мировой войны, главным образом в период 1914-1915 гг. {8} Результаты работы комиссии освещены в известных трудах А. А. Маниковского и Е. 3. Барсукова {9}.

Для своего исследования Михайлов использовал личные контакты с руководящим составом заводов. Он сумел собрать богатейший материал из заводских архивов, который стал основой для уникального научного труда под названием "Очерки по истории военной промышленности" под грифом "Секретно. Использовать только для военно-научных работ и служебных целей".

В предисловии к "Очеркам..." Михайлов выразил искреннюю благодарность управляющим военными заводами и их помощникам, которые по его просьбе организовали в архивах подбор материалов по намеченной им программе. Благодаря их дружеской помощи он получил ценные сведения о многих заводах, которые нельзя было собрать в центре. В своей работе автор использовал источники, многие из которых до нашего времени не сохранились. Таким образом его труд в свою очередь стал уникальным историческим источником. К сожалению, размноженную в нескольких пронумерованных экземплярах книгу изъяли даже из ведомственного обращения после ареста автора в мае 1928 г. по обвинению в контрреволюционном заговоре.

[6]

Несмотря на официальные знаки доверия властей, положение бывшего царского генерала не могло быть прочным. "Бывшие люди" постоянно находились под подозрением, руководством страны целенаправленно проводился курс на "коммунизацию" государственного аппарата, что способствовало развитию в его среде карьеризма и интриганства. "В центральных органах военной промышленности военные инженеры являются предметом травли как "вредная каста". Травля ведется группой сотрудников уже давно и особенно острые формы приняла в последние два года, - констатировал Михайлов в своих показаниях - в записке от 3 ноября 1928 г. начальнику Особого отдела РККА Я. К. Ольскому, - мотив - "бывшие генералы......и т. п." [...].

Среди военного инженерства травля, о которой идет речь, вызывала всегда подавленность, и мне не раз приходилось слышать желание уйти из военной промышленности от нескольких инженеров. [...] Эта травля несет в себе большую опасность. Военная промышленность без военных инженеров не может работать, так же, как текстильная - без текстильщиков, даже более - текстильщики - взаимозаменяемые, а военные инженеры разделяются по специальностям. На гражданских инженерах военная промышленность не пойдет...". Несмотря на то, что военная промышленность остро нуждалась в опытных специалистах, последние при малейшем подозрении в нелояльности или доносе завистника подвергались репрессиям. Доносы на В. С. Михайлова накапливались...

До определенного времени его спасала подчеркнутая лояльность к советской власти. По мнению непосредственного начальника А. Ф. Толоконцева, бывший генерал "...мог казаться весьма советски настроенным: он безоговорочно выступал с докладами на ряде собраний, на партактивах и принимал к руководству и исполнению деловую критику. Он был в числе первых инженеров и техников военной промышленности, отмежевавшихся от шахтинцев и специально выступивших с заявлением в печати"2. Для Михайлова, который к тому времени занимал должность помощника начальника Главного военно-промышленного управления ВСНХ, был членом коллегии и заведовал всей технической частью ГВПУ, "пробил час", когда партийному руководству потребовалось снять вину за очевидные неудачи в развитии промышленности. Следуя этим указаниям, ОГПУ выяв-

[7]

ляло "вредителей" во всех отраслях отечественной экономики. B.C. Михайлову Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) назначило ведущую роль в сценарии "вредительского заговора" бывших русских офицеров, якобы, разрушавших советскую военную промышленность.

О раскрытии контрреволюционного заговора бывших генералов, "захвативших" управление военной промышленностью, генеральному секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину ОГПУ докладывало еще 9 мая 1928 г. 12 мая Сталин разослал записку Е. Г. Ягоды членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с требованием "обратить серьезнейшее внимание" на материалы о деятельности группы специалистов по военной промышленности: "Дело очень серьезное и спешное, и придется, должно быть, рассмотреть его на ближайшем заседании Политбюро". Тогда же в Реввоенсовет поступает информация от М. Н. Тухачевского.

В ночь на 15 мая 1928 г. последовал арест. 31 мая В. С. Михайлову было предъявлено обвинение "в подрыве государственной промышленности", отражавшее необъективное представление высшего руководства страны о возможностях развития советской промышленности (индустриализации). Иначе - Михайлову и его сотрудникам вменялось в вину, что они сознательно занижали ее потенциал, чтобы требовать непосильные для государства ассигнования.

Арестам подверглись многие высококвалифицированные специалисты военной промышленности. "Я не знаю точно, кто арестован, - показывал на следствии В. С. Михайлов 3 ноября 1928 г., - но известные мне арестованные составляют число 1/3 военных инженеров ВПУ и трестов, а по удельному весу (стаж, знания) не менее - 50 %".

Михайлов не сознавался во "вредительстве" до марта 1929 г. В первые месяцы своего пребывания в Бутырской тюрьме он отвечал на допросы резко отрицательно, отметая все предъявленные обвинения. "...Я решительно отрицаю обвинение меня в организации группы инженеров с целью вредить военной промышленности. Равно отрицаю малейшее зловредительство мое персональное... Отношение к советской власти у меня не пас-

[8]

сивно-лояльное, а вполне сочувственное. Такое отношение я доказал своей активной поддержкой советской власти и десятилетней ответственной и тяжелой работой по созданию и развитию военной промышленности..." Михайлов не однажды апеллировал к Я. К. Ольскому, в котором, вероятно, видел человека, не верившего в заговор, и сострадавшего трагическому положению подследственных. Он не ошибался: позднее Ольскому и ряду его коллег было предъявлено обвинение в том, что они "...распространяли среди работников ОГПУ совершенно не соответствующие действительности разлагающие слухи о том, что дело о вредительстве в военном ведомстве является "дутым" делом, и своими "разговорами и шушуканьями" расшатывали железную дисциплину среди работников ОГПУ" {10}.

В конце концов, Вадим Сергеевич был сломлен физически и морально, 21 марта 1929 г. он "с полной чистосердечностью" подписал требуемое признание. На его основании ОГПУ составило докладную записку партийному руководству по следственному делу о контрреволюционной деятельности в военной промышленности, с пометой - "Ввиду того, что аресты ряда лиц еще не произведены - просьбы хранить особо секретно". 18 июля Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело вопрос "О контрреволюционной организации в военной промышленности" и постановило предрешить расстрел ее руководителей, который "отложить до нового решения ЦК "О моменте расстрела"". Решение было принято 25 октября, 29-го приговор судебного заседания Коллегии ОГПУ был приведен в исполнение {11}.

В ноябре об этом узнал находившийся в служебной заграничной командировке В. Н. Ипатьев: "Перед самым отбытием из Японии я прочел в газетах, что казнены: В. С. Михайлов, В. Л. Дымман, В. Н. Деханов, Н. Г. Высочанский, а пятую фамилию3 не могу вспомнить (он был экспертом по ружьям)..." {12}.

Несмотря на требование из Москвы вернуться, Ипатьев решил остаться за границей.

В. С. Михайлова реабилитировали в мае 1990 г.

[9]

До настоящего времени исследователи практически не имели возможности ознакомиться с публикуемым трудом "Очерки по истории военной промышленности", так как считалось, что он утрачен безвозвратно. Однако в процессе выявления документов для серии сборников документов по истории оборонно-промышленного комплекса России и СССР был обнаружен уцелевший экземпляр этой уникальной работы, отличительными чертами которой являются деловитость и объективность в освещении темы, чего, на наш взгляд, не хватало предшественникам В. С. Михайлова и их последователям систематичность и стройность в изложении материала, придающие этой работе статус справочного пособия. Задача настоящего издания, в частности введение "Очерков..." В. С. Михайлова в научный оборот. Помимо всего прочего к этому нас обязывает моральный долг и память о выдающемся русском военном инженере.

[10]



{1}РГАЭ. Ф. 2097. Оп. 8. Д. 1524. Л. 1.

{2}РГВИА. Ф. 504. Оп. 37. Д. 554. Л. 280.

{3}Ипатьев В.Н. Жизнь одного химика: Воспоминания. Н.-Й., 1945. Т. 1. С. 400..

{4}РГВИА. Ф. 505. Оп. 2. Д. 49.

{5}РГВИА. Ф. 505. Оп. 2. Д. 23.

{6}РГАЭ. Ф. 2097. Оп. 8. Д. 308а. Л. 218.

{7}ЦА ФСБ России. Д. Р-39678. Т. 1. Ч. 3. Л. 7-14 об.

{8}^ РГВИА. Ф. 962.

{9}Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. М., 1937; Барсуков Е. 3. Работа промышленности на боевое снабжение русской армии в мировую войну. М., 1928; Русская артиллерия в мировую войну. М., 1938.

{10}Сувениров О. Ф. Трагедия РККА (1937-1938). М., б. г. Я. К. Ольский был расстрелян 27.11.1937 и реабилитирован 19.11.1955 г.

{11}Пятым был инженер Н.В. Шульга (Прим. сост.).

{12}Ипатьев В. Н. Указ. соч. С. 583; сообщение для печати было принято Политбюро ЦК ВКП(б) 21.10.1929.




^ ОТ АВТОРА


В настоящих "Очерках" дан краткий обзор состояния и работы военной промышленности за истекшие 30-35 лет.

Этот период времени богат событиями, на фоне которых особенно рельефно вырисовываются некоторые существенные черты природы военно-промышленною дела, скрытые от глаз в обыденной обстановке. Эти события — перевооружение армии, две войны, революция, мобилизация и демобилизация военных производств, эвакуация крупного военно-промышленного центра и др.

Ввиду сказанного, приведенный в "Очерках" материал, помимо исторического интереса, не лишен значительной практической ценности. Ретроспективный обзор и критическая оценка цифр и фактов, освещающих работу военной промышленности в прошлом, дают много полезных выводов и указаний, которые должны быть использованы теперь при разработке промышленно-мобилизационных вопросов.

Цифровой и фактический материал, который представилось возможным собрать для составления "Очерков", далеко не равноценен в отдельных его частях в отношении полноты и детальности. По одним вопросам он изобильно богат, по другим скуден и отрывочен, а по некоторым и вовсе отсутствует. Пополнить недостающее в короткий срок, данный для выпуска настоящей книги, не представилось возможным, так как заводские архивы в большинстве еще не приведены в порядок и разыскать в них нужные данные часто невозможно.

При такой неоднородности и неполноте материалов наиболее удобной формой изложения являются "Очерки". Эта литературная форма дает свободу в распоряжении общим планом книги и не требует строгой уравновешенности отдельных ее частей.

"Очерки" написаны в максимальной мере кратко и сжато ввиду необходимости уложиться в определенный объем книги. Благодаря этому пришлось оставить неиспользованным много интересного материала. Но и при этих условиях первоначально намеченная программа не могла уместиться в одной книге, и более им менее подробный обзор деятельности военной промышленности можно было довести лишь до 1918 г., начала гражданской войны. Из последующего периода времени

[88]

кратко отмечены лишь главные организационные этапы строительства военно-промышленного дела на новых началах. Более подробный обзор этого периода предположено дать в следующей книге "Очерков", если обстоятельства позволят продолжить составление их.

Приношу большую благодарность управляющим военными заводами и их помощникам, которые по моей просьбе организовали в заводских архивах подбор материалов по намеченной мною программе. Благодаря их дружеской помощи я о многих заводах получил ценные сведения, которых в центре собрать было нельзя.

[89]




^ ЗАВОДЫ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В 1914 Г.


К началу мировой войны военная промышленность располагала по основным артиллерийским производствам следующими заводами:


I. Заводы военного ведомства:

  • Оружейные: Тульский, Сестрорецкий и Ижевский.

  • Патронные: Петербургский и Луганский.

  • Трубочные: Петербургский и Самарский.

  • Орудийные: Петербургский.

  • Арсеналы I разряда: Петербургский, Киевский и Брянский.

  • Арсеналы II разряда: Варшавский, Тифлисский и Хабаровский.

  • Пороховые: Охтенский, Казанский и Шостенский.

  • Взрывчатых веществ: Охтенский и Самарский.


II. Заводы морского ведомства:

  • Обуховский сталеделательный (орудия, лафеты, снаряды и оптические приборы).

  • Ижорский (орудийные гильзы, броня).


III. Заводы горного ведомства:

  • Пермский (орудия, лафеты, снаряды).

  • Златоустовский (холодное оружие и снаряды).

  • Олонецкий (снаряды).

  • Верхнетуринский (снаряды).

  • Воткинский (снаряды).

  • Кушвинский (снаряды).

  • Каменский (снаряды).

  • Саткинский (снаряды).

  • Баранчинский (снаряды).


IV. Заводы частновладельческие:

  • Путиловский (орудия, лафеты, снаряды, артиллерийский обоз).

  • Тульский патронный (оружейные патроны, оружейные гильзы).

  • Петербургский (снаряды, лафеты, броневые машины для крепостей).

  • О-ва Барановского (орудийные гильзы и дистанционные трубки).

  • Брянский машиностроительный (лафеты, снаряды, артиллерийский обоз).

[90]

  • Сормовский паровозостроительный (снаряды, щиты, артиллерийский обоз).

  • Лильпоп-Рау (снаряды).

  • Рудзкого (снаряды).

  • Коломенский машиностроительный (снаряды, артиллерийский обоз).

  • Русское общество для выделки снарядов в Петербурге (снаряды).

  • Лесснера (снаряды, орудийные замки).

  • Русское общество для выделки и продажи пороха (Шлиссельбург) (порох и взрывчатые вещества).

  • Завод Герца (военная оптика).

  • Гельсингфорсский (снаряды, артиллерийский обоз).

  • Абоский (снаряды, артиллерийский обоз).


В этом списке не упомянут ряд заводов, которые готовили артиллерийский обоз, амуницию, инструмент и пр.

Необходимо указать, что личный состав хозяйственных отделений ГАУ — порохового, оружейного, патронного и др., где разрешались важнейшие и крупнейшие финансово-экономические и хозяйственные вопросы военных заводов, — комплектовался почти сплошь из бывших строевых офицеров, не имевших никогда и никакого отношения к заводскому делу. Исключение составляли лишь начальники отделений, назначавшиеся из военных инженеров, иногда имевших заводский стаж. Но во время войны и эти должности стали замещаться лицами без надлежащего ценза, образовательного или практического. Необходимо констатировать, что некоторые отдельные начальствующие лица ГАУ хорошо понимали заводское дело и болели за него душой. Но вся сложная бюрократическая система управления заводами лишала их всякой возможности проявить полезную инициативу.

Заводы I группы, принадлежавшие военному ведомству, до мировой войны имели чисто военный характер, так как единственной специальностью их были артиллерийские изделия и никаких производств гражданского характера они не имели, за самым незначительным исключением.

Заводы остальных групп, морские, горные и частновладельческие, носили смешанный характер, так как наряду с военными производствами вели разнообразные гражданские производства, причем последние в большинстве заводов значительно преобладали по своему объему.

[91]

Из приведенного перечня видно, что основным ядром артиллерийской промышленности в период, предшествовавший мировой войне, являлась группа заводов военного ведомства. Эта группа охватывала весь цикл главнейших военных производств, причем в отношении некоторых, а именно: оружейного, пулеметного, снаряжательного, она занимала монопольное положение. В большинстве остальных производств, как-то: патронное, трубочное, пороховое, взрывчатых веществ, — заводы военного ведомства занимали также доминирующее положение по своей производственной мощности. И только орудийное, снарядное и оптическое дело главную свою базу имели в заводах морских, горных и частных.

В дальнейших главах даны краткие очерки истории и деятельности главнейших заводов военной промышленности, упомянутых в приведенном выше перечне. В этот перечень не вошли заводы, основанные во время мировой войны и после нее. О них будет сказано в своем месте.

В годы, предшествовавшие мировой войне, организационное устройство заводов военного ведомства и порядок управления ими определялись "Положением о технических артиллерийских заведениях", опубликованным в приказе по военному ведомству в декабре 1908 года. Основы устройства и управления в этом Положении излагаются следующим образом.

"В общем порядке управления техническими артиллерийскими заведениями различаются три части: техническая, хозяйственная и командная.

К технической части относятся производство работ по изготовлению изделий и испытанию готовых предметов, вещей и материалов и заведование всеми механизмами, станками, инструментами и техническими приспособлениями".

"К хозяйственной части относятся заготовление, прием и отпуск вещей и материалов, хранение их, заведование всем имуществом, не принадлежащим к технической части, а равно и строительными работами, и общий надзор за исправным состоянием всех зданий и сооружений.

К командной части относится заведование личным составом и вообще предметами, ни до одной из вышеупомянутых частей не относящимися.

По всем упомянутым частям технические артиллерийские заведения состоят в непосредственном подчинении Главного артиллерийского управления, подчиняясь в отношении общего

[92]

порядка военной службы также и начальнику артиллерии военного округа, в котором расположены.

Начальник Главного артиллерийского управления заведует техническими артиллерийскими заведениями при посредстве особого заведующего означенными заведениями.

Заведующий ТАЗ подчинен непосредственно начальнику ГАУ и обязан облегчать его в занятиях по вопросам, относящимся до технической деятельности заводов, касаясь других отраслей деятельности их постолько, посколько таковые имеют соприкосновение с технической деятельностью".

Нельзя сказать, чтобы приведенные выше формулы с достаточной полнотой и ясностью определяли организационные взаимоотношения между ГАУ и заводами.

Прежде всего звание "Зав[едующий] ТАЗ" ни в какой мере не отвечало объему функций и прав, ему присвоенных. Как видно из положений, Зав. ТАЗ ведал заводами только в техническом отношении. Следовательно, власть его по отношению к заводам была неполна и однобока.

Что касается хозяйственной части, то в этом отношении заводы были подчинены непосредственно Хозяйственным отделам ГАУ в лице их отделений — оружейного, патронного, порохового и др. Эти отделы были независимы от Зав. ТАЗ.

В административном отношении и по рабочим вопросам заводы имели в ГАУ еще одно начальство — его Административный отдел.

Таким образом, имелась налицо соподчиненность заводов, по функциональному признаку, одновременно нескольким независимым друг от друга органам ГАУ.

Строя такую систему управления военными заводами, законодатель не указал точно, кто же должен согласовывать деятельность всех перечисленных органов в повседневной их работе по руководству заводами.

Приведенное выше указание, что "начальник ГАУ заведует Техническими артиллерийскими заведениями при посредстве заведующих означенными заведениями", — вопроса не разрешало. Сам начальник ГАУ, само собой разумеется, на себя это согласование брать не мог. На нем лежало лишь высшее директивное руководство.

Таким образом, фактически в ГАУ не было лица или органа, который осуществлял бы единство власти, воли и ответственности в руководстве работой группы военных заводов, столь сложной по устройству и ответственной по задачам. Власть была

[93]

распылена между отдельными многочисленными органами, действовавшими самостоятельно.

Описанная структура управления таким промышленным объединением, как группа военных заводов, весьма самобытна и вряд ли имеет прецеденты в истории промышленности русской или иностранной. К этому нужно добавить, что перечисленные органы ГАУ, ведавшие заводами, по своему личному составу и методам работы носили типичный административно-канцелярский характер.

Строго казенный и канцелярский дух устройства и управления заводами, нисходя сверху, проникал глубоко в толщу самих заводов и там находил яркое отражение в административном их устройстве и в организации заводского хозяйства.

Заводы имели полувоенное устройство. Весь командный состав состоял на действительной военной службе. Исключение допускалось для небольшого числа низших командных должностей. Служащие носили военные чины, присвоенные офицерам и гражданским чиновникам военного ведомства.

Служебное движение совершалось строго в порядке старшинства. Низший технический персонал (техники и мастера), младшие служащие, конторские и счетные, мастеровые и рабочие несли службу в заводах по вольному найму и подчинялись специальному Положению о службе вольнонаемных мастеровых и рабочих в Технических артиллерийских заведениях.

Хозяйственная часть в военных заводах была построена на началах жестокого формализма, мертвой канцелярщины и шаблона, в корне противоречащих духу живого заводского дела и самым элементарным принципам заводской экономики.

В противовес сказанному, на заводах военного ведомства на высоком уровне стояла техника военных производств.

Все указанные стороны устройства и деятельности заводов военного ведомства будут более подробно освещены в своем месте.

[94]




^ ОРУЖЕЙНЫЕ ЗАВОДЫ



Тульский оружейный завод


Тула является родиной оружейного дела. Здесь в 1599 г. правительством поселены были, в количестве 30 человек, первые русские оружейники, называвшиеся тогда "самопальными

[94]

мастерами". Они были обязаны поставлять в казну "пищали", за что им были даны по "обельной грамоте" особые права. Число оружейников постепенно росло, и они стали образовывать отдельные оружейные общины и цеха, выделывающие то или другое оружие либо отдельные части его.

В 1632 г. голландский купец Винниус с разрешения правительства основал близ Тулы железоделательный завод для изготовления ядер и пушек. Вскоре, в 1652 г., также около Тулы, у дер. Ченцово голландцами Акемой и Марселиусом был выстроен другой завод — для изготовления разного оружия. Строители этих заводов выписали из-за границы литейщиков, молотобойцев, оружейников и других специалистов в количестве до 600 человек.

За право построить заводы Винниус, Акема и Марселиус обязались обучать заводскому делу коренных русских мастеровых, в числе их и тульских оружейников.

Сословие тульских оружейников в 1700 г. насчитывало уже более 1000 человек. Оружейники изготовляли оружие, частью у себя на дому, частью в небольших мастерских, которые организованы были отдельными цехами оружейников. Помимо оружейного дела они занимались и другими мастерствами, таким путем и возникли в Туле известные самоварные, скобяные и другие фабрики.

Независимо от приглашения иностранцев в Россию, при Петре I было признано необходимым отправлять русских людей за границу для обучения оружейному и артиллерийскому делу.

Постоянные войны, которые вел Петр I, требовали большого количества оружия, и в его царствование тульских оружейников обязали поставлять до 15 000 ружей в год. Но и этого не хватало, и приходилось часто прибегать к заказам за границей.

Для развития оружейного дела Петр I переселил, между прочим, 30 семей тульских мастеров в Устюжну и 70 — в Олонецкие заводы.

В 1695 г. русским кузнецом Никитой Демидовым Онуфриевым был основан частный оружейный завод. В 1705 г. был устроен первый "Казенный оружейный двор", где собрано было для работы до 800 человек оружейных мастеров.

В 1712 г. Петр I приказал приступить к постройке на р. Упе вододействующей казенной оружейной фабрики, которая и по-

[95]

служила основанием нынешнему Тульскому заводу. Фабрика была пущена в действие в 1714 году.

В 1720 г. на заводе работало уже до 1200 оружейников.

Сословие оружейников непрерывно росло. В середине XIX столетия их насчитывали с семьями до 20 000 человек. Они работали в заводе и на дому, готовя всякое оружие как для казны, так и для частной продажи. Заводские оружейники делились на цеха — замочный, приборный, ложевой, белого оружия и др. Цеха имели выборных старост, сотенных и др. должностных лиц, а также свой суд для разбора домашних дел. По уголовным делам они подсудны были военному суду, а по общественным — своему цеховому. Сословие оружейников пользовалось различными льготами. Они жили на особо отведенных земельных участках, освобождались от рекрутского набора, постоя, оброков, получали в кредит строительные материалы и продовольствие, а также пользовались денежными ссудами.

Сословие оружейников было упразднено в 1867 году. Они освобождены были от обязательств по отношению к казенным заводам. Земли, занятые оружейниками, оставлены были им в собственность, с них сложены были долги, а прослужившие в заводе не менее 20 лет пожизненно освобождались от рекрутского набора и податей. В Тульском заводе и посейчас работают много потомков первых тульских оружейников.

Подобно Туле, сословие оружейников образовалось в начале XVIII ст. в Сестрорецке, а позднее — в Ижеве.

Во время длительных войн с Наполеоном мощность этих заводов оказалась совершенно недостаточной и их приказано было расширить. Независимо от этого, в 1807 г. предпринята была постройка третьего завода, Ижевского, мощностью до 70 000 ружей в год.

В 1812 г. правительство обязало тульских оружейников сдавать 13 000 ружей ежемесячно, из коих 7000 должен был сдавать завод, 3000 — вольные мастера и 3000 — переделанных и ремонтированных старых.

Тем не менее армия терпела постоянный недостаток в ружьях, который пополнялся ружьями иностранного происхождения. В 1814 г. Англия передала России значительное количество своих ружей. Таким же образом поступили на вооружение француз-

[96]

ские ружья, взятые при разгроме французской армии, и шведские — после завоевания Финляндии.

И в дальнейшем оружейные заводы неизменно отставали в своей мощности от потребностей армии и заграничные заказы хронически повторялись.

В 1831 г. в Англии было заказало 100 000 ружей по цене 30 руб. 50 коп. за штуку. Заказ был выполнен неисправно и Артиллерийский департамент потерпел убыток около 1 000 000 рублей.

При перевооружении 6-лин. винтовками они в громадном количестве были заказаны на фабриках в Германии и Бельгии.

То же происходило при вооружении армии 4,2-лин. винтовками Бердана, которые заказывались в Америке на заводе Кольта и в Англии в Бирмингаме.

Такая же картина имеет в прошлом место и относительно револьверов и пистолетов.

Наконец, при перевооружении 3-лин. винтовками обр. 1891 г. громадный заказ на 500 000 винтовок был передан заводу Шательро на сумму 12 000 000 рублей.

Установка производства 3-лин. винтовки на Тульском заводе началась в 1890 г. и длилась 1890, 1891 и 1892 годы. Она протекала примерно в той же обстановке, что и на Сестрорецком. Валовая подача винтовок началась только в 1893 году, то есть на четвертый год от начала установки производства. У высшего военного начальства этот срок вызывал бесконечные нарекания на заводы, обвинения в бездействии и постоянные ревизии производства.

Установка производства шла при участии и инструктаже французского оружейного завода Шательро, который прислал своих мастеров по производству, инструментальщиков и станки.

Десятилетие 1890—1900 гг. прошло для Тульского завода, как и других оружейных заводов, при усиленной загрузке и напряженной работе, так как этот период совпадал с перевооружением армии.

С началом нового столетия намечается довольно резкое снижение производственных программ. К этому времени армия была снабжена новым оружием и были сделаны надлежащие мобилизационные его запасы. За четыре года, 1900—1903, объем заказов Тульскому заводу уменьшился ровно в шесть раз.

[97]

Годы

Винтовки

Револьверы

1900

150.000

53.200

1901

80.000

54.500

1902

55.000

53.500

1903

25.000

6.700

Само собой разумеется, что резкое сокращение заказов весьма болезненно отозвалось на заводе, тем более что в этот период вся промышленность переживала тяжелый кризис. Жестокая безработица в Туле, возникшая в связи с сокращением работы оружейного завода, заставила администрацию завода поднять вопрос о насаждении в заводе производств гражданского характера, и в первую очередь охотничьих ружей




оставить комментарий
страница1/17
Дата30.05.2012
Размер4.8 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх